header
Вверх страницы

Вниз страницы

О сериалах и не только

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » О сериалах и не только » Книги по мотивам сериалов и фильмов » Мариелена/Marielena (сериал) Испания, Мексика


Мариелена/Marielena (сериал) Испания, Мексика

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Аннотация

Роман «Мариелена» написан по одноименному телесериалу, героиня которого родилась в открытом море и была названа в честь корабля, спасшего ее вместе с родителями.
Такое необычное начало стало предвестием сложной судьбы Мариелены: полюбив женатого человека, она испытала множество мук и унижений. Но и в бурных водоворотах жизни ее неизменно поддерживала вера в любовь, способная одолеть любые преграды.

http://s4.uploads.ru/t/Nuger.jpg

Скачать книгу можно здесь:Электронная библиотека LIB.MN: Книги скачать бесплатно

Отредактировано Samal N N (16-07-2013 20:31:50)

0

2

Глава 1

Прошло много лет после того страшного, рокового сентябрьского дня 1966 года, а Фуча не забывала возносить благодарения Пресвятой Деве Марии, пославшей ей того нищего мальчугана на Гаванской набережной, из-за которого она на несколько минут опоздала к месту назначенной ей Рикардо встречи. Эта задержка спасла жизнь и ей самой, и ее друзьям, соратникам по борьбе против режима диктатора, захватившего в стране власть…

Этот мальчишка ныл и канючил, жалобно гримасничая. Фуча, нервы которой и без того были на пределе, накричала на него. Он расплакался, и слезы, выражавшие неподдельное горе маленького существа, тронули Фучу. Она принялась лихорадочно обшаривать сумку, отыскивая мелкую монету.

Мальчишка вырвал деньги из ее рук и помчался, присвистывая, по набережной, а Фуча, слегка удивившись мгновенной перемене его настроения, свернула в переулок к дому, к которому уже подходил Рикардо. Фуча хотела окликнуть его, как вдруг увидела нескольких солдат, выскочивших из дома напротив. Один из них уже крепко держал Рикардо за локоть.

— В чем дело? — услышала она голос Рикардо.

— Ты — Рикардо Нуньес, — произнес тот, — мы хотим, чтобы ты сказал нам, где находятся Исабель Перес и некий Хуан…

Дальнейшее произошло в считанные секунды… Рикардо, не раздумывая, ударил головой в живот подошедшего к нему офицера, рванулся из рук державшего его солдата и понесся по переулку со скоростью метеора.

Солдат, упав на колено, вскинул ружье и выстрелил, почти не целясь. Хлопок выстрела слился с криком Рикардс Фуча видела, как он упал на землю… К нему устремились солдаты. До нее донеслись крики:

— Зачем ты его убил, болван!.. Ну, быстро обыщи этого типа… Ага!

Последнее удовлетворенное восклицание Фуча не могла не отнести к листку бумаги, который солдат достал из кармана убитого Рикардо и протянул офицеру. По-видимому, это был адрес. Адрес Исабель…

Офицер что-то негромко скомандовал, и через полминуты в переулок въехала машина, в которую повскакивали солдаты. Офицер сел впереди, тронул водителя за плечо, и машина помчалась вверх по переулку.

Ноги Фучи как будто приросли к месту. Видение ново оборудованных пыточных подвалов, из которых еще никто не возвратился живым, было очень ярким, но она сумела справиться с оцепенением.

Как безумная, она помчалась к дому, в котором укрылись Хуан, — это была подпольная кличка Энрике, — и его жена Кармела, ее подруга, бывшая на сносях.

Ворвавшись к Кармеле, она в двух словах обрисовала ситуацию. Солдаты, должно быть, уже схватили Исабель Перес. Исабель не выдержит пыток и расскажет об убежище Энрике — Хуана и Кармелы. Надо бежать к Тео, там сейчас и Энрике.

— Хорошо, — сказала Кармела, — иди, я кое-что возьму и пойду туда следом.

— Торопись, — настойчиво проговорила Фуча. Когда подруга ушла, Кармела стала быстро собираться, но вдруг бросила это занятие и застыла: она услышала шум подъехавшей машины:.. Не теряя ни секунды Кармела выскочила в сад. Это вряд ли могло спасти ее от гибели: в саду стояло несколько пальм да росли магнолии — нигде не спрячешься. И все же она, сжав руками свой огромный живот, укрылась в тени пальмовых ветвей… Она видела: неотвратимо, как смерть, к ней приближается солдат. Он шел прямо на нее. Кармела приподнялась. Глаза их встретились. Не отрывая глаз от онемевшей от ужаса беременной женщины, солдат слегка усмехнулся.

— Ну что там? — послышался из дома нетерпеливый начальственный голос.

Кармела молитвенно сложила ладони. Так же пристально глядя ей в глаза, солдат крикнул:

— В саду никого нет! Пусто!

…Выслушав сбивчивый рассказ Кармелы, Тео решительно произнес;

— Сегодня же нам надо бежать. Другого выхода нет. Пепин, мой зять, достал лодку. Фуча, собирай в путь нашего сына…

Энрике покачал головой:

— Вы спасайтесь. А я останусь. Кармела не может ехать в таком состоянии.

Кармела, никогда не противоречившая своему мужу, на этот раз подала голос:

— Я предпочитаю смерть этому аду. Мы отправляемся в путь.

…Не успела лодка немного отплыть от берега, как на пустынном пляже появилось несколько бегущих к воде людей. Тео завел мотор, и лодка понеслась по морской глади. Прогремели выстрелы, и послышался голос:

— Передайте по рации, что наблюдаем нелегальный уход через сектор четыре. Пусть вышлют катер для задержания!

…Над морем нависла мрачная ночь. Свинцовые тучи скрыли звезды. Волны раскачивали лодку. Бензин кончился: очевидно, зять Тео, Пепин, не успел или не смог пополнить его запасы.

Кармела ощутила боль приближающихся схваток; Фуча первая заметила ее состояние. Не теряя самообладания, она стала отдавать команды. Кармелу уложили на постеленное на дне лодки одеяло. Тео с сыном и Энрике, сходивший с ума от тревоги, перебрались на корму.

— Тужься, — приказала Кармеле Фуча. — Тужься. Еще! Еще!

…Спустя полтора часа Кармела, измученная, очнулась от перенесенных страданий и слабым голосом спросила:

— Кто?

— Девочка, девочка родилась у нас, — сжал ей руку Энрике. — Наша дочь…

— Наша дочь, — мечтательно повторила Кармела. — Наша дочь родилась свободной.

Но тут она услышала, как вскрикнул вдруг Тео, указывая куда-то в сторону горизонта, над которым медленно поднималось солнце.

— Судно, — обреченно произнес Энрике. — Они нас захватят.

Прошло несколько минут, томительных и страшных. Беглецы никак не могли различить, какого цвета флаг развевается на судне, направлявшемся явно в их сторону. И вдруг новый порыв ветра раздул флаг, как парус: это было американское судно. Все, кто был в лодке, закричали: «Ура!» Они уже могли разглядеть людей, приветствовавших их с судна. Они были спасены!

— «Мариелена», — прочитал название судна Тео.

Кармела взяла из рук Фучи крохотный сверток и приподняла его над головой — Я назову тебя Мариеленой, — торжественно сказала она. — И пусть это имя тебе, родившейся посреди пучины морской, принесет счастье!.

Мариелена распахнула окно. Свежий ветерок, ворвавшийся в комнату, донес благоухание цветов из маленького садика их соседки Эсперансы, хозяйки небольшого магазинчика и матери ее подруги Челы.

Мариелена осторожно оглянулась на еще спящую глубоким сном сестру Иоли. Завтра у Иоли знаменательный день — она выходит замуж за Альфредо, директора фирмы по распространению игрушек. Иоланда сделает блестящую партию, в этом нет сомнений: Альфредо красив, честен, благороден и любит свою невесту без памяти. После бракосочетания они отправятся в путешествие. Иоли не придется думать о работе в отличие от нее, Мариелены, которая даже сейчас, когда полным ходом идут предсвадебные приготовления, занята мыслями о хорошем месте… Мариелена с блеском закончила секретарские курсы. Но теперь, даже имея на руках диплом с отличием, так трудно отыскать подходящее место! А оно ей так необходимо! Если у нее будет работа, она сумеет обеспечить достойное существование всей семье, так рано оставшейся без хозяина… Бедная мама, сколько сил ей понадобилось, чтобы одной поставить на ноги детей, троих девочек и сына… Больше всего Мариелене хотелось помочь брату. Кике окончил Высшую школу, мечтал поступить в университет, но ему пришлось пожертвовать своей мечтой чтобы внести свою лепту в более-менее сносное существование семьи: он нанялся на работу в химчистку. Если только Мариелене повезет она немедленно положит конец этому и уговорит брата, такого способного, работящего, поступать в университет… Мариелена снова посмотрела на разметавшуюся в кровати Иоли… Все надеялись, что первой, как и положено, выйдет замуж она. Мариелена, но Хавьер, сын ее крестной Фучи, хотел как следует встать на ноги, приобрести хорошую врачебную практику, а уж потом обзаводиться семьей. Мариелена слегка улыбнулась. Скорее всего, и самая младшая ее сестра, Мече, опередит ее так же, как и Иоли, — : она обожает своего жениха Леона, брата Хавьера, и уверена, что будет с ним очень счастлива. Что касается Мариелены, то она не разделяла уверенности сестры: Леон слишком уж поверхностный, легкомысленный, не то что Хавьер, любит удовольствия, а главное, как сумасшедший ревнует ее сестру к каждому встречному. Но Мече это нравится. Когда их мать Кармела начинает высказывать сомнения относительно Леона, Мече сердится. Мать считает, что нельзя без причины ревновать невесту. Это признак недоверия, к которому Мече никогда не подавала никакого повода: Кармела воспитала дочерей и сына в строгих правилах, и Леону, надо сказать, это по душе, он только частенько подшучивает над Кике, считая того чересчур старомодным и целомудренным. Мариелене эти шуточки не нравятся; непонятно ей и то, почему Леон все откладывает свадьбу, ссылаясь на своего отца Тео, у которого он работает, и дела которого в магазине пока не слишком хороши…

Мариелена подошла к зеркалу. На нее смотрела большеглазая красивая девушка… Любая на ее месте была бы счастлива увидеть такое отражение в зеркале и гордилась бы своей красотой. Любая, но не Мариелена. Она не привыкла витать в облаках, отдаваться грезам, как ее подруга Чела… А вот, кстати, и она! Сделав знак Челе, чтобы она не разбудила все еще безмятежно спящую Иоли, Мариелена поспешила за подругой на кухню. Матери дома уже не было, наверное, она пошла к своему духовнику, отцу Иларио, чтобы поговорить с ним о предстоящей свадьбе и помолиться вместе с ним о том, чтобы Бог послал ее старшей дочери хорошую работу.

Чела вся светилась от радости: она была влюблена. Она только и говорила о своем кумире, как он прекрасен, как обожает ее, как им чудесно вместе.

— Но отчего ты не скажешь моей крестной о том, что у тебя появился жених? — выразила свое недоумение Мариелена, выслушав ее. — Ведь в нет ничего плохого!

— Что ты! — замахала руками Чела. — Мама с ума сойдет, узнав правду о наших отношениях. Ведь мы мы уже были вместе…

— Ты хочешь сказать, что у вас уже произошло то, что происходит между мужем и женой? — испуганно спросила Мариелена.

Сияя глазами, Чела кивнула и закружилась по комнате.

— Но… Чела… как ты могла! — вырвалось у Мариелены. — У девушки должны быть принципы! Боже мой, прятаться с любимым по углам, скрываться от людей, от родной матери! Не иметь права всем открыто сказать: вот мой любимый, отец моих будущих детей! О Чела, я этого не понимаю!

— Еще поймешь! — загадочно возразила Чела. — Поймешь в тот день, когда встретишь своего кумира… И тогда ты отдашь ему все, чего он только ни потребует…

Андрёас Пеньяранда, банкир и политический деятель последнее время стремительно набиравший силу и вес среди различных слоев общества, разыскал своего шурина Луиса Фелипе, одного из управляющих преуспевающего рекламного агентства, в маленьком кафе, в котором тот обычно обедал вместе со своей любовницей Сандрой.

Андреас удивлялся, как это Луис Фелипе умудряется совмещать свою любимую работу, которой он отдавался, казалось, целиком, без остатка, с этими вечными приключениями с женщинами…

Клаудиа, жена Луиса Фелипе, смотрела на интрижки мужа сквозь пальцы. Она была старше его на четырнадцать лет и поэтому вынуждала себя кое-что терпеть. Сейчас Клаудиа отправилась в путешествие, и Луис Фелипе, похоже, забыл, что у него есть жена.

Сандра недовольно посмотрела на Андреаса, когда тот приблизился к их столику. Но Луис Фелипе, чувствуя, что у шурина есть к нему какой-то серьезный разговор, спровадил девушку, нежно с ней распрощавшись. Как он и ожидал, шурин повел речь о рекламе для своей будущей политической карьеры.

— Завтра же займусь этим, пообещал Луис Фелипе, — будь спокоен. Скажи, что дома…

— Дома, — пробормотал Андреас. — Все то же… Летисия пристает с упреками, что я не уделяю ей должного внимания. Дочерью и сыном она не хочет заниматься, а между тем и Мелиссе и Энди необходима материнская поддержка…

— И отцовская, заметил Луис Фелипе.

— Я занят работой и общественной деятельностью… Мне нужно решить целый ряд проблем. Летисия этого не понимает. Семья, дети — это все прекрасно, но не может же человек заниматься только своими близкими!..

— Не знаю, — вздохнул Луис Фелипе. — Дети. Я тебе очень завидую. Ты не ценишь того, что имеешь, Андреас.

Летисия Пеньяранда проснулась во втором часу дня и, как всегда, в дурном расположении духа. После снотворного, без которого она в последнее время не могла уснуть, раскалывалась голова. Мария, старая служанка, дожидавшаяся ее пробуждения, внесла в спальню, поднос, на котором стоял стакан с водой и завтрак. Летисия выпила таблетку от головной боли, а от завтрака Отказалась.

— Прошу вас, сеньора поешьте, — мягко уговаривала ее Мария.

— Я не голодна, — отозвалась Летисия и снова в полном изнеможении откинулась на подушки.

— Мария, — удрученно покачав головой, унесла завтрак.

… Мария — единственная душа на свете, которая испытывает к ней сострадание. Все остальные в доме ее, Летисию, в грош не ставят. Андреас вечно занят своими банковскими делами, скачками и устройством политической карьеры. Всякий раз, когда она пытается высказать ему свои претензии, что он совершенно не занимается детьми, пренебрегает ею, Летисией, и вообще семейным очагом, Андреас принимает рассеянный вид или раздраженно бросает:

— Да займи и ты себя чем-нибудь! Уделяй больше времени детям! Веди активный образ жизни!

Летисия не понимала, что кроется за этой расплывчатой формулировкой. Какой-такой активный образ жизни подразумевает Андреас? Тот, что ведут обе ее старшие сестры, Ольга и Клаудиа, ей не подходит. Ольга помешана на удовольствиях, на молодых мужчинах, спортивных занятиях. Она ценит свою свободу, вот почему, неоднократно побывав замужем, решила, что ей это не подходит… Клаудиа помешалась на желании омолодиться, чтобы удержать своего мужа Луиса Фелипе. Она даже избавилась от беременности, обставив все таким образом, будто попала в какую-то аварию и в результате ее лишилась ребенка, чьего появления на свете так жаждал Луис Фелипе. После аборта она узнала, что больше не сможет иметь детей…

Дети… И в самом деле, какая от них радость? Летисия вздохнула. Мелисса, заканчивающая колледж, и Энди, учащийся в Бостонском университете, ее-не любили. Энди, приезжая на каникулы, только и знал что вытягивать деньги на удовольствия. Вчера утром пришла информация о его кредитной карточке… Он истратил огромную сумму денег, очевидно, на дискотеках. Конечно, они богаты, но дело не в расходах, а в том, что Энди учеба явно не впрок. Когда она попыталась объясниться с сыном, он отмахнулся от матери как от назойливой мухи.

Мелисса тоже ведет себя не лучшим образом. Нет, ее нельзя упрекнуть в том, что она ленива: в учебе дочь проявляет даже слишком большое рвение. Но дух критиканства, овладевший ею, разрушает девочку. Все-то она презирает: работу отца, который занят исключительно тем, что делает деньги, его знакомых, которые тоже сходят с ума по деньгам, вообще богатых, вообще «все это прогнившее общество», родственные связи… В ее устах слово «деньги» звучит как ругательство, а между тем себе она ни в чем не отказывает: живет в достатке пользуется всеми преимуществами своего положения в этом самом «прогнившем обществе»… И конечно, почти откровенно смеется над своей несчастной матерью, считая ее эгоисткой и истеричкой, которая только мается от безделья;.. Никто, никто не видит в ней живого человека, страдающую душу. О Господи, чем так жить, лучше вообще не жить, а спать, спать.

Дневной свет раздражал Летисию. Приказав Марии задернуть плотнее шторы, она снова погрузилась в спасительный сон…

Мариелена возвращалась домой из цветочного магазина с корзинкой, полной цветов.

Эти маленькие изящные букетики должны были украсить свадебный стол ее сестры Иоли. Погруженная в свои размышления о предстоящих ей поисках работы, Мариелена не заметила, как из-за угла вылетела машина и понеслась прямо на нее.

Перепуганная девушка выронила из рук корзинку с цветами… Взвизгнули тормоза, и маши на остановилась прямо перед ней. Водитель открыл дверцу.

— Черт возьми, вы чуть не сбили меня, — возмущенно произнесла Мариелена, глядя на рассылавшиеся по асфальту испорченные цветы.

— С вами все в порядке? — смущенно спросил водитель.

Мариелена взглянула на него — и слова замерли у нее на устах.

Перед ней стоял высокий темноволосый мужчина. Лицо его с карими ласковыми глазами наплывало на Мариелену как какое-то странное видение: ей показалось, смолк шум улицы, чуть померк солнечный свет и над ней, как две звезды, взошли эти неотвратимо плывущие прямо в сердце глаза.

Усилием воли Мариелена стряхнула с себя наваждение.

— Из-за вас пропали цветы! — она сама удивилась звучанию собственного голоса, резкого и вызывающего.

Мужчина сокрушенно, покачал головой.

— Я заплачу вам за ваши цветы, — он с готовностью засунул руку в карман, — но Мариелена остановила его.

— А вам не приходит в голову, что следует извиниться?.. Уезжайте, сеньор уезжайте!

— Ну, примите мои извинения, — с легким оттенком досады молвил мужчина. — Может, вас подвезти?

Благодарю, — холодна отозвалась Мариелена. — Уезжайте.

Машина медленно тронулась с места, а Мариелена стала поднимать уцелевшие букетики. В ушах ее звучал голос Челы: — Придет день, когда ты встретишь своего кумира. И тогда ты отдашь ему все, чего он только ни потребует…

0

3

Глава 2

Мелисса и Энди в ожидании завтрака сидели в саду. Развалившись в шезлонге, Мелисса разглагольствовала: как ей опротивела семья, в которой все держится на сплошном притворстве. Отец занят только своей работой, мама в ожидании его, как призрак, бродит по комнатам с кислой миной, в доме постоянно пахнет валерианой и еще какой-то гадостью, но все должны делать вид, что происходящее — в порядке вещей.

— Тебе хорошо, — оживленно жестикулируя, продолжала Мелисса, — ты уехал учиться в Бостон только приезжаешь на каникулы…

— И ты уезжай, — лениво посоветовал Энди. Мысли его были заняты другим. Вчера он еле выкрутиться из одной переделки. Полицейские отпустили его только после того, как он назвал имя своего отца. Оно для блюстителей закона звучало весьма внушительно. Дело в том, что у Энди подходил к концу запас зелья. Он посетовал на это своему приятелю Тато.

— Сейчас это сложно, — стал мяться Тато. Энди знал, что он себе просто цену набивает, и принялся уговаривать Тато.

— Хорошо, — наконец сдался Тато. — Прихвати монеты, я сведу тебя с одним типом.

«Типа» они нашли в занюханном баре на окраине, где собирался всякий сброд. Его звали Чико. Тато прежде рассказывал Энди об этом бесшабашном парне, торговце марихуаной, но, когда Энди увидел его воочию, ему стало не по себе: уж очень странная ухмылка скользнула по губам Чико, когда Тато представил ему своего приятеля. Странная, неприятная. Потом тот снова улыбнулся, и улыбка эта была похожа на оскал.

— Денежки, — не слушая объяснений Тато, бросил Чико.

— Покажи товар, — едва выдерживая взгляд холодных глаз Чико, произнес Энди.

— Денежки, — тоном выше повторил Чико. Энди бросил ему через стол несколько купюр.

Тут-то и нагрянула полиция. Мгновёние и Энди заломили руки.

— Где твои сообщники? — орали ему полицейские.

И Тито, и Чико уже и след простыл. Как им удалось ускользнуть, — в суматохе Энди не заметил. Поспешно обыскав его, один из полицейских сказал: — Этот парень чист.

— Я тут случайно, — завопил Энди, — я студент Бостонского университета.

— Вот и пошли с нами, студент, — ответили ему.

— Но я ничего такого не сделал! — отбивался Энди.

— С тобой только что был один тип, которого мы ищем, торговец «травкой»!

Энди сообразил, что дела плохи, и быстро заговорил:

— Но я его не знаю… Повторяю, я здесь случайно. Мой отец — Андреас Пеньяранда.

Полицейские переглянулись.

— Что же делает здесь сын такого почтенного человека? — произнес один из них.

— Ничего, просто зашел снять девочку на ночь, — уже более развязным тоном сообщил Энди. — Разве это преступление?..

— Сын такого уважаемого сеньора мог бы отыскать место получше этого..

С этим Энди согласился. Он торжественно поклялся больше никогда не показываться в этом вонючем баре, и его отпустили…

К брату и сестре приблизилась Сулейма, хорошенькая мулатка, недавно появившаяся в доме, крестница Марии. Энди, слегка заигрывал с ней, и Сулейме, судя по всему, это нравилось. Взяв сок с подноса, Энди слегка приобнял девушку.

— Принеси мне еще стакан, — многозначительно улыбаясь, сказал он. — И вообще, побудь поблизости. Может, мне еще кое-что потребуется.

— Энди, фу! — воскликнула Мелисса. — Заигрывать со служанкой!

— А служаночка — ничего, — отхлебнув сока, с видом знатока сказал Энди.

…Мария, видевшая эту сцену из окна кухни, обрушилась на Сулейму с упреками:

— Не вздумай иметь дело с молодым сеньором! Быстро же ты тут освоилась! Уже и глазками постреливает! Смотри, отправлю тебя обратно.

Слова эти как бы отрезвили девушку.

— О нет, крестная, ради Бога! Они меня убьют! Они на все способны. Я боюсь, они меня и здесь достанут.

Мария смягчилась:

— Ничего не бойся. Никто здесь тебя не тронет. Но помни, что я сказала, — держись подальше от Энди.

— Хорошо, крестная, — вздохнув, сказала Сулейма.

Свадьба Ноли не могла поразить приглашенных своей роскошью, но в ней ощущалось главное, то, что делает это знаменательное событие таким прекрасным, — неподдельное счастье жениха и невесты.

Когда Ноли в своем пышном, воздушном, белом платье в сопровождении подруг и сестер, также одетых в белое, появилась в церкви, убранной цветами и разноцветными шелковыми лентами, по толпе пронесся вздох восхищения.

Отец Иларио прочитал над новобрачными все необходимые молитвы. По завершении обряда Иоли и Альфредо обменялись клятвами в верной любви до конца дней своих.

Мариелена была слегка задумчива. Ей все вспоминался тот мужчина с необыкновенными глазами… Придя домой после своего случайного приключения, она в самом смешном ключе рассказала о нем сестрам и своей матери Кармеле, но самой ей вовсе не было смешно… С грустью она думала о том, что больше никогда не увидит того человека…

— Скоро и ты с Хавьером так же, как Иоли с Альфредо, войдешь в церковь, — шепнула ей Мече.

После венчания свадебный кортеж направился к дому Муньосов.

Свадьбу решили отмечать в доме невесты оттого, что в жилище жениха не было хозяйки: мать Альфредо, жена дона Руфино, ресторанного скрипача, давно умерла.

Когда Иоли и Альфредо начали встречаться, между доном Руфино и Кармелой сразу установились доверительные отношения. В какой-то степе ни они были залогом того, что и молодые будут жить хорошо.

— Ах, Кармела, все было прекрасно, — сказала соседке Исперанса. — Поздравляю тебя! Скоро, наверно, и моя Чела покинет меня…

— А у нее есть жених? — поинтересовалась Кармела.

— Официально нет, но звонит много парней, — неопределенно отозвалась Эсперанса.

— Кармела, — воскликнула Фуча, сидящая за свадебным столом по правую руку жениха, — ты помнишь, дорогая, того мальчишку с Гаванской набережной, который спас нас всех!

— Ну вот, пошли воспоминания! — воскликнула насмешница Мече.

— Мне кажется, вырез твоего платья несколько глубок, — высказал наконец Мече ее жених Леон мысль, которая не давала ему покоя во время совершения свадебной церемонии. — Тебе, как моей невесте, не следует одеваться так легкомысленно!

— Смотрите, он опять ревнует, — подал голос Тео, отец Леона и Хавьера, — ну, Мече, и характер у твоего жениха!

— Мне нравится, — прижимаясь к Леону, сказала Мече.

— А куда отправятся молодые? — спросила Сесилия, секретарь Альфредо, считающая себя членом его семьи.

— Они будут путешествовать на корабле, — ответила ей Мариелена.

— Тебе грустно расставаться с сестрой? — участливо спросила Сесилия.

— Ах, это все равно должно было произойти, — отозвалась Мариелена. — Я озабочена другим: мне надо искать работу. Сесилия немного помолчала.

— Кажется, я сумею тебе помочь, — наконец сказала она. — В офисе этажом ниже требуется секретарша. Сеньор Сандоваль не так давно лишился своей преданной Лауры. Она ушла по болезни. Он очень хороший человек, я замолвлю за тебя словечко. Приходи завтра к десяти утра, хорошо?

— О да! — радостно сказала Мариелена.

…Поздно вечером гости и родные проводили молодых на корабль. Кармела давала дочери последние наставления:

— Главное, люби своего мужа. Не бойся отдавать. Чем больше отдаешь, тем больше приобретаешь. Ну, храни тебя Господь, любимая…

…Иоли и Альфредо стояли на палубе. Лайнер медленно плыл вдоль берега, по которому гурьбой шли провожающие, помахивая платками и-шляпами.

— О, скорее бы ваша дочь подарила мне внуков! — сказал Кармеле дон Руфино.

— За этим дело не станет, — заверила его Кармела. — Я понесла сразу же, в медовый месяц…

— Дай Бог, дай Бог, — пробормотал дон Руфино.

Поутру дремотную тишину в доме Андреаса Пеньяранды прорезал веселый и бодрый возглас:

— Летисия! Поднимайся с постели! Это я, твоя любимая старшая сестра Ольга!

По существу, этот дом был также и домом Ольги. Сестры Бруасель — Ольга, Летисия и Клаудиа — когда-то приобрели огромный особняк с тремя ра ными входами в свое полное владение: часть дома теперь занимала Ольга, часть — Клаудиа с Луисом Фелипе, а в большей части особняка проживала семья Летисии.

Улыбающаяся Мария с готовностью провела Ольгу в комнату сестры. Ольга подбежала к окну и отдернула занавески:

— Долой этот мрак! Да здравствует солнце!

— Сеньора, чего-нибудь прохладительного? — предложила Мария.

— Милая, ты же знаешь, я не употребляю ничего целебного и натурального… Никаких соков!. Принеси много льда и виски!

— Когда ты приехала, Ольга? — с трудом разлепив глаза, спросила Летисия. Веки после снотворного были налиты свинцовой тяжестью.

— Только что! А ты почему еще в постели?

— Ты же знаешь, я больной человек, — сонным голосом отозвалась Летисия.

— Больной и несчастный — не одно и то же, — немедленно отреагировала Ольга. — Болеешь оттого, что несчастна. Именно так выразился бы мой последний муж, психиатр!

— Как провела время? — без всякого интереса спросила Летисия.

У Ольги всегда все было прекрасно.

— О, Нью-Йорк — волнующий город! Обожаю толпу, шум, мелькание лиц…

— Завидую тебе, — без воодушевления отозвалась Летисия. — Я уже сто лет не путешествовала… Мария, пусть Сулейма принесет мне мои порошки…

— Вот если бы ты поменьше принимала лекарств, а побольше путешествовала! — отозвалась Ольга.

— Да, но я не могу оставить детей, — слабо защищалась Летисия.

— Да уж конечно! Дети уже большие! Скажи лучше, что ты не в силах броситься очертя голову в приключения одна, без Андреаса!

— Андреас все больше отдаляется от меня, — вздохнула Летисия. — Занялся политикой!

— Что он в ней смыслит! — фыркнула Ольга. — Нет, честное слово, женщина не должна выходить замуж! Замужество — это ловушка! Оно превращает независимую красавицу в рабыню!

— И самое страшное, — продолжала Летисия, — это мое одиночество. Дети тоже не радуют. Мелисса меня открыто ненавидит. Энди занят дискотеками и тратой денег в кругу своих приятелей, сливок общества…

— Он хочет расслабиться после учебы! — тут же поддержала племянника Ольга. — И это нормально… Как поживает второй мой зять, этот красавчик?

— Прекрасно, — пожала плечами Летисия. — Луис Фелиле — единственный человек, который жалеет меня и в то же время находит общий язык.

— Что-то Клаудиа слишком долго путешествует! — многозначительно произнесла Ольга. — Как бы чего не случилось в ее отсутствие…

— Она знает, что Луис Фелипе не променяет ее ни на одну манекенщицу или фотомодель, — отозвалась Летисия. — Это все легкие интрижки.

— На ее месте я бы не была так уверена, — сказала Ольга, залпом осушив стакан виски. — Девушка, а ты кто? — спросила она неслышно вошедшую Сулейму.

— Это крестница Марии… Ты принесла порошки? Давай сюда, — Летисия села на постели.

— Кстати, скажи садовнику, чтобы побелил забор! — вспомнила Ольга. — Кто-то нацарапал там три огромные шестерки, знак сатаны…

Стакан с водой выпал из рук Сулеймы. Порошки рассыпались по полу.

— Какая неосторожная, — стала выговаривать ей Летисия. — Подотри пол и принеси мне еще порошки… Да что с тобой?!

Сулейма, уставившись в пол, дрожала, как в лихорадке. Лицо ее исказила гримаса ужаса.

— Что с тобой? — нетерпеливо повторила Летисия. — Ступай же!

Сулейма, сделав над собой усилие, повиновалась.

Мариелена была по натуре очень спокойной, уравновешенной девушкой, ее не так-то легко было вывести себя, по сейчас она не находила себе места от негодования.

Стрелка часов уже подползала к полудню, а это сеньор Сандоваль как будто занял у себя в кабинете глухую оборону против нее Мариелены. Она ходила взад-вперед по приемной и уже думала о том, что скажет ему и какими словами примется убеждать Сандоваля дать ей это место. Ей хотелось одного: выкрикнуть ему в лицо, какой он невоспитанный человек, и уйти, хлопнув дверью.

Несколько раз прибегала Сесилия, чтобы ободрить я успокоить Марне лену. Она утовари-вала ее подождать: у Сандоваля совладелец офиса Урбано Гонсалес, вероятно, у них серьезное совещание.

Наконец, важного вида пожилой сеньор вышел из кабинета Сандоваля, скользнув по Мариелене заинтересованным взглядом, и она, овладев собой, вошла к Сандовалю.

Вошла — и замерла на пороге. За столом сидел тот самый господин, который на своей машине вчера чуть не сбил ее!

Луис Фелше разговаривал по телефону с Сандрой. Эта девушка стала высказывать ему все больше и больше претензий. Слишком часто звонила на работу, требуя, чтобы Луис Фелипе назначил ей встречу всячески показывая, что имеет на него какие-то особые права, ревновала. Это уже сало надоедать Луису Фелипе.

— Хорошо, дорогая, вечером встретимся, — утомленный ее напором, сказал Луис Фелипе и обернулся к посетительнице.

Он слегка оторопел, увидев перед собой вчерашнюю девушку, под впечатлением встречи с которой провел весь вечер.

— А-а, — протянул он. — Это вы? Это вас мне рекомендовала Сесилия?

Мариелена кивнула и села на предложенный Сандовалем стул.

— Вы прежде работали?

— Да, я была секретарем в приемной у одного юриста, служащей в магазине, кассиршей в супермаркете, лифтершей. — перечисляла все свои должности Мариелена, — и еще…

— Должно быть, это скучно, — перебил ее Сандоваль.

— Что именно?

— Работать лифтершей. Вниз-вверх, вниз-вверх.

— Да, — достаточно монотонно… Но мне надо было закончить курсы исполнительного секретаря, а за учебу приходилось платить, — объяснила Мариелена.

— Этого мало, сеньорита. Нужен опыт, мне необходим человек с опытом! Со мной много лет проработала моя секретарша Лаура, и она прекрасно исполняла свои обязанности. Мне не приходилось постоянно вводить ее в курс дела. С вами же у меня возникнут проблемы… Поэтому…

Мариелена почувствовала, что она во что бы то ни стало обязана убедить этого человека взять ее на работу. Семья рассчитывает на ее жалованье. Нет — она не должна уйти отсюда с пустыми руками.

— Умоляю вас, сеньор, выслушайте меня, — горячо заговорила она. — Я занималась ночами, изучая это дело… Вложила в него всю душу! Мне нужен опыт, но я все схватываю на лету, я быстро вникну в тонкости работы! Все равно вам кто-то нужен! Так не гоните же меня, дайте мне шанс!

Луис Фелипе помолчал. Горячая мольба девушки тронула его. Он подумал, что наверняка она из бедного семейства, раз так жаждет найти работу… Да и трудно было остаться бесчувственным к этим прекрасным, огромным глазам. Где ты, Лаура, мысленно вздохнул Луис Фелипе.

— Хорошо, — сказал он, — согласен. Место ваше. Жду вас завтра ровно в восемь утра.

— Благодарю вас, я не опоздаю, — заверила его Мариелена.

Леон, жених Мече, поставил задачу сделать из будущего шурина Кике настоящего мужчину. С этой целью он потащил его к Тельме, владелице ночного бара в их квартале.

— Ты пойми, — убеждал он Кике, — нельзя в этом деле оставаться неучем. Твоя жена тебе этого не простит. И Мече мне тоже бы не простила… Кроме того, мужчины иногда просто обязаны не много расслабиться.

В зале у Тельмы уже сидело несколько девушек то и дело поглядывавших в их сторону.

— Скажи, которая тебе нравится?

— Хозяйка очень любезна, — неуверенно сказал Кике.

— Тельма не в счет. Она этим уже не занимается… Вот кстати… Чуэна! — окликнул он девушку, только что вошедшую в зал со стаканом коктейля в руке. — Ты не могла бы обслужить новенького?

Чуэна вразвалку приблизилась к ним и взъерошила Кике волосы.

— Почему нет, красавчик?

И она увела за собой неуверенно сопротивляющегося Кике.

В узкой комнате, обставленной с намеком на роскошь, было душно! Девушка, к великому смущению Кике, тут же стала раздеваться.

— Не надо, не надо, — застенчиво сказал ей Кике, отворачиваясь.

— А, ты любишь в одежде? Нет проблем, — согласилась девушка. — Сними только туфли. А парашют у тебя с собой?

— Парашют? — не понял Кике.

— Ну да, презерватив… Если нет, я дам тебе, у меня есть…

Покраснев, Кике выскочил из комнаты… По дороге домой он объяснял Леону:

— Ты пойми, я так не могу… События должны развиваться постепенно. Надо находиться в красивом месте, с человеком, который тебе нравится, и все делать с ним по любви, а не из-за денег.

Леон присвистнул:

— Чего захотел! Ну ты и странный тип! Как мне заставить тебя утратить твою невинность, ума не приложу… Ну ладно, что-нибудь придумаем…

На этом они расстались.

Кике отправился домой, чувствуя себя по срамленным и в то же время гордым оттого, что не стал ложиться с первой попавшейся женщиной. Дома стоял радостный гвалт: Мариелена получила работу. Кике тоже поздравил ее, но ему сейчас, после того грязного места, было тяжело находиться рядом со своими родными. Ему захотелось просто дружеского участия, и он поспешил к Тете, сестренке Челы, которую подтягивал по математике.

Тете очень обрадовалась ему.

— Спасибо, что пришел, а то я кое-что не могу решить… Но что с тобой случилось? Отчего у тебя такое лицо?

— Тете, — дрожащим голосом начал Кике, — а что ты обо мне думаешь? Ты не считаешь меня странным?

— Нет, — удивленно молвила Тете.

— Но ведь я не такой, как другие… Я не люблю выпивку, ненавижу насилие… Все не очень любят учиться, а я обожаю сидеть за книгами.

— Что же в этом плохого?

— Ну… просто… это не совсем нормально. Так кое-кто считает. А ты как думаешь. Тете?

— Я восхищаюсь тобой, — от души желая утешить его, сказала Тете.

— И… как мужчиной?

— Мужчиной? Об этом я не думала, — растерянно молвила Тете. — Просто как человеком. Разве этого недостаточно?

— Не знаю, — вздохнул Кике.

0

4

Глава 3

Когда Летисия говорила, что дочь ненавидит ее, она была не так уж далека от истины. У Мелиссы имелся к матери свой счет. Как ни уговаривал ее Луис Фелипе, единственный человек, имевший на девушку влияние, что мать требует более бережного к ней отношения. Мелисса взрывалась потоком упреков:

— Мама сама всю жизнь сторонилась нас с Энди… Она была вечно в разъездах и путешествиях с отцом, я была брошена на руки няньки! А потом, когда отец стал отдаляться от нее, появилась другая проблема: как удержать его возле себя. Но отец с головой ушел в заколачивание денег, и она стала абсолютной истеричкой… Она даже не пытается понять нас с Энди… Мы ей попросту ненужны! Ах, как все надоело! Мне хочется все это опрокинуть. Общество, в котором мы живем, на сквозь прогнило, эта система никуда не годится! Bce мусор, один мусор!

…И тут неожиданно для себя самой Мелисса повстречала человека, который, не таясь, высказывал те же взгляды, что и она.

Карлос называл себя посланником. Он говорил, что не принадлежит себе, что послан в мир с какой-то особой миссией: он обязан помогать людям, чтобы они сумели понять самих себя, чтобы следовали за Богом, который находится внутри каждого из нас.

— Когда я увидел тебя, — говорил Карлос, пронзая девушку взглядом своих необыкновенных серо-зеленых глаз, — то почувствовал внутри тебя огромную энергию. Ты должна выступить против всех тех, кто желает тебя контролировать. Ты больше не одна, Мелисса. Я буду рядом. Позови меня, когда захочешь, и я всегда приду тебе на помощь.

Подруге Мелиссы, шутнице Кароле, которая уверяла ее что в один прекрасный день окрутит ее брата Энди, Карлос не понравился.

— Он какой-то скользкий, — сказала она Мелиссе, — что-то в нем есть такое тяжелое, неприятное!

— Да, он не из маменькиных сынков, — резко заметила Мелисса.

Другая ее подруга, Дженни, когда Мелисса рассказала о Карлосе, выразилась более категорично: — Значит, ты в восторге от этого оборванца в отертых джинсах и без гроша в кармане? Зато у него есть в голове идеи, — парировала Мелисса.

— И что он с ними делает? — хмыкнула Дженни.

— Идеи — это то, что движет миром!

— Лично я не желаю никуда двигаться, Мне и так неплохо. Тато, друг твоего брата, меня полностью устраивает. У него нет идей, зато есть деньги отличные манеры… Нет, Мелисса, я тебя не понимаю… Ты просто втюрилась в этого Карлоса. Вот моя идея.

— И все же он замечательная личность! — мечтательно молвила Мелисса.

…Если бы она могла в эту минуту услышать что говорил о ней Карлос своему другу Эрнесто то была бы крайне разочарована, но это разочарование спасло бы ее от некоторых роковых поступков в ее жизни…

А Карлос, с блестящими глазами, заранее облизываясь, говорил следующее:

— Представься сегодня попытался подловил эту отступницу Сулейму, но вместо нее округа знаешь кого, ни много ни мало — дочь известного банкира Андреаса Пеньяранды! Кажется, сатана и в самом деле на моей стороне!..

Ни о чем Фуча и Тео не мечтали так страстно, как о том, чтобы их сын Хавьер сделал наконец предложение их крестнице Мариелене.

Лучшей жены ему не найти. Девушка выросла на глазах супругов, которые были горячими спорщиками по разным поводам, но в том, что девушки чище и лучше, чем их крестница, на свете нет, их мнения совпадали.

— Черт возьми, сынок, — как-то не выдержала Фуча, отчего ты, наконец, не оформишь свои отношения с Мариеленой?

— Но мама, — на лице Хавьера выступила краска. — Мы даже не помолвлены!

— Ну так объяснись с этой девушкой! Вы любите друг друга с детства. Вы росли вместе.

— Всему свое время, мама. Я только недавно начал работать по специальности, — напомнил Хавьер. — Мне необходимо полностью встать на ноги, а уже потом обзаводиться семьей.

— Смотри, сынок, — предупредила его Фуча, — как бы из-под твоего ученого носа не увели хорошую девушку..

Эти слова смутили Хавьера.

Вечером они с братом пошли навестить обеих сестер. Леон, как всегда, был невыносим. Он знал, что Хавьер питает к его Мече чисто братскую нежность, но не мог удержаться от резкого выпада в ее сторону, когда тот чмокнул Мече в щеку.

Мариелена и Хавьер, оставшись одни, слышали как Леон на кухне выговаривал Мече:

— Почему ты позволила ему себя поцеловать? Моя невеста не смеет целоваться с посторонним мужчиной!

— Но он твой брат, — смеясь, оправдывалась Мече.

— Мой брат мужлан и эгоист — покачал головой Хавьер. — Бедная Мече.

— Почему бедная? — переспросила Мариелена. — Она сильно его любит, да и он ее обожает.

— Да, но он станет держать ее взаперти. Как только они поженятся! — возразил Хавьер.

— Когда это только произойдет, — пожала плечами Мариелена — Леон все тянет со свадьбой. А Мече целыми днями просиживает над шитьем приданого! Она такая мечтатели живет как в романе..

— Ну а ты, Мариелена?

— Ну, я самая практичная в семье, это всем известно. Я осознаю свои возможности и в рамках этих возможностей хотела бы сделать себе карьеру. Я не люблю пустые мечтания, они при водят к страданиям… Нет-нет, у меня есть голов на плечах…

— И очень красивая головка, — вставил Хавьер.

— Завтра мой первый рабочий день… Я та волнуюсь..

— Тебе понравился твой шеф? — спросил Хавьер.

— Не знаю, — Мариелена вдруг задумалась. Потом, тряхнув головой, перевела разговор на другое: — А не послушать ли нам с тобой пластинки? Мама говорила, что хочет включить музыку…

Энди слонялся по дому, разыскивая Сулейму. И куда запропастилась эта девчонка? Она все еще оказывала ему сопротивление, но с каждым разом все неувереннее. Малышка буквально таяла от его поцелуев. Это очень удобно — иметь под боком любовницу. Правда, Мелисса, как-то заставшая брата, целующего Сулейму, пригрозила, что обо всем расскажет маме. Больше всего сестру-пуританку возмущало, что Энди хочет переспать с простой служанкой. Как доходит до дела, — все идеи Мелиссы о социальном равенстве испаряются, как роса. Все они в этом доме ужасные лицемеры, даже Мелисса, считающая себя праведницей, призванной обличать грешников, подобно святой Иулиании. Ну, плевать он хотел на Мелиссу! Просто следует быть осторожнее. Он хозяин в этом доме и сеньор Сулеймы, она должна во всем ему повиноваться.

Приятные размышления юноши прервало появление в доме незнакомого лица.

Красивая, элегантная, изящная женщина поднималась по ступенькам. Энди присвистнул: это что еще за красотка?

Он поспешил ей навстречу.

— А вы кто?

Женщина подарила ему ослепительную улыбку.

— Ты меня не помнишь?

— По правде говоря, нет, — обескураженный, что не узнал красавицу, поспешно сказал Энди.

— Я — Ненси, маникюрша твоей мамы. И ее парикмахерша…

— Да-да, вспомнил! — Энди изобразил любезную улыбку. — Но прежде ты выглядела как-то иначе… Ну и как тебе в нашем доме?

Ненси снова обворожительно улыбнулась.

— Чудесно. Мне здесь нравится убранство комнат, вышколенная прислуга, ухоженный сад — словом, все-все!

— Все? — кокетничая, переспросил Энди. — А что скажешь об обитателях этого гнездышка? И лично обо мне?

Ненси ни на минуту не задумалась.

— Ты — симпатичный парень. А если ты любишь, как я, рок, выпивку и еще кое-что…

— Кое-что очень люблю, — облизывая губы, поспешно подхватил Энди.

— Тогда ты высоко взлетишь, — закончила Ненси.

— Не взлететь ли нам вместе? — порывисто сказал Энди.

— Не сейчас, любовь моя, не сейчас. Имей терпение, и мы вдвоем унесемся на Марс… или еще выше… Ты понял, о чем я?

Энди, совершенно очарованный, кивнул.

— Ну вот. Держи зелье наготове. Я еще появлюсь. Пока! — и поцеловав Энди долгим, страстным поцелуем, женщина отстранилась от него, пытливо глядя ему в глаза. Довольная произведенным эффектом, она ласково произнесла: — Жди меня, любовь моя.

Сесилия уже успела поведать Мариелене о необыкновенных качествах Лауры, прежней секретарши сеньора Сандоваля.

Эта Лаура умела делать все. Она работала с архивом, стенографировала, помогала шефу советом по поводу той или иной рекламы, правила документацию, делала выжимки из поступавшей каждый день в офис информации, знала дни рождения всех родственников шефа и делала им небольшие подарки, накрывала стол для наиболее важных посетителей, разговаривала с клиентами по телефону, решала некоторые бытовые проблемы Луиса Фелипе, ксерокопировала, вовремя проветривала кабинет, вовремя подавала кофе и так далее и тому подобное.

С кофе тут же вышла оплошность. Когда Мариелена по просьбе шефа приготовила ему кофе с молоком, тот, сделав глоток, поморщился.

— Что-то не так? — с беспокойством спросила девушка.

— Это — что? — вопросом на вопрос ответил Луис Фелипе.

— Кофе, — растерянно проговорила Мариелена.

— Хорошо, что вы это сказали… Сам бы я ни а что не догадался. Это действительно немного похоже на кофе, но не на тот, что мне делала Лаура.

В следующий раз Лаура всплыла, когда Луис Фелипе принялся диктовать девушке письма. Шеф бубнил со скоростью сто слов в минуту, и Мариелена едва поспевала за ним.

— Извините, какой вы упомянули срок?

— На чем вы остановились? — недовольно спросил Луис Фелипе.

— «Сроки презентации Вашего представителя», — зачитала Мариелена.

— А я думал, вы быстро пишете… Лаура с этим справлялась гораздо лучше.

Призрак Лауры витал в кабинете и тогда, когда Мариелена села обрабатывать почту.

— Что вы ищете?

— Квитанции с оплаченными счетами, как вы просили, сеньор…

— Как, вы их еще не зарегистрировали? Лаура делала это в два счета!

Через полчаса Луис Фелипе снова вспомнил Лауру:

— Как, вы не знаете, где ксерокс? Лаура все знала!

Сдерживая слезы. Мариелена вышла в приемную. Там ее, чуть не сбила с ног высокая рыжая девица.

— Сеньор Сандоваль на месте? — поинтересовалась она.

— Да, сеньорита. Как о вас доложить?

— Скажите — Сандра.

— Вы от какой-нибудь компании!?

— Нет, я по личному делу. Как член семьи. Когда Мариелена доложила шефу о приходе в посетительницы, Луне Фелиш возвел очи горе и простонал:

— Где ты Лаура?

Затем на Мариелену обрушился град упреков. Почему она не сказала, что его нет на работе? Зачем она докладывает ему о всяких там…

— Но она представилась членом вашей семьи… — защищалась Мариелена.

— В таком случае первая попавшаяся на улице юбка также член моей семьи. Скажите, что я ушел, что выбросился из окна…

Вернувшись в приемную, Мариелена выслушала не менее бурные упреки и угрозы от посетительницы. Насилу ее спровадив, Мариелена сделала ксерокопию, необходимую Луису Фелипе, и вернулась в кабинет шефа.

— Но я просил два экземпляра! — взвился Луис Фелипе.

— Вы не упомянули о количестве, сеньор!

— Лаура всегда знала, сколько нужно делать ксерокопий!

Терпению Мариелены пришел конец.

— Сеньор полагает, что я умею читать мысли?

— Но Лаура… Ах, Лаура, зачем ты заболела!

— Я не Лаура. И я не машина. Только машина может выполнять столько распоряжений сразу, — резко бросила Мариелена. — Позвольте вам еще кое-что сказать, прежде чем я уйду отсюда навсегда!..

— Но сеньорита, — пораженный ее отпором, бормотал Луис Фелипе.

Мариелену было уже не остановить:

— Бедная Лаура! Теперь я понимаю, отчего она заболела! Как можно было вынести ваши капризы и произвол!.. Вы потребовали, чтобы я стенографировала миллион слов в минуту. Вы чтобы я успевала отвечать на телефонные звонки. Вы мечтали, чтобы я сразу поняла, кого пропускать к вам, а кого — нет. Вы были уверены, что я святым духом узнаю, где подшивки с документами… Вы решили, что если я новенькая, меня можно оскорблять как угодно…

— Сеньорита Муньос, — подавленно произнес Луис Фелипё.

— Не смейте меня перебивать! — топнула ногой Мариелена. — Я хочу высказаться. Мне говорили, что вы — талантливый руководитель. Но вы бездарны, как… как этот чернильный прибор. Руководитель, занимающий столь высокий пост обязан разбираться в людях! К новенькой он дол жен отнестись с пониманием и терпением. Мне недостает опыта, а вам — вам недостает человечности! Опыта можно поднабраться, но душу взаймы не взять. Вероятно, у вас больная печень, сеньор, иначе вы бы не стали срывать зло на девушке беззащитной, но с достоинством, которое не позволяет ей оставаться здесь большей ни минуты!

С этими словами Мариелена вылетела прочь.

Уйти было легко, но как же тяжело ей сделалось, едва она только вернулась домой и увидела лица родных, вытянувшиеся от разочаровав при ее известии. А тут еще неприятность. Чико своими друзьями залез в грузовик Кике, на котором тот развозил по домам клиентов одежду из химчистки, и порвал два костюма и платье… Эти бездельники ненавидели работящего паренька. И вот свели с ним счеты. Как красноречиво ни объяснялся Кике с хозяином химчистки, тот не пожелал слушать про несчастный случай и уволил Кике.

Мариелена видела, что мать подавлена. Она, Мариелена, ушла с работы, а Кике выгнали! Как им теперь жить, на какие средства кормиться! Но Кармела, попытавшаяся скрыть свое огорчение, принялась ободрять и утешать детей. Бог с ней, с этой работой, найдется другая. Главное, чтобы дети не убивались.

Чтобы немного облегчить душу, Мариелена отправилась к отцу Иларио.

Выслушав ее, пожилой священник сказал:

— Ты правильно поступила, дочь моя. Девушка не должна никому позволять унижать себя. Бог пошлет тебе другую работу, вот увидишь. А я помолюсь за тебя, дорогая!

Несколько утешенная, Мариелена вернулась домой.

Не успела девушка облачиться в домашний халатик, в дверь позвонили. Мече, поджидавшая жениха, кинулась открывать. Через несколько секунд Мариелена услышала ее смущенный голос:

Мариелена, это тебя…

Мариелена, на ходу застегивая халатик, вышла прихожую и чуть не вскрикнула от неожиданности.

Перед ней стоял Луис Фелипе.

— Могу я поговорить с вами, сеньорита?

— Да… проходите, — пролепетала Мариелена. — Это моя сестра.

— Очень приятно, — сказала Мече. — Извините, у меня дела…

Она скрылась на кухне. Луис Фелипе проговорил:

— Пожалуй, вы правы. Мне следует что-то принять для своей печени.

Тон его был очень серьезен, но глаза смеялись.

— Простите… я вам наговорила лишнего. — призналась Мариелена.

— Да нет… Я действительно был чересчур придирчив. Меня угнетает гора нераспечатанных писем, этот беспорядок…

— Понимаю, — ответила Мариелена. — Конечно, вам нужен кто-то более опытный…

Луис Фелипе покачал головой:

— Давайте начнем все сначала.

— Как? — опешила Мариелена. — После всего, что я вам наговорила?

— Признаться, я был сегодня в плохом настроении. Мне понравилась прямота, с которой вы мне высказали в лицо все свои претензии. И я нашел, что вы правы… Лаура…

Мариелена испуганно перебила его:

— Ох, только не надо о Лауре!.. Она, как призрак, стояла между мной и вами весь день… Умоляю сеньор Сандоваль ни слова о Лауре!

— Хорошо! — согласился Луис Фелипе. — Ни слова… Но объясните мне кое-что… Ведь я знаю, вам необходима была работа и надо было во что бы то ни стало терпеть мое дурное настроение, чтобы я вас не уволил… Но вы вдруг стали обличать меня! Почему вы были так смелы? Вас не путала перспектива остаться без работы?

Мариелена твердо посмотрела ему в глаза.

— Путала, сеньор. Скажу вам больше — она меня ужасала.

— Тогда почему?

Мариелена усмехнулась.

— Видите ли, сеньор, и у нас, бедняков, есть чувство собственного достоинства, — проговорила она.

— Я так и подумал. — Луис Фелипе кивнул. — Ну так как, сеньорита? Ваше чувство собственного достоинства позволит вам выйти на работу, чтобы помочь своему шефу, который попросил у вас прощения?..

— Я буду завтра утром, — немного поколебавшись, ответила Мариелена.

— А я приму лекарство от печени, — серьезно пообещал Луис Фелипе.

0

5

Глава 4

Иоли чувствовала себя до краев переполненной счастьем, которого не омрачала ни малейшая тень, Они уже третью неделю путешествовали на большом океанском лайнере, который время от времени приставал к гаваням то одного, то другого небольшого островка, затерянных в Атлантике, и тогда Иоли могла позвонить своим родным и поделиться с ними своим счастьем.

Телефона в их доме не было, зато он имелся у соседки, Эсперансы. Соседка, высунувшись в окно, звала Кармелу… Бог знает сколько денег просадила Иоли на эти переговоры! Но они доставляли ей огромное удовольствие.

На островах они жили в хороших отелях, бродили по улицам небольших городков, заходили в кафе наскоро перекусывали и снова отправлялись гулять, наслаждаться морем, пляжами, залитыми солнцем… Иногда посещали магазины выбирая подарки родным — родным Иоли. У Альфредо из близких были только отец и его секретарша Сесилия, для которой уже была приобретена чудесная сумочка из крокодиловой кожи и много сувениров.

Ночью молодые долго не могли уснуть.

Страсть Альфредо не имела границ, но и нежность — тоже. Он очень мечтал о детях, о том, что у них с Иоли будет много детей, ведь сам он рано лишился матери и остался единственным ребенком у отца, дона Руфино.

Однажды к ним на пляже подошел странного вида мужчина — босой, взлохмаченный, с пронзительным взглядом черных глаз, похожий на цыгана.

— Пусть Господь защищает и покровительствует любви, соединившей ваши сердца, — сказал он. — Позвольте, сеньора, я вам погадаю.

— Значит, ты можешь предсказать будущее? — заинтересовался Альфредо.

— Это может только Бог, — возразил мужчина, — а я всего лишь читаю судьбу по ладони.

Альфредо насыпал в его руку горсть монет а Иоли протянула свою ладонь.:

У вас большая семья, сеньора, которая очень любит вас. Вы средняя дочь в этой семье, еще есть старшая сестра ваша очень красива… Иоли воскликнула:

— Правда! Вы говорите о Мариелене!

— Теперь скажи про нас двоих, — обратился к предсказателю судеб Альфредо, — У нас ведь будет много детей?

— Детей? — лицо предсказателя выразило печаль. — Я не вижу детей… Но вижу несчастный случай, который полностью изменит вашу жизнь.

— Ерунда, — бросил Альфредо. — У нас будут дети! Первым — мальчик…

— Нет, девочка. Но это будет не твоя дочь, — угрюмо возразил предсказатель. — Она — дочь боли, дочь печали… Мне очень жаль, сеньор, но я всегда говорю только то, что вижу!

После этой встречи Альфредо долго пришлось утешаь испуганную Иоли. В конце концов Иоли успокоилась. Мужчина нес чушь, хотел выманить у них побольше денег и нарочно их заинтриговал. Ничего плохого не может случиться с людьми, которые так сильно любят друг друга…

Слух о том, что сеньор Сандоваль обзавелся новой, очень красивой секретаршей, быстро пронесся по всему офису и так же быстро вышел за его пределы.

Из разных отделов приходили люди посмотреть на Мариелену.

Пурита, главная сплетница агентства и по совместительству секретарша Урбано Гонсалеса, предсказывала Мариелене будущность Красной Шапочки, на которую уже точит зубы Серый Волк, пропускающий ни одной привлекательной юбки. Рене, блестящий специалист-фотограф, которому Пурита первому высказала свои соображения, пытался урезонить женщину:

— Послушай, он не из тех, кто заводит шашни на работе… Так что участь Красной Шапочки девушке не грозит.

— Да, простовата немного для Луиса Фелипе, но после Лауры кажется особенно красивой…

Андреас Пеньяранда, увидев Мариелену в приемной Сандоваля оторопел.

Луис Фелипе представил их друг другу.

Когда они остались одни, Андреас, забывший, что пришел говорить о своей рекламной кампании, принялся расспрашивать о Мариелене.

Луис Фелипе рассказал о том, что сначала чуть не сбил девушку на своей машине, как потом она вдруг явилась просить место секретарши, как он, под давлением ее просьб, был вынужден принять Мариелену на работу, как затем она устроила ему истерику и хлопнула дверью и как он сам разыскал ее, — и вот она здесь, и с каждым днем делается ему все более необходимой.

— Это в каком смысле? — насторожился Андрес.

— В рабочем, разумеется, в рабочем. Она все схватывает на лету…

Это было правдой. Мариелена быстро научись обрабатывать почту, делать выжимки из поступающей информации, отвечать на звонки, беседовать с клиентами, и более того, так же как когда-то Лаура, стала давать шефу кое-какие советы по рекламе.

Это было особенно ценным. Получилось это у Мариелены как-то само собой.

Луис Фелипе вслух искал подходящую фразу для рекламы оливкового масла:

— «Чтобы было вкуснее»… нет. «Улучшите вкус»… нет… «Масло „Чавань“ делает пищу вкуснее»… нет, это ужасно!

— «Масло „Чавань“ улучшает вкус вашей еды!» — устав от его бормотания, бросила Мариелена.

Луис Фелипе изумленно посмотрел на нее.

— Точно! Так и надо! Очень оригинально!.. Слушайте, надо поставить ваш стол в мой кабинет. Вы будете подсказывать мне оригинальные идеи.

Утром, придя на работу, Мариелена увидела что ее стол уже переставлен в кабинет Сандовал и на нем стоят роскошные цветы.

— А это зачем? — слегка удивилась она.

— Это за то, что вы подсказали мне хорош вариант!

…Мариелена отправилась готовить кофе.

— У, какой вкусный! — восторженно отозвало о напитке Луис Фелипе. — И как только у вас такой получается!

…Мариелена перед обедом успела ксерокопировать нужные шефу документы.

— Как, уже готово? Когда же вы успели?

Однажды Луис Фелипе подошел к ней очень близко. Она думала что он собирается что-то диктовать, но шеф вдруг склонился над ней и шепнул:

Никогда не был в такой волнующей ситуации.

Мариелена встала и отошла в угол.

— Сеньор Сандоваль, я могу лишиться работы по вашей вине!

— Почему?

— Вы не должны говорить мне такие многозначительные вещи. Я здесь для того, чтобы работать, и ни для чего другого… Если вы хотите от секретарши других услуг, нам лучше расстаться.

Эта отповедь ошеломила и почему-то обрадовала Луиса Фелипе. Он торжественно поклялся держать себя в рамках приличий.

— Хотя это трудно, — вздохнув, заключил он.

После этого случая Мариелена осторожно навела справки о своем шефе у Сесилии. Сесилия отозвалась о нем как о добром, внимательном и очень сострадательном человеке.

В этом Мариелена уже имела возможность убедиться: стоило ей рассказать о том несчастье, что постигло ее брата Кике, как Луис Фелипе тут же выразил желание помочь юноше. Он переговорил с Андреасом, и Кике был принят на работу при банке в качестве рассыльного.

Так что Мариелена не могла пожаловаться на своего шефа.

Дон Руфино в последнее время сделался частым гостем в доме Кармелы.

Кармеле это нравилось. Они могли вдвоем вдоволь наговориться о своих детях, Альфредо и Иоли, по которым очень скучали.

— Не понимаю, — говорил дон Руфино, — вы такая интересная, добродетельная женвдина. От. чего вы не вышли замуж во второй раз?

— Я не хотела, чтобы у детей был отчим, хотя, когда овдовела, была еще молода. Я боялась, что отца детям никто не заменит.

— Возможно, вы правы. Моя жена была чудесной женщиной, и я в мыслях не держал того, чтобы найти ей замену, когда она скончалась.

— Зато вы вырастили прекрасного сына, — говорила Кармела. — И теперь с вами будет жить Иоланда…

— Как вы считаете, сеньора, Иоли могла уже забеременеть?

Им обоим очень хотелось внуков.

— Я же говорила вам, дон Руфино, что сама забеременела в медовый месяц, — отвечала Кармела. — Моя Иоли выглядит хрупкой и воздушной, но она здоровая, Сильная женщина.

— Да-да, конечно, — согласился с ней дон Ру фино.

Мариелена очень беспокоилась за подругу. В последнее время Чела словно обезумела. Ее любимый стал всячески уклоняться от встреч с ней Как-то она даже сказала Мариелене:

— Я хочу, чтобы ты пошла со мной в одно место.

— Куда, Чела?

— Искать моего жениха! — возбужденно ответила Чела, — Я хочу посмотреть ему в глаза! Я должна помешать ему бросить меня! Я буду угрожать ему!

— Но Чела, — обескураженная таким напором чувств, запротестовала Мариелена. — Так нельзя. Ты не можешь удерживать его силой!

— Ах, Мариелена, ты просто не была влюблена так, как я, ты не можешь чувствовать этого!

— Не могу? — задумчиво произнесла Мариелена.

Чела уловила в ее голосе что-то необычное.

— Скажи, а что у тебя за отношения с твоим шефом? Ведь он тебе нравится?

— Нравится, — выдохнула Мариелена. — Недавно он подошел ко мне так близко… понимаешь… склонился надо мной… и я почувствовала, что слабею…

— Мариелена! Но со мной было то же самое! — подхватила Чела.

— Нет-нет, это не могло произойти так быстро, — защищалась Мариелена. — Между нами ничего быть не может. Он слишком важный сеньор, а я не хочу строить иллюзий… Мы уже вместе обедали в роскошном ресторане… Он вел себя как настоящий кавалер!

— Ох, подружка, он тебе нравится!

— Нравится, но я не позволю себе попасть в унизительное положение!

— Не зарекайся. — печально проговори Чела. — Знаешь ведь мой Камачо недавно ударил меня…

— Боже мой!.. — проронила Мариелена. — Но как это возможно… поднять на женщину руку..

— Потому что я устроила ему посреди улицы дикий скандал? Я орала на него, как бешеная! Я готова была вцепиться ему в горло! Ах. Мариелена, как мне тяжело! У меня все время болит душа…

— Милая, приготовить тебе липового чаю? — предложила Мариелена. — Ты немного успокоишся…

— Если мне что-то и нужно выпить, так это яду. — мрачно откликнулась Чела.

О том, что у Луиса Фелипе новая секретарша, Летисии сообщил муж, удержавшись, правда, от комментариев. Потом имя этой секретарши все чаще стало упоминаться Андреасом, и Летисия насторожилась. Андреас упомянул о необыкновенно красоте девушки… Напрасно Клаудиа так задерживается. Недавно Луис Фелипе водил эту девушку в роскошный ресторан, об этом проговорился Андреас.

Ольга считала, что сестрам следует позвонить Клаудииии и вызвать ее сюда. Летисия, отдав свои руки в полное распоряжение своей маникюрши вяло внимала словам Ольги.

— Это не Лаура, — повторяла Ольга. — Это молодая, красивая девушка. А Луис Фелипе такой впечатлительный. На месте Клаудии я бы и на неделю его одного не оставила!

— Предпочитаете перламутровый лак, сеньора? — подала голос Ненси.

— Пожалуй, — отозвалась Летисия. — Ольга, но ты напрасно бьешь тревогу. Клаудиа знает, что делает. Она уверена в своем муже…

— Не знаю, не знаю, — пробормотала Ольга и опрокинула в себя стакан виски. — Я бы на ее месте не была так уверена.

Ненси закончила, собрала свой чемоданчик с маникюрными принадлежностями и, попрощавшись с обеими сестрами, вышла.

Энди поджидал ее у самых дверей спальни матери. Зелье, которым он рассчитывал заманить Ненси к себе, уже кончилось. В прошлый раз они славно «взлетели». Энди удалось выклянчить деньги у матери, но он никак не мог разыскать Чико.

— Ну ладно, поехали ко мне, — выслушав его, решила Ненси. — В прошлый раз ты доставил мне радость, теперь моя очередь.

Когда Ненси привела его в свою шикарную, со вкусом обставленную квартиру, Энди изумленно присвистнул:

— Я и не знал, что маникюрши так много зарабатывают!

— Видишь ли… нам еще дают чаевые, — затеялась Ненси. — А кроме того, мне сопутствует удача, у меня отличные друзья. Это… квартира моей подруги. Она уехала, а я за ней присматриваю.

— Вот как? — рассеянно проронил Энди.

— Да, именно так. Открой виски и подай два бокала… да, там. Выпьем за нашу дружбу.

— Послушай, а что ты еще мне предложишь?

Ненси загадочно улыбнулась.

— Кое-что посущественнее того зелья, которым ты угощал меня… Но не вздумай привыкнуть к такому положению вещей, я не собираюсь угощать тебя все время…

— Да, я понимаю, — промямлил Энди. — Я раздобуду еще деньжонок у родителей и достану все, что ты пожелаешь.

— Тебе надо держаться с ними пожестче. У них полно денег. Ты имеешь право оплачивать свои развлечения, — наставляла его Ненси. — Я думаю, у твоей мамы есть отдельный счет и ей не надо просить денег у отца.

— Право, не знаю, — растерянно ответил Энди.

— Но это очень важно, — настойчиво проговорила Ненси. — Ну хорошо. Подожди минуту.

Она вышла из гостиной и спустя какое-то время вернулась с подносом, на котором лежали шприцы.

— Вот тебе сюрприз… Это посущественнее того, что ты мне предлагал.

— Но Ненси… ведь это опасно, — запротестовал Энди.

— Ты трусишь?

Пришлось Энди доказать ей, что он не трус.

…Спустя пару часов, когда он, пошатываясь, вышел из ее квартиры, Ненси набрала номер какого-то телефона и стала отчитываться:

— Да, он был у меня. Все сошло отлично. У меня дар управлять богатенькими сынками. Это неопытный дурачок. И он быстро заглотит крючок, который мы ему подсунем. Будь спокоен, Андреас Пеньяранда будет в твоих руках…

Карлос, поразивший воображение Мелиссы Пеньяранды, снимал небольшой коттедж на окраине, в тихом, уединенном месте. Он содержал его на средства «братства сатанистов», активным членом которого являлся, и никто, кроме «братьев», не был вхож в этот коттедж.

В коттедже был подвал, темница для бывших членов «братства», отрекшихся от сатаны и скрывающихся, как Сулейма, от бывших «братьев».

Сейчас Карлос держал там одну девицу, которая долго пряталась у знакомых, но Карлос ее выследил в одном баре, незаметно подсыпал в ее бокал снадобье, после которого девушка через десять минут осоловела. Тогда он усадил ее в машину и привез сюда. Здесь она получила хорошую дозу морфия, после чего Карлос развлекался со своей жертвой.

Когда девушка приходила в себя после дозы наркотика, то начинала ужасно кричать. Но на Карлоса ее вопли не производили никакого впечатления. Эрнесто. «брата» Карлоса, беспокоила присутствие этой девушки. Она была в ужасном состоянии.

— Думаю, надо позвать к ней врача, — сказал он Карлосу.

— С ума сошел, — равнодушно бросил Карлос.

— Она может умереть. Так стонет… кричит… вдруг услышат!

— У меня нет соседей. Здесь пустынное место. Забудь о ней. У меня забота поважнее: дочка Пеньяранды. С ней надо действовать осторожно. За этим именем столько денег. И с помощью дьявола они будут наши!

Тут девушка начала так страшно кричать, что Карлос был вынужден вытащить ее из подвала и сделать очередной укол. Девушка билась в его руках. Эрнесто держал ее, пока Карлос вводил иглу в вену. Вдруг она дернулась и затихла.

— Черт побери! Она откинула копыта. — констатировал Карлос.

Эрнесто испуганно посмотрел на него.

— Только этого не хватало. Ты уверен?

Карлос положил руку девушке на запястье.

Пульс не прощупывается. Издохла.

— Что же ты будешь делать?

— Кому есть дело до крестьянки, у которой и документов то не было? Ночью вывезу на машине и закопаю где-нибудь в сельве…

Андреас Пеньяранда торжествовал: ему удалось привлечь к участию в своей предвыборной кампании такого всеми уважаемого человека и богача, как доктор Никанор Негретти.

Это была удача.

Он всячески заискивал перед Никанором. У него были и кое-какие другие планы относительно этого человека. Дело в том, что у Негретти был сын, тоже Никанор. Этот Ники был славным малым, а денежки его отца делали его еще более привлекательным. Чем не жених для Мелиссы? Девушку необходимо выдать замуж, пока она окончательно не сдвинулась на своих идеях и не сделалась синим чулком.

Доктор Никанор Негретти не имел ничего против Мелиссы. Он считал, что она красавица, да и сыну пора остепениться. К тому же хорошо, если в его семью войдет дочь будущего губернатора штата.

— Но я не уверен, что меня выберут, — высказал свои сомнения Андреас.

— Почему? Ты тот, кто нужен нашему штату. Тебя поддерживают влиятельные финансовые группы, — проговорил Никанор. — И на меня можешь рассчитывать.

— Спасибо.

— Если дело пойдет и дальше так же хорошо, почему бы нам не породниться? — высказал заветную мечту Андреаса Негретти, Моему сыну пора обзавестись семьей. Конечно, твоя дочь очень молода…

— Да, но именно это и заставляет меня мечтать о ее замужестве, — заторопился Андреас. — Женщина должна рано выйти замуж, чтобы не наделать глупостей.

— Твоя дочь — благоразумная девушка, — изрек Негретти.

— Хотелось бы так думать, — задумчиво произнес Андреас.

Мариелена улучила свободную минутку, чтобы полить цветы в приемной, как вдруг туда с приветливой улыбкой на полных накрашенных губах энергично вошла весьма элегантная дама и властно молвила:

— Здравствуйте. Где Луис Фелипе?

— Сеньор еще не пришел, — наученная горьким опытом, поспешно отозвалась Мариелена.

— Но я видела на стоянке его машину.

— Да, но он занят, — заявила Мариелена.

— Для меня — нет Я его жена.

Мариелена чуть не выронила из рук лейку. Дама заметила это и насторожилась.

— Ты, кажется, удивлена?

— Простите, вовсе нет, — заторопилась Мариелена. — Очень приятно, сеньора…

— Клаудиа. А как твое имя?

— Мариелена.

— Ты новенькая? — продолжала допрос Клаудиа.

— Да, Лаура заболела, и вот сеньор Сандоваль взял меня на ее место.

— И как он тебе?

Девушку смущали и эти вопросы, и тот требовательный тон, каким они были поставлены.

— Он очень хороший руководитель.

— Луис Фелипе иногда бывает чересчур снисходительным к людям, — с нажимом произнесла Клаудиа. — А вот, кстати, и он…

Луис Фелипе открыл дверь своего кабинета, чтобы позвать Мариелену… Его лицо не выразило слишком большой радости при виде жены.

— Дорогая, ты приехала? Почему не предупредила меня, я бы встретил тебя в аэропорту…

— Я хотела сделать сюрприз. — Клаудиа обняла мужа и, несмотря на его явное смущение присутствием третьего лица, крепко поцеловала в губы.

— Ты сразу… сюда? — растерянно спросил Цуис Фелипе:

— Нет, я была дома, но даже не распаковала вещи. Хотелось скорее увидеть тебя. У тебя много работы?

— Да. К сожалению, да.

— Тогда я возьму такси и поеду домой. Жду тебя к обеду. Хорошо, дорогой?

— Разумеется, — без всякого воодушевления отозвался Луис Фелипе.

Когда она ушла, Мариелена спросила:

— Прчему вы не сказали мне, что женаты?

— Разве я должен…

— Нет, конечно, нет, но у меня создалось впечатление, будто вы нарочно скрывали это.

— Это вам кажется. У меня не было причин скрывать свой брак.

— Вы правы. Прошу прощения, сеньор, — Мариелена отвернулась, чтобы скрыть печаль, проступившую на ее лице.

Сестры Бруасель сидели в гостиной и обсуждали внешний вид Клаудии. Конечно, косметическая операция пошла ей на пользу. Значит, она вовсе не путешествовала, а лежала в клинике.

— Да, ты здорово помолодела, — заключила Ольга. — Я обычно молодею после бурно провес денной ночи… А ты после операции.

— Что делать, — отозвалась Клаудиа, — мне приходится соревноваться с красивыми молодыми девушками. Прежде разница в нашем с Луисом Фелипе возрасте была не слишком заметна, но в последнее время она бросалась в глаза. Вот я и решилась.

— И ты очень хорошо выглядишь, — произнесла Летисия.

— Да, но чего мне все это стоит! Постоянная диета, гимнастика, массаж, грязевые ванны лазерные лучи, кремы, гормоны…

— Как у тебя только сил на все это хватает! — воскликнула Летисия.

— Я не хочу, чтобы Луис Фелипе меня бросил, — объяснила Клаудиа.

— Ты видела его новую секретаршу? — спросила Ольга. — Я бы посоветовала тебе избавиться от этой девчонки.

— Она не произвела на меня впечатление охотницы за чужими мужьями, — отозвалась Клаудиа. — По-моему, Мариелена — порядочная девушка.

— Это еще хуже. Клаудиа.

Клаудиа в задумчивости смотрела на свои руки. Они выдают ее возраст. Лицо — нет, теперь — нет. Ничего, она сумеет удержать мужа. Никто не сможет так ублажить Луиса Фелипе, как она, Клаудиа.

Но ночью сомнения вновь овладели ею. Да, Луис Фелипе был нежен, говорил ласковые слова, но особенной страсти в постели, на которую рассчитывала Клаудиа, не выказал. Может, и эта нежность идет от жалости, которую он испытывает к старухе жене?..

При этой мысли у Клаудии от ярости перехватило горло. Она посмотрела на спящего мужа. Прежде он не засыпал так рано… Значит, у него есть другая? Кто?..

Лицо Мариелены проплыло перед ее мысленным взором.

0

6

Глава 5

В последнее время Мариелена стала задерживаться на работе допоздна.

Шеф дал ей поручение: произвести выборочный опрос жителей близлежащего к офису квартала по поводу бытовой техники, и она с большой ответственностью отнеслась к этому поручению.

Когда анкетирование подошло концу, она сделала сводку и положила ее на стол Луису Фелипе. Тот просмотрел ее и рассеянно сказал:

— Вы делаете успехи. Спасибо. Идите сегодня домой пораньше.

Она чувствовала, что он изо всех сил старается выдерживать официальный тон. Он даже избегал смотреть ей в глаза. Мариелена тоже была сдержанна.

Но когда она уходила, Луис Фелипе вдруг остановил ее вопросом:

— Скажите, Мариелена, ведь вы хотели бы, бы я оказался холостым?

Мариелена растерялась от неожиданности.

— Какое мне дело, женат мой шеф или холост, — наконец сказала она.

Луис Фелипе вздохнул:

— А вот мне бы очень хотелось быть холостым. Спокойной ночи, Мариелена.

…Дома Мариелену дожидалась заплаканная Чела. Она наконец выяснила, отчего ее возлюбленный Камачо избегает ее: он объявил ей, что женат. Мариелена вздрогнула: она подумала о себе.

— Да, это ужасно. Ужасно узнать, что тот, кого ты любишь, не свободен.

Чела пристально посмотрела на подругу:

— Ты так говоришь… таким тоном будто с тобой произошло то же самое..

Мариелена передернула плечами:

— В какой-то степени. Выяснилось! что мой шеф женат.

— Значит, с тобой произошло то же самое, — Несколько утешенная этим открытием, произнесла Чела.

— Нет, не то же. У меня с ним ничего нет.

— Да, но он пытался тебя соблазнить, — наполнила подруге Чела.

— Не то чтобы соблазнить… Впрочем, его поведение можно истолковать именно так. Ты права.

— Скажи, а что у него за жена? — допытывалась Чела.

— Очень красивая и властная сеньора. Говорят, она намного старше моего шефа, но по ней этого не скажешь.

— Ах, Мариелена, как мне тяжко, — снова вернулась к своей Собственной проблеме Чела. — Мы с Камачо вынуждены прятаться. Я превратилась в какую-то попрошайку, которая выклянчивает у него встречи, как милости. И тогда он снисходит до меня.

— Но он женат, Чела. Разве ты способна разбить семью?

— А ты способна? — вопросом на вопрос ответила Чела.

— Нет, — твердо сказала Мариелена.

— Ну, а если бы ты знала, что твой шеф несчастлив со своей женой, если б он пообещал тебе оставить ее ради тебя? — настаивала Чела.

— Слушай, я и думать не желаю об этом. Я не могу представить себя в подобной ситуации, — отрезала Мариелена.

В доме Кармелы царило радостное оживление: с минуты на минуту ожидали возвращения молодой супружеской четы — Альфредо и Иоли. Вчера от них пришла телеграмма. Кармела хотела было встретить дочь с супругом, но дон Руфино ее отговорил: надо было, не тратя даром ни минуты все устроить к их приезду, убрать комнаты, повсюду расставить цветы, приготовить всякие вкусные вещи, чтобы молодые, прежде чем отправиться в дом дона Руфино, могли посидеть за столом со всеми родными и близкими.

Дон Руфино самостоятельно осуществил уборку своего жилища. Для молодых супругов была приготовлена отдельная комната, окна которой выходили в сад, — самая лучшая комната в доме.

— Ах мама, — говорила Мече, вытаскивая из духовки любимый Иоли пирог с миндалем и изюмом, — когда я буду выходить замуж за Леона, у меня будет длинное платье с двухметровым шлейфом…

— Мече, доченька, поставь в вазу цветы… Давай заканчивать, в любой момент может вернуться Иоли!.. Ой! Вот они! Вот они… Господи! А я с тряпкой в руках! Открой ты, Мече!

Мече открыла дверь.

Поднялась радостная суматоха. Каждый хотел обнять молодых. Мариелена, которую по этому случаю Луис Фелипе отпустил пораньше, даже немного всплакнула. Кике носился вокруг приехавшей сестры, радостный и возбужденный. Леон пожимал руку Альфредо. Хавьер помог Мече внести в гостиную пирог. Прибежали Фуча и Тео, и вновь зазвучали приветствия, восклицания.

Иоли, необыкновенно красивая, загорелая, в строгом легком английском костюме, была ослепительно хороша: на этом сошлись все присутствующие. Альфредо высыпал на стол целую кучу фотографий. Иоли распаковывала подарки. Явилась Сесилия, приглашенная по этому радостному с лучаю. Альфредо преподнес ей сумочку и кучу сувениров. Пока все домашние рассматривали снимки, они с Сесилией вполголоса принялись обсуждать текущие дела на работе.

Кармела, воспользовавшись общей суматохой, отозвала Иоли на кухню.

— Дочка, скажи… Ты еще ничего не чувствуешь? Голова не кружится? Не тошнит?

— Нет пока, мама! Но мне так хочется поскорее забеременеть… Фредди мечтает о ребенке!

— А дон Руфино о внуке!

— Ну, вот я в своем доме! Хотя это уже не мой дом! — сказала Иоли не без грусти.

— Ай, дочка, раз ты вышла замуж, у тебя должен быть свой дом! Главное — будь счастлива и сделай счастливым своего мужа. Создай хорошую семью. Это твой долг перед Господом, — Кармела перекрестилась.

— Ты должна направлять меня, мама! — проговорила Иоли, ласкаясь к матери. — Помогать своими советами.

— Я дам тебе только один совет, но он — главный: научись отдавать! Приносить себя в жертву не ждать оплаты. Отдавай свою любовь, дочка! Всю свою любовь!..

… Все еще сидели за столом и отмечали приезд молодых, а Иоли с Мариеленой выскользнули из гостиной и укрылись в спальне.

— Ты немного грустишь, — проницательно глядя на сестру, сказала Мариелена. — Я тебя знаю и чувствую твою грусть. Скажи, чем она вызвана?

Иоли решила ничего не скрывать.

— Это, конечно, ерунда, но мне хочется с тобой поделиться. Однажды, на одном острове к нам подошел предсказатель… странный мужчина…. Шутки ради я дала ему посмотреть свою ладонь…

— И что он сказал? — с интересом спросила Мариелена.

— Он сказал, что у меня есть любящая семья. И красивая старшая сестра.

— А дальше, — торопила ее Мариелена. Иоли, как будто сделав над собой усилие, продолжала:

— Потом он сказал, что произойдет несчастный случай.

— О Господи! С кем из вас?

— Этого он не сказал… Но когда Альфредо спросил его о детях, он изрек нечто совершенно непонятное. Он сказал, что у меня будет девочка. Но не дочь Альфредо! Он сказал — это будет дитя печали!..

О том, что завтра у него — годовщина свадьбы, Андреасу напомнил Луис Фелипе.

Дай Бог здоровья шурину! Всегда помнит про всякие семейные праздники и торжества. Летисия не простила бы мужу такую забывчивость, и без того она в последнее время закатывала ему истерики дома и на работе, по телефону, названивая чуть ли не каждый час. Секретарша Андреаса Ирма диву давалась, как только ее шеф сносит такое! А что ему делать? Скоро начнется предвыборная кампания. Негретти не раз советовал Андреасу наладить свои отношения в семье, чтобы иметь возможность представить Пеньяранду избирателям как отличного семьянина, любящего супруга, доброго и внимательного отца.

Поэтому Андреас, вооружившись огромным букетом роз, предстал перед своей супругой ранним вечером. Обычно в это время он еще был на работе.

— Поздравляю тебя, дорогая.

— Цветы — это мне? — процедила Летисия.

— Кому же еще? Это мой подарок. И Андреас заискивающе улыбнулся.

— Почему ты не сделаешь мне настоящий подарок?

— Какой? Скажи только слово… — И Андреас сделал движение, будто собирался тут же бежать, чтобы исполнить волю супруги.

— Тот, о котором я мечтаю. Давай уедем куда-нибудь вдвоем. Только ты и я. Туда, где нам никто не будет мешать. Где не будет разговоров об инвестициях, об акционерах, о прибыли… Подари мне немного времени и самого себя, — выговорила на едином дыхании Летисия.

Андреас подавил зевок.

— Хорошо, дорогая. Куда ты хочешь поехать? Летисия недоверчиво посмотрела на него.

— Ты правда согласен?

— Конечно, — вздохнул Андреас.

…Вдохновленная разговором с мужем, Летисия тут же полетела к Клаудии.

— Наконец-то я добилась своего. Мы с Андреасом едем путешествовать, — выпалила она.

— Как я рада! — улыбнулась Клаудиа.

— Теперь надо поторопиться… Сделать покупки, заказать билеты… Надо скорее все устроить, пока он не передумал! Дорогая, я счастлива! Скажи, а как дела у тебя?

— Подайте милостыню! — в комнату ввалился Энди. — Я видел, как ты, мама, пошла к тете. И направился следом, чтобы попросить Христа ради…

— Хорошо. Возьми в моем кошельке, — проявила великодушие Летисия.

— Ты грандиозна, мама! Я рад, что у тебя хорошее настроение. Так я пошел к твоему источнику!.

— Иди-иди… Так как твои дела, сестра?

— Не знаю, что сказать, — ответила Клаудиа. — Луис Фелипе изменился. Почему не знаю. Он не такой, как был…

— А не замешана ли в этом его секретарша? Ее следует выгнать, — посоветовала Летисия.

— Будь моя воля, я так бы и сделала. Но на него нельзя давить. И все это мне не нравится. Лаура всегда сидела в приемной. А стол Мариелены он переставил в свой кабинет…

— Ее следует выгнать, — повторила Летисия. — Скажи мужу, чтобы он подыскал себе другую секретаршу.

— Да, — проронила Клаудиа. — Только вряд ли Луис Фелипе меня послушает…

Роберто всегда появлялся нежданно-негаданно, без предварительного звонка, и сегодня Ненси не ждала его.

У нее наметился выходной, и она хотела отоспаться. Но вот пришел этот тип, уселся в кресло, развалился непринужденно, как у себя дома. Что ж, отчасти это так и есть.

— Что-то срочное? — лениво позевывая, спросила его Ненси.

— А ты как думаешь? — с интересом поглядывая на нее, отозвался Роберто.

— Ничего я не думаю. Я с утра думать не могу. Роберто извлек из кармана руку и сунул запястье к самому носу Ненси. Стрелка часов перевалила за шесть вечера.

— Боже, я думала еще нет полудня! — удивилась Ненси. — Ну, что привело тебя ко мне?

— К тебе?.. язвительно спросил Роберто. — Ну ладно. Ты знаешь, этот банк очень важен. Мой шеф в нем очень заинтересован. И ты не должна разочаровать его.

Ненси с раздражением провела щеткой по волосам.

— Я что, когда-то тебя подвела?

— Нет, дорогая. Но сейчас — случай особый. У шефа исключительный интерес к этому парню, молодому Пеньяранде.

Ненси подумала, что сейчас ей удастся выклянчить у Роберто наркотик.

— Ты знаешь, что мне надо, чтобы хорошо работать. Мне очень надо, Роберто. Ты должен достать.

Роберто и сам видел, что ей очень надо.

— Конечно, но всему свое время. Поторопись с молодым Пеньярандой.

Разочарование отразилось на лице Ненси. Она открыла рот, чтобы еще что-то сказать, но в дверь вдруг позвонили.

Роберто выпрыгнул из кресла.

— Ты кого-нибудь ждешь?

— Нет, — пролепетала Ненси.

— Спроси, кто там.

— Кто там? — послушно произнесла Ненси. Из-за двери послышался веселый голос Энди:

— Сюрприз! Ненси заметалась.

— Это молодой Пеньяранда! Спрячься в ванной!

Роберто, бесшумно ступая, пробрался в ванную. Ненси чуть приоткрыла дверь, не пуская Энди в квартиру.

— Зачем ты явился? — капризным тоном произнесла она. — У меня болит голова. Я ночью приняла снотворное и еще хочу спать.

— Я достал денег, — гордо сообщил Энди.

— Столько, сколько нужно?

— Нет, не столько, но все же! Он вытащил из кармана несколько банкнот.

— Но этого недостаточно, Энди, — недовольно произнесла Ненси, — ты же знаешь, сколько надо.

— Хорошо, нет проблем. Не будем пока ничего покупать, — покладисто сказал Энди. — Давай просто побудем здесь вдвоем…

— Нет, Энди, нет! Я плохо себя чувствую, — не согласилась Ненси, — и кроме того, тебе известны мои условия. Если ты хочешь получить праздник, надо как следует заплатить за него… Приходи в другой раз, ладно?

После некоторых пререканий Ненси наконец удалось спровадить Энди.

— Зря ты его отпустила, — сказал Роберто. — Ты же знаешь, как этот идиот нужен шефу.

— Не могла же я его оставить, когда ты здесь! Если бы он тебя обнаружил, то больше бы его ноги здесь не было! Не беспокойся! Я знаю, как его вернуть. И передай своему шефу что очень скоро сеньор Пеньяранда будет в его руках…

Как ни трудно казалось Клаудии приступить к разговору с мужем о его секретарше, она все-таки решила рискнуть.

— Послушай, — как-то, воспользовавшись добрым расположением духа, начала она. — Ты говорил, что Мариелена не обладает достаточным опытом секретарской работы. Лауру тебе нашла я. Уволь Мариелену, и я тебе найду другую секретаршу, такую же опытную, как Лаура.

Она почувствовала, что муж напрягся и приготовился дать ей достойный отпор.

— Мариелена очень способная, — голосом, не терпящим возражений, сказал он. — И быстро всему учится.

— Зачем тебе тратить время на ее обучение? У тебя и так забот по горло, — настаивала Клаудиа.

— У нее бывают интересные идеи, — с горячностью, которой она не ожидала от мужа, ответил Луис Фелипе.

— Ты, похоже, все это выдумываешь, потому что не хочешь ее уволить, — предположила Клаудиа.

— Просто ей нужна работа. Она из очень скромной семьи.

— Ах, дорогой, доброта погубит тебя, — настойчиво гнула свою линию Клаудиа. — Эта сеньорита — девица упорная, она подыщет себе другую работу.

— Клаудиа, — с интонацией, не предвещавшей доброго развития беседы, произнес Луис Фелипе, — прошу тебя, не вмешивайся в мои дела…

Клаудиа была вынуждена отступить. Она решила прибегнуть к излюбленному своему приему — сыграть на чувстве жалости Луиса Фелипе.

— Как бы мне хотелось подарить тебе ребенка, — после недолгой паузы сказала она. — Иногда я думаю, что виновата в том, что у нас нет детей.

— Это не твоя вина, дорогая.

— Дети очень сближают супругов. — проговорила Клаудиа.

— Да? Посмотри на свою сестру, у нее двое детей, но назвать из брак с Андреасом идеальным как-то не поворачивается язык.

Клаудиа была вынуждена довольствоваться этими утешениями. Она чувствовала, что муж как бы закрылся от нее. Что делать, что делать? Ах, как бы кстати был ребенок! Как кстати!

Вечером она сказала пришедшей навестить ее Ольге:

— Дорогая, я схожу с ума при мысли о том ребенке, который бы крепко привязал Луиса Фелипе ко мне.

— Нет, ты поступила правильно, — отозвалась Ольга. — Я тогда с удовольствием помогла тебе. Роды бы испортили твою фигуру. А ты этого боялась! Да и вообще, эта возня с пеленками, — Ольга сделала пренебрежительный жест. — Это не для такой женщины, как ты, Клаудиа.

— Да, но Луис Фелипе был так рад, что я жду — вздохнула Клаудиа. — Господи, если когда-нибудь узнает, что я сама избавилась от него и что не было никакой аварии…

— Не говори глупости! Об этом никто никогда не узнает! Правильно сделала, что прервала эту беременность. Ты же не такая клуша, как Летисия…

В комнату вошел Энди, и Ольга умолкла.

…Через полчаса после разговора сестер, который Энди нечаянно подслушал и, таким образом, узнал о тайне, тщательно оберегаемой Клаудией, он встретился со своим приятелем Тато.

— Слушай, Тато, — блестя глазами, сказал он. — У меня теперь будут постоянно водиться денежки…

— Что, мамочка гостеприимно распахнула перед тобой свой кошелек? — поинтересовался Тато.

— Ничуть не бывало, дело в другом. Я смогу вытягивать монеты у своей тетки… Мне удалось кое-что узнать о ней, о Клаудии…

— И ты будешь ее шантажировать? — предположил Тато.

— Скажем так, держать на крючке. Бедная тетка Клаудиа! Вообще-то я отношусь к ней с симпатией.

— Послушай, — сказал Тато, — я видел тебя с этой маникюршей… Ненси, кажется? Хочу предостеречь тебя: держись от нее подальше!

— Это еще почему? — выкатил глаза Энди.

— Она настоящая наркоманка. Это видно по ее глазам.

— Ты с ума сошел! Ненси — прекрасная девушка. Она умеет наслаждаться жизнью и все хочет попробовать. Она и мне предложила…

Тато в изумлении посмотрел на приятеля.

— Это ужасно, — проронил он. — Ты и сам не понимаешь, как это ужасно. Это опасно, пойми, Энди. Она посадит тебя на иглу, и ты пропал…

— Глупости, — беззаботно сказал Энди, — никуда она меня не посадит. А попробовать в жазн надо все. Я же не трус там какой-нибудь…

Луису Фелипе нравилось, что Мариелена является на работу раньше его самого.

Во-первых, приятно войти в свой кабинет, когда тебя уже ждет приготовленная чашечка кофе, а во-вторых, хорошо, что Мариелена и не думает воспользоваться той симпатией, которую он к ней выказывает, и продолжает относиться к своей работе с повышенной ответственностью.

И сегодня, когда он вошел в свой кабинет, заметил секретаршу за работой: она рассматривала фотографии детей, которые вечером принес Рене, для того чтобы Луис Фелипе выбрал среди многих детских лиц одно, способное вызвать у клиента чувство симпатии..

— И каков твой выбор? — обратился к ней Луис Фелипе.

— Вот этот снимок… Тут у мальчугана такое выражение лица…

— Да, очень беззащитное, поддержал ее выбор Луис Фелипе, быстро просмотрев и другие фотографии. — Когда смотришь на это дитя, возникает чувство отцовства…

— Отцовства? — переспросила Мариелена.

— Да, чувство отцовства. Хотя в действительности я не знаю, что оно означает… у меня нет детей.

— Я сожалею, — искренне сказала Мариелена.

— Нет, не стоит. Хотя мне очень хотелось бы их иметь, но это невозможно. Клаудиа когда-то была беременна. Я был очень, счастлив. Но произошел несчастный случай, и она потеряла ребенка… С тех пор Клаудиа не может иметь детей.

— Мне очень жаль, — проговорила Мариелена. — Но так, должно быть, суждено судьбой. Думаю, отсутствие детей не мешает вашему согласию.

Произнеся все это, Мариелена смутилась. Она вдруг поняла, что ей хотелось, чтобы Луис Фелипе опроверг ее последние слова. «Что со мной?» — в страхе подумала она.

— Ты уже видела Клаудиу… Неужели ты не поняла, что с ней не слишком легко найти взаимопонимание?

— Вы не любите свою жену? — прямо спросила Мариелена.

— Любить и быть влюбленным — не одно и то же, — туманно ответил Луис Фелипе.

— Но ведь она ваша жена…

— Наверное, увидев ее, ты подумала, что она мне в матери годится, — усмехнувшись, произнес Луис Фелипе.

— Нет… она выглядит молодо… — сделав над собой усилие, солгала Мариелена.

— Да, она сделала косметическую операцию. У нас большая разница в возрасте. Конечно я люблю Клаудиу, как можно любить друга… или родственника. Но нет ни мечты, ни страсти. Наш брак держится на привычке.

Мариелена покачала головой:

— У всех мужчин одна и та же привычка: им быстро приедаются их жены.

Луис Фелипе жестом показал, что к нему это не относится.

— Не так все просто, — пояснил он. — Когда Я мы познакомились, Клаудиа очень понравилась мне, я влюбился в нее. Но я никогда не женился бы на ней, если бы она постоянно не повторяла мне, что она старше меня, что я не могу ее любить до так самозабвения. И этим вызвала во мне чувство жалости. Мне захотелось разубедить ее в том, что женщина в таком возрасте не может быть страстно желанной, наконец, мне хотелось защитить ее, уберечь от разочарования… И мы поженились.

Мариелена внимательно посмотрела на него. Она была склонна поверить всему тому, что он ей только что сказал. Она уже имела возможность убедиться в том, что у него действительно доброе сердце. Но жертвовать своей свободой из одного только сострадания? Этого она не понимала. Ведь чувство жалости — не слишком надежный фундамент для отношений двух людей, мужа и жены, ем не менее она сказала:

— Ну что же, поженились так поженились. Теперь надо жить и не оглядываться назад. Луис Фелипе отвернулся.

— Назад я не оглядываюсь. Я смотрю вперед и иногда думаю: что меня ждет с этой женщиной?..

Случается, что человек живет спокойно и не задумывается над своим будущим, но потом вдруг встречает кого-то, кто заставляет его волноваться, думать о чем-то прекрасном, возвышенном, чего у тебя еще никогда не было. И ты жалеешь что не можешь быть с этим человеком. У тебя таго не было. Мариелена?

Мариелена постаралась стряхнуть с себя грусть, которая нахлынула на нее, пока Луис Фелипе все это говорил.

— Нет, — твердо выговорила она. — Со мной такого не было. И надеюсь, никогда не будет.

0

7

Глава 6

Редко случалось, чтобы Леон предавался унынию, а сейчас он был в особо прекрасном расположении духа.

Дело в том, что в баре у Тельмы стала работать новенькая — Рейна. Эта девушка с первой встречи чем-то несказанно поразила Леона. Странно, ведь она даже не красавица, но, черт побери, держится как королева. Рейна не была лишена честолюбия. Она мечтала когда-нибудь накопить денег, чтобы стать хозяйкой бара, так же как Тельма. Судя по ее манерам, никогда даже и не подумаешь, что Тельма — бывшая проститутка.

Леон провел с Рейной пару часов и сразу же оказался в плену ее чар. Ему хотелось быть с этой девушкой каждый день, проводить с ней как можно больше времени… Но как это сделать. По натуре он не был слишком большим лжецом, но жизнь сделала его изворотливым… Он каждый раз искал предлог, чтобы отпроситься у своего отца Тео, из магазина, желая навестить Рейну. Но отец не всегда отпускал его. Надо было отыскать такую причину, чтобы впредь отец делал это, не задавая лишних вопросов…

И Леон придумал компьютерные курсы. Ему надо учиться. Курсы недорогие. Зато он выучится в настоящего компьютерщика, у него будет хорошая профессия. Только он не сможет днем работать в магазине. Зато вечером сделает все, что не смог сделать днем…

Тео нашел просьбу сына разумной и согласился отпускать Леона на курсы.

Хавьер, узнав о намерении Леона, удивился. Он то знал, что брата никак нельзя назвать усидчивым, а учеба требует от человека большой воли и усердия. Но Леон умел убеждать.

Теперь он получил возможность каждый день встречаться с Рейной. Вдвоем они прекрасно проводили время. Рейна нравилась ему, как ни одна из девушек. Конечно, он рассказал ей о том, что есть невеста. Мече. Рассказ Леона о его чистоте и непорочной невесте разозлил Рейну. Вот такие все! Спят с кем угодно, а женятся на чистых, не святых. Но она не стала пока высказывать Леону своих претензий.

Вечерами Леон аккуратно навещал невесту, была все занята приготовлением приданого, она узнала о том, что ее жених учится на компьютерных курсах, то была вне себя от восторга ради нее он хочет приобрести профессию!

Ради нее и их будущих детей. Какой он хороший. Как она его любит!..

Между тем Леон, не на шутку привязавшись к Рейне, продолжал устраивать невесте сцены ревности.

Он чуть не набросился на девушку с кулаками, когда она открыла ему дверь в мини-юбке.

— Сейчас же переоденься!

— Но это же модно, дорогой! — возразила Мече.

— При чем тут мода? Мече, моя невеста не должна соблазнять мужчин своими ногами!

— Но так ходят все! — отбивалась Мече.

— Все пусть ходят, как хотят, а ты — нет! Ни за что! — возмущался Леон.

— Ты хочешь, чтобы я одевалась как монашка, — не сдавалась Мече. — Ну давай, принеси мне мешок, а если тебе этого мало — прихвати еще и чадру!

— Послушай, Мече, я хочу, чтобы тебя никто не видел! Не трогал! Если это произойдет, я убью его! А… а это что?!

— Это платки. Мама купила их, чтобы сделать небольшой подарок сеньору Сандовалю. шефу Мариелены. Он очень добр к ней.

— Вижу, что платки! А это что? — тыкал в угол одного из платков Леон. — Это что такое?

— Это я вышиваю его инициалы, — объяснила Мече.

— Но почему ты должна вышивать для этого человека? Мне не нравится, что ты вышиваешь платки постороннему мужчине!

— А что в этом такого? — удивилась Мече.

— Как что такого! — завопил Леон. — Чтобы какой то мужчина вытирал нос платком, который вышивала моя невеста! Пусть ему вышивает платки твоя сестра. А ты должна только мне вышивать платки, мне и никому другому! После того как Леон, отбушевав, удалился, Кармела сказала;

— Дочка, уж очень он ревнив! Просто Отелло какой-то! Боюсь я за тебя!

— Что ты, мамочка, — счастливым голосом возразила Мече. — Леон очень добрый. Трудолюбивый. И он очень меня любит. В мире нет другого такого человека, как Леон. Он — лучше всех на свете.

И Кармела была вынуждена согласиться с этой аксиомой.

Знакомство Ники Негретти с Мелиссой Пеньярандой состоялось. Непринужденная обстановка — а дело происходило на вечеринке у одного приятелей Ники, — способствовала тому, чтобы между молодыми людьми завязались дружеские отношения. Для начала, по крайней мере. Именно это входило в планы обоих отцов — Негретти и Пеньяранды.

Но дети не слишком-то брали во внимание намерения своих родителей.

Ники сделал все от него зависящее, чтобы расшевелить эту чопорную Мелиссу. Он пытался слегка напоить ее, но Мелисса делала вид, что отродясь не пила спиртного. Он приглашал ее потанцевать, но Мелиссе не нравилась музыка. Все его усилия были напрасны. Мелисса не поддалась чарам Ники. Напротив, каждое его действие она осыпала градом колкостей и насмешек. Дошло до того, что у нее, как выяснилось, были претензии к его имени.

— Ники, — фыркнула она. — Ужасней, чем имя Никанор, и не придумаешь.

— Называй меня «мой милый», — покладисто согласился Ники.

— Еще чего!. — окрысилась Мелисса, поднялась, подхватила со столика свою сумочку и направилась к двери.

Ники был вынужден броситься за ней. По крайней мере, он должен был проводить ее, подвезти на машине.

В машине Ники снова предпринял попытку ухаживать за Мелиссой. Надо же ему было каким-то образом отчитаться перед отцом о проделанной работе. Он остановил машину посреди улицы и пытался обнять девушку.

— Ты что, считаешь себя неотразимым из-за того, что у тебя куча денег? — взвилась Мелисса. — Дай мне выйти!

— Послушай, не морочь мне голову. Мне хочется получить немного нежности в награду за то, что я весь вечер развлекал тебя! — и он снова потянулся к Мелиссе.

Мелисса изогнулась, открыла дверцу машины, выскочила наружу и крикнула в темноту.

— Сеньор патрульный!

В мгновение ока перед глазами изумленного Ники возник полицейский.

— В чем дело, сеньорита?

— Этот тип хотел силой усадить меня в свою машину! — доложила Мелисса патрульному.

— Вот как? — протянув руку за документами Ники, сказал полицейский.

— Уверена, он хотел меня изнасиловать!

— Изнасиловать? — повторил потрясение Ники. — Да ты в своем уме?

— Задержите его, сеньор, — настаивала Мелисса.

— Значит, сеньорита не знает этого юношу?

— Нет, впервые в жизни его вижу. Зашла к подруге поболтать, — наскоро сочиняла Мелисса, — потом вышла на улицу, чтобы остановить такси. Этот тип вцепился в меня и пытался посадить в свою машину!

— Но это же неправда! — воскликнул Ники. — Мы с ней знакомы! Она меня знает!

— Арестуйте его, я дам против него показания, — стояла на своем Мелисса.

Через полчаса после происшедшего в доме Андреаса Пеиьяранды зазвонил телефон. Андреас взял трубку. Летисия видела, как он вдруг изменился в лице. Его глаза чуть не вылезли из орбит Договорив, он обернулся к ней и в бешенстве крикнул:

— Этого еще мне не хватало!

— Что случилось? — испуганно спросила Летисия.

— Мелисса сдала в полицию сына Никанора Негретти. Она обвиняет его в попытке изнасилования. Его отец вне себя! Ну, я задам этой девчонке…

Мелисса не заставила себя долго ждать. Она появилась с непроницаемым выражением лица и, кивнув отцу и матери, поджидавшим ее в гостиной, собралась было идти к себе. Андреас остановил ее:

— Я только что имел приятную беседу с отцом Ники. Он сообщил мне, что ты инкриминируешь его сыну попытку изнасилования. Ты что, специально создаешь мне проблемы? Ты хочешь навредить мне?

— Я не намерена терпеть выходки этого Ники! — отбивалась Мелисса.

— А я не позволю испортить мне политическую карьеру! — наступал Андреас. — Ты пойдешь и попросишь прощения у этого юноши.

— Никогда! — вздернула подбородок Мелисса.

— Сегодня же! — завопил Андреас. — Завтра утром!

— Мелисса, ты должна подчиниться отцу. — причитала Летисия. — Ты должна слушаться отца! Он хочет уладить все свои дела, перед тем как мы с ним отправимся в путешествие!

— Какое путешествие! — Андреас потряс кулаками над головой Летисии, изумляясь ее глупости. — Какое может быть путешествие! Все отменяется!

— Что ты говоришь. — пролепетала Летисия. — Я же готовилась. Билеты заказала, чемоданы собрала…

Мелисса, воспользовавшись стычкой между родителями, ускользнула незаметно в свою комнату.

— Ну так разбери, черт возьми, чемоданы! — заорал Андреас. — Никуда мы не едем! Слышишь, никуда! Из-за твоей дочери я на грани политического краха, — с этими словами Андреас схватил со стола телефон и стал как сумасшедший нажимать на кнопки.

Летисия в отчаянии выскочила из дома.

Если бы Андреас Пеньяранда мог предвидеть дальнейшие действия своей взбалмошной жены, он бы, конечно, помчался следом за ней…

Летисия ворвалась в приемную своего мужа, когда там никого, кроме Кике, сортировавшего почту для отправки ее клиентам, не было. Ирма, дождавшись ухода шефа, ушла сама, напутствовав посыльного поскорее разделаться с корреспонденцией… С воплями «проклятая политика», «проклятые деньги» Летисия устроила в кабинете Андреаса настоящий погром…

Ошеломленный Кике смотрел, как летят папки с документами, как топчутся счета, разбиваются вдребезги вазы и сувениры.

— Нет, только не телефон, сеньора, — Кике, — это собственность банка! Не переворачивайте стол, прошу вас!

Кике оттащил упирающуюся Летисию от стола ее мужа, быстро принес ей воды… Руки у нее дрожали. Но она постепенно приходила в себя.

— Господи, — пролепетала она. — Я не смогу вести машину.

— Я отвезу вас, сеньора, — с готовностью произнес Кике, — не беспокойтесь, я сяду за руль. Что с вами?

Летисия не держалась на ногах.

— Обопритесь на меня, — уговаривал он ее, как маленькую. — Вот так. Очень хорошо. Где ключ от машины? Благодарю вас… Куда ехать, сеньора? Домой?

— О, только не домой! Ненавижу дом!

…Кике остановил машину около парка.

— Пойдемте, прогуляемся немного. Вы успокоитесь. Видите, как чудесно вокруг.

— То, как поступил со мной Андреас, — непростительно! — возбужденно стала объяснять Летисия. — Мы хотели уехать… Я купила билеты… И вдруг он заявил, что никуда не поедет. Я возлагала такие надежды на эту поездку! И вот — всему конец.

Кике понимал, что этой женщине необходимо выговориться. Он помнил, что в приемной осталась почта, которую он обязан был развезти по адресам. Но он не мог бросить эту сеньору в таком состоянии.

— Не хочу его больше видеть! Ни его, ни детей!

— Как можно говорить такое — покачал головой Кике. — Семья — это святое.

— Да, но не такая, как у нас! Как я одинока! У меня все есть — деньги, подруги, сестры… но мне нечем занять себя… Понимаешь меня? — вцепившись в рукав Кике, горячо говорила Летисия. — Понимаешь?

— Да, конечно, — согласился Кике. — Это очень нехорошо, когда человек чувствует себя одиноким… Вот мой платок. Он чистый. Вытрите, сеньора, слезы.

— Должно быть, я ужасно выгляжу, — смущенно произнесла Летисия, принимая платок.

— Вы — прекрасны, — с искренним убеждением в правоте своих слов сказал Кике.

— Ты так добр… Не оставляй меня сейчас, ладно?.. Вот небольшой ресторанчик, давай там немного посидим.

Кике заказал кофе и сосиски и уговорил Летисию немного поесть.

— Вам необходимо подкрепиться, сеньора. Ну еще, еще кусочек!

Летисия после кофе и впрямь почувствовала себя бодрее.

— Ах! Горячие сосиски! Как давно я не ела таких, — восхищалась она. — Вечность! Спасибо тебе за угощение. И за твою доброту. Спасибо, что выслушал меня.

— Моя мама говорит: если бы не было трудностей, мы бы не смогли узнать и оценить то, что дано нам Богом!

— Твоя мама — верующая? Верно? Хотела бы я веровать так же, как она. Но, — Летисия печально усмехнулась, — я уже стара и измениться не могу.

Кике широко раскрыл глаза.

— Вы — стары?! Сеньора, что вы говорите! Вы молоды, красивы, элегантны! Вы похожи на девушек с обложки журнала. Вам бы только научится видеть мир по-новому…

— Я постараюсь, — серьезно ответила Лети сия. — Обещаю тебе. Скажи мне твое имя?

— Энрике Муньос, сеньора. Всегда к вашим услугам…

…На другой день Мариелена вернулась домой, падая от усталости. Мать приступила к ней с печальной новостью: сеньор Андреас известил Кике через свою секретаршу, что он уволен, поскольку не развез вчерашнюю почту. Кике пытался объяснить, что это произошло не по его вине, что ему пришлось успокаивать одну попавшую в беду сеньору и поэтому он не мог выполнить свои обязанности, но Ирма была непреклонна… Мариелена ответила, что попытается уладить все через своего шефа, и закрылась в спальне.

Приходил Хавьер, но она не вышла к нему. Она думала о Луисе Фелипе.

Сегодня с утра они решили заняться проектом рекламы предвыборной кампании Андреаса Пеньяранды. Но им все время мешали. Посетители с утра шли потоком, телефонные звонки раздавались поминутно. Тогда Луис Фелипе сказал, что им следует уединиться в квартире, которую он именно для таких случаев снял наверху, на двенадцатом этаже, чтобы без помех продолжить работу.

Именно так они и поступили. За несколько часов упорной работы проект был готов. После этого Луис Фелипе поблагодарил Мариелену, и они спустились вниз. Но что-то не давало девушке покоя… Наверно, нельзя было уединяться им вдвоем, что-то в этом есть не совсем приличное. Чтобы как-то успокоить себя, она спросила, случалось ли шефу трудиться здесь с Лаурой. Она была уверена в положительном ответе, но он покачал головой:

— Нет Лаура и не знала о существовании этого моего убежища. И никто не знает. Теперь только ты и я…

Это признание смутило девушку. «Ты и я». Их уже объединяла общая тайна.

…Тихонько открылась дверь, и к дочери вошла Кармела.

— Мне следует попросить у Господа прощение за свою ложь… — проговорила она.

— Какую, мама? — Мариелена приподнялась.

— Я сказала Хавьеру, что ты уже уснула… чему ты не вышла к нему? Ведь он тебе нравится.

— Конечно, мама, — согласилась Мариелена.

— И мне тоже. Лучше его не найти. Добрый покладистый, красивый, — перечисляла Кармела. — И к тому же сын твоих крестных. Как бы я хотела, чтобы вы поженились.

— Мама, а как ты поняла, что мой отец — мужчина твоей жизни? — вдруг спросила Мариелена.

Кармела задумалась.

— Словами это не объяснишь. Это чувствуешь вот здесь, — она положила руки на грудь.

— Мама, а у тебя были поклонники до моего папы? — допытывалась Мариелена.

— Нет. Он был первым и единственным.

— Мама… — Мариелена слегка запнулась, но продолжила: — Скажи, а если бы ты узнала, что у твоего любимого есть другая, как бы ты поступила?

— Нехорошо отнимать мужчину у другой женщины, — ответила Кармела. — Бог за это наказывает. Я бы не приняла любовь такого мужчины. А почему ты об этом спросила, девочка?..

— Не знаю, — отвернувшись к стене, сказала Мариелена. — Просто так…

Летисия проснулась рано утром, чего с ней давно уже не случалось, и в прекрасном настроении. Она с удивлением припомнила, как вчера бушевала в офисе своего мужа, как убивалась из-за того, что он отменил поездку.

Он не отправится с ней в путешествие? Ну и не надо. Жизнь-то на этом не кончается. Пусть сидит до осатанения в своей конторе, она больше и пальцем не пошевелит, чтобы выманить мужа из его скорлупы. Нет, ей этого уже не надо. Вчера она совершила одно из прекраснейших путешествий в своей жизни — путешествие по парку с замечательным юношей, который разорвал мрак, опутавший ее душу.

Мария принесла порошки. К черту порошки, она еще не старуха, чтобы глотать лекарства. Тот юноша сказал, что она, Летисия, молода и прекрасна. Ему можно верить. Так оно и есть: она прекрасна и молода.

Нестерпимое желание вновь увидеть своего благодетеля овладело Летисией настолько сильно, что она еле усидела за завтраком. Потом села в машину и поехала в банк Пеньяранды.

Ирма встретила ее со своей обычной ровной приветливостью. Вышколенная секретарша излишних эмоций не допускает. И тут же, оберегая покой своего любимого шефа, сообщила, что у него с минуты на минуту начнется важное совещание. Ирма смотрела на Летисию так, будто не было и в помине никакого погрома в кабинете шефа. Умница! Конечно, все уже прибрали.

— Мне Андреас не нужен, — заявила Лети, — мне хотелось бы переговорить с вашим курьером.

— О ком вы говорите, сеньора? — не в силах сдержать своего удивления при этой необычной просьбе спросила Ирма.

— Об Энрике Муньосе. Его еще называют Кике Я искала его внизу, но не нашла. Его куда-то послали?

— Нет, сеньора, — немного опешив, ответила Ирма. — Дело в том, что этот парень у нас больше не работает. Ваш супруг его уволил.

— Почему? — удивилась Летисия.

— Видите ли, вчера он куда-то исчез на целый день и не отвез почту клиентам…

Летисия, не дослушав, прошла мимо нее и распахнула дверь кабинета.

Андреас сидел, прикипев ухом к телефонной трубке. Летисия подошла к столу и вырвала у него из рук трубку.

— Боже мой, зачем ты пришла! Опять устроить погром? У меня сейчас собрание акционеров, я тороплюсь…

— У меня к тебе дело, — спокойно ответила Летисия. — Ты уволил курьера за то, что он не успел развезти почту. Так вот, я сейчас возьму у Ирмы его адрес, отыщу парня и сообщу ему, что ты передумал. Он будет работать здесь.

— Но он… — начал было Андреас.

— Знаю, он вчера не успел выполнить свою работу. И в этом виновата я. Мне стало плохо, и просила его отвезти меня на машине. Получилось так, что я его задержала настолько, что него уже не было возможности вернуться…

Итак, могу я считать, что парень восстановлен на работе?

— Разумеется, дорогая, — поторопился сказать Андреас, — раз он помог тебе… я ему очень благодарен.

— Не забудь выразить парню свою благодарность. Пока, — Летисия вышла.

Андреас с облегчением перевел дух: слава Богу, хоть на этот раз обошлось без истерики. И снова принялся нажимать кнопки телефона…

0

8

Глава 7

Этот день в офисе не отличался от других. Телефон звонил непрестанно. Посетители к Луису Фелипе шли один за другим. А между тем стоял на месте срочный заказ: реклама мыла и купальников.

Наконец Луис Фелипе не выдержал:

— Мариелена, возьми папки с фотографиями… пойдем в наше убежище.

— Нет-нет, — испуганно запротестовала Мариелена, — нам не следует больше подниматься туда, сеньор!

— Почему, Мариелена? Ты боишься меня… или себя?

Вопрос этот поставил девушку в тупик. Ей не хотелось выказывать свое недоверие шефу и не хотелось также, чтобы у него создалось впечатление, что она опасается остаться с ним наедине.

В таких противоречивых чувствах Мариелена позволила все-таки Луису Фелипе увлечь себя в убежище. Они углубились в работу, и напряжение, поначалу овладевшее Мариеленой, прошло.

Она уже была готова смеяться над своими страхами. Луис Фелипе с Мариеленой отобрали наиболее подходящие рисунки, сделали несколько набросков поз манекенщиц, выбрали снимки, показавшиеся им наиболее выгодными, — и дело было сделано.

— Вот такими темпами и следует работать, — нравоучительно изрек Луис Фелипе. — А в моем кабинете трудиться практически невозможно.

— Вот и хорошо, — также довольная, что они быстро справились с делом, сказала Мариелена. — Ну что ж, нам пора…

Луис Фелипе удержал ее:

— Вчера я не успел даже показать тебе квартиру. Следует на всякий случай ознакомиться с расположением комнат…

— Зачем? — нервничая, спросила Мариелена.

— Возможно, тебе придется работать здесь одной, без меня. И я хочу, чтобы ты освоилась, — объяснил Луис Фелипе.

Он сделал приглашающий жест рукой. Мариелена была вынуждена последовать за ним.

— Это гостиная, иногда она служит мне как столовая… маленькая, но довольно удобная. Здесь кухня… почти такая же, как у нас в офисе, но лучше оборудованная. Вот ванная комната, если захочется можно в любое время принять Душ, освежиться. Здесь спальня.

А спальня зачем? — все больше раскаиваясь в том, что она опять очутилась квартире, спросила Мариелена.

— Иногда мне хочется прилечь… Послушать музыку, расслабиться… Скажи, тебе нравится тайская кухня?

Мариелена облегченно вздохнула:

— Вы приглашаете меня в ресторан?

— Нет, я закажу обед по телефону Через десять минут нам все принесут.

И действительно, не прошло и десяти минут как в квартире появилась очень расторопная девушка, сноровисто накрыла стол… Вниманию Мариелены был предложен жареный рис с овощами, рыба по-тцчуаньски, курри — довольно острый, но очень питательный соус.

Луис Фелипе открыл бутылку шампанского.

— Я не пью, — Мариелена прикрыла свой бот ладонью.

— Но бокал вина не повредит, — уговаривал ее Луис Фелипе.

— Нет-нет, — сопротивлялась Мариелена.

— Но ведь нам надо выпить за успех вашего дела. — настаивал Луис Фелипе, — за это следит пригубить — хотя бы капельку.

— Хорошо, чуть-чуть. — сдалась Мариелена.

— Давай лучше выпьем за тебя, — передумал Луис Фелипе. — ты такая особенная, непохожая на других…

Мариелена сочла этот комплимент незаслуженным.

— Особенная? Чем? Разве только тем, что я стараюсь хорошо делать свою работу. Но Лаура…

— К черту Лауру! — вдруг вспылил Луис Фелипе. — Ты для меня больше чем секретарша. Ты — мой партнер, мой друг, На которого я могу положиться в трудную минуту. Не так ли? Выпьем за тебя… Ты умеешь есть палочками?

Мариелена пригубила самую малость шампанского, но ей показалось, что у нее слегка закружилась голова.

— Палочками? Нет.

— Это очень просто. Смотри. — Он взял ее за руку, — Ты берешь их вот так, зажимаешь между пальцами… Вот так… Ну, попробуй!

— Здорово, — сказала Мариелена. Она вдруг почувствовала прилив радости. — Здорово. У меня получается!

— Конечно, получается, — наслаждаясь ее детским восторгом, сказал Луис Фелипе, — У тебя все получается. И ты многому научишься со мной, очень многому…

Последние слова Луис Фелипе произнес, понизив голос, Мариелена смутилась, посмотрела на него, но он ответил ей безмятежным взглядом.

— Вкусно?

— Очень… Наверное, полезный соус. Как он называется?

— Курри.

— Курри. Спасибо, сеньор, но не подливайте мне больше шампанского.

— Но ведь за нашу работу мы так и не подняли тост? Итак, за нашу работу, за наше сотрудничество! — провозгласил Луис Фелипе. — Чтобы было успешным.

— И плодотворным! — добавила Мариелена Как только она сделала последний глоток, бокал вдруг выскользнул из ее рук. Мариелена нагнулась, чтобы подобрать осколки, и вскрикнула: она поранила палец.

Луис Фелипе проявил повышенную заботливость. Он вскочил и прижался губами к ее пальцу.

— Я слышал, чтобы остановить кровь, надо пососать ранку. — И он снова приник губами к ее руке.

Потом поднял голову. Мариелена видела, как эти глаза, удивительные глаза, в которых отражается она вся, целиком, поплыли на нее, как огни волшебного корабля в ночи…

Она почувствовала, что может потерять сознание от любви и нежности, когда губы их слились…

Полдня Клаудиа пыталась дозвониться до мужа, но трубку никто не брал. Тогда она набрала номер секретарши Урбано.

— Сеньора Луиса Фелипе нет в офисе! — ответила ей Пурита.

Клаудиа поинтересовалась, где его секретарша.

— Мариелены тоже нет, — после некоторой паузы отозвалась Пурита, и эта многозначительная пауза очень не понравилась Клаудии.

Делать было нечего. Чтобы развеяться. Клаудиа отправилась к сестре.

Летисия чувствовала себя очень довольной. Она только что побывала в доме этого юноши, Кике, сообщила его родным, что произошла ошибка, Кике восстановлен на работе, и, чтобы загладить маленькую неприятность, которая имела место, передала для Кике флакон самого дорогого одеколона. Ей было только жаль, что она не увидела самого Кике, — его мать сказала, что сын ушел за покупками.

Летисия хотела было рассказать о вчерашнем происшествии сестре, но тут принесли почту. Одно письмо было из Бостона.

Полная дурных предчувствий, Летисия на глазах у Клаудии вскрыла его, пробежала взглядом строчки — и застонала.

— Что случилось? — удивленная ее реакцией, спросила Клаудиа.

— Боже мой! — растерянно сказала Летисия. — Это об Энди. Он не закончил семестр.

— Не может быть! — ахнула Клаудиа.

— Да, тут именно так и написано, — немедленно ударяясь в слезы, произнесла Летисия. — Он не ходил на занятия по математике и экономике. И по трем другим предметам его не аттестовали. Боже мой! Мария, — крикнула Летисия служанке. Позови Мелиссу.

Появилась Мелисса. На лице ее застыло вы Жжение скуки — она готовилась принять на Себя очередную материнскую истерику. Узнав о причине материнских слез, Мелисса покачал головой:

— Ах, мама. Воспринимай это легче. Это — не трагедия.

— А что же еще! — вскричала Летисия. Конечно, это трагедия!

— Да нет, Летисия, — поддержала племянниц Клаудиа. — Поверь, ничего страшного не произошло. И все нужно выяснить у самого Энди. Мелисса, пригласи его, пожалуйста.

Вид Энди выражал полную невинность, когда он переступил порог гостиной. Летисия молча сунула ему письмо.

— Ты хотел обмануть нас! Думал, что мы ничего не узнаем! Только зря потратил время и деньги!

Энди отложил письмо в сторону и зевнул.

— Мама, я не виноват.

— Да? А кто же? Кто виноват? — воскликнула Летисия.

— Энди, объясни нам толком, что произошло, — пытаясь успокоить ее, произнесла Клаудиа.

— Экзамены были трудные, — объяснил Энди.

— Экзамены? Или ты сам не хотел учиться? — вмешалась Мелисса.

— Этот университет отсталое учреждение, преподаватели сплошь старики. И они не вызывают желания учиться, — подавив зевоту, ответствовал Энди.

— Но твой отец в нем учился! И был первым на курсе! — подала реплику Клаудиа.

— Очень за него рад, — возразил Энди. — Не отрицаю, папа умный… в отличие от меня. Я просто не потянул эту учебу.

— Шут гороховый! — взорвалась Летисия. — Прочь отсюда! Марш в свою комнату! И чтобы не смел выходить оттуда до прихода отца.

— Мам, ты не говори ему ничего, — взмолился Энди.

— Вон отсюда!

Энди вышел.

— Да… история… — задумчиво произнесла Клаудиа. — Что же делать?.. Андреас должен все знать.

— Представляю его реакцию, — язвительно заметила Мелисса. — Проступок Энди может печальным образом отразиться на его карьере… Вот будет бушевать папочка, когда узнает, что выкинул его наследник!

— И все же Андреаса необходимо поставить в известность, — заключила Летисия, возведя очи горе. — Придется мне взять это на себя.

— Не стоит, — насмешливо возразила Мелисса. — Тебе нельзя перенапрягаться. Это вредно для твоих нервов. Позволь, я сама поговорю с отцом.

— Я думаю. Мелисса права, — заявила Клаудиа. — Только лучше будет сообщить ему эту новость не дома. Это вызовет липшие эксцессы.

— Хорошо, я поеду к папе в офис, — согласилась Мелисса.

В офисе Андреаса Пеньяранды было куда спокойней, чем у Луиса Фелипе, поэтому последний, войдя к шурину, развалился в кресле и даже положил ноги на спинку другого, демонстрируя крайнее утомление.

Пока Андреас знакомился с проектом рекламы избирательной кампании, Луис Фелипе набрал домашний номер телефона, чтобы успокоить Клаудиу, наверняка звонившую ему на работу и не дозвонившуюся, но трубку никто не поднял.

— Да-а… вот так можно узнать о себе много интересного, — удовлетворенно заметил Андреас. — Какой я, однако, молодец! И патриот! И энтузиаст, каких мало! И кристально честен?

— Разве это не так? — тонко улыбнулся Луис Фелипе.

— Поздравляю. — Андреас вместо ответа похлопал шурина по плечу. — Отличная работа. Когда же ты успел с ней справиться?

— Пришлось на весь день запереться в квартире с секретаршей, — объяснил Луис Фелипе.

— С Мариеленой? — брови у Андреаса поднялись.

— Погоди! Уверяю тебя, я пригласил ее без всяких задних мыслей…

— Это Сначала, — засмеялся Андреас, — а потом они у тебя появились… — Андреас погрозил шурину пальцем.

Проницательность Андреаса поразила Луиса Фелипе.

— Да… — несколько смущенно отозвался он. — Я не учел интимности обстановки… Кстати, скажи Клаудии, что я был с тобой весь день.

— Господи, прости мне мою святую ложь! — произнес Андреас. — Так что, сеньорита Муньос быстро сдалась?..

— Ничего не было! — быстро сказал Луис Фелипе. — Клянусь тебе. Я поцеловал ее, и она убежала. Она очень чистая девушка. — Ему очень не хотелось продолжать разговор на эту тему, и он уже не знал, как поскорее уйти от шурина.

По счастью, в этот момент открылась дверь, и в кабинет вошла Мелисса. Луис Фелипе, воспользовавшись появлением племянницы, нежно чмокнул ее и исчез.

— Зачем ты сюда пожаловала? — слегка удивившись, спросил Андреас. — Хочешь сказать, что раскаиваешься в том, как обошлась с Ники?

— Вовсе нет, — усмехнулась Мелисса. — У меня для тебя неприятная новость.

— Что за новость? — насторожился Андреас.

— Энди исключили из университета, — выпалила Мелисса.

Лицо у Андреаса вытянулось.

— Ты шутишь?

— Вовсе нет. Он не сдал ни одного экзамена.

— Проклятье! — выругался Андреас.

— В конце концов, Энди не так уж и виноват, — решила высказать свое мнение Мелисса. — Он не хотел поступать в университет. Ты его заставил.

— Он был обязан учиться! — не слушая ее, воскликнул Андреас. — Вы не можете понять, что человек делает не то, что хочет, а то, что должен чтобы добиться в жизни успеха! Он был обязан хорошо учиться! И ты была обязана прилично вести себя с Ники! Но ты еще попросишь у него прощения, я заставлю тебя!

— Никогда! — яростно выкрикнула Мелисса.

— Всегда! — стукнул кулаком по столу Андреас. — Всегда ты будешь делать то, что я скажу!

Луис Фелипе не обманывал шурина, когда сказал ему о том, что Мариелена убежала от него. Так оно и было.

Вырвавшись из объятий Луиса Фелипе, Мариелена схватила со стола свою сумочку и, бросив ему на ходу, что больше у него не работает, скрылась за дверью.

Это была не пустая угроза.

На следующий день Мариелена в офисе не появилась.

Сославшись на головную боль, она лежала в своей комнате, пытаясь справиться с охватившим ее смятением.

«Боже правый, — думала Мариелена, — я не могу больше видеть его, нет. С этим надо покончить раз и навсегда. Как такое могло случиться со мной? А как же принципы, которые мне прививала моя мама? Где уважение к самой себе? Неужели я способна, как Чела, всем пожертвовать ради любви! Нет, так продолжаться не может! Надо выбраться из этой ситуации. И надо поставить между Луисом Фелипе и мной непреодолимую преграду».

И когда Мече сообщила ей, что пришел Хавьер, Мариелене показалось будто Бог услышал ее молитвы. Хавьер, вот кто может положить конец всем ее мукам.

— Он какой-то очень торжественный, — лукаво улыбнулась Мече. — Словно хочет сообщить тебе что-то важное.

Она не ошиблась.

Хавьер наконец решил объясниться с Мариеленой. Это она поняла, как только увидела выражение его лица: взволнованное и, действительно, торжественное. Он понимал всю важность этого.

момента.

— Мариелена, я хочу тебе кое-что сказать, — начал Хавьер. — Ты знаешь, что всегда нравилась мне. Не знаю, чувствуешь ли ты это, но нас с тобой всегда что-то связывало…

— Конечно, Хавьер, — согласилась Мариелена.

— Вначале я любил тебя просто как подругу. Как сестру, но потом что-то изменилось. Думаю, я понял, что мы с тобой предназначены друг для друга… Черт, я чувствую себя таким косноязычным!

— Ты очень хорошо говоришь, Хавьер, поддержала его Мариелена. — И все правильно.

— Мариелена я люблю тебя. И хочу; чтобы мы объявили своим родным о помолвке. Что скажешь?

— Я согласна, — дрогнувшим голосом сказала Мариелена.

Конечно, никто особенно не был удивлен, когда Мариелена и Хавьер объявили, что отныне они — жених и невеста. Фуча сказала, что она давно молилась, чтобы этот день наконец настал. Тео заявил, что он уже лет пять ждал этой минуты. Кармела заплакала и стала обнимать Хавьера и дочь. Мече понеслась с этим счастливым известием к Иоли.

Вечером все собрались в гостиной у Кармелы, чтобы отметить помолвку Хавьера и Мариелены. Открыли бутылку шампанского, наполнили бокалы. В этот момент позвонили в дверь.

Мече бросилась открывать.

…Когда Мариелена увидела Луиса Фелипе, входящего в гостиную, она чуть не упала в обморок. Все невольно притихли, увидев шефа Мариелены.

— Сеньорита, — обратился он к ней, — я решил, что вы приболели, и зашел справиться о вашем здоровье. Вы сегодня не пришли на работу…

— Сеньор Сандоваль, — обрадованная приходом столь важного господина, сказала Кармела, — позвольте вам все объяснить. У моей дочери сегодня торжественный день… Разрешите предстать вам ее жениха Хавьера. Мы сейчас отмечаем помолвку.

— Правда?.. — по лицу Луиса Фелипе словно судорога пробежала. — Это правда? — обратился он к Мариелене.

— Правда, — проронила она.

— Разрешите предложить вам бокал шампанского… Мы как раз собирались выпить за счастье жениха и невесты, — объяснила Кармела.

Мариелена видела, что Луис Фелипе, воспользовавшись общей суматохой, поставил бокал на место, не пригубив ни капли.

Она вышла на кухню. Луис Фелипе, сказав, что у него есть разговор к Мариелене, последовал за ней.

— Я не мог пить за твое счастье с другим, — сказал он. — Зачем ты это сделала?

— Что именно? — резко произнесла Мариелена.

— Ты не можешь выйти замуж за этого парня…

— Почему же?

— Потому что ты его не любишь, — убежденно проговорил Луис Фелипе. — И не пытайся обманывать себя. Ты просто хочешь забыть обо мне. После того как мы поцеловались, ты бросилась в объятия другого, чтобы с его помощью заслониться от настоящей любви.

Проговорив все это, Луис Фелипе пристально посмотрел ей в глаза.

— Я жду тебя завтра, — сказал он. — Постарайся не опоздать.

Сулейма и не думала противиться обаянию Энди.

Как ни предостерегала ее Мария, как ни напугала в прошлый раз Мелисса. Сулейма сама старалась попасться молодому сеньору на глаза.

Она изобретала разные предлоги, чтобы как можно чаще появляться в той части дома, где была комната Энди. А уж когда Мария поручала ей отнести сок молодому сеньору так восторгу Сулеймы не было границ.

Конечно, она давно заметила, какими глазами он смотрит на Ненси, маникюршу своей матери, он явно к ней неравнодушен… Но и она, Сулейма, ему нравится! Всякий раз, когда она входит к нему в комнату, он встречает ее с распростертыми объятиями, норовит обнять, прижаться к ней, расстегнуть пуговицы блузки. А уж когда он целует ее, — Пресвятая Дева, она как будто возносится на небо! Нет на свете ничего слаще его губ! Они мягкие, как лепестки жасмина! Да и сам он красавец, ничего не скажешь.

…Только бы их снова не застукали, думала Сулейма, отправляясь в свою комнату. Сегодня молодой сеньор обещал навестить ее с подарком. Конечно, ей не нужны никакие подарки! Ей нужно он только видеть его!

Тихонько приотворилась дверь, и в комнату, крадучись, вошел Энди.

— Я принес тебе подарок.

Сулейма потупилась.

— Я же сказала, чтобы вы не беспокоились.

— Я хочу, чтобы у нас с тобой сегодня был праздник… Ты это когда-нибудь пробовала?

Сулейма взглянула ему в руки и вздрогнула.

— Нет, сеньор! Унесите это. Это дьявольская вещь.

— Ну да! — легкомысленно усмехнулся Энди. — Это курят и очень важные люди, поверь мне!

— Нет-нет, оно очень сильно пахнет, — отказывалась Сулейма. — Ваши родители почувствуют запах…

— А откуда ты знаешь, как оно пахнет? — изумился Энди.

Сулейма помолчала.

— Знаю, — наконец подавленно сказала она.

— Я знал, что ты придешь, — такими словами встретил Луис Фелипе Мариелену на следующее утро.

Мариелена выдержала нелегкую борьбу сама с собой, чтобы прийти сюда. Твердое намерение оставить эту работу не покинуло ее, но после прихода Луиса Фелипе в их дом она сочла необходимым сделать ответный визит, чтобы подтвердить принятое ею прежде решение.

— Я пришла сказать, что не смогу у вас работать.

— Я не отпущу тебя. И ты сама не захочешь уйти, — не менее твердо сказал Луис Фелипе.

Мариелена усмехнулась:

— Что вас заставляет так думать?

— Тот наш поцелуй. Ты ответила мне, я почувствовал это.

— Я была как в тумане, — защищалась Мариелена. — Работа! утомление… шампанское…

— Не пытайся ничего объяснять, — прервал ее Луис Фелипе, привлекая к себе.

Мариелена положила голову ему на плечо.

— Я подозревала, что это — любовь. Я спрашивала себя — что случилось? Отчего во мне все так изменилось?

— Не пытайся анализировать. Следуй за своими чувствами, — прошептал Луис Фелипе.

Мариелена вырвалась из его рук.

— Но я не могу! — в ее голосе послышались слезы. — Не могу! Я не должна испытывать к вам никаких чувств! Это невозможно!

— Но почему? — допытывался Луис Фелипе. — Почему дорогая?

— Потому что вы женатый человек! — выкрикнула Мариелена.

Луис Фелипе отступил от нее на шаг и задумчиво проговорил:

— Возможно… Может, ты права. Но дело в том, что есть и другой расклад. Я — мужчина, ты — женщина. И мы любим друг друга.

— Нет, нет! — бормотала, как заклинание, Мариелена.

— Да, да, да! — тихо отозвался Луис Фелипе.

Отредактировано Samal N N (16-07-2013 05:43:08)

0

9

Глава 8

Устройством на работу в рекламное агентство Рене был обязан никому иному, как жене Луиса Фелипе, Клаудии.

Он хорошо помнил то время, когда, для того чтобы заработать на кусок хлеба, брался за любую, даже самую тяжелую работу. А между тем Рене был классный специалист.

Клаудиа случайно увидела снимки Рене в какой-то бульварной газетенке. Она тогда сама подыскивала штат для агентства, стремясь нанимать в основном мужчин, а если женщин — то некрасивых и в возрасте.

Клаудиа разыскала Рене и пригласила его работать в фирме своего супруга. С того момента дела Рене совершенно наладились, и он не уставал возносить Богу молитвы за Клаудиу. Вот почему ему были неприятны намеки Пуриты, повсюду разносившей сплетни, что у Луиса Фелипе и Мариелены — любовь. Он в это верил и не верил. Конечно, Мариелена красивая и хорошая девушка, но Клаудиа всегда была предана Луису Фелипе, всегда обожала его, и чтобы он оставил ее ради секретарши — это казалось невозможным. С другой стороны, Клаудиа на много старше мужа, и разница в возрасте становится с годами все заметней. К тому же у них нет детей.

Рене ощутил себя чуть ли не загнанным в западню, когда Клаудиа обратилась к нему за помощью.

— Я пришла к тебе, потому что между нами есть некоторое доверие, — начала Клаудиа. — Ни к кому другому я бы не позволила себе обратиться, только к тебе, Рене. Ведь ты мне не откажешь в просьбе?

— Я ни в чем никогда не смогу отказать вам, — подтвердил Рене.

— Я должна знать, Рене, существуют ли между моим мужем и его секретаршей любовные отношения?

Этот прямой вопрос, тон, которым он был задан, а главное, потерянный вид Клаудии поразили доброго Рене в самое сердце. Ах, как нехорошо получается! Конечно, сам он не сомневался в, что Луис Фелипе питает какие-то чувства к Мариелене, он сам это видел, видел, какими глазами смотрит шеф на девушку, но о том, как далеко ли их отношения, — Рене и думать не хотел. Он наделся, что девушка себе ничего такого не позволит.

— Клаудиа, — сказал он, стараясь, чтобы его слова прозвучали как можно убедительнее, — между ними ничего нет! Они просто вместе работают. Вот и все.

— Ты не обманываешь меня? — с мольбой спросила Клаудиа.

— Нет. Я не обманываю вас, — сделав над собой усилие, выговорил Рене.

Однако Клаудиа не поверила в правдивость утверждения Рене относительно верности ее супруга. И только случайная встреча, которую ей послала судьба, окончательно развеяла ее сомнения.

В последнее время они с мужем стали часто ходить в кино. Клаудиа не понимала этого вдруг появившегося пристрастия Луиса Фелипе к боевикам. Она подозревала, что он таскает ее по кинотеатрам нарочно, чтобы как можно меньше оставаться с ней наедине, и эта мысль выводила ее из себя.

Они уже выходили из кинотеатра, когда вдруг столкнулись с секретаршей Луиса Фелипе. Девушка была не одна. Ее сопровождал красивый, весьма интеллигентной наружности мужчина. При виде этой пары Луис Фелипе слегка изменился в лице, чего Клаудиа, во все глаза, смотревшая на спутника секретарши, не заметила. Зато Мариелена не смутилась. Поприветствовав шефа, она самым светским тоном произнесла:

— Хавьер, позволь представить тебе сеньору Сандоваль, супругу моего шефа… Сеньора, это мой жених, доктор Хавьер Варела.

— Как, ты помолвлена, Мариелена?! — не в силах скрыть своей радости воскликнула.

Мужчины в это время чинно раскланивались.

— Да, сеньора, помолвлена. Извините, нам пора…

И дружная, красивая парочка скрылась за углом.

— Милый, почему ты не сказал мне, что у твоей секретарши есть жених? — ласково спросила мужа Клаудиа.

— Не думал, что это для тебя так важно, — буркнул тот.

— Какой симпатичный жених у Мариелены, — разливалась Клаудиа, — они так подходят друг другу!

— Да, хорошая парочка, — был вынужден согласиться Луис Фелипе.

В тот же вечер Клаудиа поспешила поделиться своей радостью с сестрами. Летисии не было дома, и она помчалась к Ольге.

— Ольга, конец всем моим страхам! У Мариелены есть жених, мы сегодня случайно встретили их! Как я рада, что мои подозрения оказались напрасны!

— Ох, ну и наседки же вы с Летисией, — отозвалась Ольга. — Ничего не видите, кроме своих мужей! Только они для вас и существуют, а ведь на свете столько удовольствий! — Ольга мечтательно прищурилась и потянулась. — Я бы вас с радостью познакомила с другими мужчинами, молодыми, дерзкими, но вы — вы и знать никого больше не желаете, кроме своих супругов, дурочки!

А между тем Ольга ошибалась, хотя бы в отношении младшей сестры.

В то время, когда они с Клаудией обсуждали неожиданную новость о Мариелене, Летисия сидела во французском ресторане с Кике, и лучшего общества, судя по ее настроению, ей и не надо было.

Кике чувствовал себя неловко. Он не привык, чтобы за него платили. К тому же этот ресторан — такой дорогой!

— Не думай об этом, Кике, — уговаривала его Летисия. — Ты потратил на меня то, что дороже всего, — часть души и много времени. Ты… ты спас меня от отчаяния. Мне хочется сделать тебе подарок.

— Но вы подарили мне роскошный одеколон, — взволнованно сказал Кике. — Прошу вас, больше ничего не надо…

— Нет-нет, мне еще что-то хочется тебе подарить, например рубашку. Ах, не возражай, это доставит мне удовольствие!

— Сеньора, а мне очень нравится самому зарабатывать себе на жизнь. Благодаря вам я могу немного помочь маме и моим сестрам! Без вас не видать бы мне этой работы как своих ушей!

— Ты такой добрый. Кике!.. За каплю нежности я бы отдала все золото мира! А ты очень бережно и нежно отнесся тогда ко мне, — в упоении лепетала Летисия.

Ей и в самом деле приятно было «оторваться» с Кике — отвлечься от своих проблем, от неприятности, происшедшей с Энди, от грубости Мелиссы, от вечно занятого делами мужа…

— Ну что вы, — смущался Кике. — Ведь я только отвез вас домой.

— Ты выслушал меня и утешил. Ты осушил мои слезы своим платком. Я буду беречь этот платок!

— Да что вы, сеньора!

— Но ты и правда лучше всех на свете, Кике. Ах, — Летисия нежно взъерошила юноше волосы, — если бы мой сын Энди был хоть немного похож на тебя!

Андреас приехал домой вне себя от бешенства, которому, к сожалению, он сейчас не мог дать надлежащий выход: он ждал гостей.

Ему в офис позвонил ректор университета и сообщил, что Энди исключен не только из-за плохой учебы, но и потому, что в его комнате обнаружили наркотики.

Андреас взглянул на часы.

До прихода Негретти с сыном еще было немного времени, и он велел Марии позвать в гостиную Энди.

Когда Энди с выражением скуки на лице возник в дверях, Андреас обрушил на него град упреков.

— Но я не виноват, папа, — стал выкручиваться Энди. — Наркотики были у моего соседа по комнате! Он принес их, и в этот момент вошел мистер Джонсон!

В разгар этой интересной беседы вернулась из ресторана Летисия.

— Что тут происходит? Чего вы так шумите?

— Поздравляю тебя! — ядовито обратился к ней Андреас. — Твоего сына исключили из университета потому, что он пользуется наркотиками!

— Мама, я не виноват! Это мой сосед свалил свою вину на меня! Скажи отцу, что я тут ни при чем! Ты же веришь мне? — взывал к матери Энди.

— Боже мой, — сокрушался Андреас, — изгнан из-за наркотиков! И это в тот момент, когда вот-вот должна начаться предвыборная кампания.

— Это единственное, что тебя волнует! — тут же взвилась Летисия. — Тебя интересует не судьба твоего ребенка, а то, что скажут о тебе люди!

Андреас открыл рот, чтобы как следует ответить жене, но вспомнил о предстоящей встрече с Негретти, перед которой ему надо было переговорить с Мелиссой. Он злобно махнул рукой и направился в комнату дочери.

Мелисса сидела на полу с какой-то растрепанной книгой в руках. При виде отца она отложила ее и пересела на кровать.

— Не хотел тебе мешать, — начал Андреа, — но дело в том, что сейчас к нам должны прийти доктор Негретти и Ники. Ты спустишься вниз извинишься перед юношей.

— Ни за что не сделаю этого. — отозвалась Мелисса.

— Ты сделаешь это. — Тон у Андреаса сделался таким, что Мелисса перепугалась. — Ты спустишься. На лице твоем должно быть раскаяние. Ты скажешь, что вела себя недостойно, и попросишь прощение…

— Но папа, — пролепетала Мелисса.

— Ты сделаешь это, — тем же тоном произнес Андреас.

Мелисса поняла, что не в силах оказать отцу сопротивление, и краска гнева и стыда за саму себя выступила на ее лице…

Прошло несколько дней после того, как Мариелена, сама того не желая, ответила на поцелуй своего шефа, Луиса Фелипе, и за это время девушка почти свыклась с мыслью о том, что эту любовь удастся в себе задушить.

Новый приступ самобичевания вызвала в ней ее сестра Иоли, которая, подходя к своему бывшему дому, с тем чтобы поздравить Мариелену с помолвкой, увидела ее, выходящую из машины Луиса Филиппе. На глазах ошеломленной Иоли сестра поцеловала своего шефа. Машина тотчас отъехала, Мариелена медленно и потерянно побрела к дому. Тут ее и окликнула Иоли.

— Так вот оно что, — сузив глаза от гнева, произнесла она. — Ты только что объявила о помолвке с Хавьером… Объясни, как прикажешь все это понимать?

— Иоли, — вырвалось у Мариелены, — я полюбила этого человека и ничего не могу с собой поделать!

— А он? — потрясенная признанием сестры, спросила Иоли.

— Он — тоже… Никак не могу понять, как это могло со мной случиться… — расплакалась Мариелена.

— Погоди… Но зачем же ты тогда пообещала себя Хавьеру? — недоумевала Иоли.

— Чтобы защититься от Луиса Фелипе. Ведь он женат, — Мариелена снова разразилась рыданиями.

— Мариелена, ахнула сестра, — как тебе только в голову пришло связаться с женатым человеком?! Перестань плакать. Это смешная, банальная история — роман между шефом и его секретаршей… Уйди с работы! Отдались от него!

— Не могу, не могу, — беспомощно ответила Мариелена.

— Чего ты не можешь, так это продолжать ваши отношения. С ними пора покончить.

— Ах, Иоли, он ведь несчастен со своей женой! — воскликнула Мариелена.

— Дорогая! И ты веришь его словам? Ведь так говорят все женатые мужчины, — воскликнула Иоли, — только дуры могут на это клюнуть! Вот что. Об этом надо сказать маме. — решительно добавила она.

— Нет! — покачала головой Мариелена.

— Она единственная сможет помочь тебе. Она заставит тебя положить этому безумию конец. Если ты не скажешь, скажу я.

— Нет! — Мариелена вскинула голову. Слезы у нее моментально высохли. — Нет! Это моя жизнь. И никто не имеет права вмешиваться. Моя жизнь, тебе понятно, Иоли?

Сестра в ужасе отшатнулась от нее.

— Нет, — тихо произнесла она. — Подумай, Мариелена! Подумай о нас, о маме, о Хавьере. И о том, что это сплошное унижение — любить женатого человека!..

Время от времени Мелисса встречала Карлоса то на набережной в сопровождении Эрнесто, то в каком-нибудь баре, то на пляже. И всякий раз он умел произвести на нее впечатление. Его тонкая улыбка, проницательный взгляд, загадочный вид говорили о наличии какой-то удивительной, богатой духовной жизни, не в пример самой Мелисе.

После того как отец так унизил ее, заставив просить прощения у этого ничтожества Ники, Мелисса, вне себя от негодования выскочила на улицу и сразу же увидела Карлоса.

У нее мелькнула мысль, что это не случайная встреча, но ей так хотелось облегчить душу, выговориться, что она отогнала эту мысль прочь.

Карлос привел ее к себе. Он сразу понял, как себя вести. Надо сидеть с умным видом, молчать, а девчонка пусть мелет себе языком, рассказывает о своих страданиях в роскошном особняке. Карлос так и поступил. Он сидел и, еле сдерживаясь, чтобы не зевнуть, ждал, пока иссякнет поток красноречия Мелиссы, предающейся воспоминаниям о тяготах своего богатого, но одинокого детства…

— Почему бы тебе не послать все это к чертям, — наконец выговорил он, — уж если ты так ненавидишь своих родных… Останься у меня, — он подсел к ней. — Останься, останься…

Мелисса как завороженная смотрела на него.

— Зачем тебе вся эта ложь? Правда в тебе самой, в том, что ты чувствуешь кожей, — Карлос осторожно провел пальцами по обнаженной руке девушки. — Хватит быть ребенком. Пора стать женщиной.

— Нет, Карлос, подожди, — попыталась остановить его Мелисса.

— Ты не доверяешь мне?

— Нет, доверяю.

— Тогда докажи, — жарко прошептал ей Карлос в ухо и, легко подхватив девушку на руки, перенес ее на кровать.

— Нет, не сейчас. — лепетала Мелисса.

— Я не слишком хорош для тебя? Да, у меня в доме не было гувернантки, которая следила бы за мной и моими братьями! Да, мы жили как сельди в бочке, спали на полу! Матери некогда было рассказывать нам сказки, потому что она работала как каторжная, чтобы мы имели хотя бы кусок хлеба на обед! У меня не было отца — президента банка, которого бы я стыдился. Мой отец… Он умер в тюряге!

— Прости, Карлос, — ошеломленная услышанным, пролепетала Мелисса. — Я не знала. Но ты не прав… Я… я доверяю тебе…

— Докажи!

— Хорошо, — прошептала Мелисса, — иди ко мне…

Тельма не раз предупреждала Рейну, что с Леоном ей следует держаться осторожнее. Хозяйка бара была женщиной с трагическим жизненным опытом. Она не сгинула, как многие женщины древнейшей профессии, не пошла ко дну лишь потому, что оказалась наделенной от природы колоссальной выдержкой и осмотрительностью. Она поняла, что Рейна для Леона нечто большее, чем публичная девка. Как-то проведав о том, что занята с клиентом, Леон учинил в баре настоящий скандал. Досталось и Тельме, и Рейне, которая занималась любовью с Леоном бесплатно следовательно, имела на него какие-то виды. Вот это-то и беспокоило Тельму.

— Мне это не нравится, Рейна, мне не нужны проблемы, — после ухода Леона выговаривала девушке Тельма. — Я не хочу никаких осложнений.

— Их не возникнет, — спокойно возразила Рейна. — Он впредь будет паинькой.

Чтобы сделать внушительное предупреждение Леону, Рейна навестила его невесту, Мече, представившись подругой Леона по компьютерным курсам. Она пришла якобы за конспектами. Она очень ценит Леона, у этого парня есть голова на плечах. И он так обожает свою невесту, только о ней и говорит.

Радостная Мече, тронутая словами этой девушки, с восторгом рассказала о ее визите Хавьеру.

Хавьер с недоверием покрутил головой:

— Какие могут быть конспекты у тех, кто учится работать на компьютере?

— Не знаю, — ответила доверчивая Мече, — она приходила за конспектами.

Леон же, узнав о посещении подруги с компьютерных курсов, сразу все понял.

— Она тебе не представилась? — спросил он Мече.

— Ее зовут Рейна. Леон был взбешен.

Как, эта девка посмела явиться в дом его невесты! Ну нет, он не позволит себя шантажировать!

— Ты не должна была приходить в дом моей Мече! Я тебе говорил: моя невеста — святая, и я не хочу, чтобы ты даже упоминала о ней.

Рейна задрожала от гнева.

— Потише, парень! Я не твоя собственность чтобы ты орал на меня!

— Так это месть? Ты хотела отомстить мне? Ты хотела меня запугать?!

— Нет, предупредить, Леон. Только предупредить. Чтобы и ты не смел впредь устраивать мне скандалов.

— Ну так вот — я ухожу! Между нами все кончено! Ты мне надоела!

С этими словами Леон вышел и изо всех сил хлопнул дверью.

Рабочий день был окончен.

Мариелена и Луис Фелипе сидели за столом напротив друг друга и вполголоса разговаривали.

— Я хочу подняться наверх, в свою квартиру, и быть там с тобой… Ты же знаешь, что не сможешь больше сдерживать то чувство, которое горит в тебе и заставляет тебя дрожать, — положив ладонь на действительно дрожащие пальцы, говорил Луис Фелипе.

— Ты отдаешь себе отчет в том, о чем просишь меня? — пытливо глядя на него, спросила Мариелена.

— Я знаю, ты отдашь многое, но ведь многое и получишь, — уговаривал ее Луис Фелипе.

— Что я получу Луис Фелипе?

— Любовь, дорогая.

— Но есть и другое. Ведь ты не можешь быть с двумя… С кем из нас ты неискренен? Со мной или со своей женой? — не сдавалась Мариелена.

— Я честен перед самим собой. Перед своими чувствами, — у Луиса Фелипе, похоже, на все был ответ. — Ты мне очень нужна. Я одинок. Тебе трудно это понять, ты живешь в семье, а у меня семьи нет. Нет детей. А я так хотел бы маленькую девочку!.. По воскресеньям я водил бы ее в парк. Мы катались бы на деревянной лошадке… Милая, я бы хотел познакомиться с тобой гораздо раньше. Но случилось иначе, и нельзя требовать от жизни слишком многого. Нам и так дан огромный подарок: наша встреча… Мы не должны потерять друг друга, Мариелена…

Мариелена поднялась, и Луис Фелипе встал следом за ней, выжидательно глядя на девушку.

— Хорошо, — сказала она. — Пошли.

…Через несколько часов, упоительных часов, которые они провели в квартире Луиса Фелипе, он, приподнявшись на постели, смущенно произнес:

— Только теперь я по-настоящему понял, что все это для тебя значило.

— Ты не верил, что я — девушка?

— Я не был уверен, — повинился Луис Фелипе, — прости меня. Ты невероятно чистая.

— И неопытная? улыбнулась Мариелена.

— Но страстная! И все же меня мучат угрызения совести, — признался Луис Фелипе.

— Забудь об этом. Это было мое решение. Я пошла на это сознательно, — голос у Мариелены был мечтательный, мягкий, она словно грезила наяву.

— Ты не будешь раскаиваться? — вдруг встревожился Луис Фелипе.

— Нет, но Я бы хотела быть уверенной в твоей любви.

— Я люблю тебя так, как только может мужчина любить женщину, клянусь! — Луис Фелипе поднял правую руку, точно давал нерушимую клятву. — Теперь мы навеки принадлежим друг другу.

0

10

Глава 9

Прошло совсем немного времени, и Леон убедился, что от Рейны ему так просто не отделаться… Он занимался наведением порядка на складе. Вообще, Леон работу любил, особенно физическую, и если за что-нибудь брался, то доводил это дело до конца со всей добросовестностью, которую унаследовал от Тео и Фучи. Он почти закончил сортировку товаров, как вдруг дверь распахнулась, и перед ним появилась Рейна.

— Что тебе надо? — не слишком любезно встретил ее Леон.

— Поговорить, — бросила Рейна.

— Я сказал тебе, все кончено!

Рейна подошла к нему так близко, что он снова ощутил то дурманящее опьянение, которое всегда окутывало его, когда он видел эту девушку. Рейна на это и рассчитывала, и не замедлила воспользоваться ситуацией. Она прижалась к нему и стала быстро расстегивать на нем рубашку.

Они упали на пол, слившись в неистовом объятии. Но вдруг неожиданно распахнулась дверь, и Леон увидел перекосившееся от ужаса лицо брата и услышал голос Мече:

— Ну пусти меня, Хавьер, к моему жениху! я хочу накормить его горячим бульоном…

Леон и Рейна перекатились в угол склада, а Хавьер поспешно прикрыл дверь, сказав:

— Мече, туда нельзя.

— Но почему? — удивилась Мече.

— Леон не одет. Ступай в магазин к отцу, а твой жених сейчас оденется и подойдет к тебе!

Всего минута понадобилась Леону, чтобы привести себя в порядок.

Вытолкав Рейну со склада, он помчался к невесте.

— Любовь моя, ты проголодался, — радостно встретила его Мече. — Тебе надо подкрепиться.

Обескураженный Леон вырвал из ее рук бутыль с бульоном.

— Как хорошо, что ты принесла это… сюда…

— Вкусно? — просияв от его слов, спросила Мече.

— Очень, ужасно вкусно.

— Это потому, что я приготовила бульон с большой любовью, — сияя глазами, объяснила Мече.

— Ну вот и все, я допил, а тебе пора, любимая. — Леон хоть и понимал, что неприятного разговора с братом ему не избежать, поторопился по-скорее спровадить невесту.

Потом отвел Хавьера в сторону.

— Брат, спасибо, что прикрыл меня!

— Как ты мог, — брезгливо отстраняясь, сказал Хавьер. — Какая грязь!

— Подожди, я хочу тебе объяснить…

— Что ты можешь объяснить! — с горечью перебил его Хавьер. — Ты — животное! Я все видел.

— Ты хочешь меня ударить? — с удивлением глядя на побледневшего от ярости Хавьера, спросил Леон.

— Не хочу руки марать! Ты считаешь, что можно поставить на карту все ради этой… этой…

— Рейна для меня ничего не значит! — воскликнул Леон. — У меня к ней просто физическое влечение.

Хавьер тяжелым взглядом посмотрел на него. Я тебе скажу одно, Леон, — медленно произнес он, — если я увижу, что Мече из-за тебя плачет, ччто она страдает по твоей вине, — клянусь, я за тебя вот этими руками!..

Кармела пришла домой немного усталая: весь день они с Иоли провели в магазине детской одежды. Иоли хотела все купить для ребенка заранее, Кармела этого не одобряла: сначала нужно хотя бы забеременеть.

Иоли и сама только об этом и мечтала. И она, Альфреда, и дон Руфино. Иоли даже решила некого облегчить природе задачу, для чего обратилась к врачам. Теперь она проходила обследование — долгое, изнурительное. Но Иоли ради ребенка была готова на все. Если следует принять какие-то процедуры, даже очень болезненные, она согласна. Она на все согласна, только бы в их доме поскорее зазвучал детский лепет… Кармела, как могла, поддерживала дочь.

Кике вертелся перед зеркалом, примеряя роскошную шелковую рубашку. Кармела ахнула:

— Откуда это, сынок?

— Сеньора Пёньяранда сделала мне подарок, — смущенно признался Кике.

— Но дорогой… Она уже отплатила тебе добром за твою любезность… восстановила на работе, подарила дорогой одеколон… Пригласила в ресторан… Я думаю, для благодарности достаточно? — выразила свое мнение Кармела.

— Да, мама, я не хотел принимать этот подарок, но она сказала мне, что я для нее как сын… И я не смог отказаться, — объяснил Кике.

— Ну хорошо, но в следующий раз ты твердо скажешь «нет», — проговорила Кармела. — Тебе не но давать повод для разговоров… Всегда найдутся злые языки… Хорошо, сынок? — Хорошо, мама, — с готовностью согласился Кике. — Но рубашка все же очень красивая. Пойду покажусь в ней к Тете!..

— Сынок, мне кажется, вашей помолвке чего-то хватало, — сказала Фуча сыну. — Она была какой-то пресной… Не хватало искры! Эмоций! Волнения, наконец!

— Ho мама, — несколько удивившись, возразил Хавьер. — Какие могут быть эмоции? Все знали, что мы с Мариеленой рано или поздно станем женихом и невестой..

— Да оно, конечно, так, — согласилась с его доводами Фуча. — но все же странно… Вчера ты пришел к Мариелене, а она даже не вышла к тебе…

— Она очень устает на работе, мама, — вступился за невесту Хавьер.

— И тем не менее ты должен ухаживать за ней стояла на своем Фуча. — Говорить красивые слова, показывать, что ты влюблен, сделать ей подарок, наконец!

Совет матери показался Хавьеру весьма разумным. Вечером он явился к своей невесте с подарком. Мариелена страшно растерялась, когда жених преподнес ей кольцо. У нее на глазах появились слезы.

— Нет-нет, я не приму его, — пролепетала она. — Ты не должен дарить мне кольцо.

— Почему, Мариелена? Ты — моя невеста, — пытаясь надеть девушке кольцо на палец, сказал Хавьер.

— Не знаю как и сказать тебе… — Мариелена собравшись с силами, произнесла: — Хавьер мы должны расторгнуть помолвку… Я не могу продолжать наши отношения… Прости.

— Но почему? — пораженный ее словами спросил Хавьер.

— Я не думаю, что подхожу тебе, — опустив глаза, произнесла Мариелена. — я… я поторопилась принять твое предложение. Я должна подумать лучше…

— Дорогая, чего тут думать! Мы знаем друг друга с самого детства, — улыбнулся Хавьер. — Мне не важно, что ты уделяешь мне сейчас не слишком много внимания… Я ведь тоже очень занят. Больные, консультации… Я все понимаю. И не принимаю твоего отказа, — мягко закончил Хавьер.

— Но Хавьер… — пыталась протестовать Мариелена. — Давай… давай подождем…

— Конечно, подождем, назначим свадьбу тогда, когда ты решишь, — нежно пожимая ей руку, сказал Хавьер, — но я прошу, чтобы ты носила это кольцо как знак моей любви!

Мариелена снова предприняла попытку снять кольцо с пальца, но тут к ним ворвалась Мече.

— А я подслушала ваш разговор! — радостно возлила она. — Хавьер! Мариелена! Я так за вас рада! Какое чудесное кольцо! Наверное, очень дорогое! Ах, сестренка, как же ты счастлива, правда?

— Правда, — машинально отозвалась Мариелена, чувствуя, что все глубже и глубже погружается в пучину греха, и не зная, что со всем этим делать, какой искать выход…

Отношения Карлоса и Мелиссы, по словам Карлоса, зашли в тупик.

Он все чаще упрекал девушку в том, что она использует его, чтобы отомстить своему отцу, что она стыдится его, потому что у него нет богатого и знатного родителя, что она, Мелисса, кончит свою жизнь так же, как и ее мать, купаясь в деньгах, но пребывая в неизбывной тоске, что в конце концов выйдет замуж за этого мерзкого Ники, которого подсовывает ей отец.

— Ты уже однажды уступила своему отцу и попросила прощения у этого мерзавца, который лапал тебя в машине! Ты сделаешь все, чего только отец от тебя ни потребует! И вот сейчас ты, вместо того чтобы остаться со мной, торопишься на этот великосветский прием, который устраивает твой папочка.

— Но ему необходим этот прием для укрепления его политической деятельности, — объяснила Мелисса.

— А ты тут при чем?

— Мне не нравится играть эту глупую роль, но я обязана хотя бы на минутку показаться на этом приеме…

— А почему ты не хочешь взять меня с собой? — решительно подступил к ней Карлос. — Что, я не слишком импозантен для подобного великосветского раута?

Мелисса хмыкнула. Мысль показалась ей интересной. Почему нет? Пусть отец видит, что у нее есть свои друзья, не из богатых семей, но зато куда более умные и интересные, чем подонок Ники.

— Хорошо, — сказала она. — Прихвати Эрнесто и еще кого-нибудь. И мы камнем упадем в это стоячее болото. Посмотрим, как поведет себя мой блестяще воспитанный отец…

Прием у Андреаса Пеньяранды определенно удался.

К нему явились очень солидные, преуспевающие люди: политики, общественные деятели, финансисты. Это событие должно было освещаться в прессе — кое-кто из журналистов уже внимательно осматривал убранство дома, чтобы рассказать читателям о том, как живет будущий губернатор.

Говорили о важных вещах: о возрождении моральных ценностей, о походе против коррупции, о молодежи, которую необходимо повести по правильному пути.

В это время в столовой Мария и Сулейма завершали последние приготовления к ужину. Клаудиа руководила ими. Она специально укрылась от посторонних глаз, потому что была не в силах скрыть своего отчаяния: теперь она уверена, что у мужа есть женщина. Вчера он явился поздно вечером после совещания, но у него были влажные волосы, как будто он совсем недавно принял душ! Конечно, женщина! Но кто? Мариелена теперь отпала, в этом Клаудиа была уверена.

Она отдавала последние приказы, кА вдруг услышала шум, восклицания, будто произошло что-то неожиданное, — и вышла к гостям.

В гостиной появились новые действующие лица, присутствие которых на приеме явно не входило в расчеты Андреаса. Несколько нечесаных, разболтанных крикливо одетых молодых людей с вызывающими девицами. Их всех притащила с собой Мелисса. С первого взгляда можно было понять, что главный тут — молодой человек с горящим взглядом, обнимающий Мелиссу.

Новоприбывших кое-как рассадили. Андреас был вне себя от ярости. Зато Никанор Негретти забавлялся от души, Ну Мелисса, ну бунтарка? Честное слово, девчонка готова из кожи вон вылезти, чтобы всех поразить. И Никанор как ни в чем не бывало заговорил с Карлосом, которого представила ему Мелисса.

— Вы учитесь в университете? И что изучаете?

— Социальные связи. — развалясь в кресле и демонстрируя полную непринужденность, ответил Кралос.

— Весьма любопытно.

— Я потому занимаюсь именно этим, что считаю это очень важным. Средства связи находятся в руках консервативных элементов, принадлежащих к крупной финансовой олигархии, — счел необходимым развить свою мысль Карлос.

— А вы бы желали, чтобы ими владели люди, считающие себя прогрессивными? — уточнил Никанор.

— Безусловно.

— Да, но являются ли они таковыми на самом деле, — тонко улыбнувшись, заметил Негретти, — или только играют роль — вот в чем вопрос.

Вошла Сулейма, чтобы пригласить гостей к столу, и, увидев Карлоса, закричала и попятилась к дверям. Мария выскочила из кухни на ее крик. Гости с удивлением смотрели на девушку.

— Крестная, — вцепившись в рукав Марии, пролепетала Сулейма, — это он! Он!

— Что с тобой? Пойдем, перед гостями неловко… Кто — он? — потянула ее на кухню Мария.

— Это он, я видела, это — он!

— Да кто же наконец?

— Сатана! — прошептала Сулейма.

Карлос был доволен произведенным им и его друзьями эффектом в «этом болоте».

Вся компания, наевшись у Пеньяранды, вышла прогуляться.

— Ну. ты мной доволен? — спросила Мелисса.

— Да… отчасти…

— Господи! Чего ты еще хочешь?

— Доказательства, что ты любишь меня!

— Разве я не дала тебе доказательств? — понизив голос, произнесла Мелисса.

— Да, я владею твоим телом, — сказал Карлос, — но мне этого мало.

— Чего же ты хочешь еще? — удивилась Мелисса.

По лицу Карлоса пробежала тень, и оно вдруг приняло выражение злобной неистовости.

— Твою душу, Мелисса! Я хочу твою душу!

На другой день к Мелиссе забежала Карола. Она узнала о вчерашнем скандале на приеме у отца подруги и пришла, чтобы предостеречь ее.

— Зачем? Зачем тебе эти оборванцы?! Этот страшный Карлос! — пыталась урезонить подругу Карола.

— Как — зачем? — Мелисса зевнула. — Я люблю его. Он мой любовник…

— Боже мой! — пораженная Карола отступила на шаг в сторону. — Ты сошла с ума!

— Да. Он — мужчина моей жизни, — забавляясь тем ужасом, который проступил на лице Каролы при этом ее сообщении, сказала Мелисса, — Он… Чего тебе, Сулейма? — строго спросила она вошедшую служанку.

Сулейма умоляюще посмотрела на нее.

— Позвольте мне кое-что сказать, — дрожа, произнесла она. — Сеньорита! Вы не должны обиться с теми мужчинами, которые пришли с вами вчера в этот дом…

— Это что еще такое? — изобразила негодование Мелисса, хотя волнение Сулеймы подействовало на нее. — Ты мне будешь советовать…

— О нет, я ничего не советую. Только умоляю вас, будьте осторожны!

— И что? — усмехнулась Мелисса. — Что они мне сделают? Убьют?

— Хуже, сеньорита. Они украдут вашу душу!

Мелисса вздрогнула. Ей вспомнились слова Карл оса:

— Твою душу, Мелисса! Я хочу твою душу!

Путь Никанора Негретти в высшее общество отнюдь не был усеян розами.

Латиноамериканский крестьянин, он должен был работать, как вол, терпеть много унижений и переносить много ударов, прежде чем ему удалюсь встать на йоги и завоевать вот этот город, огнями которого он теперь любовался, сидя на балконе верхнего этажа своего офиса. Ему было приятно думать, что часть этих огромных освещенных зданий принадлежит ему, крестьянину из забытого Богом местечка. Но скольким ему пришлось пожертвовать ради того, чтобы стать кем он стал солидным, всеми уважаемым ком. Об этом он сейчас и говорил со своим сыном Ники.

— Все мои деньги, моя собственность — все для тебя, сынок. Взамен я прошу немного. Позволь, чтобы я руководил тобой.

— Чего ты хочешь от меня, папа? — с беспокойством спросил Ники.

Чела не сразу поняла, что с ней произошло…

Слабость по утрам, головокружение, тошнота…

Ее состояние заметила даже младшая сестренка. Позже и Эсперанса обратила внимание на то, что Чела плохо выглядит, и посоветовала обратится к Хавьеру. Он — врач, он выпишет ей какое-нибудь лекарство, и все пройдет.

Но Чела уже знала, что никакое лекарство ей не поможет.

Когда она сказала Мариелене, что беременна, подруга схватилась за голову.

— Ты уверена? Ты совершенно уверена?

— Да, и я в отчаянии. Камачо меня бросил. Ты была во всем права, Мариелена. Ты предупреждала меня, что я веду себя легкомысленно, и ты правильно ругала меня…

— Я? — Краска стыда проступила на щеках у Мариелены. — Да кто я такая, чтобы сметь ругать тебя!

— Ты умная, порядочная, Мариелена. Вот потому ты невеста с кольцом, а я брошенная с животом, — заплакала Чела.

— Кольцо ничего не значит, — с мукой в голосе произнесла Мариелена. — Я, как и ты, позволила своим чувствам увлечь меня…

От этого признания подруги слезы мигом высохли на лице Челы.

— Ты? Ты?

— Я принадлежу Луису Фелипе, Чела. Я забыла о своих принципах, об уважении к самой себе, к моей семье… Когда я пришла домой, после того как была с ним, мама так смотрела на меня, будто Она все знает… Мне показалось, что можно было все прочесть на моем лице. Мне стало страшно. Но потом я вспомнила о Луисе Фелипе, о том, как была в его объятиях… И я бросилась на кровать стала думать о нем!.. Так что, Чела, я не могу I для тебя примером… Прости, ты пришла ко мне со своей драмой, а я… Давай вместе подумаем, что можно предпринять?

Что тут сделаешь? — с горечью проронила Чела. — Ума не приложу…

Выходя из церкви, Тельма нос к носу столкнулась с Фучей и ее симпатичной, интеллигентного вида подругой. Фуча обдала ее взглядом, полным ледяного презрения. Вид ее выражал благородное негодование. Как же, сейчас начнет высказывать отцу Иларио зачем он пускает в святое место таких, как она, Тельма. Но священник постоит за нее, он добрый пастырь и любит равно всех своих духовных чад — как добродетельных, так и заблудших, вроде нее.

И почему эта Фуча так ненавидит ее! Это она, Тельма, должна ненавидеть женщину, отнявшую у нее когда-то возлюбленного! Но Что делать, на долю таких, как она, всегда выпадают презрение, негодование, злоба…

Тельма решила навестить Рейну, чтобы немного успокоиться. Эта девушка чем-то напоминала ей ее саму в молодости.

Рейна убирала свою комнату, стирала пыль с домашнего алтаря.

— Молодец, — одобрила ее Тельма. — Алтарь должен быть чист, чтобы святые нас берегли.

— Я хочу другой защиты, — покачала головой Рейна, — хочу мужа, который бы поддерживал меня… И почему все эти мужчины хотят жениться только на чистых, непорочных? — вздохнула она.

— Много лет тому назад, — помедлив, сказала Тельма, — я встречалась с одним человеком… Мы были из одной деревни. Я тогда верила, что еще смогу быть счастливой.

— И что? — насторожилась Рейна.

— Он не нашел в себе смелости, чтобы жениться на мне. Он женился на чистой, благородной! У него теперь есть магазин, семья, дети, но за фасадом его жизни всегда буду находиться я, его женщина!

Рейна внимательно посмотрела на нее.

— То, что ты рассказала, — очень печально. Очень. Но я буду бороться. Я так просто не сдамся. Мне нужен мужчина, который был бы всегда рядом со мной, богатый, очень богатый мужчина — такой, как твой друг, Тельма!

0

11

Глава 10

Единственное, что могла сделать для подруги Мариелена, — это привести ее к Хавьеру, который, по крайней мере, может внести в возникшую ситуацию ясность: подтвердить беременность Челы или, напротив, рассеять ее подозрения.

Хавьер осмотрел Челу и сказал ей, что она беременна. Чела, рыдая, вышла из кабинета, а Хавьер, не понимающий причины столь глубокого отчаяния, перевел недоумевающий взгляд на свою невесту.

— Зачем так сокрушаться, — пробормотал ОН. — В конце концов, беременность может ускорить замужество Челы.

— Она не может выйти замуж, — опустив голову сказала Мариелена.

— Не может? — поднял брови Хавьер, — Но почему?

— Человек, которому отдалась Чела, женат, — пришлось сказать Мариелене.

Хавьер чуть не подпрыгнул на стуле.

— Да она сошла с ума! Как могла Чела связаться с женатым мужчиной!

— Она полюбила его, Хавьер! — вступилась за подругу Мариелена.

— Не думая ни о чем? Ни о себе самой, ни о матери? Ведь ты представляешь, какой это будет позор для ее семьи, когда все откроется? — беспощадно сыпал вопросами Хавьер.

— Но она полюбила его без оглядки, — больше оправдывая саму себя, чем подругу, возразила Мариелена. — И я не могу ее осуждать.

— Как это не можешь? Никто лучше тебя не посоветует ей… не будет для нее примером, которому она должна следовать.

— Ах, — Мариелена горько усмехнулась, — какой я пример!

— Конечно, пример, — подтвердил Хавьер. — Ты девушка серьезная, достойная, с твердыми жизненными принципами, а не сумасшедшая, которая приходит в восторг от первого встречного, наболтавшего ей красивых слов.

— Хватит, Бога ради, хватит! — Мариелена зажала уши руками.

— Но что с тобой? — недоумевал Хавьер.

— Я не совершенна, пойми это, ради Бога, я не совершенна! Я не хочу причинить тебе боль!

— Ты и не способна никому причинить боль, — проникновенно сказал Хавьер. — Ты слишком для этого хороша… благородна… Ты не способна на предательство.

Слова его как отравленные стрелы летели в самое сердце Мариелены.

— Раз она не хотела иметь ребенка, — вернулся к прежней теме Хавьер, — надо было предохраняться. Известно много способов…

— Чела легкомысленная, — ответила Мариелена, — и потом, она была влюблена и забыла об осторожности.

— И вот результат, — саркастическим тоном сказал Хавьер. — Но неужели она на самом деле думает избавиться от этого ребенка?

Мариелена кивнула.

— А ты разве согласна с ее решением? — спросил Хавьер.

— Нет, конечно, я считаю, что, раз уж так случилось, пусть дитя родится на свет. Но Чела сама должна принять решение…

— Бедный ребенок, — Хавьер сокрушенно развел руками. — Он не должен отвечать за безответственность своих родителей. Он имеет право на жизнь!

Чела разыскала Камачо в бильярдной.

Когда она увидела, что он беззаботно гоняет шары, в то время как она не находит себе места от ужаса, ею овладела такая ненависть, что захотелось вцепиться ему в глотку, бить его, вырвать волосы… Увидев ее, Камачо как ни в чем не бывало сказал:

— Ты? Отлично, ты пришла, чтобы поднять мне настроение?

— Мне надо поговорить с тобой, — выдавила из себя Чела.

— Тогда смени, дорогая, выражение лица. Оно что-то очень кислое, будто ты объелась алычи. И поцелуй меня, — Камачо потянулся к ней.

— Остановись, Камачо, — Чела предостерегающе подняла руку. — Выслушай меня. Я беременна. И это твой ребенок.

Камачо оторопел.

— Чела, этого не может быть!

— Как «не может быть»? — закричала Чела, уже совсем не владея собой. — Я беременна. Скоро у сеньора Камачо будет маленький Камачито.

— Никаких Камачито! — лицо Камачо исказилось от злобы. — Если ты действительно беременна, поищи для своего ребенка другого отца. Этот ребенок не мой!

Услышав эти слова, Чела, как кошка, бросилась на него и вцепилась ему в волосы. Камачо ударил ее, и Чела отлетела в угол. К ней поспешили на помощь, подняли, поставили на ноги.

— Ну, прошипела Чела, — ты мне за все заплатишь, подонок! За все!

C синяком под глазом Чела явилась домой. По счастью, мать ее еще не вернулась. Дома была одна Тете.

Увидев Челу, Тете ахнула:

— Это тот мужчина тебя ударил, верно?

Она бросилась за мешочком со льдом, чтобы приложить его к месту ушиба.

— Я упала, споткнулась на улице и упала. — ответила Чела.

— Не ври. Я знаю, ты встречалась с мужчиной. Об этом судачит весь наш квартал!

— Меня не волнует, что говорят сплетники!

— А меня волнует. — Тете и в самом деле волновалась. — Ты моя сестра, и мне больно, когда о тебе говорят плохо… Теперь я понимаю, почему ты не приводишь его домой. Потому что мужчина, который может поднять руку на женщину, — это животное. Почему ты позволяешь ему, чтобы он так поступал с тобой? Неужели ты его так любишь?

Чела долгим, измученным взглядом посмотрела на сестру:

— Да, люблю, — ответила она. — И эта любовь как проклятие. У меня нет никакого желания жить. — Чела в изнеможении прикрыла глаза.

— Но любовь не может быть такой Чела. Любовь — это когда тебя переполняет радость и ты дрожишь, как листок, кажется, что ноги не держат, а сердце готово вырваться наружу.

Чела скорбно усмехнулась:

— Поначалу так оно и было. Но все это иллюзии. А потом приходится столкнуться с реальностью. И это страшно, Тете, страшно!..

Иоли, пошатываясь, вышла из больницы и, не помня себя от горя, побрела по улице. Только что врач сообщила ей результаты обследования: у нее никогда не будет детей. Это так страшно, что не умещалось в голове…

Иоли только и жила мыслью о детях, о семье в которой будет много детишек, о доме, заполненном детскими голосами, игрушками, о милых детских вещичках. И вот результаты обследования показали, что она — пустой, высохший сук, безводная пустыня, одинокая скала, о которую бьются волны ледяного безбрежного моря.

Боже мой, как сказать об этом Альфредо? Мужу, который ни о чем так страстно не мечтает, как о детишках? А дону Руфино, который грезит внуками? При этой мысли Иоли зарыдала. Нет, она ничего не сможет им сообщить, она не в силах повторить эти роковые слова, которые только что произнесла врач:

— У вас не может быть детей!

Ничего более страшного с Иоли и не могло случиться… Она сидела в парке на скамейке, а вокруг нее играли маленькие дети. Матери с безмятежным видом, переговариваясь друг с другом, поглядывали на своих деток. Счастливые! Они даже не понимают, какие они счастливые! Она, Иоли, так мечтала иметь дитя, что временами ей казалось, будто она чувствует, как мягко ребеночек шевелится в животе или ударяет в него своей крохотной пяточной! И вот конец всем мечтам, всему конец!

Ей было трудно дышать, слезы не переставая текли из глаз.

Но к кому прийти со своим горем? Альфредо ничего не должен знать, мама — тоже, Мариелена… У Мариелены свои проблемы, ей не до Иоли.

Иоли пришла в церковь к отцу Иларио.

Когда она все рассказала ему, священник вымолвил:

— Такова Божья воля, дитя мое.

— Но разве это справедливо? — воскликнула Иоли. — Я, которая только и думала о детях, не могу их иметь! И я, и Альфредо…

— Дочь моя, это промысел Божий, который мы не в силах постичь своим умом. Но жизнь на этом не кончилась. Скажи все своему мужу.

— Нет, никогда, — закричала Иоли, — никогда я не смогу ему это сказать!

— Дочка, нет ничего хуже тайн, которые встают между супругами. Вы должны доверять друг другу.

— Нет, падре, нет. И вас я умоляю ничего не говорить ни Альфредо, ни моей маме…

— Но ты же не сможешь долго скрывать от них истинное положение вещей? — сказал отец Иларио.

— Да, конечно, — согласилась Иоли, — но пока… пока я буду молчать. И вы — обещаете, что не раскроете никому моей тайны?

Отец Иларио ласково провел рукой по ее волосам.

— Я священник, дочка. Я никогда не выдаю тайн своих прихожан.

От отца Иларио Иоли направилась к Хавьеру. Хавьер был потрясен. Совсем недавно перед Ним рыдала женщина, для которой беременность заключала в себе позор и ужас, и вот пришла другая, которая с ума сходит потому, что не может забеременеть.

Хавьер тут же затребовал результаты обследования Иоли.

Ознакомившись с ними, он сказал:

— К сожалению, все так, Иоли. У тебя не может быть детей. Но ведь жизнь на этом не кончается, — как будто повторил он слова священника.

— Для меня кончилась, Хавьер, — произнесла Иоли. — Я — конченый человек.

— Милая, у тебя муж, дом… Ты можешь вернуться на работу…

Иоли покачала головой:

— Для меня жизнь кончена, Хавьер.

— Иоли, найди в себе силы и расскажи все Альфредо. Ты должна это сделать, — настаивал Хавьер. — Должна ради вашей любви.

— Он разлюбит меня, Хавьер, когда узнает, что я не могу иметь детей, — убежденно сказала Иоли. — Но скажи… ты врач… неужели ничего, нельзя сделать?

Хавьер опустил глаза:

— К сожалению, нет дорогая. Нет Мне очень жаль…

С каждым днем Луис Фелипе все больше и больше привязывался к Мариелене.

Девушка не переставала удивлять и даже восхищать его. Мало того что она давала ему очень ценные советы. Мариелена втайне от своего шефа взялась подготовить один рекламный ролик самостоятельно, — в этот секрет она посвятила только Рене.

После просмотра ролика Луис Филиппе воздел руки и закричал на весь смотровой зал:

— Ура! На нашем рекламном небосклоне взошла новая звезда!..

Особенно окрыленным и гордым почувствовал себя Луис Филиппе, когда заказчик не только одобрил рекламу, сделанную Мариеленой, но и заказал новую. Луис Фелипе не стал скрывать от заказчика, кто автор ролика. Успех девушки очень радовал его.

Мариелена тоже чувствовала себя счастливой, но только тогда, когда могла отбросить мысли о Хавьере и своей семье, а это удавалось ей только на работе.

Она чувствовала, что рано или поздно их с Луисом Фелипе связь откроется и она станет притчей во языцех. Уже сейчас Сесилия предостерегала ее, что о них с Луисом Фелипе ходят разные сплетни. Путира заимела привычку в разное время заходить к Луису Фелипе под тем или иным предлогом — что-то вынюхивала.

Как-то Луис Фелипе выразил желание, чтобы они пообедали в своем гнездышке, и Мариелена спустилась в супермаркет, чтобы купить продукты. Сумка ее уже была полна всякой всячины, когда она столкнулась в Пуритой, забежавшей купить для офиса кофе и галеты.

— Ты что, собираешься стать поваром своего шефа? — полюбопытствовала Пурита.

— Нет, это я домой… — ответила Мариелена.

— Давай я подвезу тебя, — предложила Пурита. — О нет… — замялась Мариелне, — мне еще надо на работу…

— Но здесь мясо. Куда ты его денешь?

— У нас в офисе есть холодильник, — нашлась Мариелена.

Луис Фелипе и Мариелена замечательно проводили врем в своей квартирке, и Мариелена стала привыкать к такому положению вещей, что после работы они сразу поднимаются наверх.

Но она понимала, что это не может долго продолжаться.

Когда-нибудь у Клаудии лопнет терпение, с которым она каждый день ждет мужа после работы, а он является поздно вечером и старается всячески уклониться от выполнения супружеского долга — в этом Мариелена не сомневалась. Рано или поздно должно произойти объяснение Луиса Фелипе с женой, но вот чем оно закончится для нее, Мариелены?..

Летисия испытывала потребность в обществе Кике, и сама не отдавала себе отчет, что означает эта потребность.

— Я для вас как отдушина, — как-то сказал Кике.

Они в это время ходили по магазинам. Летисия отпросила Кике у своего мужа, для того, чтобы паренек помог ей нести пакеты.

— Вначале так оно и было, — призналась Летисия, — но теперь все иначе. Я чувствую себя счастливее, моложе, чувствую себя женщиной. Ты заставил меня вспомнить об этом.

— Вы не должны так говорить, сеньора, — стыдно заметил Кике.

— Почему, ведь ты мне как сын! Впрочем, к счасть, ты не мой сын! — воскликнула Летисия.

— Почему вы так говорите?

— Потому что тогда ты бы был со мной таким же грубым и эгоистичным, как мои дети, — объяснила Летисия.

— Мама нас воспитывала по-другому. Она всегда была очень ласковой, но в тоже время очень строгой. И ей не нравится, что вы все время пытаетесь что-то мне подарить. Да и мне это, признаться, беспокоит, — чистосердечно сказал Кике.

— Беспокоит? Почему? — не поняла Летисия.

— Что может сказать ваш супруг обо всем этом? Ему бы это не понравилось.

— А что ему может не понравится? В том как я к тебе отношусь нет ничего плохого. Наоборот.

— Ну раз вы так считаете, — вздохнул Кике.

— Конечно. Все хорошо. И мы с тобой друзья, — проговорила Летисия.

Знакомство Андреаса с Никонором Негретти оказалось не только полезным, но и приятным.

Это загадочный, уравновешенный, очень умный человек быстро завоевал симпатию Андреаса тем, что внимательно и терпеливо вникал во все его семейные неурядицы и давал хорошие советы.

Так, например, очень дельный совет дал Негретти в отношении Энди.

— По чему бы тебе не перевести его в наш университет? — как-то сказал он Андреасу.

— Да, но в Бостоне я учился сам… — начал было Андреас, но Негретти продолжал:

— Дело в том, что здесь тебе было бы удобно контролировать мальчика… Он был бы под твоим неусыпным надзором. Я мог бы переговорить кое с кем в университете, что бы его оформили переводом из Бостона.

— Спасибо нИканор, — с чувством сказал Андреас, — я подумаю. А что ты мне посоветуешь в отношении Мелиссы?

— А что Мелисса? — не понял Никанор. — Она прекрасная девушка. Я надеюсь увидеть Мелиссу женой своего сына.

— Разве Ники не отказался от этой идеи после того, что он увидел на приеме? — немного растерянно спросил Андреас.

— Напротив, этот случай помог ему понять, что он любит твою дочь. И она ответит емуна это чувство… со временем. Я уверен, если они проведут день на моей яхте, то обо всем договорятся. Энди, разумеется, тоже приглашен.

Вечером Андреас пригласил детей на семейный совет.

— Садитесь, — сказал он им. — Я хочу поговорить с вами. Вы уже не маленькие и должны работать на этот дом.

— Как это? — в один голос спросили Энди и Мелисса.

— Делать то, что устраивало бы всех, — объяснил Андреас и. обернувшись к сыну, сказал: — Я сегодня говорил о тебе с Никанором. Он убедил меня, что будет лучше, если ты будешь учиться в здешнем университете.

Энди даже подпрыгнул от радости.

— Да, — заметив его реакцию, продолжил Андреас, — только не думай, что и здесь ты будешь бить баклуши. Я стану следить за твоей учебой.

— Хорошо папа, с готовностью согласился Энди.

Андреас перевел взгляд на дочь.

— У Ники не пропало желание познакомиться с тобой поближе. Как это ни странно, — добавил Андреас. — Итак, он приглашает тебя на прогулку на яхте. Вместе с Энди.

— Папа, но я не переменилась по отношению к Ники, — проговорила Мелисса.

— Ты изменишь к нему свое отношение. Ники прекрасный парень, умный, воспитанный. — Андреас посмотрел на дочь взглядом, не предвещавшим ничего доброго в случае ее отказа, — в отличие от тебя. Будешь вести себя с ним как настоящая сеньорита. И имей в виду, я не потерплю больше от тебя подобных выходок.

— Хорошо, — согласилась Мелисса.

Когда отец ушел, Энди спросил сестру:

— Ты и правда будешь паинькой? Там, на яхте…

— Сам увидишь, — загадочно усмехнулась Мелисса, — у тебя же место в первом ряду…

Фуча сидела у Кармелы и занималась составлением кляузы.

«Как матери семейств и достойные женщины, — произносила вслух и усердно записывала свои слова Фуча, — мы должны объединиться, чтобы выбросить из квартала этот притон греховности, где устраиваются оргии…»

Она так увлеклась, что не замечала недоуменного взгляда подруги и Мече.

— Фуча, не преувеличивай, — наконец не выдержала Кармела, — это простой бар, где девушки обслуживают клиентов. И лично я не хочу вредить этой Тельме.

— Даже несмотря на то, что Тельма вредит всем? Что она совращает наших мужей и сыновей? — взвилась Фуча.

— Все можно уладить по-другому, стояла на своем Кармела.

— Нет-нет, мы обязаны подготовить это письмо и направить его властям, чтобы они убрали отсюда эту женщину, — не сдавалась Фуча.

— Я считаю, такую бумагу должен составлять адвокат, — подала голос Мече. Фуча не согласилась:

— Я напишу черновик, а потом его кто-нибудь проверит, добавит кое-что, исправит… Это можно поручить Кике.

— И все же мне это не нравится — покачала головой Кармела.

Возле больницы маршировала по кругу толпа митингующих женщин с плакатами в руках. Они дружно скандировали:

— Мы — против абортов! Мы — против абортов! «Против они, — злобно подумала Чела, — вы против, потому что ни одна из вас не была в моей ситуации».

Ей надо было срочно пробраться сквозь эту толпу, перекрывшую вход в больницу, потому что врач, с которым она договорилась, уже ждал ее.

У самого входа стоял человек с микрофоном и вещал в него:

— Мы ведем репортаж с демонстрации участников движения за запрещение абортов… Сеньорита, а что вы скажете по поводу запрета на аборты? Он сунул микрофон Челе.

Чела с ужасом посмотрела на микрофон. Ноги ее как будто приросли к асфальту. Еще немного — она переступила бы порог больницы… Но что-то оказалось на этот раз сильнее ее. Резким движением оттолкнув от себя человека с микрофоном Чела бросилась бежать — прочь от этих демонстрантов, от больницы, где ее уже ждал врач.

— Хорошо, что ты этого не сделала, — выслушав сбивчивый рассказ подруги, сказала Мариелена. — Ты растеряна и не знаешь, что делать.

— Да, в тот момент я почувствовала себя преступницей, Мариелена.

— Не переживай, дорогая. Вот когда родится ребенок…

— Нет! Он не должен появиться на свет! — вскричала Чела. — Нет, ни за что!

— Чела, это дитя имеет право на жизнь, это твой ребенок…

— Нет, Мариелена, нет. Он не должен родиться, нет не должен, — не желала и слушать Чела.

— А кто ты такая, чтобы решать это? — рассердилась Мариелена. — Ты не имеешь права решать, должен кто-то родиться или нет…

— Мариелена…

— Нет, выслушай меня, — горячо заговорила Мариелена, — ты всегда была доброй, отзывчивой, неспособной причинить зла даже дворовой собаке… А сейчас ты хочешь убить собственное дитя.

— Замолчи, — Чела зажала уши руками.

— Нет, — еще громче заговорила Мариелена, ты — будущая мать. Внутри тебя крохотный комочек, но он уже чувствует, он переживает твою нелюбовь, твое неприятие. Не делай этого Чела, не отнимай то, что ты сама уже дала ему, — право на жизнь.

— Но если он родится, Мариелена, то будет обречен на страдания. У него не будет отца, — снова заплакала Чела.

— А ты поговори с Камачо. Постарайся по-хорошему с ним поговорить, а не так, как тогда. Он должен почувствовать свою ответственность за этого ребенка…

— Ты думаешь? — с надеждой глядя на нее, спросила Чела.

— Попытайся, Чела. — Мариелена положила руку на плечо подруги. — Уверена, в конце концов Камачо полюбит этого ребенка.

0

12

Глава 11

Тельме нравилась Рейна. Она испытывала симпатию к этой бедной девушке, одинокой и гордой, неистовой в своих чувствах и безрассудной. Такой же когда-то была и она сама, Тельма.

Но не меньшую нежность испытывала она и к Леону. Она давно знала его. Ей нравились его отзывчатость, доброта, необузданность его натуры. Кроме того, ее собственный сын, которого она от безвыходного положения еще в младенчестве отдала в руки неизвестных родителей, был того же возраста, что и Леон.

Она часто, особенно в последнее время, вспоминала о своем мальчике. Тео ни за что не соглашался рассказать ей, в чьи руки он отдал ее сыночка. Он уверял, что парень вырос в прекрасной, добропорядочной семье, где его любят как родного, где мать и отец не делают разницы между своим разницы между своим сыном и приемышем. Но назвать имя родителей, усыновивших ее ребенка, категорически отказывался.

Тельма видела, что отношения между Рейной и Леоном не просты. Рейна для Леона не просто девка, с которой можно время от времени приятно провести время, а нечто большее. Это было опасно. Она боялась как за Леона, так и за Рейну.

— Послушай, Леон, — сказала она ему однажды, когда он в очередной раз пришел навестить Рейну, — ты зашел слишком далеко.

— Но в чем дело, Тельма? — не понял Леон. — Мне нравится Рейна. Очень нравится. Я прихожу, когда еще нет клиентов. Какие у тебя ко мне претензии?

— Я занималась этим многие годы, — начала объяснять ему Тельма, — и никогда никем не пользовалась и никого не обманывала. И в моем деле можно сохранять некоторую порядочность… Я никогда тебя не обижала, не так ли… И вот хочу спросить тебя прямо, Леон: чего ты хочешь от Рейны? У тебя с ней действительно так серьезно?

— Очень, — ответил Леон. — Клянусь, Тельма, никогда я не знал такой женщины, как она. Я даже сон потерял, думаю о ней день и ночь. Она нужна мне. Я на все готов, лишь бы быть с ней.

— Но ведь ты не женишься на ней?

Этот вопрос удивил Леона.

— Но Рейна и не просила меня об этом, — сказал Леон, — и потом, я помолвлен. Мече очень хорошая девушка. Ее семья дружна с моими стариками. Ты знаешь, что я им обязан многим. Когда умерли мои родители, Тео и Фуча подобрали меня, дали мне дом, вырастили, как своего родного сына. И я им очень благодарен…

— Я знаю, поэтому и решила поговорить с тобой откровенно. — проговорила Тельма. — Я не хочу, чтобы ты потерял все это — семью, невесту, людей, которые тебя любят, мать…

— Мать, — мечтательным голосом перебил ее Леон, — как жаль, что я ее совсем не помню, мою настоящую маму. Вот бы она была жива… и была бы похожа на тебя…

Тельма немного смутилась и перевела разговор на другое.

Вечером она завела разговор о Леоне с Рейной.

— Мы будем вместе, — взорвалась Рейна, — я не позволю, чтобы между нами кто-то встал, даже ты, Тельма.

— Но ты не можешь запретить мне говорить с Леоном, давать ему советы, — сказала Тельма.

— Советы! — фыркнула Рейна. — Конечно, против меня?

— Этот парень симпатичен мне, и я не хочу, чтобы ты причинила ему вред!

— Посмотрите на нее! — расхохоталась Рейна. — Спасительница нашлась! А теперь послушай, что я тебе скажу, — лицо у Рейны сделалось мрачным, — Леон — мой единственный шанс выбраться отсюда. Шанс иметь мужчину, который бы меня содержал. Шанс иметь мужа, который бы дал мне семейный очаг.

— Ты и правда надеешься, что Леон пойдет на это ради тебя? Спустись с небес. Рейна, — взмолилась Тельма. — С Леоном у тебя ничего не выйдет…

— Выйдет! — сверкая глазами, угрюмо сказала Рейна. — Если только ты не станешь вмешиваться.

— Этот мужчина не для тебя, — увещевала ее Тельма. — у Леона есть невеста, он женится на ней, заедет детишек…

— Я тоже смогу родить ему детей, — проговорила Рейна.

— Ты? Ты на это способна?..

— Ради Леона я способна на все. Смогу забеременить или заставить поверить его в это. Я уверена, что он сойдет с ума от радости, узнав, что я беременна!

— Прошу тебя, не делай этого, — пораженная неистовостью чувств Рейны, глухо произнесла Тельма.

— Да в чем дело Тельма? С каких это пор ты оказываешь покровительство Леону? — надменным тоном спросила Рейна.

— Он всегда был симпатичен мне, — призналась Тельма. — Я с нежностью отношусь к этому парню. И мне больно видеть его таким потерянным, утратившим ориентацию в жихни… Оставь его, Рейна, умоляю тебя!

Рейна несколько секунд, как бы завороженная словами Тельмы, молчала. Ей не хотелось огорчать Тельму, но она не умела лукавить.

— Ни за что, — тихо произнесла Рейна. — Нет. Ни за что. Я люблю этого человека.

Перед началом воскресной проповеди Фуча подошла к священнику и вручила ему свою петицию.

Отец Иларио надел очки, прочитал исписанные крупным почерком листки бумаги и сказал:

— Это очень серьезные обвинения, Фуча.

— Но это же правда, падре, все правда! Я давно уже знаю Тельму. Она из того же поселка, что и мы с мужем. Она еще в детстве была бесстыдницей, грешницей…

— Фуча, Фуча, — попытался урезонить разбушевавшуюся женщину падре Иларио, — один Бог решает, кто грешник, а кто — нет. К тому же я не наделен полномочиями кого-то изгонять из нашего квартала. Мое дело помочь людям найти дорогу к Богу…

— Но мы нуждаемся в вашей поддержке, падре, — перебила его Фуча.

— А ты, Кармела, тоже согласна с этой бумагой? — спросил отец Иларио молчавшую Кармелу.

— Сеньор, я христианка, — запинаясь, произнесла Кармела.

— Но прежде всего ты сострадательная женщина, великодушная, не способная причинить людям зло, — продолжал отец Иларио. — Я хочу знать, что думаешь ты, Кармела.

— Честно говоря, мне не нравится, что в квартале есть такое место, — проговорила Кармела, — но мне не хотелось бы осложнять положение тех несчастных женщин…

— Кармела, ради Бога! — воскликнула Фуча.

— Лучше бы попытаться направить их по правильному пути, по христианскому, — высказала свое мнение Кармела.

Фуча иронически посмотрела на нее.

— Это как? Отправимся все в бар и будем обучать их катехизису? Еще скажем: перестаньте грешить, сеньориты, а то попадете в ад…

— Почему нет Фуча? — кротко заметила Кармела.

— Потому что эти женщины только посмеялись бы над нами! Их не волнует ни грех, ни Бог. Они атеистки.

— Атеистки? Но ты недавно встретила одну из них в церкви! — поймал на слове священник Фучу.

— Тельма всегда старается ошиваться среди достойных людей, чтобы казаться сеньорой, а на самом деле она — ничтожество, — горячилась Фуча. — Приходя в церковь, она оскорбляет Бога, вы не должны позволять ей этого делать!.. Вы…

— Двери церкви открыты для всех, дочь моя, — попытался остановить ее падре.

— Но вы… Падре, вы на чьей стороне, на ее или на нашей?.. Ответьте нам, падре Иларио! Священник покачал головой.

— Я на стороне Бога, дочь моя, — внушительно произнес он.

Клаудия сидела в кресле на краю бассейна и с завистью смотрела на Ольгу, беспечно плескавшуюся в воде.

Счастливица эта Ольга! Сердце ее свободно от мук неразделенной любви, от страданий, которые таит в себе не слишком удачное замужество. Она живет так легко, так свободно, может позволить себе экстравагантные выходки! Недавно сестры все вместе отмечали день рождения Ольги в окружении молодых мужчин. Один из приглашенных даже продемонстрировал им мужской стриптиз — Ольге очень хотелось поразить сестер, и она добилась своего!

— Иди ко мне, — позвала ее Ольга.

— Не хочется, — уныло ответила Клаудиа.

— Ну что там у тебя еще стряслось? — спросила Ольга. — Ведь ты, кажется, перестала подозревать секретаршу в связи с твоим мужем?

— Да, но у него все равно кто-то есть! — в отчаянии сказала Клаудиа.

— А я бы не стала сбрасывать секретаршу со счетов, — возразила Ольга. — Жених — это еще не муж. Скорее всего это она. Ведь они вместе проводят целый день.

— Нет-нет, — перебила ее Клаудиа. — Я уверена в Мариелене, и ты была бы уверена, что она тут ни при чем, если бы увидела ее жениха.

— Но почему ты думаешь, что кто-то у него есть?

— А где он бывает после работы? Я вчера звонила ему весь вечер, — стала рассказывать Клаудиа. — И все без толку… Он потом сказал мне, что был у Гонсалеса. Но когда я заявила ему, что звонила и Гонсалесу. Он ответил, что был не у Урбано, а у какого-то другого Гонсалеса, у своего заказчика. Его не так-то просто поймать с поличным, Ольга! Он умеет выкручиваться. И это приводит меня в отчаяние.

Ольга, подтянувшись, села на край бассейна.

— У тебя два выхода. — сказала она, — Первый — со всем смириться и смотреть на поступки Луиса Фелипе сквозь пальцы. Второй — бороться за него до последнего…

— Да, но для этого я должна знать, кто у него есть… — объяснила Клаудиа. — Кто она, эта женщина? И клянусь, — с силой произнесла она, — я узнаю это!

Не проходило и дня, чтобы дон Руфино не навестил мать своей невестки, Кармелу.

Эта достойная сеньора очень нравилась ему. С ней можно было беседовать о музыке, о скрипке, которую дон Руфино считал высшим изобретением человеческой мысли. Он рассказывал ей о выдающихся скрипачах — Паганини, Сарасате… Говорили они и об операх, которые любила слушать Кармела по радио.

— Как это прекрасно, — восклицал дон Руфино, — чувствовать музыку всем сердцем, ощущать ее кожей. Чувствовать ее изнутри и трепетать, как смычок скрипки! Мне бы хотелось пойти, с вами в оперу, сеньора Кармела, или в театр… как скажите..

Это приглашение немного смутило Кармелу.

— Дон Руфино приглашает меня в театр, — сказала она вечером дочерям. Мече и Мариелене. — Право не знаю, можно ли мне согласиться…

— Почему нет, мама, — высказала свое мнение Мече, — что плохого в том, что ты немного развлечешься?

— Мама, ты имеешь право быть счастливой, — поддержала сестру Мариелена. — Ты свободная женщина. Папа умер давно, и с тех пор ты жила только для нас. Пришло время подумать и о себе, об обществе доброго, уважаемого мужчины…

— Свободная женщина, — повторила Кармела. — Ко мне в свое время подбивались многие мужчины, но большинство из них были женатыми, и я всегда отвергала их ухаживания. Порядочная женщина должна заставить уважать себя… Правда, Мариелена? Впрочем, зачем я тебе это говорю. Ты всегда была честной девушкой, ты не способна на плохой поступок…

Мариелена отвернулась, пытаясь скрыть слезы, выступившие у нее на глазах.

— Да, мама, — проговорила она.

Если бы мать только могла догадываться, в каком смятении находится ее дочь!

Сегодня утром Мариелене нанесла визит Клаудиа.

Они с Луисом Фелипе уже закончили отчет, и он отправился ознакомить с ним Гонсалеса, как вдруг дверь открылась и в кабинет вошла Клаудиа.

На лице ее играла улыбка, но Мариелена, увидев супругу шефа, сразу напряглась: этот визит не сулил ей ничего хорошего. Клаудиа сразу же объяснила, что пришла не к мужу, а к ней, Мариелене.

— Я хочу, чтобы ты мне рассказала о моем муже, — сразу приступила к делу Клаудиа.

— О вашем муже? Не понимаю, — сказала Мариелена, пытаясь выиграть время и сообразить, что именно понадобилось от нее Клаудии.

— Я его жена, и, естественно, меня интересует все, что делает мой муж, — объяснила Клаудиа. — Мы с тобой можем стать подругами, потому что вас объединяет один и тот же человек, твой шеф и мой муж. Я всегда подбирала персонал для Луиса Фелипе. Лаура — это тоже мой выбор. Но тебя мой муж взял на работу, когда меня здесь не было. Вернувшись, я тотчас начала наводить о тебе справки.

— Какого рода? — покраснела Мариелена.

— Все отзывались о тебе очень хорошо. Говорили, что ты серьезная, положительная девушка, — продолжала Клаудиа, — и это для меня самое главное. Ведь ты не из тех, кто охотится за чужими мужьями, не так ли? Ты и сама собираешься замуж, поэтому, уверена, ты поймешь меня…

— Простите, я принесу вам кофе? — спросила Мариелена, пытаясь скрыть свое замешательство.

— Нет, дорогая, нет. Мне нужны от тебя другие слуги: я хочу, чтобы ты держала меня в курсе всех дел моего мужа, — с кем он встречается, куда уходит, кто ему звонит.

— Сеньора, — перебила ее Мариелена, — а Лаура вам оказывала подобного рода услуги?

— Лаура? Разумеется. И она сумела завоевать мое доверие и благодарность, — последнее слово Клаудиа произнесла с нажимом, так что усомниться, в чем именно проявлялась благодарность, было невозможно. — Известно ли тебе, что я владею этой компанией?

Мариелена недоумевающе подняла брови.

— Да-да. Это был мой свадебный подарок Луису Фелипе. Часть акций я оставила себе, а какую-то часть мы продали Урбано. Так что я для тебя тоже отчасти являюсь шефом, — Клаудиа улыбнулась, показывая, что это — шутка. — Но я не собираюсь тебе что-либо приказывать. И ни во что не хочу вмешиваться. Только прошу об услуге. Подумай над моим предложением, Мариелена. И конечно, не говори ни слова о нашем разговоре мужу, хорошо?

— Можете быть спокойны, сеньора, — заверила ее девушка.

— Помоги мне защитить мое счастье, Мариелена, и ты увидишь, что я в долгу не останусь. Со времем ты поймешь, как полезно дружить со мной. Надеюсь, ты достаточно умна, чтобы принять верное решение… Я хочу знать о каждом его шаге. Подумай. До встречи, Мариелена.

…Вот такой разговор состоялся сегодня утром, и Мариелена все еще пребывала под впечатлением визита Клаудии.

Чела решилась последовать совету Мариелены. Она разыскала Камачо у бензоколонки, где он работал.

Камачо сидел на ящике и завтракал, запивая бутерброд кофе из термоса.

Эта безмятежная картина поразила истерзанную девушку в самое сердце, но она, помня советы подруги, приблизилась к Камачо с улыбкой на лице.

Тень пробежала по лицу Камачо, когда он увидел перед собой Челу.

— Если ты явилась сюда ругаться… — начал он, но девушка поспешно сказала:

— Нет-нет, Камачо, вовсе не за тем! Правда!

— Тогда садись. — Камачо снял с другого ящика сверток с бутербродами, и Чела села напротив него.

— Я попыталась устроить все в больнице, — запинаясь, сказала Чела, — дошла уже было до нее, но там… была манифестация… И я не смогла войти, помоги мне, умоляю тебя.

— Успокойся, — сказал Камачо, — я позабочусь о тебе.

Безумная надежда зажглась было в глазах, но Камачо продолжал:

— Я дам тебе адрес одной моей знакомой. Она занимается подобными делами… Слушай ее и ничего не бойся. Делай то, что она тебе скажет. Согласна?

Да, — упавшим голосом сказала Чела, Камачо вытащил записную книжку, набросал в ней несколько слов, вырвал листок и протянул его Челе.

— Вот тебе адрес. Следуй всем советам этой женщины, и ты будешь свободна, как ветер… Извини, но у меня уже кончился перерыв.

Чела кивнула и, взяв листок, пошла прочь. Камачо несколько секунд смотрел ей вслед, будто желал остановить девушку, но не мог на это решиться… Наконец, махнув рукой, пошел к машинам.

Карлос и Мелисса, обнявшись, прогуливались по набережной.

— Знаешь, дорогой, — сказала Мелисса, — одна из служанок нашего дома сказала, что знает тебя.

— Да? — Карлос принял рассеянный вид, но в глазах его зажегся злобный огонек. — Кто такая?

— Ее зовут Сулейма.

— Сулейма? — Карлос как будто ненадолго задумался. — Нет, это имя ни о чем не говорит мне…

— Она с большим страхом говорила о тебе, — приглядываясь к Карлосу, продолжала Мелисса.

— Почему же?

— Не знаю. Она девушка невежественная, и ты чем-то поразил.

— Интересно чем? — небрежно поинтересовался Карлос.

— Она мне сказала одну вещь, которая не выходит у меня из головы, — пояснила Мелисса. — Она сказала, что ты можешь похить мою душу. — И Мелисса беспечно рассмеялась. — Какие глупости, да? Эти люди такие невежественные, суеверные. Им вдруг мерещатся всякие призраки и дьяволы.

— А ты как считаешь, — спросил Карлос, — могу ли я похитить твою душу?

— Нет, конечно, нет, — Мелисса еще теснее прижалась к нему. — Но даже если бы и так, я бы тебе позволила все что угодно. Я бы хотела, чтобы наши отношения никогда не прекращались. И чтобы мы всегда были вместе, ты и я.

— Наконец-то пришел! — такими словами встретил Эрнесто Карлоса. — Посмотри, что пишут в газетах!

— И что же там пишут? — хмыкнул Карлос.

— Они нашли труп той девчонки! Надо было ее закопать в сельве, но ты передумал, и мы бросили тело в канал. В газете пишут, что она стала жертвой сектантов, ведь ее тело было разрисовано нашими символами. И еще тут пишут, что полиция напала на след.

— Это ерунда, — просмотрев заметку, отозвался Карлос. — Они всегда так пишут, чтобы успокоить читателей. И они даже не раскопали ее имени.

— Но нас кто-то мог видеть, когда мы бросали телов канал! — от одного этого предположения у Эрнесто затряслись руки.

— Там никого не было. Хватит, Эрнесто, никто нас не подозревает. Никто не сможет свидетельствовать против нас.

— А Сулейма? — воскликнул Эрнесто. — Она нас узнала. А что, если она пойдет в полицию и обвинит нас, Карлос?

— Для твоих опасений есть все основания, — забавляясь отчаянием Эрнесто, произнес Карлос, — тем более что Мелисса только что сообщила мне, что эта девка пыталась предостеречь ее…

— О Господи! — простонал Эрнесто.

— Мы не должны были позволить ей уйти. Но у тебя тогда сдали нервы, Эрнесто. Сулейма на твоей совести. И ты знаешь, что с ней делать. Надо ее как следует напугать. Так, чтобы у нее всю память отшибло, ты меня понял?

Эрнесто подавленно кивнул.

— Вот, займись ею, — подытожил Карлос, — у меня много других забот. Ненси, например.

0

13

Глава 12

В страшном напряжении Чела ждала, пока мать и Тете уйдут из дома.

Знахарка дала ей снадобье и объяснила, как им пользоваться, чтобы избавиться от ребенка.

И сейчас Чела, наблюдая за сборами Эсперансы и Тете, мысленно молила Бога, чтобы они ушли поскорее и чтобы все обошлось.

Наконец, Эсперанса и Тете, покончив со сборами, напутствовали Челу, чтобы она как следует отдохнула, пока их не будет, — и дверь за ними закрылась.

Чела достала из-под валика дивана припрятанное ею снадобье.

Она вся дрожала. Но мысль, что она обязана избавиться от этого позора и избавить от него своих родных, придавала ей силы.

— Боже, прости меня, прости меня за то, что я собираюсь сделать, — сказала она. — Прости меня. Господи!

…Эсперанса и Тете нашли ее спустя несколько часов, лежащую в луже крови…

На вопль Эсперансы примчались Кике и Мариелена. Кике сбегал за Тео.

Лежащую без сознания девушку перенесли в машину Тео и повезли в больницу.

Сегодня было дежурство Хавьера. Он быстро осмотрел Челу и распорядился:

— Подготовьте операционную!

Мариелена в ужасе вцепилась в Хавьера:

— Да скажи же, что с ней? Хавьер наклонился к ней и шепнул:

— Чела пыталась прервать беременность.

Девушку увезли в операционную.

Эсперанса рыдала навзрыд. Она не могла понять, что случилось с ее дочерью. Мариелена и Тете старались ее утешить.

Два часа прошло в томительном ожидании, наконец двери операционной открылись и появился Хавьер. Все бросились к нему.

— Хавьер, Хавьер, как моя дочка? — чуть живая от тревоги, спросила Эсперанса.

— Все в порядке, Эсперанса. Она побудет здесь пару дней, пока не окрепнет.

— О Господи! Да что же произошло! — выкрикнула Эсперанса.

— Все уже в порядке. Чела не потеряет ребенка, — несмотря на отчаянные знаки, которые подавала ему Мариелена, произнес Хавьер.

— Ребенка? — отпрянула от него Эсперанса. — Какого ребенка?!

— Послушайте, вы бы все равно узнали, — смущенно сказал Хавьер. — Чела беременна.

Эсперанса в ужасе схватилась за голову.

— Моя дочь? Моя Чела? Нет! Нет! Этого не может быть!

Пока Хавьер успокаивал Эсперансу, Мариелена подошла к каталке, на которой лежала подруга.

Чела с трудом разлепила глаза.

— Мариелена, — тихонько позвала она. — Мне так плохо, я умираю… Перед смертью я хочу увидеть его…

— Чела, нет, Хавьер сказал, с тобой будет все в порядке! — воскликнула Мариелена.

— Умоляю тебя, привези его… Он живет… помнишь я тебе говорила…

Челу повезли в реанимационную палату.

Мариелена помнила: домик рядом с гаражами. Ей не оставалось ничего другого, как вместе с Тео, на его машине, отправиться к Камачо. Может, и к лучшему. Мать Челы уже все знает, так пусть же увидит виновника того, что случилось с дочерью!

Эсперанса то начинала рыдать, то благословляла небо за то, что оно не отняло у нее ее девочку.

Конечно, это страшный позор, но что было бы с ней, если бы ее дочка погибла! Хорошо, что они с Тете не особенно задержались. Бог был с ними. Это Бог сделал так, что весь этот кошмар произошел именно в дежурство Хавьера, их спасителя.

Между тем Мариелена и Тео привезли Камачо. Увидев его, Эсперанса сразу же набросилась на него с упреками.

Вот, значит, кто виновник всего! Вот кто обманул ее девочку! Негодяй! Он ошибается, если думает, что ему все сойдет с рук! Он обязан жениться на Челе!

— Послушайте, сеньора, — сразу решил поставить точки над «I» Камачо. — Чела уже не девочка… И я не могу дать этому ребенку свое имя.

— Как это не можете! — завопила Эсперанса.

— Я буду говорить с вами прямо, — решительно сказал Камачо. — Я женат!.. Но я не брошу вашу дочь, если вы не станете создавать мне проблем. Чела мне нравится. И у нее будет мой ребенок. Одним словом, смиритесь со всем, сеньора, ничего уже не изменишь. И не расстраивайте слезами и упреками свою дочь. В ее положении волноваться вредно. А сейчас пропустите меня к Челе…

Хавьер усадил рыдающую Эсперансу на диван и повел Камачо к Челе…

Эрнесто выследил Сулейму, когда девушка отправилась за покупками в близдежащий магазин…

Сулейма заметила слежку, когда переходила через дорогу, и, потеряв голову от страха, совершила ошибку — бросилась в переулок, вместо того чтобы остановиться на оживленной магистрали и затормозить первую попавшуюся машину.

В переулке машина, в которой сидели Эрнесто и его друг, также принадлежавший к «братству», быстро настигла Сулейму. Выскочив из машины, Эрнесто настиг Сулейму и втащил туда упирающуюся девушку. Эта операция заняла всего пару минут.

Сулейму привезли в домик на окраине и, еле передвигающую ноги от страха, втащили к Карлосу, швырнув на топчан посередине комнаты.

— Отпустите меня, отпустите! — взмолилась Сулейма.

— Да, конечно, ты уйдешь домой, но сначала мы проведем кое-какое время вместе, вспомним старое, — наслаждаясь отчаянием девушки, ухмыльнулся Карлос.

— Нет, ради Бога, нет!

— Бога? — лицо Карлоса выразило изумление. — Так вот как ты заговорила! Бога! Вот чему тебя научили эти люди! Женщина, которая живет с тобой. Твоя крестная мать.

— Нет, не трогай ее! — Сулейма на коленях поползла к Карлосу. — Умоляю, не причиняй ей вреда.

— Но она уже старая! — задумчиво продолжал Карлос. — Она может упасть с лестницы… или попасть под машину… Не правда ли, друзья? Ты узнаешь, Сулейма, друзей, которых предала? Узнаешь ты их?

— Отпусти меня, — зарыдала Сулейма.

— Ну конечно, конечно, девочка, только сначала ты кое-что попробуешь, чтобы уйти отсюда удовлетворенной и чтобы никогда не забывать нас…

Сулейма вернулась домой, когда Мария, а вместе с ней и Мелисса, очень любящая старую служанку, не находили себе места от тревоги.

Сулейма не могла дать никаких объяснений. Или не хотела. Она была вся истерзанная, сразу можно было понять по ее виду, что над ней кто-то надругался, но на все расспросы девушка отчаянно мотала головой, а когда Мелисса хотела вызвать полицию, в таком ужасе стала умолять сеньориту не делать этого, что Мелисса отступилась.

Сулейму отвели в ванную комнату, отмыли ее все исцарапанное тело, завернули в полотенце и уложили спать. Мелисса и Мария не вышли из ее комнаты, пока не убедились, что измученная девушка уснула.

Потом они спустились вниз, в гостиную, где Энди, уже узнавший о том, что произошло, беспокойно мерил комнату шагами.

— Она уснула, — сказала брату Мелисса.

— И все же я считаю, надо было вызвать полицию! — сказал Энди.

— Я тоже, — присоединилась к нему Мария.

— Да, но она так этого боится. — пожала плечами Мелисса.

— Прямо не знаю, что делать, — заплакала Мария.

Мелисса нежно обняла ее.

— Но кто же, — задумчиво произнесла она, — кто же эти негодяи? Кто они?..

Клаудиа чувствовала, что муж с каждым днем все больше и больше отдаляется от нее.

И ничего нельзя было с этим поделать.

Дошло до того, что он стал под разными предлогами не только уклоняться от близости с ней, но и все время устраивал так, чтобы они не оставались наедине.

К каким только уловкам ни прибегала Клаудиа, чтобы вернуть его. Она была с ним ласкова, слушалась каждого его слова, выполняла малейшее желание, но все было напрасно, — он мягко, но непреклонно возводил между ними стену, которую невозможно оказалось проломить. Единственная надежда Клаудии теперь заключалась в Мариелене, которая, как верила она, посвятит ее в тайную, неведомую для нее жизнь мужа. Поэтому она принялась изо всех сил нахваливать Луису Фелипе его секретаршу, говоря, что прежде была несправедлива к Мариелене, а теперь понимает, что это благодаря ее работоспособности Луис Фелипе иногда приходит с работы рано. Луис Фелипе слушал ее, согласно кивая головой. На самом деле он был вынужден являться так рано только потому, что Мариелена в последнее время была занята своей подругой, с которой произошло какое-то несчастье.

Луис Фелипе, чтобы не оставаться с женой наедине всякий раз тянул ее к Пеньяранде. Ему якобы надо обсудить предвыборную кампанию Андреаса. Что было делать Клаудии, чем, как говорится, крыть… Таким образом, каждый вечер они просиживали за ужином у ее сестры Летисии.

Как-то, возвращаясь с подносом, уставленным аперитивами, Клаудиа подслушала разговор, который вел Луис Фелипе с Андреасом. Она уже чуть было не вошла в гостиную, но, услышав свое имя, остановилась и замерла на ступенях, ведущих в гостиную.

— А как же Клаудиа? — спрашивал шурина Андреас. — Как ты собираешься выбраться из этой ситуации? Ты думал о Клаудии?

— Не знаю, не знаю, что делать с Клаудией, — страдальческим голосом произнес Луис Фелипе, — мне нужна свобода, но я не могу набраться мужества, чтобы оставить ее. Я испытываю к ней нежность, жалость, благодарность…

— Жалость? — перебил его Андреас. — Но это ужасно, Луис Фелипе!

— Знаю, — вздохнул Луис Фелипе и сокрушенно добавил: — Чувствам нельзя приказать, Андреас. Я бы хотел испытывать к ней прежнюю страсть, но не могу, Андреас, не могу…

Клаудиа, боясь, что ее застанут за подслушиванием разговора мужчин, — с минуту на минуту должна была спуститься Летисия, — вышла из своего укрытия с улыбкой на губах…

Утром, когда Луис Фелипе ушел в офис, она сделала то, к чему еще никогда не прибегала: произвела обыск в карманах брюк и пиджака мужа, в которых он вчера ходил на работу. В кармане она нашла бумажку.

Это была квитанция за приобретение дорогого золотого перстня…

Иоли несколько раз порывалась обо всем рассказать своему мужу, но, когда она встречала ласковый, исполненный доверия взгляд Фредди, правда замирала на ее устах.

Фредди видел, что с женой что-то происходит, но относил ее состояние на счет того, что Иоли нанервничалась, проходя эти бессмысленные обследования.

— Больше никаких обследований, — сказал он ей однажды, — тебя они выбивают из колеи, дорогая. Не беспокойся, мы и без врачей сумеем зачать сына…

Эти слова будто нож поворачивали в израненном сердце Иоли.

Да и как сказать обо всем Фредди? Он, как и она, смысл своей жизни видит в детях. Но и скрывать истинное положение вещей стало для нее сущей мукой.

Чтобы немного развлечь жену, Фредди решил сходить с ней в гости к Кармеле. В этом обычно спокойном доме царила суматоха.

Только что стало известно о беременности Челы.

Эту новость принес Кике, сообщив, что Мариелена осталась посидеть в больнице возле Челы, которая чуть было не потеряла своего ребенка. Хавьер, можно сказать, спас жизнь им обоим.

Фуча, преисполненная негодования, обрушилась на Кармелу:

— Видишь, а ты возражала против моего письма против Тельмы! Эти женщины развращают нащих мужчин! Это по их милости упал уровень нравственности в нашем квартале! Я уверена что тот мужчина, который совратил Челу, в свое время пользовался услугами этих дам! Иначе откуда такой цинизм!

— Мече, пойди в свою комнату, — сказала Кармела. — И ты, Кике. Вам этого не следует слушать. А ты, милая, присаживайся, — обратилась она к Иоли. — Фредди, твоя жена что-то бледненькая…

— На меня просто произвело большое впечатление то, что случилось с Челой, — объяснила Иоли.

— Да, и это лучшая подруга Мариелены! — воскликнула Фуча.

— Бедная Чела, — вздохнула Иоли, а про себя подумала: «О Господи, кому не надо, та беременеет, а я, которая только и мечтает о ребенке, никогда не смогу его иметь!»

— При чем тут Мариелена? — строго произнесла Кармела.

— Но я же сказала, она лучшая подруга Челы, — ответила Фуча, не замечая знаков которые делал ей Тео.

— С моими девочками ничего такого не может произойти, — проговорила Кармела и, подойдя к образу Мадонны, перекрестилась: «Пресвятая Дева, помоги бедняжке Челе выносить ее дитя».

В квартире Тельмы все было готово к приходу гостя.

В вазах были расставлены цветы, в бочоночке со льдом охлаждалось вино.

Мать Тельмы, Росалия, ненавидевшая друга Тельмы, демонстративно заперлась в своей комнате.

А Тельма перебирала в памяти их недавний разговор с Тео. Она знала, что Тео — лучший мужчина из тех, кого Тельма встречала за свою жизнь. Она знала также, что Тео испытывает к ней нежность и благодарность за то, что она когда-то помогла ему встать на ноги, дала деньги, для того чтобы он открыл свое дело, магазин. И еще она знала, что Тео никогда не забывал ее и никогда не забудет.

Но в то же время Тео ни за что не хотел ей сказать, кому он отдал ее сына в те давние времена, когда она была вынуждена расстаться со своим ребенком. Как ни молила, ни заклинала она Тео, тот не уступал. Но и Тельма знала, что она не отступится от принятого ею решения — во что бы то ни стало разыскать сына.

Размышления ее прервал звонок.

Она поправила волосы и, взглянув еще раз в зеркало, открыла дверь….

Никанор Негретти нежно обнял ее.

— Если бы ты знала, — сказал он. — как дано я жаждал этого момента! Столько работы… а тут еще предвыборная кампания Андреаса… А где твоя мать? Почему она не вышла, чтобы излить на меня свой яд?

— Дорогой, не говори так о маме, — попросила Тельма.

— Но это же правда, — возразил Никанор. Мы Столько лет вместе, а она никак не угомонится.

— Мама спит, и ты приляг, отдохни. Сейчас налью тебе вина.

…Именно за этот покой, уют, умиротворение, — которые умела создать Тельма, Никанор Негретти ценил ее и любил.

Ни одна женщина на свете не стала бы так искренне заботиться о нем, И он, конечно, во всем помогает ей, одно только плохо — видятся они редко… Но ничего, вот Ники женится на Мелиссе, и у них с Тельмой будет еще много времени, которое они проведут вместе. Долг перед сыном прежде всего.

Тельма в это время ласковыми движениями расстегивала на нем рубашку, снимала с ног туфли… После ухода Никанора Росалия вышла из своей комнаты.

— Думала, ты уже спишь, — удивилась Тельма.

— Я и спала, но тут в воздухе повеяло этим мужчиной…

— Мама, до каких пор ты будешь придираться к Никанору, — с упреком сказала Тельма. — он столько сделал для нас, привез в эту квартиру, платит за нее, помог открыть мне дело, которым я зарабатываю на жизнь…

— За его услиги ты с ним расплатилась сполна. — отрезала Росалия. — Ты рискуешь жизнь., встечаясь с этим человеком. Он проклят! Он сам дьявол! И он принесет в наш дом кровь и смерть!

Отношения Энди и Ненси ничего бы не омрачало, если бы не постоянные напоминания девушки о деньгах. О долге, который она должна отдать людям, дающим ей наркотики.

Энди зевал, слушая ее жалобы на этих людей. Он обещал со дня на день отдать долг, но добыть деньги не так-то просто.

— Ты обязан, обязан заплатить! — горячилась Нэнси.

— А ты забываешь, что я скоро начну работать банке у моего отца. И тогда все будет намного проще — оправдывался Энди.

— Ты давно говоришь об этом, — ядовито произнесла Нэнси. — а воз и ныне там.

— Милая, ты можешь говорить о чем-то другом — вышел из себе Энди.

— Видишь ли, — серьезно ответила Ненси, — ты не знаешь этих людей. Они способны все. Мне бы не хотелось…

— Чего? — несколько струхнув, задал вопрос Энди.

— Чтобы с тобой что-то случилось.

— Неужели эти люди такие крутые? — спросил Энди.

— Ты не принимаешь их всерьез? — усмехнулась Ненси. — Напрасно. Поверь мне, с ними шутить не стоит.

Энди передернулся:

— Хорошо, Ненси, не будем об этом. Я что-нибудь придумаю и заплачу свой долг. Я попрошу денег у тети Клаудии.

— Я бы на твоем месте нашла бы лазеечку, чтобы положить лапу на счет твоего отца в банке, — осторожно заметила Ненси.

Энди кивнул:

— Со временем я обдумаю и такую возможность. Потерпи, ладно?

Ники согласился на поездку на яхте не только для того, чтобы доставить удовольствие отцу. Вообще-то ему и самому стало интересно, сумеет ли он справиться с этой гордячкой, которая открыто заявила ему, что никогда не выйдет за него замуж.

— Что общего между приглашением покататься яхте и замужеством, — пожал плечами Ники, — я не сделал пока тебе предложения.

— Да. Твой отец еще не отдал тебе такого приказа, — парировала Мелисса.

— Мой отец никогда мне не приказывает, — отозвался Ники. — Иногда он дает мне советы.

— А ты слушаешься его, — ехидно заметила Мелисса.

— Ты многого не понимаешь, — задумчиво произнес Ники. — Ты выросла в большой, любящей тебя семье. И ты не знаешь, что значит расти одному, без матери. Без чьей-либо заботы. Когда не к кому прильнуть в минуты страха, некому пожелать «спокойной ночи», некого поцеловать перед сном. У меня не было мамы, которая провожала бы меня в колледж и которую я мог бы представить моим друзьям… Моя мама предпочла путешествия, развлечения…

— Вот как? — спросила Мелисса небрежным тоном; однако начиная прислушиваться: то, что говорил Ники, было ей хорошо знакомо.

— Да. Иногда я беру ее фотографию, смотрю на нее. Но я уже почти не помню ее. Я забыл ее, как и она забыла про нас с отцом. Я тебе надоел?

Мелисса отвернулась. Слова Ники тронули ее, но она постаралась, чтобы он этого не заметил.

— Очень, Ты столько наговорил…

— Прости. Я хотел, чтобы ты поняла, отчего мы так близки с отцом. Он заменил мне маму. Старался, чтобы мне не было одиноко. Заботился обо мне. И я благодарен ему.

— Да, я вижу, он хорошо промыл тебе мозги, — сказала Мелисса.

— Нет, Мелисса, — Ники покачал головой. — Просто мы с отцом любим друг друга. Но тебе этого не понять, потому что ты никого не любишь. Мелисса несколько смутилась:

— Из чего ты сделал такой вывод?

— Из твоего поведения, — отозвался Ники. — Ты всех хочешь уязвить, обидеть. Но я почему-то уверен, — Ники пристально посмотрел девушке в лицо, — что наступит день и ты полюбишь меня. Да-да, не смейся. Ты еще узнаешь, что такое любовь, Мелисса…

Утром Луис Фелипе пришел в офис в радужном настроении.

— Осторожно, нас увидят, — прошептала Мариелена, когда он обнял ее и поцеловал.

— Знаешь, я кое-что купил для тебя, — сообщил Луис Фелипе и извлек из кармана маленькую коробочку.

Мариелена раскрыла ее — и ахнула. В бархатном футляре лежал великолепный перстень с большим рубином в окружении бриллиантов.

— Луис Фелипе! — на лице Мариелены отразился испуг. — Ты не должен был этого делать! Это безумно дорого!

— Для тебя не жалко, — возразил Луис Фелипе. Но что я скажу дома?

— Дорогая, что-нибудь придумай… Я хочу, чтобы ты сняла кольцо, которое носишь, и надела этот перстень. И, несмотря на сопротивление Мармелены, Луис Фелипе надел ей на палец кольцо.

Довольный собой, Луис Фелипе направился к Гонсалесу.

Первым, кто заметил подарок Луиса Фелипе, был Рене.

— Девочка! — он взял ее за руку, уставившись на перстень. — Какое чудо! Ты так много зарабатываешь?

Мариелена уклончиво ответила, что это подарок и, сняв перстень, положила его в футляр.

Вернулся Луис Фелипе.

— Дорогая, мне придется, поехать на съемки рекламного ролика. Увидимся на квартире, хорошо?

— А как я узнаю, сможешь ты вырваться или нет?

— Вот телефон нашего гнездышка, — Луис Фелипе протянул ей листок бумаги. — Это частный номер, его никто не знает. Позвони мне! Я уже буду там! Пока!..

Луис Фелипе ушел, а Мариелена, повертев листок с номером телефона, положила его под коробочку с перстнем.

0

14

Глава 13

Клаудиа никогда не понимала женщин, увлеченных карьерой или сосредоточенных только на детях и доме. Ее природа создала исключительно для мужчины. Любить, быть любимой — только в этом видела она смысл жизни. На долгие годы она освятила себя Луису Фелипе. Все остальное, даже отношения с близкими родственниками, отступило на задний план.

Но безжалостное время стремительно бежало вперед. Клаудиа старела, а Луис Фелипе был цветущим молодым мужчиной. То и дело доходили до нее слухи о его многочисленных увлечениях на стороне. Страх потерять мужа превратился у нее навязчивую идею. Клаудиа ни о чем другом не могла думать. С утра до вечера она гадала — где сейчас Луис Фелипе? То и дело звонила ему в офис он не раз высказывал недовольство по этому поводу. Она хотела бы стать незримой тенью мужа. Только ее подозрения чуть улеглись, как она случайно нашла этот чек из ювелирного магазина. Теперь у нее не осталось никаких сомнений — у Луиса Фелипе есть любовница! Клаудиа, когда-то гордая и щепетильная, готова была на любые унижения, слежку, ради того чтобы узнать, кто она, эта женщина, реальная угроза их семейному очагу. Ведь раньше Луис Фелипе ни одной из своих пассий не дарил таких дорогих украшений.

Клаудиа отправилась в ювелирный магазин, надеясь там что-то выведать. Хозяин встретил ее особенно любезно, как принимал обычно очень выгодных клиентов и частых посетителей. У него не было сомнений, что вчера сеньор Сандоваль выбрал кольцо для своей супруги.

— В чем дело, сеньора Сандоваль? Вам не понравился перстень?

— Нет, понравился. Только форма… Может быть, я его поменяю, — как бы в нерешительности размышляла Клаудиа. — Скажите, моя сестра помогала выбирать перстень?

— Нет, сеньор был один и выбрал сам, — отвечал хозяин. — Это единственный экземпляр, прекрасная работа и великолепные камни: крупный рубин в окружении бриллиантов.

— Спасибо, вы меня убедили, — сдалась Клаудиа. — Я оставлю перстень. Извините за беспокойство.

Хозяин был польщен: сеньора Сандоваль всегда ценила его мнение специалиста и советы. А Клаудиа уже устремилась вон из магазина. Ей не терпелось узнать, кому куплено кольцо. В голове ее уже созрел новый план. Она решила привлечь в помощницы Мариелену, к которой еще недавно ревновала мужа. Ведь Луис Фелипе целый день у нее на виду. Она наверняка знает женщин, заглядывающих в офис или звонивших Луису Фелипе по телефону.

В офисе она застала Мариелену и управляющего Урбано. Луис Фелипе был на съемках очередного рекламного ролика.

— Твой муж загонял нас на работе, как настоящий рабовладелец, — шутливо жаловался ей Урбано. — Ему еще повезло, что у него такая хорошая секретарша. Мариелена взяла на свои плечи добрую половину его забот.

— Да, я знаю, что Мариелена прекрасный работник, — Клаудиа ласково улыбнулась девушке. — И знаешь, что мы решили вместе с Луисом Фелипе? Купить Мариелене машину за счет фирмы. Урбано, как можно скорее оформи документы на эту покупку.

Мариелена не могла скрыть, что совсем не рада этому подарку. Наоборот — ей было нестерпимо и стыдно. Она обманывает эту женщину ее мужем и не может принимать от нее подарков. Это было бы слишком цинично.

— Нет! Это несправедливо. Почему только другим сотрудникам? — настойчиво отказывалась она от щедрого подарка.

— Успокойся, Мариелена, что ты так разволновалась? — немного удивилась такой реакции Клаудия, ожидавшая, что секретарша конечно же обрадуется и станет ее благодарить. — Я просто хочу быть твоей подругой. Ты мне так нравишься. Ты серьезная, трудолюбивая и очень порядочная девушка.

Мариелена, услышав это, закрыла глаза. Если бы Клаудиа знала! Но, похоже, она ни о чем не догадывается и вот уже во второй раз упорно предлагает ей свою дружбу. Небескорыстную, конечно, дружбу. Лаура и прежние секретарши Луиса Фелипе тоже получали щедрые подарки, но за это докладывали Клаудии о каждом его шаге, о каждом телефонном звонке. Но сейчас перед Мариеленой сидела совсем другая Клаудиа, не та, которая настойчиво просила и даже требовала, чтобы служащие выполняли ее волю.

— Умоляю тебя, Мариелена! Помоги сохранить мое счастье, мой брак! — Клаудиа взяла ее руку и просяще заглянула в глаза. — Вот я перед тобой, униженная, разбитая. Давно забыла о своем женском достоинстве. Пожалей меня!

— Но сеньора! — Мариелена была поражена. Эта богатая, красивая женщина в эту минуту и вправду была такой несчастной, одинокой, что в ней проснулось искреннее сострадание к Клаудии. — Ты должна меня понять. У тебя тоже скоро будет красивый муж, — говорила Клаудиа. — А вокруг него столько молодых пациенток и медсестер. Мужчины так слабы. Тебе тоже придется следить замужем. Мне нужно всего лишь знать, кому Луис Фелипе купил этот перстень? Может быть, женщина когда-нибудь появлялась здесь и ты ее видела? Я могу рассчитывать на тебя?

Мариелена потерянно молчала и только качала головой в ответ на вопросы Клаудии. Но Клаудиаа по-своему истолковала ее молчание. Она почему-то уверилась, что простая, бесхитростная девушка непременно станет ее верной союзницей. И по доброте душевной и в благодарность за щедрые дары. Ведь она бедна. А бедные, Клаудиа по опыту знала, никогда не отказываются от покровительства богатых.

— Ты человек, которому можно верить, Мариелена, — сказала Клаудиа, на прощание целуя ее. — Ты моя подруга отныне, и я надеюсь, что ты поможешь мне. Спасибо, дорогая.

Наконец эта пытка закончилась — Клаудиа удалилась. Но Мариелена долго еще не в силах была вернуться к делам и отогнать мрачные мысли. Стена лжи с каждым днем росла и росла. Рано или поздно все откроется. О ее связи с Луисом Фелипе узнают мать, родные, Клаудиа. Мариелена замирала от ужаса, представив себе этот позор, горе матери и злые пересуды всего квартала. По щекам ее бежали слезы.

Как легко Луису Фелипе удалось убедить ее в том, что главное — их чувство, а все остальное — досадные мелочи, мешающие их счастью. Эти мелочи гроозили обернуться для нее трагедией. А чем чем рискует Луис Фелипе? В худшем случае скандалом с женой. Не секрет, что у него и раньше были романы, и он всегда умел оправдаться перед Клаудией, а их совместная жизнь продолжалась, несмотря на размолвки. Единственный выход из этого тупика, думала Мариелена, — отказаться от Луиса Фелипе, порвать с ним. Не для себя, а для спокойствия близких.

В эту минуту раздался телефонный звонок. Луис Фелипе звонил только затем, чтобы сказать, как он ее любит, и услышать в ответ ее признание.

— Ах, Луис Фелипе, мне так тяжело. Только что у меня была твоя жена, — взволнованно говорила Мариелена. — Расспрашивала о тебе, интересовалась, для кого ты купил кольцо.

— Успокойся! Ведь ничего же не случилось. Что она хотела от тебя? — довольно беспечным тоном говорил Луис Фелипе, поняв, что пока Клаудиа не подозревает Мариелену, а просто проведала о кольце.

Луис Фелипе не раз попадал в щекотливые ситуации, поздно возвращался домой, благоухая женскими духами. Но всегда у него хватало фантазии на очередную правдоподобную историю, которая усыпляла подозрения жены. Придумает что-нибудь и на этот раз. Как она узнала о кольце? Конечно же обшаривала его карманы и нашла счет из магазина. Сколько раз говорил себе, что нужно быть осторожней и выбрасывать улики, с досадой ругал себя Луис Фелипе.

Он поспешил на свидание в их с Мариеленой гнездышко, как он теперь называл свое убежище, предстоящем неприятном объяснении с женой он уже не думал. Счастье переполняло его. Никогда еще он не был так влюблен.

— Все устроится, дорогая! — успокаивал он Мариелену. — Главное, кольца у тебя на руке не было.

— Да, но оно лежало у тебя на столе. Она могла его видеть. Может быть, даже открывала коробочку, когда я выходила из кабинета.

Мариелена была встревожена и грустна. Сегодня Луису Фелипе так и не удалось развлечь ее. Он поставил кассету с ее любимыми песнями, пригласил танцевать. Но даже его поцелуи не вернули Мариелене душевного спокойствия, не сделали ее, как прежде, счастливой.

— Луис Фелипе, с каждым днем я все больше чувствую свою вину, — наконец, собравшись, с духом, начала она разговор. — Ты не представляешь, что я пережила, слушая твою жену! Я умру со стыда, когда обо всем узнают Клаудиа, моя мать. Мы должны расстаться!

— Как, ты хочешь бросить меня, Мариелена? Я уже не смогу жить без тебя. Нет, я тебя Не отпущу.

Луис Фелипе привлек ее к себе и долгим поцелуем заставил замолчать. Звучала их любимая песня. Они называли ее своей, потому что она была написана словно специально для них и о них. Эту кассету Луис Фелипе даже уносил с собой, чтобы еще раз послушать дома. Они танцевали под эту нежную, тихую мелодию. Но Мариелена не сдавалась.

— Я не хочу ни страдать; ни приносить страдания другим. У нас нет будущего, — говорила она, решительно освобождаясь из его объятий.

— Нет ничего важнее любви, такой, как у нас с тобой, — не раз убеждал ее Луис Фелипе. — Наша любовь выше предрассудков, мнения твоих родных, ревности моей жены.

— Это эгоизм, безответственность! — впервые очень резко прервала его Мариелена. — Не может быть счастья, построенного на несчастьях других. А наша любовь — краденая…

Вдруг зазвонил телефон. Они замерли и удивленно посмотрели друг на друга. Этот номер был известен только им.

— Алло! — подняла трубку Мариелена.

Молчание.

— Кто это? — сердито спросил Луис Фелипе.

— Не отвечают. Наверное, ошиблись номером.

Но Мариелена недоверчиво покачала головой: если это ошибка, почему звонивший молчал?

Несколько дней Иоли пролежала в своей комнате, отвернувшись к стене и задернув шторы. Каких усилий стоило ей улыбаться мужу, быть по-прежнему ровной и внимательной! Хорошо, что Альфредо рано отправлялся в фирму и поздно возвращался. Свекру она говорила о легком недомогании.

Несчастье обрушилось на нее, как тяжелая болезнь. Только Хавьер был ей опорой, только ему могла высказать свои горести.

— Что я сделала, за что Господь так наказал меня? — вопрошала Иоли со слезами. — Я знаю своего мужа. Если не будет детей, он уйдет от меня.

— Неправда. Альфредо любит тебя, — утещал ее Хавьер. — Ты должна сказать ему правду. Не изводи себя, Иоли. Это не наказание, а сама жизнь — суровая и переменчивая. Сегодня у меня снова была Чела. Она, бедняжка, плачет, потому что у нее будет ребенок, а она его не хочет. Для, нее этот ребенок — несчастье. А ты готова отдать жизнь, чтобы иметь малыша.

Вначале Иоли не обратила внимания на его рассказы о Челе, слишком была поглощена своим горем. Но шло время, и мысли ее все чаще возвращались к подруге Мариелены, которую она знала с детства. Как ни поразило ее известие о собственном бесплодии, по натуре она была здоровой, жизнерадостной и очень энергичной женщиной. Поэтому она решила не унывать и не ставить на себе крест. Хавьер подсказал ей мудрый выход. Ну конечно же они с Альфредо усыновят ребенка, если не могут иметь своего. Она уже строила планы, как они возьмут ребенка Челы или купят его за любые деньги. Иоли любила детей. Не могла спокойно пройти мимо малыша на улице. У нее не было сомнений, что она полюбит приемыша, как своего собственного сына.

Окрыленная, Иоли бросилась к Альфредо в контору не в силах ждать до вечера. Муж сразу заметил ее радостно сияющие глаза, ее волнение.

— Что случилось, дорогая? Ты принесла мне долгожданное известие?

— Нет, Альфредо, я все еще не беременна, — сразу погрустнела Иоли. — Но знаешь, какая мысль пришла мне в голову? Доктора говорят, что нужно набраться терпения и подождать, пока у нас будут дети. Но мы хотим ребенка сейчас, ведь так? Есть выход!

— Какой? — удивился Альфредо.

— Усыновить ребенка! — торжественно объявила Иоли. — Взять новорожденного и воспитать его как родного. Тогда мы спокойно дождемся появления нашего малыша. Разве это не хорошая мысль?

Но Иоли ожидало разочарование. Альфредо помрачнел, с изумлением глядя на жену.

— Это безумие, Иоли. Я не хочу чужого ребенка! — решительно заявил он, — Я хочу моего, нашего малыша, в котором будет течь наша кровь. С твоими глазами, с моей улыбкой. Не нервничай, глупышка, держи себя в руках и следуй предписаниям врачей. Я уверен, любимая, ты подаришь мне малыша.

Он нежно поцеловал жену и поспешил вернуться к делам. А Иоли побрела домой. Снова ее надежды рассыпались, как карточный домик. Снова она с тоской смотрела на каждого встречного малыша и с острой завистью — на молодых матерей. Что же делать? Обычно ее ум и находчивость помогали ей найти выход из любого затруднительного положения. Через несколько дней она отправилась навестить Челу, а заодно попытаться осуществить очередной свой план. План довольно рискованный. Но отчаяние толкало Иоли на риск. Она готова была на все, лишь бы получить ребенка и сохранить мужа.

Иоли выбрала нужное время для своего посещения, потому что Чела снова пала духом. Камачо несколько раз навещал ее, был очень добр и предупредителен, обещал не оставить ее и ребенка. У Челы проснулись напрасные надежды, что все ее несчастья позади, Камачо расстанется с женой и женится на ней. Но вот уже несколько дней он не показывался. Чела поняла, что его притворная нежность была вызвана только страхом. Он бы и в больницу к ней не пришел, если бы Мариелена не запугала его.

— Не плачь. Чела, дорогая. Может быть, все еще и образуется, — Иоли обняла ее и старалась утешить, как могла.

— У меня ничего не получится. Представляю, что говорят обо мне в квартале, — говорила сквозь слезы Чела.

— Ты не хочешь этого ребенка. А ведь есть женщины, которые не могут иметь детей, — осторожно начала разговор Иоли. — Например, одна моя подруга. Бедняжка бесплодна. А муж, если узнает, бросит ее. Она готова отдать все, лишь бы не потерять мужа.

И Иоли поведала в подробностях план, который хочет осуществить якобы ее подруга. Ее муж не хочет усыновлять чужого ребенка. Поэтому подруга объявит своим домашним, что она беременна. Когда же ее беременность должна будет стать очень заметной, она под каким-нибудь предлогом уедет из дому, например для лечения. Там случатся преждевременные роды, и она вернется домой с младенцем.

— Например, с твоим ребенком, Чела. Ты согласна отдать его моей подруге? — прямо в лоб спросила Иоли.

Чела растерялась. Она никогда не думала об этом. План показался ей безумным и неосуществимым. Не дурак же муж этой женщины, он обязательно догадается. И как можно изобразить беременность? Чела сама удивилась, но ей вдруг стало жаль ребенка. Ведь это не кукла и не котенок, которого можно отдать, продать. А может быть, это злые люди, и она обречет свое дитя на страдания….

— Это прекрасная семья, очень обеспеченная. У твоего ребенка будет все. Ты никогда не сможешь дать ему всего этого, — горячо убеждала ее Иоли. — Моя подруга будет лучшей матерью на свете.

Чела заколебалась. Представила себе, какое будущее ждет ее малыша. Его никто не любит, никто не ждет. Каждый день он станет напоминать семье о ее позоре. Несчастный ребенок всю жизнь будет клеймо незаконнорожденного и жить в бедности. Когда он вырастет то сам не простит ей она когда-то не отдала его в богатую, счастливую семью.

— Но Иоли я должна серьезно подумать, повидаться с твоей подруге. Даже если я отдам ей малыша, как она получит свидетельство о рождении?

— Об этом ты не беспокойся. Я договорюсь с Хавьером, он нам поможет, — заверила Иоли, уверенная, что уговорит Хавьера.

Она чувствовала, что Чела вот-вот сдастся. Надежда, совсем было угасшая, снова вернулась к Иоли. У нее будет настоящая семья, ребенок, чего бы ей это ни стоило. Ее глаза снова сияли, когда она простилась с Чел ой, заботливо наказав ей:

— И прошу тебя, дорогая, не волнуйся, береги ребенка. Завтра я принесу тебе витамины, фрукты. Ты должна хорошо питаться. Пойми, у тебя нет другого выхода, Чела.

Клаудиа нерешительно поглядывала на телефон. Она уже несколько раз порывалась снять трубку и набрать этот номер, но что-то удерживало ее. Опасения Мариелены были не напрасны. Клаудиа конечно же заметила коробочку с перстнем на столе у Луиса Фелипе. И даже когда Мариелена отлучилась ненадолго, чтобы сварить ей кофе, она открыла коробочку и убедилась, что это тот самый перстень. Значит, он еще не успел подарить его той, для которой он был куплен, подумала Клаудиа. Но она обязательно узнает имя этой таинственной незнакомки.

Но особенно заинтриговал ее клочок бумаги с телефоном, лежавший под коробочкой. Чей это телефон? Конечно, же ее. Клаудиа запомнила номер. И вот теперь, ей страстно хотелось позвонить. Вечер, Луис Фелипе еще не вернулся. Где же ему быть, как не там, у нее. Сердце у Клаудии замирало — сейчас она все узнает, убедится, что он проводит у другой все вечера. Именно это и пугало ее. Лучше неизвестность, а вместе с ней надежда, что ее ревность — плод больного воображения, чем эта страшная истина.

Рука ее дрожала, когда она нажимала на кнопки телефона.

— Алло? — спросил нежный женский голос, как будто совершенно незнакомый.

Впрочем, голос заглушала музыка. Это была любимая песня Луиса Фелипе. Он и дома часто слушал ее. Вот и он сам взял трубку.

— Кто это? Алло! Наверное, ошиблись номером.

И бросил трубку. А Клаудиа, как раненый зверь, заметалась по спальне. Вот она и убедилась. Он проводит там все вечера, а потом жалуется ей, что работа не оставляет ему времени для отдыха. Если бы в эту минуту вернулся Луис Фелипе, она бы с яростью набросилась на него и осыпала упреками. Он обязан ей всем — карьерой, положением в общесве, богатством. Она подобрала его много лет назад на улице — нищего и ничтожного. Неблагодарный!

Но Луис Фелипе вернулся только через три часа. К этому времени Клаудиа сумела взять себя руки и даже нашла в себе силы улыбнуться ему и подставить щеку для поцелуя. Истериками она ничего не добьется. Он просто соберет вещи и уйдет от нее навсегда. Женское чутье подсказывало ей, что так и случится. Нет, она будет вести тонкую игру. Сначала выведает все об этой женщине, а потом сумеет разлучить их.

— Ты не представляешь, Клаудиа, как я устал. Какие у меня неприятности, — рассказывал Луис Фелипе, с видом крайнего утомления растягиваясь на их супружеском ложе в спальне. — На днях я купил очень дорогой перстень для одного рекламного ролика. А теперь клиент, который заказывал эту рекламу, отказывается оплатить перстень. Не знаю, согласится ли ювелир принять его обратно.

Лжец, подлый лжец, думала Клаудиа, пристально наблюдая за каждым мускулом его лица. Но Луис Фелипе лгал виртуозно. Его актерские способности были хорошо известны Клаудии. В прошлом он придумывал такие замысловатые истории, когда допоздна задерживался у своей очередной любовницы, что даже Клаудиа иной раз теряла бдительность и верила.

— Если не удастся вернуть кольцо в магазин, подари его мне. Ты же знаешь, как я люблю драгоценности. — предложила Клаудиа.

Но Луис Фелипе как будто не услышал ее. То, произошло потом, окончательно сразило Кла-Он достал из кейса кассету, включил магнитофон, снова лег и закрыл глаза. Это была та самая песня, которую Клаудиа слышала совсем недавно, когда звонила по таинственному номеру. Вот почему он так часто слушает ее дома. Он возвращается туда, к ней. Он совсем забывает о присутствии жены.

Ревность и обида снова захлестнули Клаудиу. Она спустилась вниз, чтобы не видеть его счастливое, улыбающееся лицо. Ей необходимо было с кем-то поделиться. Все свои семейные горести она обычно обрушивала на сестру Ольгу.

— Что случилось? Уже поздно, я отдыхаю, — недовольным голосом отвечала Ольга.

— Ольга, я в отчаянии, мне так плохо! — сквозь слезы говорила Клаудиа.

— Снова Луис Фелипе? — вздохнула Ольга. — Дорогие мои сестрицы, вы так любите страдать. Если бы не было ваших мужей, вы бы обязательно нашли другие причины для страданий. Ну, что произошло?

Клаудиа поведала ей все — о кольце, о номере телефона, по которому она все-таки решилась позвонить.

— Он был там с ней? — вскричала Ольга. — Я бы закатила ему такой скандал!

— Это привело бы к разводу Он соберет вещи и уйдет, — грустно покачала головой Клаудиа. — Нет, мне нужно узнать, кто эта женщина, погодить с ней… Но представь себе, Ольга, вернувшись домой, он поставил ту же кассету, которую слушал там с ней. Сейчас лежит и, закрыв глаза, наслаждается музыкой. Я не в силах этого перенести!

— Я бы заставила его проглотить эту кассету! — с мрачной угрозой вставляла реплики Ольга.

— Что мне делать, посоветуй. — в отчаянии молила Клаудиа. — Как мне удержать Луиса Фелипе? Без него моя жизнь бессмысленна. А он все чаще стал намекать, что, если я буду донимать его расспросами и подозрениями, наш брак распадется.

— Ну хорошо. Если ты решила найти эту женщину и убедить ее оставить Луиса Фелипе, тебе придется последовать моему давнему совету и позвонить в сыскное агентство Вальдеса, — деловито рассуждала Ольга. — Через несколько дней они тебе представят подробнейший отчет, где будут значиться имя этой дамы, ее адрес и прочие подробности.

— Продиктуй мне телефон этого агентства, — покорно согласилась Клаудиа.

Еще недавно слежка за собственным мужем казалась ей низостью. Теперь она готова была бороться любыми средствами.

0

15

Глава 14

Никанор давно уже привык жить двойной жизнью. Весь день он провел в банке у Андреаса, играя уже привычную роль крупного денежного туза, уверенного в себе человека. Они обсуждали предстоящую избирательную кампанию, составляли речь Андреаса перед избирателями. Потом Никанор обедал в доме у Пеньяранды. В сущности, до позднего вечера он играл роль. Роль преуспевающего дельца, покровителя начинающего политика, лучшего друга и советника Андреаса Пеньяранды.

И вот наконец он освободился и поспешил на встречу с Тельмой. Она уже давно с нетерпением ждала его у накрытого стола. Никанор с облегчением сбросил все свои маски, как только переступил порог этого дома. Здесь он отдыхал от дел и становился самим собой — далеко не уверенным в себе, отягощенным множеством забот человеком нечистой совестью. Тельма знала его долгие годы, перед ней не нужно было никого играть.

Только ей он мог довериться и рассказать обо все что его тревожило.

— Скоро у нас с тобой будет больше свободного времени, дорогая, — обещал он. — Мы будем чаще видеться, как только Ники женится на Мелиссе. Сейчас для меня самое важное — устроить судьбу.

Вчера Никанор проводил Ники на пристань. Долгожданная прогулка на яхте наконец состоялась. Ники отправился путешествовать с Мелиссой, ее подругой и Энди. Никанор возлагал на это плавание большие надежды. На яхте все должно решиться. Там Ники обещал сделать Мелиссе предложение. Они вернутся женихом и невестой.

— Но почему ты так настаиваешь на этом браке? — недоумевала Тельма. — Ведь Ники не любит эту девушку. Будет ли он счастлив с ней?

Ах эти женщины, снисходительно улыбнулся Никанор. Даже в зрелом возрасте они продолжают грезить о любви. Любовь приходит и уходит При заключении браков романтические чувства не так уж и важны. Вот он сам женился когда-то по любви. И что из этого вышло? Сейчас он многое бы дал, чтобы избавиться от жены.

— Женившись на Мелиссе, Ники станет членом очень влиятельного и респектабельного семейства, — терпеливо объяснял Никанор Тельме. — Сам я живу с чувством постоянной опасности. Меня могут арестовать. Но Ники не посмеют тронуть.

Андреас заступится за зятя. К тому же Ники ни в чем не замешан. Он ничего не знает о моих делах.

— Ради Бога, будь осторожен! — каждый раз молила его Тельма.

Она знала, чем занимается Никанор. На ее квартире он иногда встречался со своими подчиненными. Все эти люди очень не нравились Тельме. Она чувствовала, что они способны на любую подлость, предательство и даже убийство. Особенно недолюбливала она Роберто.

В тот вечер, когда случилось несчастье с Ники, как раз Роберто и позвонил Никанору. И потребовал немедленной встречи.

— Это очень важно, шеф, — настаивал он.

Никанор поморщился, ему так хотелось отдохнуть хотя бы несколько часов, не думать о делах, но вынужден был уступить. Роберто не терпелось вручить шефу чек, полученный от Энди. Ненси каждый день требовала от него денег. И вот наконец Энди удалось выпросить у тетки довольно значительную сумму. Но это была только часть его долга за маленькие пакетики с зельем, которыми регулярно снабжала его Ненси. По, этому поводу Ненси выразила недовольство и даже отказала Энди в назначенном ранее любовном свидании. Он был в отчаянии, в ярости, обещая завтра же достать еще денег.

— И это все? — спросил Никанор, разглядывая чек. — Мог бы подождать до завтра.

— Хочешь, я вытрясу все деньги из этого маменькиного сынка? — злобно сказал Роберто, — Он, видите ли, отправился прогуляться на яхте. До чего ненавижу этих молодчиков с собственными машинами, яхтами.

— У тебя явно садистские наклонности, — брезгливо покосился на громилу Никанор. — Одни мечты — сломать кому-нибудь кости, набить морду. Не смей его трогать. Пускай его долг растет, — это нам на руку.

— Я-то думал, вы хотите испортить жизнь его папаше-банкиру, — Роберто был явно разочарован и недоволен.

— И не думай впредь. Я думаю, а ты всего лишь исполнитель! — взорвался Никанор. — И не своевольничай. Ступай, ты и так отнял у меня много времени.

Этот идиот способен все испортить, так ненавидит богатых и любит драться, с беспокойством думал Никанор. Сам он был вовсе не на вершине пирамиды, а всего лишь средним звеном в иерархии. Получил задание от шефов сделать Андреаса Пеньяранду своим человеком, связать его какими-то обязательствами. И Никанор преуспел в этом деле, стал близким другом Андреаса, организатором его предвыборной кампании. А Энди мог бы стать дополнительным рычагом воздействия на, Андреаса, если тот в будущем вздумает заартачится и откажется выполнить их волю. Вот почему Никанор так испугался, что этот безмозглый от пустит в ход кулаки и нарушит его планы, его тонкую игру.

Только Никанор отогнал наконец все мысли о делах и расслабился, развалившись с бокалом в руке в мягком кресле, как вновь раздался телефонный звонок. Тельма уговаривала его не брать трубку. Но Никанор, вздохнув, все таки потянулся к телефону. Если кто-то из его людей звонит сюда, то дело экстренное, не терпящее отлагательства.

— Что случилось? — недовольно рявкнул Никанор в трубку, но вдруг побагровел и сник. — Ники упал в воду? Этого не может быть, мальчик прекрасно водит яхту! Он жив? Скажите мне правду! Я немедленно выезжаю.

Случилось несчастье, сразу поняла Тельма, бросившись к Никанору. Тот тяжело дышал, прижав ладонь к сердцу.

— Если с Ники что-нибудь случится, я этого не переживу, Тельма, — стонал он. — Сын — единственный смысл моей жизни. Но нет, мой мальчик хорошо плавает, он выплывет, я это чувствую, он жив.

В доме Андреаса Пеньяранды царила тишина. Все говорили шепотом или вполголоса, как в траурные дни. Ники все еще не нашли. Яхта вернулась, но никто не мог добиться от Энди и Мелиссы вразумительного рассказа о том, как все случилось. Никто якобы не видел Ники в тот момент, когда он упал в воду.

— Может быть, на повороте яхта сильно накренилась, — предполагал Энди. — Мы хватились когда его уже не было на палубе. Кто поднял тревогу? Кажется Мелисса. Я тут же позвонил спасателям. Мы несколько часов прочесывали этот район, но никого не нашли.

— Он умер, я чувствую, его уже нет в живых! — со слезами причитала Карола, подруга Мелиссы.

— Замолчи сейчас же, не ной! — приказала ей Мелисса. — Может быть, все еще обойдется и он доплывет до берега.

Мелисса была очень встревожена и подавлена. Казалось, ее что-то мучило. Но в общей суматохе этого никто не замечал. Никанор был убит горем. Утром они даже отменили очень важное совещание, и Андреас привез его домой, чтобы он смог чуть-чуть отдохнуть и забыться. Никанор всю ночь провел на пристани и вместе с береговой службой несколько раз выходил в море. И сейчас он продолжал каждые полчаса звонить спасателям — нет ли каких новостей. Новостей не было.

Все утешали Никанора и уговаривали его поесть. В это время Мелисса тихо выскользнула из дома и, пройдя через сад, очутилась во владениях другой семьи — Сандовалей. Она знала, что дядя Луис Фелипе еще не ушел в офис. Он был единственным человеком, с которым она могла поговорить откровенно.

— Что случилось, девочка? Зачем я тебе понадобился? Почему ты так взволнована? — Луис Фелипе любил Мелиссу как свою дочь и сразу замети, что она сама не своя.

— Дядя, у меня неприятности. Мне нужна твоя помощь.

И Мелисса сбивчиво рассказала ему все. На яхте они с Ники, как всегда, ссорились и старались уязвить друг друга побольнее. Мелиссу злило, что отец заставляет ее встречаться с ним. Но и Ники тоже выполняет волю отца и терпеть ее не может.

— Я слегка толкнула его, дядя. Это была шутка, клянусь. Я не думала, что случится что то плохое. Может быть он погиб. По моей вине. Что мне делать?

— Успокойся. Не будем опережать события, Мелисса. Ники молод, силен. Будем надеятся на лучшее. Никому об этом не рассказывай. Мы что-нибудь придумаем.

Луис Фелипе обладал особым даром воздействия на людей. Мелисса почувствовала его спокойную, уверенную силу. Ей стало легче. Она почти поверила, что все уладится, Ники найдут. Ну почему Луис Фелипе не ее отец, не раз с тоской сожалела Мелисса.

Луис Фелипе проводил племянницу и хотел было незаметно выскользнуть из дома. Он чувствовал себя виноватым перед Клаудией. Уже который день он возвращался домой очень поздно. А вчера даже не поднялся в спальню. Ему все труднее становилось оправдываться перед женой. Клаудиа окликнула его уже двери.

— Как, ты уже уходишь, Луис Фелипе? Что происходит? Я не видела тебя два дня, — не смогла удержаться она от упреков.

— Но ты сама говорила, что плохо себя чувствуешь. Я не хотел тебя беспокоить, — оправдывался он.

— Мы тобой живем как соседи под одной крышей, а не как муж с женой. — с раздражением говорила Клаудиа. — Весь день звоню тебе в офис и не застаю, Где ты проводишь вечера, мне тоже неизвестно…

— Прошу тебя, Клаудиа, не терзай меня. Ты знаешь, как мне ненавистны твоя постоянная слежка, твоя ревность! — взорвался Луис Фелипе. — Если ты не перестанешь давить на меня, я подам на развод.

— Я знала, знала, у тебя есть другая женщина. Признайся, кто она? Вернись! — кричала ему вслед Клаудиа.

Но Луис Фелипе стремительно выбежал из дома и направился к машине. Эти жестокие слова вырвались у него случайно, но сейчас он почувствовал, что готов к развязке, что развод был бы лучшим выходом для всех.

— Я вся как натянутая струна, — жаловалась Клаудиа сестре. — Сегодня он впервые прямо заговорил о разводе. Я не смогу жить без него, Ольга. Где твой Вальдес? Я вчера весь день звонила ему в агентство. Его нет.

Клаудиа говорила по телефону и поглядывала часы — уже шесть. Луис Фелипе, конечно, не возвращался. Похоже, и этот вечер ей придется провести в одиночестве. Раньше ей удавалось справляться с собой. Но сегодня, после разговора о разводе и нескольких безуспешных звонков в офис к Луису Фелипе и частному детективу Вальдесу, Клаудиа была необычайно взвинчена. Нервы у нее сдали. Она схватила сумочку и поспешила в офис. Зачем? Она сама не могла бы объяснить этого. Просто чтобы еще раз убедиться, что муж так и не вернулся в свой кабинет. Значит, он с ней. На той же квартире, куда она звонила, или в загородном ресторане. Воображение уже рисовало ей картины, от которых Клаудиа приходила в ярость и отчаяние.

В эту минуту Луис Фелипе входил в свой кабинет, усталый, но довольный. Несколько часов подряд они с Рене провели в студии, отбирая девушек для предстоящих съемок рекламных роликов. Он славно поработал и имел полное право на отдых. Вот почему Луис Фелипе был в отличном настроении. Прежде чем скрыться за дверью кабинета, он одарил Мариелену нежным и многозначительным взглядом. Через полчаса они собирались вместе отправиться в свое гнездышко. Мариелена ответила ему таким же взглядом. Они уже давно научились разговаривать без слов.

Она аккуратно разложила по пакетам бумаги, заперла столы, наметила в блокноте, что предстоит сделать завтра. И даже не заметила, как вслед Луисом Фелипе в кабинет проскользнула одна из фотомоделей, Татьяна. Сеньора Сандоваля всегда осаждали люди — клиенты, модели, девушки, жалеющие получить работу.

В ближайшие дни фирма должна была подписать очень выгодный контракт. Поэтому все девушки-фотомодели были взволнованы и озабочены. Всем хотелось получить эту работу. Но Татьяна отличалась особой активностью. «Под лежачий камень вода не течет, — говорила она. — Действовать — вот мой девиз». Обычно нахальством и напором она добивалась своего, особенно от мужчин. Татьяна была очень хорошенькой и знала это.

На Луиса Фелипе она повела атаку уже давно. Пустила в ход все свои чары. И все напрасно. Этот истукан, сеньор Сандоваль, оказался на удивление равнодушным и непробиваемым. Он попросту не замечал ее кокетства, ее соблазнительных поз. Татьяна была уязвлена. Она даже предложила ему как-то после работы посидеть в кафе Но он вежливо отказался, сославшись на занятость. К тому же ее ухаживания не остались незамеченными: подруги и Рене посмеивались над ней.

— Будь осторожна, Татьяна, ты еще не имела дела с его женой, — советовал ей Рене.

Так вот в чем дело — он просто боится своей супруги-мегеры поняла Татьяна. Поэтому она после просмотра незаметно последовала за Луисом Фелипе в кабинет, не сомневаясь, что, оставшись с ней наедине, он мигом сбросит свою притворную годность. До нее доходили слухи о многочисленных романах сеньора Сандоваля в прошлом. Но хитрец предпочитал обделывать свои любовные делишки без свидетелей.

Луис Фелипе встретил ее удивленным взглядом.

— Сеньор Сандоваль, я видела, как вышла ваша секретарша, и воспользовалась этим, — сказала Татьяна, — смело глядя ему прямо в глаза, — Мне нужно поговорить с вами наедине. У меня столько интересных идей. Согласитесь, в нашей работе много рутины. Нужны новые веяния, смелые находки.

— Вот и хорошо, — согласился Луис Фелипе. — Расскажите все Рене. Это его поле деятельности.

— Нет, вы — человек умный, интеллигентный. Только вы поймете и оцените мои задумки, — настаивала Татьяна, принимая одну из самых выигрышных своих поз. — Вы не можете мне отказать в такой малости — подарить мне час-другой своего времени. Я давно хотела продемонстрировать вам свои актерские способности, свой темперамент.

Татьяна подошла так близко к Луису Фелипе, что тот вынужден был отстраниться.

— Не будьте таким робким, — Татьяна положила ладонь ему на шею и чуть пригнула к себе его голову.

— Я вовсе не робкий, — озадаченно отвечал Луис Фелипе, пытаясь высвободиться.

Женщины не обделяли его вниманием, но, никто еще так откровенно не вешался ему на шею.

В эту минуту Клаудиа уже входила в приемную. Чуть ли не с порога она заговорила взволнованно сбивчиво:

— Где мой муж, Мариелена? Я звонила весь день. Ты знаешь эту женщину. Кто она?

— Сеньора! Ваш муж в кабинете, он только что вернулся, — пролепетала испуганная Мариелена.

У Клаудии был устрашающий вид. Казалось, она сейчас разнесет в щепки всю приемную. Недоверчиво взглянув на Мариелену, она бросилась к дверям кабинета и распахнула их. Мариелена робко выглядывала из-за ее плеча. То, что они увидели, потрясло обеих женщин. Полуодетая красотка обнимала Луиса Фелипе за шею, их губы почти встретились. Парочка тоже заметила вошедших. На какое-то время воцарилась гнетущая тишина…

Первой нарушила молчание находчивая Татьяна, которая часто попадала и в более щекотливые ситуации.

— Это совсем не то, о чем вы подумали, сеньора, — льстиво защебетала она. — Мы просто репетировали. Я фотомодель.

— Вы бесстыдница, которая путается с женатыми мужчинами! — в ярости кричала Клаудиа, наконец-то столкнувшись со своим врагом лицом к лицу. — По вашей одежде видно, что вы потаскушка. Надавать бы вам пощечин.

И Клаудиа бросилась на соперницу. Если бы не Луис Фелипе. она бы закатила Татьяне хорошую оплеуху.

— Ну и жена у вас, сеньор Сандоваль, настоящая фурия, — бросила на прощание Татьяна, поспешно убегая от греха подальше.

— Дрянь! Завтра же тебя не будет в фирме. Я вышвырну тебя вон! — кричала ей вслед Клаудиа.

Пока продолжалась эта перепалка, Мариелена потерянно стояла в дверях кабинета. Увиденное потрясло ее не меньше, чем супругу шефа. Луис Фелипе заметил это. Ему хотелось броситься к Мариелене и объяснить ей все. Но вместо этого приходилось сдерживать бушующую жену.

— Сейчас же перестань кричать, Клаудиа. Я тебе клянусь, ничего не было, — терял он терпение. — Посмотри на себя. На кого ты похожа? Раньше ты никогда не опускалась до истерик.

— Ты клянешься! — рыдала Клаудиа. — Как будто у меня нет глаз. Вот свидетель — Мариелена. Она тоже видела.

Луис Фелипе, взглянув на Мариелену, понял, что ее будет труднее убедить, она не простит ему никогда.

— Сеньора, успокойтесь. Подождите, я дам вам воды — Мариелена принесла Клаудии стакан воды.

Она чувствовала себя такой же несчастной и обманутой, как эта женщина. Ей хотелось поскорее очутиться дома с родными и забыть эту безобразную сцену.

— Все, Клаудиа, поговорим дома. Уходи! — Луи Фелипе настойчиво выпроваживал жену, чтобы поскорее остаться наедине с Мариеленой.

— Луис Фелипе, я тебя прощаю. Обещай мне только, что никогда больше не увидишься с ней. Обещай! — умоляла Клаудиа.

Луис Фелипе мог пообещать что угодно, только бы поскорее избавиться от нее. Он утешал ее ласково, как больного ребенка. Поклялся в своей невиновности. Проводил Клаудиу до машины и поцеловал на прощание. Потом бросился в офис и напрасно обыскал приемную и кабинет. Мариелена исчезла.

Вечером Тео закрыл магазин и занялся счетами и кассой. Вдруг в дверь тихо постучали. Этот поздний посетитель явно не был покупателем. Каково же было изумление Тео, когда на пороге он увидел Тельму. Сколько раз он просил ее не приходить сюда, потому что боялся ревности жены и неприятностей в доме.

— Прости, я на минутку, — прошептала Тельма, испуганно озираясь вокруг, нет ли поблизости Фучи. — Пойми, я больше не выдержу этих мучений, неизвестности. Скажи, где мой сын, и я тут же уйду. И не буду больше тебя беспокоить.

— Тельма, ты опять за свое, — простонал Тео. — Это не твой сын, ты сама от него отказалась. Он давно живет в другой семье, у него есть родители.

— Но я его мать, я его настоящая мать! — исступленно твердила Тельма. — Я жалею о том, что отдала его. Не могу больше жить с этим чувством вины. Хочу обнять моего мальчика, на коленях просить у него прощения. Я думаю только о нем. Скажи, это Леон?

— Хватит, Тельма, не изводи себя. Это не Леон. Твоего сына я отдал бездетной семье из Нбю-Йорка. Ты не имеешь на него никаких прав.

— Какой, какой семье? Скажи, пожалей меня! — со слезами молила Тельма.

Тео вспомнил, как двадцать лет назад он принес в дом крохотного пищащего младенца и сказал жене:

— Фуча, неужели мы бросим этого беднягу на приизвол судьбы? Его родители погибли в автокатастрофе, и у него никого не осталось в этом мире, ни одного близкого человека.

У его жены всегда было доброе сердце. Она не раздумывала ни минуты, взяла малыша на руки, прижала к груди, и с этой минуты он стал ее родным сыном, И вот теперь, много лет спустя, Тельма не дает ему покоя, требуя сказать, где ее ребенок. Признаться, Тео очень жалел ее. Он видел, как искренне ее раскаяние, как страстно ей хочется хотя бы повидать сына. Утешая, он обнял ее за плечи, вытер ее слезы своим платком. Как ей помочь, мучительно раздумывал Тео. Если сказать ей правду о Леоне, это внесет такую смуту и раздор в его дружную семью. Прежде всего, это сделает несчастной Фучу. Она всегда болезненно ревновала его к Тельме и ненавидела ее.

— Как посмела эта наглая мерзавка явиться сюда! — вдруг раздался возмущенный возглас.

На пороге стояла разгневанная Фуча. Она не своим глазам. Случилось то, чего так боялся Тео.

— Успокойся, Фуча. Сейчас я тебе все объясню. Тельма зашла на минутку посоветоваться. У нее проблемы, — Тео загородил собой гостью, потому что жене явно не терпелось расправиться с ней.

— Простите меня, я уже ухожу, — бормотала Тельма, пятясь к двери.

— Нет, ты не уйдешь просто так. Я научу тебя уважать приличных людей. Гулящая! Шлюха! Получай! — Фуча вырвалась из рук Тео и отвесила Тельме увесистую пощечину.

Тельма не защищалась и не оправдывалась. Закрыла лицо ладонями и молча выбежала за дверь. Но эта тихая покорность не остудила Фучу. Только теперь ее гнев обрушился на мужа.

— Мы прожили с тобой столько лет, вырастили детей. Как ты можешь так поступать со мной? — набросилась она с упреками на Тео, — Ты помнишь, как мы приехали сюда без гроша, работали с утра до ночи в нашем магазине. Я всегда была тебе верной помощницей и подругой. И вот теперь на старости лет ты спутался со своей старой возлюбленной.

— Как тебе такое пришло в голову, Фуча! — пытался вставить словечко и оправдаться Тео. — У нее большое горе, а поделиться не с кем. Она очень одинокая и очень несчастная женщина.

Но Фуча ничего не желала слышать об этой злодейке. У нее всегда были легионы мужчин, какая же она одинокая. Вот пускай ее клиенты и решают ее проблемы. Нет, Фуча была уверена, что Тельма вертится возле ее, мужа только с одной целью — соблазнить его, отбить от семьи. Такая у нее натура. Для этого она и прикидывается несчастной и просит советов.

Тео не переставал удивляться как люто его жена ненавидит Тельму. Обычно Фуча была необыкновенно сердобольной женщиной, жалелаи опекала соседей, родственников. Но как толькоречь заходила о Тельме, она становилась жестокосердной и непреклонной. Вот что делает с женщинами ревность, сокрушался Тео.

С этого дня его жизнь превратилась в ад. Фуча не разговаривала с ним и не замечала его приветствия, то изводила его руганью и упреками. Тео были невыносимы обвинения в предательстве и неблагодарности, но он молчал в ответ. Спорить с Фучей было бесполезно. К тому же Тео видел, что жена тоже страдает, мечется. Она даже стала прихварывать.

По вечерам Тео не хотелось возвращаться домой, чтобы не видеть угрюмое лицо Фучи и не слышать ее ворчания. Он шел куда-нибудь в бар иликафе пропустить рюмочку-другую и забыться, алкоголь помогал мало, тяжелые мысли все равно одолевали. Что, если Фуча узнает, кто мать Леона? Что, если все откроется? Тео знал, что все рано или поздно становится явным.

0

16

Глава 15

Кармела и Мече хлопотали на кухне. Мариелена, грустная и усталая, уже сидела за столом. Семейство собиралось ужинать. Не хватало только Кике, но у него была своя жизнь, свои дела, поэтому мать и сестры обычно не ждали его так рано. Но вот кто-то тихо и вежливо постучал в дверь, и Кармела радостно приветствовала гостя:

— Какой прекрасный сюрприз, сеньор Сандоваль! Проходите. Дочка, к тебе твой шеф.

Мариелена испуганно смотрела на Луиса Фелипе. Значит, он не повез домой жену, а бросился вслед за ней. Она не ожидала от него такого поступка, но все равно решила держаться с ним холодно и отчужденно.

— Мариелена, я никак не могу найти контракт, который мы вчера составили, — Луис Фелипе изовсех сил старался говорить официальным тоном, но в голосе помимо воли звучали виноватые нотки.

— Не понимаю, почему вы его не нашли, он в столе. — сурово отвечала Мариелена, не глядя ему в глаза.

Кармела, как гостеприимная хозяйка, предложила гостю отужинать с ними. Будет жареное мясо. Луис Фелипе тут же с готовностью согласился. Он обожает жареное мясо. Кармеле очень нравился шеф дочери: богатый человек, но такой простой, доброжелательный. Держится с ними как с равными. И Кармела поспешила на кухню, чтобы довести свои блюда до совершенства. Наконец-то Луис Фелипе остался с Мариеленой наедине.

— Дорогая, разве я посмел бы явиться сюда, если бы был виноват перед тобой? — Он сел рядом и незаметно под столом завладел ее рукой. — Ты должна меня выслушать. Эта девушка давно преследует меня. Она очень настойчива, вломилась ко мне в кабинет, пыталась меня соблазнить…

— Напрасно ты пришел сюда, — нетерпеливо прервала его Мариелена. — И знаешь что, между нами все кончено.

— Почему ты не хочешь поверить мне? Я люблю только тебя. Если ты уйдешь, я не смогу жить! — взволнованно говорил Луис Фелипе.

Мариелена впервые заглянула ему в глаза, и сердце ее дрогнуло. Он говорил искренне, она чувствовала это. Но в эту минуту их разговор прервали. Кармела торжественно внесла блюдо с жарким, а Мече — салат. Луис Фелипе с таким аппетитом ел, так тонко льстил поварихам, что женщины были окончательно очарованы им. Даже Мариелена оттаяла, улыбалась поддерживала застольную беседу.

Происшедшее вдруг увиделось совсем в другом свете. Да, конечно, сцена вышла безобразная. Но скорее нелепая, чем трагическая. Для посторонних глаз, может быть, и забавная. Только не для нее с Клаудией. Мариелена немного знала Татьяну. Пустая, легкомысленная, вульгарная особа. Луис Фелипе не мог увлечься такой женщиной. И главное — привести ее в свой кабинет в тот момент, когда они вдвоем собирались в свою квартиру, вдруг озарило ее. Татьяна действительно незаметно прокралась в его кабинет и пыталась взять его приступом.

— Мне уже давно нигде не было так хорошо, как у вас в доме, сеньора, — признался Луис Фе-липе, уходя и целуя Кармеле руку. — Я был словно среди родных близких людей.

Мариелена, как вежливая хозяйка, пошла проводить его к машине.

— Это грустное недоразумение рассеялось, не правда ли? — спросил ее Луис Фелипе, нежно обнимая у ворот, где их никто не мог видеть.

Мариелена кивнула в ответ и улыбнулась ему.

— В знак нашего примирения мы должны провести вместе всю ночь, а не несколько вечерних часов, как обычно, — вдруг предложил он.

Мариелена удивленно вскинула на него глаза: но ведь это совершенно невозможно, что она скажет матери, как он оправдается перед женой?

— Так и будет! — настаивал Луис Фелипе. — На следующей неделе я придумаю встречу с клиентом в Новом Орлеане, а тебя пригласит в гости подруга.

Мариелена понимала, что она не только верит ему, но готова ради него на любое безрассудство. Она, которую все считали образцом воспитанной, сдержанной и примерной девушки. Ее словно несло бурным потоком. И она совсем лишилась воли, сил и способности здраво рассуждать.

— Я люблю тебя! — сказал он на прощание, целуя ее.

— Я тоже тебя люблю, — прошептала Мариелена.

— Какое счастье! — радостно закричала на весь дом служанка Мария. — Ники нашли. Час назад его подобрали на берегу. Бедный мальчик сейчас в больнице. Видишь, Сулейма, все обошлось.

— Пока! — мрачно бормотала Сулейма. — Пока обошлось. Я знаю, в этом доме произойдут большие несчастья.

— Перестань каркать! — испуганно замахала на нее руками Мария. — Еще накличешь беду.

После того что с ней произошло, Сулейма никогда не улыбалась, испуганно пряталась по углам и пророчила всяческие несчастья.

Андреас собирался в больницу к Ники и попросил жену к. детей сопровождать его. Никто не заметил, что Мелисса сама не своя, потому что в последнее время все привыкли к ее странностям.

Еще час назад она страстно желала Ники спасения. Совесть совсем замучила ее. Теперь, когда все благополучно завершилось, Мелисса испугалась. Если Ники уже все рассказал отцу, то в любую минуту может открыться дверь и явятся полицейские арестовать ее за покушение на убийство.

Мелиссе хотелось убежать и спрятаться где-нибудь в укромном месте. А вместо этого отец тащит ее в больницу к Ники. Что, если там, в присутствии родных и этих пронырливых журналистов, этот папенькин сынок объявит ее преступницей? И как назло дяди Луиса Фелипе не было дома, чтобы ободрить ее. Мелисса машинально собралась и села с родителями в машину. Будь что будет. Страх сменился полной апатией и безразличием.

В коридоре больницы их встретил Никанор, который уже с первых минут был у постели сына. От радости он только и мог повторять:

— Ники жив, жив!

— Послушай, ну как могло с Ники случиться такое? Ведь он отличный спортсмен, ловкий, натренированный? — задал Андреас вопрос, который беспокоил всех.

— Сам не понимаю, — развел руками Ника. — Мальчик твердит одно: «Я просто оступился и упал в воду». Вы только представьте себе — мой герой плыл всю ночь, а утром на берегу его подобрали люди.

Мелисса не верила своим ушам: Ники ее не выдал. Но почему? Ей неприятно было открытие, что этот парень не только сильный и мужественный, но благородный. Наверное, потому, что Ники ей навязывали и она не любила его.

— Как я тебе завидую. Ты можешь гордиться таким сыном, — Андреас обнял друга.

И тут же защелкали фотоаппараты вездесущих репортеров. Они уже запечатлели это трогательное проявление крепкой мужской дружбы. Да и сам их визит в больницу, с иронической усмешкой подумала Мелисса, не просто знак участия в чужой беде, а очередной эпизод предвыборной кампании. Ее отец не просто человек, а политик.

Мелисса очень надеялась, что их не пустят в палату, но напрасно. Медсестра распахнула перед ними дверь. При виде Ники сердце ее сжалось: он был так бледен, слаб и измучен. Нет, это замечательно, что он остался жив, сказала она себе, пусть даже я буду наказана. Жить с клеймом убийцы — гораздо более страшное наказание.

— Теперь ты должен восстанавливать силы, Ники, много есть и много спать, — отечески похлопал его по плечу Андреас.

— Вы не представляете, что я испытал, увидев его живым, — со счастливой улыбкой говорил Никанор. — Почему-то вспомнил, как первый раз держал его на руках. Он был такой хорошенький!

Ники улыбался всем и даже принимал участие в общей беседе, только на Мелиссу не взглянул ни разу. Она же, вся напряженная как струна, молча ждала худшего. Но ничего не произошло. Все были расшивы, что беда миновала. Никанор даже вспомнил о делах. О том, что вчера они отменили важное совещание. И друзья тут же решили вернуться к делам. Летисия заторопилась к портнихе, Энди — на свидание.

— А чтобы Ники не остался один, с ним побудет Мелисса, — хитро подмигнул Андреас Никанору — их план поженить детей оставался в силе.

— Ну конечно, если Мелисса рядом, со мной не произойдет ничего плохого, — вдруг мрачно сказал Ники.

На эти слова никто не обратил внимания, только Мелиссу они больно кольнули. Они остались в палате одни.

— Почему, почему ты не сказал никому, что я тебя толкнула? — волнуясь, спросила она.

— Ненавижу скандалы, — утомленно закрыл глаза Ники. — Ты же знаешь моего отца. Он бы рассердился, отправил тебя в тюрьму. Я это сделал не ради тебя, а ради спокойствия наших семей.

— Я только хотела пошутить. Прости, — Мелиссе всегда было трудно просить прощения, но сейчас она делала это с искренним облегчением.

— Эта шутка чуть не стоила мне жизни, — напомнил Ники. — Представляю, что бы ты сделала, если бы я отколол такую шутку.

— Никто тебя не просил меня выгораживать! — тут же вскипела Мелисса. — Не думай, что я буду сгорать от благодарности и всю жизнь чувствовать себя твоей должницей.

И между ними началась обычная перепалка. Стоило им остаться хоть на пять минут вдвоем, как начиналась ссора. Я сделал все что мог, говорил себе Ники. Я приложил столько стараний, чтобы стать её другом. Но мы по-прежнему враги. Похоже, между нами существует непреодолимая несовместимость. Отец не хочет этого понять. Ники долго размышлял после ухода Мелиссы. И результатом этих размышлений стал решительный разговор с отцом.

Никанор вернулся в больницу очень довольный. Все как будто складывалось неплохо с предвыборной кампанией Андреаса. И Мелисса сегодня приходила навестить Ники, значит, у них все налаживается. Когда же помолвка?

— Никогда, отец! Свадьбы не будет, — вдруг твердо заявил ему сын. — Мелисса не любит меня. Я не люблю ее. Пойми же, речь идет о моем счастье.

Никанор даже оторопел. Никогда еще Ники не смел так разговаривать с ним. Ведь это для него же, для его будущего он так старается устроить этот брак. Но сейчас не время давить на него, пусть окрепнет, поправится. Никанор решил не сдаваться и терпеливо выждать какое-то время.

Иоли навещала Челу каждый день, приносила ей подарки и сладости. А Чела ждала Камачо и надеялась сама не зная на что. Ведь Камачо не раз заявлял ей, что никогда не разведется и не жениться на ней. Мать все больше изводила ее упреками, пересуды среди соседей не стихали. Вот почему Чела в конце концов сдалась и сказала «да». Да, она отдаст своего ребенка в хорошую обеспеченную семью, доброй, любящей женщине.

Иоли так обрадовалась, как будто получила наконец долгожданное известие о своей беременности. Она была почти счастлива, позабыв на время, какие предстоит преодолеть трудности — разыграть беременность, отъезд из дома. Да и Хавьер. Она еще должна поговорить с Хавьером и убедить его дать ей свидетельство о рождении ребенка. Но Иоли отправилась вовсе не к Хавьеру. Сначала ей хотелось сообщить новость мужу. Ведь ребенок у них будет, обязательно будет. Она скажет правду, к сожалению, только наполовину.

Глаза ее сияли, как звезды, когда она объявила Альфредо:

— Я почти уверена, да, все признаки налицо, я беременна!

Через час семейство уже сидело за праздничным столом, и Руфино произносил первый тост за здоровье будущего внука. Он пожелал завтра же купить ему кроватку, белую. Кармела поможет ему выбрать самую лучшую. Теперь в доме говорили только о ребенке. Это несколько утомляло и беспокоило Иоли. Она боялась слишком широкой огласки среди соседей и знакомых. Ведь многие из них знали Челу.

с Альфредо у них не прекращались постоянные споры. Альфредо мечтал стать образцовым отцом. На следующий день он заявил Иоли: — Любимая, я пойду с тобой к врачу. Хочу все все знать о своем ребенке, помогать тебе. И на занятия для будующих мам будем ходить вместе. Я тоже хочу всему научиться — кормить, пеленать. В будущем я смогу сказать ему, что был рядом им с первых минут его жизни.

Иоли стоило немалых трудов отговорить его от этой затеи. Но Альфреда не унимался. Каждый день он с удовольствием покупал что-нибудь для будущего ребенка — одежду, игрушки.

— Но ведь это не для новорожденного, а для годовалого ребенка, — смеялась Иоли, разглядывая принесенные им детские туфельки или одежду.

— Ну и что же, пускай у него будет запас на несколько лет вперёд. Когда моя мама была только на третьем месяце, мое приданое было готово до последней мелочи.

Особенно угнетали Иоли утомительная опека и забота о ней родных. Мать постоянно спрашивала, не тошнит ли ее, не нужно ли ей прилечь. Стоило ей взять в руки графин с водой, как муж и свекор бросались отнимать — ей нельзя поднимать такие тяжести. В конце концов она не выдержала и вскипела:

— Перестаньте обращаться со мной как с больной и инвалидом! Я не больна, я всего лить беременна.

— Успокойся, дорогая, тебе нельзя волновать! — испугался Альфредо. — Мы с папой обещаем, что больше не будем опекать тебя так рьяно. Правда. папа?

— И вообще, я себя прекрасно чувствую, полна сил и планов на будущее. Мне надоело сидеть дома. Я хочу вернуться на работу, — заявила Иоли.

— Сейчас, когда мы ждем ребенка? Ни за что! Я не позволю тебе сделать это! — тут Альфредо был непреклонен. Он готов был исполнять любые капризы жены, только не вредящие здоровью ее и малыша.

Но Ноли не сдалась и решила вернуться к разговору о работе. Надо же ей как-то отлучиться из дому примерно через три-четыре месяца. Она еще не знала, под каким предлогом это сделает. Может быть, это будет командировка по служебным вопросам. Нужно продумать в деталях предстоящий отъезд, решила Ноли, времени еще вполне достаточно. Тут она вспомнила наконец о Хавьере. Хавьера она еще не посвятила в свои планы, помешала суматоха этих дней.

У нее не было сомнений, что Хавьер ей поможет. Он был так добр и отзывчив к ней все это время, пока она переживала свое горе. Если же он станет сопротивляться, она уговорит его, как уговорила Челу. Хавьер встретил ее недоуменными вопросами. Только вчера он узнал от Мариелены, что Иоли наконец-то забеременела. Кармела чуть не умерла от счастья, узнав, что скоро станет бабушкой.

— Значит, вы все-таки решили усыновить ребенка? Альфредо согласен? — допытывался он.

— Не совсем так, Хавьер, — виновато объясняла ему Иоли. — Чела согласилась отдать мне своего ребенка, но Альфредо ничего не должен знать. Ты можешь мне, Хавьер, не так ли? Ведь мы друзья. И Иоли посвятила его в свои планы. Когда она вернется из поездки с малышом Челы, только он можт дать ей свидетельство о рождении. Ей не хотелось бы искать другого врача; чужого человека. Как можно меньше людей должно знать о ее тайне.

— Что? И ты хочешь, чтобы я пошел на такой чудовищный подлог, нарушил свой врачебный долг? — возмутился Хавьер. — Ни за что, Иоли! Ты скажешь Альфредо правду. Только тогда я помогу тебе честно, по закону усыновить ребенка.

Такого тревожного и тяжелого дня давно не было в жизни Мариелены. Луис Фелипе все-таки настоял на своем, убедил ее провести с ним всю ночь в их квартире. Сам он объявил жене, что летит в Новый Орлеан на презентацию нового рекламного фильма. Клаудиа тут же выразила желание сопровождать его. Когда-то они провели в Новом Орлеане свой медовый месяц. С тех пор прошло много времени, и Луис Фелипе переменился. Он наотрез отказался брать ее с собой. Отговорился, что летит всего на одну ночь в самолете клиента, где для нее не найдется места.

Мариелене гораздо труднее было отлучиться из на всю ночь. Она сказала матери, что едет на день рождения Сесилии к ее родственникам в Майаме. Кармеле очень не понравилась эта затея.

— Конечно, тебе нужно отдохнуть, ты так много работаешь. Но прилично ли молодым девушкам собираться на вечеринки по ночам? Там, наверное, и молодые мужчины будут? — ужасалась она.

Во времена ее молодости это было бы невозможно. Но сейчас другие нравы, более свободные. Сколько усилий приложила Мариелена, чтобы уговорить мать. Во-первых, родственники Сесилии очень почтенные пожилые люди. Во-вторых, на вечеринке будут только девушки. Саму Сесилию Кармела знала хорошо. Конечно, это очень серьезная, воспитанная девушка, близкая к их семье. Ведь она секретарь Альфредо.

Мариелена чувствовала себя преступницей: впервые в жизни она лгала матери, близким, знакомым. Не легче было ей договориться и с самой Сесилией. Та давно подозревала, что с Мариеленой происходит что-то неладное. Раньше они всегда обедали вместе, а теперь Мариелена стала куда-то исчезать. Сесилия согласилась помочь ей, сказать ее родным, что Мариелена провела это время у нее на вечеринке, но за это она требовала откровенности:

— Признайся, с кем у тебя это свидание? С твоим шефом? — спросила она, терзаемая женским любопытство. — Я давно подозреваю, что между вами что-то есть. У вас роман. Бедный Хавьер. Похоже, что вашей свадьбы никогда не будет.

— Нет, что ты, это не сеньор Сандоваяь, это другой человек, — как можно беспечней ответила Мариелена.

И вот наконец все улажено. Кармела скрепя сердце согласилась на эту легкомысленную прогулку дочери. Умоляла только не купаться ночью: на побережье так много акул. Заботливая Мече уложила вещи Мариелены ее халатик, купальник и косметику. Сесилия обещала в этот вечер не подходить к телефону если Кармела вздумает позволь ей.

Все утро в офисе Мариелена была рассеянна, озабочена. Ее совсем не радовало предстоящее свидание. Она теперь лгала каждый день, она потонула во лжи. И жила в постоянном страхе разоблачения. Даже наедине с Луисом Фелипе она не была счастлива и беспечна, как прежде. Но каждый раз, встречаясь с ним, она словно попадала под гипноз его глаз, теряла волю и делала все, о чем он просил, например об этой ночи.

Луис Фелипе ушел из офиса первым. Только Мариелена собралась последовать за ним, как в офисе появилась Клаудиа. Она только что узнала от Урбано, что Мариелена наотрез отказалась от машины, и была взбешена. Этот поступок был ей совершенно непонятен.

— Я очень обеспокоена, дорогая, — старалась говорить спокойно и ласково Клаудиа. — Я всего хотела сделать тебе приятное, а ты пренебрегла мной и моим подарком. Разве так трудно оказать мне дружескую услугу — рассказать о знакомствах моего мужа.

— Простите, сеньора, но я не могу принять такого подарка. Я не могу шпионить за вашим мужем, это не входит в мои обязанности секретарши.

— Как ты смеешь, ничтожество, так разговаривать со мной! — опомнившись от изумления, вскричала Клаудиа. — Ты знаешь, кто я? Хозяйка фирмы. И могу завтра же выгнать тебя вон.

И разъяренная Клаудиа удалилась, швырнув в Мариелену злополучные ключи от машины. Мариелена словно окаменела от унижения и боли. Она долго простояла так, закрыв глаза, стараясь успокоиться и прийти в себя. Угроза увольнения ее ничуть не испугала. Наоборот. Она почувствовала облегчение. Если Клаудиа завтра ее уволит, по крайней мере, не нужно будет сталкиваться с ней каждый день в офисе и испытывать чувство вины.

Луис Фелипе с нетерпением ждал ее и сразу понял, что снова что-то случилось.

— Меня задержала твоя жена. Она требовала шпионить за тобой, а когда я отказалась, пригрозила уволить меня, — с грустной улыбкой рассказала ему Мариелена. — Еще она швырнула в меня ключи от машины.

— Да, я знаю, как Клаудиа умеет унижать людей, — глаза у Луиса Фелипе вдруг стали злыми и жесткими. — Но не волнуйся, я все улажу.

Мариелена вздохнула. Он каждый день говорит ей — я все улажу, все устроится. Но ничего не устраивается, не улаживается, а становится все хуже и хуже. Все больше лжи, скандалов, истерик. У нее было так тяжело на душе. И как он мог быть таким беспечным, зная, что Клаудиа давно выслеживает их.

Но Луис Фелипе не умел грустить. Он желал немедленно, сию минуту наслаждаться счастьем. Он заставил ее улыбнуться, отбросить печальные мысли, повел на кухню, где они занялись приготовлением ужина. Сегодня они будут настоящей супружеской парой. Поужинают вдвоем, болтая опустяках. Потом он вымоет посуду, а она ласково похвалит его за работу. Потом они, лежа в постели и пощипывая виноград, будут смотреть телевизор. Луис Фелипе любил смотреть бейсбол и объяснять ей правила игры. А утром они впервые проснутся вместе, и вместе позавтракают.

Им всегда было хорошо вместе. Только поздно вечером, когда бейсбольный матч уже заканчивался и они собирались выключить телевизор, снова раздался звонок. Мариелена вздрогнула. Луис Фелипе поднял трубку:

— Алло, алло! Почему вы молчите?

— Тебе не кажутся странными эти звонки? А вчера рассыльный звонил в дверь, якобы перепутал квартиры, — встревожилась Мариелена.

— У страха глаза велики! Но чтобы тебе было спокойнее, я завтра же поменяю номер телефона, — Луис Фелипе нежно привлек ее к себе.

— У меня дурные предчувствия. Что-то должно произойти. — шептала Мариелена.

Но его поцелуи заставили ее замолчать. Как только она начинала предаваться страхам, роптать на судьбу или ее начинали мучить угрызения совести, Луис Фелипе тут же прибегал к этому старому, испытанному способу. Он не выносил грустных лиц и мыслей. Хоть день да наш, а завтра — будь что будет — таков был его главный девиз в жизни.

— Представь себе, это ничтожество, нищенка строит из себя герцогиню: отказалась от машины и заявила, что следить за шефом не будет! — кипя от возмущения, говорила Клаудиа Ольге.

— Да что ты! — удивилась Ольга. — А может быть, тебе повезло и ты столкнулась с единственным бескорыстным и благородным представителем рода человеческого?

Клаудиа только фыркнула на это. В бескорыстие она не верила никогда. А такую роскошь, как благородство, могут себе позволить только состоятельные люди. Поэтому ее и разозлило поведение Мариелены. Каждый человек, по ее мнению, должен был строго соответствовать социальному положению, уровню доходов. Эта секретарша не желала соответствовать и считала себя ничуть не ниже самой Клаудии.

— Я заставлю ее делать то, что мне нужно, или она потеряет место, — пообещала Клаудиа.

Сестры направились вместе в сыскное агентство Вальдеса. Только что он по телефону назначил им встречу. Откинувшись на спинку заднего сиденья в машине, Клаудиа впервые за последние дни немного расслабилась. Жить в постоянном напряжении, на пределе нервов — непросто даже для здорового человека. Она же никогда не отличалась богатырским здоровьем. У нее нестерпимо болела голова. Но отдохнуть ей едва ли придется, события только разворачивались.

Клаудиа была уверена, что Луис Фелипе поедет в Новый Орлеан именно с ней, со своей любовницей. На всякий случай она собиралась поздно вечером позвонить по таинственному телефону. Может быть, они никуда не уехали, просто решили провести время вдвоем. Эта упрямая ослица — секретарша отказалась ей помочь; Что ж, Вальдес найдет, эту квартиру и ее хозяйку.

— Вы должны начать следить за моим мужем сегодня же, сейчас! — требовала она у хозяина сыскного агентства. — Мой муж уезжает в деловую поездку. Я хочу знать, будет ли с ним женщина.

Больше всего Клаудиу тревожило, не получит ли эта слежка огласку, не появятся ли их с мужем имена в отчетах агентства.

— Не волнуйтесь, сеньора, наше агентство серьезное и ответственное, — заверил ее Тамайо Вальдес. — Мы гарантируем вам сохранение тайны. Ваши имена не будут фигурировать ни в одном отчете.

— Это правда. Я много раз пользовалась услугами Тамайо и всегда оставалась довольна им, — подтвердила Ольга.

Мосты сожжены, отступать поздно, Клаудиа так долго решалась прибегнуть к услугам сыщика из гордости, из щепетильности. Теперь ей все равно. Она с трудом дошла до машины и с облегчением опустилась на сиденье. Голова раскалывалась. Она чувствовала себя старой, обманутой и очень несчастной.

0

17

Глава 16

— Мама, мама, Мариелена вернулась! — радостно кричала Мече, завидев из окна сестру.

Бедная Кармела всю ночь не сомкнула глаз. Ей грезилось, что дочь с подругами сейчас купаются в море, а их подстерегает кровожадная акула. Да мало ли какие опасности и соблазны грозят молодой чистой девушке. По ночам уже страшно выходить на улицу, преступность растет. Поэтому Кармела вздохнула с облегчением, увидев Мариелену живой и невредимой.

— Все было замечательно! Мы прекрасно провели время, — как можно радостней говорила Мариелена.

На самом деле ей было нестерпимо стыдно за эту мелкую, бессовестную ложь. Ей казалось, что она лжет так неумело и неправдоподобно. И как мать и Мече до сих пор не замечают этого.

— Я уже жалела, что отпустила тебя, — призналась Кармела. Все-таки это неприлично для девушки — ночная вечеринка где-то вдали от дома.

Мариелена только горько усмехнулась на это. Они с Иоли не раз посмеивались над милой старомодностью своей матери. Недавно Руфино пригласил ее в театр. Но Кармела заявила, что должна подумать и посоветоваться со своими взрослыми дочерьми. Позволят ли они ей совершить такой опрометчивый поступок — отправиться в театр вдвоем с мужчиной. Она думала долго и наконец ступила уговорам дочерей. Но все-таки взяла с собой в театр Мече.

В это время хозяйственная Мече с увлечением распаковывала дорожную сумку Мариелены, удивляясь про себя, что уложенные ею вчера платья, халат и туалетные принадлежности как будто бы остались нетронутыми. Ей показалось, что сестра и не заглядывала в сумку. А в этом не было ничего удивительного: Луис Фелипе подарил Мариелене красивый халат, на их квартире у нее было все необходимое.

— Оставь: пожалуйста, мои вещи, Мече, — забеспокоилась Мариелена. — Я сейчас приму душ и сама все уложу в шкаф.

Но Мече не угомонилась. Ей очень нравилось хозяйничать. Она заведовала в доме постельным и столовым бельем, следила, чтобы у всех был запас свежих носовых платков, нашивала метки, раскладывала по полкам в шкафах рубашки. Она аккуратно расставляла на туалетном столике флаконы и вдруг в косметичке Мариелены нашла маленький футляр. Любопытная Мече просто не могла не открыть его.

— О, смотри, мамочка, какое красивое кольцо. Откуда оно у Мариелены? Наверное, дорогое.

Когда Мариелена вернулась в комнату, чтобы одеться и отправиться в офис, мать и сестра с недоумением разглядывали ее перстень, подарок Луиса Фелипе. От неожиданности она так растерялась, что потеряла дар речи.

— Ведь это настоящие камни, доченька? — не веря своим глазам, спросила Кармела.

— Что ты, мама! Оно совсем недорогое. Я его купила в рассрочку, — пролепетала Мариелена. — К нам в офис часто заходит разносчик, он продает всякие украшения, стал уговаривать — купите да купите. Деньги я ему буду отдавать по частям…

— А почему ты так разволновалась, дочка? — Кармеле вдруг стало жалко Мариелену. Бедняжка даже покраснела. — Ты купила его на свои деньги. Ты хорошо зарабатываешь и заслуживаешь большего, чем это колечко.

— Прости, мамочка, мне так стыдно. У нас ведь так трудно с деньгами. — Мариелена готова была расплакаться.

Проклятая бедность, с досадой подумала Кармела, всю жизнь каждый грош на счету. Конечно, ее девочкам тоже хочется покупать красивые платья и украшения. И вот Мариелена соблазнилась, теперь чувствует себя преступницей.

— Дорогая моя, не кори себя. Оно тебе так идет. Какие красивые руки, как у принцессы, — утешала ее Кармела. — Я сэкономлю на домашних расходах и помогу тебе выплатить долг. Только никогда больше ничего не скрывай от меня, ничего не делай тайком. Обещаешь?

— Хорошо, мамочка, — виновато опустив голову, проговорила Мариелена.

Она оделась, выпила чашечку кофе и отправилась в офис. Ей уже невыносимо трудно было оставаться с матерью и сестрой. Она готова была сквозь землю провалиться от стыда за свою постоянную ложь. Но Луису Фелипе бесполезно было жаловаться на это невыносимое положение.

— За что тебе стыдно? За нашу любовь, за те чудесные мгновения, которые мы переживаем вместе? — спрашивал он ее. — Поверь, любимая, нам недолго осталось прятаться. Я обещаю все устроить.

Мариелена верила и не верила ему. Луис Фелипе до сих пор оставался для нее загадкой. Все для него было просто и разрешимо, а она сама все больше запутывалась. Как разорвать этот гордиев узел, она не знала. В пять часов Мариелена незаметно покинула офис, чтобы, как обычно, ждать Луиса Фелипе в их тайной квартире. Он обещал прийти туда час спустя, как тоько закончит работу с Рене.

Утром Тамайо Вальдес уже представил сеньоре Сандоваль отчет о результатах ночных наблюдений за ее мужем: Клаудиа знала, что он никуда не ездил. Поздно вечером она не удержалась и вновь позвонила по таинственному номеру, хотя давала себе слово больше не делать этого. Луис Фелипе взял трубку.

— Вот адрес, сеньора, — Вальдес протянул ей отчет — Ваш муж провел всю ночь в этой квартире. Она находится в том же здании, что и его офис.

— Утром он вышел оттуда один, с ним не было женщины? — нетерпеливо перебила Клаудиа.

— Он был один. Хотите, мы продолжим слежку за квартирой, — предложил Вальдес.

Нет уж, теперь я сама, решила Клаудиа, отпустив сыщика. С этой минуты разум ее полностью отключился, остались одни чувства и эмоции. Она действовала импульсивно, окончательно потеряв контроль над собой. Другая обманутая жена на ее месте обдумала бы сложившуюся ситуацию, составила план действий на будущее. Клаудиа же быстро собралась и кинулась прочь из дома не в силах больше ждать ни минуты. Она должна сейчас же увидеть эту женщину. Зачем? Что произойдет дальше? Об этом она не задумывалась.

Она несколько раз звонила в дверь квартиры. Никто не открывал. Клаудиа бродила вокруг офисча — посидела в кафе, заглянула даже в магазины. Время пробежало незаметно. Уже пять, половина шестого. Как раз сейчас там может появиться Луис Фелипе. Но даже это не остановило и не отрезвило Клаудиу. Ей хотелось увидеть их вместе и окончательно во всем убедиться.

Клаудиа снова поднялась к квартире и позвонила. Вдруг за дверью раздался знакомый голос:

— Ты снова забыл ключи, Луис Фелипе? Дверь распахнулась. На пороге стояла Мариелена, которую Клаудиа никак не ожидала здесь увидеть. Обе женщины вначале в ужасе отпрянули друг от друга.

— Как, это ты? Это все-таки ты? — изумленно воскликнула Клаудиа. — Бесстыдница, мерзавка, воровка, это ты украла у меня мужа!

Ярость, обиды, унижения, скопившиеся за эти тяжелые дни неизвестности, вьшлеснутгась на беззащитную Мариелену. Клаудиа бросилась на нее как тигрица. Не ограничившись несколькими увесистыми пощечинами, она разразилась такими ругательствами, которые никто бы не ожидал услышать из уст дамы из высшего общества.

Мариелена не проронила ни слова и не пыталась защититься, только закрывала ладонями лицо. Она давно предчувствовала близкую развязку, но даже предположить не могла, что разоблачение будет таким грубым, безобразным, унизительным. Ну что ж, она все вьщержит. Она заслужила кару. Оскорбления, пощечины — еще малая часть платы за Луиса Фелипе, за ее любовь. Гораздо больнее будет, когда узнают мать, близкие.

Клаудиа наконец выдохлась и, бесслильно прислоняясь к стене, с ненавистью смотрела на соперницу.

— Ты не только потаскушка, но и подлая лицемерка, — бросала она в лицо Мариелене полные яда слова. — Притворщица. Как ловко сыграла роль честной девушки, невесты. Скромной, чистой. Ты и жениху своему так морочишь голову?

Мариелена всегда считала себя слабой и очень несамостоятельной. Всегда за нее другие принимали решение, брали под защиту. Казалось бы, в такой ситуации она должна была только плакать и умирать от стыда. Но вместо этого она приказала себе не терять присутствия духа и достоинства.

— Сеньора, вы еще не устали оскорблять и бить меня? — тихо и покорно сказала она. — Вы видите, я даже не сопротивляюсь. Да, я очень виновата перед вами, но не стыжусь. Мне не стыдно за свои чувства, за свою любовь.

Злоба снова всколыхнулась в Клаудии: она еще заносится перед ней, гордячка, напоминает ей, что она всего лишь стареющая, нелюбимая жена.

— Не обольщайся, голубушка, и не романтизируй вашу так называемую любовь, — насмешливо и ядовито парировала Клаудиа. — Это всего лишь вульгарные отношения шефа и секретарши. Ты — одна из его многочисленных любовниц, которых он менял довольно часто.

— Может быть, любовница для вас оскорбительное слово, но оно все-таки обозначает ту, которую любят, — не удержалась от колкости Мариелена хотя и дала себе слово молчать и не перечить. — К тому же я уже не секретарша, со вчерашнего дня я помощница, ассистентка Луиса Фелипе.

— Ах вот оно что, и ассистенство ты у него вытянула, как и дорогое кольцо. Значит, твои романтические чувства не так уж и бескорыстны? — заметила Клаудиа.

Этот диалог соперниц, похожий на турнир, продолжался уже более получаса. Мариелена и Клаудиа осыпали друг друга словесными ударами и мелкими, но чувствительными колкостями. У каждой из них были свои преимущества и слабые позиции в этой схватке. Клаудиа напоминала о том, что она — законная супруга, много сделавшая для Луиса Фелипе и счастливо и дружно прожившая с ним много лет. Зато Мариелена была молода, красива и любима. И могла бы подарить ему ребенка, с ужасом думала Клаудиа.

Мариелена то и дело беспокойно поглядывала на часы и на дверь.

— Клаудиа, вы все сказали мне, прошу вас — уходите. Вот-вот должен прийти Луис Фелипе.

— Какая наглость! Я уйду и оставлю тебя развлекаться с моим мужем! Нет уж, я дождусь его, — заявила Клаудиа. — Сейчас он поймет, что я вас разоблачила и что пришла пора выбирать. Ты боишься?

— А вы не боитесь? Вы уверены, что он сделает выбор в вашу пользу? — спросила Мариелена.

Клаудиа метнула на нее быстрый и тревожный взглад. Эта тихоня не зря питает надежды. Как видно, Луис Фелипе ей что-то обещал. Ей вспомнились его разговоры и намеки о разводе, о ее утомительной ревности. Да, пожалуй, бесстыдная лицимерка права: Луис Фелипе уже задумывался о развязке и готов к ней. Весь день Клаудиа прожила на эмоциах. Даже набросилась с кулаками на эту мерзавку, готова была убить ее. Она поморщилась, вспомнив эту сцену. Но сейчас к Клаудии начало возвращаться сознание, способность обдумывать свои поступки. Действительно, стоит ли дожидаться Луиса Фелипе и устраивать скандал? Не лучше ли вернуться домой и сначала все взвесить и продумать?

Но ее мучило чисто женское любопытство. Ужасно хотелось рассмотреть подробно это прибежище любви, куда муж уже долгие годы водил своих красоток. Несмотря на протесты Мариелены, она обошла квартиру и даже заглянула в шкафы, ванную.

— Так вот, значит, где вы встречались. Как уютно — цветы, музыка, постель. Очень удобно. Просто дом. Второй дом, куда этот неблагодарный каждый день спешил к тебе.

Раздался телефонный звонок.

— Возьми трубку! — приказала Клаудиа. — Это наверняка Луис Фелипе.

У Мариелены дрожали руки под пристальным, цепким взглядом непрошеной гостьи. Луис Фелипе сообщал, что немного задержится, — Урбано все еще не приготовил счета на рекламу, а это очень важно.

— Скоро буду. Приготовь свои поцелуи. Как я хочу тебя! — в его приглушенном голосе звучали страсть и нежность.

Мариелеиа с облегчением положила трубку: он задерживается. Ее вдруг поразил вид Клаудии, с ней явно что-то произошло. Она вдруг застыла на ходу, словно пораженная внезапной болью, лицо ее побагровело, потом побледнело. Клаудиа беспомощно взмахнула руками и рухнула бы на пол, не окажись рядом кресла.

— Что с вами? — рванулась к ней испуганная Мариелена.

— Воды! — побелевевшими губами прошептала Клаудиа, нашаривая в супочке коробочку с таблетками.

Мариелена достала из коробочки таблетку, сама поднесла к ее губам стакан. Уже во второй раз она стала свидетельницей неожиданного приступа у Клаудии. А может быть, не только свидетельницей, но и причиной. Через несколько минут Клаудии стало легче.

— Не надейся, я не умру, — с трудом проговорила она слабым голосом. — Думаешь, я старая, больная. Твое единственное преимущество — молодость. А у меня годы брака, уважение, привязанность, благодарность.

Сеньора, я ничего не требовала от Луиса Фелипе, не заставляла его жениться на мне. Я и дальше бы терпела свое положение. Вы сами хотели разоблачения вы поставите его перед выбором — я или вы. И если вы окажетесь проигравшей, я не виновата. — предупредила Мариелена.

А ведь она права, вдруг прозрела Клаудиа, скандал мне сейчас вовсе невыгоден. Она с трудом приподнялась с кресла, торопясь поскорее уйти до прихода Луиса Фелипе. Ее довела до приступа даже не стычка с Мариеленой и не усталость. Сердце у нее защемило, когда она жадно разглядывала их прибежище, его халат и туалетные принадлежности. Они проводили здесь счастливые часы, она это чувствовала. Он спешил сюда к ней, а домой возвращался только по обязанности. На нее нахлынула такая черная тоска и обида, а потом знакомое удушье сдавило горло. Клаудиа вспомнила о таблетках: положила ли она их в сумочку?

Минут через десять после ее ухода Мариелена тоже покинула квартиру. Ей невьшосима была встреча с Луисом Фелипе. Она не знала, что сказать ему. Пусть узнает обо всем от жены.

Ольга с Летисией ужинали на открытой веранде и поглядывали через сад на окна дома Клауции. Несмотря на позднее время, ни одно окно еще не светилось. Летисия очень волновалась за сестру. В последнее время Клаудиа жила в постоянном нервном напряжении. А от этого у нее поднимается давление. В свое время их отец умер от резких перепадов давления.

— Ты забьшаешь, что папа был вдвое старше нас, когда умер. А Клаудиа просто ходит по магазинам. Не волнуйся. Ты лучше поведай мне, Лети, что с тобой происходит? — с любопытством взглядывалась в сестру Ольга. — Ты так похорошела, села на диету, даже походка у тебя стала соблазнительной. Или муж стал наконец больше обращать на тебя внимания?

Или ты вспомнила, что кроме него есть на свете и другие мужчины? Расскажи о твоих таинственных прогулках. Тебя по целым дням не бывает дома.

— Это совсем не то, что ты думаешь, — сердито отвечала Летисия. — Он совсем не похож на твоих мускулистых атлетов. Он чудесный человек, очень чистый и благородный. В наших отношениях нет ничего предосудительного. Он просто сопровождает меня по магазинам, мы даже были в зоопарке, как-то гуляли в парке, бегали босиком по траве.

— Бедняжка, ты, наверное, сразу же запыхалась, — беззлобно подтрунивала Ольга над сестрой. — Они ходили в зоопарк. Как это трогательно, мило!

Летисия рассказывала о Кике, а Ольга разочарованно слушала. Она терпеть не могла Андреаса и так мечтала, чтобы Лети всерьез наставила ему рога. Но, увы, до этого далеко. Этот мальчишка совсем ребенок, и у них с Лети платонические, даже идиллические отношения.

Ольга вспомнила годы молодости, когда Андреас появился в их доме. Он и тогда уже был таким же сухарем, занудой, помешанным на делах, политике, карьере. Одна только Ольга могла рассмешить его своими шутками, а он обожал ее, настойчиво ухаживал за ней. Но Ольга предпочла таких же веселых и легкомысленных молодых людей, ка Андреас, как самый верный ее поклонник часами терпеливо дожидался ее. Развлекать гостя, разговарить с ним приходилось их отцу и молоденькой Лети. И вскоре Летисия без памяти влюбилась в Андреаса. Он был для нее самым умным, значительным и интересным мужчиной в мире.

— Что же касается Андреаса, то он по-прежнему не обращает на меня внимания, — пожаловалась Летисия сестре, — Каждый день я умоляю уделить мне хоть немного времени, выбраться со мной в театр, отдохнуть. Но он и слышать об этом не хочет. Вообразил себя великим политиком, общественным деятелем. Знаешь, что он говорит? Что от него теперь зависят судьбы тысяч людей и он не имеет морального права тратить себя исключительно на близких.

Ольга только хмыкнула на это и воздела глаза и руки к небесам. Она считала Андреаса недалеким, мелким и тщеславным человеком. Именно такие лезут в политику и хотят управлять всем миром. Для нее было загадкой, как могла Летисия до сих пор любить его и оставаться ему верной.

Наконец в доме Клаудии зажегся свет, и Летисия вздохнула с облегчением: сестра вернулась, значит, все благополучно. Летисия собралась проведать ее.

— Нет-нет, только без меня, я возвращаюсь домой. — заторопилась Ольга. — Снова слышать о Луисе Фелипе — увольте. Вы обе зациклились на своих мужьях, вечно стонете, что они не обращают на вас внимания, страдаете и тоскуете. А от тоски бывают морщины и седые волосы. Прощай, дорогая. Теперь твоя очередь утешать Клаудиу.

— Я всегда говорила, всегда, — ворчала Мария, убирая со стола. — Ничего хорошего не бывает, если женщина выходит замуж за мужчину намного моложе себя. Вот и последствия.

— Как хорошо, что ты пришла, Лети, я уже собиралась звонить тебе. — Клаудиа была необычайно возбуждена и взволнована. — Я только что все узнала. Абсолютно все.

И Клаудиа в подробностях поведала сестре о всех событиях сегодняшнего дня, с того момента, когда сыщик вручил ей адрес тайной квартиры.

— Представь себе, я звоню в дверь, и мне открывает знаешь кто? Не фотомодель, как я ожидала, а она — Мариелена. Ольга была права.

Летисия онемела от удивления и с ужасом уставилась на сестру. Она знала характер Клаудии поэтому не хотела бы присутствовать при встрече двух соперниц, из которых одной, по-видимому, чень не поздоровилось. Летисия ждала подробностей, но Клаудиа о подробностях умолчала. Ей самой неприятно было вспоминать сейчас, как она, потеряв всю свою респектабельность, била разлучницу по щекам, осыпала ее площадными ругательствами. Разве могла она рассказать все это.

— Что же ты собираешься делать, когда Луис Фелипе, узнает, что ты их разоблачила? — не могла не подумать вслух Летисия.

И вдруг Клаудиа еще больше изумила ее.

— Он ничего не знает и может быть, не узнает! — тихо ответила Клаудиа, таинственно улыбаясь.

— Как? Ты хочешь сказать, что будешь терпеть эту связь и дальше?

Летисия спешила к сестре, боясь застать ее больной, разбитой, отчаявшейся. Но Клаудиа выглядела совсем иначе. Она как будто совсем успокоилась, взяла себя в руки — и думала, думала. Какие хитрые планы роились в ее голове? Летисии очень хотелось бы это знать.

— О, я бы так не смогла! — призналась она. — Я бы на твоем месте выложила ему все и потребовала положить этому конец.

— Моим первым побуждением было сделать то же самое. Я пошла туда, устроила ей скандал. Но потом я испугалась. Да-да, я испугалась. Она так уверенно держалась, она такая молодая, красивая. Ты бы видела эту квартиру, Лети! Она сама в халате, как дома. Цветы, музыка, ее вещи, его вещи. Если я сейчас поставлю его перед выбором — я или она, знаешь, что он может сделать?

— Собрать свой чемодан и уйти туда, — упавшим голосом закончила ее фразу Летисия.

Клаудиа грустно кивнула головой. Нет, она не даст ему повод воспользоваться этой ссорой и сбежать от нее. Она уже обуздала себя и будет действовать по-другому. Мариелена тоже ничего не скажет ему, она и не хотела огласки.

Все дело в том, что эта маленькая лицемерка совсем не знает Луиса Фелипе. Для нее он пока что романтический возлюбленный. А я его очень хорошо знаю, Лети, — говорила Клаудиа с тонкой, ядовитой улыбкой. — Луис Фелипе не выносит никаких проблем, трудностей, печальных лиц и слез. А я буду создавать эти проблемы каждый день. Я сделаю ее жизнь невьшосимой, доберусь до ее родственников. В фирме у меня много друзей. У нее начнутся неприятности и на службе. В конце концов он сам не выдержит и бросит ее. Ну, как тебе мой план?

Они сльппали, как подъехала машина, и вскоре в гостиную вошел озабоченный Луис Фелипе. Летисия испуганно замерла, поглядывая то на него, то на сестру. Клаудиа держалась великолепно, словно ничего не произошло. Она, как всегда, встретила мужа ласковой улыбкой, с участием расспрашивала о делах. Луис Фелипе рассеянно отвечал что-то о счетах, о совещании с Урбано, о новой рекламе. Мысли его были далеко.

— Мы сегодня ужинаем у Летисии, дорогой, пойди переоденься, — попросила Клаудиа, с нежностью глядя на него.

— Простите, Клаудиа, Летисия, ужинайте без меня! — вдруг вскочил Луис Фелипе. — Я совсем забыл, что меня ждет клиент. Очень важное дело. Вернусь через час.

Клаудиа действительно хорошо знала мужа и догадалось, что произошло. Он явился на квартиру, не нашел там свою подружку и теперь мечется, бедняга. Сейчас он помчался к ней. Клаудиа была уверена, что Мариелена промолчит, потому что боится огласки.

Летисия смотрела на сестру с восхищением.

— Как ты мне нравишься такой, сестрица. — спокойной, как скала, уверенной, невозмутимой!

— И так будет всегда, поверь! — пообещала Клаудиа. — Я сожму свое сердце в кулак, буду улыбаться, говорить только о приятных вещах. Пускай та, другая, плачет, жалуется на трудности. А они у нее будут. С завтрашнего дня я объявляю ей настоящую войну!

0

18

Глава 17

Мариелена вздохнула с облегчением, когда, вернувшись домой, не застала мать и сестру. Леон повел Кармелу и Мече в кино. Вернее, жених и невеста с удовольствием отправились бы в кино вдвоем, но Кармела, придерживаясь строгих моральных правил, никогда не позволяла дочерям оставаться наедине с мужчинами.

После тяжелой сцены с Клаудией Мариелене очень хотелось побыть одной, прийти в себя. В голове и в сердце царил полный сумбур. Она сидела у стола, судорожно сцепив руки, закрыв глаза, и пыталась решить, что же ей предстоит делать завтра, когда узнают мать, домашние. Ведь Клаудится явится с утра в офис, чтобы с позором выгнать ее вон. Что так и произойдет, Мариелена не сомневалась. Скандал непременно будет. Вокруг Клаудии постоянно царила атмосфера скандалов и истерек.

Как поведет себя Луис Фелипе в этой сложной ситуации, она плохо представляла. Вспомнились его постоянные уклончивые заверения в том, что все само по себе устроится. И вот как все «прекрасно» устроилось. То, что Луис Фелипе упорно избегает всяческих трудностей и сложностей, Мариелена давно заметила. Поэтому ей, возможно, придется все взять на себя. Самый лучший выход — на время уехать из дома. От позора, пересудов соседей, скандалов в фирме.

Но Мариелена недолго оставалась наедине со своими мыслями. Кто-то настойчиво стучался в дверь. Явился тот, кого она менее всего хотела бы сейчас видеть, — ее жених Хавьер. Она совсем забыла, что сегодня он должен вернуться со своей конференции.

— Я не мог дождаться, любовь моя, когда же, наконец, увижу тебя. Я так соскучился, — признался Хавьер, с нежностью глядя на нее. — Но раньше никак не мог вырваться. Дома столько проблем. Представь себе только — мать так рассердилась на отца, что выгнала его из дома. Бедняга ночевал на раскладушке в магазине.

— Но тебе удалось все уладить и помирить — Мариелена даже забыла ненадолго о своих несчастьях.

Тео был ее крестным и вторым отцом. Когда мать рассказывала ей о неладах между Фучей и Тео, сердцем она все же была на стороне крестного. Подозрения ревнивой Фучи казались ей нелепыми: у Тео другая женщина! Просто смешно.

Но Хавьеру было не до смеха. Полдня ушло у него на то, чтобы только уговорить мать вернуть старика в дом. До полного примирения было еще далеко. Никогда еще Хавьер не видел мать такой несчастной, раздраженной.

— Вот ведь какие бывают в жизни зигзаги и неожиданные повороты! — удивлялся Хавьер. — Это не мои слова, а моего старика. Они прожили с матерью столько лет душа в душу, даже не ссорились. И вдруг на старости лет она его ревнует, выгоняет из дома!

И тут Хавьер заметил, что Мариелена чем-то очень встревожена. Ему стало совестно. У невесты, наверное, неприятности на службе, а он ни о чем может думать, кроме своих домашних неурядиц.

— Что с тобой, дорогая? Уж не боишься ли ты, что Кармела вернется и сделает тебе замечание? — улыбкой спросил Хавьер. Кармела даже Мариелене запрещала принимать жениха в ее отсутствие. По этому поводу они с сестрами раньше любили пошутить, но сейчас Мариелена даже не улыбнулась. Ей вспомнились злые слова Клаудии. Да, она действительно страшная лицемерка. И перед Хавьером виновата больше, чем перед кем-либо другим. Он не заслужил отношения. Уже назначен день их свадьбы, ровно через месяц. И доверчивый жених даже не сомневался, что Мариелена — кристально чистая девушка, не способная ни на какой обман.

— Конечно, мама отругает меня за то, что я сразу не выставила тебя. Но мне нужно С тобой серьезно поговорить, — вдруг решилась Мариелена. Она хотела быть честной с женихом. — Мы должны разорвать нашу помолвку. Я никогда не буду твоей женой.

Хавьер был потрясен. До него с трудом доходил смысл сказанного. Только что он обнимал невесту, пытался ее поцеловать. Но Мариелена быстро отстранилась от него, она словно была далеко отсюда.

— Но почему, ты можешь объяснить мне?

— Хавьер, я люблю другого мужчину. Мы с тобой дружим много лет. Ты мне как брат. Но к нему я испытываю совсем другие чувства — любовь, страсть. Ну вот, я тебе все сказала. Не хочу больше лгать.

— Но Мариелена, этого не может быть! Одумайся! — не верил своим ушам Хавьер.

— Поздно. Хавьер. Я уже стала его женщиной.

Хавьер от природы был очень мягким и незлобивым человеком. Но от этого признания даже кровь прилила у него к лицу. Гнев и возмущение охватили его, как пламя.

— Я хочу знать, кто он, этот мужчина? Я поговорю с ним. Этот тип получит то, что заслужил! — с угрозой требовал Хавьер.

И ему недолго пришлось оставаться в неведении. Луис Фелипе уже выходил из машины у знакомого дома. Клаудиа была права — он поспешил вовсе не к клиенту, а на поиски Мариелены. Не найдя ее на квартире, он очень забеспокоился что помешало ей дождаться его. Скорее всего, обида. Но он действительно был не виноват: его задержал Урбано со своими счетами.

Именно тогда, когда Мариелена умоляла Хавьера успокоиться и не искать случая отомстить ее возлюбленному, сам Луис Фелипе появился на пороге дома Муньосов. Соперники только посмотрели друг другу в глаза, и чутье подсказало Хавьеру, что шеф Мариелены не случайно зашел так поздно.

— Так это вы? — спросил он Луиса Фелипе в лоб. — Это вы тот подлец, который обесчестил Мариелену, искалечил ее жизнь? Если вы мужчина, найдите в себе силы сказать правду.

Луис Фелипе вначале растерялся от неожиданности и не без усилия сказал как можно спокойнее:

— Это не совсем так. Я не соблазнял и не обманывал Мариелену. Я просто люблю ее. Мы любим друг друга.

Не успел он закончить фразу, как Хавьер в ярости набросился на него:

— Негодяй, подонок! Я убью тебя!

— Хавьер! Оставь его. Он не виноват. Я, я этого хотела, — Мариелена встала между ними и с трудом сдерживала обезумевшего жениха. Их дуэль закончилась бысро, потому что этот гордец не желал защищаться. Луис Фелипе даже не произнес ни слова. Зато Хавьер, немногоотдышавшись, бросил Мариелене несколько горьких слов:

— Это ложь, ты не виновата, ты просто защищаешь его. Я-то знаю, что ты чистая, добрая, порядочная. Ты не способна на такой поступок. Это он соблазнил тебя. Опомнись, пока не поздно, Мариелена. Эта связь не принесет тебе ничего, кроме слез, страданий и позора.

Хавьер уже давно исчез за дверью, а они с Луисом Фелипе все еще стояли молча. Мариелена, казалось, лишилась последних сил. Господи, Пресвятая Дева, помоги мне пережить все это, молилась она. Хорошо, что никого нет дома. В глазах Луиса Фелипе она прочла сочувствие. Он видел, как ей тяжело, и первым нарушил молчание:

— Прости меня, Мариелена, что слишком осложняю твою жизнь, но я сказал ему правду: я юблю тебя как сумасшедший. Я позволил Хавьеру ударить себя, чтобы он получил хоть какое-то облегчение, ведь он потерял тебя.

— Ты, конечно, радуешься, что я порвала с женихом? — в голосе Мариелены невольно прозвучал укор. — Зачем ты пришел сюда?

Луис Фелипе не скрывал, что он очень доволен этим разрывом. Впервые в жизни он страдал от ревности и теперь облегченно вздохнул, избавившись от соперника. Ради этого он был готов перенестиеще одну стычку с Хавьером. Он рассказан Мариелене, как удивился, не найдя ее в квартире бросился искать ее, придуман для Клаудииисторию про встречу с клиентом.

Значит, он виделся с женой и она ему ничего не сказала. Но почему, удивилась Мариелена, ожидавшая скорого разоблачения и скандала? Сейчас у нее не было времени расспросить Луиса Фелипе поподробнее: вот-вот должны вернуться мать с Мече. Ей хотелось одного — чтобы он поскорее ушел.

— Но почему, Мариелена, почему ты меня прогоняешь? Ты какая-то странная. Я не могу тебя оставить в таком состоянии, — упорствовал Луис Фелипе. — Ничего уже нельзя изменить. Что будет — то будет. Твоя мать теперь все узнает Этого не избежать.

— Возможно, возможно. Но сейчас я прошу тебя уйти. На сегодня с меня довольно.

Она обещала ему завтра встретиться в их тайном убежище, проводила до ворот и с беспокойством оглядела улицу — никого. Уже смеркалось, мама с сестрой должны вот-вот вернуться. Мариелена поежилась то ли от вечерней прохлады, то ли от тяжелых предчувствий. Что ее ждет в ближайшие дни? Клаудиа явно затеяла какую-то игру. Ей вспомнились слова Луиса Фелипе о безумной любви. Порой ей казалось, что эта любовь не только безумная, но и эгоистичная.

Единственным человеком, с которым Мариелене хотелось бы сейчас повидаться и облегчить душу, была Чела. Только ей она доверяла свои тайны. Эти тайны, правда, знала еще ее сестра Иоли. Но та застала их с Луисом Фелипе случайно. Мариелене никогда бы не пришло в голову довериться ей.

И Чела не заставила себя долго ждать. Она уже наведывалась к подруге вечером, но дверь была заперта, а дом пуст. Челе не терпелось поведать свои новости.

— Сегодня мы с мамой поговорили, поплакали — и она приняла ребенка! — радостно выпалила она. — А Камачо обещал не бросать нас, давать деньги на содержание малыша. Кто знает, что будет дальше: может быть, он решится развестись с женой. Так что скажи Иоли, что я не отдам ребенка ее подруге.

— Вот видишь, у тебя все уладилось. — улыбнулась Мариелена, обнимая ее. — Это была безумная идея — отдать своего ребенка. Ты бы скоро пожалела об этом и страдала всю жизнь.

Чела принялась счастливо расспрапшвать подругу о ее делах, но скоро заметила, что Мариелена измучена и грустна.

— Что с тобой, дорогая, тебя словно через мясорубку пропустили? — спросила она обеспокоенно.

— Гораздо хуже, Чела! — отвечала на это Мариелена.

И она рассказала Челе о стычке с Клаудией, разрыве с женихом и о драке, которую учинил час назад в этой самой комнате Хавьер.

— Из-за тебя дрались двое мужчин. Как это романтично! — воскликнула Чела.

— Какая романтика, опомнись! А если бы в этот момент вошла мама? — Мариелена была в отчаянии. — Я бы умерла, честное слово. Моя мама не заслуживает этого.

Чела только вздохнула. Она много раз говорила подруге, что Кармела рано или поздно все узнает, нужно быть готовой к этому. Завтра же к ним в дом может явиться Клаудиа. Конечно, Кармела — очень ПРавильный человек и хорошо воспитала своих детей, но она же и поработила их своими жесткими правилами и установлениями.

— Пойми, твоя жизнь — это твоя жизнь. Мать не может тебе помочь, ты сама должна решать, — излагала свою житейскую философию Чела. — Вот, например, Кармела хотела выдать тебя за Хавьера. И ты уступила, хотя не любила его. Мне очень нравится Хавьер, но я рада, что ты порвала с ним, потому что с ним ты была бы несчастной. Кажется, твои возвращаются, Мариелена.

Они услышали голоса за окном и шаги. И вскоре в дом вошли Кармела и Мече с Леоном. Кармела была не в духе, у нее нестерпимо болела голова. Снова ей пришлось смотреть этот ужас боевик с выстрелами и погонями. Но что делать! Не может она оставить Мече наедине с Леоном. Кармела искоса взглянула на подругу дочери. Давно она собиралась поговорить с Челой, никак не могла набраться решимости. Разговор предстоял неприятный. Но и откладывать его больше нельзя.

— Чела! У меня к тебе есть просьба…

Бедная Чела вся сжалась под суровым взглядом Кармелы и приготовилась к недоброму.

— Мне очень больно, Чела, но я прошу тебя больше не приходить в этот дом, — вдруг твердо заявила Кармела, и в комнате воцарилось напряженное молчание. — После того что случилось с тобой, ваша дружба с Мариеленой невозможна. Я воспитала своих дочерей в нравственной чистоте и не хочу, чтобы на них падала тень твоего позора. Ведь вас могут увидеть вместе: скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты.

— Вы считаете, что я — дрянь, сеньора, и могу развратить вашу дочь, замарать ее? — Чела едва сдерживала слезы.

Она вскочила и выбежала вон, чтобы не разрыдаться у всех на глазах. Всем было нестерпимо неловко и тягостно. Даже Леон смотрел на будуюшую тещу с явным осуждением. Но Кармелу не так просто было в чем-то переубедить. Мече боялась матери и никогда бы не посмела и слова сказать ей Наперекор. Но Мариелена не могла промолчать и удержаться от упрека:

— Мама! Как ты могла так поступить? Чела мне как сестра. С ней приключилась беда, а ты так жестоко выгнала ее из дома. Поверь, я ничуть не лучше ее.

— Как ты смеешь так говорить! — возмутилась Кармела. — Ты честная, порядочная девушка. О тебе никто не может сказать ни одного дурного слова. Отныне я запрещаю тебе дружить с Челой и бывать у нее дома.

Все знакомые соглашались, что у Кармелы жесткий характер. Марислепа изумленно смотрела на мать: как зыбка порой граница между жесткими моральными принципами и жестокостью к людям, как легко ее переступить. Твердо глядя матери в глаза, Мариелена сказала:

— Прости, мама, но я не брошу Челу. Я стану навещать ее, когда захочу. Ей сейчас очень тяжело, и как никогда нужна моя помощь и поддержка.

Кармела даже смутилась, в ее глазах мелькнула растерянность. Никогда раньше Мариелена не давала ей такого решительного отпора. Кармела была уверена, что знает своих дочерей до донышка, до последней черточки характера — таких кротких, ласковых, послушных, искренних. Теперь у нее вдруг мелькнула беспокойная мысль — а знает ли она их в действительности?

Роберто был очень честолюбивым молодым человеком. Зависть к богатым и преуспевающим изъела его, как ржа железо. Желание продвинуться, властвовать над людьми сжигало его как огонь. Но природа подшутила, не наделив его в придачу к честолюбию хотя бы маленькой толикой ума. Когда случилось несчастье с Ники, в голове его завертелись планы и замыслы.

— Ты видишь, как сдал Никанор, это полутруп. А если сынка так и не отыщут в море, он вообще окочурится, — говорил он Ненси, единственному человеку, которому мог довериться. — Разве он сможет вести дела? Да он и раньше все делал не так. Почему запретил мне выколотить деньги из этого богатенького сынка — Энди? Помяни мое слово: скоро старикана уберут, и я встану на его место. Настанет мое время, Ненси. И я буду жить в шикарном особняке с бассейном.

Ненси поддакивала ему, но в глубине души не верила в звездцый час своего дружка. Она понимала, что в нем много злобы и мало ума. А Никанор — хитрый, тонкий делец. Ему сейчас вовсе ни к чему портить отношения с Андреасом и вредить его сыну. Но со временем папашу можно будет держать в руках, шантажируя сынком.

Ничего этого Ненси не сказала Роберто, потому что тот не терпел никаких возражений. И еще Ненси решила держать Энди про запас. Как знать, ведь у него водятся деньги, может быть, он возьмет ее на содержание. На Роберто надежды нет.

Когда же Ники нашли и старик быстро вернулся к делам. Роберто даже сник от разочарования. Все его мечтания, похоже, рухнули. Но он уже не мог справиться с собой — его понесло. Он им покажет, на что способен. И тут Роберто сделал опрометчивый шаг — решил действовать самостоятельно. Шеф все тянул и нянчился с Энди, а у Роберто давно руки чесались. Это была его любимая работа — выколачивать деньги. Он входил в азарт, сатанел от удовольствия бить, мучить, запугивать до полусмерти.

Они с напарником выслеживали Энди полдня. Наконец тот остановил машину на пустынной маленькой улочке. И тут же подъехали Роберто с дружком и вмиг скрутили должника. Роберто гордился своими операциями: быстрота и натиск — вот что главное.

— Что вам нужно? Кто вы такие? — вопил Энди, пытаясь вырваться из их цепких рук.

— Ты нам нужен, и ты у нас уже есть, — посмеивался довольный Роберто, запихивая его в свою машину.

Для подобного рода мужских разговоров у них существовало удобное место — заброшенные мастерские на окраине города, куда никто не заглядывая. Туда и привезли Энди и, награждая на каждом шагу тумаками, загнали внутрь. Через минуту Роберто уже восседал на старом верстаке и с наслаждением разглядывал объект над которым предстояло поработать. Энди был уже подвешен за руки к потолку и истошно вопил:

— Я отдам, я все отдам, только не бейте меня! Прошу вас!

Эти крики звучали в ушах Роберто как музыка.

— Не сомневаюсь, что отдашь. Иначе ведь мы тебя прикончим, — ласково говорил он Энди. — Но не забывай, любезнейший, что за это время немалые проценты.

Энди готов был заплатить и проценты. Но Роберто этого было недостаточно. Никанор недаром с брезгливостью отмечал явные садистские намети этого бандюги. Роберто больше интересовал сам процесс выколачивания денег — ужас, унижения жертвы. В такие минуты он чувствовал себя властелином мира, повелителем судеб людских, Наполеоном.

— А ну, ребята, проучите его как следует, чтобы в другой раз неповадно было зажимать денежки, — приказал он, поудобнее усаживаясь на верстаке и приготовившись смотреть на экзекуцию — он больше любил наблюдать, чем исполнять обязанности палача.

Два громилы с готовностью заработали резиновыми дубинками — по груди, животу, спине Энди. Их нужно было не подгонять, а скорее сдерживать, чтобы они не переусердствовали. Энди уже задыхался от крика, но Роберто никак не мог остановить избиение. Глаза его сверкали, губы растянулись в глупую, жестокую улыбку.

Энди с трудом вошел в дом. Каждый шаг давался ему с болью, со стоном. Больше всего он боялся сейчас наткнуться на родителей. Но навстречу ему попалась только Мелисса.

— Что с тобой, Энди! — воскликнула она — Что с тобой сделали?

— Ты не представляешь, что мне пришлось переежить! — плаксивым голосом жаловался Энди. — Они связали меня и били резиновыми дубинками.

Он был похож на большого обиженного ребенка, впервые в жизни столкнувшегося с трудностями и жестокостью. Выглядел он ужасно — весь в синяках и пятнах крови, униженный и напуганный, Мелисса всегда считала, что терпеть не может брата, что они совершенно чужие. Но вдруг в ней проснулись сострадание и нежность. Она обняла Энди и помогла ему дойти до комнаты. На ее вопроск кто так жестоко избил его, брат отвечал как-то неопределенно:

— Видишь ли, у меня большие трудности. Я много задолжал одним страшным людям. И теперь они грозятся убить меня.

— Я сейчас же звоню в полицию! — Мелисса решительно сняла телефонную трубку.

— Ты что, с ума сошла, какая полиция! — Энди испуганно вырвал у нее телефон.

Ах вот оно что, грустно показала головой Мелисса. Значит, Энди все-таки справедливо выгнали из колледжа, хотя он всячески и отпирался. Он запутался в этих грязных делах с наркотиками и уже пожинает первые плоды.

— Что же ты теперь будешь делать? Где найдешь деньги? — спрашивала Мелисса.

— Отстань! Выкручусь как-нибудь. Попрошу у отца, — со злостью отвечал Энди.

Он поплакался Мелиссе, насладился ее родственным сочувствием, получил советы и наставления, и теперь ему хотелось, чтобы сестра поскорее ушла. В мире существовало сейчас только одно средство, способное утешить его, отогнать страхи и черные мысли и даже сделать ненадолго счастливым. Это средство было заботливо спрятано им в носок, а носок засунут за телевизор. Ему нужно было во что бы то ни стало остаться одному. Мелисса мешала.

Хотя Энди и уверял своего друга Тато, что контролирует себя, принимает порошок только когда захочет и в любой момент может бросить, это было далеко не так. Одурманивать себя стало навязчивой потребностью, и Энди, слабый и избалованный, уже не в силах был бороться с собой. Ненси добилась своего.

Только за Мелиссой закрылась дверь, как Энди бросился к телевизору, руки у него дрожали от нетерпения: сейчас он все забудет, все проблемы, хотя бы на время. Он не поверил своим глазам — носка на старом месте не было. Наверное, по рассеянности положил в другое место или перепрятал. Он перерыл всю комнату, заглянул во все углы — и в отчаянии рухнул на кровать. Носок исчез. А у него еще были надежды оставить себе немного порошка, а остальное вернуть Ненси, чтобы уменьшить долг. Но главное — сейчас ему нестерпимо хотелось забыться.

Что случилось, кто мог взять носок, размышлял Энди. Ведь не выжил же он из ума, он сам положил его за телевизор. Сулейма, вдруг хлопнул он себя по лбу. Она убирала комнату! Больше некому. Энди вскочил с постели и заорал на весь дом:

— Сулейма! Сулейма!

— Что случилось, сеньор? — удивленная Сулейма показалась на пороге. — Почему вы так кричите?

Энди предстал перед ней взбудораженный, злой, от побоев на лице. Глаза его испытующе жестко буравили Сулейму. Энди начал подробный допрос: не брала ли она носок за телевизором? Девушка опустила глаза и изобразила полное неведение. Но эта деревенская простушка никогда не умела лгать. Энди пристально наблюдал за ее лицом. Он всегда был уверен, что видит ее насквозь, что она всего лишь игрушка в его руках.

— Врешь, ты взяла носок! — взревел он и схватил Сулейму за горло. — Отдай носок, дрянь, отдай сейчас же!

Энди уже не мог прожить без порошка и двух-трех дней. Он сатанел, терял разум и контроль над обой. Сейчас он был именно в таком состоянии. Пальцы его все теснее сжимались на горле Сулеймы. Он был способен на все. Сулейма сначала побледнела, потом посинела, не в силах расцепить о жесткие пальцы. Кто знает, чем бы все закончилось, если бы в это время Тато не вздумалось навестить Энди. Он вошел в комнату, мгновенно все понял и бросился на выручку Сулейме.

— Что ты делаешь, ненормальный! Ты мог убить ее! — кричал Тато.

Но Энди не отрезвили слова друга. и он не почувствовал раскаяния. Он словно обезумел. Если бы Тато его не удержал, он бы снова бросился на Сулейму.

Какое-то время Тато надеялся, что Энди одумается, бросит Ненси, перестанет брать у нее порошок. Но после этой безобразной сцены с Сулеймой он вдруг с горечью осознал, что, пожалуй, Энди безнадежен. Он не сможет обуздать себя, потому что его психика разрушена наркотиками. Все его помыслы теперь будут направлены только на то, чтобы доставать наркотики и деньги на их покупку.

У Сулеймы на шее остались темные пятна — следы от пальцев. Но, еще не опомнившись от боли и ужаса, девушка сказала, глядя на Энди:

— Даже если вы меня убьете, я никогда не отдам вам этот носок, потому что это вас погубит. Это плохо для вас, сеньор.

В ее голосе было столько любви и нежности к этому оболтусу, что Тато невольно позавидовал такой любви, преданности и самоотверженности. Но Энди было наплевать на ее самоотверженность. Он только сообразил, что Сулейму бесполезно запугивать и нужно разжалобить или приласкать.

— Ты видишь, что они со мной сделали, Сулейма? Эти люди способны на все, — в голосе Энди вновь послышали плаксивые нотки. Он задрал майку и показал багровые шрамы от ударов на спине и груди. — Они убьют меня, если ты не отдашь носок.

Но Сулейма молчала и отрицательно качала головой. Она не верила своему хозяину и знала, что теперь он не оставит ее в покое, будет требовать, угрожать.

— Где носок, тупица? — не унимался Энди.

— Там, где вы его никогда не найдете, — спокойно отвечала Сулейма. — А если вы будете настаивать, сеньор, я вынуждена буду все рассказать вашему отцу.

В бессильной ярости Энди смотрел на нее. Но Сулейма была под надежной защитой Тато. К тому же эта деревенская дурища действительно могла нажаловаться отц. Этого Энди боялся больше всего.

0

19

Глава 18

Когда Луис Фелипе вернулся домой после встречи с Мариеленой. Клаудиа спросила его как ни в чем не бывало:

— Ну что, дорогой, удалось встретиться с клиентом?

— Да, все в порядке, мы поговорили, — рассеянно отвечал Луис Фелипе, потирая щеку, горевшую от пощечин Хавьера.

Он был у нее, но она ему ничего не сказала, поняла Клаудиа. Ну что ж, может быть, это и к лучшему. Мариелена оказалась опасной соперницей, и борьба с ней предстояла нелегкая, но Клаудиа уже объявила войну, и отступать было поздно. Она продумала свои действия на ближайшие дни. А там, как знать, подойдет время и для генерального сражения.

На следующее утро она отправилась в офис следом за Луисом Фелипе, чтобы застать парочку в нале рабочего дня. Они, действительно, были вместе в кабинете и, похоже, любезничали, перед тем как она вошла. Первое, что сделала Клаудиа, — нежно поцеловала мужа на глазах у Мариелены. Поцелуй был долгим и страстным. Луис Фелипе не посмел отстраниться.

— Извини, любовь моя, сегодня я проспала и ты ушел на службу без поцелуя. Вот он! — Клаудиа обвила руками его шею и прильнула щекой к его щеке, стараясь затянуть сцену, — Мариелена, надеюсь, нас простит. Я просто очень любвеобильна, а Луис Фелипе страстен.

Последняя реплика относилась уже к Мариелене. Краем глаза Клаудиа видела, что у той вытянулось лицо и от гнева потемнели глаза. Ах, ты еще и ревнива, голубушка, обрадовалась Клаудиа. Она нащупала уязвимое место соперницы и собиралась побольнее бить именно по нему. А вызвать ревность не так уж трудно.

— Ты не забыл, дорогой, что вечером мы ужинаем у Урбано? Я уже дала согласие, — напомнила Клаудиа.

Луис Фелипе поморщился, вечно Клаудиа решает за него, и забеспокоился, поймав взгляд Мариелены. Значит, сегодня вечером обычного свидания на квартире на будет, поняла она. Поняла, что Клаудиа начала свои иезуитские игры с целью разлучить их. По крайней мере, на ннешней вечер ей это удалось.

Это был первый удар. Второй Клаудиа нанесла непосредственно Мариелене. Дождавшись, когда Рене уведет Луиса Фелипе на очередной просмотр, она вернулась, чтобы поговорить с ней наедине.

— Ты видишь, какие большие преимущества у законной супруги, — весело говорила она сопернице. — Я имею право целовать своего мужа при людях, когда и где захочу. А ты только по темным углам, тихо, украдкой, как воровка. Но это еще не все. Сегодня ночью Луис Фелипе сделал меня счастливейшей из женщин. Да, не удивляйся. Ты думала, что тебе одной он дарит свою любовь? Я очень любвеобильна, а он страстный мужчина и никогда не отказывает мне в ласках.

Клаудиа торжествовала. Она и не ожидала такого эффекта от своих слов. Мариелена побледнела и отпрянула, как от удара. Она была уверена, что ни с кем не делит Луиса Фелипе, даже с женой. О, лучше бы Клаудиа залепила ей пощечину, чем слышать эти острые, как бритва, слова.

Кто бы мог подумать, что эта тихоня такая ревнивая, удивлялась Клаудиа. Итак, начало очень хорошее. Уже сегодня Мариелена встретит Луиса Фелипе с недовольным лицом, не удержится от ревнивых упреков. А он этого не любит, очень не любит. И если такие мелкие стычки будут повторяться изо дня в день, — никакая страстная любовь не выдержит подобного испытания и станет медленно угасать.

Но после разговора с Мариеленой Клаудиа не собиралась покидать офис. Ей предстояло нанести один удар, довольно уязвимый и болезненный для соперниы. В фирме у Клаудии было немало друзей и приятелей. Кое с кем из них она спешила повидаться. В первую очередь с Энрикетой, женой Урбано. Энрикета сделает все, о чем она ни попросит. Не только из дружеского расположения, но еще и потому, что Клаудиа владела самым большим пакетом акций фирмы и, по существу, была ее главной владелицей.

— Я в курсе твоих проблем, дорогая, и очень тебе сочувствую, — начала Энрикета, когда они заняли столик в кафе и официант подал им два бокала белого вина. Она имела в виду конечно же историю с Татьяной.

Энрикета — решительная и властолюбивая супруга одного из владельцев фирмы — правила в ней по своему усмотрению. Урбано покорно выполнял все ее приказы. Это она распорядилась уволить Татьяну, что и было тут же исполнено. Клаудиа одобрила изгнание этой вертихвостки: другим неповадно будет покушаться на ее мужа.

— Ах, если бы меня волновала только эта модель, Энрикета. К сожалению, она не единственная женщина на пути Луиса Фелипе, — вздохнула Клаудиа. — Меня больше беспокоит его секретарша, а теперь ассистентка Мариелена. Она молода, красива и целый день у него на виду, с ним в одном кабинете.

— Так в чем дело, Урбано ее завтра же уволит, — недолго думая предложила Энрикета.

— Если бы все было так просто, — улыбнулась Клаудиа. — Луис Фелипе ни за что не позволит.

Он считает ее ценным работником. Но вы с Урбано можете мне помочь. Попроси мужа понаблюдать за Мариеленой. Нет безупречных людей. Я уверена, она тоже допускает ошибки. Хорошо бы устроить все так, чтобы она сама вынуждена была уйти из агентства.

Энрикета с полуслова поняла подругу и одобрила. Она сама поступила бы так же, если бы какая-нибудь красотка угрожала ее мужу.

— Рассчитывай на нас, Клаудиа, — торжественно заверила она. — Мы с Урбано добьемся, что девушка вынуждена будет уволиться по собственному желанию.

Клаудиа знала въедливый характер Урбано и настойчивость Энрикеты. С этой минуты Мариелена будет работать под неустанным придирчивым контролем. Любые ее ошибки, просчеты, даже опоздания Урбано станет отмечать и ставить ей в вину.

Клаудиа была довольна собой: уже в первый день после объявления военных действий она успела многое сделать и заметить первые результаты. Дух борьбы опьянил ее. Посмотрим кто кого, Мариелена!

Альфредо все-таки настоял на том, чтобы отправиться вместе с Иоли на прием к Хавьеру. Иоли нервничала и пыталась ему втолковать, что эти визиты к гинекологу очень интимны, поэтому мужья никогда не сопровождают к врачу своих беременных жен.

— Ничего, я подожду тебя в коридоре, а потом зайду к Хавьеру и поговорю с ним, — упорствовал Альфредо.

Иоли шла к Хавьеру со своими проблемами, Фредди мешал ей. Но как не дать им с Хавьером встретиться? Она тайком выскользнула из дома, когда муж еще допивал кофе, и помчалась в больницу. Иоли вовсе не походила на будущую мать. На лице у беременных женщин словно лежит печать спокойной, уверенной силы и счастья. Иоли же всегда была чем-то обеспокоена, раздражена. Наверное, поэтому Альфредо так хотелось поговорить с Хавьером о ее состоянии.

Иоли была рада, застав Хавьера одного, без коллег и больных, потому что разговор касался вовсе не ее здоровья.

— Прошу тебя, Хавьер, только ты один можешь помочь мне. — Иоли не скрывала, что ее план, похоже, проваливается. — Вчера Чела мне заявила, что не может отдать своего ребенка. Ее семья против. Мать смирилась с тем, что скоро появится нежданный внук.

— Это очень хорошо, — одобрил Хавьер. — Чела все равно рано или поздно опомнилась бы. Да и я не стал тебе помогать. Почему ты решила, Иоли, что сможешь всех обмануть, даже собственного мужа? Как ты собиралась изображать передним беременность? К какой бы лжи еще прибегла?

— Я готова на все! — как безумная повторяла Иоли. — Неужели ты бросишь меня в такой момент? Помоги мне найти другого ребенка. Наверное, здесь, в больнице, найдется женщина, желающая оставить своего ребенка?

Но тут в дверь робко постучали. Альфредо хватился жены и понял, что его обманули. Он был деликатным человеком и не любил навязываться, но что-то заставило его отправиться вслед за Иоли в больницу. Какое-то смутное предчувствие подсказывало ему, что с ней не все в порядке и она нуждается в его помопди.

— Мне можно войти? — робко спросил Альфредо. — Как дела, Хавьер? Прости, Иоли, но я догадался, что ты здесь. Мне очень хотелось узнать о результатах обследования, Хавьер.

Для Хавьера неприемлема была любая ложь, даже во спасение. Он ненавидел мелкие хитрости, увертки, умолчания. Сам он никогда не лгал и знал по опыту других, что ложь невыгодна: она рано или поздно открывается и приносит только горе и страдания. Глаза Иоли молили о пощаде. Хавьер заглянул в эти глаза и понял, в каком аду живет эта бедная женщина, запутавшись во лжи по вине своих близких. Он быстро принял решение. Как хирург скальпелем отсекает злокачественную опухоль, так он решил раз и навсегда покончить с ложью. Это будет мгновенная боль, зато потом наступить выздоровление.

— Альфредо, мне очень жаль говорить тебе об этом, но Иоланда не беременна. — сказал он, глядя прямо в глаза Фредди. И заметив, что тот онемел и не верит своим ушам, постарался смягчить удар: — Такие случаи бывают. Это называется «психологической беременностью», когда женщина так страстно желает иметь ребенка, что начинает вести себя, как будто она действительно беременна.

— Я все понял, — вдруг поник Альфредо. — Это мы виноваты. Я виноват. Я так часто говорил ей об этом ребенке, расспрашивал ее, покупал одежду и игрушки для нашего будущего малыша.

Альфредо понял даже то, что Хавьеру не хотелось бы говорить. О том, что Иоли постоянно ощущала давление всей семьи. А ей так хотелось угодить родным.

— Не сердись на меня, Иоли. Я не мог поступить иначе. — Хавьер все-таки чувствовал себя виноватым. — Сейчас постарайся отвлечься, найди себе занятие, заполни чем-нибудь жизнь. Не говорите пока о ребенке. Наберитесь терпения.

Вначале Иоли показалось, что это разоблачение ее окончательно добило, она потеряла все — семью, надежды на счастье. Но вдруг она почувствовала огромное облегчение, как будто тяжелая упала с плеч. В самом деле, почему ее родные в ней только механизм для продолжения человеческого? Она еще и женщина, супруга, человек. Ей очень захотелось найти себе какое-нибудь интересное дело, вернуться на службу, где ее уважали. И не думать, не вспоминать большео своем несчастье.

Энди ничего не оставалось, как отправиться за деньгами к отцу. Он уже выклянчил сколько мог у теток, знакомых и дальней родни. В конце концов ему перестали давать и в долг и на развлечения. Оставался только один источник. Так как отца редко можно было застать дома. Энди отправился в банк.

Андреас был, как всегда, страшно занят, торопился на встречу с акционерами, принимал клиентов. Ему было не до Энди.

— Потом, потом, дома поговорим, — отмахнулся он.

— Но отец, деньги мне нужны именно сейчас, — канючил Энди, У меня были больпше расходы — машина, одежда, пластинки, развлечения. Я не могу пригласить девушку в бар, не на что.

Но Андреас уже исчез за дверью, оставив сына в обществе Никанора, просматривающего в мягком кресле очередной шедевр — речь Андреаса перед избирателями. Через час они собирались на встречу депутата с народом. Никанор невольно слышал разговор отца с сыном и почему-то заинтересовался затруднительным материальным положением Энди. Во всяком случае. Энди вначале удивило его участие.

— В чем дело, Энди? — отечески заботливо расспрашивал он его. — В твои годы денежные затруднения — обычное дело. Я помогу тебе, хочешь. Ты — сын моего лучшего друга, значит, все равно что мой собственный сын. Ты и похож на моего Ники, такой жедобрый, доверчивый.

Никанор умел нравиться людям, вызывать у них доверие. А завоевать Энди было не так уж и трудно. Тем более что впервые в жизни он не просил денег, их ему предлагал, казалось бы, совершенно посторонний человек. И Энди рассказал доброму дяде Никанору все или почти все. О том, что все началось с увлечения девушкой. Ее зовуг Ненси. Из-за нее он залез в долги. И вдруг явились какие-то люди и потребовали немедленно эти долги отдать. Избили его.

— Это страшные люди, — с содроганием вспоминал Энди. — Они обещали убить меня и сделают это, уверен, если я не найду денег.

Энди ушел очень довольный, получив нежданно-негаданно довольно значительную сумму. А Никанор, оставшись один, задумался. Ведь он запретил Роберто трогать Энди. Неужели этот упрямый осел посмел ослушаться? Его и раньше не раз уличали в чрезмерной самостоятельности. Очень хочет выбиться в большие шишки, это с его-то мозгами. Никанор не терпел неповиновения и никогда не прощал его.

Вечером он позвал Эсекьеля — свою тень, верную слугу. которому доверял безраздельно, и попросил разобраться с этим делом.

— Бедняга Роберто, как видно, решил действо самостоятельно и мог сильно навредить мне с Андреасом. Узнай, брал ли он с мальчишки деньги и где они. Накажи по собственному усмотрению, в зависимости о тстепени вины — или проучи или убери.

Эсекьель кивнул. У него были свои методы добывания сведений. Он уже планировал взяться за одного из людей Роберте, который был ему обязан. Над Ненси и Роберто собирались черные тучи. Но сами они пока и не подозревали об этом. Роберто по-прежнему тешил себя честолюбивыми планами выдвинуться в шефы, а Ненси мечтала, как бы побольше выколотить денег из Энди и утаить их.

Прошло несколько дней, и Иоли совершенно успокоилась и свыклась со своим новым состоянием: ребенка у нее не будет, все родные знают об этом и меньше донимают ее заботами. Она уже решила поскорее вернуться на службу, потому что не привыкла к праздности. Ее деятельная, сильная натура требовала все новых и новых занятий, забот, планов.

Наконец-то она могла позволить себе заняться Мариеленой, ее судьбой. Иоли считала, что она просто обязана это сделать по долгу сестры, пока отношения Мариелены с шефом не зашли слишком далеко. Иоли даже мысли не допускала, что Мариелена, скромница и тихоня, позволила бы перейти границы приличий.

Начала она с того, что попросила Альфредо подыскать Мариелене новую работу. Она якобы не ладит с шефом и хотела бы уйти. Фредди с готовностью бросился выполнять поручение жены. Иоли уже собралась серьезно поговорить с сестрой и потребовать от нее сменить службу и не видеться больше с шефом. Ведь сердце забывает то, что не видит глаз. И Мариелена забудет этого гнусного волокиту и обольстителя и помирится с женихом. Но тут открылись новые обстоятельства, которые ошеломили Иоли и заставили ее действовать еще решительней.

Как-то за чашкой кофе они с матерью обсуждали разрыв Мариелены с Хавьером. Это был страшный удар для Кармелы. Она все еще не могла успокоиться. А сколько упреков ей пришлось выслушать от Фучи в том, что современным девицам дают слишком много воли. Во времена их молодости не принято было так бесцеремонно отказывать хорошим женихам.

— Воспитание здесь ни при чем. Разве я не держала вас в строгости? — обиженно говорила мать Иоли. Виновата ее работа. Мариелена проводит на работе слишком много времени, совсем не бывает дома, не встречается с женихом. Даже на вечеринку она ходила одна, без Хавьера. Наверное, он узнал об этом, обиделся, и они поссорились.

— Какая вечеринка? — насторожилась Иоли.

И Кармела рассказала ей о дне рождения Сесилии о поездке в Лос-Кайос, где Мариелена даже отставалось на ночь — вещь неслыханная. Но Кармела не могла ей отказать, потому что девочка так много работает и нуждается в отдыхе. Кто знает, может быть, Хавьер узнал, что его невеста не ночевала дома, и возмутился.

Эмоциональная Иоли едва заставила себя еще полчаса посидеть и побеседовать с матерью. Она вся горела от нетерпения немедленно бежать к Сесилии и выяснить все обстоятельства этой загадочной вечеринки. Во-первых, день рождения у Сесилии зимой. Это она точно знала. Альфреде очень внимателен к своим подчиненным, а секретаршу он обязательно поздравляет с праздниками и днем ангела. Во-вторых, у Сесилии нет родственников в Лос-Кайосе. И в-третьих, Сесилия никуда не уезжала и была на месте до позднего вечера в тот день.

Попрощавшись с матерью, Иоли бросилась к Сесилии, как буря ворвалась в приемную мужа и застала Сесилию врасплох. Это и входило в планы Иоли — неожидакиость и напор. Она учинила Сесилии строгий допрос. Сесилия краснела, бледнела. С первых минут Иоли поняла, что она не умеет лгать, что вечеринки вовсе не было.

— Ты была в тот день на работе и никуда не выезжала — это я выяснила у Аяьфредо. В Лос-Кайосе у тебя нет родни. Ты думаешь, меня так легко обмануть? Где была, моя сестра той ночью. Сесилия?

— Я не знаю, Иоланда, правда не знаю. — лепетала испуганная девушка.

— Говори! — требовала Иоли. — Я не оставлю тебя в покое, пока не узнаю все.

— Клянусь тебе! Мариелена попросила меня сказать это. Я не виновата, — со слезами оправдывалась Сесилия.

Но Иоли уже поняла все и перестала терзать Сесилию. Разумеется, она не виновата, просто не могла отказать Мариелене в такой малости — подтвердить ее выдумку о вечеринке. Виноват этот негодяй, из-за которого сестра так переменилась и совершает чудовищные поступки. Их Мариелена — образец кротости, примерного поведения. Ну, я еще доберусь до тебя, обманщик, совратитель, пообещала про себя Иоли. Она вся кипела от возмущения и в эту минуту способна была на все — рассказать матери о безрассудном поведении Мариелены, ворваться к Луису Фелипе и устроить скандал.

Через час Иоланда уже входила в кабинет Луиса Фелипе. С высоко поднятой головой, твердо и решительно. Она чувствовала себя абсолютно правой, защищая сестру, разоблачая этого повесу.

— Чем могу служить, сеньора? — учтиво осведомился Луис Фелипе.

— Я сестра Мариелены. Мне нужно поговорить вами. Я требую, чтобы вы немедленно оставили ее в покое! — с ходу заявила Иоли. — Вы женаты и ничего не можете предложить ей, кроме стыда и унижения.

— Я люблю вашу сестру, Иоланда. И это не легкое увлечение, а настоящее чувство, — тихо возразил Луис Фелипе.

— Если вы ее действительно любите, — с сомнением перебила его Иоли. — то порядочнее будет немедленно разорвать ваши отношения. Надеюсь они еще не зашли слишком далеко. Найдите какой-нибудь предлог, например ревность вашей жены, и увольте ее. Мой муж уже нашел ей другую работу.

— Вы просите о невозможном, — покачал головой Луис Фелипе.

Этого нужно было ожидать, думала Иоли, с ненавистью глядя в красивое, холеное лицо этого любимца женщин. Ведь он эгоист, привыкший потворствовать любой своей прихоти. Разве он добровольно откажется от любимой игрушки, пока она сама ему не надоела? Бесполезно взьшать к благородству и честности этого любителя похождений.

Иоли только раскрыла рот, чтобы высказать Луису Фелипе все это, как пришла Мариелена. Она занималась с Рене новым роликом и очень удивилась, застав в кабинете шефа сестру. Мариелена давно ждала от нее чего-нибудь подобного: уж очень Иоли импульсивная и властная, обо всем на свете имеет свое собственное мнение и не колеблясь навязывает его ближним.

— Что ты здесь делаешь? Что это значит? — возмутилась Мариелена, поспешно уводя сестру из кабинета.

— Я пришла помешать твоему безумию, потребовать от этого сеньора, чтобы он оставил тебя в покое. Признайся, как далеко зашли ваши отношения? — испытующе глядя сестре в глаза, вопрошала Иоли.

— Ты не имеешь права ничего требовать и вмешиваться в мою жизнь. Мои отношения с Луисом Фелипе — это мои отношения, — выговаривала ей в сердцах Мариелена. — Я скажу тебе правду — мы давно близки с Луисом Фелипе.

Иоли была поражена. Бедная мама, что будет с ней, когда она узнает? Она уверена, что ее дочки хорошо воспитанные, порядочные сеньориты… И главное, Мариелена — самая рассудительная из них.

— Сначала я не понимала, что со мной происходит, Иоли, — взволнованно говорила Мариелена. Ей так хотелось исповедаться перед сестрой и быть понятой. — Когда я видела его, весь мир кругом исчезал, мы оставались вдвоем — только он и я. Я отдалась ему и не жалею об этом, не раскаиваюсь. Я была и буду с ним, потому что Луис Фелипе делает меня невероятно счастливой…

Мариелена чувствовала, что не может остановиться. Как будто эти слова давно лежали у нее на сердце и вот вырвались наружу. Иоли внимательно слушала и вдруг заплакала. Может быть, снова вспомнив о матери и пожалев сестру, которая по своей воле губит свою жизнь. А может быть, наконец поняла Мариелену, потому что сама любила была любима.

У Мариелены появился в агентстве настоящий друг. Она поняла это проработав с Рене несколько месяцев. Теперь они проводили немало времени вместе, обсуждая рекламные ролики и снимая с оператором и моделями на улице и в студии. Рене был человеком тонкой душевной организации, умным, проницательным и очень снисходительным к слабостям окружающих. Он никогда никого не осуждал, не сплетничал, не проявлял излишнего любопытства. А когда сослуживцы изливали ему душу внимательно выслушивал их, утешал старался дать дельный совет.

Рене сразу заметил, что с Мариеленои происходит что-то неладное. Она потеряла покой, стала грустной и встревоженной.

— Что с тобой, девочка? У тебя такое лицо, как будто по тебе утюгом проехали, — как-то спросил с сочувствием Рене.

— У меня проблемы, Рене, — пожаловалась Мариелена.

Она знала, что на Рене можно положиться. Луис Фелипе — его близкий друг и очень откровенно делится своими заботами. Ей тоже нужно кому-то излить душу. И она рассказала Рене о том, что сестра Иоли узнала ее тайну и приходила к Луису Фелипе с требованием оставить ее в покое. О постоянном страхе, в котором она живет, — страхе огласки и скандала.

— В чем дело, девочка? Ты взрослая и самостоятельная женщина и не совершаешь никакого преступления! — Рене не поучал ее, а просто высказывал свое мнением. — Если ты не преодолеешь этого страха перед будующим, перед своей родней, если позволишь и дальше своей семье вмешиваться в ваши отношения с Луисом Фелипе, ты его потеряешь.

Рене знал и любил Луиса Фелипе, считал его редким человеком с творческой натурой и большой душой. Он не выносил житейских дрязг и трудностей. Это жена может докучать ему жалобами и требованиями. Но Мариелена всегда должна быть улыбающейся, красивой, божественной. Такая женщина ему нужна — оазис покоя, любви и наслаждения.

Мариелена с грустью понимала, что Рене прав. Наверное, она старомодная маменькина дочка. Привыкла подчиняться семье. Родные всегда давили на нее, заставляли жить по устоявшимся, дедовским законам. Она слабо, но сопротивлялась, этому давлению, расторгла помолвку с Хавьером. Она имела на это право. И все же почему-то не могла избавиться от чувства вины.

Только наедине с Луисом Фелипе, в часы их свиданий, она ненадолго забывала обо всем на свете, о своем страхе, сомнениях.

— Тебя не должно волновать, что будет через дня. Может быть, через три дня мы с тобой умрем. Научись жить настоящим, — учил ее Луис Фелипе — Сегодня, сейчас, только этот миг! Счастье вьшадает так редко, нельзя отказываться от со страхом думать о последствиях. А вдруг потом ты пожалеешь, что упустила возможность быть счастливой? Любимая, то, что мы имеем сейчас, — наше навсегда!

0

20

Глава 19

Уже темнело, когда машина Луиса Фелипе остановилась на тихой окраинной улочке в двух кварталах от дома Мариелены. Она была против, чтобы он подвозил ее так близко к дому, помня историю с Иоли, которая увидела их вместе именно здесь. Но Луис Фелипе настоял: он не мог бросить ее в такой час одну.

— Я буду смотреть тебе вслед, пока ты не войдешь в дом, — говорил он. — Как? Ты забыла меня поцеловать на прощание. Где мой поцелуй?

— Умоляю тебя, уезжай поскорее! — торопила его Мариелена. — Мы должны быть осторожными.

Но он все-таки властно притянул ее к себе, чтобы поцеловать напоследок. Только что они провели вместе несколько блаженных часов, и им трудно было расстаться. Вдруг Мариелена с ужа заметила в нескольких шагах от машины Прохожего и отпрянула от Луиса Фелипе. Прохожий приблизился к ним, и она поняла, что случилось худшее, чего она могла ожидать. Это был ее крестный Тео. Вот уже она смогла разглядеть его лицо. Тео с удивлением, словно не веря собственным глазам, вглядывался в нее.

Мариелена наскоро попрощалась с Луисом Фелипе и бросилась вслед за Тео, который перешел на другую сторону улицы и поспешно удалялся.

— Крестный, крестный! Подожди, пожалуйста!

— Прости, Мариелена, я случайно наткнулся на вас и стал свидетелем… — оправдывался Тео. — Я не думал, что это ты.

В его голосе невольно прозвучал упрек. Тео был потрясен увиденным. Теперь он понял все. Почему Мариелена порвала с его сыном. Бедный Хавьер! Тео видел, как он страдает. Эта рана затянется у него очень нескоро. Но больнее всего его поразила крестница, Мариелена. Он знал ее еще маленькой девочкой, тихой, скромной.

— Крестный, я должна тебе все объяснить, — торопливо и сбивчиво говорила она. — Почему я рассталась с Хавьером. Я просто встретила другого человека и полюбила его. Ну что я могу поделать? Пожалуйста, не говори об этом маме, крестный!

— Но почему не говорить маме? — удивился Тео. — Если вы любите друг друга, дочка, почему не представишь его родне, не приведешь в дом, а предпочитаешь встречаться с ним тайком, как будто делаешь что-то плохое?

Мариелена тут же, на ходу, придумала правдоподобное объяснение. Кармела до сих пор болезненно переживает ее разрыв с Хавьером. Поэтому сейчас не время говорить ей о новом женихе да и сама Мариелена не готова к этому. Тео с пониманием кивнул головой. Конечно же он ничего не скажет Кармеле, это не его дело.

Они вместе вошли в дом. Тео объяснил Кармеле, что заскочил на минутку, провожая Мариелену Опасно молодой девушке ходить одной по улице в такое время. Мариелена тихо проскользнула в свою комнату, даже отказавпшсь от ужина, пока мать благодарила крестного за заботу. Тео торопился уйти: ему нельзя возвращаться поздно и сердить Фучу. Но Кармела заставила его присесть на минутку.

— Фуча все еще сердится на тебя? — участливо расспрашивала она.

— Да, почти не разговаривает. Я чувствую себя мебелью в доме, — грустно отвечал Тео.

Кармеле не хотелось вмешиваться в чужие семейные дела. Но они так дружны с Тео и Фучей. И похоже, Тео не понимает, за что жена до сих пор сердится на него. Ведь он ей все объяснил. Только поэтому Кармела решила рассказать ему о разговоре с Фучей:

— Тео, когда Фуча жаловалась мне на тебя, я, конечно, тебя защищала. Но ты, похоже, не всегда прав. Ты что-то скрываешь от жены, поэтому она так взвинчена и обижена на тебя.

Тео выразил недоумение: он сказал Фуче правду, у него действительно не было никаких предосудительных отношений с Тельмой. Так что Фуча напрасно терзает себя и его своей ревностью.

— А ребенок? — напомнила Кармела. — Когда ты в тот вечер вернулся из бара пьяный, ты все время говорил о ребенке, сыне Тельмы Сокаррас. Поэтому Фуча и рассердилась на тебя.

Тео даже побледнел, услышав это. Значит, он спьяну проболтался. И при этом ничего не помнит, ничегошеньки из того, что было в тот вечер. И думает, что Фуча только из ревности устроила ему скандал. Он был очень благодарен Кармеле за то, что она открыла ему глаза и все разъяснила. Теперь ему предстоит как-то уладить это недоразумение, найти для Фучи убедительное объяснение. Как все запуталось в их семьях, сколько бед и недоразумений свалилось разом на их головы.

Ольга с Клаудией дожидались Луиса Фелипе, чтобы отправиться всем вместе на ужин к Летисии. Уже стемнело, а он все не появлялся. Чтобы унять тревогу и раздражение, Клаудиа примеряла старые платья и костюмы и демонстрировала сестре. Она так похудела от волнений, что теперь влезала в прошлогодние туалеты.

Вдруг Клаудиа застыла на месте, словно осененная какой-то счастливой мыслью. Только что ее лицо было озабоченным, угрюмым. Даже Ольга, погруженная в газету, заметила удивительную сцену: сестра вся сияла и улыбалась.

— Ольга, мне только что пришла на ум гениальная идея! — сообщила Клаудиа — Я булу боротся против Мариелены на ее же территории. Вот увидишь, скоро она начнет ссориться с ним, и он не сможет ее выносить.

И Клаудиа посвятила Ольгу в свой очередной каверзный план. Завтра же она начнет его осуществлять. Время для этого подходящее — суббота. В субботу и воскресенье Луиса Фелипе не бывает в офисе. Уж эти дни он вынужден посвящать ей, тем более что в субботу день рождения Мелиссы и он не посмеет никуда отлучиться.

Клаудиа пришла бы в неописуемую ярость, узнав, что на этот раз влюблеьшые решили встретиться и в уик-энд. Им казалось несправедливым, что семьи разлучают их на целых два дня. Эти два выходных дня они уже не в силах были прожить друг без друга.

На следующий день рано утром, когда Луис Фелипе еще спал, Клаудиа тихо вышла из дома и поехала к нему в офис. Как она и предполагала, коридоры и кабинеты пустовали. Конечно же у нее давно были дубликаты ключей от кабинета мужа, и она проникла туда без труда. И тут же кинулась обследовать письменные столы мужа и Мариелены.

— Где же они, куда они их положили? — бормотала Клаудиа, выдвигая один ящик за другим. — Они должны быть здесь.

Она искала ключи от ненавистной квартиры, где встречались эти голубки. Клаудиа верно рассудила, что они едва ли брали их с собой, боясь расспросов домашних. И ее расчеты оправдались: в столе Луиса Фелипе она обнаружила ключи. Но вдруг в коридоре раздался стук каблуков. И едва Клаудиа успела засунуть ключи в свою сумочку, как в дверях кабинета появилась ее соперница.

— Что вы здесь делаете, Клаудиа? — удивилась Мариелена.

— То же самое я хотела бы узнать у тебя, — ехидно заметила Клаудиа. — Значит, вы уже и по субботасм встречаетесь? Бесстыдница! Ты никого не уважаешь и никого не боишься. Превратила мое агентство в дом свиданий.

Мариелена затратила столько усилий, чтобы вырваться сегодня из дому. Сочинила историю о рекламном ролике, который они с Рене срочно должны сократить. Кармела была очень недовольна.

— Похоже, на этой работе тебя просто эксплуатируют. Твой шеф хороший человек, но тебя он не щадит, — ворчала она.

И все оказалось напрасным: вместо любовного свидания — новый скандал с Клаудией. Мариелена стояла, опустив глаза, ни слова не отвечая на оскорбления и уколы. Клаудиа еще много собиралась сказать ей. Например, о том, что Луис Фелипе — опытнейший обольститель и лицимер, дурачит ее, как дурачил многих доверчивых девушек, сказкой о романтической любви. Но тут явился сам Луис Фелипе.

— Клаудиа, ты здесь? Зачем? — сердито спросил он.

— Дорогой, я никак не могу найти свою кредитную карточку. Какой я стала рассеянной, — затароторила Клаудиа. — Может быть, я оставила ее здесь. Мариелена, ты случайно не находила ее? Нет? Ну ладно, я ухожу. Не задерживайся, дорогой, вечером день рождения Мелиссы. И не перетруждай себя. Жизнь ведь состоит не только из работы.

На прощание Клаудиа вновь подарила мужу долгий и полный страсти поцелуй, краем глаза отметив с удовлетворением, что Мариелена едва не лишилась чувств при виде этой сцены.

— Странно, что Клаудиа явилась сюда так рано, — с недоумением заметил Луис Фелипе.

— Она тебя вновь целовала, целовала! И ты позволил! — Мариелена была вне себя от ревности.

— Успокойся, любимая! Неужели мы позволим ей испортить нам такой день? — с досадой поморщился Луис Фелипе. — Представь, что меня поцеловала моя старая тетушка или еще какая-нибудь ближайшая родственница.

Мариелена представила — и улыбнулась. Как бы он хотел всегда видеть ее такой — улыбающейся, с сияюпщм взглядом. Но в ее голосе все чаще соскальзывали раздражительные нотки, а в глазах поселились страх и тоска.

— Не будем терять времени, скорее пойдем к торопил Луис Фелипе. — Ты не видела мои ключи? Точно помню, что я оставлял их в столе.

— Ты такой же рассеянный, как твоя супруга. — неудержалась от колкости Мариелена. — Сегодня же закажу тебе запасные ключи.

В эту минуту Клаудиа уже спешила в мастерскую заказать дубликаты ключей, украденных из тола Луиса Фелипе. Вечером она собиралась незаметно подбросить ключи в карман его брюк. Теперь она сможет проникнуть в квартиру, когда захочет. Она собиралась поступить так отнюдь не из простого женского любопытства.

Дом Андреаса Пеньяранды сиял огнями. Прохожие зачарованно разглядывали разноцветные китайские фонарики, гирляндами развешанные по всей усадьбе, роскошные букеты цветов в дорогих китайских вазах на открытой террасе, накрытые белоснежными скатертями столы в саду. Появились первые гости, разгуливающие под звуки оркестра по саду и возле бассейна.

Андреасу этот праздник влетел в копеечку. Но он не жалел о расходах. Приедут очень нужные люди, которых он хотел познакомить со своей предвыборной программой. В этот вечер он собирался объявить о помолвке Мелиссы с Ники. Так что день рождения дочери должен был стать важным политическим и семейным мероприятием.

Андреас разговаривал с гостями в саду.

Летисия хлопотала вместе с Марией о праздничном столе. Так что о самой имениннице как-то невзначай забыли, потому что были поглощены устройством праздника. Только Мария заскочила на минутку в комнату Мелиссы поздравить свою любимицу с совершеннолетием и подарить ей свой скромный подарок.

— Только ты одна в этом доме любишь меня, Мария. — Мелисса обняла и расцеловала ее. — Отец вообразил себя большим политиком и даже мой праздник превратил в собрание избирателей. Мать все дни проводит со своим юным другом Кике. У меня никогда не было родителей, Мария. Ты — самый близкий мне человек.

— Не говори глупостей, девочка. — Мария гладила ее по голове, как много лет назад. — Родители обожают тебя. Просто они очень заняты. У всех свои заботы.

Ники зашел поздравить Мелиссу и застал ее неодетой, непричесанной и злой. У них сложились почти дружеские отношения, после того как Ники так благородно поступил — не выдал ее. Теперь Мелисса разговаривала с ним как с равным, без прежнего раздражения и издевок. Удивленный Ники скоро вернулся к гостям, — похоже, назревал скандал. Мелисса заявила ему, что не собирается появляться на празднике. Отец позвал своих гостей, а не ее, вот пускай сам их и развлекает.

А гости уже начали проявлять нетерпение — где же именинница? Вначале Андреас не беспокоился просто девчонка вертится перед зеркалом. Но вскоре, потеряв терпение, направился к Мелиссе поторопить ее. Мелисса лежала на постели в рваных джинсах и старой майке. Андреас едва сдержался, чтобы не взорваться.

— Дочка, сегодня тебе исполняется двадцать один год. Ты стала взрослым человеком, — начал Андреас своию назидательную речь. — Да-да, взрослой женщиной с чувством ответственности перед семьей, обществом. Сейчас ты должна спуститься вниз, поздороваться с гостями. Ты не можешь испортить нам праздник, эгоистка!

— Это ты эгоист, папа! — бесцеремонно перебила его Мелисса. — Ты даже нас, членов семьи.

используешь для своих честолюбивьпс замыслов. Хочешь продемонстрировать избирателям, какая у тебя дружная семья. Ничего не выйдет! У нас давно нет семьи…

Андреас схватился за голову. Это он-то эгоист! Работал как вол, чтобы жена и дети ни в чем не испытывали недостатка. И никакой благодарности в ответ. Все они только требуют от него: Энди — денег, Летисия — внимания, Мелисса — сама не знает чего. Поистине враги человека — домашние его.

— Ты, твоя мать и брат не даете мне стать великим человеком, жить для общества и людей! — высокопарно обвинял Андреас Мелиссу.

Она даже приподняла голову с подушки и окинула отца ироничным взглядом.

— Я предпочла бы иметь великого отца, замечательного семьянина, — тихо сказала она. — И потом, почему ты вообразил себя великим, папа? Ты самый обыкновенный, даже посредственный человек с непомерными амбициями.

Андреас Пеньяранда побагровел от гнева. Каково слышать подобное от собственной дочери?! Он потерял контроль над собой, шагнул к кровати и отвесил Мелиссе звонкую пощечину.

— Чтобы через несколько минут ты была внизу! Пеняй на себя, если посмеешь ослушаться, дрянь, — с угрозой пообещал он, выходя из комнаты.

Мелисса даже не шелохнулась. Она лихорадочно думала. Карлос уже не раз дразнил ее.

— Ты никогда не посмеешь пойти против своей семьи, маменькина дочка! — издевался он. — В конце концов, выйдешь замуж за Ники и будешь жить как все девицы твоего круга. — наряжаться, проматывать деньги. Твое фрондерство гроша ломаного не стоит.

Посмотрим, сказала себе Мелисса. Она уже приняла решение.

Кике вместе с Марией весь день работал в доме Летисии не покладая рук — развешивал китайские фонарики в саду, ездил за продуктами и цветами. Ему предложили подработать на этом празднике, и он согласился, копил деньги на учебу в университете. Только старался избегать встреч с сеньорой Летисией. Их отношения перешли грань простой дружбы и стали очень беспокоить Кике. Его тянуло к этой красивой, загадочной женщине.

Летисия нашла его в гараже, когда он переодевался, собираясь поскорее вернуться домой. Поручений от Марии больше не было.

— В чем дело, Кике, ты как будто меня избегаешь? — жалобно говорила Летисия, заглядывая ему в глаза. — Как раз сейчас ты так нужен мне, нужны твоя дружба, понимание и подцержка.

Летисия слишком много выпила на празднике и сейчас чувствовала себя свободной, раскованной, способной на любое безумство. Кике только что снял рабочий комбинезон и собирался надеть рубатпку. Она впервые видела его полуодетым, и вдруг ее охватило легкое волнение: он уже не мальчик, а мужчина, красивый, мужественный. Летисия привлекла его к себе и, крепко обняв, поцеловала в губы. В этот момент их и застала в гараже Мария, взволнованная и испуганная.

— Сеньора, где вы, случилось несчастье! — причитала она.

И замерла на пороге, не веря своим глазам. Похоже. Сулейма права: на этом доме и его обитателях лежит проклятие. Что еще может произойти здесь? Она уже ничему не удивится. Смущенный, Кике почти выбежал из гаража. Летисии тоже трудно было посмотреть в глаза Марии.

— Что случилось. Мария, что за спешное дело? — она была недовольна, что их прервали, — этот поцелуй унес ее далеко, в заоблачные дали.

— Сеньора. Мелисса ушла. Попрощалась со мной и ушла. Похоже, она не вернется!

— Что за глупости? Как это ушла, куда?

Летисия медленно трезвела и возвращалась на из своего счастливого забытья. Вот для чего необходим Кике. С ним она иногда отдыхает от своей семьи и связанных с ней проблем.

Через минуту Летисия отыскала мужа и незаметно отвела его в сторону, чтобы сообщить новость.

— Нужно вызвать полицию, Андреас. Сулейма говорила, что весь вечер возле дома крутились эти бродяги, друзья Мелиссы. С ними она, наверное, и ушла. Сулейма уверяет, что это страшные люди, слуши дьявола.

— Никакой полиции, ты что, с ума сошла! — испугался Андреас. — Завтра же это попадет в газеты, и прощай моя карьера. Она сама вернется, как только кончатся деньги.

Больше всего Андреас Пеньяранда сокрушался том, что гадкая девчонка испортила ему такой великолепный прием. Как ему теперь смотреть в глаза своим гостям? Он уже приготовил речь об укреплении современной семьи, переживающей кризис, об апатии молодежи, не интересующейся политикой, ни общественной жизнью. Оказывается, эта речь имеет к нему самое непосредственное отношение. А он-то полагал, что у него вполне нормальная семья, на которую положиться. И вот как они помогли ему в ответственный день: Летисия безобразна напилась, дочь сбежала с бродягами. Они предали его, похоронили его надежды на блестящую политическую карьеру. Если о побеге Мелиссы пронюхают газетчики, ему нечего рассчитывать на голоса избирателей.

Вернулась из Италии Сандра — великолепная, эффектная и нахальная. Эта весть быстро облетела агентство. Особенно всполошилась Пурита: теперь что-то непременно произойдет — новые скандалы, сцены ревности, как только Сандра узнает, что у Луиса Фелипе — новое увлечение. Сандра никогда не теряла надежды вернуть Луиса Фелипе.

— Сандра, ты замечательно выглядишь! У тебя появился новый стиль, новый шарм. Италия пошла тебе на пользу! — восхищение Рене было искренним, но в то же время он испытывал беспокойство.

— Да, Ренесито, я работала в очень престижной фирме и многому научилась, — с гордостью говорила Сандра. — Но это была временная работа. Теперь я вернулась домой и должна чем-то заняться.

Вот этого Рене больше всего и боялся. Он предполагал, что с возвращением Сандры у Луиса Фелипе начнутся проблемы. Сандра будет настойчиво преследовать его, следить за ним. Домогаться его. Она еще бесцеремонней Клаудии. Поэтому лучше отправить отправить ее обратно в Италию. Но, с другой стороны, Рене был профессионалом. Такая яркая модель, как Сандра, им очень пригодилась бы в работе. В общем, он решил положиться на судьбу: оба варианта — с Сандрой и без Сандры были по-своему выгодны.

— Скажи, приятель, у Луиса Фелипе сейчас кто-нибудь есть? — допытывалась Сандра у Рене. — Это Иаитяна? Я же зная, что мой мальчик не может быть один. Чья же сейчас очередь? Кто моя соперница в данный момент?

— Не знаю, не знаю, его личная жизнь меня не нтересует.

Рене поспешил уйти от греха подальше. Все равно Сандра узнает о Мариелене от Пуриты или подруг в ближайшие дни.

Но все произошло гораздо раньше. Сандра направилась в кабинет Луиса Фелипе, чтобы поговорить с ним наедине. Мариелена как раз собиралась уйти и запереть дверь приемной.

— Сеньор Сандоваль будет только завтра утром, — сухо заявила она Сандре.

— Подумаешь, примадонна какая! — не поверила ей Сандра. — Можешь убираться, а я останусь и подожду Луиса Фелипе.

Мариелена вежливо, но твердо выставила Сандру. Она спешила на квартиру, чтобы успеть к приходу Луиса Фелипе приготовить ужин. Он обещал вернуться через час. К тому же у нее были причины недолюбливать Сандру. Как и все в агентстве, она знала о связи Луиса Фелипе с этой рыжей. Так что при виде Сандры Мариелена испытывала новый приступ ревности. Теперь ревность мучила ее постоянно — то к Клаудии, то к Татьяне, а теперь к Сандре и другим возможным соперницам.

А Сандра от нечего делать направилась в кафе поболтать с приятельницами. Она все-таки надеялась дождаться Луиса Фелипе. По многочисленным намекам и недомолвкам Сандра поняла, что подружка у него есть. Но кто? Ее просто распирало от любопытство. А не пойти ли прямо на квартиру, вдруг пришло ей в голову. Луис Фелипе не раз водил ее туда на тайные свидания. Уже шестой час вечера. Это значит, он может быть там с новой любовницей. На такой безумный поступок не решилась бы даже Татьяна. Но Сандре было море по колено. Через несколько минут она уже звонила в дверь.

— Значит, это все-таки ты! Кто бы мог подумать! — удивилась Сандра, когда Мариелена открыла ей дверь. — На вид такая порядочная, надо же!

И бесцеремонно отодвинув Мариелену локтем, Сандра вошла в квартиру. Она разгуливала по комнатам как хозяйка, а за ней беспомощно следовала Мариелена, — уговаривая непрошеную гостью удалиться.

— Нет, дорогая, я никуда не уйду. Если кто-то из нас уйдет, так это ты! — нагло заявила Сандра. — Так, значит, он дал тебе ключи? Мне никогда не давал. Но не строй иллюзий. Неужели ты думаешь, что такая замухрышка, как ты, сможет отбить его у меня?

Сандра остановилась у широкого ложа, покрытого красным стеганым шелковым покрывалом, и очень выразительно оглядела его.

— А здесь мы занимались с ним любовью. Никто не сможет ублажить его так, как я. Хочешь, расскажу, что ему во мне нравилось, что он мне говорил? — хитро посмотрела она на соперницу.

— Мне это не интресно. — Мариелена словно окаменела. Поцелуи Клаудии были просто булавочными уколами в сравнении с воспоминаниями Сандры.

— Вон отсюда! Убирайся вон! — едва владея собой, приказала она.

Если Мариелена страдала от ревности, то Сандру душила ненависть к удачливой сопернице, которая, как ей казалось, не стоила ее мизинца. С каким бы удовольствием она вцепилась в волосы этой тихоне.

— Ты меня выгоняешь? Попробуй выгони. Я тебе сейчас покажу, подлая!

Сандра уже собиралась вьшолнить угрозу и, чтобы как-то возместить потерю Луиса Фелипе, хотя бы расцарапать лицо его новой пассии, но тут появился он сам. Удивленный, Луис Фелипе вошел в распахнутую настежь дверь и застал бледную, несчастную Мариелену и разъяренную Сандру. Он бросился к Сандре, но не так-то просто было выдворить ее из квартиры. Пока Луис Фелипе тащил ее к двери, она сокрушала на своем пути все, что попадалось под руку, — вазу с цветами, настольную лампу, стулья и стопку книг.

— Неужели ты поменяешь меня на это ничтожество — кричала Сандра. — Открой сейчас же дверь! Вы пожалеете об этом. Я отомщу!

Они с облегчением вздохнули, оказавшись одни. Вокруг царил разгром. Никогда еще Мариелена не чувствовала себя так мерзко. В эту минуту отношения с Луисом Фелипе казались ей пошлыми и постыдными. До чего она низко пала: кто угдно может оскорбить ее грубым словом или взглядом. Только Луис Фелипе, как всегда, не унывал. Он снова пустил в ход все свои чары, чтобы успокоить ее:

— Эта вульгарная женщина не заслуживает ни одной твоей слезинки, дорогая. Мы не доставим ей такого удовольствия — не позволим разрушить наше счастье. Да, в прошлом у меня были женщины — признаю. Но теперь я люблю только тебя. Иди скорее ко мне!

И снова Мариелена поддалась гипнозу: забыла о Сандре, о пережитых ревности и унижении, даже о горе битых черепков и осколков на ковре…

0


Вы здесь » О сериалах и не только » Книги по мотивам сериалов и фильмов » Мариелена/Marielena (сериал) Испания, Мексика