header

О сериалах и не только

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » О сериалах и не только » Резюме ЛА сериалов » "Берег Мечты" / "Porto Dos Milagres"


"Берег Мечты" / "Porto Dos Milagres"

Сообщений 1 страница 20 из 54

1

"Берег Мечты" ("Porto Dos Milagres")

http://s41.radikal.ru/i094/1201/d7/2b7fdbe4e226.jpg

Серия 1

Испания, Севилья.

Чёрный автомобиль с тонированными стёклами мчится по улицам Севильи. Он тормозит на узкой улочке. Из машины выскакивают двое. Они быстро забегают в подъезд одного из домов и замирают у двери одной квартиры. Раз, два, три! - пальцами отсчитывает один, и они врываются в квартиру: пусто. На зеркале, отражающем незваных гостей, фотография: счастливые мужчина и женщина на фоне Эйфелевой башни.

- Это они? - спрашивает один.
- Ага, - буркнул в ответ его напарник…

А парочка, которую разыскивают двое странных типов, сидит в одном из кафе. Играет гитара, рядом танцуют фламенко. Она - изящная женщина с хитрым лицом - Адма, её муж - Феликс, усатый прохвост. Они - воры, задумывающие очередное дело. Феликс достаёт чёрный чемоданчик с долларами, а Адма - большую коричневую сумку. Они встают и быстро покидают кафе, прихватывая с собой деньги, которыми расплатились люди за соседним столиком… Феликс входит в ресторан, куда вошёл «клиент»: за столиком сидят два богатых испанца. У одного - товар (какое-то ожерелье), второй жаждет денег за драгоценность. Деньги сторожит охранник у барной стойки, они находятся в чёрном чемоданчике. Феликс садится рядом, ставит свой чемоданчик подле чужого. А через минуту спокойно поднимается, берёт чужой чемоданчик и скрывается вон. Когда пропажу обнаружили, Адма и Феликс были уже далеко. Но недолго радоваться хитрым плутам: за Феликсом увязались двое преследователей. Те самые, что искали парочку в их квартире. Они столкнулись в толпе студентов. Тогда Адма кидает охапку денег в толпу, люди кидаются друг другу под ноги, возникает суматоха и Феликсу удаётся бежать… Адма и Феликс снова в бегах, они прячутся в каких-то домиках на берегу моря. Ночью Феликсу не спится, ему мерещатся какие-то звуки и тени. Он встаёт и идёт на улицу. Вдруг перед ним предстаёт странная картина: кипящий котёл стоит недалеко от него, а за котлом стоит маленькая женщина, разодетая в яркие цыганские наряды.

- Откуда ты? - вопрошает удивлённый Феликс.
- Из твоего будущего, - отвечает цыганка. - То, что ты начал - нужно закончить. Тебе нужно будет пересечь море и вновь встретиться с твоим братом - Бартоломеу Герреру. Тебе предстоит выстоять много битв. Но всё, что принадлежит брату - будет твоим! Ты будешь королём! - она достаёт из котла старинную корону. - Эта корона - твоя, Феликс!
- О чём она говорит? - вдруг раздаётся голос Адмы откуда-то сзади. Феликс оборачивается, а цыганка тем временем исчезает…
- Она говорила о твоём брате Бартоломеу, о том, что тебе нужно пересечь море, - шептала мужу Адма. - Значит, тебе нужно вернуться в Бразилию. Она говорила, что та корона - твоя! Ты будешь королём!

… Какие-то туристы-раззявы оставили на площади города машину с ключами и сумками (в одной из которых Адма обнаружила кипу кредиток). Наши герои не упустили возможность и так добрались до другого испанского города - Кадиса, откуда на корабле они плывут в Бразилию.

Порт Чудес, Бразилия.

Так Феликс и теперь уже беременная Адма попадают в небольшой рыбацкий городок в жарком бразильском штате Баия. Кажется, что город далёк от современности: и тут и там стоят небольшие лодочки, снуют моряки, торговцы предлагают свой нехитрый товар. Город-сказка, да и название у него соответствующее: Порт Чудес (в переводе ОРТ - Берег Мечты). Адма быстро нашла носильщика и привела его на судно за вещами, как какая-то высокомерная дама в шляпе завопила

- Вон те чемоданы! Да побыстрей!

Адма начинает ссориться с дамой, но вдруг замечает, что вопящая мадам оставляет на борту судна маленькую красную коробочку, в которой обычно хранятся драгоценности… Вопящая дама - это Аугуста Эужения. Порт Чудес ей, конечно, не по душе. А тут ещё и какой-то рыбак привязался к ней…

- Дона Аугуста, у вашей сестры Лауры родилась дочь, чудесная девочка, - говорит рыбак по имени Леонсиу.
- Не желаю общаться с каким-то там контрабандистом! - задрала нос Аугуста-Эужения. - Для меня моя сестра - умерла! Умерла!

Сама красавица Лаура решила всё же сходить к своей сестре. Одна.

Придя домой, Аугста-Эужения начала рыскать в поисках своего изумрудного колье. Её собеседник - Освалду был просто поражён гневным криком, который издала Аугста, когда обнаружила, что колье исчезло… Леонсиу разговаривает в Порту со совим другом Фредерику, тоже рыбаком. Фредерику хочет жениться на Эулалии, но на это нужны деньги. Парень даже кладёт цветы у статуи Иеманжи - бразильской богини моря и всех вод, покровительницы рыбаков.

- Ты спрашивал денег у Эриберту? - спросил Леонсиу, имея в виду правую руку и верного пса хозяина их города - Бартоломеу Герреру.
- Да, но он не дал! - мрачно сообщил Фредерику. - Пойду-ка я к самому Бартоломеу.

И пошёл-таки! Бартоломеу, брат Феликса, грозный дяденька в белом, сначала накричал на рыбака, но потом всё же отсчитал несколько бумажек и даже пожелал ему и Эулалии семейного счастья. Его служанка Ондина оценила этот жест, зная, что за грозной внешностью хозяина скрывается добрый человек…

Адма и Феликс подходят к дому Бартоломеу под предводительством верного пса Бертоломеу - Эриберту (который просто разинул рот, увидев Феликса). Они застыли у порога, как вдруг из дверей вышел сам грозный Бартоломеу - брат-близнец Феликса. Увидев брата, он выходит из себя:

- Вор! Предатель! Собака!
- Ну что вы, сеньор Бартоломеу, - ласково говорит Адма. - Я знаю, что мой муж причинил вам много страданий. Но теперь он тут. Разве не нужно мириться и прощать ошибки прошлого? Феликс изменился! Однако Бартоломеу так не считает, и продолжает орать на брата.

Когда хозяин города уходит, Адма показывает мужу изумрудное колье, которое украла у Аугусты-Эужении.

- С этим колье нам твой брат не нужен, заживём припеваючи! - говорит она.

- Нет, - качает головой Феликс. - Вспомни цыганку, она говорила, что всё это - будет моим. А состояние Бартоломеу гораздо больше этого колье… Нам нужно остаться здесь, в Порту Чудес…

Серия 2

Эулалия обеспокоена тем, что Фредерику ходил к самому Бартоломеу за деньгами. Но её жених успокаивает девушку, показывает ей деньги на свадьбу, что дал им хозяин города. Молодые полны планов и жизни. Они плывут на небольшом судёнышке Фредерику по морю, начинается дождь, но над кораблём с влюблёнными появляется свет с небес, ограждающий их от грозы. Фредерику мечтает о будущей жизни и влюблённые раздеваются… Чуть позже, лёжа на палубе, Эулалия говорит, что Иеманжа подарила им сына.

- Я так счастлива с тобой и хочу осуществить твою мечту! Сейчас я чувствую, что Иеманжа подарила нам сына. Теперь всё иначе.
- Я сделаю всё для нашей семьи, наш сын будет королём моря. Он будет королём! Иеманжа всегда будет покровительствовать ему! - сказал счастливый Фредерику, и раскат грома подтвердил его слова…

Потом Фредерику приводит свою возлюбленную в новый дом (очень приличный, кстати). А после они голышом купаются в реке и целуются….

Дождь льет, как из ведра, Адма сидит возле дома Бартоломеу на чемоданах и ждёт своего мужа, который пошёл мириться с братом. Как только Феликс появился в гостиной перед Бартоломеу, тот вспылил:

- Подлец! Как ты посмел после всего появиться в моём доме?
- Я пришёл просить прощения. Хочу помириться с тобой, чтобы мы забыли всё прошлое, все обиды, - оправдывается Феликс. Но Бартоломеу хватает со стола ружьё и целится в брата:
- Уходи! - кричит он. - Иначе тебе не выжить! Я стреляю сразу после следующего раската грома!
- Что ты, - замахал руками Феликс. - Ведь мы одна кровь! Мы братья! Я приехал специально, чтобы просить прощения!
- Уходи! - вопит взбешённый Бартоломеу. - Ещё один раскат грома - и я стреляю!
На пороге дома появляется промокшая Адма, которая цепенеет и в ужасе глядит на всю эту картину.
- Не делай этого! - испуганно бормочет Феликс. - Все эти годы меня мучила совесть, я раскаиваюсь во всём!
- Я тебя предупредил! - кричит Бартоломеу. Грянул гром, мужчина вскинул оружие, нацелился…
- Нет! - закричала Адма и загородила мужа. - Нет! Если хочешь убить кого-нибудь, убей меня! Убей нас двоих! - показала она на свой выпирающий живот. - Убей! Жизнь моего мужа гораздо ценнее моей! - на крики прибежала домработница Бартоломеу - Ондина.
- Убей нас двоих! - кричала в исступлении Адма. - Стреляй же! Стреляй, если так велика твоя жажда мщения!
- Что ты делаешь? - закричала Ондина. - Хочешь испортить себе жизнь и провести остаток жизни в тюрьме? Тебе это нужно, Бартоломеу? - Бартоломеу дрогнул и опустил оружие.
- Уберите женщину вон! - сквозь зубы процедил он.
- Без мужа я не уйду, - хватает Феликса за локоть Адма, в душе, наверняка, радуясь, тому, что их афёра удалась. Но Феликс целует жену и шепчет ей что-то…

В итоге браться остались в гостиной для разговора, а Адму Ондина увела на кухню…

- Зачем вы приехали сюда? - спрашивает Ондина Адму.
- Чтобы начать новую жизнь, чтобы дать ребёнку всё. И чтобы Феликс помирился с Бартоломеу! - отвечает Адма.

В гостиной разговор на других тонах.
- Ты предал меня, - кричал Бартоломеу. - Вся твоя жизнь - ошибка! Ты не сделал ничего путного!
- Разве у меня нет права раскаяться? Я хочу измениться, стать другим человеком, - с жаром убеждала брата Феликс. - Хочу дать будущее своему сыну. Пусть он растёт под твоим покровительством. Я прошу это не для себя, а для сына. Иначе что он может подумать о своём отце… Дай мне шанс!
- Ищи этот шанс в другом месте! - кричит Бартоломеу. - Мне не нужны твои раскаяния…
- Ты всегда был лучше, чем я, - залебезил Феликс. - С детства ты был лучшим… Так помоги же мне начать новую жизнь. Помоги воспитать моего сына в мире, как это делал наш отец… Пусть сила нашей крови говорит громче нашей ненависти!

Феликсу удалось уломать брата. Бартоломеу выделил Адме и Феликсу комнату. Где раньше жила кухарка…

- Сегодня он дал мне комнату, а вчера не подал бы и стакан воды, - радовался Феликс. - Скоро всё, чем он владеет - станет моим!
- Он поднял на тебя ружьё! - напомнила мужу Адма. - Почему ты так уверен?
- Мне подсказали всё его глаза, - самодовольно улыбнулся Феликс. - Моя воля гораздо сильней его ненависти.

Чтобы заработать благодарность влиятельной дамы города Аугусты-Эужении, Феликс заставляет жену отнести обратно изумрудное колье. Адма сопротивляется.

- Скоро я подарю тебе гораздо больше, - обещает муж.
- Почему ты мне не говорил, что вы с братом близнецы? - смотрит в глаза мужу Адма.
- Я не скрывал это от тебя, - морщится Феликс. - Разве это так важно? В молодости мы были ещё больше похожи… Это сходство помогло мне. Я продал часть земли, выдавая себя за Бартоломеу, после смерти отца… - Он рассказывает, что был первенцем, родился на несколько минут старше брата…

Рыбак Леонсиу убеждает жену не ходить к сестре.
- Я хочу показать Аугусте-Эужении нашу Ливию, - говорит Лаура. - Хочу, чтобы у нашей малышки была семья…
- Но ведь мы её семья! - возражает Леонсиу.
- Верно, - соглашается Лаура. - Но я хочу, чтобы она знала своих тетю и дядю, двоюродных братьев и сестёр, как все остальные дети…
- Если тебе это так важно, ступай, - разрешает Леонсиу. - Я буду ждать тебя там, - он кивает головой в сторону алтаря Иеманжи, Матери всех Вод…

Аугуста-Эужения устроила дома погром. Чемоданы раскрыты, кругом валяются шубы, меха, служанки молча ищут коробочку с драгоценностью…

- Она могла спокойно упасть за борт, так что никто не виноват, - говорит Освалду жене.
- Я ненавижу всех моряков, - кричит Аугуста-Эужения. - Приведите ко мне капитана того судна!

В дверь дом стучат, это Лаура пришла к сестре с малышкой Ливией на руках.
- Какая красивая девочка, вся в маму, - делает комплимент Освалду.
- Я хочу поговорить с сестрой, - просит Лаура.
- Она сейчас в гневе, - качает головой мужчина. - Я очень хочу, чтобы вы помирились и зажили дружно. Но сейчас не самое подходящее время…
- Хорошо, - согласилась девушка. - Я приду завтра, когда Леонсиу привезёт груз из Итамаражи…
- Он ещё занимается этим? - забеспокоился Освалду. - Пусть бросает…
- Я пришла сюда не для того, чтобы обсуждать дела мужа, - отрезает девушка.

Лаура покидает дом сестры с намерением завтра поговорить с Аугустой-Эуженией. И тут появляется Адма…

- Не хочу говорить ни с какой незнакомкой! - задрала нос Аугуста-Эужения. - Ходит тут всякий сброд!

Освалду говорит, что незнакомка принесла изумруды. Его жена орёт от радости.
- Теперь иди и прими её!
- Я? - изумляется дама. - Какую-то оборванку? Ну, только если с чёрного хода…

Приняла она Адму на кухне и всячески над ней поиздевалась. Пыталась накормить «голодранку», пихала деньги (небольшую очень сумму), даже предложила устроить Адму на работу в соседний дом кухаркой…

- Нет, у нас есть деньги, - улыбалась Адма. - Я просто пришла отдать ваши изумруды, которые нашла на палубе, - она положила коробочку на стол, потому что из её рук Аугуста-Эужения её не взяла.
- Ах, да это просто подделка, настоящие лежат в банке, - деланно засмеялась дама. - А ты думала, что вернула настоящее кольё?
- Я работала на рынках драгоценностей в Европе, и сразу поняла, что это копия, - подыграла даме Адма. - Но очень хорошая, поэтому и дорогая…

Придя домой, Адма была вне себя.
- Она унизила меня! Я уже сто раз пожалела, что отдала изумруды ей!
- Пусть это будет нам уроком, она хитрей, чем я думал, - шептал Феликс, раздевая жену. - Всё равно скоро здесь всё будет нашим, и тогда ты подаришь мне сына… - он снял с жены платье, под которым обнаружилась… подушка.
Позже муж рассказал жене, что у Ондины под раковиной хранится сильный яд для крыс…

Бартоломеу быстро «трудоустроил» брата и его жену:
- Феликс будет работать грузчиком в порту, а его жене будет помогать Ондине по дому, - сказал он Эриберту.
- Не мало ли это? - удивился верный пёс. - Он же ваш брат, скоро попривыкнет да начнёт командовать там…
- Я плачу, чтобы мои приказы исполняли, а не обсуждали! - рявкнул Бартоломеу. - Иди готовь катер, поедем в Итамаражи… Хочу встретиться с Арлети…

…Лаура и Леонсиу сидели на своём судне, когда к ним приблизился Бартоломеу.
- Ты меня назад и привезёшь, Леонсиу, - приказал хозяин. Судно уже почти отошло, как к ним подбежала девушка Роза со своим парнем.
- Можно с вами? - спросила она.
- Только если будете меньше трепаться, - разрешил Бартоломеу. И судно взяло курс на Итамаражи… Влюблённые улыбались, Бартоломеу вглядывался в море, а солнце медленно садилось.

0

2

3 серия

Катер Леонсиу «Бездомный Путник» (Viajante Sem Porto) плыл к Итамаражи.
- Нелегко, наверное, учиться и работать? - удивлялся Леонсиу, обращаясь к другу Розы. - Скоро обычный парень из Итамаражи станет доктором права, адвокатом!
- Да, но приходится много трудиться, - улыбнулся Отасилиу. - А ещё мы с Розой собираемся пожениться…

А Роза тем временем показала Лауре обручальное кольцо.
- Знаешь, мы целуемся, обнимаемся, ласкаемся, но как только доходим до опасной черты, я выставляю его вон, со всей строгостью, - делилась личной жизнью Роза. Девушки смеялись…

- Неужели и Отасилиу женится? - удивился Бартоломеу, когда «Бездомный Путник» причалил к берегу. - Но ты Леонсиу уже женат, поэтому жди меня… Тебе спешить некуда…

Когда хозяин ушёл, Леонсиу потянулся к жене, но Лаура убежала посмотреть на новый дом Фредерику и Эулалии…

Направился Бартоломеу в район красных фонарей (фонарики там и правда были, только белые), там и здесь играла музыка, одни мужчины сидели за столом и пили пиво, а другие выходили из соседних домой, надевая рубахи… В один из таких домов постучал Бартоломеу.

- Арлети, это я!
- Сеньор Бартоломеу, я так вас ждала! - откликнулась молодая девушка.
- Ты скучала по мне?
- Вы исчезли, а я думала, не сделала ли чего плохого!
- Ты делаешь только хорошее, - гладит девушку по щеке Бартоломеу. - А исчез я потому… потому что я такой человек…
- Сердце мне подсказывало, чтобы я ждала вас, не теряла надежды, - шепчет Арлети.

Дальнейшая сцена всем ясна. Чуть позже Бартоломеу тихо встаёт с кровати, одевается и покидает райский уголок… Арлети тут же открывает глаза и шепчет себе: «Скоро он узнает, что я жду от него ребёнка»…

Пред нами предстаёт другая улица. Юная девочка идёт, глядя в землю, как вдруг перед ней возникает какой-то мужчина.

- Полковник Журандир! - испуганно шепчет девочка.
- Да, Сесилия, - улыбается мужчина. - Я вдруг вспомнил, что ты этой дорогой возвращаешься домой. Вот тебе подарочек, бери! - он заставляет девочку взять какие-то кокосовые конфеты в ярких обёртках.
- Попробуй, они вкусные, - девочка как заворожённая засовывает за щёку одну конфету.
- Сейчас же брось эту дрянь! - гремит рядом голос Розы. - Брось это, сестрёнка. И иди домой, не оглядываясь! - девочка выплюнула подарок доброго дяденьки на землю и убежала.
- Слушайте меня, полковник Журандир ди Фрейтас, - прошипела Роза. - Только попробуйте ещё раз подойти к моей сестре, плохо будет!
- Старая коза! - прошипел полковник ей вслед.

Расставшись со своим женихом, Роза идёт домой, и застаёт сестрёнку в слезах.
- Я же просила тебя не разговаривать с ним! - с места в карьер начала старшая сестра.
- Я ничего не сделала, он сам меня ждал, - оправдывалась Сесилия.
- Ничего, если нужно будет, буду по пятам за тобой ходить, но ничего с тобой не случится, - пообещала Роза.
- Я так боюсь его взгляда, - шептала Сесилия. - Он так на меня смотрит, что у меня сердце цепенеет…
- На меня он тоже так смотрит, - говорит Роза. - Только Арлети попалась в его сети…
- Я по ней скучаю, - говорит Сесилия, доставая фотографию. - Почему она к нам больше не приходит?
- Это всё из-за отца, - объясняет Роза. - Но он уже умер…
На фотографии изображены три улыбающиеся девушки: Роза, Сесилия и их сестра Арлети…

В такую душную ночь Феликсу не спаслось, он лёг подле жены, закрыл на мгновение глаза… И тут же перед ним вновь возникла знакомая цыганка, держа в руках корону над кипящим котлом. В голове Феликса зазвучал её голос:
- Ты хочешь получить корону, Феликс Герреру? Но для начала нужно завоевать трон! Для этого тебе нужно выдержать труднейшую битву. Только тогда ты станешь королём. Но если ты проиграешь эту войну, то простись со своими мечтами! - и она бросила корону обратно в котёл.
Феликс проснулся в холодном поту…

На берегу устроили своеобразный пикник: Фредерику жарит рыбу, а его жена с Лаурой перемывают кости Бартоломеу.
- Интересно, зачем он ездил в Итамаражи? - вопрошает Лаура. - Он такой странный, живёт один в таком большом доме, без жены и детей…
- Зато он богат, - говорит Эулалия. - У него и магазин, и фабрика, и морская контрабанда…
Муж укоряюще посмотрел на Эулалию.
- Ты же знаешь, что сеньор Бартоломеу - великий труженик, - сказал он. - Он приехал сюда нищим, а теперь даёт работу половине жителей Порта Чудес…
- Одиночество его погубит, - мрачно заключает Лаура.
Предмет их сплетен сошёл на берег и направился домой. Уже подходя к своему «мавританскому замку», он услышал шаги.

- Зачем ты ходишь за мной, Эриберту? Я не нуждаюсь в охранниках…
- Подумал, что могу вам понадобиться… - виляет хвостом верный пёс Эриберту.

Подходя к дому, Бартоломеу заметил в башне свет. Он поднялся и увидел... Адму.
- Феликс! - обернулась женщина.
- Нет, это я, - мрачно сказал хозяин дома. - А где твой живот?!
Феликса быстро разбудили для выяснения отношений.
- Ты меня вновь обманул, - кричал Бартоломеу. - Вновь приехал предать меня!
- Нет, это всё моя затея, - мямлил Феликс. - Просто я подумал, что так тебе легче будет нас простить… У тебя ведь доброе сердце, я знаю… Ты же нас не выгонишь?
- Нет, - кивнул брат. - Но дам вам срок, чтобы вы убрались отсюда подальше. До конца месяца… Столько у вас времени!
- До конца месяца, - шепчет позже Адма. - Вот бы время остановилось, как в сказке…

Аугуста-Эужения тоже выбрала Бартоломеу предметом для своего вечернего разговора с мужем.

- Он себя считает хозяином города, - возмущается она. - А всего лишь хозяин галантерейной лавки! Мои родители обосновались в Порте Чудес гораздо раньше его. Меня здесь все уважают!
- Кстати, сегодня приходила твоя сестра Лаура, - говорит Освалду. - Завтра она приедет сюда снова, когда её муж вернётся из Итамаражи… Ты поговоришь с ней?
- Кто знает, - пробормотала женщина. А сама побежала к телефону.
- Комиссар Гавейа, - зашептала она в трубку. - У меня новая информация о контрабанде из верных источников. Завтра груз прибудет в Порт Чудес, у вас есть возможность взять крупную рыбу!
- Кому ты звонила, о какой ещё рыбе речь? - грозно спросил её муж, подслушавший конец разговора по параллельному телефону.
- Да так… Познакомилась с приятным джентльменом на самолёте. Он так любит рыбалку, вот и сказала ему, - она замяла разговора и умчалась спать.

Утром сеньор Эриберту вновь нагрел лопухов Фредерику и Леонсиу.
- Почему вы нам так мало платите за рыбу?
- Потому что вы поймали слишком много рыбы, - скалит зубы Эриберту. - Вы не слышали о законе спроса и предложения?.. Не хотите - не надо…
Пришлось согласиться.
- Больше в городе некому продавать рыбу, - говорит Лаура. - Только у Бартоломеу есть машина-холодильник… Поэтому у наших мужей так мало денег от ловли рыбы, от этого страдают все рыбаки…
- А можно было бы продавать рыбу в столицу, - мечтает Эулалия. - Но она далеко.
- Поэтому наши мужья и занимаются контрабандой, - вздыхает Лаура. - Хотя это так опасно…

Фредерику и Эулалия готовятся к свадьбе. Фредерику опустил в море деревянный гребень, подарок Иеманже…

Утром Арлети проспала и спустилась в гостиную их публичного дома, когда уже все завтракали.

- Ты проспала, коза тупая, - поприветствовала девушку хозяйка сего заведения, дона Коло. - Одевайся, мы идём в магазины.

На улице все оглядывались на процессию из девушек, которую возглавляла дона Коло с красным зонтиком.

- Вон идёт моя сестра, - прошептала Роза своему возлюбленному.
- Не зови её, - зашептал Отасилиу. - У нас скоро будет семья, а про неё слухи ходят… Не нужно, чтобы нас с ней вместе люди видели…

Но как только Отасилиу сел на катер и поехал на работу, Роза побежала по улице, чтобы догнать свою сестру. Дона Коло и компания подошли к столику, за которым сидели полковник Журандир, покупавший сигары у Освалду.

- Этот старый козёл тебя обесчестил? - на всю улицу спросила дона Коло у Арлети, указывая на скалившегося Журандира.
- Я не обсуждаю такие вещи с другими, - ответила девушка.
- Сестрёнка! - раздался голос с другой стороны улицы. К Арлети подбежала Роза, и девушки обнялись…

4 серия

Роза обняла свою сестру, а потом её взгляд упал на улыбающегося полковника Журандира.

- Какой мерзкий тип, - сказала она сестре.
- Оставь его, - спокойно отвечает Арлети. Дона Коло отводит их в какую-то лавку для разговора.
- Я видела недавно Сесилию возле школы, - сообщает Арлети. - Но я спряталась, не хочу мешать тебе и ей…
- Ты нам не мешаешь, - горячо возражает Роза. - Ты всегда была и будешь моей сестрой! Отец умер, давай жить как раньше…
- Нет, не хочу мешать тебе, твой будущий муж против…
- Как бы я хотела, чтобы мы снова стали одной семьёй, - печалится Роза.
- Скоро всё изменится, - загадочно шепчет Арлети.
- Что? О чём ты? - насторожилась сестра.
- Пора идти, - очень вежливо обрывает их разговор дона Коло, и Арлети приходится подчиниться, оставив Розу умирать от любопытства…

Служанка Аугусты-Эужении на цыпочках входит в комнату.
- Что ты крадёшься? - срывает повязку с глаз дама.
- Чтобы вас не разбудить, - дрожит женщина.
- Уже разбудила, проваливай! - Аугуста-Эужения вскочила с кровати и побежала готовить наряд для встречи с комиссаром Гавейей.

- Всё-таки я сегодня поеду к Аугусте-Эужении, - говорит Лаура Эулалии.
- Зачем? - удивляется девушка. - Она всё равно тебя не простит. Вспомни, она тебе стольких женихов предлагала богатых, а ты вышла замуж за рыбака!
- Да, я с ним счастлива, а это для меня главней всего, - отвечает Лаура.
- Она тебя не простит, поставь себя на её место, - говорит Эулалия.
- Она должна, - отвечает её подруга. - Я очень хочу, чтобы у моей Ливии было хорошее образование. Это для меня очень важно. В этом деле Аугуста-Эужения мне может помочь…

Эулалия одела свадебное платье и пошла получать комплименты от всех подряд. - Не могу поверить своим глазам, какая ты сегодня красивая, - распахнул глаза Фредерику, по случаю свадьбы одетый в белый костюм.

Феликс опечалился.
- Думаю, нам нужно уезжать из Порта Чудес, выхода нет. Зря я заставил тебя отдать изумруды хозяйке, так бы у нас были деньги на жизнь…
- Да, придётся уезжать, - хитро прищурилась Адма. - Ведь твой брат будет править тут вечно… До самой смерти…
- Точно, - подтвердил Феликс. - А со здоровьем у него всё в порядке… Нет, не подумай, что я желаю ему зла…
- Вот если бы у него была болезнь, - мечтала Адма. - Незаметная болезнь, такое ведь случается… Жил, жил да умер. Наследников в виде детей и жены у него нет, всё бы досталось тебе… Если бы он заболел…
- Прекрати думать об этом, - оборвал её Феликс.

Свадьба Эулалии и Фредерику проходила на пляже. Там им поставили алтарь с падре. Гости стояли с зонтиками от солнца. Падре читал обычные слова, потом влюблённые обменялись кольцами. Никто не заметил, как из моря выплыл гребень.. Подарок Фредрику для Иеманжи...

- Роза, ты плачешь? - спросила сестру Сесилия, обе девушки были среди гостей.
- Нет, соринка в глаз попала, - прикрыла глаза Роза.
- Представляю, как ты будешь рыдать на своей свадьбе, - засмеялась Сесилия.

Лаура радостно глядела на молодожёнов, а Леонсиу увидел Эриберту.
- А он зачем пришел? - спросил парень. - Сам даже денег на свадьбу не выделил…
Парень подошёл и спросил у Эриберту о цели его визита.
- Слежу, чтобы всё было по закону, - оскалился пёс Бартоломеу. - Ты собирайся, пора ехать на задание, груз ждать не будет…
- Ладно, но я поеду один, не потащишь же ты Фредерику на дело в день свадьбы, - ответил Леонсиу.
- Тебе также нужно будет притащить бочки с бензином в Порт Чудес, - сказал Эриберту. - А то в городе нет ни капли бензина…
- Ты повезёшь груз на судне, полном бензина? - забеспокоилась Лаура.
- Я уже опытный рыбак, - беспечно отвечает Леонсиу. - Всё будет хорошо…

Освалду допрашивает служанку о местонахождении своей безумной женушки.
- Она ушла сразу же после разговора по телефону с каким-то комиссаром, - ответила женщина.
- Комиссар Гавейа? - ужаснулся Освалду.
- Ну да, она говорила про какой-то корабль с грузом, и сама попросила комиссара подождать её на причале.

В дверь постучали, это Лаура пришла к сестре.
- Ты вовремя, - схватил её за руку Освалду. Он уже обо всём догадался и рассказал всё Лауре. Девушка отдала свою малышку Ливию в руки Освалду.
- Пусть она побудет у вас, скоро я вернусь с мужем, - и Лауру на катере повезли к Леонсиу. Попав на «Бездомного Путника», она принялась убеждать мужа вернуться…
- Но ведь хозяин будет зол, - говорил муж. - Надо захватить хотя бы одну коробку. К тому же катера я не вижу и не слышу, может, они в другом месте?
- Я так боюсь за тебя, - шептала Лаура.

Как же Леонсиу ошибался. В кустах, у берега затаился полицейский катер с комиссаром Гавейей и доной Аугустой-Эуженией.
- Это будет моим триумфом, - щебетала женщина. - Раз Лаура не хочет оставлять его, думаю, если его посадят, то она его забудет… Я ведь не делаю ничего плохого, просто сообщила полиции информацию о преступлении…
- Конечно, конечно, - убеждал её Гавейа, всматриваясь в море. Скоро они увидали катер Леонсиу. Сам Леонсиу вылавливал из воды груз - какие-то коробки в рыболовной сети.
- Приказываю вам остановиться, - заорал Гавейа, а из-за поворота выплыл второй катер с вооружёнными полицейскими. - Остановитесь, иначе мы будем стрелять!
- Это засада, - закричала Лаура. Полицейские начали стрельбу, Леонсиу и Лаура залегли на дно судна.
- Там моя сестра, - заметила Аугуста-Эужения. - Комиссар, остановитесь, оставьте всё как есть! Вы поймаете его потом! Я не хочу, чтобы Лаура пострадала! Нет! Почему она там? Остановите своих коллег, комиссар! - шипела дама, спрятавшись на дно катера.
- Нет, сегодня или некогда, - грозно горели глаза Гавейи.
- Они посадят тебя в тюрьму, - обняла мужа Лаура. - Но я всегда буду с тобой!
Полицейский, продолжая стрелять, приближались. Вдруг одна пуля попала в бак, вторая…
- Они попали в бензин! - закричал Леонсиу.
- Прыгаем в воду! - завопила Лаура.
Раздался страшный взрыв, разнёсший катер, и человеческие крики ужаса…
- Нет! Нет! Нет! - кричала в истерике Аугуста-Эужения. - Моя сестра умерла! Нет!
- Этого никак нельзя было избежать, - оправдывался комиссар Гавейа. - Никто не виноват…
- Вы виноваты! - вопила Аугуста-Эужения. - Я кричала вам остановиться! Моя сестра умерла из-за вас! Я не желала им смерти, - кричала дама, несколько дней назад заявившая, что «Лаура для меня мертва». - Там погибла и моя племянница! Вы убили людей! Вы!… Нет!!!

Ондина готовит чай для Бартоломеу.
- Он полезен для пищеварения, хотя для хозяина он немного горький, - сообщает служанка Адме, которая пришла помочь по хозяйству. Затем Ондина уходит покупать булочки к чаю, а в голове Адмы всплывают слова мужа о яде, который Ондина хранит под раковиной. Она обшаривает все углы и достаёт-таки маленькую бутылочку. Она немного поколебалась, но потом всё же налила немного яда в кружку, добавила чай…

- Что вы делаете? - прогремел голос Ондины у неё над ухом. Адма поспешно сунула яд в карман.
- Готовлю чай для Феликса, вы же говорили, что он такой полезный, - заулыбалась Адма. Феликс, услышавший последние слова жены, обрадовался и схватил кружку с чаем…
- Нет! - крикнула Адма.
- Раз налила, пусть пьёт, - видимо что-то заподозрила Ондина.
Феликс глотками пьёт чай, а побледневшая Адма пялится за него. Поставив пустую чашку, Феликс удалился.
- Что-то вы побледнели, - ехидно заметила Ондина.
- Да вы меня ругаете, вот и стало страшно, - придумала оригинальную отговорку Адма.
- Неси чай сеньору Бартоломеу, раз собралась помогать мне, - сунула поднос женщине Ондина.

Схватив чай, Адма полетела искать мужа. Но перед этим она напоролась на Бартоломеу, налила ему чая, выслушав немало «приятных» слов.

В их комнате Феликса рвало…
- Тебе нужно в больницу, - шептала жена.
- Нет, всё уже хорошо, весь чай вышел из меня, - прокряхтел Феликс.
- Значит, скоро тебе и впрямь будет лучше, - заключила Адма.
- Какой жуткий чай у этой Ондины, - прошептал Феликс, засыпая на коленях жены. Адма так и не решилась сказать ему правду…

0

3

5 серия

На берегу быстро разнеслась новость о гибели Леонсиу и Лауры. Новость обрастала сплетнями, и из каждых уст звучали совершенно разные истории. Эриберту рассказал о трагедии Отасилиу, и парень побежал докладывать её другим…

- Леонсиу, выполняя задание, трагически погиб. Полиция взорвала его катер, его жена, тоже плывшая, с ним тоже погибла, - доложил Эриберту своему хозяину.
- Какой кошмар, - ужаснулся Бартоломеу. - У них, бедных, не было шансов…
- Вас ещё больше расстроит то, что товара много погибло, такие убытки, - сообщил Эриберту, грустя по коробкам, потерянных в море.
- Какой к чёрту товар, мне жалко этих молодых! - разъярился Бартоломеу. - Быстро тащи ко мне этого Гавейу!

Адма разглядывает пузырёк с ядом.
- Если добавлять его понемногу каждый день, то со временем рухнет и лошадь, - вслух рассуждает она.

Феликс пошевелился на кровати, а потом и вовсе проснулся и начал собираться на работу.
- Какой ещё магазин? - ужаснулась Адма. - Ты же еле на ногах стоишь!
- Ничего, не могу же я сидеть, сложа руки, - отмахивается Феликс. - У нас времени всего до конца месяца…
Не слушая восклицаний жены, он потихоньку ковыляет к магазину брата…

Аугуста-Эужения приходит в себя после шока. А её муж Освалду разговаривает с комиссаром Гавейей.
- Что вы будете теперь делать?
- Ну, - почесал затылок комиссар. - Вызовём из Салвадора спасателей, чтобы они достали трупы, прочесали дно… Сообщим в главное управление штата о случившемся…
- Нет! - завопила Аугуста-Эужения. - Нет! Никто не должен ничего знать о случившемся! Никаких слухов о моей сестре! Мои родственники и друзья ничего не знают, что она вышла замуж за контрабандиста и рыбака…
- Ты в своём уме? - спрашивает её Освалду.
- Да, - отвечает жена. - Скажем всем, что она вышла замуж за архитектора, родила от него дочь. А потом они уехали в свадебное путешествие и погибли в автокатастрофе. Ах, бедная Лаура. Какая трагичная смерть! Да ещё и девочка умерла!
- Она не умерла, - удалось вставить слово Освалду. - Лаура оставила её нам.
- Какой кошмар! - вопит Аугуста-Эужения. - Мы же не умеем обращаться с младенцами… Она же постоянно будет вопить…
- Конечно, ты не умеешь, - вышел из себя Освалду. - Ты же наших детей отдала сразу же в интернат после рождения…
- Это была начальная школа, - отрезала жена. - А дочь Лауры мы отдадим в монастырь, там о ней позаботятся!
- Не желаю больше слушать твои глупости! - заорал Освалду. - Ливия останется у нас! А если ты будешь против, я расскажу всему городу и твоим дорогим подругам, что она была замужем за рыбаком, и что это ты донесла полиции о контрабанде. И это ТЫ виновата в смерти собственной сестры! Ну, как тебе это?
Естественно, Аугусте-Эужении пришлось согласиться… Комиссар Гавейа сказал, что не будет вызывать спасателей из Салвадора, оставит всё как есть…

Не успел Гавейа выйти из дома доны Аугусты-Эужении, как попал в дом Бартоломеу. Хозяин дома угостил его хорошим и дорогим коньяком, предложил кубинских сигар, да ещё и намекнул, что может комиссару всего этого придарить.
- Я был нищим, но теперь у меня есть всё, - потягивал коньяк Бартоломеу. - Теперь я могу угощать своих друзей, помогать им деньгами… Но стоит перейти мне дорогу, и тогда лучше из Порта Чудес уезжать… Со мной шутки плохи… - Комиссар понял намёк.
- Я не буду вызывать никого из Салвадора, а в высшие инстанции сообщу, что просто нашёл труп мёртвого рыбака, больше им ничего знать не надо, - заискивающе улыбнулся Гавейа.
Бартоломеу довольно улыбнулся и пододвинул к комиссару коробку с сигарами…

Феликс, наконец, достиг магазина своего брата.
- «Дом Герреру», - прочитал он вывеску. - Когда он станет моим, даже вывеску менять не придётся.

Как только он вошёл в магазин, все сразу зашептались: и продавцы, и покупатели…
- Знаю, знаю, о чём вы шепчетесь, - засмеялся довольный Феликс. - То же самое лицо, но и различия тоже есть… Я - брат Бартоломеу. Теперь я буду тут за вами следить, контролировать вашу работу, следить за доходом. И…
- Ничего ты тут делать не будешь! - в дверях магазина стоял его разъярённый брат. - Пошёл вон отсюда!
- Но ты же сам говорил, чтобы я работал там, - оправдывался Феликс, когда брат притащил его домой.
- Это было до вашего обмана, - кричал Бартоломеу. - Какие вы подлецы! Решили сделать меня со всех сторон! Твоя кровь - самая подлая, Феликс! Я стыжусь того, что ты мой брат! Я проклинаю родителей за то, что они родили нас на свет! Твоя кровь - слабая и подлая! Я же горжусь своей выдержкой, силой и умом!
- Нет, это ты слаб, - кричит Феликс. - Я горжусь своей настойчивость!
- Ты можешь гордиться лишь своей подлой женой, она тебя стоит! - отвечает Бартоломеу. И зря! Одной левой Феликс заезжает брату в челюсть.
- Ты - предатель, вор, подлец! У тебя нет гордости, а только одно тщеславие! - кричит Бартоломеу. Феликс подаётся вперёд, чтобы нанести ещё один удар, но брат уворачивается, ставит ему подножку, и через миг Феликс уже лежит на ковре.
- Ты потерпел крах! - смеётся Бартоломеу. Феликс решает напасть со спины, но верный Эриберту тут же приставил негодяю пистолет к виску.
- Убирайтесь вон отсюда, видеть вас не хочу! - кричит Бартоломеу.
- Но ведь скоро ночь, - возмущается Адма. - Куда нам идти?
- В преисподнюю, - кидает её Бартоломеу…

Сесилия возвращается из школы. На пути её словно из земли вырастает полковник Журандир.
- Не бойся, - смеётся старый педофил. - Просто поцелуй меня, тогда я тебя отпущу. Ну же! Просто один поцелуй в щёчку!
Но девочке удаётся ускользнуть…
- Козочка становится всё аппетитней, - смеётся про себя полковник.

На набережной Сесилия налетает на сестру.
- От кого ты так бежишь? - насторожилась Роза.
- Просто спешу, - врёт Сесилия, не краснея. - Пойдём домой другой дорогой…
- Пойдём, я тебе хочу рассказать, что видела Арлети! - сообщает Роза…

Дома Отасилиу сообщает девушкам о гибели Леонсиу и Лауры, те в ужасе. Роза и Отасилиу несутся к молодожёнам. Узнав новость, Эулалия рыдает, Фредерику, видимо, тоже грустит, но по виду кажется, что погиб не его друг, а какой-то незнакомец…

Адма и Феликс с чемоданами идут к выходу.
- Ондина, проследи, чтобы они ушли от нас только со своими тряпками, - приказывает Бартоломеу.
- Знаете что, сеньор Бартоломеу, у моего мужа есть отличное качество - он умеет ценить и любить женщин, - подошла к брату мужа Адма. - А вы вечно будете один и помрёте в одиночестве.

Пока она говорила, Феликс незаметно вытащил ключи из входной двери…
- Уберите от меня эту женщину, - завопил Бартоломеу.
- Пойдёмте, дона Адма, - схватила женщину за локоть Ондина.

Уже вечереет. Адма и Феликс сидят на улице с чемоданами.
- Ничего не получилось, - шипит сквозь зубы Феликс. - Всё та цыганка, наболтала какую-то чушь! Ничего у меня не получится, и я не стану королём!

Мгновенно поднялся сильный ветер, поднявший пыль с дорог, срывающий черепицу с крыш, люди бросились врассыпную…
- Бежим в церковь! - прокричала Адма. Сгибаясь от силы ветра, муж с женой побежали к открытой церквушке…

Арлети расчесывает волосы, как в её комнату вдруг входит Бартоломеу… Они целуются, говорят об одиночестве…
- Больше мы не будем одинокими, - шепчет Бартоломеу. - Ведь теперь нас двое, мы вместе…
- Мне нужно кое-что вам сказать, - замялась Арлети.
- Тебе нужны деньги?
- Нет, - покачала проститутка головой. - Разве я у вас что-нибудь хоть раз просила? Мне нужно сказать вам, что я… жду ребёнка.
На лице у Бартоломеу появилась растерянность.
- Ты уже знаешь, кто его отец?
- Да, это вы! - улыбнулась Арлети. - Посмотрите в мои глаза, там всё написано…
- Какое счастье! - радуется Бартоломеу. - У меня есть наследник! Ему достанется всё, что есть у меня!

Бартоломеу уверяет Арлети, что скоро появится его человек, который заберёт её в дом Бартоломеу в Порт Чудес. Сам же счастливый папаша идёт домой… Остановившись у дома, оглядев свои владения, он счастливо выдыхает:
- Мой наследник! У меня есть сын! Всё достанется ему! Он станет королём!

- Я не стану королём, - вопит в церкви Феликс. - Всё всегда доставалось Бартоломеу! С детства! Родители всегда любили его больше, и даже не скрывали этого! Зачем мы только послушали ту цыганку и поверили в её бредни…

Рано утром Адма достала бутылочку с ядом.
- Теперь нужна одна доза, - шептала она себе. - Одна, но смертельная. Чтобы покончить со всем разом!

Она подошла к одежде мужа. Порылась в брюках, вытащила ключи от дома его брата, которые он украл вчера... На улицах почти не было людей, Адма незаметно дошла до дома Бартоломеу. Тихонько открыла дверь, и, прижимая бутылку с ядом к груди, пошла по спящему дому…

0

4

Серия 6

Адма подкрадывается к кухне, где Ондина готовит чай своему хозяину. Вдруг женщину кто-то зовёт. Это какой-то рыбак предлагает свой товар Ондине. Пока она выбирает рыбу, Адма успевает налить в кружку яда, а бутылочку вернуть на её прежнее место - под раковину. Прибежав обратно в церковь, Адма бормочет мужу, что бегала в магазин купить что-нибудь на завтрак. Почему-то муж не задался вопросом, отчего же Адма вернулась с пустыми руками…

Бартоломеу болтает в кабинете с Эриберту.
- Сейчас я тебе расскажу, зачем тебе следует ехать завтра в Итамаражи, - счастливо улыбается приговорённый.
Его перебивает Ондина с чаем.
- Выпью чаю, и всё скажу, - обещает Бартоломеу. Дзинь! Ложечка полетела на пол, как дурное предзнаменование. Ондина вдруг вспомнила, что у неё перегорела лампочка и потащила Эриберту на кухню помочь ей.
Бартоломеу по глоточку пьёт горький чай, вспоминая свой вчерашний разговор с Арлети…
- Что это там за шум? - спрашивает Эриберту, стоя на стремянке.
- Бартоломеу кружку уронил, - смеётся Ондина. - Такой сегодня рассеянный… - она бежит на шум в гостиную, а там… Бартоломеу бьётся на полу в конвульсиях.
- Эриберту, беги за врачом! - кричит бледная служанка.

Феликсу в церкви вдруг тоже стало плохо.
- Что с тобой, что ты чувствуешь? - перепугалась Адма.
- Что-то случилось с моим братом, - схватился за сердце Феликс. - Он зовёт меня, я ему нужен. Нужно бежать…
И несмотря на уговоры Адмы, он побежал к дому брата.
У ворот их встретил Эриберту:
- У хозяина сердечный приступ!
- А далеко тут доктор? - с надеждой спрашивает Адма.
- Прилично, постараюсь успеть, - заскочил в машину Эриберту.

Феликс перепугался, увидев брата:
- Ты должен держаться до конца, - кричит он брату. - Вспомни отца, он так быстро умер… С тобой не должно случиться того же самого! Нет!
- Мой сын… - шепчет умирающий Бартоломеу. - Ондина, позаботься о моём сыне… Обещай…
- Какой ещё сын? - изумились Ондина и Феликс.
- Позаботься о нём, когда он придёт… Всё, что есть у меня, будет его! - шепчет Бартоломеу и умирает. Ондина плачет от горя.
Адма поднимает с пола разбитую рамку, но случайно режёт пальцы о стекло… Её кровь капает на фотографию улыбающегося Бартоломеу…
… А в порту городка, у алтаря Иеманжи затухают разом все свечи…

Дона Коло и Арлети сидят за вечерним чаем.
- Я жду ребёнка, дона Коло, поэтому я так счастлива!
- Жизнь ребёночка будет очень трудной. Я тебя не заставлю работать. Но куда ты пойдёшь?

- Отец ребёнка заберёт меня, - ответила девушка.

- И ты веришь в это? - изумилась дона Коло. - Ещё ни разу на моём веку мужчина не приходил за своим ребёнком в этот дом…
- Со мной всё будет по-другому.

- Это всё сердечный приступ, - быстро заявляет Адма, убрав осколки кружки куда-то за книжную полку.

- Не знаю, в сердце ли дело, - подозрительно смотрит на них Ондина. - Это всё вы виноваты, заставили его страдать. И тогда, и сейчас… Всё из-за вас!
- Уважай моё горе! - прикрикнул на женщину "скорбящий" брат.
- А вы уважали его? Не верю я, что он умер просто так, - шепчет Ондина.
- А ну закрой рот, - кричит Адма. - У моего мужа умер брат, а ты лезешь со всякой дурью! Уважай и его чувства!

- Доктор сказал, что это, наверное, сердечный приступ, - говорит Эриберту Ондине.
- Он не будет делать вскрытие? - спрашивает женщина.
- Нет, для этого нужно везти тело в столицу, - качает головой Эриберту. - К тому же его брат тоже подтвердил возможность сердечного приступа…
- Его брат… - злобно шипит Ондина. - Ничего, вот придёт сын сеньора Бартоломеу…
- Какой ещё сын? - изумился Эриберту.
Ондина быстро вводит его в курс дела.

- Какой ещё сын? - отмахнулась Адма. - Просто бредни покойного!
- А я верю в сына! - заявляет Ондина.
- И я, - поддакнул Феликс. - Когда он явится, я о нём позабочусь…
- Вы о чём? - не поняла женщина.
- О наследстве, - ухмыляется Феликс. - Так как у брата не было сына или жены, то прямым родственником являюсь только я!
Ондина проглотила язык от наглости и несправедливости!

В порту Роза, Эулалия и Фредерику плачут по Лауре и Леонсиу. Аугуста-Эужения сидит дома с каменным лицом.

- Твой план - неправильный, - говорит ей муж. - Дело - в будущем девочки!
- У неё будет будущее, если я скажу, что она - дочь инженера, а не рыбака, так она сможет хорошо выйти замуж, - заладила свою песню Аугуста.
- Но лодочник Зе видел, как Лаура отдала мне девочку, он всем всё расскажет, - напоминает жене Освалду.
- Я куплю его молчание! - шипит Аугуста-Эужения.
- Но моё-то не купишь! - повышает голос Освалду. - Мы оба будем воспитывать Ливию!
- Тогда моя ненависть пойдёт на неё! - шипит его жена. - Ты этого хочешь? Хочешь, чтобы её жизнь стала адом?
- Я хочу ей счастья, но если цена такова, делай как знаешь. Я отстраняюсь, - кидает ей муж.
- Ливия не будет до определённого возраста выходить из дома, чтобы её не узнали! - выдвигает условие Аугуста-Эужения.
- Но пообещай мне тогда, что попробуешь полюбить девочку!
- Хорошо, - кивнула жена. - Я воспитаю племянницу достойнейшим образом и постараюсь подарить ей любовь!

Аугуста-Эужения слов на ветер не бросала и тут же купила молчание у лодочника Зе. И вовремя, потому что Фредерику и заплаканная Эулалия уже бежали к мужику.
- Говорят, ты видел всё своими глазами?!
- Это.. я… ну, я далеко был. Пришёл, а там взрыв, я ничего не знаю, никого не видел, ничего не слышал… - бубнил под нос Зе, сжимая в руках конвертик с денежкой.

На море ищут тела Леонсиу и Лауры.
- На том месте, где остановится свеча, будут их тела, - говорит Фредерику.
- А если свеча не остановится? - спрашивает Эулалия.
- Значит, Иеманжа выбрала Леонсиу как своего возлюбленного, - вздыхает по другу Фредерику. Затем он, отчаянно рыдая, молиться Иеманже и просит её вернуть тела…

Феликс держит в руках фотографию брата.
- Я скорблю о тебе, но я твой наследник. Я позабочусь о том, чтобы воздать твоей памяти. Я буду управлять империей, которую ты создал. Я никогда тебя не забуду, вот увидишь…

7 серия

Эриберту приезжает в Итамаражи, чтобы поговорить с Арлети. Дона Коло позвала девушку, а сама спряталась и из окошка подслушивала разговор.

- Твой хозяин тебя послал? - спросила Арлети.
- Мой хозяин уже ничего не приказывает мне, он умер, - бросает Эриберту. - Я знаю, что он тебя любил, поэтому приехал рассказать… - Девушка падает в обморок…

- А о чём вы говорили? - притворилась незнайкой хозяйка борделя.
- Отец моего ребёнка умер!
- Как ты будешь его растить? - насупилась Коло. - Будешь тогда убираться в доме, это ж тебе не благотворительный фонд…

В доме Бартоломеу похороны. Посреди комнаты стоит гроб, кругом ходят люди, зажжены свечи. Фредерику и Эулалия оглядываются кругом и поражаются роскоши дома. Эулалия шепчет соболезнования Ондине, а Освалду говорит те же слова Адме.

- У него есть ребёнок, он перед смертью мне сообщил, - рыдает Ондина.
- Никогда бы не подумал, а где он? - вполне логично спросил Фредерику.
- Он придёт.
Адма тут же затыкает Ондине рот. Вдруг все вскрикивают: с лестницы спускается сам Бартоломеу!
- Это его брат-близнец, - объясняет жене Фредерику. Феликс сбрил усы и бороду и стал носить костюм брата для полного сходства. Все тут же зашушукались.

На улице идёт «слепой ливень». Все под зонтами идут за повозкой, везущей гроб на кладбище.

В Итамаражи Арлети сталкивается на пристани с Розой.
- Куда ты? Нам надо поговорить! - кричит сестра проститутке.
- Некогда, я еду в Порт Чудес, - кинулась на катер Арлети. Там же сидел жених Розы - Отасилиу, который странно поглядел на падшую Арлети.

Роза, бежит в магазин, где сидит дона Коло.
- Что с моей сестрой?
- Это её дело, а не моё, я не лезу в личные дела моих девушек, - сказала Коло. (В дела-то она не лезет, но вот подслушиванием не брезгует).

На кладбище Феликс берёт слово:
- Мой брат был честным, добрым, справедливым, - утирал сухие глаза прохвост. - Настоящий друг для униженных и оскорблённых. Доброе сердце, порядочный муж города… Он прожил жизнь не напрасно. Не дайте умереть памяти о нём! Я не мог жить вдали от него, поэтому приехал сюда. Прошу, помогите нам, поддержите память о нём. Предлагаю вам взамен свою дружбу и Адмы, моей жены.
Гроб опускают и закапывают…

Арлети прибегает на кладбище, когда никого уже там нет.
- Мой дорогой, почему ты меня покинул? Почему не взял с собой? Ты обещал забрать меня, а оставил меня одну! Моё место рядом с тобой. Ты подарил мне надежду, как я смогу жить без тебя? Вернись! - в истерике девушка раскидывает венки и букеты в стороны. - Хочу умереть с тобой!!!

Адма приказывает Ондине вынести из кабинета Бартоломеу одежду и личные вещи.
- Вы не моя хозяйка! - гордо задрала старуха голову. - Вот придёт наследник, сын сеньора Бартоломеу…
- Вот когда он придёт, тогда и будешь его слушаться, - прикрикнула Адма. - А сейчас твой хозяин - мой муж. Закрой рот и выполняй мои указания. А не нравится - вали отсюда.
- Ну и уйду, - упрямилась Ондина. - И сама найду мальчика, у всех буду расспрашивать о нём. И найду в итоге… Он - настоящий наследник…

Адма рассказала мужу об этом.
- Она всем растреплет историю о малыше!
- Нет, - качает головой Феликс. - Я этого не допущу. - Он бежит на кухню.

Арлети с испачканным землей лицом стоит у алтаря Иеманжи на набережной.
- Женаина, - обращается она к богине (Женаина - ещё одно имя Иеманжи). - Моё сердце кровоточит от боли, от тоски по любимому. Я не знаю, выдержу ли это все. Помоги мне стерпеть боль! Тоску по мужчине, который любил меня и которого любила я.
Внезапно по щеке статуи Иеманжи потекла слеза!
- Ты плачешь! - окаменела от изумления Арлети. - Ты плачешь по мне, матушка? Ты же тоже женщина. И мать! Вот моя радость - мой сын. Помоги мне вырастить его здоровым и сильным, защити его! Помогай ему. И взамен я обещаю, что он будет твоим!

- Неужели вы и впрямь обиделись? - ласково спрашивает Ондину Феликс. - Моя жена погорячилась.
- Ну да, - надула губы служанка. - Не хочу подобное слышать от женщины.
- Я прошу прощения от себя и от её лица.
- А сама она придти и сказать не может?
- Ну, - заулыбался Феликс, - она просто уже забыла, что вам наговорила сгоряча. Простите её?
Ондина соглашается.
- Но ребёнка Бартоломеу я найду! - добавляет она.
- Мы вместе будем искать, - обещает Феликс. - Я дам в газетах некролог о брате, мать ребёнка или сам сын прочитает, и придет. Тогда я ему всё отдам. А нет - буду владеть тем, что мне отойдёт по закону.

Адма прячется за колонной в надежде подслушать разговор мужа и служанки. Но её застаёт Эриберту.
- Ты был верен Бартоломеу? - спросила Адма.
- Я верен любому, кто платит мне жалование, - скалит зубы Эриберту.
- Но твоего хозяина больше нет!
- Значит, скоро будет новый, - делает тонкие намёки Эриберту, который, судя по всему, практичнее Ондины.

Позже Феликс рассказал жене про газеты.
- Зачем ты хочешь это делать? - испугалась Адма. - Вдруг он явится сюда!
- Ну, пусть явится и докажет, что он сына моего брата, - говорит Феликс. - Я хочу владеть всем безгранично. И никакой там сын мне не помеха! Если он существует, конечно. Пусть приходит, тогда и будем обо всём думать…

Роза требует от сестры объяснений.
- Что с тобой? Почему ты такая грустная? Зачем ездила в Порт Чудес? И почему ты такая грязная? Я даже ходила к твоей хозяйке.
- Дона Коло тебе что-нибудь сказала? - ужаснулась Арлети.
- Нет.
Арлети срывается с места и убегает. Но сестра приходит к ней «на работу».
- Я хочу знать правду, - говорит Роза.
- Я тебе говорила, что Бог посмотрел на меня, - отвечает Арлети. - Это не так, Он никогда не посмотрит на меня, я же грешница, несчастная горемыка… Никто мне не поможет. - Она выгоняет сестру и бежит к хозяйке.
- Твоя сестра такая любопытная, - жалуется дона Коло девушке. - А ты уверена, что хочешь ребёнка? У меня есть знакомый врач…
- Да, - странно сказала Арлети, смотря в никуда. - Благодаря моему малышу, я жива. Этот ребёнок мой и принадлежит Иеманже. Она его будет защищать и охранять, он принадлежит и ей…

0

5

8 серия

Эулалия и Фредерику едут на катере. Эулалия бросает в воду белые розы, в честь погибших друзей. Фредерику ревёт навзрыд…

- Иеманжа не заботится о рыбаках, - говорит Эулалия.
- Ты что?! Как ты можешь такое говорить…
- Мне кажется, что Леонсиу забрала не Иеманжа… Это всё ваша проклятая работа…
- Ну, - заломался муж. - Рыбой много денег не заработаешь, а тут - стабильный доход. Я не хочу, чтобы ты нуждалась… К тому же я просто перевожу коробки…
- Леонсиу тоже просто перевозил коробки, - напомнила Эулалия. - И вся их семья погибла. Пообещай мне, что оставишь контрабанду!
- Хорошо, - кивнул Фредерику. Он даже пошёл к Эриберту просить увольнения.
- Трус какой, - задумался Эриберту.
- Ничего не трус, - обиделся Фредерику. - Просто у меня жена… и всё такое.
- Ладно, - согласился Эриберту. - Но тебе нужно вернуть аванс, который дал тебе сеньор Бартоломеу. Не думай, что долг забыт…
- Я отработаю, - обрадовался было парень.
- Но мне нужно время, чтобы найти людей на твоё место, - оскалился Эриберту. - Короче, уволишься ты только через несколько месяцев!

Фредерику рассказал всё жене.
- Обещаю тебе, что уйду сразу после рождения нашего малыша…

Освалду, муж Аугусты-Эужении, беседует с полковником Журандиром. Сначала болтают о контрабанде, а потом о женщинах…

- Двадцатипятилетние - не для меня, - делиться Журандир с собеседником. - Мне бы помоложе.. А то после двадцати все они становятся кокетками…
Освалду немного ошалел от такого признания в педофилии.
- Кстати, - резко сменил тему полковник. - О контрабанде можно рассказать и новому Герреру - Феликсу. Не думаю, что он будет против лишних денег.. Лицо-то то же самое …

Аугуста-Эужения болтает с мужем об Адме и Феликсе.
- Если бы я была бедной, то я бы не высовывала нос на улицу! - экспрессивно выражала свои чувства дама. - А они - прохвосты и жулики!
- Ты что, - не согласился муж. - Они же пронесли тебе назад колье.
- Ха, - рассмеялась Аугуста. - Наверняка Адма сделала это, чтобы завоевать мою дружбу. Но со мной такие шутки не пройдут!

Служанка приносит им ребёнка. Освалду отдает девочку на руки жене.
- Фу, от неё воняет, - тут же скидывает дитя служанке Аугуста-Эужения. - Эти Герреру - чёрная испанская шваль! Они - просто ничто, пустое место. У них даже имена проходимские!
- Но что сейчас значит имя? - удивляется Освалду.
- Имя значит всё! - кричит жена. - Имя - это деньги, власть! Старинная фамилия - это всё! Вот моя - Проенса ди Ассунсау (Proença de Assunção). Ассунсау - это «успение»! А они кто? Какие-то там Герреру (Guerrero). Имя для войны? Они - просто нищета! Я это почувствовала ещё на корабле, когда увидала их…

К Феликсу пришёл адвокат, дон Мендонья.
- Я отказываюсь от ваших услуг, - заявил ему новый Герреру. - Мне нужен представитель от судьи по вопросам сиротства и наследства.
- Судья уже назначил его, - сказал адвокат. - Им будет один из влиятельных мужей этого города - дон Освалду Проенса.
- Как здорово! - сказал позже жене Феликс. - Теперь-то Аугусте-Эужении придётся закусить удила и равняться с нами, раз её муж будет на моей стороне. Самое главное для нас - это войти в круг богачей города. Сейчас я поеду с Эриберту осматривать границы своих владений…

Сначала Эриберту привёл его на причал, где рыбаки возились со своими лодками.
- Он будет нашим новым хозяином? - спросил у Эриберту Фредерику.
- Так как у сеньора Бартоломеу не было наследников, то думаю, что всё достанется Феликсу, - отвечает Эриберту. Магазин тканей, ткацкая фабрика, кокосовые и табачные плантации, скот, земля… Вот они - владения Герреру.
- Теперь мы поедем осмотрим теневую часть бизнеса - контрабанду, - сказал Эриберту. Феликс не удивился, словно контрабанда сама собой подразумевалась.
На лодке они подплыли к судёнышку Фредерику.
- Это очень опасный бизнес, - сказал Эриберту. - У нас тут был случай с одним рыбаком недавно…
- А денег много? - перебивает его Феликс. - А что в ящиках?
- Ну, всякие иностранные товары, - объясняет Эриберту…

- Как нам повезло! - рассказывает жене Феликс. - У него имущества и владений больше, чем мы думали! Скоро всё станет нашим!
- А племянник? - оборвала радость мужа Адма.
- Смотри, - кинул ей газеты муж. - Это местные газеты и все крупные издания Салвадора, я дал объявления на 7-ой и 30-й день после смерти брата. Никто не откликнулся, значит, мальчика вообще не существует!
- Но Бартоломеу сказал перед смертью…
- Да это была просто предсмертная горячка, - отмахнулся Феликс.

Несколько месяцев спустя.
Аугуста-Эужения в халате утром идёт по своему дому и.. вопит от ужаса.
- Чего вы тут делаете? - перед ней стоит… Феликс.
- Я пришёл к вашему мужу, - улыбается Феликс.
- Он в ванной! - рявкнула Аугуста-Эужения. - Мы только что проснулись, ещё раньше нельзя было придти, когда мы вообще спали?
- Здравствуйте, - вошёл Освалду. - Могу вас обрадовать. Судья подтвердил наши догадки. Всё, чем владел ваш брат - ваше. Вы - наследник сеньора Бартоломеу!

Адма была так счастлива:
- Я знала, знала, что так будет! Не могу поверить! Ты теперь король!
- Да, я - король! - приосанился Феликс.

Арлети с большим животом сидит в своей полутёмной комнате. Она вспоминает Бартоломеу, а потом шепчет себе: « Наш сын станет королём! Королём!»

Эулалия, у которой уже тоже большой живот, показывает Фредерику фото со свадьбы.
- Жаль, что Леонсиу и Лауры нет, а то бы они стали крестными нашего сына! - грустит Эулалия.
- Мой брат и его жена вернулись, они могут ими стать, - говорит Фредерику.
- Здорово, - обрадовалась Эулалия. - Мне нравятся Франсиску с Ритой… - Затем они ложатся на кровать.
- Наш сыном будет королём, - говорит Эулалия.
- Наш сын будет королём моря, - вторит ей муж.

Роза готовиться к свадьбе. Она провожает Отасилиу на работу, а потом сталкивается с Фредерику и Эулалией.
- Иди готовься, - говорят они ей. - Завтра всё должно быть хорошо…

Кто-то крадётся к дому Розы…Распахивает тихонько дверь… Подходит к комнате сестёр…И наблюдает, как Сесилия переодевается. Конечно, это полковник Журандир. Он смотрит на девушку, глотая слюни, и тут…
- Сесилия, я пришла, - кричит Роза с улицы.

0

6

9 серия

Журандир тихонько скрывается в одной из комнат. Роза забегает в дом, смеётся с сестрой, потом они решают, что делать на свадьбе… Журандир пытается выскользнуть из дома, но неудачно - он задевает кувшин и тот летит на пол и разлетается на части. Девушки бегут на грохот.
- Гляди, дверь открыта, - ужасается Сесилия.
- Да, это я забыла, - машет рукой Роза.
- Нет, дома кто-то был, я чувствовала, - дрожит младшая сестра…

Аугуста-Эужения очень негодовала, когда узнала, что всё досталось Феликсу и Адме.
- Надеюсь, что деньги уйдут так же быстро, как и пришли, - бурчит она. - Они их быстро потратят, вот увидишь. А имя они себе не купят никогда!

Адма решает устроить праздник.
- Это будет коронация, ты же король.
- Да, я король. Что ж, раз ты хочешь - устроим коронацию. Но мне бы хотелось просто сразу всем завладеть да преумножать богатство…
- Но ты же король Надо праздник устроить! Вот жалко, что дом не отремонтирован. Это жилище холостяка…
- Ничего, сделаем ремонт и устроим тут кучу праздников ещё, - обещает ей Феликс.

На пристани рыбаки обсуждают Феликса и его деньги.
- У него деньги, а мы нищие. У нас осталась только Иеманжа и её покровительство! О, Иеманжа! - это слова Фредерику.
- Вообще-то, у вас есть ещё семьи, жены и дети! - нахмурила брови Эулалия.
- Ну да.

Журандир сталкивается с Отасилиу на пристани. Узнав, что он - жених Розы, полковник тащит парня в бар.
- Желаю вам удачной семейной жизни, - поднял бокал Журандир. - И побольше вам девочек!
- Я сына хочу, - обломил полковника Отасилиу. - И вообще, мне пора. До встречи…
Журандир снова выследил Сесилию, и, глотая слюни, решил, что пока не время…
- Ты от меня не убежишь! - шепчет он. - Ты будешь моя, как была и Арлети…

Утром следующего дня Роза отправляет Сесилию за свадебным буктом, а сама объявляет Отасилиу:
- Я решила, что теперь Арлети будет жить с нами!
- Что? А что скажут соседи?!
- А мне плевать, - ответила невеста. - Это и её дом тоже. Отца уже нет в живых, она может сюда вернуться. Ей нужно спокойно родить ребёнка.
- Ты пойдёшь к ней сейчас? - спросил Отасилиу.

Роза тут же отправилась к Арлети и рассказала о своём решении. Арлети была очень растроганна. Она пошла к доне Коло.
- Я ухожу обратно в свой дом!
- Не думай, что я заплАчу, - с мокрыми глазами сказала хозяйка борделя. - Но учти, уйдёшь - обратно тебе пути нет. Поэтому думай хорошенько!
Что тут думать? Арлети мигом побежала собирать вещи…

Сесилия пришла домой со свадебным букетом, узнав из записки, что Роза ушла к Арлети, девочка начала разглядывать букет, как сзади послышался мерзкий шепот:
- Моя козочка…
Девочка оцепенела и выронила в ужасе букет…

В церкви все уже собрались и ждут невесту. А Роза прямо в платье бежала по улицам от портнихи, спеша домой за Сесилией.
- Сегодня день моего счастья! - кричала она прохожим, а те кричали ей в ответ поздравления.

Полковник Журандир вышел из дома. Сесилия, полуголая, грязная, избитая, заплаканная лежала на кровати, дрожа от страха… Она вспомнила слова своей сестры: «Арлети немного не повезло, но у тебя всё будет хорошо мой ангел!» Шатаясь, девочка вышла во двор, к качелям… Её взгляд упал на верёвку…

Счастливая Роза забежала домой, начала звать Сесилию, выбежала во двор.
- Нет! - закричала она от ужаса, боли и страха. Прямо перед неё висел труп её сестры… -Зачем ты это сделала, - шептала Роза, задыхаясь от слёз, развязав сестру. - Кто с тобой это сделал? Это он? Он? Я знаю…
- Да, это он, - сказал какой-то мужчина, стоящий в дверном проходе. Зрителям так и не показали, кто это. Будем считать, что это сосед.

Роза посмотрела на отцовское ружьё, висящее на стене их дома. Она сорвала его, выскочила в своём свадебном наряде на улицу.
- Стой! - закричала она и направила ружьё на какого-то парня, ехавшего на повозке. - Вылезай оттуда!

На большой скорости она домчалась до дома полковника Журандира. Она быстро вбежала в дом и пошла на кухню, на голоса. Там сидела вся компашка Журандира. Они пировали. Роза направила на полковника ружьё. В глазах подонка отразился страх, но он знал, что смерть его пришла за ним. Роза выстрелила и велела позвать полицию…

Отасилиу прибежал сразу к Розе в тюрьму…
- Зачем ты это сделала? - плакал он. - Как же наша свадьба?
- Он был тварью, подонком. Кто-то должен был его остановить, - сказала отрешённо девушка. - Отасилиу, надо достойно похоронить Сесилию, она была такой чудной…
- Я обо всём позабочусь. И тебе найму адвоката, чтобы вытащить тебя…
- Я убила червяка, но могущественного червяка. Теперь мне предстоит отбыть срок за решёткой. Забудь меня, не навещай меня, не жди…

0

7

Серия 10

Отасилиу покидает Розу, шепча, что никогда её не забудет, а девушка вспоминает, как её забрала полиция. Вокруг стояли охающие люди, а Роза, которую два полицейских тянули в машину, кричала своей сестре Арлети:

- Заботься о своём сыне, сестрёнка! У него есть права, найди его родственников! Я тебе очень-очень люблю!

Арлети плакала навзрыд. Она вернулась в бордель, и у неё тут же начались схватки:
- Тужься, Арлети, тужься! Забудь о боли! - гипнотизировала девушку дона Коло, - Ещё немного осталось! Кричи, это поможет!
- Дона Коло, - осторожно сказала одна из чернокожих служанок - А почему вы пустили её обратно? Вы же сказали, чтобы она сюда не возвращалась!
- Ты думаешь, я бессердечная? - накинулась на негритянку Коло. Арлети смотрела на статуэтку Иеманжи, стоящую на столике. Вскоре она родила мальчика.
- Ты будешь королём, - шептала позже Арлети своему малышу. - У тебя есть права, твой отец сделал мне два подарка: тебя и это кольцо, - она сняла с пальца кольцо и привязала его к пелёнкам мальчика.
- Скорей, девочки хотят увидеть мальчика! - залетала в комнату Коло.
- Нет, я ухожу. Пойду в дом его отца! - взяла корзину с ребёнком в руки Арлети.
- Она выжила из ума, - сказала позже одна из девушек борделя.
- Она меня удивила, - сказала Коло. - Она такая сильная. Её ребёнок будет не таким, как те, которых тут рожали другие! Он получит всё…

Адма и Феликс вовсю готовятся к коронации.
- Хочется мне посмотреть, как эта негодяйка Аугуста-Эужения сюда явится! - шипела сквозь зубы Адма.

Аугуста-Эужения и Освалду вернулись с похорон Журандира.
- У них такая известная семья, - горевала Аугуста. - В этом городе идёт охота на аристократию! Нас заживо истребляют! Какой кошмар! А ведь наши семьи так давно дружили…
- Ты идёшь на праздник семьи Герреру? - спросил Освалду.
- Нет, конечно! - возмутилась Аугуста-Эужения. - Ещё не хватало идти на этот фарс!
Когда Освалду ушёл, его жена, хихикая, позвала служанку Валдениси.
- У меня к тебе задание, - умирала со смеху Аугуста. - Сейчас я этим прохиндеям устрою праздничек!

Чуть позже к дому Герреру подъехала машина Аугусты-Эужении. Оттуда выбралась неуклюжая Валдениси, разодетая в ужасное розовые платье, в большой шляпе.
- Какой кошмар, я еле стою на каблуках, - пробормотала она.
- Пошевеливайся, иначе уволю тебя! - крикнула ей из машины хозяйка.

Фредерику, который недавно вновь опустил в море гребень для Иеманжи, горевал об Отасилиу.
- Ой, - схватилась за живот Эулалия.
- Что с тобой? - перепугался муж. Он побежал за акушеркой. Та, осмотрев Эулалию, заключила:
- Мой двадцатилетний опыт говорит мне, что у неё проблемы с плацентой!
- Что же делать?
- Везти к врачу!

Фредерику посадил жену в свой катер, и они направились по морю, судя по всему, в Порт Чудес, там-то есть врач.

Праздник у Адмы и Феликса шёл полным ходом. Все богачи собрались в их доме.
- Они едят с наших рук, - смеялся Феликс.
Адма вдруг увидела в дверях странного вида даму.
- Вы кто? - обратилась она к незнакомке в шляпе и розовом платье.
- Я от семьи Асунсау, - пробормотала женщина.
- Ах, вот как, - заулыбалась Адма. - А кто вы им приходитесь?
- Я? Я - Валдениси, служанка. По дому убираюсь, готовлю иногда, - бесхитростно доложила женщина. - Дона Аугуста-Эужения сказал, что этот праздник у вас - как раз для моего уровня. А у самой неё много дел. Она так и сказала… - Улыбка тут же исчезла с лица Адмы…
- Она снова унизила меня! - кричала Адма мужу в кабинете. - Я эту тварюгу выкинула из дома тут же!
- Не злись на служанку, - попытался успокоить жену Феликс. - Она не при чём, это всё устроила Аугуста-Эужения…
Но судьба решила. Что мало на сегодня испытаний для Адмы. В дверь постучали, на пороге стояла Арлети с ребёнком в руках.
- Это - мой сын и сеньора Бартоломеу, - сказала девушка. - У него есть права! Он - наследник!
- Он сказал, что его сын придёт, - прошептала в ужасе Адма. Она отправила девушку в комнату, а сама кинулась к Эриберту.
- Он любил эту девушку и часто ездил к ней в Итамаражи! - сказал тот.
- Она проститутка! - крикнула злая Адма. - Скажи, ты верен своему хозяину?
- Вы о сеньоре Феликсе? - переспросил Эриберту.
- Нет, обо мне! - прошипела Адма. - Я сама буду платить тебе зарплату, если ты избавишь меня от этой женщины и ребёнка! Мне не важно, что ты с ней сделаешь, главное, чтобы это было хорошо сделано! Сколько ты хочешь за это?
Эриберту минуту поколебался и выпалил:
- Контрабанду. Всё дело!
- Цена велика, - колебалась Адма. - Но сейчас не время для торговли. Хорошо, она будет твоя! Принимайся за дело!

Фредерику вёз жену к врачу. Эулалия стонала и корчилась от боли.
- Помоги мне, милый! - закричала она. - Я вот-вот рожу!
- У тебя сильно идёт кровь, - закричал Фредерику. Он почерпнул из моря воды, но кровь с рук не сходила, видимо, слишком много красителя…
- Иеманжа, - поднял он руки в небо. - Сохрани мою жену и нашего ребёнка. Я знаю море, знаю, как ловить море! Помоги мне принять роды у жены! Направь мои руки! Позаботься о них, умоляю тебя!
И пока Эулалия стонала и мучалась, Фредерику сидел, подняв руки к небу, и молился Иеманже

Эриберту уговаривал Арлети поехать в безопасное место.
- Ты можешь испортить праздник! Дона Адма тебя отправить в другой дом, - говорил он девушке.
- Никуда не поеду, - заупрямилась проститутка. - Я буду тут ждать. Мой ребёнок - сын сеньора Бартоломеу. Он будет королём.
Тогда Эриберту схватила ребёнка и направил на него пистолет.
- Быстро пошли, дура. Иначе убью твоего ребёнка!
- Хорошо, пойду! Только не трогайте его! - завопила в ужасе Арлети. Эриберту повёл её на пристань.
Девушка на минуту затормозила у алтаря Иеманжи.
- Позаботься о ребёнке, - зашептала она богине. - Пусть с ним ничего не случиться, позаботься о нём, Женаина!…

0

8

11 серия

Фредерику помогает родить Эулалии. Но её малыш, к сожалению, рождается мёртвым.
- Как ты могла, Иеманжа! - кричал в гневе Фредерику в море. - Она верила, что это ты послала ей малыша, мы так его ждали… В чём мы провинились перед тобой? Не дай же теперь моей Эулалии умереть!
Положив тельце ребёнка в корзину, он схватился за штурвал: нужно довезти Эулалию до врача вовремя.. Нужно спешить…

- Даю тебе время помолиться, - крикнул Эриберту Арлети. Девушка мигом спустила корзину с ребёнком на воду и оттолкнула её подальше от катера.
- Женаина, спаси моего сына! Не дай ему умереть! Я отдаю свою жизнь в обмен на его!
- Обещаю, что это не будет долго, - повернулся Эриберту. - Что ты делаешь! - завопил он, увидав, что корзина с малышом уже далеко от катера. Он схватил гарпун и попытался достать до корзинки, а Арлети разбежалась и прыгнула в воду. Она медленно опускалась на дно…
Эриберту вздумал было нырнуть за ней, а потом доплыть до корзинки, как вдруг грянул гром. Поднялся сильный ветер, и мужчине пришлось коротать время на дне катера… Когда он очнулся, всё стихло, ярко светило солнце.
- Для меня они вместе умерли! - сплюнул он.

Фредерику управлял катером и одновременно разговаривал с женой, чтобы не дать ей потерять сознание.
- Терпи, мы скоро уже будем у врача! - вдруг он услышал крик младенца. Фредерику кинулся к корзинке, но их-то малыш был мёртвым и кричать никак не мог. Тут его внимание привлёкла корзинка на море. Он дотянулся до неё и достал… ребёнка!
- Иеманжа, ты помнишь о нас! - обрадовался он.
- Дай мне нашего сына, милый! - прошептала Эулалия. Фредерику положил ей в руки найденыша.
- Я нарекаю тебе Гумой, - шептала Эулалия. - Ты - Гумерсинду. Иеманжа будет заботиться о тебе. Ты станешь королём… - сказав это, она умерла.
- Нет, Эулалия! - закричал от отчаяния Фредерику.
- Спасибо тебе Иеманжа, что ты дала ей умереть с живым ребёнком на руках, - плакал он, шепча слова морю и небесам. - Я похороню её, а потом - даю тебе слово, клянусь, - никогда больше не выйду в море! После всего случившегося, никогда не выйду в море. Клянусь!

Эриберту доложил Адме о случившемся.
- Дело сделано, теперь черёд за вами.
- Ты затребовал высокую цену, - заулыбалась Адма. - Но обещаю тебе, что ты своё обязательно получишь!
- Пока мне достаточно вашего слова, - оскалился Эриберту.

Адма быстро нашла мужа в толпе гостей, отвела его в сторону.
- Хотела тебе сказать, что я беременна!
- Как здорово! - обрадовался Феликс. - Я так и знал, что от меня что-то скрывают!

Он побежал в середину залы, начал раскидывать цветы в вазах, фрукты, скинул еду со стола, и радостно кричал:
- Всё, поели, попили, теперь проваливайте! Праздник окончен! Теперь настало время для нашего праздника! Не хочу, чтобы вы нам его омрачали! Валите!
Гости испуганно выбегали из гостеприимного дома…

Прошло несколько лет… Гума, «сын» Фредерику, бежал с лампой на пристань. Сначала к нему прицепилась какая-то девочка Эсмералда с намерением что-то рассказать.
- Я спешу, - показал мальчик фонарь. - Сейчас мой дядя Франсиску поедет в море, а я несу лампу.
На пристани сидели Фредерику и его брат Франсиску, готовящийся к уходу в море.
- Ты точно больше не хочешь в море?
- Нет, - ответил Фредерику. - Я поклялся Иеманже не ходить в море. Если я нарушу клятву, она мне отомстит за это.
На пристани появилась Рита, жена Франсиску.
- Шику, - обратилась она к мужу. - Погляди, южный ветер, тебе нельзя выходить в море. Будет буря!
- Да ничего не будет! - отмахнулся её муж. - Не сидеть же дома из-за какого-то там ветерка. Так и на пропитание не заработаешь!

Он уехал за рыбой. Гума и Фредерику чинили сети, как вдруг поднялся сильный ветер. Он сносил солому с крыш, поднимал пыль на дорогах и переворачивал всё вверх дном.
- Фредерику, - прибежала Рита. - Как же там Шику, что делать? Ведь говорила же ему.
- Вернётся, ему не впервой, - отмахнулся Фредерику.
Но вдруг вернулся другой рыбак и сообщил, что у катера Франсиску заглох мотор.
- Он находится в самом сердце бури! - рассказывал рыбак.
- Горе-то какое! - закричала Рита. - И никто ему не поможет, кто же кинется его спасти?
Все молчали. Рита поняла, что её намёка никто не понял, и сказала прямым текстом:
- Фредерику, езжай за своим братом! Он же погибнет!
- Не могу! - ответил Фредерику. - Я дал клятву Иеманже!
- Да она уже всё забыла!
- Не забыла, - заупрямился рыбак.
- Значит, простит, ты же был лучшим из моряков!
- Ну ладно, я поеду за братом! - решился Фредерику.

Франсиску на своём суденышке, которое звалось «Valente» (Отважный), боролся со стихией. Судно почерпнуло воду всеми боками, сам рыбак еле стоял на ногах. Небо было тёмным, шёл сильный дождь, то тут то там вспыхивала молния, море просто ходило ходуном.
- Уезжай, мы погибнем вместе! - закричал Франсиску своему брату, когда увидел его судно рядом.
Фредерику протягивал брату руки, кидал верёвку. А потом… потом пред ним из моря вынырнула его Эулалия в свадебном платье, вокруг неё было свечение. Она предстала в образе Иеманжи.
- Любимая, - сделал шаг к жене Фредерику. Вокруг его ноги мгновенно обмоталась верёвка. Он сделал ещё один шаг, Эулалия исчезла, а сам рыбак тут же свалился в воду. Вслёд за верёвкой, которая тащила его на дно…

- Не плачь, - утешал утром Гуму старый рыбак Франсиску. - Ты вырастешь, а потом я тебе подарю этот корабль, не зря же он называется «Отважный»! Твоего отца позвала за собой Иеманжа… Мальчик захныкал и нырнул в море...

Вынырнул он уже 20-летним юношей (Маркус Палмейра).

- Да, я исполню мечту отца, - поднял Гума вверх свои татуированные руки. - Я стану королём этого моря. Я стану королём!

12 серия

- Я стану королём моря, - сказал Гума своему дяде Франсиску.
- Не понимаю, почему твоему отцу пришла в голову эта бредовая идея? - пробормотал Шику. - Почему ты должен стать королём моря?
- Отец знал, что говорил! - гордо произнёс Гума.
Внезапно они заметили вертолёт.
- Префект Герреру возвращается домой! - сказал Гума, задрав голову вверх.

Феликс Герреру, который за эти двадцать лет уже успел стать префектом Порта Чудес, вернулся домой из Салвадора.
- Как я скучала по тебе, - обняла мужа Адма. - Мне так скучно быть одной здесь. В этом городе без тебя замирает жизнь…
Они бегут в постель, потом в душ, а после болтают в кровати.
- Когда наш сын вернётся? - спрашивает Адма.
- Алешандри вот-вот явится сюда со своей невестой - Ливией.
- Ты так хочешь, чтобы они женились? - посмотрела на мужа Адма. - Для чего? У тебя теперь всё!
- Ради фамилии! - сказал Феликс. - Вот что я хочу купить! Фамилию!
- Когда ты пошлёшь за ним вертолёт в столицу?
- Нет, - ответил Феликс. - Вертолёт не нужен, Алешандри приедет на своём новом катере вместе с Ливией.
- Какой ужас! - закричала Адма. - А вдруг он не справиться с управлением? Вдруг будет буря?
- Всё будет нормально! - спокойно ответил её муж. - У него всё получится…

Гума и его друг, негр Руфину, стояли на берегу, когда к ним подошла хорошенькая мулаточка Эсмералда, дочь сеньора Бабау, хозяина местного бара «Звездный маяк». Было видно, что она просто умирала по Гуме, но сын Фредерику не отвечал ей взаимностью. Зато Руфину просто обожал Эсмералду.

Эсмералда пошла купаться прямо в одежде, позвала в море Гуму, но вместо него побежал Руфину. Мулатка скривила носик и выскочила из воды.
- Эсмералда, ты можешь вытереться моей рубашкой, - сказал Руфину. Девушка просто отшвырнула от себя одеяние негра…

На пристани - семья рыбака Жака (кажется, он не бразилец, а португалец). Его жену зовут Жудити. Какая-то неприятность случилась с её сыном, поэтому она обратилась за помощью к Рите.
- Сходите к доктору Родригу, - посоветовала Рита.
- Мы так часто обращаемся к нему, неудобно так, - говорит Жудити.
- Он всё равно вам не откажет.

Доктор Родригу помог сыну Жудити. Потом к доктору заглянула учительница Дулси.
- Я уезжаю в Салвадор, к своей сестре Амаполе, - сказала она, проникновенно глядя мужчине в глаза.
- Вы скоро вернётесь? - с надеждой спросил Родригу.
- Уезжаю до конца каникул, - пообещала девушка. Родригу проводил её до остановки. Там возникла неловкость: какие-то мальчишки прижали их друг к другу на мгновение. Тайные влюблённые мигом отпрянули друг от друга.

- Неужели доктор не видит, что учительница Дулси сохнет по нему? - спросил у жены Жак, который наблюдал за этой сценой.
- Этот доктор очень странный, - ответила ему Жудити. - Появился неоткуда, ничего про себя не рассказывает…
- И в баре, когда с мужиками пьёт, тоже молчит о своём прошлом, - заметил Жак.

Феликс приехал в префектуру, на площади перед зданием собрались люди, которые приветствовали его и шумно ему рукоплескали. В кабинете Феликса поджидал Освалду.
- Я хочу продать тебе отель, - сказал муж Аугусты-Эужении.
- Такой же никчемный, как и всё, что я купил у вас до этого? - спросил Феликс. - Я покупал у вас это всё из милосердия. И ещё потому, что мой сын влюблён в вашу племянницу.
- Уж не думаете ли вы, что я использую племянницу в корыстных целях? - вспылил Освалду.
- Нет, конечно, - хитро прищурил глаза Феликс. - Ладно, куплю ваш отель…

За прошедшие двадцать лет семья Проенса ди Ассунсау потеряла всё. Единственное, что у них осталось - это фамилия. Их новая служанка бегает по городу и рассказывает о нищете хозяев - они уже 3 месяца не платят ей жалованье, - и о том, что дона Аугуста-Эужения сходит с ума.

Утром Аугуста-Эужения проснулась, затребовала кучу деликатесов, но служанка вежливо ей сказала, что дома просто шаром покати. Приехал Освалду и рассказал жене о сделке.
- Так мало заплатил! - возмутилась Аугуста-Эужения. - Ничего, вот Ливия выйдет замуж за этого Алешандри Герреру…
- Так вот зачем тебе нужен их брак!
- Естественно! - вскинула голову дама.
- Но за сделку придётся расплачиваться, - сказал Освалду. - Феликс строит в периферии водопровод, в эти выходные будет его открытие. Тебе придётся приехать на эту вечеринку.
- Мне?! - завопила Аугуста-Эужения. - В периферии? На открытии водопровода?!

Эсмералда, которой было скучно, решила раззадорить парней. Она начала сравнивать их лодки.
- Гумин «Отважный» - самая быстрая лодка в округе! - заявила она.
- Вот и нет, я тоже быстро хожу по морю! - откликнулся Руфину.
- Давайте проверим, - отозвалась Эсмералда. - Устроим регату.
Они уговорили Гуму. Сели на лодки, позвали с собой ещё Луизи, дочь Франсиску.
- Как только я хлопну, включайте мотор! - сказал Эсмералда. Объяснив маршрут следования. Она звонко хлопнула в ладоши, и лодки тронулись с места.

0

9

13 серия

В одном из маленьких посёлков Феликс Герреру открыл водопровод. Собралось много народу, была замечена и Аугуста-Эужения. Феликсу аплодировал народ, кричал ему, поддерживал. Феликс произнёс речь.

- Мне неплохо жилось в Европе, но мой брат Бартоломеу позвал меня. Он уже много болел, ему нужен был приемник. Так как сына у него не было, он позвал меня. И на его похоронах я поклялся, что буду отныне работать за нас двоих! - сказал Феликс. Народ поддержал такого любящего брата.
- Он столько унаследовал от брата, и лишь назвал именем Бартоломеу какой-то там водопровод в периферии, - сморщилась Аугуста-Эужения.
Потом был банкет в доме Феликса и Адмы.
- Должна признать, что эти плебеи чему-то научились, - огляделась Аугуста-Эужения. - Богемный хрусталь, французская минеральная вода. Но им всё равно не стать аристократами…

А в порту происходят гонки. Гума уверенно идёт к финишу, обогнав друга. Эсмералда не может нарадоваться этому и шепчет любимому на ухо:
- Ты лучше всех, я подарю тебе свой поцелуй!
Гума увернулся, случайно развернул лодку… и регату выиграл Руфину!
- Ты специально! - закричала возмущённо Эсмералда. - Я тебе отомщу!
- А где мой поцелуй? - спросил Руфину.
- Жди больше! - рявкнула Эсмералда.

Гума пришёл домой, лёг в гамак полежать и уснул. Эсмералда тихонько проникла в дом, села верхом на парня и начала его целовать. Он сначала сопротивлялся, но потом перестал.
- Это ещё что за порнография? - завопила Рита, зашедшая домой.
- Это Гума меня заставил силой, - тут же соврала Эсмералда.
- Ври это тому, кто тебя не знает! - с этими словами Рита выгнала нахалку из своего дома.
- Всё равно Гума будет моим! - сказала Эсмералда Луизе.
- А как же Руфину? Он же любит тебя, - напомнила ей подруга. - Ты переступишь через чувства другого?
- Я переступлю через что угодно, лишь бы быть с Гумой! - мечтательно произнесла девушка.

Аугуста-Эужения и Феликс беседовали в кабинете.
- У меня есть большие новости относительно этой парочки, - сказал Феликс. - Но я бы хотел обсудить их чуть позже. Вот вернутся они, и тогда…
- Они сегодня должны приехать? - спросила дама. И получив утвердительный ответ, помчалась к мужу.
- У них была помолвка! - сказала она Освалду.
- Но Ливия мне об этом не говорила по телефону, - удивился Освалду. - Ты не путаешь?
- Нет, - закатила глаза Аугуста-Эужения. - Он сказал, что у него есть «большие новости», но их он собирается обсудить после приезда молодых. Я уверена. Что помолвка уже была. Значит, скоро свадьба! И деньги вернутся в наш дом! Они наполнят его энергией! Вернут сюда жизнь!

Освалду остался один в комнате. Он погладил фотографию Леонтины, сестры своей жены, и пробормотал «Жаль, что тебя здесь нет…». Можно сделать вывод, что Освалду тайно вздыхает по Леонтине.

Гума и Руфину разговаривают на пристани о женщинах.
- Я уже нашёл свою женщину, - говорит Руфину. - Это Эсмералда. Пусть она меня пока не замечает, но она изменит своё мнение….
- А мне нужна не просто женщина, а любимая, - мечтает Гума.
- Может, ты - избранник Иеманжи? - смотрит на друга Руфину. - Тогда ты можешь иметь хоть сколько женщин, но единственной будет лишь она… Но когда она взревнует - берегись!
После этого разговора Гума уснул на своём «Отважном»…

Вдруг резко испортилась погода.
- Как же наш Алешандри? - прилетела на работу к мужу Адма. - Быстро звони ему и скажи, чтобы он не плыл на своей этой лодке. Рыбаки говорят, что будет сильная буря!
Феликс позвонил в Салвадор, но ему сообщили, что Алешандри уже уплыл…
- Господи, помоги ему! - забеспокоилась Адма.
Чуть позже Алешандри позвонил им по мобильному и сказал, что в лодке - пробоина.. И связь оборвалась…

Доктор Родригу и сеньор Бабау, отец Эсмералды, болтают о водопроводе Феликса.
- Говорят, что префект просто приказал сломать старый водопровод, чтобы построить новый и пустить пыль в глаза, - сказал Родригу.
- Он тот ещё тип, - соглашается с ним Бабау. Эсмералда попыталась подслушать их разговоры, но её быстро посылают по делам…

Рита с дочерью Луизи. Из разговора понятно, что все те скудные деньги, что получает Франсиску за свою работу, пропиваются рыбаком в баре «Звёздный маяк».
- Я уже устала от нищеты, хочу денег на диск любимого певца, - капризничает Луизи.
- Пойду поищу Гуму, начинается буря, - пропустила мимо ушей слова дочери Рита.

А Гума проснулся… в море! Его лодку унесло, на море настоящий шторм, его лодка почти переворачивается. И перед Гумой предстаёт… Иеманжа. Она предстаёт перед ним в виде Ливии (но Гума её пока ещё не знает). Гума любуется ею, а потом его лодка подлетает в небеса. Иеманжа исчезает и Гума… просыпается. Он и впрямь заснул на лодке, но «Отважный» стоит в порту. Гума быстро бежит к алтарю Иеманжи.

- Одойя, - шепчет он Иеманже, - Что это было за предзнаменование? Будет несчастье? Что случиться? Скажи?
Ветер крепчает, начинается сильный дождь. Рита находит племянника на пристани, и они вместе укрываются от дождя в «Звёздном маяке», где находят всех рыбаков и… сеньора Феликса Герреру.
- Слышите, - сказал им Франсиску. - Сеньор префект ищёт кого-нибудь, кто бы мог привести сюда его новый катер…
- Да, - сказал Феликс. - За крупную сумму денег. Есть тут настоящие мужчины?
- Есть ли тут самоубийцы? - передразнил его Жак. - А что там, на этом катере?
- Не важно, нужен катер и его пассажиры, - сказал Феликс. Но никто не согласился. Он выбежал из бара…

0

10

14 серия

Ондина молится за спасение Алешандри, входит Адма. Ондина предлагает ей тоже помолиться, но Адма не желает этого делать, говоря, что в этом нет нужды. Ондина с презрительно предлагает Адме уйти. Адма делает несколько шагов, но передумывает.

- Ты так сильно любишь моего сына?
- А как же! Я вырастила его, ласкала его, пока вы занимались своим мужем! А он только и хотел быть рядом с матерью!
- Ты говоришь, что я не люблю своего сына? Ты избаловала его! Ты выполняла все его прихоти и сделала из него слабака.
- Нет, кто всегда баловал его, так это его отец, он обожает сына, а вы ревнуете, что он любит его больше вас! Это грызет вас, бесит, поэтому вы не хотели иметь детей.
- Наглая старуха! Надо было выгнать тебя из дома, когда умер Бартоломеу!
- И не надейтесь, я не уйду из этого дома, пока не увижу, как законный наследник войдет в этот дом через парадную дверь!
- Бартоломеу мертв, а этот наследник, которого ты так ждешь… это Феликс.

Адма ушла, оставив Ондину, которая что- то заподозрила. В другой комнате Адма повторяла себе, что наследник не придет, так как он мертв.

Феликс идет в церковь и молит Господа о спасении сына. Приходит Рита. Она просит Феликса объяснить, почему ему так надо спасти этот катер. Феликс отпирается, но в конце концов говорит, что на катере его сын и там произошла поломка. Рита советует Феликсу пойти к рыбакам еще раз, рассказать им про сына и просить их помочь.

В бушующем море Алешандри мечется по катеру. Волны накрывают его, он падает…

Феликс снова идет к рыбакам и умоляет прийти на помощь к его сыну. Рыбаки не хотят это делать. Тут выходит Гума
- А как же закон причала? Если в море кто- то нуждается в помощи, то наш долг прийти на помощь.

Дядя делает слабую попытку пойти в море вместе с Гумой. Но Гума отказывается. Он обещает Феликсу спасти его сына. Гума выходит в море, а Феликс в разговоре с Эриберту говорит, что он даст Гуме все деньги, которые сможет достать, если последний спасет его сына. В бушующем море Алешандри на катере, Ливия в каюте. Вдруг он видит лодку Гумы. Гума пытается бросить ему канат, но волна смывает его в море. Гуме удается вновь забраться на лодку. После нескольких попыток Алешандри ловит канат. Выходит Ливия. Гума заворожено смотрит на нее… Вспышки молний озаряют ее лицо.
- Это она, Иеманжа!

На пристани Феликс посылает Эриберту в дом Аугусты-Эужении, чтобы сообщить им о случившемся. Феликс говорит, что если сын вернется живым, то он постарается стать лучшим из людей. В поселке Эсмералда рвет и мечет, что Гума вышел в море.

Буря утихла. Гума, Алешандри и Ливия возвращаются в порт. Ливия и Гума бросают друг на друга взгляды. Приближаясь к порту, Гума благодарит Иеманжу за помощь

- Какой смелый рыбак, он спас нас! - произносит Ливия.
- Отец наверно обещал заплатить ему, - отозвался Алешандри.
Но Ливия не верит этому.

В порту все радостно встречают Гуму. Феликс радуется, что сын спасен.
- Это благодаря мужеству этого рыбака, - говорит Ливия, за что получает благодарный взгляд Гумы.

Люди провожают Гуму домой. Им навстречу выходит процессия разодетых негритянок во главе с матерью Рикардиной. Она сообщает Гуме, что после такого подвига через несколько дней на большом празднике он взойдет как Огун. На радостях Гума с друзьями идет в бар отметить это событие. Желая отблагодарить Гуму, Феликс с сыном и Ливией идут вслед за ними. Феликс предлагает Гуме деньги, но моряк отказывается от награды. Феликс настаивает, но Гума непреклонен.

- Оставьте при себе эти деньги
- Отец, я знаю, что ты не стерпишь такой наглости. Этот человек без кола и двора. Он нуждается, но делает это для того, чтобы унизить нас, - ворвался в разговор Алешандри
- Да, мы нуждаемся, но я не приму эти деньги, так как закон причала велит нам помогать людям, даже таким как ты.
- Какой он праведный! Как вы бедные ущербны!
Ливия вступается на защиту спасителя, а Феликс предлагает Гуме подумать еще раз, на что Гума говорит:
- Я никогда не приму Ваши деньги за то, что сделал.

Феликс, уходя, оставляет деньги рыбакам, советуя направить их на благотворительные цели.

- Несчастье, Гума сделал серьезную ошибку. Я хорошо знаю префекта. Он никогда не простит Гуму, - произносит дядя.

0

11

15 серия

Одина радуется спасению Алешандри и Ливии. Когда Эриберту и Адма остаются одни, она произносит:
- Я так рада! Понимаю, что чувствуешь ты, ведь ты не любишь приносить хорошие новости! А это твоя первая…
- Вовсе не первая, - возражает Эриберту. - Вспомните, много лет назад я принёс вам новость о женщине и ребёнке. Для них это была плохая новость, но для вас…
- Хватит! - обрывает его Адма. - Не вздумай даже вспоминать об этом впредь!

Франсиску кричит на Гуму:
- Зачем ты отказался от денег? Зачем наживаешь себе врага? Теперь префект не простит тебя!
- Я сделал это не ради денег, а ради закона пристани! Так должен был сделать любой моряк! Мой отец меня так учил!
Рита, слушавшая этот диалог, побежала к Феликсу.
- Раз мой племянник не хочет брать денег, сделайте в школе новые парты и скамейки, - говорит Рита. - И не обижайтесь на моего племянника. Помните, что он всё-таки спас вашего сына…
- Хорошо, - кивнул Феликс. - В школе всё будет сделано в лучшем виде…

Адма ругается с сыном:
- Зачем вы поехали на лодке? Можно было добраться и на вертолёте! Тогда бы всего этого не произошло!
- Я люблю так жить, люблю риск, - растянулся на диване Алешандри.
- Не думай только о себе! - оборвала его мать. - Подумай о своём отце! Ведь ты его наследник!
- А для тебя я кто? - спросил Алешандри.
- Что за вопросы? - растерялась Адма. - Ты - мой сын. Мой единственный сын!
- Я знаю, в чём моя ценность для тебя, - сказал Алешандри. - В том, что меня любит отец. Потому что я похож на него, он любит меня больше, чем ты…
Затем следует разговор отца и сына. Алешандри рассказывает Феликсу, как ему нравится Ливия.
- Не теряй времени, - советует отец. - Делай ей скорей предложение…

Ливия же рассказывает дяде Освалду об Алешандри, о том, как они вместе гуляют, развлекаются. Потом девушка добавляет:
- Я так изменилась, и Порт Чудес тоже изменился.
- Город изменился к худшему, - появляется Аугуста-Эужения. - Но если всё пойдёт так, как надо, то ты здесь задержишься ненадолго!
- О чём ты? - спросила Ливия, когда тётя увела её в другую комнату.
- Мы живём впроголодь, о роскоши я уже совсем забыла, - жаловалась дама. - Ведь все деньги тратятся на тебя…
- Но я ведь работаю, чтобы содержать себя! - удивилась Ливия.
- Зато раньше на тебя денег много уходило, - парировала Аугуста-Эужения. - Сейчас у тебя достойный и богатый жених! Чего ты ждёшь?
- Я выйду замуж только по любви! - упрямится девушка. - К тому же пока замужество не входит в мои ближайшие планы!
- Не дури, - шипит Аугуста. - Нам нужны деньги. Он будет просить твоей руки скоро, как мне стало известно, не вздумай отказать ему!
- Все потраченные на меня деньги, я верну из своей зарплаты, - закончила разговор Ливия.
- Неблагодарная! - шипит Аугуста-Эужения за спиной племянницы.

Далее Гума разговаривает со странной негритянкой Рикардиной. Он рассказывает ей о своих снах, где ему снилась Иеманжа и та девушка, которую он спас вчера.
- Богиня приходила к тебе, значит, ты сам должен понять свой сон, - уклонилась от ответа Рикардина. - Но думаю, что этим Иеманжа хочет сказать, что эта девушка сыграет немалую роль в твоей жизни.

Ливия ищет на причале Гуму.
- Я пришла поблагодарить тебя, - сказала она парню, лежащему на палубе «Отважного». - Я - Ливия, племянница Аугусты-Эужении и Освалду Проенса.
- А я - Гума. Это сокращенно от Гумерсинду, - отвечает парень.
- Я пришла поблагодарить тебя за наше спасение, Гума, - улыбается девушка. - Ты рисковал своею жизнью ради нас.
- Так поступил бы каждый моряк, - засмущался Гума. - Это закон пристани, так учил меня мой отец.
- Кто эта фифа? - появилась перед парочкой Эсмералда. - О чём это вы там болтаете?
- Какая ты грубиянка, уходи, - рассердился Гума. Он толкает подругу, и та падает на землю.
- Ты у меня ещё получишь, - на прощание шипит Эсмералда.
- Твоя девушка не так всё поняла… - начала Ливия.
- Она не моя девушка, - со страхом в глазах запротестовал Гума. - Просто подруга детства. Я позже с ней сам разберусь.

Эсмералда просто летит по улице города и наталкивается на Алешандри.
- Ты сын префекта? - узнала она парня. - А я - Эсмералда.
- «Эсмералда» значит «изумруд», - говорит Алешандри. - А это дорогой камень… А куда ты так неслась?
- Просто увидала на пристани твою девицу с моим женихом, вот и рассердилась, - зло улыбнулась Эсмералда.
- Ты не путаешь? - забеспокоился Алешандри.
- Нет, скоро они вообще начнут целоваться в губы, - соврала мигом девушка.

Гума тем временем показывал Ливии свои шрамы, задирая рубашку и почти обнажаясь перед девушкой.
- Ливия, - завопил Алешандри, застав парочку за столь двусмысленным занятием. - Идём, твои дядя и тётя ждут нас!
- Поблагодари Гуму за наше спасение, - сказала Ливия.
- Вот ещё, - с презрением сказал её жених. - Он нагрубил моему отцу, отказавшись принять деньги. Сказал, что ему мало. У меня с собой чековая книжка, сколько тебе нужно, рыбак?
- Иди-ка домой, а то ещё закружится головка, и некому будет тебя спасать, - дерзит Гума.
Парни чуть не подрались, но Ливия быстро извинилась перед Гумой за жениха, и увела Алешандри с причала.

Дома они тут же поссорились.
- Какие у тебя ко мне претензии? - удивлялась Ливия.
- Зачем ты побежала с утра пораньше к этому рыбаку? - спросил злой Алешандри.

0

12

16 серия

Алешандри и Ливия ссорятся:
- Ты с утра пораньше побежала к этому рыбаку! Мне всё рассказала его невеста - Эсмералда. Он даже избил её на пристани, чтобы она вам не мешала!
- Она не его невеста, Гума мне не говорил про неё, - растерялась Ливия.
- Какая тебе до них разница?
Потом, однако, Алешандри уступил:
- Я ей не поверил, ведь это глупо - ты и какой-то там рыбак…
- Этот рыбак нас спас! - напомнила жениху Ливия. - Я ходила за нас извиняться.
- Не надо за меня извиняться, - снова вспылил Алешандри. - Он не взял денег моего отца! Это он нас унизил!
- Он выполнял закон пристани!
- Как ты хорошо стала разбираться в рыбацких делах! - съязвил Алешандри.

- Они не должны ссориться, - шипела Аугуста-Эужения мужу, слыша крики влюблённых. - Какая же она дура! Ссорится с курицей, несущей золотые яйца! Сейчас я пойду и…
- Я сам пойду, - остановил жену Освалду.
Он спустился и попытался примирить влюблённых.
- Ты не должна ходить на причал, - кричал Алешандри. - Там опасно, рыбаки дикие. Мало ли, что им в голову взбредет!
- Ты не можешь мне ничего запрещать! - возмущалась девушка.
- Тихо! - крикнул Освалду. - Вы оба слишком взвинчены. И можете наговорить такого, о чём будете потом глубоко сожалеть и раскаиваться! Остановитесь!
- Вы правы, - пробормотал Алешандри. - Я её люблю, но она меня не слышит.
Он уходит.
- Впервые мы поссорились так серьёзно, - говорит Ливия.
- Это естественно, - мягко произносит Освалду. - Вам нужно больше времени, чтобы узнать друг друга. Даже хорошо, что вы поссорились до свадьбы…
- Ты прав, я попытаюсь пересмотреть свои взгляды…

- Я сама займусь их отношениями! - говорит позже Аугуста. - Не хватало ещё им поссориться окончательно! Этого я не допущу!
- Это не твоя проблема, а их двоих! - напоминает Освалду.
Аугуста-Эужения молчит, но лишь муж вышел, как она прошептала:
- Они поженятся, и Ливия вытащит меня из нищеты! Даю слово! Слово Аугусты-Эужении Проенса ди Ассунсау!

Сеньор Бабау, отец Эсмералды и хозяин бара «Звёздный Маяк», сидит за стойкой бара со своим другом Франсиску. Они рассматривают брошюрку - «Азбука Розы Палмейрау» (ABC da Rosa Palmeirao).
- Столько времени прошло, а люди ещё помнят её проделки и подвиги! Что она за женщина! Просто находка! - скалит зубы пьяный Франсиску.
- Это точно! - соглашается Бабау. Вдруг дверь бара распахнулась и мимо мужчин пронеслась разъярённая Эсмералда.
- Что с тобой, дочка?
- Не твоё дело, отстань, - рыдает Эсмералда. - Все отстаньте от меня!
- Как бы она не пошла по стопам своей матери, - качает головой Бабау. - Как я не хочу, чтобы она стала ею!

Феликс созывает званый ужин. Причём цель его он никому не рассказывает. Адма умирает от любопытства, пытается уговорить мужа рассказать всё ей, но Феликс непреклонен.
- Мне нужно, чтобы сегодня вечером приехали все, - говорит префект Эриберту. - И даже Эпифания, вице-префект города.
- Но она и её муж, он же мой брат Леодату, сейчас в Салвадоре на рыбалке! - разводит руками Эриберту.
- Мне не важно, чтобы все были вечером у меня!
- Но ваш адвокат - сеньор Отасилиу - сегодня справляет годовщину свадьбы с доной Амаполой! - напоминает верный пёс.
- Ничего не хочу знать! Вечером все должны быть у меня!

Амапола, ей муж Отасилиу и учительница Дулси ехали на машине в Порт Чудес, срочно вызванные Эриберту домой. Амапола, весьма эксцентричная и вспыльчивая особа, вопит всю дорогу:
- Зачем он тебя вызвал? У нас ведь праздник! Годовщина! Все должны быть у нас, а вместо этого, все пойдут поглядеть этот фарс! Что скажут журналисты?!
- Никто не знает, что должен сообщить сеньор Феликс, - говорит Отасилиу.
Внезапно машина резко тормозит.
- Грабители! Помогите! - тут же вопит Амапола.
- Это просто лопнула шина! - восклицает её муж. Дулси молча ухохатывается на заднем сидении.
После бесплодных попыток Отасилиу сменит шину, Амапола предлагает вызывать вертолёт.

Вертолёт привлёк внимание жителей небольшого Порта Чудес. Жак, Франсиску и Бабау стояли на пристани и вглядывались в небо. Жак по нюху определил, что в вертолёте Амапола, Отасилиу и Дулси.
- Амапола купается во французских духах, ее можно унюхать за версту, - смеётся Жак.
- Она такая наглая и высокомерная, - говорит Бабау. - Но сегодня настала моя очередь посмеяться над ней, мне поможет вот эта книжка, - и он достал «Азбуку Розы Палмейрау». - Всем известно, что Амапола просто терпеть не может Розу Палмейрао!
Они бегут к дому Амаполы и подбрасывают брошюрку к воротам.

Когда вертолёт опустился, Родригу встречал учительницу Дулси. Та была очень рада увидеть доктора.
Отасилиу сразу же умчался с Эриберту на ужин к Феликсу, а Амапола поехала домой, довольная тем, что вертолёт привлёк столько внимания.
У ворот она нашла книжку о Розе Палмейрау и закатила истерику своему слуге Винансиу.
- Кто читал эту дрянь? - кричала она. - Кто посмел это притащить в мой дом? Не вздумайте даже произносить имя этой женщины в моём доме!
Позже она начала бегать по комнатам своего дома, радовалась ванной, кровати, тренажёру. А позже она просила Винансиу сделать ей коктейль покрепче.

Когда все собрались за столом, Феликс начал:
- Это очень важное решение для меня. Я хочу вам сказать, что решил, чем буду заниматься дальше. У меня много денег, имущества. Но я хочу большего. Мне нужно больше власти. У меня есть нужные друзья. Поэтому хочу сказать одно: в следующем году будут выборы. Так вот, я выставляю свою кандидатуру на пост губернатора!
- Как здорово! - обрадовалась Адма.
- А вот и мы! - в столовую забежали Эпифания, вице-префект города, и её муж Деодату.
- Вы опоздали. Как всегда, - сморщился Феликс. - Ничего вам не буду рассказывать!
Но позже Адма рассказал им обо всём.
- Я буду губернатором, - сказал Феликс. - А ты, Эпифания, сменишь меня. И будешь префектом Порта Чудес.
Сказать, что Эпифания была рада, значит, ничего не сказать.

Ливия сидела у зеркала, когда служанка сообщила, что к ней пришла Эсмералда.
- Это девушка с нижних улиц города.
Ливия, удивлённая донельзя, пошла к гостье.
- Я пришла, чтобы поговорить с тобой кое о чём очень важном, - говорит Эсмералда.
- О чём же?
- О Гуме!

0

13

17 серия

- На катере между нами ничего не было, если тебе нужно это услышать, - растерянно рассказывает Ливия.
- Я знаю, я пришла просить прощения, я так себя плохо вела, - лила крокодиловые слёзы Эсмералда.
- У меня нет никаких дел с твоим женихом.
- Спасибо, я так тебе благодарна, - восклицает мулатка. Но, выйдя из дома Ливии, она радостно ликует:
- Теперь эта поганка никогда не посмеет посягать на моего Гуму!

Руфину и Гума на пристани. Руфину требует у друга признания, что тот не любит Эсмералду.
- В детстве у вас была любовь, - говорит негр. - Но она и по сей день испытывает к тебе те же чувства. Любишь ли ты её? Будь откровенен!
- Я с тобой откровенен, - отвечает Гума. - То была просто детская влюблённость. Она давно прошла. Мы теперь просто друзья, любви к ней я давно уже не чувствую…
Друзья даже решили поклясться перед Иеманжой, что никакая женщина не сможет разрушить их дружбы.

Алешандри и его отец беседуют в кабинете.
- Я рад твоему выбору, отец, - говорит Алешандри. - У тебя обязательно всё получится. Хотя это и нелегко. Но скоро мне придётся уехать назад в Рио.
- Думаю, что ты пробудешь в Порте Чудес гораздо дольше, чем думаешь, - таинственно произносит Феликс.
- Что? Это угроза? - ошарашен Алешандри.
- Разве я могу угрожать своему любимому сыну? Просто подумай обо всём, что я тебе сказал…

Ливия сидела у себя в комнате, когда к ней залетела её тётушка с вопросом: «А где твой жених?».
- Хотите знать, не помирились ли мы? - усмехается Ливия.
- Вы слишком друг друга любите, - начинает издалека Аугуста-Эужения. - Найди Алешандри и помирись с ним. У всех влюблённых бывают ссоры.
- Ладно, ты права. Эта ссора просто бесполезна.
- Ну, беги к нему! - вопит Аугуста.
- Только дай мне самой решить, когда к нему идти! - возмущается Ливия. - Это моё дело!
- Твоя свадьба - это и наше дело, она вытянет нас из нищеты, - как заведённая бормочет Аугуста-Эужения.

Далее следует разговор Аугусты-Эужении и её мужа. Дама жалуется, что в доме не хватает её сына - Родолфу Аугусту.
- Он давно не пишет, а он сейчас мне так необходим!
- Удивительно от тебя такое слышать, - усмехается Освалду.
- Просто Ливия всегда ценила мнение своего двоюродного брата, - бесхитростно объяснила свою заботу его жена. - Поэтому сын поможет мне убедить Ливию выйти замуж за Алешандри Герреру.
- А я-то думал, в тебе просунулись материнские чувства!
- Ты что?! Я всегда любила своего сына! - фальшиво возмущается Аугуста. - Я напишу ему письмо сама, и через неделю он уже будет здесь!

После вечера в доме Феликса гости отправились восвояси. Отасилиу секретарша утащила на фабрику по делам. Эпифания и Деодату звали Эриберту к себе:
- Ты так давно у нас не был, племянницы уже забыли своего дядюшку, - говорит вице-префект.
- Да, заходи сегодня к нам на ужин, - убеждает брата Деодату.
- Нет, сегодня у меня встреча с доктором в Итамаражи, - уходит Эриберту.
- Ага, доктор, как же! - саркастически восклицает Эпифания. - Все знают, что это всё контрабанда. Все знают, но никто… никто…
- Умоляю тебя, молчи! - шипит Деодату.
Далее их пути разделились. Эпифания отправилась в свой магазин, а Деодату побежал в «Звёздный Маяк».
- Мой любимый магазин! - говорит себе Эпифания, стоя перед вывеской магазина «Lar De Parafusos» (буквально - «Дом шурупов»). Войдя внутрь, она застала там Жака, который кричал на продавца.
- Погодите, - влезла Эпифания. - Это мой зять Алфеу, - показал она на продавца. - Он пока ещё не совсем освоился здесь.
Она помогает Жаку выбрать товар, а потом интересуется у Алфеу о своих дочерях.
- Они снова поссорились, - мямлит Алфеу…

Дочерям Эпифании и Деодату суждено ссориться. Мария ду Сокорру (или, как её всё называют, Сокорринью) - хорошенькая бойкая смугляночка. А вот Женезия - страшноватая девушка в очках.
- Куда ты собралась в таком платье? Оно же ничего не прикрывает? - в ужасе кричит Женезия, уставившись на лёгкое одеяние сестры. Сама Женезия была в длинном тёмном платье с воротником под горло, застёгнутом на все пуговицы, несмотря на жару Баии.
- Это мне муж купил, нормальное платье, - отвечает Сокорринью. - Он даже мне сказал, чтобы я его почаще одевала.
- Твой муж считает, что ты товар, который все прохожие должны рассматривать! - кричит Женезия.
- Отстань! - и Сокорринью выбегает на улицу. Но не тут-то было. Рассерженная Женезия бежит за сестрой. На улице она хватает сестру за платье.
- Раз так, то лучше иди просто голой! - бац! И платье остаётся в руках Женезии, а Сокорру предстаёт перед публикой в открытом купальнике.
- Совсем рехнулась? - горя от стыда, Сокорру бросилась домой. Но Женезия её опередила и закрыла собой вход в дом.
- В наш дом ты больше не попадёшь, бесстыдница!
- Что тут происходит? - гремит над их головами голос матери. - Не успели мы с отцом уехать и вернуться, как вы уже опозорили нас! Быстро в дом!

- Женезия мне завидует, она постоянно мешает мне жить! - кричит Сокорру дома. - Сама, небось, сейчас молится у себя в комнате. Она же больше ничего и не умеет!
И правда - Женезия молилась.
- Дочка, что происходит? - села рядом с ней Эпифания. - Раньше ты была доброй, а теперь стала со всем ссориться. Что с тобой?
- Ничего, оставь меня, - с ужасом лепечет Женезия.
- Я подожду. Рано или поздно тебе нужно будет выговориться, - вздыхает Эпифания. - Я буду ждать тебя.

Ливия идёт по вечерним улицам Порта Чудес, а Гума тайком крадётся за ней, прячась за пальмами…
Девушка приходит к дому Феликса.
- Мне нужно поговорить с тобой, Алешандри, - говорит блондинка парню.
- Мне тоже это очень нужно! - обрадовано произносит Алешандри.
Но сразу им это сделать не удалось. Сначала на их пути появился хозяин дома.
- Ливия! - раскрыл он объятия девушке. - Ты стала ещё краше, чем в последний раз, когда я тебя видел в Рио. Разве это возможно?
Адма не разделяла радости мужа.
- Ливия, посмотри как тебе симпатизирует Феликс, - ядовито улыбнулась она гостье. - А ты уже забыла о том кошмаре, что вам довелось пережить на катере?
Но Алешандри быстро замял эту тему и увёл Ливию для разговора тет-а-тет.

Отасилиу приходит домой после работы, где его уже поджидает разгорячённая Амапола в сексуальном чёрном белье. Она не даёт мужу сказать и слова, а просто сразу валит его на кровать. Только Винансиу знает, что за несколько часов до этого Амапола выпила «Силиконового дракона» - пойло отвратительного красного цвета, которое и ударило в голову даме…
- Теперь Отасилиу мой, - шептала она, поджидая мужа. - Теперь он забудет о том, что когда-то чуть не женился на преступнице!

Доктор Родригу вызвался проводить учительницу Дулси домой.
- Только давайте зайдём в школу, мне нужен анатомический атлас.
Они идут к школе.
- У вас же есть рабочие часы! - отчаянно восклицает Дулси. - Почему все люди обращаются к вам ещё и после работы?
- Ну, так вот… - мямлит он что-то в своё оправдание. Он открывает ключом дверь школы, и…
- Новые парты! Откуда? - распахнув глаза, оглядывает помещение Дулси. Она не может поверить в это. - Тут же были старые, а теперь всё новое! Это вы устроили?
- Нет, это дона Рита! - смущённо отвечает доктор.
- Сеньор Феликс должен был мне некоторую сумму денег, - появляется из-за двери сама дона Рита. - Вот я и решила, что пусть лучше долг отдаст партами.
Дулси благодарно взглянула на Риту глазами полными слёз.
- Теперь у детей будут свои парты, никто больше не будет сидеть на полу, - радостно шепчет Дулси…

0

14

18 серия

- Между нами встали ревность и непонимание! Это наша первая серьёзная ссора, - говорит Ливия Алешандри. - Ты унизил рыбака, который рисковал своей жизнью, чтобы спасти нас!
- Я не унижал его! - взвился Алешандри. - Я просто принял позицию отца! Что унизительного в денежном вознаграждении?
- Послушай, - сказала Ливия. - Я знаю тебя и твоего отца, вы высокомерно относитесь к людям. Но твой отец - политик, поэтому он умеет скрывать своё высокомерие. Но я также знаю, что твой отец очень хороший человек, очень добрый.
- А я?
- Когда любишь кого-то, то не замечаешь в любимом недостатков, - вздыхает Ливия. - Но когда любовь проходит, то даже малейший недостаток раздражает очень сильно… Но несмотря на все твои недостатки, я очень тебя люблю, Алешандри Герреру!
- И я тебя люблю, - облегчённо вздыхает Алешандри. - Ты - мой идеал. Ты всё для меня.

Аугуста-Эужения просто не находит себе места, так она беспокоится за исход разговора своей племянницы с Алешандри.
- Выпей успокоительного! - советует её муж.
- Никакая химия не сможет мне помочь! - отмахивается жена.

Она садится за стол и начинает писать письмо сыну. «Дорогой Родолфу Аугусту, - бормочет она. - Цель этих неровных строк в том, чтобы показать тебе, что твоя скорбящая мать..» Нет, скорбящая мать - это не то, он не разбирается в такой лексике… - Так Аугуста заняла себя в ожидании Ливии.

Феликс был очень рад узнать, что влюблённые всё же помирились. Ливия поздравляет отца Алешандри с его решением выдвинуть кандидатуру на пост губернатора штата Баия.
- Ливия, ты можешь голосовать здесь за моего отца, - говорит ей жених.
- Как только я вернуть из Рио, обязательно переведу свой избирательский голос сюда, - обещает Ливия. Затем она уходит.
- Знаешь, я ведь не сказал ей, что ты хочешь, чтобы я остался в Порту Чудес, - говорит Алешандри отцу.
- Ничего, - улыбается Феликс. - Завтра, во время вашей прогулки на катере, выбери удобное время и скажи. Она всё поймёт!

Когда Ливия шла домой, Гума преследовал её, прячась за пальмами. Дома девушку поджидала неуёмная тётушка.
- Ну? Каков результат? - замерла Аугуста-Эужения.
- Положительный! - улыбнулась Ливия и поспешила спать.
- Господи, спасибо тебе! - зашептала дама. - Спасибо, что ты ещё помнишь обо мне!

В баре «Звёздный Маяк» вновь собрались все рыбаки.
- Как это Рите удалось выманить у префекта деньги на парты? - вопрошает Жак.
- Моя Рита - герой! - кричит радостный Франсиску.
- Префект ничего не делает без выгоды, - мрачно замечает Деодату.
- Ты что-то знаешь? Говори! - настаивает Эсмералда.
- Хорошо, но это пока секрет, - решается пьяный муж вице-префекта. - Сеньор Феликс решил выставить свою кандидатуру на будущие выборы губернатора. Поэтому он и купил эти парты для школы.
Все удивлены…

- Извини, что не сказал тебе о своём решении сразу, после возвращения из Бразилиа, - говорит Феликс Адме перед сном. - Сейчас мне нужно будет заняться кампанией…
- У тебя всё получится, - уверенно говорит Адма.
- А все свои дела я хочу отдать Алешандри, - добавляет Феликс.
- Ты что? - ужаснулась Адма. - У него нет способностей для этого, он не самостоятельный, у него нет хватки!
Она не знала, что Алешандри стоял у двери их спальни и всё слышал.
- Он наш наследник, - сказал ей Феликс. - Рано или поздно всё перейдёт к нему!
- У него нет качеств, нужных для управления твоими делами, - настаивала Адма. - Конечно, неприятно, когда такое говорят о твоём ребёнке, но здесь нужно реально оценивать дела. Ты слишком его любишь!
- Отцовской любви не может быть слишком много! Он наш наследник, наш король!
- Он разорит нас, мы всё потеряем из-за него! - шипела Адма. Так ни о чём не договорившись, Адма выскочила из спальни. И тут же напоролась на сына!
- Ты всё слышал? - застыла она на месте.
- Я у тебя научился, - съехидничал сын. - Нет, я только что пришёл, я ничего не слышал.
Он спустился в гостиную, и на его глазах появились слёзы. Ондина утешала своего любимчика.
- Я так хочу, чтобы ты был счастлив!
Адма смотрела на них и скрипела зубами от злости.

Дулси, которую доктор Родригу проводил до дома, зашла на кухню.
- А где мой брат? - спросила она у Винансиу.
- Заперт в спальне до утра, - туманно объяснил слуга. - Смотрите, что подбросили сегодня доне Амаполе, - он протянул учительнице брошюрку.
- «Азбука Розы Палмейрау»? - ужаснулась Дулси. - Кто посмел?
- Негодяя ещё не обнаружили, - недовольно поджал губки нежный Винансиу.

Отасилиу без сил спал на кровати, а Амапола бегала на тренажёре уже час. Потом она тоже свалилась на пол от усталости.
- Нет, почему эта каторжница не выходит у меня из головы? - шипела она. - Почему я всё ещё о ней вспоминаю? - и она вновь неутомимо запрыгнула на тренажёр.

Сокорру перед зеркалом разглядывает остатки своего платья.
- Такое классное, сексуальное…
- А что с ним случилось? - полюбопытствовал её муж Алфеу.
- Да, такая история… - растерялась девушка. - Оно было мне мало, лопнуло по швам, прямо на улице… но мама всё исправит.
Затем они легли в кровать и шептали всякие нежности на всю квартиру. Женезия, слыша их изо всех углов квартиры, выскочила на улицу.
- Почему ты тут? - спросила её мать.
- Просто не могу уже это всё слышать, - нахмурилась Женезия.
- Может, расскажешь мне, наконец, что с тобой? - спросила Эпифания.
- Отстань от меня! - завопила Женезия и ринулась домой.
Эпифания ждала мужа на улице. Эриберту привёл пьяного Деодату к ней. Вице-префект ни капли не разозлилась, увидев, что муж чертовски пьян. Наоборот, она нашептала ему кучу нежностей, а в ответ получила гору комплиментов.

Эриберту шёл по улице домой, как сзади к нему подошла местная жрица любви - Аиде.
- Увидела тебя, вот и подумала, может, тебе нужна компания? - заулыбалась она.
- Что, сегодня совсем без выручки? - спросил Эриберту.
- Да, ничегошеньки не заработала, - приуныла Аиде.
- Иди сама на свой берег любви, - оскалился Эриберту. - А я иду домой.
Несолоно хлебавши, Аиде пошла искать других клиентов.

Рыбаки ранним утром уже собрались в море. Гума, как заворожённый, глядит на луну.
- Так бы всю жизнь смотрел на блики луны в море - волосы Иеманжы, и думал бы о ней, - поделился он с дядей своими мечтами.

Феликс вызвал Эриберту и отдал ему странный приказ.
- Больше не покупай рыбу у Гумы и его дяди Франсиску. Пусть обнищают, а потом ещё придут ко мне на коленях за деньгами! Будут знать, как ругаться со мной!
- Но как долго мне игнорировать их? - спросил Эриберту.
- Всегда! - был ответ.

0

15

19 серия

На пристани Гума с дядей выгружают улов.
- Сегодня хороший улов, - доволен Гума.
- Да, с благословения Иеманжи, - отвечает дядя.
- Сегодня я не буду дожидаться, когда сеньор Эриберту назначит цену, - говорит Гума.
- Какой он гадкий человек.
- Я пойду домой, приму ванну, смою соль, у меня много дел.
- Каких дел? - поинтересовался дядя.
- Это мои дела, - уклонился от ответа Гума.

Едва Гума отошел, как на пристани появился Эриберту.
- Сеньор Эриберту, оцените мою рыбу, - попросил Франсиску.
- Твоя рыба тухлая - последовал ответ.
- Не надо врать, я уже давно не привозил такой хорошей рыбы! - настаивал Франсиску.
- Я не куплю ее, от нее уже идет запах.
Этот разговор слышали Жудит и Жак.

Гума поджидал Ливию около ее дома.
- Ливия!
- Гума?
- Как дела?
- У меня все нормально, а ты?
- У мня тоже, вот шел мимо, увидел что ты выходишь и решил подойти, поприветствовать, - объяснил свое появление Гума. - Я думал, ты встаешь позже, как принято в верхнем городе.
- Ты совсем меня не знаешь, Гума. Я иду кататься на катере и хочу, чтобы прогулка длилась дольше.
- Это хорошо, что ты не стала бояться моря. Ты можешь не платить за прогулку, я знаю море, как свои пять пальцев и буду катать тебя бесплатно! - обрадовался Гума.
- Я и так не буду платить, мы будем кататься с Алешандри, у него новый катер, - ответила Ливия, лишив тем самым Гуму надежды.
- Ты с ума сошла, он едва может отличить руль катера от руля автомобиля.
- Извини, Гума, я не люблю заставлять Алешандри ждать, - холодно ответила Ливия и направилась к пристани.

В это время на пристани Франсиску продолжал спорить с Эриберту. На его защиту встали Жак с женой, но Эриберту был непреклонен.
- Я знаю, тебе просто не нравится моя рожа! Ты хочешь, чтобы я и моя семья голодали, - догадался Франсиску.
- Хватит ко мне приставать из-за протухшей рыбы.
- Но что мне с ней делать?! - кричал Франсиску.
- Можешь выбросить в море, делай с ней что хочешь! - сказав это Эриберту ушел.

Доведенный до отчаяния Франсиску кричал:
- Люди, вы слышали?! Я сделаю так, как сказал сеньор Эриберту! Я сделаю что захочу! Всем рыба бесплатно! - с этими словами он стал разбрасывать рыбу стоявшим людям.

Ондина собирала корзинку с продуктами для Алешандри и Ливии. Пришла служанка и позвала Алешандри в гостиную, где его дожидались Ливия, Феликс и Адма.
- Сегодня я позволил Алешандри украсть тебя у нас, так как он мой сын. В следующий раз я покажу тебе свои владения.
- Прости, что я интересуюсь, ты как-то говорила о своей работе в Рио, но я не помню деталей, - поинтересовалась Адма.
- Я работаю веб-дизайнером - делаю сайты для интернета. - ответила Ливия.
- Да, знаю, сейчас так много информации. Тебе нравится твоя работа?
- Да, я обожаю ее! Я люблю экспериментировать, я сама написала несколько программ, - рассказывала Ливия.
Пришел Алешандри.
- Ты спасена, допрос окончен!
- Нет, мы отлично поговорили.
- Пошли, вещи уже в машине, - улыбнулся Алешандри.
- Сынок, осторожно, не забывай, что было в прошлый раз, - сказала Адма.
- Мама, ты не позволишь мне этого забыть, - отозвался сын.

Прогуливаясь, Руфину увидел Гуму.
- Руфину, что ты делаешь в верхнем городе в это время?
- Пришел поглядеть. Ты со вчерашнего дня какой-то странный. Паришь, где-то. Ну, что, встретил Ливию?
- Я говорил с ней, но…
- Вы, что, поссорились?
- Конечно нет! Из-за чего нам ссориться?
- Но лицо у тебя…
- Она сказала всего несколько слов, но так, как будто едва меня узнала.
- Ничего себе! Она забыла, что ты спас ей жизнь?
- Я ломаю голову, пытаюсь понять, почему она так меняется.
- У этих людей из верхнего города другие правила.
- Девушка, которая со мной разговаривала, была совсем не та, что приходила ко мне. Я только хочу знать, что я сделал не так, - расстроено произнес Гума.

Эсмаралда и Луиза сидели около дома и говорили о Гуме.
- Гума загордился после того, как спас катер.
- А разве этого мало, все говорят, что он герой! - заступилась за брата Луиза.
- Все забудется, богатые очень неблагодарны.
- Что ты все о Гуме говоришь, тебе больше нечем заняться? - недовольно произнесла подошедшая Рита.
- Дона, Рита, что я не так сказала, я пришла за Луизой, чтобы прогуляться.

Эсмералда продолжала говорить о Гуме.
- Мы рождены друг для друга.
- А он тоже так считает?
- Это вопрос времени. Я завоюю Гуму, и мы будем очень счастливы.

На пристани Гума и Руфину видят, как Ливия и Алешандри садятся в катер. Прибегает Пасока и рассказывает ему о ссоре Фрнсиску и Эриберту.

На пустынном пляже Ливия и Алешандри наслаждаются морем и солнцем.
-Только сейчас я начинаю расслабляться. Когда мы приехали, было столько нервотрепки, - произнесла Ливия.
- Мы можем побыть здесь подольше.
- А как же моя работа? Мы ведь приехали только на праздник твоего отца?

Сокорру вышла к завтраку в едва запахнутом халатике, чем снова вызвала негодование сестры.
- Нескромно входить в таком халате из комнаты!
- Нескромность сидит в глазах, которые смотрят! - парировала Сокорру.
- Выпендриваешься, кретинка!
Перебранку девочек оборвала подошедшая Эпифания, которая сказала, что их отец проснулся в плохом настроении, и приказала соблюдать монастырскую тишину, когда он выйдет из комнаты.
К завтраку присоединился Алфеу.
- Ты подушился одеколоном, который я тебе подарила? - нежно прощебетала Сокорру.
- Да, я побрызгал здесь, здесь и здесь, везде где ты мне сказала, - игриво отвечал Алфеу.
- Если бы я была хозяйкой этого дома, вы бы у меня порезвились! Я удаляюсь в комнату в негодовании! - Женезия просто кипела.
В комнате она дала волю словам
- Кретинка! Чокнутая! Придурошная! Сдвинутая! - она ходила по комнате и никак не могла успокоиться. Не зная, что еще предпринять, Женезия стала молиться.

Эриберту приходит к Феликсу и рассказывает о своей утренней выходке. Феликс очень доволен. Он приказывает также поступать с уловом Гумы и дяди и впредь, пока Гума не придет к нему, чтобы попросить денег.

В нижнем городе Жудит и Жак рассказывают Гуме о том, что произошло утром. Гума сожалеет, что его там не было.
- Я бы запихнул слова Эриберту ему обратно в глотку!
- Ты что, подрался бы на пристани? - переспросил Руфину.
- Не делай глупостей, Гума, так можно попасть в полицию, - предупредила Жудит.
- А как же Франсиску? - интересуется Руфину.
- Он уже наверно набрался - сказала Жудит и оказалась совершенно права.

Франсиску пил стакан за стаканом. Увидев вошедших, Франсиску горько произнес:
- Я праздную свою отставку. Никто не хочет покупать нашу рыбу, и мне не нужно больше идти в море.
- Я знаю, дядя. Мне уже рассказали. - Гума попытался увести дядю.
- Нет! Я никуда не пойду. Сегодня я дойду до дна. Уходите все вон! - Франсиску подпрыгивал на месте, а потом склонил голову Гуме на плечо и заплакал.

- Не хотите молока, учительница Дулсе?
- Я уже опаздываю, а мне еще нужно зайти в кабинет к Родригу.
- Родригу такой галантный, как лорд, - произнес Винансиу и лукаво посмотрел на Дулсе.
- Я ничего такого за ним не замечала.
- Меня вы не обманете, я знаю, что вы на все готовы ради него.

Алешандри нежно прикасался к Ливии.
- Ты делаешь массаж или наносишь защитный крем?
- Ты против?
- Совсем нет!
- Я не хочу другой жизни, - произнес Алешандри.
- Я тоже.
- Мы можем так жить, стоит только не возвращаться в Рио.
Ливия замерла, а Алешандри продолжал:
- Мой отец хочет стать губернатором, и ему нужна моя помощь здесь, в городе.
- Ты переезжай, а я…
- Ты не хочешь переезжать?
- Нет. Твоя жизнь тоже в Рио.
- Меня в Рио держишь только ты. Если бы ты переехала…
- Алекс, я не могу. У меня есть работа, карьера, которой я дорожу. Как я все брошу? Зачем мне это? Зачем?
- Для меня.
- Алешандри, ты мне нравишься, но у меня тоже есть планы, независимость. Я не откажусь от этого ни ради тебя, ни ради кого-то другого, - твердо отвечала Ливия.

Гума и Руфину рассказали Рите о пьяном Франсиску. К ним подошла Луиза.
- Иди за отцом. Немедленно!
- Тетя, я с вами.
- Не надо, я уже столько раз приводила его домой, и это будет не в последний раз. Ты мне помоги детка, помоги, - обратилась она к дочери.

0

16

Серия 21

Легкий морской ветер и огромная луна выманили Ливию на берег моря. Она сидела на берегу и любовалась отражением лунного света в воде, когда к ней подошел Гума. Едва сказав друг другу пару слов, они стали ругаться. Ливия, запомнив слова Эсмералды, упрекала Гуму за то, что он водил к себе на лодку всех женщин пристани, и что когда он смотрел на нее, она видела блеск в его глазах. Гума напомнил девушке, что это она первая к нему пришла.
- Я спал, когда ты пришла ко мне в первый раз. Ты разбудила меня, не дала отдохнуть. И теперь ты сбиваешь мня с курса. Я знаю, что тоже тебе мешаю. Тот же блеск, что ты видела в моих глазах, я видел в твоих. Я и сейчас его вижу, - сказав это, Гума приблизился и поцеловал Ливию.

В это время Алешандри беседовал с отцом.
- Эта девушка - все для меня. Она моя жизнь, как я смогу жить без нее?
- Я знал, что ты любишь Ливию, но не думал, что так сильно.
- Она любит меня так же, как и я ее. Мы созданы друг для друга. Если Ливии не будет рядом, я потеряю голову и ничего не смогу сделать.
- Ты хочешь сказать, что если Ливии не будет рядом, то ты тоже не останешься? - насторожился Феликс
- Я хочу, чтобы Ливия была со мной, но не знаю как заставить ее остаться. Ты сказал, чтобы я положился на тебя, и я полагаюсь. Надо как-то сделать так, чтобы она не уехала.
- Ты уверен, что в Рио ее держит только работа и карьера? - спросил отец.
- Думаешь, у нее кто-то есть?
- Нет, сынок, я этого не сказал.
- Для Ливии кроме меня никого не существует, я в этом уверен.

А на берегу Ливия продолжала целоваться с Гумой.
Поцелуй закончился.
- Что это? - произнесла Ливия. - Что это за бред? Почему ты решил, что можешь так со мной обращаться? - Ливия начала возвращаться к действительности.
- Я ничего не решал. Ты меня поцеловала, потому, что хотела.
- Этого не должно было случиться!
- Но это случилось, и тебе было так же приятно, как и мне - отвечал Гума.
- Ты бессовестный, избалованный женщинами тип! - начала закипать Ливия.
- Что? Я не принуждал тебя ничего делать, - отвечал ей в тон Гума.
- Эсмералда права, если дашь тебе палец - ты откусишь всю руку! - с этими словами она вскочила и почти побежала прочь.
- Эсмералда? При чем здесь она? - Гума резко схватил Ливию и повернул к себе. Она вырвалась и попыталась снова уйти, но Гума уже почти спокойно попросил рассказать ему эту историю. Ливия рассказала ему, что Эсмералда сказала ей, что Гума ее жених. Услышав это Гума едва не подпрыгнул от злости. Он сказал, что Эсмералде нельзя верить, но в ответ Ливия обвинила его в двуличности.
- Ты заводишь себе невесту, а потом развлекаешься с другими женщинами!
- Если ты так думаешь, милая девушка, то мне тебе сказать нечего.
- Вот и хорошо! - с этими словами Ливия ушла. Она медленно брела по ночному городу, иногда останавливаясь и посматривая на луну. А Гума стоял около алтаря Иеманжи и спрашивал у богини, почему это с ним происходит и какую роль играет в его жизни Ливия.

Феликс и Алешандре продолжали беседовать о Ливии и о том, что Алешандре нужен отцу дома, чтобы помогать в делах, в то время как он будет заниматься политикой.
- Но Ливия решила вернуться, что мне делать?
- Я гарантирую, что этого не произойдет, - уверенно пообещал отец.

В магазине доны Эпифании Руфину и Северину покупали гвозди. Алсеу достал коробок и случайно высыпал его на пол. Увидев это, Сокорру, желая помочь мужу, стала их собирать. Она делала это с таким видом, что стоявшие рядом мужчины забыли обо всем на свете. В этот момент в магазин вошла Женезия. Увидев сестру и пялящихся на нее мужчин она вскипела.
- Бесстыжая! Поднимайся, или я тебя сама подниму!
Сестра не осталась в долгу, и они как всегда начали ругаться. Подоспевшая Эпифания стала из разнимать, пообещав не пускать сестер в магазин, если они и дальше будут так себя вести. Женезия выскочила из магазина. Эпифания нагнала ее уже около дома.
- Куда ты бежишь на всех парусах?
- Домой за веником, а потом в церковь.
- Я знаю, что вы работаете там под началом доны Аугусты. Но тебе не кажется, что ты еще слишком молода, чтобы водить кампанию с такими людьми. Ты бы лучше пошла погулять. Когда-нибудь ты встретишь мужчину, влюбишься и выйдешь за него замуж.
-Я?!!
-Да, ты, а что здесь такого?
На секунду Женезия потеряла дар речи.
- Надо верить в бога! У меня нет времени, чтоб заниматься этим бесстыдством!

В магазине Сокорру продолжала ползать по полу, собирая гвозди. Томно подняв глаза на мужчин, она сообщила, что устала. Помощники не заставили себя долго ждать.
- Дона Сокорру! Не мешайте своему мужу работать! - нарушила идиллию вошедшая Эпифания.
Получив свои гвозди, Руфину и Северину поспешили удалиться. Эпифания начала было ругать дочь за неподобающее поведение, но муж заступился за нее.
- Сокорру просто общительная девушка и она очень хорошо помогает торговле, дона Эпифания.

В «Звездном Маяке» Гума разыскивал Эсмералду. Бабау сказал ему, что дочь уехала в Итамаражи за посылкой и может вернуться только к вечеру. Гума был явно раздосадован.
- Скажи, а какое у тебя к ней дело?
- Да, так, ничего особенного.
- Послушай, не пойми меня неправильно. Я доверяю тебе но, не доверяю своей дочери. Она очень похожа на свою мамашу.
- Я понимаю ваше беспокойство, порой она переходит все границы. Но я обещаю, что и пальцем ее не трону, наоборот, я хочу, чтобы она держалась от меня подальше, - успокоил его Гума.
- Это почему? - насторожился Бабау.
- Из уважения…из уважения.

Винансиу пришел в «Звездный Маяк» за заказом.
- Что-то не видно доны Амаполы с тех пор как она вернулась из столицы, - поинтересовался Бабау.
- У нее просто много домашних дел, - уклонился от ответа Винансиу.

Винансиу ушел, а Бабау начал рассказывать о Розе Палмейрау, о том, какая это удивительная женщина.
- А как вы думаете, она когда-нибудь вернется? - поинтересовался кто-то.
- Конечно, вернется! Когда она вернется, кое-кто потеряет остатки покоя.
- Это будет сеньор Отасилиу - бывший жених Розы и нынешний муж доны Амаполы, - закончил Жак.

Женезия подходила к церкви. Ее окликнули приятельницы.
- Ты слышала, что произошло сегодня утром в верхнем городе? Сын сеньора Отасилиу сбил девушку, - поспешили сообщить девушки.
- Если это сплетни, то я и слушать не хочу! - она резко повернулась и вошла в церковь.
- Она все время такая кислая, как уксус. Если так и дальше пойдет, то никто не выдержит, даже Господь с его бесконечным терпением, - пожали плечами девушки.

Вернувшись домой Освалду узнает, что Аугусты-Эужении еще нет, а на ужин что-то невкусное, поэтому он отправляется в «Звездный Маяк», где Бабау угощает его ужином в знак уважения. В это время Аугуста-Эужения делает профилактическую взбучку девушкам, убирающим церковь.
- Трудитесь, лентяйки! - восклицает она, в то время как девушки энергично машут веником и тряпками.
- Дона Аугуста, а в эту церковь кто-нибудь будет назначен вместо падре Бернарду?
- Скоро приедет епископ, кроме того, я хочу быть готова к одному визиту, которого жду завтра утром.

0

17

Серия 23

Гума поймал Эсмеральду, поносившись по городку и всем доложив, что он ее ищет. Папаша девушки, бармен Вабау предостерег Гуму от дочери, добавив: "она вся в мать" (про мать ее пока ничего не было). В личной беседе Гума предложил Эсмеральде ей забыть детскую любовь и уважать Ливию, как он, Гума, в свое время проявил уважение к Эсмеральде, не лишив ее девственности. Та же пожелала Гуме утонуть прямо завтра, так как она разлюбит его только мертвого. Потом она долго рыдала на берегу, пока не встретилась с местной проституткой Гайде и та ее учила завоеванию Гумы мягкостью.

Феликс пошел к тетке Ливии, разорившейся аристократке, и сказал, что та получит денежную помощь от него лишь в случае, если Ливия не уедет в Рио. Тетка, оказывается, с первого дня жизни у нее племянницы собирала все счета и, явившись с этим гроссбухом к Ливии, поставила ультиматум: вернуть деньги в течение месяца.

Эриберту опять не купил рыбу у Гумы (дядя спьяну отсыпался), они едва не подрались в баре и Гума, раскусив, что дело не в Эриберту, решил идти к Феликсу.

Серия 24

Гума отправился в дом Феликса, а тот, в свою очередь, вместе с сыном поехал показывать Ливии свою текстильную фабрику. Они разминулись, зато на кухне у Ундины (он рыбачит вместе с ее сыном Жаком) Гума встретился с Адмой. Та брезгливо поморщилась на очередного "просителя" и уплыла прочь.

Феликс и Алешандре заехали за Ливией, их приняли с распростертыми обьятиями и тетка пошла звать Ливию. Наедине она однозначно дала той понять, что оплата долга - это замужество с Алешандре. Ливия потряслась теткиным цинизмом, но поехала и была очень мила с обоими. С Феликсом она - на "ты", и Адму это коробит.

На фабрике их ждал Гума и сходу выдал Феликсу о пристрастности Эриберту и своей уверенности, что все делается с подачи Большого Босса. Феликс быстренько уволок его к себе в кабинет и сказал: "Попроси - сделаем", на что гордый Гума ответил отказом: "Я, как вы, никогда никого не прошу!" (А сам без конца молится Иеманже и что-то у нее просит, но богиня, видимо, не в счет).

Серия 25

Небольшой экскурс в прошлое.
Феликс хотел ребенка, но Адма смогла забеременеть только в Бразилии. Феликс настолько любит сына, что Адма ревнует мужа к нему. Алешандре чуствует, что любим отцом и вырастившей его Ундиной, но не матерью. Он случайно услышал, что Адма уговаривает мужа не передавать бизнес сыну и отношения еще ухудшились.

На текстильной фабрике Феликс подстроил, чтобы все зависло в компьютерах, Ливия исправила, и Феликс предложил ей заняться модернизацией его компьютерного хозяйства за хорошие деньги. Ливия проконсультировалась в Рио и решила задержаться в Гавани, чтобы заработать и вернуть долг тетке, о чем ей и сообщила. Та начала снова давить с замужеством, но получила категоричный отказ. Однако своему мужу Освальдо сообщила, что "Ливия наконец поумнела".

На подмогу давлению вызван и прибыл кузен Ливии Рудольфо. О своей роли он не знает, зато хочет оттяпать у Гереро(Феликса) почти проданное ему семейством казино-отель. Он не знает, что условие сделки - брак Ливии.

Серия 26

Гума спрашивает мать Рикардину (что-то вроде жрицы Иеманжи), когда его оставят напасти. Та обещает, что все разрешится на празднике дня рождения Иеманжи и что при этом "откроется многое другое". Гума готов ждать. Примерно в эти же сроки намечено с помпой отпраздновать прибытие Феликса в Гавань.

Гума договорился с рыбаками, что они продадут его рыбу за свою, но тут -новая беда. С подачи Феликса Эриберту отказывается продать Гуме горючее для катера в кредит, провоцирует стычку и Гума попадает в полицию. В камере ему является Иеманжа. Феликс ликует - Гума повержен.

Адма всегда пикируется с Ундиной из-за сына и вообще. Во время очередной стычки Ундина бросает: "Никогда не уйду из этого дома. Сюда должен войти сын Бартоломеу". Адма, не сдрежавшись, бросает: "Хватит о мертвых!" Это насторожило Ундину. Но сколько она не приставала, откуда Адма знает, что сын Бартоломеу мертв, естессно, ничего не добилась, однако сильно задумалась.

Родня Гумы и Эсмеральда отправились к местному врачу посоветоваться как быть. "Кузина" Гумы, Луиза, просила своего парня, сына юриста Феликса о помощи, но отец того отказал сыну. Вдруг у врача появилась Ливия с поранившейся теткиной служанкой. Узнав в чем дело, она решает просить Феликса помочь и едет к нему. Феликс тепло ее принимает, думая, что речь о компьютерах и меняется в лице, узнав в чем дело.

0

18

Серия 27

Узнав об аресте Гумы, Ливия приходит в дом Феликса.
- Ливия, ты меня удивила. Я и не знал о твоих отношениях с людьми с пристани, -удивленно произнес Феликс.
- Арест рыбака несправедлив! - с жаром говорила Ливия.
- Ты в этом уверена? Никто не знает точно, какие отношения у этого рыбака с Эриберту, я бы предпочел не вмешиваться.
Но Ливия продолжала настаивать, напомнив Феликсу, что Гума спас жизнь ей и его сыну:
- Простите, если прижала вас к стене, но прошу вас поступить так, как подсказывает вам совесть. Я очень на Вас надеюсь.

После такой пылкой речи Феликсу и правда не оставалось другого выхода. Он вышел в кабинет, взял телефон:
- Эриберту! Я ненавижу себя за то, что делаю, но я вынужден отдать тебе новое приказание относительно Гумы. Ты должен забрать заявление из полиции.
- А что мне делать с покупкой рыбы? - поинтересовался Эриберту.
- Веди торговлю как прежде, не уступай. Пусть они разоряться.

Пока Феликс разговаривал с Эриберту, в гостиную спустился Алекс (так называют Алешандри).
- Я не верю, что ты пришла только из-за Гумы. Это ведь не твое дело!
- А ты хотел бы, чтобы когда надо было нас спасать, Гума тоже ответил: Это не мое дело? Я хочу помочь ему. Так мы хоть как-то его отблагодарим, - объясняла Ливия.
- Да, это очень, очень благородно, - кивал головой Алекс.

Закончив разговор, к ним присоединился Феликс.
- Большое вам спасибо! - поблагодарила Ливия.
- Я не мог отказать твоей просьбе, - улыбнулся он. - А как же мое предложение?
- Вы хотите, чтобы я ответила прямо сейчас? - напряглась Ливия.
- Ну, если тебе еще нужно время...
- Хорошо! Я разработаю для вас этот проект, - улыбнулась девушка.

Когда Ливия уходит Алешандри благодарит отца за то, что она задержится в Порту.

- Бедный мой глаз! Я похожа на медведя панду. Почему все мужчины, которые встречаются на моем пути, оставляют какие-то отметины? - недоумевала Леонтина, рассматривая себя в зеркале. - Ну ничего, всего несколько дней и все пройдет. Отсюда я выйду в мир, прежде всего к Аугусте-Эужении.

В дом Проэнса возвращается сын Аугусты и Освалдо. Первым с ним встречается отец. Освалдо рассказывает сыну, что Ливия тоже здесь, что Аугуста продолжает ее воспитывать, также Освалдо говорит, что их финансовые дела хуже некуда и им грозит разорение, единственной надеждой осталась продажа Отеля-Казино (того, в котором тайно разместилась Леонтина).

Ливия приходит к больницу, где ее дожидаются близкие Гумы, и сообщает им, что Эриберту по приказу Феликса забрал заявление. Все очень рады и благодарят ее, а Эсмералда ехидничает:
- Если бы я была невестой сына префекта, то тоже смогла бы такое сделать.
Все собираются идти встречать Гуму. Дулсе предлагает Ливии пойти с ними, но Ливия все равно отказывается. Она просит только передать Гуме привет.

Гуму освобождают из полиции. Около тюрьмы его ждет Эсмералда. Они вместе возвращаются домой. На полпути их встречает Рита. Она радостно обнимает племянника.
- Я не пойму, почему меня вдруг отпустили, - недоумевает Гума.
- Пойдем, я потом тебе расскажу, - попыталась сменить тему Эсмералда.
- Нет, он должен знать, - останавливает ее Рита.
- Должен знать что?
- Что тебе помогла племянница доктора Освалдо.
- Ливия?!
- Да, она ходила к префекту и просила освободить тебя.
- Но, почему она это сделала? - допытывался Гума.
- Она сказала, что просто хотела восстановить справедливость, - вмешалась Эсмералда.

В «Звездном Маяке» празднуют освобождение Гумы. Он говорит, что будет и дальше рыбачить. Но Бабау и Франсиску уверены, что Эриберту по-прежнему не будет покупать у него рыбу. Родригу советует Гуме на некоторое время уехать из Порту. Его идею поддерживают все кроме Эсмералды. Друзья уговаривают Гуму уехать, но он колеблется. Наконец говорит: «Надо спросить у Иеманжи». На пристани он молится богине и просит указать ему путь. В ответ на его просьбу распускается роза, стоящая около ее изображения.
- Я понял, матушка, - радостно восклицает Гума, - я уеду на некоторое время от моего моря.

Феликс изучал счет, составленный Аугустой-Эуженией для ремонта церкви, когда вошла Адма. Она увидела счет и начала возмущенно говорить, что сумма очень велика.
- Но я пообещал ей, что дам денег, если Ливия останется в Порту, и она остается.
- Мы же не можем просто так дать денег этой тупице? - не унималась жена.
- Что ты задумала?
- Я пока не могу сказать, но обещаю, что мы повеселимся, - лукаво улыбнулась Адма.

На утро Дулсе и Родригу приехали за Гумой, но Рита сказала, что он куда-то ушел. Гума пошел к Ливии, когда она спустилась на кухню, он уже ждал ее. Гума поблагодарил девушку за помощь. Ливия ответила, что она уже все забыла.
- Но я пришел не только за этим. Я хотел спросить, почему ты это сделала?

Серия 29

Для Ливии Феликс переступил через себя и освободил Гуму. С подачи местных доктора и учительницы Гума уезжает куда-то отсидется до праздника Иеманжи, чтобы страсти улеглись. По дороге местная интеллигенция вбивает Гуме мысль о рыбацком кооперативе без Феликса. Не без успеха.

Перед отъездом Гума приходил благодарить Ливию, но дело кончилось перепалкой лишь только он намекнул, что Ливия к нему неровно дышит. Пришлось Гуме просить прощения и расстались они по-дружески. Ливия все разузнавала что это за чествование ждет Гуму на праздники и прониклась к нему уважением.

Родольфо объявился и тут же вступил в сговор с матерью о подталкивании Ливии к замужеству. Он начал потихоньку внушать Ливии эту мысль несмотря на возмущение его отца.

0

19

Серия 30

Прошло несколько месяцев. Ливия закончила работу для Феликса, Гума, после долгого отсутствия должен вернуться, о чем сообщает Ливии учительница Дольси, подруга местного врача, который за Гумой поехал.

Феликс снова предлагает Ливии работу и снова получает отказ. Тогда он собирает досье на фирму в Рио, где она работает и вынуждает хозяина Ливию уволить. Ливия в шоке, Алешандре ее утешает и, не зная о проделках Феликса, тоже зовет ее остаться. Ливия же категорически решает сразу после празника вернуться в Рио и "там всем доказать" чего она, Ливия, стоит, как профессионал. Феликс снова обещает сыну "все устроить".

Ливия отдает тетке солидный чек Феликса в счет долга и та, опешив от суммы, даже начинает лепетать что-то вроде "остальное - потом", но ее муж, Освальдо, застает их с Ливией и с возмущением открывает племяннице, что все вложения в учебу делала вторая тетка - легкомысленная Леонтина, которая сейчас вообще-то неизвестно где находится. Ливия решает сохранить деньги для нее. Они оба не знают, что та вернулась в Гавань и прячется в старом отеле, так как добиралась тремпом и водила ее побил. Об этом знает только Рудольфо, который слышит конец разговора отца с Ливией.

Гума вернулся, накрученный доктором Родриго на создание кооператива. Правда он не очень оптимистичен, так как считает рыбаков ( и себя тоже) туповатыми. В порту его тепло встречают, но тут является Ливия и беседует с ним в стороне любезно и ни о чем. Это никому не нравится: Эсмеральда ревнует, остальные считают Ливию подосланной, а общение Гумы с невестой Алешандре - опасным. Один только друг Гумы - Руфино поощряет эти шуры-муры (он влюблен в Эсмеральду, а Гума все время безрезультатно подталкивает ее к Руфино).

К Адме в поисках проститутки Арлет и ее сына приезжает бывшая хозяйка борделя Коло. У нее есть письма-дневник Арлет, написанные ею во время беременности, уже после смерти Бартоломеу. Она показывает их Адме. Адма выдумывает байку о том, что Арлет родила слабоумного ребенка и уединенно живет с ним в одним из поместий Феликса. Устроив Коло на одной из фазенд и пообещав справится у Арлет, когда та сможет принять бывшую хозайку, Адма звонит Эриберту, но того нет в городе. Взяв какой-то перстень (видимо с отравой) Адма решает "покончить с этим сама". Служанка Ундина видя, как Адма носится с Коло, настораживается.

Серия 31

Адма Коло таки отравила, подсыпав яду в лимонад. Когда та уже испускала дух и пыталась выбраться из дома, Адма заперла дверь и напоследок сказала ей, что Арлет с ребенком убиты ею, Адмой, и что-то вроде того что так "будет со всяким, кто покусится..."

Гума приглашает Ливию на свой праздник, прекрасно понимая, что та обязана быть у Феликса. Они договариваются после празднований рассказать друг другу как было у каждого. Ливия млеет под музыку в своей комнате после разговора с Гумой.

В разговоре с Ливией Рудольфо осуждает мать, которая "уж слишком перехватила". Жрица Иеманжи Рикардина (оказывается, Эсмеральда - ее племянница)приглашает Гуму провести ночь перед посвящением у нее и Гума отправляется туда. Рикардина сцепляется с теткой Ливии по поводу местной шлюшки Хайде, которой та не дала войти в церьковь и обещает всем устроить ей подлянку на празднике у Феликса.

Серия 32

Гума у Рикардины. Та советует ему оставить все "лишние" мысли за дверью, в частности - о женщинах. Напоминает Гуме, что тот видел во сне Ливию в образе Иеманжи. "Она повлияет на твою жизнь". Ливия ведет активные переговоры в Рио поповоду работы, тетка вяло тявкает о выгодном браке.

Адма грузит тело Коло в свой багажник, сгружает его в старом отеле и мчится перехватить Эриберту. В отель возвращается Леотина, находит тело еще живой Коло, которая в бреду пытается задушить Леотину. Та, вырываясь, бьет Коло по голове, и когда та падает замертво, считает, что это она ее прикончила. Леотина в страхе убегает из отеля и налетает на Рудольфо, пришедшего рассказать ей о чеке. До чека дело не доходит, ибо Леонтина твердит, что убила пощеной даму в отеле. Рудольфо, считая все бредом экцентричний тетки, тащит ее в отель. Тела там не оказывается, так как Эриберту уже опознал и увез Коло.

Феликс весь день ищет жену, Ундина рассказывает ему об утренней гостье и странном поведении Адмы. Феликс отправляется ее искать. В баре Эсмеральда находит забытую косметичку Коло. Вабау намерен отнести ее к Феликсу, так как посетительница справлялась о Гереро.

0

20

Серия 33

Гума готовится к церемонии, мать Рикардина предсказывает ему, что он станет королем, причем не только моря, но и чего-то большего.

Бармен Вабау принес косметичку и Адме пришлось выкручиваться. Сперва сказала, что никто не приходил, но это опровергли сын и Ундина. Потом наврала, что приходила бывшая любовница Феликса шантажировать накануне избирательной кампании. Это опроверг Алешандре, резонно заметив, что похождения Бартоломеу 20-летний давности ничем не вредят Феликсу. Феликс с ним согласился. Адма же сказала, что с испугу хорошо заплатила Коло, а вошедший Эриберту подтвердил, что она была любовницей Бартоломеу и что он сейчас отвез ее домой(на деле - сбросил труп со скалы в море). Кроме того добавил, что Коло просила разыскать забытую косметичку. Эриберту потребовал от Адмы в награду за помощь любви, в день, который он сам назначит. Ундина видела, как после этого разговора, когда Феликс уже 10-ый сон смотрел, Адма переглядывась с управляющим с балкона и намотала это на ус.

Серия 34

Гума нудится перед посвящением. Рикардина ему гадала и выпало ему быть королем. Он видит свою задачу в том, чтобы помочь рыбакам и просит Иеманжу вразумить его. Эсмеральда участвует в церемонии, как племянница Рикардины, крутится возле Гумы. Эриберту, после перепалки и обмена проклятиями с Ундиной, снял проститутку Хайде и провел с ней ночь, видя в ней Адму. Наутро явился к Ундине с угрозами и требованием молчать, чем еще больше укрепил ее в мысли, что страсть к Адме его погубит.

Серия 35

Феликса с утра чествуют, все собираются на праздник. Ливия снова всех терзает, почему в доме нет фото ее отца или свадебных. (У Гумы есть фото свадьбы его "родителей" вместе с родителями Ливии). В церкви - заварушка между теткой Ливии и служителями культа Иеманжи. Феликс в злобе мчится туда, чтобы ему не испортили праздник.

Серия 36

Перепалка между теткой Ливии и Рикардиной и молитва Гумы о рыбаках. Местную учительницу доктор уговорил сбежать от Феликса к Гуме. Феликс разогнал бабью свару.

Поскольку муж подмешал тетке Ливии снотворного, то Феликс решил спор в пользу Рикардины. Приезжий епископ правит службу в честь Феликса и вдруг на него проливается золотой дождь. Все онемели. В это же время Гума с Рикардиной, Эсмеральдой и влюбленным в нее другом Гумы - Руфино едут на остров Иеманжи. Там золотой дождь проливается, к общему восторгу, на Гуму. Ливия и Долси решают сбежать с праздника Феликса на праздник Гумы.

Серия 37

Все, бывшие в церкви, включая Феликса, приняли золотой дождь за трюк Адмы. А бармен Вабау, глава оппозиции, обещал потребовать у нее отчета о тратах денег муниципалитета на такие трюки. Гума спросил Рикардину, что значит этот дождь, но та истолковать не смогла. Гума бросил в воду цветок для Иеманжи и она его, по словам Рикардины, приняла. Гума спит и видит во сне, что он тонет во время шторма и его спасает Иеманжа в образе Ливии. Он рассказывает это Руфино. Эсмеральда слышит рассказ. Эксцетричная Леонтина, сидя одна в отеле-казино, вдруг начинает боятся возвращения Коло и удирает "с вещами".

Серия 38

Прием у Феликса. Все шикарно: туалеты, репортеры... Алешандре привозит Ливию и ее дядю, т.к. опенная тетка еще не проснулась. Ливию сердечно принимает Феликс, до этого получивший неприятную реплику Ундины: "Для меня ваш приезд - не праздник, а напоминание о смерти Бартоломеу. Я молилась о нем и на праздник не пошла". Ливия симулирует плохое самочуствие. Алешандре хочет везти ее к врачу, но Адма требует исполнения светских обязанностей, и "к врачу" ее везет Дольси. Втроем они едут на праздник Гумы. Праздник красывый, в стиле африканско-мексиканского фолк. Гуму провозглашают огой, все ему кланяются и тут он замечает Ливию и, в нарушение процедуры, встает. Это видит Эсмеральда и мрачнеет.

Тетка Ливии просыпается и, еще будучи не в себе, отправляется на праздник. Там устраивает скандал, обозвав Гереро выскочками и безродными беженцами. Адма дерется с ней. Освальдо уводит жену и праздник продолжается. Алешандре волнуется о Ливии, которой долго нет, Адма его успокаивает и не отпускает.

Серия 39

Прием удался. Тетка Ливии пострадала дома и успокоилась. Феликс посылает сына за Ливией. У доктора закрыто, но проститутка Хайде говорит, что все они пошли в молельню Рикардины. Прихватив Эриберту и двух его ландкснехтов, Алешандре отправляется туда.

Рудольфо нашел убегающую от призрака Леонтину и уговорил ее подождать и встретиться с Ливией, которую ему никак не удается найти. Алешандре устаривает скандал в молельне, который ввиду святости места переносится на площадь. Все рыбаки идут за Гумой, кроме сына Ундины. В драке один на один Гума легко побеждает Алешандре, но потом его хватают наемники Эриберту, а последний берет Гуму на мушку. После бесплодных призывов к разуму, Ливия закрывает собой Гуму, которого держат наемники. Только после этого Алешандре дает отбой, Эриберту злобно обещает поквитаться с Гумой, и праздник продолжается.

0


Вы здесь » О сериалах и не только » Резюме ЛА сериалов » "Берег Мечты" / "Porto Dos Milagres"