header
Вверх страницы

Вниз страницы

О сериалах и не только

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » О сериалах и не только » Книги по мотивам сериалов и фильмов » Тайный Круг: Могущество / The Secret Circle: The Power


Тайный Круг: Могущество / The Secret Circle: The Power

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Лиза Джейн Смит
Могущество

Серия: Тайный Круг – 3

http://uploads.ru/i/a/h/S/ahSdl.jpg

Аннотация

Жизнь старшеклассницы и по совместительству потомственной ведьмы Кэсси и ее друзей с каждым днем становится все более сложной и непредсказуемой. Клуб ведьм вступает в неравную битву с древним могущественным врагом, возвращенным к жизни неосторожно проведенным ритуалом, и этот враг почему-то уделяет Кэсси особое внимание. Да и среди членов Клуба нет единодушия, и кое-кто не прочь перейти на сторону сил тьмы, победить которые можно только при помощи давно утраченных старинных артефактов. Магические силы Кэсси растут день ото дня, но и ее враг становится все сильнее и подбирается все ближе. К тому же Адам, в которого Кэсси тайно влюблена, по-прежнему недоступен для нее…

0

2

1.

– Дианочка, у меня есть для тебя небольшой сюрприз, – промолвила Фэй.
В изумрудных глазах златовласки появились дурные предчувствия и угрюмое непонима-ние. Она еще не вполне отошла от печальных событий минувшей ночи, поэтому настороженно посмотрела на Фэй.
А настоящая печаль между тем ждала ее впереди.
«Ну вот, сейчас это произойдет», – подумала Кэсси, как ни странно, почувствовала облег-чение. Больше не придется прятать глаза, врать, притворяться. Кошмарнее, чем было, уже не бу-дет.
– Конечно, как сестра и подруга я должна была сказать тебе раньше, но я жалела тебя, – продолжала Фэй. Глаза ее так и сыпали бешеными золотыми искрами.
Адам со свойственной ему сообразительностью перевел глаза с Кэсси на Фэй, потом об-ратно на Кэсси и пришел к молниеносному и весьма удручающему выводу. Он спешно приобнял Диану.
– Что бы там ни было, оно подождет, – отчеканил парень. – Нужно поскорее отпустить Кэсси к матери.
– Нет, не подождет, Адам Конант, – прервала его Фэй. – Пора открыть кузине глаза на то, кого она пригрела у себя на груди. – Она резко переметнула очи на Диану. Бледная кожа брю-нетки на фоне копны полночно-темных волос сияла какой-то перехлестывающей через край ян-тарной экзальтацией, казалось, она вот-вот вспыхнет. – А ведь ты сама их выбрала, Дианочка, – продолжала Фэй. – Вот они – твоя лучшая подруга и неподкупный сэр Адам. Хочешь знать, по-чему тебя не избрали главой шабаша? Хочешь знать, до чего ты наивна?
Круг завороженно смыкался, ведьмы непонимающе смотрели на обвиненных. Одни лица выражали обескураженность, другие догадку. Полная луна, взирающая на них с запада, будто специально светила так ярко, что фигуры отбрасывали тени, и все было видно до мельчайших подробностей.
Кэсси вгляделась в каждого: жесткая Дебора, красивая Сюзан с идеальным лицом, омра-ченным лишь морщинкой недоумения, сдержанная Мелани и эльфоподобная Лорел. Она по-смотрела на бешеных близнецов, Дага и Криса, расположившихся рядом со скользеньким Шо-ном, и на холодного красавчика Ника.
И, наконец, перевела взор на Адама.
Он все еще держал руку Дианы, но в гордом гипнотическом лице появились напряжение и тревога. Его взгляд встретился со взглядом Кэсси; в глазах обоих читалось понимание. Девушка отвернулась, устыдившись секундного порыва: сейчас она в особенности не имела права на под-держку Адама. Она должна была в одиночку предстать перед лицом грядущего разоблачения: одна перед всем Кругом.
– Я все надеялась, что они возьмутся за ум и поумерят свой пыл, – продолжала Фэй, – ра-зумеется, для их же пользы, о твоей тут речи не идет. Но похоже…
– Фэй, ты о чем? – перебила рассказчицу Диана; ее терпению настал конец.
– О чем я? Естественно, о Кэсси и Адаме, – промурлыкала Фэй, плавно раскрывая свои зо-лотистые очи. – О том, как они шалят за твоей спиной.
Ее слова упали, как камни, брошенные в безмятежную гладь пруда. За ними последовала долгая пауза, а затем Даг Хендерсон запрокинул назад белобрысую голову и дико загоготал.
– Ой, уморила, еще скажи, что моя мамочка стиптизерша, – съязвил он.
– А мать Тереза – Женщина-Кошка, – добавил Крис.
– Хватит, Фэй, – резко произнесла Лорел. – Довольно ломать комедию.
Фэй улыбнулась.
– Я не виню вас за то, что вы не верите, – спокойно продолжила она прерванное выступле-ние. – Я тоже сначала обалдела – как, откуда! Но, видите ли, это началось еще до того, как Кэсси переехала в Нью-Салем. Это началось на Кейп-Коде.
Тишина, воцарившаяся на сей раз, носила иной характер. Кэсси заметила, как Лорел быст-ро переглянулась с Мелани. Все знали, что до приезда в Нью-Салем Кэсси несколько недель провела на Кейп-Коде; а также, что Адам мотался где-то в тех же краях в поисках Инструментов Мастера. Кэсси видела, что на лицах медленно, но верно проступает осознание.
– Итак, дело было на пляже, – развивала мысль Фэй. Она откровенно тащилась от происхо-дящего, что, собственно, происходило всякий раз, когда она попадала в центр внимания. Черно-гривая красотка чувственно облизнула губы и продолжила глубоким контральто, обращаясь ко всему Кругу, хотя, разумеется, основным адресатом являлась Диана. – Я так понимаю, между ними произошла любовь с первого взгляда, а я-то в этом понимаю; ну, так или иначе, оторваться они друг от друга не могли. По приезде к нам Кэсси даже стихотворение написала. Как там у нее? – Брюнетка чуть-чуть склонила голову и процитировала:
– «Не сплю ночами, думаю о нем, о том, кто разбудил во мне желанье, а дни мои все вы-жжены огнем, попыткой оживить воспоминанье».
– Да, я помню это стихотворение, – заговорила Сюзан. – Конечно, помню. Мы тогда еще заперлись в старом корпусе, а она не хотела, чтобы мы его читали.
Кивнула и Дебора, ее тонкое лицо перекосилось:
– И я помню стихотворение.
– Возможно, вы также вспомните, как странно они оба вели себя во время церемонии по-священия Кэсси, – вернулась к своей обвинительной речи Фэй. – А еще то, как быстро Радж воспылал к ней любовью, как он сразу подскочил к ней, облизал ее с головы до ног и прочее. И ничего странного в этом нет, все элементарно. Просто наши голубки уже знали друг друга. Конечно же, они не хотели этого афишировать; прятались, таились. Но в конце концов были пойманы с поличным. И случилось это точнехонько в ту ночь, когда мы впервые использовали кристаллический череп в гараже у Дианы. Видимо, Адам провожал Кэсси домой; я просто пора-жаюсь, как людям удается так удобно устраиваться.
Теперь настал черед просветления Лорел и Мелани: они прекрасно помнили тот вечер, ко-гда Диана попросила Адама проводить Кэсси до дома, и Адам после недолгой заминки согласился.
– Они-то думали, что, кроме них, на утесе никого – ан нет, кое-кто за ними присматривал. Два малюсеньких существа, два моих маленьких дружочка, – рассказчица лениво пошевелила пальцами с алыми ноготками, будто погладила кого-то по шерстке. И тут до Кэсси дошло.
Котята. Чертовы маленькие кровопийцы из спальни Фэй! Да, помнится, черноволосая го-ворила, что дает им шпионские поручения; говорила, что умеет с ними общаться.
Кэсси посмотрела на статную богиню темной красоты, и внутри у нее все сжалось; госпо-ди, сколько чудовищной, вероломной силы таится за волооким взором! А она-то, дурочка, вечно недоумевала, что за удивительные «друзья» есть у Фэй: высоко сидят, далеко глядят, а потом доносят ей о том, что видели. Но котят Кэсси никогда бы не заподозрила в шпионстве. Фэй на-градила героиню ослепительной улыбкой, полной коварной радости, и удовлетворенно кив-нула.
– Мне известно много секретов, – сказала она исключительно для Кэсси. – И это лишь один из них. В общем, – продолжила она, снова обращаясь ко всей компании, – той ночью их поймали. Поймали за, скажем так, поцелуями. Это если очень мягко выразиться. Знаете, бывают такие поцелуи… обжигающие. Думаю, они просто больше не могли сопротивляться страсти ро-ковой, – она вздохнула и закатила глаза.
Диана смотрела на Адама, ждала, что он скажет «нет». Но он, стиснув зубы, хмуро смотрел на Фэй. Губы Дианы раскрылись; она задыхалась.
– И, я боюсь, это случилось не раз и не два. – Фэй вставила нож в рану и теперь поворачи-вала его в ней со злорадным опьянением, не забывая при этом поглядывать на собственные ног-ти с выражением пуританского сожаления. – С тех пор они шалили постоянно, улучая моменты, когда ты, дорогая, отворачивалась. Вот, например, на дискотеке в честь встречи выпускников – эээх, жаль, ты не видела. Они начали целоваться прямо посреди танцпола. Даже не знаю, может, потом они уединились в каком-нибудь месте поукромнее…
– Неправда, – вырвалось у Кэсси. Слово не воробей: своим возгласом она фактически при-знала правоту всего, сказанного Фэй до этого.
Все взгляды переметнулись на Кэсси; даже Хендерсоны угомонились, их раскосые сине-зеленые глаза сосредоточенно следили за происходящим.
– Я, разумеется, хотела тебе сразу же обо всем рассказать, но Кэсси умоляла меня не делать этого. Она так истерила, так плакала, говорила, что не переживет, если ты узнаешь, обещала вы-полнить любое мое желание. И предложила, – Фэй вздохнула и посмотрела куда-то в сторону, – достать мне череп.
– Что?! – воскликнул Ник, и на его обычно невозмутимом лице выразилось недоверие.
– То, что ты слышал, дорогой. – Глаза Фэй опять вернулись к самым лучшим ногтям на свете; чувствовалось, что ее распирает от желания улыбнуться, но, будучи натурой сильной, она терпела. – Кэсси знала, что я мечтаю осмотреть череп, и сказала, что добудет его, если я пообе-щаю держать язык за зубами. И что я должна была делать? Она вела себя как одержимая. У меня просто не хватило духа отказать ей.
Кэсси прокусила нижнюю губу. Она хотела кричать, протестовать, убеждать друзей, что все не так… но разве в этом теперь был хоть какой-нибудь смысл?!
Слово взяла Мелани:
– Я полагаю, отказаться от осмотра черепа у тебя тоже духа не хватило? – проговорила она, буравя Фэй источающими презрение серыми умными глазами.
– Хм… – неприятно ухмыльнулась Фэй. – Видишь ли, подобный шанс выпадает не так уж часто. Ты считаешь, я должна была поломаться для приличия?
– Это не смешно! – сокрушенно воскликнула Лорел; она выглядела абсолютно подавлен-ной. – Я все равно не верю…
– Раз не веришь, ответь, откуда, по-твоему, она знала, где искать череп, когда сегодня от-правилась за ним? – спокойно спросила Фэй. – Молчишь? Тогда отвечу я: она осталась ночевать у тебя, Диана, той ночью, когда мы по следу темной сущности пришли на кладбище. Пока ты спала, твоя любимая подруга прошерстила весь дом и в итоге отыскала ответ в твоей же Книге Теней. А перед этим милая девушка выкрала у тебя ключ от орехового шкафа и на всякий случай порылась там. – Глаза Фэй сияли радостью безоговорочного триумфа; она больше не могла скрывать своего ликования.
Последняя серия откровений рассеяла всяческие сомнения. Кэсси действительно знала, где искать череп: с этим трудно было поспорить. Обвиняемая следила за тем, как менялось выраже-ния на лицах друзей: слепая убежденность в невиновности ушла, уступая место хмурому упреку. «Господи, я чувствую себя героиней из „Алой Буквы" », – с ужасом подумала девушка: она стояла чуть поодаль, и все взгляды были-прикованы к ней. С таким же успехом она могла бы сейчас стоять на эшафоте с буквой «А» на груди. Не в силах что-то изменить, Кэсси решила хотя бы держаться достойно: она выпрямилась, постаралась приподнять подбородок и заставила себя не отводить взгляд. «Я не буду плакать, – сказала себе девушка, – и отворачиваться не буду». Потом она увидела Диану.
Златоволосая сестра пребывала в состоянии близком к обморочному: ее словно парализо-вало, зеленые глаза распахнулись до невозможности широко, рассыпались мелкими изумрудны-ми осколками и больше ничего не выражали.
– Она поклялась хранить верность Кругу, а также всем его членам и никогда не причинять им вреда, – хрипло продолжила Фэй. – Но клятву свою она нарушила. Меня это не удивляет: что взять с полукровки! Просто, по-моему, хватит. Они с Адамом вдоволь порезвились, пора и честь знать. Теперь вам известна вся правда. А сейчас, – Фэй закруглялась и взирала на уничтоженную аудиторию, а в особенности – на свою мертвенно-бледную кузину, с видом глубокомысленного удовлетворения, – сейчас пришло время разойтись. Ночь что-то получилась длинная, – и она пошла, лениво и томно повиливая бедрами, с легкой улыбкой на устах.
– Нет.
Одно коротенькое словечко Адама – и Фэй остановилась, а все взгляды устремились в его сторону.
В сине-серых океанах глаз блеснула серебряная молния. Без резких движений и лишних слов парень догнал Фэй и взял ее за руку; он сделал это чуть ли не деликатно, но, судя по всему, хватка оказалась железной, поскольку высвободиться Фэй не удалось. Девушка посмотрела на сжавшие ее руку пальцы с обидой и удивлением.
– Ты все сказала, – изрек Адам. Речь его лилась так же размеренно и плавно, как лава из кратера ожившего вулкана. – Теперь пришла моя очередь говорить. А ты послушай. И все вы, – он развернулся к остальным, моментально их загипнотизировав, – тоже послушайте.

0

3

2.

– Ты рассказала историю по-своему, – начал Адам. – Где-то лишь слегка приврала, а где-то – по полной программе. Но одно я знаю точно: все, от начала и до конца, происходило чуть-чуть по-другому.
Он переводил взгляд с одного лица на другое.
– Мне наплевать, что вы подумаете обо мне, – продолжил Адам, – но здесь находится еще один человек, который, – его взгляд задержался на Кэсси, и она опять увидела серебряный вспо-лох в сине-серых глазах, – не заслужил этого судилища, во всяком случае, не сегодня.
– Тогда валяй свою версию, – хмуро бросила Дебора. Судя по выражению ее лица, речь Адама тронула в сущности трепетное сердце байкерши, и это ей сильно не нравилось.
– Во-первых, знакомство… Никакой любви с первого взгляда не было… – Адам запнулся, посмотрел вдаль, тряхнул головой. – Никакой любви не было. Она меня выручила, спасла от чужаков, гнавшихся за мною с ружьями наперевес. Такие были, типа, охотники на ведьм местного пошиба, – он жестко зыркнул на близнецов Хендерсонов.
– Интересно, откуда она узнала? – докапывалась Дебора.
– Ничего она не знала: ни кто я, ни даже кто она сама. Ведьмы для нее существовали толь-ко в сказках. Не помоги она мне, я бы просто сдох. Эти уроды бежали за мной, поэтому Кэсси спрятала меня в лодке, а их направила в другую сторону. Они пытались вытащить из нее правду, даже покалечили, но она меня не выдала.
Наступила тишина. Дебора, превыше всего ценившая в людях храбрость, растерялась; мрачный взор ее потихоньку смягчался.
Фэй же извивалась, как рыба, пытающаяся соскочить с крючка; ее лицо не предвещало ни-чего хорошего:
– Как мило и чудесно! Какая отважная героиня! Ну как тут устоишь?!
– Фэй, не юродствуй, – сказал Адам и слегка вывернул руку черноволосой красотки. – Ни-чего между нами не было. Мы просто, – он опять тряхнул головой, – я просто поблагодарил ее. Я хотел, чтобы Кэсси знала, что я всегда буду помнить о том, как она спасла меня; не забывайте, ведь в тот момент я считал ее чужаком, а мне не доводилось встречать чужака, который сделал бы что-либо подобное для одного из нас. Она казалась милой чужачкой, очень скромной и сим-патичной, и мне хотелось сказать «спасибо». Но, посмотрев на нее, я вдруг почувствовал, будто мы связаны. Это, наверное, прозвучит глупо, но я почти увидел связующую нас…
–…серебряную нить, – прошептала Кэсси. Она вся была там, на пляже Кейп-Кода, и не от-давала себе отчета в том, что говорила вслух, пока не увидела, что все к ней обернулись.
Брови Мелани удивленно взлетели, Диана тоже выглядела пораженной, возможно, тем, что Кэсси наконец-то нарушила молчание, которое так долго хранила. Розовые губки Сюзан в изумлении раскрылись.
– Да, пожалуй, больше всего это напоминало серебряную нить, – согласился Адам и опять посмотрел в никуда. – Не знаю, но тогда я испытал странную смесь эмоций: чувствовал благо-дарность и даже подумал о том, что хотел бы с ней дружить. Как вам это нравится, дружить с чужаком?! – По Кругу пронеслись смешки и комментарии, выражающие сомнения. – Поэтому, – теперь Адам обращался исключительно к Диане, – я подарил ей твою розу халцедона.
Гул и шушуканье замерли; над Кругом нависла зловещая тишина.
– Я отдал Кэсси камень в знак дружбы, пытаясь отплатить добром за добро, – произнес Адам. – Я подумал, что, если она попадет в беду, кристалл сообщит мне, и я постараюсь прийти на помощь. Вот и все; больше ничего не было, – он бросил дерзкий взгляд на Фэй, а потом еще более дерзкий – на всех собравшихся. – Кроме разве что… да, одного поцелуя. Я поцеловал ей руку.
Лорел моргнула; Хендерсоны переглянулись и посмотрели на Адама косенько, намекая, что, по их мнению, таких идиотов, как он, еще поискать надо, но, с другой стороны, личное дело каждого, кому что целовать; Фэй старалась сохранять презрительную мину, но получалось у нее не очень естественно.
– Потом я уехал с Кейпа, – продолжил рыжеволосый, – и не видел Кэсси, пока не примчал-ся сюда к посвящению Кори, которое оказалось посвящением Кэсси. В этой истории есть еще одна немаловажная деталь: ни разу за время нашего краткого знакомства я не назвал своего име-ни и не сказал, откуда я. Так что, Фэй, что бы тут Кэсси ни делала, каких бы стихов ни сочи-няла, она не знала, кто я, и не знала, что я с Дианой. Не знала, пока я не появился на пляже в ночь ее посвящения.
– Поэтому, я так понимаю, вы и решили, что лучше притвориться, что вы не знаете друг друга, и встречаться украдкой, у всех за спиной, – Фэй опять нападала.
– Что ты несешь?! – жестко произнес Адам и зыркнул на черногривую так, будто решил еще раз хорошенько встряхнуть ее. – Никакой украдкой мы не встречались. Мы впервые оста-лись наедине и заговорили без свидетелей в тот вечер, после неудачного обряда с черепом. Да, в тот самый вечер на том самом утесе, где нас «застукали», Фэй, твои маленькие шпионы. А они, случаем, не передали тебе, что сказала мне Кэсси в этом нашем первом разговоре наедине? Она сказала, что влюблена в меня, и что это неправильно. И что с того самого момента, как она поняла, что это неправильно, что я не просто парень с пляжа, а парень Дианы, она боролась со своим чувством. Она даже поклялась – на крови – что никогда ни словом, ни взглядом, ни по-ступком не обнаружит своего чувства. Она не хотела, чтобы Диана узнала о нем; она не хотела, чтобы Диана огорчалась или жалела ее. Ты считаешь, так поступают люди, когда хотят встречаться украдкой?
Члены Круга смотрели на Адама во все глаза. Затем со свойственной ей рассудительностью заговорила Мелани:
– Правильно ли я тебя понимаю: ты хочешь скачать, что все обвинения Фэй – ложь?
Адам проглотил комок.
– Нет, – спокойно произнес он, – не хочу. В тот вечер на утесе… – Он сделал паузу, чтобы набрать в легкие побольше воздуха, после чего заговорил с новой решимостью: – Я не могу объ-яснить, что на нас нашло, кроме того, что вся вина за содеянное лежит на мне, не на Кэсси. Она избегала меня, как могла, старалась не смотреть в мою сторону, не находиться рядом. Но, как только мы остались наедине, нас притянуло друг к другу, – он посмотрел прямо на Диану, и в глазах его появилась боль. – Гордиться мне нечем, но, видит Бог, я никогда не хотел причинить тебе боль. А Кэсси не виновата. Она и заговорила-то со мной в тот вечер лишь для того, чтобы отдать мне розу халцедона; хотела, чтобы я вернул ее тебе. И на протяжении всей этой истории она вела себя честно и порядочно, хотя это стоило ей оооох каких усилий! – Он сделал паузу, а потом свирепо произнес: – Если бы я только знал, что эта змеища ее шантажирует…
– Простите? – прервала его Фэй; золотые глаза вспыхнули нехорошим, опасным светом.
Адам ответил ей не менее опасным взглядом:
– Ведь так было дело, Фэйюшка? Шантаж. Твои маленькие шпионы увидели нас, как раз когда мы прощались друг с другом навеки и клялись, что никогда не останемся больше наедине, а ты решила извлечь из этого максимальную выгоду. Я чувствовал, что между тобой и Кэсси что-то происходит, но не мог понять, что именно. Кэсси вдруг стала такой… будто перепуганной до смерти! Но почему ты не рассказала мне об этих чудовищных кознях? – Он замолчал и посмотрел на Кэсси.
Кэсси лишь безмолвно покачала головой. Ну как тут объяснишь?
– Я не хотела тебя впутывать, – проговорила она еле слышным голосом. – Боялась, что ты расскажешь Диане, а Фэй угрожала, что если Диана узнает…
– То что? – нетерпеливо спросил Адам. Когда Кэсси еще раз покачала головой, Адам дер-нул свою пленницу за руку. – То что бы тогда произошло, Фэй? Если бы Диана узнала, это бы убило ее? Разрушило бы шабаш? Ты этим угрожала Кэсси?!
Фэй довольно ухмылялась:
– Ничем сверхъестественным я ей не угрожала. За что боролись, на то и напоролись, – пы-таясь вырваться, она дернулась в противоположную от Адама сторону.
– Значит, ты шантажировала Кэсси, играя на ее любви к Диане, с тем чтобы она нашла тебе череп, так? Зуб даю, она не сразу согласилась.
Адам просто предполагал, но попадал прямо в точку. Кэсси вдруг поняла, что кивает.
– Я узнала, где он спрятан…
– Но как? – выпалила Диана. За все время разговора она впервые обращалась прямо к Кэс-си. Та посмотрела в ясные зеленые глаза, на густых ресницах которых, как роса, застыли слезы, и так же прямо отмстила:
– Я точно следовала инструкциям Фэй, – голос ее дрожал. – Сначала проверила в ореховом шкафу. Помнишь, когда я осталась у тебя ночевать, и ты, проснувшись ночью, обнаружила меня у себя в комнате? Ну вот, поскольку шкаф оказался пуст, я решила, что нее кончено, но потом заснула и увидела сон, напомнивший мне об одном абзаце из твоей Книги Теней. В этом абзаце говорилось, что предметы, хранящие зло, могут быть очищены, если их зарыть в песок. Я пере-копала весь пляж и нашла череп под кольцом из камней. – Кэсси остановилась, посмотрела на Фэй; голос ее с каждым словом звучал все увереннее. – Обнаружив череп, я сразу поняла, что подпускать к нему Фэй – безумие. Я поняла, что делать этого нельзя ни при каких обстоятельст-вах, но она выследила меня, и череп все равно оказался у нее.
Кэсси набралась смелости и опять взглянула в изумрудные глаза Дианы, умоляя ее о пони-мании.
– Знаю, нужно было воспрепятствовать этому любой ценой: отказать, выстоять – и тогда, и потом. Но я была слабой и глупой… Я раскаиваюсь, хотя какая теперь разница: нужно было с самого начала обо всем тебе рассказать, но я так боялась, что ты будешь мучиться… – Слезы душили Кэсси, она почти ничего не видела и говорила с трудом. – А то, что Адам взял на себя всю вину за… так ты не слушай его. Это моя вина; на дискотеке в Хеллоуин я даже пыталась использовать силу, чтобы заставить его поцеловать меня. Я находилась в таком раздрае, что мне уже море было по колено. Мне казалось, я все равно на стороне зла.
Диана плакала, но последние слова Кэсси ее ошарашили:
– На чьей стороне?!
– На стороне зла, – повторила Кэсси и услышала в своем незамысловатом ответе жуткую, неприкрытую правду. – На мне ведь лежала ответственность за смерть Джеффри Лавджоя.
Теперь уже весь шабаш как обухом по голове ударили; все уставились на девушку.
– Так-с, – произнесла Мелани, – с этого места еще раз и поподробнее.
– При каждом использовании череп извергал темную энергию, которая неминуемо убива-ла, – четко проговаривала Кэсси. – Мы с Фэй использовали его как раз перед смертью Джеффри. Если б не я, она бы не получила череп, и парень остался бы жив. Так что я считаю себя виновной в его гибели.
В глаза златокудрой принцессы потихоньку возвращалась жизнь.
– Откуда тебе было знать! – Она уже начала оправдывать подругу, но Кэсси яростно замо-тала головой:
– Нет мне оправдания. Ни в чем, и уж тем более в том, что касается делишек с Фэй. Я ведь решила: раз все равно служу злым силам, какая, к черту, разница? А разница была, и очень большая. Я подчинялась Фэй и позволяла держать себя на крючке. – «И гематит себе остави-ла», – вспомнила Кэсси, но решила не размениваться на мелочи. Девушку слегка передернуло; она заморгала, пытаясь унять подступающие слезы. – Я даже проголосовала за нее на выборах. Просто… Диана… это ужасно… Я не знаю, почему я так поступила.
– Зато я знаю, – сказала Диана; она вся дрожала. – Адам ведь уже сказал, что ты боялась.
Кэсси закивала. Все, что она так долго и тщательно скрывала, выливалось теперь наружу.
– Как только я начала выполнять ее поручения, путь назад оказался отрезан. Каждый мой шаг давал все больше поводов для шантажа. С каждым днем яма, в которой я очутилась, стано-вилась все глубже, и мне было не выбраться из нее… – Кэсси запнулась. Она заметила, как Фэй, скривив губы и сделав шаг вперед, попыталась что-то сказать, и как Адам одним лишь взглядом заткнул ее. Потом героиня повернулась и увидела глаза Дианы.
Они сияли, как поднесенные к свету кристаллы перидота, мокрые от слез и полные чего-то… чего-то прекрасного. Это выражение Кэсси уже никогда не надеялась увидеть в обращен-ных на нее глазах Дианы. Конечно, в них стояла боль, но там было и прощение, и искреннее чувство. Глаза Дианы сияли любовью.
Что-то лопнуло внутри Кэсси, что-то жесткое и унылое, то, что набухало в ней в течение всего времени, пока она обманывала Диану. Девушка сделала робкий шаг вперед.
Через секунду они уже обнимались, плача в голос, но изо всех сил стараясь держаться мо-лодцами.
– Прости меня, прости за все, – рыдала Кэсси.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем златокудрая высвободилась из дружеских объятий, отошла в сторону и уставилась в темноту. Кэсси ладонью утирала слезы. Луна, низко нависшая над горизонтом, поблескивала в волосах Дианы тусклым золотом.
Воцарилась абсолютная тишина, нарушаемая разве что отдаленным рокотом волн, доле-тавшим со стороны пляжа. Все застыли, будто в ожидании, но, если бы их спросили, чего они ждут, они бы затруднились ответить.
Наконец, Диана повернулась к остальным.
– Думаю, мы услышали сегодня достаточно, – произнесла она. – Мне кажется, сейчас я лучше понимаю, что происходило на самом деле. Теперь выслушайте меня, и прошу запомнить то, что я скажу, потому что я не хочу никогда возвращаться к этой теме.
Все замерли, обратив к Диане вопрошающие лица. Кэсси поняла, что настало время вер-дикта. Диана выглядела то ли как жрица, то ли как принцесса: высокая, бледная и очень реши-тельная. Достоинство, величие, уверенность перекрывали боль, застывшую в глубине изумруд-ных глаз.
«Сейчас мне вынесут приговор, – подумала Кэсси, – и, каким бы он ни оказался, я его за-служила». Она взглянула на Адама и поняла, что он тоже ждет. Нет, не снисхождения – девушка знала, что он чувствует. Они оба стояли перед Дианой, связанные общим преступлением и окрыленные тем, что оно, наконец раскрыто.
– Я хочу, чтобы никто и никогда не возвращался к тому, что произошло сегодня, – произ-несла Диана мягко и четко. – Никогда, слышите? Как только я закончу говорить, прошу считать этот вопрос исчерпанным. – Она взглянула на Адама, но не в упор, а искоса, будто немного стесняясь. – Думаю, что понимаю твои чувства. Такое порой случается. Я прощаю тебя. А тебя, Кэсси, мне почти не в чем винить. Откуда тебе было знать?! Я вас обоих не виню. Прошу только одного…
Кэсси встрепенулась, вздохнула и вмешалась. Дольше терпеть она не могла.
– Диана, – выпалила она. – Я хочу, чтобы ты знала. Все это время в душе я злилась и рев-новала, потому что Адам принадлежал тебе, а не мне. Все это время – вплоть до сегодняшней ночи. Но сегодня жизнь началась для меня заново, хочешь верь, хочешь нет. Теперь я хочу лишь одного – чтобы вы с Адамом были счастливы. Теперь для меня важнее всего ваше счастье и дан-ная мною клятва. – Она остановилась на секунду, подумав, что Адам не менее важен для нее, но отогнала эту мысль и продолжила рьяно и убежденно: – Мы с Адамом… оба поклялись. И, если ты дашь нам всего один шанс, мы докажем, что сдержим эту клятву. Всего один малюсенький шанс…
Диана открыла было рот, но Кэсси не дала ей сказать ни слова.
– Прошу тебя, Диана, самое главное – чтобы ты не потеряла доверие. Ко мне, к нам. По-зволь доказать тебе, что ты можешь нам верить.
После небольшой заминки Диана вымолвила:
– Да, наверное, ты права, – она сделала глубокий вдох, выдох, набралась храбрости и по-чти испытующе посмотрела на Адама. – Тогда… что, если мы просто забудем обо всем на неко-торое время? Начнем… с чистого листа?
Адам вздрогнул и молча принял протянутую руку Дианы.
Вторую руку Диана протянула Кэсси. Девушка крепко сжала тонкие холодные пальцы. Ей хотелось плакать и смеяться, но вместо этого она лишь удостоила Диану вялой улыбки. Адам тоже пытался изобразить радость, но глаза его были хмурыми, как грозовые тучи над океаном.
– И это, значит, все?! – взорвалась Фэй. – Значит, опять все будет нормальненько, чудес-ненько и сладенько? Все любят всех и расходятся по домам, держась за ручки?
– Именно так и будет, – огрызнулся Адам, бросив на нее жесткий взгляд. – Во всяком слу-чае, последнее сейчас точно произойдет. Мы уходим домой: давно уже пора.
– Кэсси нужно отдохнуть, – согласилась Диана. Стылая беспомощность, ненадолго охва-тившая златовласку, испарилась, и, хотя выглядела она еще прозрачнее, чем обычно, в ней поя-вилась какая-то новая решимость. – И всем остальным тоже.
– И еще нужно позвать врача… или хоть кого-нибудь, – неожиданно выступила Дебора. Она кивнула головой в сторону дома номер двенадцать. – Бабушка Кэсси…
– Ты на чьей стороне? – рыкнула Фэй.
Дебора лишь скользнула по ней равнодушным взглядом.
Пальцы Дианы еще крепче впились в руку подруги.
– Да, конечно, ты права, мы позвоним доктору Стерну, а Кэсси поедет ко мне.
Фэй захохотала резко, отрывисто, будто залаяла, но поддержки не получила. Даже братья Хендерсоны держались на удивление серьезно: в их раскосых глазах сквозил мыслительный процесс. Сюзан отстранение наматывала на палец рыжеватый локон, глядя на сплетенные руки подруг. Когда Кэсси перевела взгляд на Лорел, та легонько кивнула, будто говоря ей: «Я с то-бой»; в прохладном сером взгляде Мелани тоже читалось спокойное одобрение. Шон пожевывал нижнюю губу, неуверенно переводя глаза с одного члена Круга на другого, – ничего необычного.
Необычным показалось Кэсси выражение Ника: мышцы его всегда такого холодного и не-проницаемого лица натянулись, как струны, и создавалось ощущение, что внутри юноши идет суровая битва.
Но сейчас было не до него; сейчас было даже не до Фэй, которая бессмысленно клокотала, оплакивая неудавшийся план разрушить шабаш. Мелани прервала молчание:
– Кэсси, может, сначала заедем ко мне? Тетя Констанс присматривает за твоей мамой. Не хочешь ее проведать?
Кэсси восторженно закивала. Казалось, прошло сто лет с того момента, как она увидела пустые стекла маминых глаз в комнате, залитой неземным красным светом. Конечно, мамочка уже пришла в себя; конечно, она сможет толком объяснить Кэсси, что произошло.
Но, когда они с Мелани и Дианой, ни на секунду не выпускавшей руку подруги, вошли в дом номер четыре, сердце Кэсси ушло в пятки. Двоюродная бабка Мелани, которую та называла тетей, женщина с тонкими губами и суровым взглядом, безмолвно провела девушек вниз, в гос-тевую спальню. На кровати лежал призрак, от одного вида которого Кэсси покрылась мурашка-ми.
– Мам? – прошептала она, заранее зная, что ответа не будет.
Боже, мама выглядела невообразимо молодо. Моложе, чем обычно, пугающе молодо, как-то даже неестественно. Создавалось ощущение, что на кровати лежит не мать Кэсси, а маленькая девочка с темными волосами и большими испуганными глазами – девочка, отдаленно напоминающая миссис Блейк. Не мать – чужой человек. И уж точно не тот, кто сможет помочь.
– Мам, все хорошо, – пролепетала Кэсси, отойдя от Дианы и положив руку на плечо матери, – все будет хорошо. Вот увидишь. С тобой все будет в порядке.
К горлу подступил комок боли, и тут Кэсси почувствовала, что Диана ее уводит.
– Вы обе сегодня порядком утомились, – произнесла Мелани, как только они вышли на улицу. – Мы сами всем займемся: врачами, полицией, если в них будет надобность. А вы с Кэсси идите-ка спать.
Все члены шабаша, ожидавшие их на улице, горячо поддержали эту идею. Кэсси посмотрела на златовласку, которая тоже закивала.
– Ладно, – согласилась Кэсси.
По звуку собственного голоса, невероятно сиплому и слабому, она поняла, как жутко вы-моталась. В то же время ее охватила легкая эйфория, отчего все происходящее стало казаться сном. Только во сне могут происходить такие странные вещи: вот она – на пустынной предрассветной улице, вокруг никого, кроме ребят, она стоит и понимает, что бабушки больше нет, а у мамы очень странный шок, слишком похожий на кому, и что дома, в котором она жила, тоже больше нет. Отчего здесь так безлюдно? Почему не видно взрослых? «Подумай хорошенько: по-чему не высунул носа ни один из родителей? Не могли же они все оглохнуть?!»
Но ставни Вороньей Слободки, как ни удивительно, остались закрыты, а дома – безмолвны. По пути к Мелани Кэсси почудилось, что в доме Сюзан погас свет, а у Хендерсонов опустился угол занавески. Даже если взрослые не спали, вмешиваться в дела детей они не рвались.
«Помощи ждать неоткуда», – горестно заключила Кэсси. Но рядом стояла Диана, а совсем неподалеку, в свете фар, возвышалась статная фигура Адама, и жизнь от этого становилась луч-ше.
– Завтра нужно обязательно встретиться, – произнесла она. – Я должна вам многое расска-зать – всем вам. То, что открыла мне бабушка… перед смертью.
– Давайте днем на пляже, – начала было Диана, но ее оборвал хрип Фэй:
– Нет, не давайте. Потому что решения, в том числе касающиеся того, где проводить собрания, теперь принимаю я. Ты, часом, не забыла?
Фэй горделиво откинула назад голову; в ее полночных волосах сияла диадема в форме полумесяца. Диана поперхнулась и замолчала.
– Не вопрос, – проговорил Адам, выходя из света фар и вставая рядом с Фэй; его голос пугал спокойствием весьма обманчивого свойства. – Ты теперь наш вожак. Вот и веди нас. Где встречаемся?
Глаза Фэй сузились до щелок.
– В старом научном корпусе. Но…
– Хорошо, – не дав ей закончить, Адам отвернулся. – Я отвезу вас домой, – сказал он Диане с Кэсси.
Фэй взбесилась, но сделать ничего не могла: они уже уходили.
– Кстати, Дианочка, с днем рождения, – язвительно зашипела она вслед.
Диана не ответила.

0

4

3.

«Джейсинтия! Ты там? Джейсинтия?»
Кэсси слепило глаза от яркого солнца. Это помещение она уже видела, конечно, это же кухня бабушки, только какая-то не такая. Бабушкины стены давно покорежились и изрядно при-пачкались, а эти казались ровнехонькими и сияли чистотой. В бабушкином очаге скопилась вековая ржавчина, этот же выглядел почти новехоньким и немного отличался по форме. Чугунный крюк для котелков сиял, как рождественская елка.
Опять эта комната из сна. Того самого сна, который она уже один раз видела, оставшись у Дианы. Опять Кэсси сидела в том же кресле, и, похоже, сон начался на том же самом месте, на котором в прошлый раз закончился.
– Джейсинтия, ты что, заснула с открытыми глазами? Смотри, к нам Кейт в гости зашла.
Девушку охватила радость предвкушения. Кейт – что за Кейт? Не понимая логики собственных действий, она встала с кресла и обнаружила, что подол ее длинного платья касается носков аккуратных парчовых туфелек. Книга Теней в красном кожаном переплете соскользнула с коленей и упала на пол.
Кэсси или та, кем она являлась во сне, обернулась на голос, доносящийся со стороны бабушкиного бокового входа. Здесь этот вход, похоже, являлся главным. Сквозь открытую дверь в дом струились потоки солнечного света, и в этих потоках стояли две женщины. Одна – высокая, силуэтом напоминающая гравюры пуританок из учебников истории, а вторая – пониже, с сияющими волосами.
Кэсси не видела лиц, но та, что пониже, протянула к ней руки, жаждущие объятий. В ответном порыве Кэсси подалась вперед и…
…и сон вдруг изменился. Ее обступила чернота, вокруг раздавался лишь жалобный скрип крошащихся досок. Лицо ей жалила морская соль, а глаза тщетно пытались разглядеть хоть что-нибудь в кромешной темноте.
Корабль тонул. Потеряно, все было потеряно. Включая Инструменты Мастера, – но это до поры до времени.
Только до поры до времени – им не уйти от нее. Дикая решимость наполнила сердце девушки, она почувствовала, как ко рту подступает горечь. И в тот момент, когда ледяная вода уже достигла коленей, она почувствовала, что сон рассеивается. Кэсси пыталась удержать его, но он таял и таял, таял и таял, растворялся, пока темнота неистовой грозовой ночи не сменилась уютной темнотой комнаты Дианы.
Девушка проснулась.
Чтобы обрести неземную радость от того, что жива и здорова.
Не так уж здесь и темно. Свет зари тронул занавески, и комната из черной превратилась в серую. Диана мирно посапывала рядом. Как она может оставаться такой спокойной после всего, что случилось? После того, как она узнала о романе лучшей подруги и любимого парня, после того, как потеряла титул лидера шабаша… как она вообще могла после этого спать?! Но темные ресницы Дианы безмятежно отдыхали на щеках, а на лице девушки не наблюдалось и следа пе-чали.
«Господи, до чего же она хорошая. Мне никогда такой не стать, сколько ни старайся», – размышляла Кэсси. И все же просто от присутствия подруги ей становилось легче.
Кэсси понимала, что вряд ли теперь заснет. Она села, опершись о спинку кровати, и заду-малась.
Какое счастье, что с Дианой все опять по-старому. И с Адамом: Кэсси боялась даже думать о нем, заранее предчувствуя боль. И, хотя боль никуда не делась, невыносимой она больше не казалась, и, самое главное, выдохся яд ревности и злости, отравлявший все ее существование. Кэсси искренне желала им обоим счастья. Она переродилась: новая Кэсси сильно отличалась от бедолаги, сжигавшей себя все эти адовы шесть недель в горниле невозможности обладания лю-бимым.
Да, за последние шесть недель она наделала делов. Да таких, что с трудом узнавала себя в совершенно посторонней девушке. «Просто не верится», – думала она, вспоминая, как с близне-цами воровала в Салеме тыквы, как отогнала от Криса собаку; никто в здравом уме не мог бы признать в этой хулиганке Кэсси. Как играла с Фэй в «человека-пиццу», как гоняла с Деборой на мотоцикле; хотя вот этот эпизод она бы, пожалуй, повторила.
Кое-что из того, что произошло за последний месяц, казалось не таким уж неприятным. Вранье, предательство, вина – все это, конечно, было мерзко, но отдельные перемены радовали. Она сблизилась с Деборой и Сюзан, поняла, что цепляет в этой жизни братцев Хендерсонов. Она, кажется, начинала понимать даже Ника. И в себе, в себе она обнаружила такую смелость, о существовании которой не догадывалась. Смелость, с которой она гналась за сумрачной тенью по кладбищу после гибели Джеффри (неужели это действительно был Черный Джон?); смелость, с которой дерзнула пригласить парня на танцы (вот это действительно подвиг!). Наконец, смелость, позволившую ей выстоять в суровом поединке с Фэй.
Оставалось лишь надеяться, что запаса смелости хватит, чтобы выстоять в суровом по-единке с тем, что ждало ее впереди.
Кэсси ни разу не заходила в старый научный корпус с того ужасного дня, когда Фэй обма-ном заманила ее туда. Здесь ничего не изменилось: было так же темно и нервно, как в прошлый раз, который героине ой как хорошо запомнился! Она, хоть убей, не понимала, зачем Фэй пона-добилось проводить собрание именно здесь, за исключением разве что предположения, что это была территория черногривой бестии, в то время как пляж всю жизнь являлся вотчиной Дианы.
На месте Дианы Фэй смотрелась очень непривычно; казалось невероятным, что она руко-водит Кругом, что все глаза устремлены на нее. Сегодня брюнетка надела повседневные шмотки: черные леггинсы и свитер в красно-черную полоску, но какая-то загадочная аура лидерства все равно витала вокруг нее. Когда она ступала, звездчатые рубины на шее вспыхивали, подсвеченные солнечными лучами, пробивавшимися сквозь заколоченные окна.
– Если я не ошибаюсь, это Кэсси попросила нас собраться. Ты сказала, что многое должна с нами обсудить. Я ничего не путаю?
– Да, я должна передать вам то, что рассказала мне бабушка перед смертью, – твердо про-изнесла Кэсси, глядя Фэй прямо в глаза, – перед тем как уйти в мир иной по вине Черного Джо-на.
Если Кэсси ожидала, что Фэй ошеломленно отпрянет, то она просчиталась. Золотые глаза остались, как были, спокойными и презрительными. Стало ясно, что Фэй абсолютно не угнетает тот факт, что именно она освободила Черного Джона.
– А ты уверена, что это в самом деле был Черный Джон? – с сомнением произнесла Сюзан, прижав идеально наманикюренный пальчик к умопомрачительному рту и сделав такое лицо, будто размышление вошло в ее новый сложный комплекс упражнений. – Это вправду был он?
– Да, это вправду был он, был и есть. И будет теперь тут, – с горечью проговорила Кэсси. Сюзан не была такой идиоткой, какой пыталась казаться, а иногда ее так и вовсе посещали уни-кальные прозрения. Кэсси хотела бы, чтобы она была на их стороне. – Он вышел из кургана – ну, того, который на кладбище. Его, видимо, похоронили в кургане. Когда мы притащили череп на кладбище и выпустили черную энергию, то подпитали его силы настолько что он смог материализоваться и восстать из мертвых.
– Восстать из мертвых? – нервно переспросил Шон.
Вдруг, перебив Кэсси, в разговор вмешалась Мелани:
– Черного Джона не могли похоронить в кургане. Прости, Кэсси, при всем уважении, но не могли. Курган сравнительно молодой.
– Я знаю, что он недавний. Я и не говорю, что это его первая могила. Я вовсе не уверена, что в семнадцатом веке его похоронили. Да и как его могли похоронить, если он утонул… – Кэсси не обратила внимания на недоумевающие взгляды, которыми обменялись присутствую-щие. – Так или иначе, это не могила тех времен, этот курган стал его пристанищем в 1976 году.
Лорел, которая как раз наливала травяной настой из термоса в чашку, пролила кипяток на пол; Фэй оцепенела и рявкнула: «Что?!» – даже Диана с Адамом озадаченно переглянулись. Поддержка подоспела вовремя и с неожиданной стороны.
– Дайте человеку все по порядку рассказать, – вступилась Дебора. Руки в боки, она пере-шла туда, где на перевернутом ящике сидела Кэсси, и встала рядом.
Кэсси глубоко вздохнула:
– Когда я впервые увидела могилы ваших родителей, разом умерших в 1976 году, то сразу почувствовала что-то неладное. Диана сказала, что они погибли от урагана, но мне все равно это показалось странным. Посудите сами, почему ураган сгубил только ваших родителей? Я особенно насторожилась, когда узнала, что вы все родились всего за несколько месяцев до их смерти. То есть во время урагана вы были совсем крохами; раз погибли родители, должен был погибнуть и кто-то из вас. Я уже не говорю о том мистическом совпадении, что все вы родились в течение одного месяца.
Кэсси постепенно расслаблялась. Вообще-то ораторство не являлось ее коньком: очень сложно говорить, когда на тебя все смотрят. Но сегодня глаза членов Круга хотя бы не излучали враждебность и подозрение. Негатив шел только от Фэй: она сложила руки на груди и смотрела с кошачьим прищуром.
– Но оказалось, что всему есть объяснение, и не бог весть какое сложное, – продолжила Кэссси. – Черный Джон вернулся в прошлом поколении, в поколении наших родителей. Никому, конечно, и в голову не пришло, что это он, и бабушка говорила, что никто так и не понял, как ему это удалось, но факт остается фактом: он вернулся. Чтобы сколотить шабаш из наших родителей, когда им было чуть больше нашего.
– Из наших родителей? – фыркнул Даг. – Кэсси, окстись.
По рядам пробежали смешки; выражения лиц присутствующих варьировались от равно-душно-скептического до взбудораженного или откровенно насмешливого.
– Подождите-ка, – произнес Адам. Что-то в этой новости его задело. – А ведь в этом есть своя логика. Вы знаете, что моя бабушка любит иногда бессвязно побормотать, так вот она гово-рила пару раз что-то про родителей и про то, что теперь мы, как они когда-то, хотим создать ша-баш, и, видимо, тогда она не бредила. – Его сине-серые глаза разрывались от внутреннего на-пряжения.
– И это еще не все, – сказала Дебора, украдкой глядя на Ника. – Бабушка Кэсси сказала, что моя мама собиралась замуж за папу Ника, а Черный Джон иставил ее выйти замуж за моего па-пу. Может, поэтому при любом упоминании о магии мою маму просто выворачивает, а когда говорят, что Ник с возрастом все больше напоминает своего отца, она выглядит так, будто ее в воду опустили. Теперь все становится на свои места.
Кэсси заметила, что Ник, как всегда, стоит в сторонке в темном углу. Он так усиленно вглядывался в пол, что, казалось, сейчас просверлит в нем дыру.
– Да, пожалуй. – Он прокомментировал реплику Деборы так тихо, что Кэсси еле расслы-шала и толком не поняла, что он имеет в виду.
– И тогда ясно, почему они так орут друг на друга все время, я имею в виду моих роди-чей, – добавила Дебора.
– Все родичи все время орут, – пожал плечами Крис.
– Все имеющиеся в наличии родители выжили после встречи с Черным Джоном, – произ-несла Кэсси. – А выжили они потому, что не стали с ним бороться. Бабушка сказала, что после того, как в течение месяца родились одиннадцать младенцев, ваши родители поняли замысел Черного Джона. Он хотел создать шабаш, которым мог бы полновластно управлять, шабаш, со-стоящий из деток, которых он сам бы и взрастил. Так что, ребятки, – Кэсси окинула взглядом членов Круга, – вы родились, чтобы стать его шабашем.
Члены клуба молча переглядывались.
– А ты-то тогда как, Кэсси? – задала Лорел волновавший всех вопрос.
– Я родилась позже. Как, впрочем, и Кори. Мы не входили в его планы: так, обыкновенные младенцы. Но вы, друзья, должны были стать его командой. Он все предусмотрел.
– А родители, которые все поняли и не заторчали от идеи Черного Джона, решили оказать сопротивление, – вставила Дебора. – Они убили Джона: сожгли его вместе с чертовым домом номер тринадцать, но сами при этом погибли. Те, кто выжил, – трусы, оставшиеся дома у ка-мелька.
– Типа моего папочки, – резко заявила Сюзан, оторвав взгляд от своих ногтей. – Он сразу начинает так нервничать, как только речь заходит о ветеранах Вьетнама, гибели «Титаника» или о чем угодно, где люди умирают во имя спасения других. И никогда ни слова о маме.
Кэсси видела, что ребята начинают понимать.
– А мой, – как бы рассуждала про себя Диана, – все время твердит, что мама была жутко смелая, и хоть бы раз объяснил, почему. Теперь-то понятно. Как он мог: не пойти с ней, отпус-тить ее одну! – Она кусала губы от унижения. – До чего противно узнать такое о собственном отце!
– Да ладно, у меня еще круче, – хмуро произнесла Дебора. – У меня оба не пошли. И у вас тоже, – добавила она, включая в круг позора братьев Хендерсонов, которые переглянулись и на-супились.
– Ты хочешь сказать, что те из нас, кто остался без родителей, счастливчики? – с горьким сарказмом переспросила Мелани.
– Не совсем, но вы хотя бы знаете, что ваши предки были людьми, – отрезала Дебора. – Те-бе, Адаму, Лорел и Нику есть чем гордиться. Я бы предпочла, чтобы меня воспитала бабушка или тетка, чем родичи, которые только и делают, что орут друг на друга, потому что им за себя стыдно.
Кэсси снова посмотрела на Ника и заметила, что нечто вдруг покинуло его душу; напряже-ние, которое всегда там присутствовало, испарилось. Он изменился, стал деликатнее, ранимее, что ли. В эту секунду юноша приподнял глаза и увидел, что Кэсси на него смотрит. Взгляд получился долгим: ей хотелось отвернуться, но не вышло, и, к своему удивлению, она не обнаружила враждебности в его глазах. Рот парня слегка изогнулся в кривоватой, но расслабленной улыбке, и Кэсси поняла, что улыбается ему в ответ.
Затем она почувствовала, что за ними наблюдают. Пара золотистых глаз – Фэй, кому еще это может понадобиться! И, отвернувшись от Ника, девушка быстро-быстро заговорила, обра-щаясь ко всем сразу:
– Ваши родители погибли, потому что были разобщены. Так, во всяком случае, сказала ба-бушка. Еще она сказала, что мы в опасности, потому что Черный Джон вернулся за нами. Он не расстался с идеей собственного шабаша; вдобавок он ожил и теперь гуляет себе живее всех жи-вых. Бабушка сказала, что, когда он снова появится, то будет гладенький и новенький: никаких тебе ожогов или шрамов, так что, скорее всего, мы его не сможем узнать, поэтому нужно быть все время начеку.
– Но почему? – спросил Адам, и его ровный голос, как гонг, прозвучал в неожиданно на-ступившей тишине. – Что она говорила по поводу его намерений?
Кэсси развела руками. Их больше не связывала преступная тайна, но каждый раз, когда она смотрела на Адама, она чувствовала… связь. Связь нового порядка, общность двоих людей, которые прошли огонь и воду и вышли из них закаленными. Теперь между ними всегда будет присутствовать взаимопонимание.
– Ничего, – ответила она Адаму. – Она о них ничего толком не знала; сказала только, что он хочет обвести нас вокруг пальца и заставить последовать за ним так же, как это сделали наши родители. Но как именно это произойдет, она не знала.
– Я не праздно интересуюсь: фишка в том, что ему могут понадобиться не все, – опять за-говорил Адам тем же ровным тоном. – С твоих слов, он устроил все так, чтобы нас родилось одиннадцать, с ним двенадцатым в качестве лидера шабаш стал бы полным. Но ты не входила в это число, и Кори не входил. Так что выходит, Кори он убрал не случайно.
Диана замерла.
– Боже мой, Кэсси, тебе нужно срочно уезжать, уезжать из Нью-Салема в Калифорнию… куда угодно… – Она замолчала, потому что Кэсси только отрицательно мотала головой.
– Не могу, – последовал краткий ответ. – Бабушка завещала мне остаться и сразиться. Она сказала, что мама затем и привезла меня сюда, чтобы я выступила против него. Может, то, что я наполовину чужачка и выбиваюсь из его планов, дает мне какое-то преимущество…
– Не скромничай, – быстро среагировала Дебора. – Старушка сказала все потому, что ваша семья всегда была сильнейшей. И что ты лучше всех предвидишь и больше всех можешь: это до-словно.
– И представляете, теперь у меня есть собственная Книга Теней, – робко, но гордо произ-несла Кэсси, потом несколько сконфуженно склонилась к рюкзаку и достала из него книгу в красном кожаном переплете. – Бабушка хранила ее в тайнике за выдвижным кирпичом. Черный Джон приходил за книгой; наверное, в ней кроется что-то такое, чего он боится. Я ее до дыр за-читаю, но найду его слабое место.
– Чем мы можем помочь? – спросила как всегда отзывчивая Лорел. Кэсси поняла, что во-прос адресован ей; сейчас все, кроме неласково хмурившейся Фэй, смотрели на нее с надеждой. Разволновавшись от такого внимания, девушка опять развела руками и покачала головой.
– Во-первых, можно поговорить с оставшимися в живых старушенциями, – предложила Дебора. – Такая у меня, во всяком случае, возникла идея. Бабушка Кэсси сказала, что наши ро-дители предали колдовство забвению, заставили себя забыть о нем, чтобы выжить. Но мне ка-жется, старушки все помнят. Давайте посоветуемся с ними. Поговорим с Лорелиной бабулей Квинси или с бабушкой Адама, миссис Франклин. Да даже с твоей двоюродной бабкой, Мел. Мелани не разделяла оптимизма Деборы:
– Тетя Констанс вообще против копания в прошлом. Она в этом смысле как-то… совсем несговорчива.
– Бабуля Квинси еле дышит, – сказала Лорел. – А миссис Франклин вообще часто витает в каких-то других галактиках.
– Это если очень мягко выражаться, – произнес Адам. – Реально, моя бабуля просто час-тенько с катушек съезжает. Но все равно я согласен с Деборой: других вариантов у нас нет, так что надо попробовать. Мы можем, правда, и отдельных родителей попытаться на разговорчик развести… а что нам, собственно, терять?
– Если разводить моего папочку, то можно потерять руку вместе с глазом, – пробормотала Сюзан, поднося пальцы к свету, чтобы в очередной раз оцепить качество маникюра. Но Крис и Даг дико загоготали и сообщили, что с удовольствием возьмут на себя опрос родителей.
– Мы придем к ним и скажем: «Не помните, часом, чувака, которого вы поджарили, как Фредди Крюгера, шестнадцать лет тому назад? Прикиньте, он вернулся, так что с опознанием не поможете?» – с наслаждением просмаковал Даг.
– А твоя бабушка не упоминала никаких примет, по которым мы могли бы его узнать? – спросила Лорел.
– Вроде нет… хотя… подожди-ка. – Кэсси встрепенулась, почувствовав неожиданный прилив адреналина. – Она сказала, что останки Черного Джона опознали на пепелище по кольцу, по перстню из магнитного железняка. – Она посмотрела на Мелани. – Ты у нас эксперт по кристаллам; что это за нечисть такая – магнитный железняк?
– Это магнетит, оксид железа, – проговорила Мелани и прищурила умные серые глаза. – Похож на гематит – тот же оксид железа, только, если их распилить, гематит внутри окажется кроваво-красным, а магнетит останется черным и сохранит свои магнитные свойства.
«Успокойся», – уговаривала себя Кэсси. А уговаривать было уже поздно – она вляпалась по полной: нашла свой гематит не где-нибудь, а прямо на месте пожарища тринадцатого дома. Ежу понятно, что камень мог легко оказаться одним из кристаллов Черного Джона. Ей стало не по себе: нужно поскорее выкинуть эту гадость. Сейчас камень лежал в шкатулке на столике в ее спальне: Кэсси положила его туда, когда Диана по дороге в школу на минутку забросила ее до-мой.
– Отлично, вот и будем высматривать эту фигню везде, где только можно, – вступил Адам, спасая Кэсси от необходимости говорить. – Можем со старыми леди завтра пообщаться; или да-вайте лучше после похорон Кэссиной бабушки.
– Давайте, – пробормотала Кэсси.
– Не слишком ли много предложений, Адам? – проронила Фэй, наконец-то получившая слово. Руки ее все так же были сложены на груди, а бледная медовая кожа вся накалилась от ярости.
Адам посмотрел на нее до безобразия сухо:
– Знаешь, я ведь еще одно предложение собирался внести, – проговорил он. – Мне кажется, надо переизбрать главу шабаша.
Фэй моментально изогнулась, как пантера; в золотых глазах засверкали молнии:
– Этого нельзя делать!
– Почему нет? Если все согласны, то можно, – спокойно произнес Адам.
– Потому что нет такой традиции, – зашипела Фэй. – Открой любую Книгу Теней и уви-дишь! Голосование есть голосование, и баста; я выиграла, и все – отныне это неизменно. Я во-жак шабаша.
Адам обернулся к старейшинам в поисках поддержки, но Мелани глядела неуверенно, а Диана отрицательно покачала головой.
– Она права, Адам, – мягко начала златовласка. – Голосование было честным на тот мо-мент. Нет никаких причин проводить повторное.
Мелани кивнула в унылом согласии.
– И мне не нравится, что вы тут понастроили планов громадье, не посоветовавшись со мной, – заявила Фэй, опять вернувшись к своему хождению взад-вперед, подобно пантере в клетке. Она вся сверкала и искрилась: глаза, рубины, ногти разом вспыхивали, когда на них па-дал случайный солнечный луч.
– Хорошо, мы слушаем твои предложения! – с вызовом произнесла Лорел, взмахнув коп-ной светло-каштановых волос. – Ведь это ты хотела выпустить Черного Джона. Ты сказала, что он поможет нам, ты сказала, он даст нам силу. И что теперь? Что ты теперь предлагаешь, когда он разгуливает по близлежащим окрестностям?
Фэй тяжело вздохнула:
– Может, он проверяет нас.
– Убивая наших родственников? – вскипела Дебора. – Не будь дурой, Фэй. Я была там, я все видела. Тому, кто убивает стариков, нет оправдания.
Фэй взглянула на своего переметнувшегося экс-адъютанта:
– Я не знаю, зачем он это сделал. Может, у него были на этот счет свои планы.
– Никогда не была с тобой так единодушна, как сейчас, – прервала ее Мелани. – У него действительно имеются свои планы: он хочет подчинить нас. Четверых он уже прикончил, и, если мы станем бесить его, он с удовольствием разделается и с нами, даже не сомневайся.
Фэй сделала паузу, победоносно улыбнулась и огрызнулась:
– Спорим, что нет! Если Кэсси права, хотя я этого не утверждаю, но, если она права, тогда мы нужны ему для шабаша. А это значит, что убивать он нас не станет!
– Всех он нас, конечно, не убьет, – сухо произнес Адам. – Только одного выберет.
Над собранием нависла тишина. Члены Круга зябко поежились.
– Что ж, предлагаю каждому из нас приложить максимум усилий для того, чтобы уберечь себя, любимого. И пусть этим одним окажется кто-то другой, – подвела итог Фэй, в очередной раз улыбнувшись. И на сей раз не вечной своей томной улыбочкой, а жестко, с демонстрацией зубов: пантера показывала оскал. И, не дав никому возможности высказаться, она раз-нернулась и выплыла из комнаты, как ялик из тихой гавани. Вот она сбежала по лестнице, вот хлопнула входная дверь.
Кэсси и Адам с Дианой, как по команде, переглянулись. Адам покачал головой.
– У нас проблемы, – резюмировал юноша.
– Значит, вот к какому блестящему умозаключению пришли мы под конец собрания?! – заявила Дебора.
Диана устало приложила руку ко лбу и произнесла:
– Нам без нее никак. Она ведь лидер, нужно, чтобы она была с нами, не с ним. Необходимо отговорить ее.
Они медленно вышли на улицу. После мрачного помещения день казался слишком ярким, и Кэсси поневоле сощурилась. Только что закончился седьмой урок, и школьники валом валили из здания. Кэсси пробежала глазами по толпе, но Фэй в ней не обнаружила.
– Наверное, ушла домой, – предположила Диана. – Пошли к ней…
Остальное Кэсси не уловила. Среди сотен школьников, рассыпавшихся по парковке, она заметила лицо. Такое… странно знакомое, совсем не отсюда, лицо из другой жизни; ей при-шлось изрядно порыться в мозгу, чтобы вспомнить, где она видела этот вздернутый нос, эти желтые волосы, эти холодные карие глаза. А ведь она знала этого человека весьма неплохо, на-блюдала за ним день ото дня и, похоже, быстро и радостно забыла о нем по прибытии в Нью-Салем.
Ее охватило забытое ощущение жары и ущербности. Вспомнился песок под ногами, пот под мышками, солнцезащитный крем на носу. Звук шлепающих волн, запах перегретых тел и чувство неизбывной тоски.
Кейп-Код.
Порция.

0

5

4.

– Кэсси, ты что, ослепла? – спросил врезавшийся в нее Крис, поскольку девушка неожиданно остановилась как вкопанная. – Что стряслось?
– Я просто увидела тут одну… – Кэсси еще шире распахнула свои и без того большие глаза. Но напрасно: Порция уже растворилась в море лиц, –…девушку, с которой общалась этим летом… – Голос постепенно замирал, а мозг пытался справиться с непростой задачей: как лучше рассказать Кругу о Порции. Адам тоже заметил гостью с Кейп-Кода.
– Она охотница за ведьмами, – мрачно констатировал он. – Это ее братья за мной с ружьем по Кейп-Коду гонялись. Причем на полном серьезе: они не играют, они от этого реально прутся.
– Они хоть понимают, куда попали?! – ухмыльнулась Дебора. Кэсси, как дурочка, переводила глаза с брюнетки на Адама и обратно; очевидно, эти люди знали об охоте на ведьм не понаслышке. – Да, у нас им придется быть поосторожнее.
– Может, она оказалась здесь по ошибке или по воле случая. Ну, скажем, родители к нам переехали, а ее просто перевели в нашу школу, ну или как-нибудь еще. – Ох уж эта Лорел с ее вечным оптимизмом.
Кэсси покачала головой:
– Порция никогда не совершает ошибок, – пробормотала она. – И я сочувствую тому слу-чаю, по воле которого что-то могло с ней произойти. Адам, что делать? – От этой новости она расстроилась даже чуть больше, чем от мысли, что Черный Джон свободно разгуливает по Нью-Салему. Мысль о Джоне была тишком ужасной, она блокировала мозг и отключала еого, а страх перед Порцией был понятным и привычным. Кэсси почти ощущала, как ее увлекает в свои ста-рые ржавые недра отсыревшая труба гнетущей беспомощности. Ей ни разу не удавалось совла-дать с Порцией; из каждой встречи она выходила бесправной, униженной и побежденной. Кэсси прикрыла глаза.
«Я уже не та Кэсси и никогда ею не буду», – уговаривала себя девушка. Но страх уже ме-сил свое вязкое тесто.
– Мы с ней разберемся, – ледяным тоном начал Адам, но вдруг в разговор вклинился Даг. Его раскосые сине-зеленые глаза сыпали искрами.
– Она же вражина, так? А Черный Джон, всем ведьмам ведьмак, заявил, что поможет нам расправиться с врагами, так? Значит…
– Даже не думай, – быстро включилась наставница всех заблудших Мелани. – Не смей, Даг, я серьезно.
Даг съежился, как нашкодивший ребенок, но все-таки бросил близнецу-братику хитрющий взгляд из-под длинных ресниц.
– Это черная магия, – буркнул Крис в сторону.
Кэсси умоляюще посмотрела на Адама.
– Никогда, – успокоил ее юноша. – Не волнуйся, Кэсси, мы ни за что и никогда к ней не прибегнем.

Кэсси жила теперь у Дианы.
– Тебе нельзя оставаться одной, – сказала подруга, и в тот же день они вместе с Лорел и Мелани перевезли ее вещи в желтый викторианский дом, первый по улице Вороньей Слободки. Пока молодые ведьмы собирали Кэссины пожитки, Адам с Деборой тоже не бездействовали: они обеспечивали защиту, что выражалось в неприкаянном расхаживании по периметру бабушкиного гнезда. Почти все члены клуба под тем ими иным предлогом забежали проверить, все ли в норме. Только Фэй не объявлялась, она как сквозь землю провалилась; после собрания ее никто больше не видел.
Дом почти не пострадал, за исключением нескольких странных выгоревших пятен на полу и дверях, образовавших удивительно причудливые узоры. По официальной версии, сфабрико-ванной взрослыми, явившимися после трагедии, чтобы забрать тело, в доме случился пожар, а с миссис Ховард случился инфаркт, якобы от испуга – попробовали бы они испугать бабушку! Члены клуба не стали рассказывать о незванном госте, поэтому полиции даже в голову не при-шло оцеплять дом или предпринимать что-либо подобное. Кэсси, хоть убей, не могла понять, как полицейские не насторожились, увидев на деревянном полу всего несколько прогоревших участков, да еще такой замысловатой формы. Но ее, конечно, никто не спрашивал, а она, естественно, тоже в бой не рвалась.
Даже несмотря на мельтешение друзей, дом казался стылым и покинутым; от былой жизни в нем осталось только эхо. Кэсси тоже чувствовала себя покинутой: она даже представить себе не могла, что будет так тосковать по бабушке: подумаешь, сгорбленная старуха с седыми косма-ми и бородавкой. Но в старых глазах было столько жизни, а в старых морщинистых руках – столько заботы и ласки! Бабушка знала кучу всякой всячины, и внучка никогда с ней не скучала.
– У меня даже ее фотографии нет, – тихо произнесла Кэсси, – ни одной бабушкиной фот-ки. – Ведьмы не любили фотографироваться, поэтому у внучки не осталось даже такой малости.
– Да, она была тетка что надо, – заявила Дебора, повесив на плечо баул с Кэссиными веща-ми и подняв с пола картонную коробку с дисками и книгами. – Еще что-нибудь берем?
Кэсси оглядела комнату. «Все берем», – подумала она.
Она взяла бы всю свою комнату с царской кроватью, с розовым покрывалом и пологом, с розовыми стульями и с комодом из цельного красного дерева, точно такого же цвета, как глаза Ника.
– Смотри, вот это настоящий Людовик, – объясняла она Деборе, указывая на комод. – Его сделали прямо тут, в Массачусетсе: во всем Новом Свете только здесь работали в этом стиле.
– Да знаю я, – как-то совсем не впечатлившись, отреагировала брюнетка. – У меня полный дом этого Людовика. Он весит как слон, Кэсси, мы не сможем его даже из комнаты вытащить. Музыкальный центр берем?
– Нет, обойдусь Дианиным, – с грустью проронила Кэсеи.
Ей казалось, она оставляет здесь всю своою жизнь. «Я просто переезжаю на сто метров вниз но улице», – напомнила себе девушка, когда дверь за неромантичной Деборой закрылась.
– Кэсси, тетя Констанция сказала, чтобы ты заходила без стеснения, когда захочешь пови-даться с мамой, – бросила Мелани, на секунду появившись в дверном проеме. – В любое время до ужина.
Кэсси кивнула и почувствовала движение в районе сердца – мама. Конечно, мама попра-вится; двоюродная бабушка Мелани сама вызвалась заботиться о ней. Там ей будет лучше, чем где бы то ни было, да и перевозить ее сейчас было бы смертоубийством. Перевозить куда? Да понятно, куда, чего от себя-то скрывать… в психушку – призналась себе девушка. Любой доктор скажет, что ей сейчас самое место в психушке или в больнице. Но нет, не бывать тому: все нала-дится, и мама выздоровеет. Ей просто нужен отдых, и все.
– Спасибо, Мелани, – ответила Кэсси. – Я зайду сразу после того, как мы закончим с пере-ездом. Я так плагодарна твоей тете за то, что она ухаживает за мамой.
– Тетя делает это не ради благодарности, она просто выполняет свой долг, – произнесла Мелани, собираясь уходить. – Она верит в то, что каждый должен выполнять свой долг.
«Вот и я в это верю, – подумала Кэсси и замерла, подняв с кровати ворох одежды. – Да, ве-рю», – и бросила Мелани:
– Ой, я кое о чем вспомнила, спущусь ровно через секунду.
А вспомнила она о гематите. Девушка отворила шкатулку для украшений, стоящую на ко-моде, и обмерла. Долго и тщетно перебирала она содержимое ларчика. Камень исчез.
Бедняжку охватила настоящая паника. Она и так понимала, что нужно поскорее избавиться от черного кристалла, но лишь теперь, не найдя его в шкатулке, по-настоящему оценила, насколько он опасен.
«Только на этот раз, – сказала себе Кэсси, – я не стану скрытничать и мучиться в одиночку. На этот раз я поведу себя как умная девочка и сделаю то, что должна была сделать с самого на-чала, – расскажу обо всем Диане».
Диана с Лорел бродили по саду: они спасали растения, которые, по экспертному мнению Лорел, еще могли на что-нибудь сгодиться. Кэсси распрямилась и приготовилась к очередной порции самобичевания.
– Диана, – бодро начала она, – я должна кое в чем тебе признаться.
Естественно, Диана встрепенулась. Взгляд ее зеленых глаз изменился, когда она узнала о загадочном обнаружении гематита на месте давно сгоревшего дома номер тринадцать, а также о том, что все это время Кэсси скрывала камень от Круга: о нем не знал никто, кроме Деборы… и Фэй.
– А теперь он пропал, – подытожила Кэсси. – И, по-моему, ничего хорошего это не пред-вещает.
– Да уж, – медленно проговорила Диана. – Ничего хорошего, Кэсси. Неужели ты не пони-мала, что гематит влиял на тебя? Ведь именно из-за него ты совершала эти поступки, которые не совсем… ты его не брала, случайно, с собой на вечеринку в Хеллоуин, помнишь, когда ты пыта-лась заставить Адама поцеловать тебя?
– Я… а… брала, – Кэсси почувствовала, как щеки ее начинают зверски краснеть. – Послу-шай, Диана… я бы очень хотела оправдать этот поступок пагубным влиянием гематита, но не могу; понимаешь, ничьей вины, кроме моей, в этом не было: я тупо хотела, чтобы Адам поцело-вал меня.
– Возможно, и так. Но я убеждена, что хотела ты чтого и раньше, только почему-то не про-воцировала Адама. Видишь ли, под воздействием гематита ты, конечно, не станешь делать того, чего тебе не хочется, но ты позволишь себе то, что прежде сочла бы недопустимым.
– Значит, он действует как оникс? Отдайся своей второй сущности, – прошептала Кэсси.
– Именно, – подтвердила Диана.
– Только получается, что взял его кто-то из наших, один из Круга, – продолжила Кэсси. – Потому что я его положила в шкатулку с утра, а целый день здесь никого, кроме нас, не было. Кому он мог понадобиться?
Диана покачала головой, Лорел состроила рожицу и сказала:
– Я ничего не знаю, никуда не летаю, травки собираю. С ними как-то спокойнее, просто уважай их да соображай, что делаешь. И все. Они на тебя повлиять не могут.
По предложению Дианы они втроем еще раз тщательно обыскали всю комнату. Но гемати-та и след простыл.
В среду Кэсси вернулась в школу. Урок журналистики показался ей островком нереально-сти: вокруг, как ни в чем не бывало, текла повседневная жизнь. Все эти люди: ученики, думаю-щие исключительно о предстоящих каникулах, учителя, дающие уроки витающим в облаках ученикам, заместитель директора, рассекающий коридоры с выражением крайнего раздражения на лице, – все они и понятия не имели о том, что поблизости свободно и без охраны разгуливало зло, готовясь нанести удар. Конечно, и Кэсси не могла в точности предположить, как именно это произойдет. Откуда ей было знать, в каком обличье предстанет Черный Джон на этот раз? Но то, что опасность рядом, она знала наверняка.
Так же наверняка, как то, что Фэй уже несколько дней не появлялась в школе. На журнали-стику она гоже не пришла. Кэсси задержалась после урока, чтобы объяснить мистеру Хамфрису, почему она пропустила несколько занятий. Тот отнесся к ситуации сочувственно и даже любезно предложил девушке взять больше времени на подготовку следующего задания; он вел себя в высшей степени мило, но отвязаться от него оказалось крайне сложной задачей. В итоге, дико опаздывая на алгебру, Кэсси на секунду забежала в туалет, закрылась в кабинке и вдруг услышала голоса, от которых обмерла и потеряла ощущение времени.
Голоса продолжали беседу, видимо, начатую до Кэссиного прихода.
– А потом она собиралась вернуться в Калифорнию, – вещал первый голос. Господи боже мой, Кэсси слышала его так часто, что узнала бы из миллиона: надменный голос Порции. – Но, вероятно, опять наврала, если это, конечно, та Кэсси.
– Так как, ты говоришь, она выглядела? – поинтересовался второй голос. Резкий, с харак-терным привзвизгом – конечно же, приятный голосочек Салли.
– Ой, ну как она выглядела?! Такое мелкое ничтожество, абсолютно ничего особенного: серенькая, маленькая… чуть повыше тебя ростом…
Салли интеллигентно прокашлялась.
– Естественно, я не имела в виду, что ты коротышка: ты, что называется, миниатюрная. А, возвращаясь к Кэсси: она довольно стройная и вся такая, ну, понимаешь, совершенно никакая: обычные каштано-ватые волосы, обычное меленькое личико, обычные шмотки – взгляду не на чем отдохнуть. И, ко всему еще, унылая до тошноты…
– Это не та, – безапелляционно перебила ее Салли. – За этой Кэсси на дискотеке в честь встречи выпускников выстроилась очередь из парней с высунутыми языками и текущей изо рта слюной. В очередь встали все, даже мой, и к чему это его привело?! Сначала она и вправду не производит впечатления, а потом смотришь, у нее в волосах-то, оказывается, сто тысяч оттенков, и они меняются в зависимости от освещения. Честно, я сама обалдела, когда увидела. И хоть это чистой воды фальшивка, но она принадлежит к тому типу женщин, которые, знаешь, выглядят такими хрупкими и слабенькими, что парни готовы удавиться, лишь бы защитить их; а потом они начинают вертеть бедолагами, как им вздумается. И все-то ей с ручек сходит, наверное, потому, что при плохом раскладе она открывает свои большущие глазенки и притворяется чуть-чуть придурковатой. Типа, знаешь, «я простая девушка, живу тут по соседству, ни на что не претендую, но постараюсь скрасить твои будни и пр.», и парни это хавают как миленькие.
Кэсси уже открыла рот от возмущения, но тут же благоразумно его закрыла.
– А потом, за ее глаза можно убиться, – с горечью продолжала Салли. – И дело не в цвете, они такие какие-то… серо-голубые, что ли, даже не помню, просто, блин, огроменные и искрен-ние до омерзения. Все время кажется, что она прямо сейчас расплачется. Парни от этого нату-рально сходят с ума.
– Нет, это она, – с уверенностью заключила Порция. – Просто, когда мы общались, у нее хватало ума не выпендриваться; она тогда знала свое место.
– Ну, теперь ее место в самой модной школьной тусе. Они считают себя полубогами, ду-мают, что им все дозволено. Даже людей убивать.
– Считай, что с этим покончено, – абсолютно уверенно произнесла Порция. – Скоро здесь все изменится, причем в лучшую сторону. Ты знаешь, я в итоге рада, что мамочка решила после развода сюда переехать. Я думала, будет кошмар, а оказалось, нас ждет веселье. Все, как всегда, к лучшему.
Кэсси сидела тихонечко. «Так-так, значит, Салли с Порцией объединяются. А теперь, доро-гуши, не будете ли столь любезны, чтобы еще чуточку поразмышлять о ваших планах на буду-щее…»
К сожалению, несмотря на то что любезность эту «дорогуши» оказали, несколько следую-щих предложений утонули в потоках текущей из крана воды, затем вынырнули, оставив Кэсси лишь жалкие крохи. Она только услышала, как Салли сказала:
– Мне пора на матанализ. Хочешь, на ланче пересечемся?
– Давай, и, знаешь, я бы хотела, чтобы ты зашла к нам в гости на День благодарения, – предложила Порция. – Я почему-то уверена, что тебе понравятся мои братья.

Кэсси стояла, окруженная членами Круга, словно стеной. Дело было в субботу, и похороны подходили к концу.
Бабушку хоронили не на старом кладбище – не на том, которое «осквернили» (по офици-альной версии) в ночь гибели миссис Ховард. Хоронили ее на новом, на том, где уже покоилась Кори. Новым оно считалось только по меркам Нью-Салема: старейшим могилам здесь все равно было лет по двести. Кэсси задумалась о том, почему родителей, убитых Черным Джоном в 1976 году, не похоронили здесь. Может, кому-то старое кладбище показалось для них более «умест-ным».
К девушке подходили люди, выражали соболезнования, спрашивали о матери. Очередная официальная версия гласила, что мама была настолько потрясена смертью бабушки, что захво-рала и не смогла прийти. Кэсси всем говорила, что мама скоро поправится.
К удивлению Кэсси, явилась даже Фэй в нереально красивом кружевном черном платье, разве что чуть слишком облегающем – для кладбища. Иной цвет, кроме черного, присутствовал только на губах и ногтях.
– Мне очень жаль, – произнес знакомый холодный голос: Кэсси подняла голову и узрела Порцию; следом за нею шла Салли. Они, похоже, стали неразлучны. – Не ожидала тебя здесь встретить, – фальшиво протянула Порция, буравя Кэсси своими карими глазищами.
Девушка хорошо их запомнила: «Злющие, как у змеи, – подумала она, – и такие же гипно-тизирующие». Кэсси почувствовала, как на нее опять накатывается гнетущая беспомощность.
Она старалась с нею бороться, силилась дать достойный отпор, но Порция разрушала все ее смелые поползновения своей жутко вежливой манерочкой.
– Я и не знала, что у тебя здесь родственники. Но, раз теперь их не стало, может, ты пере-берешься обратно в Калифорнию?
– Нет, я останусь здесь, – единственное, на что сподобилась бедняжка. Разумеется, вечером ей придет в голову разгромно искрометный ответ, который начисто убрал бы Порцию. Но это произойдет только вечером…
К счастью, в Нью-Салеме у Кэсси были друзья. Адам сказал:
– У Кэсси здесь родственников хватает, – и встал рядом с девушкой.
– Да, мы все братья и сестры. В жизни все, типа того, взаимосвязаны, – глубокомысленно изрек Крис и встал с другой стороны. Он уставился на Порцию своими странными зеленовато-синими глазищами; тут как раз подоспел Даг и бесовато ухмыльнулся прямо в лицо неподготов-ленной Порции.
От неожиданности противная девица заморгала. Кэсси и помнить забыла, что на незнаком-цев Хендерсоны могли производить устрашающе-дикое впечатление.
Но Порция быстро оправилась:
– Конечно-конечно, говорят, вы тут все родственники. Что ж, это чудесно, и я надеюсь, в ближайшее время вы познакомитесь с моими, – и, бросив взгляд на Адама, она добавила: – Уве-рена, они будут в восторге.
После чего она развернулась и удалилась.
Кэсси многозначительно переглянулась с Адамом, но, не успели они и словом обмолвить-ся, как в пространстве между ними нарисовался мистер Хамфрис.
– Какая великолепная служба, – воскликнул преподаватель. – Нам всем будет не хватать твоей бабушки.
– Спасибо, – ответила Кэсси. Она даже умудрилась ему улыбнуться. Мистер Хамфрис ей нравился: аккуратная бородка с проседью, а за позолоченной оправой глаза, полные искреннего сочувствия. – Спасибо, что пришли, – добавила она.
– Надеюсь, твоя мама скоро поправится, – завершил соболезнования мистер Хамфрис и ре-тировался. Затем подошла мисс Лэннинг, преподаватель американской истории, но внимание Кэсси задержалось на мистере Хамфрисе, который разговаривал с высоким темноволосым муж-чиной. До Кэсси доносились их голоса: густой раскатистый баритон незнакомца и высокий, чуть дребезжащий голос мистера Хамфриса.
– Не представите меня? – спрашивал темноволосый.
– Конечно, – ответил мистер Хамфрис. Он направился обратно к хозяйке грустного меро-приятия, ведя за собой высокого мужчину. – Кэсси, я хотел бы представить тебе нашего нового директора, мистера Джека Брунсвика. Он хочет как можно скорее познакомиться со всеми уче-никами.
– Совершенно справедливо, – глубоким приятным баритоном произнес высокий. Он про-тянул руку и крепко сжал ладонь Кэсси. Его рука оказалась большой и сильной. Девушка смот-рела на нее, размышляя, как бы повежливее ответить, и вдруг замерла, чувствуя, что сердце ко-лотится в груди все сильнее, и что еще одна секунда, и она рухнет в обморок.
– Мне кажется, девочке нехорошо; у нее сегодня был трудный день, – проговорила мисс Лэннинг, но Кэсси ее уже не слышала: она вдруг перенеслась в другое измерение.
Преподавательница взяла девушку за руку, но Кэсси не могла оторваться от руки черново-лосого. Все ее внимание было сейчас приковано к одному предмету – печатному перстню на его указательном пальце с гравировкой в виде символа, напоминающего надписи на серебряном браслете Дианы… браслете Фэй с недавних пор. Черный зеркальный камень с металлическим блеском напоминал гематит, но Кэсси знала наверняка, что это не гематит. Это был магнитный железняк.
Потом она медленно перевела глаза на лицо нового директора… и увидела лицо из кри-сталлического черепа. Да-да, то самое, что неслось на нее, ускоряясь и увеличиваясь в размере, неслось, чтобы поскорее покинуть границы своего пристанища. Злое, холодное лицо. На мгновение ей почудилось, будто кварцевый череп наложился на лицо директора, показав ей кости и прочее богатство во всей красе: впадины глаз, оскал зубов…
Кэсси покачнулась. Мисс Лэннинг пыталась помочь ей, потом ее сменили встревоженные, судя по голосам, Адам с Дианой. Но девушка ничего не видела, ничего, кроме темных глаз нового директора. Они блестели, как лава, как океан в полночь, как магнетит. И, так же как океан, они заглатывали ее.
« Кэсси », – позвал ее голос из подсознания.
Тьма оглушила ее, и девушка полетела вниз.
Было черным-черно. Она находилась на корабле – нет, не на корабле. Она боролась, дра-лась в ледяной воде. Она разжала чью-то хватку, пыталась всплыть. Боже, ничего не видно…
– Кэсси, успокойся! Ты в безопасности. Все хорошо.
Девушка подняла голову, и с глаз упала влажная тряпка. Она лежала на диване в гостиной Дианы. Свет не горел, шторы были задернуты, поэтому в комнате царил полумрак. Диана скло-нилась над подругой, защищая ее от целого мира каскадом золотистых волос.
– Диана! – Кэсси вцепилась в руку названой сестры.
– Все в порядке. Ты дома.
Кэсси с облегчением выдохнула, села и посмотрела на подругу.
– Джек Брунсвик – Черный Джон, – просто сказала она. Проще и не придумаешь.
– Я знаю, – угрюмо ответила Диана. – После того как ты рухнула, мы все увидели кольцо. Он, думаю, не рассчитывал быть узнанным так скоро.
– И что произошло? Как он себя повел? – Кэсси представила жуткие картины беспорядков на кладбище.
– Да никак. Просто уехал, пока мы перетаскивали тебя в машину. Адам с Деборой сели ему на хвост, конечно, тайком. Хотят последить за ним. Ну а в остальном… никому из взрослых даже в голову не пришло, что что-то не так. Все решили, что ты вымоталась. Мистер Хамфрис сказал, что тебе не мешало бы в ближайшее время воздержаться от посещения школы.
– Нам всем бы это не помешало, – пробормотала Кэсси. У нее в голове не укладывалось: Черный Джон – директор школы. Что, во имя Господа, он задумал?
– Значит, Адам следит за ним? – переспросила она, и Диана кивнула. Кэсси почувствовала приступ тревоги… и отчаяния. Он так нужен был ей здесь и сейчас, она так хотела с ним поговорить. Он нужен был ей…
– Эй, вы там, как делищи? – Крис и Даг зависли в дверях, будто маленькие мальчики на пороге дамского будуара, куда им запрещалось входить.
– Ей уже лучше, – ответила за пострадавшую Диана.
– Кэсси, точно? – строго переспросил Крис, предпринимая несколько рискованных шагов вперед. Героиня вяло закивала, а потом вспомнила о подслушанном в туалете разговоре. О том, что она якобы относится к типу женщин, вызывающих у мужчин неуемное желание заботиться. Какой бред. Или не бред? Салли все перевернула с ног на голову; все было абсолютно не так.
– Слушайте, двое из ларца, там на кухне шоколадный тортик: вы такой вкуснятины дав-ненько не ели, – сообщила Диана братьям. – Пошли! Соседи столько еды надавали, теперь нужно ее уничтожить – мы же не хотим, чтобы добро пропадало.
Кэсси показалось странным, что подруга оставляет ее в одиночестве, но потом она замети-ла, что в коридоре есть кто-то еще.
Перед входом в гостиную стоял Ник. Как только Диана вывела близнецов, он медленно вошел в комнату.
– Ой… привет, Ник, – неловко пробормотала девушка.
Парень улыбнулся ей слегка рассеянно и присел на ручку дивана. Свою обычную маску холодности он, видимо, оставил дома. В полумраке гостиной Ник показался Кэсси немного ус-тавшим и немного грустным, но, наверное, это был эффект освещения.
– Как ты? – спросил юноша. – Ну и напугала ты нас на кладбище!
Напугала? Ника?! Кэсси не верила собственным ушам.
– Уже все в порядке, – произнесла она и стала думать, что бы еще сказать. Здесь получа-лось так же, как с Порцией: когда требовалась реплика, мозг отказывался работать.
Наступила неуютная тишина. Ник разглядывал цветы на обивке дивана.
– Кэсси, – наконец выдавил он, – я хочу поговорить с тобой.
– Ладно, – тихо проговорила Кэсси. Ее обуревали разнонаправленные чувства: радостное предвкушение, смущение и в то же время слабость. Половина ее существа не хотела, чтобы Ник продолжал, но вторая половина ожидала этого почти что с нетерпением.
– Знаю, что момент не самый удачный, – усмехнувшись, произнес юноша и перевел взгляд на обои. – Но, учитывая ситуацию, мы все можем помереть до того, как настанет так называемый удачный момент.
Кэсси открыла было рот, но не смогла произнести ни звука, и Ник продолжил – безжалостно и неотвратимо. Он говорил очень тихо, но отчетливо:
– Я также знаю, что вы с Конантом были сильно привязаны друг к другу. И знаю, что ты о нем много думала. И понимаю, что вряд ли тяну на идеальную замену… но, как я уже сказал, ситуация такова, что, может, ждать идеала глупо… – Он резко перевел на нее глаза, и Кэсси вдруг увидела в их антикварных глубинах новое выражение – тепло, которого она прежде там не замечала. – Так что, Кэсси, скажи, что ты об этом думаешь? – продолжил Ник. – О нас с тобой?

0

6

5.

Кэсси снова приоткрыла рот, но Ник опять не дал ей возможности высказаться.
– Знаешь, я не сильно впечатлился, когда впервые тебя увидел, – продолжил он. – Потом стал примечать всякие детали: волосы, губы, как ты сражаешься, даже когда боишься. Той но-чью, когда убили Лавджоя, ты испугалась до смерти, но именно ты предложила нам пойти по следу черной энергии, а на кладбище не отставала от Деборы, – парень сделал паузу и безрадостно ухмыльнулся. – Да, собственно, ты и от нас не отставала, – добавил он.
Девушка почувствовала, как улыбка уже дергает уголки ее губ, но сдержалась.
– Ник, я…
– Подожди, не отвечай: еще рано. Я хочу, чтобы ты знала, что я… я переживал после того, как послал тебя, когда ты пришла пригласить меня на танцы, – он напрягся и уставился в одну точку, которая оказалась цветком с диванной обивки. – Не знаю, какой черт меня дернул: наверное, у меня просто паршивый характер. Я с ним уже так сжился, что даже его не замечаю, – парень глубоко вдохнул, прежде чем продолжить. – Видишь ли, меня всегда бесило, что я живу с родителями Деби; мне постоянно казалось, что я им чем-то обязан. И из-за этого, вероятно, я постоянно пребывал в жутком настроении. Я думал, что мои собственные мамочка с папочкой просто лажанулись и ненароком угодили в ураган, оставив своего ребенка одного в мире на попечении чужих людей. Поэтому я возненавидел их… и дядю с тетей заодно.
Ник сделал передышку и задумчиво покачал головой.
– Да, тетушку Грейс в особенности. Она беспрестанно треплется о моем отце, о том, каким он был безрассудным, и как ему было наплевать на тех, кто остался, – в общем, несет полную пургу. Меня каждый раз тошнило. Ведь я даже подумать не мог, что она так причитает, потому что тоскует по нему.
Кэсси завороженно смотрела на Ника.
– Так вот почему ты недолюбливаешь магию? – Она просто предположила, но, судя по вы-ражению лица Ника, угадала.
– Не знаю, но, наверное, это связано. Я злился на остальных членов шабаша, потому что считал, что всем по-любому лучше, чем мне. У других хотя бы бабушки остались, а у меня – только мертвые облажавшиеся родичи. И все еще так, блин, бодрились по этому поводу, типа Конанта. Он… – Ник посмотрел на Кэсси с кривоватой ухмылкой и оборвал сам себя: – Ладно, думаю, чем меньше мы будем упоминать его, тем лучше. Как бы там ни было, теперь я знаю правду. Родители мои не облажались, и, если это сделаю я, винить мне будет некого. Винить я смогу только одного человека – самого себя. Поэтому прости меня за то, что я повел себя как свинья.
– Ник, ну что ты! В конце концов ты ведь пошел со мной на дискотеку.
– Да, но только после того, как ты вернулась и попросила меня еще раз. А это жесть. И по-том, после этой несчастной вечеринки мы оказались у дома номер тринадцать, где тебя ранило, – уголки губ Ника опустились. – И я ничем не смог помочь. Спас тебя Конант.
В голове девушки промелькнуло воспоминание о дымящейся штуковине, о черном силу-эте, поднявшемся из глубин самайнского пламени в ночь на Хеллоуин. Она отмахнулась от кар-тинки, почувствовав, что паника начинает сковывать сознание. Нет, не хочет она сейчас думать о Черном Джоне: он испугал ее и в виде неясной дымящейся фигуры, что ж говорить о том ужасе, который он наводит на нее теперь, став человеком… Его глаза…
– Кэсси, – крепкие пальцы Ника обхватили девичье запястье. – Все хорошо. Ты только не волнуйся.
Кэсси сделала глубокий вдох и кивнула; она возвращалась обратно в укутанную сумраком гостиную Дианы.
– Спасибо, – прошептала она. Рука Ника так приятно касалась ее кисти; его теплые, креп-кие пальцы так успокаивали. И, видит Бог, ей давно хотелось к кому-нибудь прижаться, так дав-но… Она вспомнила, как сидела в машине у Адама и умирала от желания обнять его. И знала, что этому не бывать, и не бывать НИКОГДА. И сейчас, по прошествии времени, сейчас, когда Адам был для нее безнадежно потерян, она чувствовала все ту же боль. Сколько еще ей пред-стояло жить с этой обездоленностью?
– Я знаю, – тихо продолжил Ник, – что ты в меня не влюблена. И что я, конечно, не он. Но ты мне нравишься, Кэсси. Ты мне очень нравишься, мне так ни одна девушка никогда не нрави-лась. Ты поступаешь порядочно по отношению к людям, ты не жесткая, но внутри так же креп-ка, как Деб. Как и я, наверное, – он усмехнулся. – Ты ни на кого не держишь зла, независимо от того, как люди относились к тебе в прошлом. На Деб это произвело сильное впечатление. Что говорить, ты заслужила всеобщее уважение. Братья Хендерсон вообще еще ни разу в жизни не влюблялись, а теперь они просто не знают куда себя деть. Боюсь, к Рождеству они преподнесут тебе самодельное взрывное устройство.
Кэсси не выдержала и рассмеялась:
– Чем не способ решения проблемы!
– Даже Фэй тебя уважает, – сказал Ник, – иначе не стала бы так стараться, чтобы тебя уничтожить. Послушай, Кэсси, мне сложно объяснить, просто в тебе есть что-то такое… ты и хорошая, и жесткая одновременно. Ты держишь удар. И я никогда не видел глаз красивее, чем у тебя.
Кэсси стала пунцовой. Она чувствовала, что Ник смотрит на нее, поэтому на сей раз сама принялась за подробное изучение обивки дивана. Радостное волнение росло в ней с каждой се-кундой.
Она вспомнила, как в первую неделю учебы в новой школе Дебора с близнецами глуми-лись над ней, играя в картошку ее рюкзаком, и как вдруг словно из ниоткуда явилась смуглая рука, поймала рюкзак и спасла ее. Ник. И еще вспомнила, как чудесно он повел себя в котель-ной, когда она обнаружила там тело повешенного Джеффри, как он крепко держал ее и успокаи-вал. Тогда его руки показались ей такими мягкими и надежными. Он не боялся. Он ей нравился.
Но разве этого достаточно?
Девушка почувствовала, как мотает головой:
– Ник, прости, я не могу вводить тебя в…
– Я же сказал, что понимаю, что ты в меня не влюблена. Но если ты готова хотя бы попро-бовать, я просто буду рядом, когда тебе захочется к кому-нибудь прижаться. Может, нам понра-вится, – добавил он с невыразимой нежностью. – Может, мы захотим продолжения.
Кэсси вдруг вспомнила, как полчаса тому назад расстроилась, узнав, что Адама нет рядом. Она не имела на него никаких прав, включая право мечтать о нем. «Я буду рядом, когда тебе захочется к кому-нибудь прижаться». Откуда Ник знал, что ей это сейчас так необходимо?!
Она посмотрела на юношу и еле слышно произнесла:
– Хорошо.
Глаза цвета красного дерева слегка раскрылись от неожиданности, что по шкале стандарт-ной никовской бесстрастности могло трактоваться как выражение крайнего изумления. Губы его сложились в едва заметную блаженную улыбку. Он излучал такое счастье, что Кэсси даже почувствовала, как невольно втягивается в его эмоцию. И почему она всегда улыбается ему в ответ?
– Я не надеялся, что ты согласишься, – проронил парень, все еще не веря собственному счастью.
Кэсси засмеялась и стала еще пунцовее:
– Зачем тогда спрашивал?
– Я подумал, что стоит спросить, даже если ты пошлешь меня к черту.
– Ник, – Кэсси ощутила что-то новое. – Я бы никогда не послала тебя к черту. Ты… ты же необыкновенный, понимаешь? – Она не знала, как лучше выразиться, да и голос вдруг стал про-падать, а зрение, в свою очередь, начало расплываться. Девушка заморгала, чтобы вернуть яс-ность, если не мысли, то хотя бы изображения, но тут хлынули слезы. А потом Ник придвинулся поближе, и, даже не сообразив, как это произошло, через мгновение она уже рыдала в его объятиях, на его плече. И ничто и никогда не приносило ей такого утешения, как это плечо под серой шерстяной тканью.
Потом он прижался щекой к ее волосам, и девушка всхлипнула.
– Давай хотя бы попытаемся, – нежно проговорил он.
Кэсси кивнула и позволила себе отдохнуть в его объятиях.

Когда дверь за Ником закрылась, на улице уже стемнело. Диана сидела наверху, Крис с Да-гом давно ушли. Кэсси смущенно и неуверенно постучалась в дверь подруги.
– Входи, – услышала она; Кэсси вспомнила, как впервые постучалась в эту дверь и вошла в эту комнату в тот прекрасный день, когда Диана, как добрая фея, появилась в старом научном корпусе и спасла ее от расправы Фэй. Она вспомнила и то, как златокудрая красавица сидела тогда на диванчике у окна, а вокруг нее порхали мириады радуг. Теперь все выглядело куда менее романтично: Диана сидела за столом, а перед нею возвышалась гора бумаги.
– Ну, рассказывай – сказала она, оборачиваясь. Кэсси почувствовала, как щеки уже не пер-вый раз за этот день покрываются румянцем девичьей стыдливости.
– Я… мы… мы с Ником решили попробовать. Посмотреть… ну, понимаешь, что получит-ся… если мы будем вместе.
Диана выглядела пораженной. Она очень пристально посмотрела Кэсси в глаза, будто ис-кала в них что-то.
– Будете что? – переспросила златовласка и осеклась, еще раз внимательно взглянув на подругу. – Понимаю, – задумчиво произнесла она.
– Ты не злишься? – Кэсси пыталась разобраться, что творится в глубине изумрудных глаз.
– Злюсь? Как я могу на тебя злиться? Я просто… удивлена, вот и все. Но не обращай вни-мания. Ник хороший парень, и я уверена, что ты не причинишь ему боли. Ты же знаешь, какой он… необыкновенный.
Кэсси кивнула, но про себя отметила, что не ожидала услышать свои же слова из уст под-руги. Она и не подозревала, что Диана того же мнения.
– В общем, по-моему, это дело хорошее, – решительно произнесла Диана, отодвигая бума-ги в сторону.
Кэсси с облегчением вздохнула и с любопытством посмотрела на документы, над которы-ми корпела Диана. Старые желтоватые страницы были исписаны черными жирными колонками текста. В сих письменах прослеживалось большое количество неясных закорючек и малое коли-чество знаков препинания, но, похоже, они были читабельны.
– Что это у тебя?
– Личные бумаги Черного Джона. Письма, вещи – мы собрали их, когда занялись поиском Инструментов Мастера. Решила просмотреть, подумала, вдруг найдется упоминание о его сла-бом месте, тогда будет понятнее, куда метить. Эти документы сослужили нам хорошую службу: из них мы, например, узнали о местонахождении кристаллического черепа. Джон указал его в письме, адресованном одному из предков Шона, а мы нашли это письмо у Шона на чердаке. Ко-нечно, точного места он не назвал, но дал ключи к разгадке.
– Трудно поверить, чтобы он доверял кому-то настолько, чтоб дарить ключи к местонахо-ждению Инструмента Мастера.
– Он и не доверял. Он собирался вернуться и забрать череп: то ли планировал его исполь-зовать, то ли хотел перепрятать понадежнее, но неожиданно умер и не смог осуществить заду-манного.
– Он утонул, – прошептала Кэсси, вертя между пальцев прямоугольный лоскуток бумаги, на котором печатными буквами значилось: «Колония Массачусетского Залива. 8 долларов». Ми-лостивый Боже, у нее в руках были деньги, деньги семнадцатого века.
– Постой, ты уже это говорила, – произнесла Диана, задумчиво вглядываясь в подругу. – Я тогда еще удивилась, подумала, откуда ты знаешь.
– Как откуда?! Наверное, услышала от кого-нибудь, – Кэсси силилась вспомнить. – Может, от Мелани?
– Ты не могла этого услышать от Мелани. И ни от кого другого, милая, потому что никому из нас это не известно. Ты первая предположила, что Черный Джон погиб в океане.
– Но… – В полной растерянности Кэсси исследовала уголки собственного мозга, пытаясь установить, откуда же взялась эта версия. – Но откуда же… – И вдруг ее осенило: – Из снов, – пролепетала она, в ужасе отползая к спинке кровати. – Боже мой, Диана, он мне снится! Мне снилось, что я тону, что я на корабле, который идет под воду. Но это была не я, это был он – Черный Джон.
– Кэсси, – Диана подошла и села рядом, – ты уверена, что это был он?
– Да. Потому что сегодня это случилось опять, и именно когда я увидела его на кладбище. Я заглянула в его глаза… и сразу же начала падать. Тонуть. Я с головой ушла в соленую ледя-ную воду: я даже вкус ее запомнила.
Диана положила руку на тяжело вздымающиеся плечи подруги:
– Обещай мне больше об этом не думать, договорились?
– Ты не волнуйся, я в порядке, – прошептала Кэсси. – Я просто не понимаю, зачем ему это? Зачем он входит в мои сны? Зачем внедряется в мой мозг? Он хочет меня убить таким изощрен-ным способом?
– Не знаю, – ответила Диана неуверенно. – Кэсси, я тебе уже говорила, ты не обязана оста-ваться в Нью-Салеме…
– В том-то и дело, что обязана. – Кэсси вспомнила о последних словах бабушки; они эхом отозвались в ее голове: «В темноте нет ничего пугающего, если смотреть на нее без страха».
Океан ее сна был темен, темен, как подводное царство в полночный час, и холоден, как ге-матит. «Но я не стану пугаться его, – решила Кэсси. – Я отказываюсь от страха. Отказываюсь». Она отбросила страх и тут же ощутила, как внутренняя дрожь стала медленно стихать.
«По моей линии идет ясновидение и сила, – вспомнила девушка. – Я хочу использовать эту силу, чтобы противостоять Черному Джону. Чтобы взглянуть ему прямо в лицо».
Кэсси отстранилась от Дианы.
– Я думаю, ты на верном пути, – резюмировала она, указывая на разбросанные по столу бумаги. – Тогда штудируй эти документы и свою Книгу Теней, а я займусь своей, – и она броси-ла взгляд на диванчик у окна, где рядом с книгой в красной кожаной обложке лежали фломасте-ры, маркеры и блок разноцветной бумаги для заметок с клейким краем.
– Что-нибудь интересненькое нашла? – через некоторое время спросила Диана у Кэсси, ко-торая теперь сидела на приоконном диване с Книгой на коленях.
– Ничего, что имело бы отношение к Черному Джону. Вначале идут заклинания, очень по-хожие на те, с которых начинается твоя книга. Но в общем-то тут все интересно, и, кто знает, что из этого может нам в итоге пригодиться, – ответила Кэсси. Она твердо решила ознакомиться со всеми описанными заклинаниями и оберегами, узнать все, что было в Книге, и хотя бы примерно понять, где искать остальное. Но данный проект грозил растянуться на годы, а где им было взять столько времени?! – Диана, по-моему, нам все же стоит поговорить со старушками, и сделать это нужно поскорее. Пока… в общем, пока не произойдет что-нибудь, после чего говорить уже будет не с кем, – она мрачно посмотрела на златовласку.
Диана моргнула, пытаясь смириться с только что выраженным подругой опасением, и за-тем кивнула:
– Да, ты права. Четверых он уже убил, а может, и больше. Если он сочтет, что старушки представляют угрозу… – Златовласка запнулась. – Давай завтра с ними поговорим. Я скажу Адаму, когда он будет звонить… он обещал позвонить, как только они с Деб закончат со слеж-кой.
– Надеюсь, Черный Джон не догадывается, что за ним следят, – проговорила Кэсси.
– И я на это надеюсь, – спокойно отозвалась Диана и снова склонилась над бумагами.

На следующий день на пляже состоялось собрание. Фэй не смогла опротестовать место сбора, поскольку не явилась.
– Она с ним, – резко объявила Дебора. – Я проследила за ней сегодня утром; мы с Адамом уже вчера от этого зрелища офигели. Она встретилась с ним в той же кофейне, что и вчера…
– Постой-ка, погоди, – произнесла Лорел. – Ты забегаешь вперед. Что за кофейня?
– Дай я расскажу, – вступил Адам, повинуясь взгляду Дианы. – Вчера, уйдя с кладбища, мы поехали за… мистером Брунсвиком. Кстати, он шутник. – Диана одобрительно кивнула, и Адам продолжил: – Я одно время увлекался живописью, так вот «брунсвик» – это вид краски. Черной краски, – сообщил он Кэсси и всем остальным.
– Да уж, обхохочешься, – произнесла Кэсси. Она сидела рядом с Ником, на новом месте и в новом положении, которое ее слегка смущало. И все же она чувствовала его присутствие, чувст-вовала сильную теплую руку. Стоило ей лишь чуть-чуть отклониться вправо, и она касалась его; это успокаивало. – Боюсь представить себе, что он сделал с тем несчастным, который должен был стать нашим директором, – добавила она.
– Этого я не знаю. – Адам, конечно, не мог не заметить ее нового соседства, равно как и нового выражения, появившегося на лице Ника: последний теперь оберегал Кэсси. Девушка ви-дела, что сине-серые глаза посылают целые снопы искр в сторону ее нового друга и рассматри-вают его с плохо скрываемой враждебностью. – Не знаю, как ему удалось занять этот пост. И также не знаю, зачем ему это понадобилось. – Он опять недружелюбно зыркнул на Ника, открыл было рот, но тут, на счастье, вмешалась Диана:
– Продолжай, пожалуйста, Адам. Расскажи все по порядку. Расскажи, что произошло, ко-гда вы проследовали за ним.
– Что? Ах, да. Короче, он уехал один на сером «кадиллаке», а мы поехали за ним: Деб на байке, я на джипе. Он въехал в город и зашел в кофейню Перко, и догадайтесь с трех раз, кто подъехал туда буквально через пару минут?
– В черном кружевном мини-платье и во всеоружии? – любезно подсказала Дебора.
– Фэй, – пролепетала Диана; выглядела она так, будто ее сейчас вырвет от ужаса. – Но как она могла?!
– Не знаю уж как, но могла, – сказала Дебора. – Мы наблюдали через окно, как она подва-лила к его столику. Он же живой человек – с желаниями там, потребностями – сидел, пил кофе. Они проговорили около часа. Фэй гарцевала и мотала головой, как молодая кобылка на арене. А ему, похоже, нравилось, во всяком случае, он улыбался.
– Мы подождали, пока они уйдут, и тогда Деб поехала за ней, а я за ним, – продолжил Адам. – Он доехал до летнего домика на материке, думаю, арендованного, и остался там на ночь. Во всяком случае, до часа ночи он не выходил. А потом я уехал.
– А что Фэй? – спросила у Деборы Мелани. – Она куда направилась?
Дебора скорчила рожу:
– Не знаю.
– Интересно узнать, почему?
– Потому что она оторвалась, если тебя устраивает такой ответ. Довольно сложно оста-ваться незамеченной на «харлее»: не пыталась об этом поразмышлять своей светлой головой? Она вдруг рванула на красный, потом развернулась и в итоге сбросила меня с хвоста. Хочешь расследование провести?
– Деб, – примирительно произнесла Кэсси.
Дебора огрызнулась, потом закатила глаза и пожала плечами:
– Короче, с утра я ждала у ее дома, она вышла и поехала к нему. Они встретились там же, но на этот раз засели не у окна, а в конце зала. Пришлось зайти в кофейню, но я все равно не смогла толком ничего рассмотреть. Но, по-моему, она что-то дала ему, а вот, что именно, я не разобрала.
– Чудесно, – прокомментировала Сюзан, чем заслужила недобрый взгляд Деборы.
– Это просто чудесно, что она… как это называется? Вступила с ним в альянс. Кто-нибудь претендует на этот пончик? – Сюзан изысканно сдула с шероховатой поверхности сахарную пудру и надкусила вкусняшку.
Лорел, как обычно, пробурчала что-то в том духе, что белый сахар вреднее крысиного яда, но на большее ее сейчас не хватило.
– Вкусный, – еле слышно отрецензировала Сюзан. – Жаль только, без крема.
– Думаю, нужно поговорить со старушками, – взяла слово Кэсси. – Я имею в виду бабушку Адама, бабушку Лорел и двоюродную бабушку Мелани.
– Сегодня как раз удачный день, – откликнулась Мелани. – По воскресеньям они всегда встречаются у нас на ланч: пьют чай с бутербродами и пирожными.
– Точно, – согласилась Кэсси, – моя бабушка тоже раньше с ними встречалась.
– Там дают пирожные? – заинтересовалась Сюзан. – Почему ты раньше не сказала? Идем.
– Хорошо… нет, подождите, – заговорила Диана. Она окинула взглядом лица собравших-ся. – Послушайте, я уверена, что спрашивать бессмысленно, но все же спрошу: кто-нибудь из вас случайно не брал гематит из Кэссиной спальни?
Все уставились сначала на Диану, а потом друг на друга. Все, кроме Кэсси и Лорел. Все головы как одна замотались из стороны в сторону в жестком отрицании, и на всех лицах появи-лось выражение крайней обескураженности.
– Кто-то хапнул гематит? – понимающе спросила Дебора. – Тот, что ты нашла на месте тринадцатого дома? – Кэсси кивнула, а сама тем временем незаметно изучала реакцию членов Круга.
Адам хмурился, Хендерсоны думали о своем, Шон нервничал – но Шон всегда нервни-чал, – Мелани разволновалась, Ник медленно качал головой, а Сюзан подергивало.
– Я и не рассчитывала, что кто-то из вас признается, – сказала Диана. – И, надеюсь, это по-тому, что тот, кто взял камень, сейчас не с нами. Потому что этот кто-то, я предполагаю, нахо-дится сейчас в кофейне Перко, – вздохнула Диана. – Что ж, пошли к старушкам.
С тех пор как маму перевезли к тете Констанс, Кэсси стала частым гостем в доме номер че-тыре. Он был выдержан в федеративном стиле и в целом напоминал допотопные хоромы Кэсси-ной бабушки, отличаясь от них только недавним и безупречным ремонтом, а также почти немецкой дотошностью и очевидной приверженностью к порядку. Тетя Констанс восседала в центральной гостиной со старой миссис Франклин, бабушкой Адама, и с миссис Квинси, бабушкой Лорел. Она не выказала энтузиазма при виде одиннадцати человек, столпившихся у нее в коридоре.
– Тетя Констанс? Можно нам с вами поговорить?
Старая женщина одарила внучку прохладным неодобрительным взглядом. В ее худой фи-гуре сохранилась царственная стать, а лицо с высокими скулами носило следы классической красоты Мелани. Каким-то чудом ее волосы до сих пор сохранили естественную черноту, но, может, никакого чуда и не было, может, она просто красилась.
– Ты пришла маму проведать? – спросила она, вычленив Кэсси в толпе незваных гостей. – Она почти уснула, лучше ее сейчас не беспокоить.
– На самом деле, тетя Констанс, мы пришли поговорить с вами, – произнесла Мелани. Она посмотрела сразу на всех трех женщин, собравшихся в гостиной. – С вами тремя.
Тетя Констанс мрачно нахмурила бровь, но маленькая пухляшка, сидящая на диване, не-ожиданно вступила в дискуссию:
– Конни, давай поговорим. Ну что ты! Адам, дорогой, и ты здесь. Где, кстати, тебя носило допоздна вчера вечером?
– Ба, я не думал, что ты заметила, – проговорил Адам.
– Знаешь ли, я замечаю больше, чем люди думают. – Миссис Франклин хихикнула, дотя-нулась до печеньица и засунула его себе в рот. Седые волосы лохмами свисали с ее неопрятной головки, и все в ней казалось каким-то хаотичным. Это особенно бросалось в глаза на фоне строгой бело-золотой гостиной тети Констанс. Пухляшка понравилась Кэсси.
– Лорел, что происходит? – раздался дребезжащий голосок, и Кэсси перевела взгляд на ба-булю Квинси, миниатюрную женщину с лицом, напоминающим сушеное яблоко. На самом деле она приходилась Лорел прабабкой, да к тому же была такой крохотной, что, казалось, достаточ-но малюсенького порыва ветра, чтобы ее сдуло.
– В общем, – Лорел с надеждой посмотрела на взявшего слово Адама.
– В общем, то, о чем мы хотели с вами поговорить, связано с тем, о чем спросила меня моя бабушка. То есть с тем, чем я занимался вчера вечером. А также с тем, что случилось давно, примерно в то время, когда мы все, – он указал на членов Круга, – появились на свет.
Тетя Констанс теперь уж хмурилась всерьез, а бабуля Квинси поджала губки. Только миссис Франклин продолжала хихикать, оглядывая комнату с таким прекраснодушным видом, что Кэсси задумалась, а слышала ли старушка вымученную тираду собственного внука.
– Что ж, – резко произнесла тетя Констанс, – тогда извольте объяснить по сути.
Адам обернулся к друзьям за моральной поддержкой, получил ее в полном объеме, набрал в легкие воздуха и с всеобщего негласного одобрения заговорил:
– Я вчера задержался допоздна, потому что шпионил за новым директором нашей школы, мистером Джеком Брунсвиком, – начал он. Имя не произвело никакого фуррора. – Думаю, вам он известен под другим именем, – полнейшая тишина. – Имя, которое всем нам известно гораздо лучше, Черный Джон, – произнес Адам.
Тишина разбилась вдребезги вместе с одной из чашек тончайшего фарфора, когда тетя Констанс резко поднялась из кресла.
– Убирайся из моего дома! Вон! – скомандовала она, глядя на Адама.

0

7

6.

– Тетя! – воскликнула Мелани.
– Ты слышал, что я сказала?
Темноволосая женщина опять обращалась к Адаму. Потом перевела взгляд на остальных. – Убирайтесь! Все до единого! Мне не нравятся такие шутки, особенно сейчас. Вам недостаточно бед, которые случились из-за того, что вы суете свой глупый нос не в свои дела?! Бедная Алек-сандра лежит еле живая в гостевой, только что Мэв похоронили… Мелани, я хочу, чтобы они ушли!
Лорел трепыхалась вместе с бабулей Квинси.
– Боже мой, боже мой, – причитала бабуля, воздевая к небу руки, похожие на лапки маленькой птахи.
– Ну, пожалуйста, мисс Берк, – умоляла Лорел, уже почти в слезах.
– Никакого уважения у вас нет – ни к чему, – громыхала тетя Констанс, тяжело дыша. В глазах появился судорожный блеск, как перед началом лихорадки.
– Не бывает у молодежи уважения, Констанс, – подтвердила слова подруги бабушка Адама, все так же похихикивая. – Я помню, мы в их возрасте чего только не творили, о, мой Бог, – заливаясь смехом и потряхивая головой, миссис Франклин протолкнула в рот следующее пе-ченьице.
– Бабушка, пожалуйста, послушай. Я не шучу, – беспомощно взывал Адам, но все усилия казались бесполезными.
Все заговорили одновременно, и поднялся ужасный гвалт, над которым раздавались зыч-ные команды тети Констанс, приказывающие молодежи убираться вон, а Мелани – перестать убирать осколки и тоже выматываться. Бабуля Квинси чирикала и предпринимала миротворче-ские усилия, которые оставались незамеченными. Старая миссис Франклин смотрела на весь этот бедлам и умильно улыбалась. Диана умоляла тетю Констанс выслушать, но все было безре-зультатно.
– Я последний раз повторяю! – орала тетя Констанс, размахивая рукой, словно мухобой-кой, пытаясь выставить непрошеных гостей за дверь.
– Мисс Берк! – громко воскликнула Кэсси. Она уже полурыдала, хотя Ник, надо отдать ему должное, с самого начала свары терпеливо пытался вывести ее на улицу. Но девушка не хотела уходить; ей казалось, она поняла, что имела в виду тетя Констанс, говоря о том, что они «суют нос не в свои дела». – Мисс Берк, – опять воззвала она, пытаясь пробиться поближе к пожилой женщине. И вот она уже стояла перед двоюродной бабушкой Мелани.
– Простите меня, – произнесла Кэсси, и вдруг стало так тихо, что девушка расслышала, как дрожит ее собственный голос. – Я просто хочу сказать, что в вашей гостевой спальне лежит моя родная мама, и вы прекрасно знаете, как безмерно я благодарна вам за вашу заботу. А в земле покоится моя родная бабушка. И кто, вы считаете, сотворил это зло? Не думаете же вы, что это сделали члены клуба? Перед смертью бабушка рассказала мне, что он спланировал свое возвра-щение, и что она всегда знала, что он вернется. Правда, конечно, в том, что Круг – и я – частич-но виноваты в том, что он вернулся. И нам жаль, так жаль, что вы представить себе не можете. Но он вернулся, – она секунду помолчала, а потом, почти перейдя на шепот, добавила: – И это правда.
Тетя Констанс прерывисто и часто дышала. Она держалась еще более царственно, чем прежде, а губы ее рассекли лицо, словно тонкая красная рана.
– Боюсь, я не верю ни слову из того, что ты сказала. Просто потому, что это не… невоз-можно, – лицо женщины искривила гримаса боли. Она вскрикнула и схватилась за грудь.
– Тетя Констанс! – закричала Мелани, бросаясь к тетке. Чтобы дотащить несгибаемую тетю до стула, ей пришлось объединить усилия с Адамом.
– Может, доктора вызвать? – забеспокоилась Диана.
– Нет! – ответила тетя Констанс, поднимая голову. – Не надо, я уже в порядке.
– Ничего страшного, Констанс, – произнес дребезжащий голосок, и бабуля Квинси, под-нявшись с дивана, подошла к усаженной на стул хозяйке дома. – Это твое сердце говорит тебе, что все сказанное – правда. Мне кажется, стоит выслушать детей.
В полной тишине двоюродная бабушка Мелани перевела глаза с внучки на Адама, потом с Адама на Кэсси. Та взяла себя в руки и ответила на пронизывающий взгляд пожилой женщины.
Тетя Констанс устало прикрыла глаза и медленно откинулась на спинку стула.
– Вы правы, – произнесла она, обращаясь непонятно к кому. – Входите, все входите и уса-живайтесь там, где найдете место. А потом рассказывайте.
–…И в итоге, мы решили, что стоит поговорить с вами, ведь вы – одни из немногих, кто еще может помнить его по прошлому разу, – завершая повествование, сказала Диана. – Мы ду-мали еще расспросить у родителей…
– К родителям не ходите, – отрезала тетя Констанс. Под конец рассказа она сидела мрачнее тучи. В комнате воцарилась атмосфера леденящего ужаса. – Они не поймут, – сказала пожилая женщина, и ее опустошенный взгляд остановился на Кэсси, заставив девушку вспомнить о без-жизненных глазах матери. – Они не вспомнят. Господи боже мой, как бы и я мечтала забыть…
– Прошлого не вернуть, – произнесла бабуля Квинси.
– Это правда, – сказала тетя Констанс и выпрямилась. – Только не знаю, чем вам могут по-мочь три древние старухи.
– Мы подумали, может, вы вспомните какую-нибудь его слабость, его ахиллесову пяту, что-то, что дало бы нам преимущество, – предположил Адам.
Тетя Констанс медленно покачала головой. Бабуля Квинси нахмурилась; ее и без того сморщенное лицо разбежалось тысячами новых морщинок. На лице же старой миссис Франклин поселилось настолько приятственное выражение, что Кэсси вообще затруднялась сказать, следит старушка за разговором или ворон считает.
– Если он способен к возрожденью, сомнительно, что у него есть явные слабости, – реши-тельно прошептала тетя Констанс. – К тому же он ловкий манипулятор. Говорите, Фэй Чембер-лен встала на его сторону?
– Похоже, да, – сказал Адам.
– Плохо. Он будет ее использовать, чтобы добраться до вас, до ваших слабых мест. Пере-маните ее обратно, если сможете. Но как это сделать? – Тетя Констанс нахмурилась, сдвинув брови. – Гематит… во-первых, заберите у нее гематит. Он крайне опасен. Джон сможет через этот камень управлять ее сознанием. – Диана бросила на Кэсси взгляд, говорящий: «Видишь, а ты не верила». Тетя Констанс продолжала: – И вы говорите, что череп исчез? Вы уверены?
– К сожалению, уверены, – подтвердил Адам.
– Как только Фэй взяла его в руки, он как будто взорвался, а потом нас всех вырубило, – произнесла Кэсси. – Во всяком случае, что-то в нем точно взорвалось или как будто вырвалось из него. И все, больше мы его не видели.
– Что ж… тогда вам не удастся использовать его в качестве оружия. Кэсси, а в бабушкиной книге нет ничего на этот счет?
– Пока нет. Но я еще до конца не добралась, – девушка не оставляла надежды.
Теперь тетя Констанс неспешно качала головой:
– Сила, с ним нужно бороться силой. Вы еще слишком молоды для борьбы с ним, а мы уже слишком стары. А между нами нет никого, кроме глупцов. Здесь нет достаточно мощной силы…
– Но была, – пролепетала бабуля Квинси.
Тетя Констанс посмотрела на нее, и выражение лица старухи переменилось.
– Была, да, конечно, была, – она повернулась обратно к Кругу. – Если старые источники не врут, когда-то существовала сила, способная уничтожить Черного Джона.
– Что это была за сила? – спросила Лорел.
Тетя Констанс ответила вопросом на вопрос:
– При каких обстоятельствах Адам вдруг обнаружил череп?
– Он обнаружил его не вдруг, – вступилась Диана. – Он долго искал Инструменты Масте-ра. – Она застыла. – Инструменты Мастера, – прошелестела она уже еле слышно.
– Да, те, что принадлежали первому шабашу, настоящим салемским ведьмам, нашим пред-кам, что основали Нью-Салем после того, как охотники за ведьмами вынудили их сорваться с насиженных мест.
– Но что именно входило в состав Инструментов Мастера? – выпалила Кэсси, и бабуля Квинси ответила:
– Естественно, символы лидера шабаша: диадема, браслет и подвязка.
– Те, которыми пользуемся мы, – лишь имитации, – произнесла Мелани. – Символы. Те, которыми пользовались они, были очень мощными; это и были настоящие инструменты, создан-ные для того, чтоб шабаш мог ими пользоваться.
– Но, тетя Констанс, – опять обратилась к тетке Мелани, – ведь Черный Джон их сам и спрятал. Адам потратил несколько лет, перерыл весь край отсюда до Кейп-Кода. Где еще их ис-кать?
– Это мне неизвестно, – ответила женщина. – Зато мне известно, в чем вы ошибаетесь: Ин-струменты спрятал не Черный Джон. Это первый шабаш сокрыл их от Джона, чтобы тот не мог ими воспользоваться. Наши предки хорошо понимали, что с силой черепа и Инструментов он окажется непобедим. По крайней мере так мне рассказывала моя бабушка.
– И они бы не стали прятать Инструменты далеко, – добавила бабуля Квинси. – Логика очень простая: Черный Джон любил путешествовать, а наши предки не любили; они предпочи-тали покой и домашний очаг.
– Вы пришли за советом – что ж, вот вам мой совет, – подытожила тетя Констанс. – Найдите Инструменты Мастера. Если вы все вместе с поддержкой Иструментов выступите против Джона, есть шанс, что вы победите, – ее губы опять сложились в тонкую черточку.
– Хорошо, – медленно проговорил Адам, – мы поняли.
– И продолжай читать книгу, которую тебе дала бабушка, – неожиданно добавила бабуля Квинси, глядя прямо на Кэсси.
Кэсси кивнула, а старушка одарила ее морщинистой, но невероятно многозначительной улыбкой.
Миссис Франклин тоже улыбалась вовсю, прихлопывая себя по коленям и озираясь так, будто бы что-то забыла.
– А что завтра? – спросила она ни с того ни с сего.
Повисла неловкая пауза. Кэсси не могла в точности сказать, к кому обращалась бабушка Адама: то ли к ним, то ли к себе самой. Но затем старушка повторила:
– А что все-таки завтра? – И посмотрела на всех так, будто давала им еще один шанс про-явить эрудицию.
– Ну… наш день рождения, – предложил свою версию Крис.
Только Диана смотрела так, будто на нее снизошло озарение.
– Я думаю… по-моему, завтра ночь Гекаты, – сказала она. – Вы об этом?
– Именно, – обрадовалась миссис Франклин. – Ох, в годы моей юности мы закатывали та-кие церемонии! Помню эти обряды под луной и индейцев за деревьями…
Собравшиеся обменялись взглядами: откуда бы миссис Франклин помнить такое? Индей-цами здесь уже не пахло несколько веков.
Но Диана неожиданно воодушевилась:
– Вы думаете, нам стоит устроить церемонию?
– Да, я так думаю, милочка, – ответила миссис Франклин. – Обряд для «девочек». У нас, девочек, всегда были свои секреты, правда, Конни? И мы всегда держались вместе.
Диана выглядела слегка озадаченной, но решительно кивнула:
– Да. Правильно. Хорошо, если все девочки соберутся, все девочки. И, мне кажется, я представляю, каким должен быть ритуал. Сейчас, конечно, не самое удачное время года. Но это неважно.
– Милая, тебе очень понравится, – уверяла ее миссис Франклин. – Теперь дайте-ка погля-деть на… Кэсси!
Девушка с изумлением посмотрела на чудную старушку.
– Кэсси, – повторила бабушка Адама. Она склонила голову набок и вздохнула так умиль-но, как обычно вздыхают при виде улыбающегося младенца. – Боже мой, какая же ты хорошень-кая девулька, хотя от матери ну совсем ничего не взяла. Зато от… – Она неожиданно прервалась и стала озираться. – Хм…
Тетя Констанс смотрела сейчас строже обычного, и строгость эта предназначалась исклю-чительно миссис Франклин.
– Эдит, – жестко сказала она приятельнице, да так, будто хотела приструнить ее, как школьницу.
Миссис Франклин перевела взгляд на бабулю Квинси, которая тоже наблюдала за ней с повышенным вниманием.
– А что такого?! Я просто хотела сказать, что все же угадываю некоторые черты матери в ее лице, – продолжила она и, довольная, посмотрела на Кэсси. – Старайся так не нервничать, детка. Все равно все хорошо закончится.
Кэсси увидела, что тетя Констанс расслабилась; впрочем, для постороннего глаза это было почти незаметно.
– Да. Мелани, это все, теперь уводи друзей.
И на этом аудиенция завершилась. Одиннадцать ребят поднялись, сказали «спасибо», по-прощались и оказались снаружи большого белого дома, плавающего в жиденьких лучах ноябрь-ского солнца.
– Очуметь! – воскликнула Кэсси. – Адам, ты не знаешь, что это было в конце?
– Прости, – Адам скривил рот в извинительной гримасе. – На нее иногда находит.
– Я не столько о ней, сколько о реакции двух других, – начала было Кэсси, но тут в их диа-лог вклинилась нетерпеливая Дебора:
– И что это за ночь Гекаты?
– Это ночь старой карги, – ответила Диана. – Геката за нее в ответе.
– Карги? – с отвращением повторила Сюзан: ее реакция была всем понятна. Это слово вы-зывало в мозгу довольно неприятную ассоциацию: скрюченная сморщенная фигура с отравлен-ным яблочком в руке.
– Да, – Диана взглянула на Кэсси. – Ничего ужасного это не означает. Карга – это просто старуха. Последняя фаза в жизни женщины. Девица, мать, потом карга. Карга обычно мудра и… крепка. Если не физически, то морально. Она, как правило, многое видела, через многое прошла и знает, о чем говорит. Именно она и передает нам знания.
– Как моя бабушка, – произнесла Кэсси, которая начала уже понимать истинное значение слова. Ну конечно, сгорбленная, сморщенная карга – это ее бабуля. Только без яблочка, во вся-ком случае без отравленного: если ее бабушка что-то и предлагала людям, то только помощь. – Сказки все неправильно преподносят, – заключила девушка.
– То-то и обидно, – решительно кивнула Диана. – Хотела бы я встретить старость такой каргой, как твоя бабушка.
– Все, что твоей душеньке угодно, – сострил Даг, закатывая глаза.
– Вон они какие хорошие – пытаются нам помочь, – поддержала подруг Мелани. – Даже тетя Констанс. И чем же мы займемся в ночь Гекаты, Диана?
– В эту ночь положено гадать и предсказывать будущее, – ответила Диана. – Нам нужно подыскать перекресток, подходящий для проведения обряда. Геката была греческой богиней пе-репутий: они символизируют перемены – начало нового жизненного этапа. Переход от зрелости к старости или от старости к смерти или к любому другому состоянию.
– Я думаю, мы все сейчас на перепутье, – задумчиво произнесла Мелани.
– Вот и мне так кажется, – Диана взглянула на Адама. – Знаешь, твоя бабушка права: нам, девочкам, действительно неплохо бы отметить этот праздник. Но тогда нам придется оставить вас в одиночестве…
Адам усмехнулся:
– Думаю, одну ночку мы как-нибудь без вас перекантуемся. Может, у Дага с Крисом стоя-щие идейки появятся, – он нисколько не напрягся; Кэсси и раньше замечала, что парней Круга абсолютно не волновали особые права и привилегии женской части шабаша. Они не чувствовали дисбаланса; казалось, они понимают, что важны ничуть не меньше, просто по-другому.
– Но будьте очень осторожны, – произнес Ник тоном, в котором юмором и не пахло. Крис с Дагом уже пихали друг друга, размечтавшись о двадцати лучших способах отпраздновать свой день рождения без девчонок, но, едва лишь Ник заговорил, они замолкли.
– Мне кажется, лучше, чтобы перекресток был неподалеку, – продолжил парень, обращаясь к Диане с Кэсси. – И чтобы мы тоже были неподалеку.
Кэсси взглянула ему в глаза и увидела в них трогательную заботу, таящуюся за предупре-дительной сдержанностью. Она взяла его за руку и почувствовала, как их пальцы сплетаются, согревая и поддерживая друг друга.
– Мы будем очень осторожны, – спокойно пообещала девушка.
Их сомкнутые руки привлекли всеобщее внимание: Дебора посмотрела с удивлением, но затем понимающе ухмыльнулась, Крис пнул Дага, сердито взирающего на них исподлобья, про-хладные серые глаза Мелани удивленно расширились, а Лорел с Сюзан улыбнулись.
Не улыбался только Адам. Ни тогда, ни после.
Этой ночью Кэсси видела сны: какие-то расплывчатые вихри грез, отдаленно связанные с Книгой Теней. Они с Дианой долго не ложились, читали, пытались осмыслить, приложить… и не обнаружили ничего полезного. Но во сне Кэсси вдруг ощутила, что стоит на пороге судьбо-носного открытия.
Она опять ухватила фрагмент залитой солнечным светом комнаты: просто секундная вспышка, через мгновение растворившаяся в темноте. Девушка поняла, что пробудилась и обша-ривает бешеным взором спальню, будто решение находится где-то здесь.
– Кэсси, – промурчала спросонья Диана, – с тобой все в порядке?
– Да, – прошептала девушка. Она обрадовалась, когда златовласка опять уснула. Это Диана настояла, чтобы Кэсси спала с ней: она переживала из-за ночных кошмаров подруги. Но героиня не могла позволить себе тревожить радушную хозяйку еще и ночью – она и днем-то доставляла ей достаточно хлопот.
Вообще-то в доме семьи Мид Кэсси спалось очень хорошо, не то что среди охов-вздохов бабушкиного терема, вечно не дававших ей покоя по ночам. «Наверное, по-разному строили», – предполагала девушка. Да и достраивался Дианин дом намного позже: материалы к тому време-ни, вероятно, улучшились.
Кэсси немного полежала в приятной темноте, прислушиваясь к легкому дыханию Дианы. «Где, интересно, сейчас Черный Джон? – подумала она. – Там, на материке, в арендованном кот-тедже, или здесь – на острове, в Нью-Салеме?»
Почему-то ее угнетала мысль о том, что Нью-Салем расположен на острове. Она чувство-вала себя… изолированной, что ли, скованной. Ей казалось, что Черный Джон может спокойно отсечь их от внешнего мира и отправить в вечное плавание по безбрежным просторам океана.
«Не дури», – приказала она себе. Но паника, неприятным клубком свернувшаяся в животе, не отступала. Девушка вдруг подумала, не будет ли маме лучше в медицинском учреждении, где-нибудь подальше отсюда. Где угодно, только подальше.
«Зачем ему мама? Ему нужны мы», – в отчаянии подумала бедняжка.
«Но пришел же он за бабушкой. Почему? Из-за Книги Теней? А теперь она у меня, – вдруг осознала девушка, и под сердцем что-то неприятно засвербило. – Вдруг он придет сюда, чтобы забрать ее?»
И естественно, как это бывает в подобных случаях, в особенности ночью, мысль эта полностью завладела ее воображением. Сердце застучало так сильно, что даже кровать пошла ходуном. Вдруг Черный Джон решит прийти за нею прямо сейчас? Конечно, он человек, он тоже спит ночами, но он еще и ведьма. Подчиняется ли он законам, повелевающим другими людьми? Или он может проскользнуть сюда, как тень, и проползти по полу прямо к кровати?
«Сохраняй спокойствие – это необходимо. Если ты сломаешься, все будет кончено. Для всех: для мамы, для шабаша. Мы все как один должны будем подняться против него. И ты не имеешь права оказаться слабым звеном».
«В темноте нет ничего пугающего, если смотреть на нее без страха, – прошептала девушка сквозь плотно стиснутые зубы. – В темноте нет ничего пугающего, если смотреть на нее без страха; в темноте нет…»
Слезы лились и лились, а Кэсси без конца повторяла бабушкину фразу.
Повторяла и повторяла, пока наконец не заснула.

Следующий день в школе начался с собрания. На журналистику Фэй опять не пришла, за-то, когда Кэсси вошла в конференц-зал, она с изумлением обнаружила черноволосую красотку на сцене.
Фэй стояла спокойно, почти скромно, разумеется, для Фэй. На ней идеально сидел безу-пречно скроенный костюм, и в целом она выглядела как очень толковая и очень сексапильная секретарша. Ее черная грива была аккуратно собрана в пучок на затылке, а в руках она держала стопку бумаги и планшет с зажимом. Для полноты образа не хватало только очков в роговой оп-раве: в них она спокойно могла бы рассчитывать на позицию верной Пятницы при каком-нибудь миллиардере.
Кэсси не верила собственным глазам.
Она осмотрела зал и заметила Шона и Сюзан: у обоих следующим уроком был коррекци-онный английский. Девушка жестом позвала их к себе, они отделились от своих и присели с ней рядом. Сюзан выглядела обескураженной.
– Ты Фэй видела? Что она там делает?!
– Не имею понятия, – ответила Кэсси, – но точно ничего хорошего.
– Зато выглядит хорошо, – сказал Шон, быстро облизывая губы. – Даже, я бы сказал, классно.
Кэсси посмотрела на Шона: впервые за долгое время она по-настоящему обратила на него внимание. Она будто не замечала его с тех пор, как они танцевали на вечеринке в честь Хеллоуина. Немудрено: в коллективе он просто растворялся. Но сейчас, когда они сидели втроем, девушка решила присмотреться к нему получше. В ее мозгу вдруг промелькнула картинка: Шон, каким она его увидела впервые, – блестящие глаза, блестящая пряжка. Невысокий паренек стоял рядом со шкафчиком, переполненным рекламными проспектами тренажеров, и лыбился. Что-то в этой картинке не на шутку насторожило Кэсси, но вот что именно?
В зал прибывали последние партии школьников: Кэсси разглядела Хендерсонов с Деборой, пришедших сюда с истории; Диану, Лорел и Мелани, снятых с урока по английской литературе; Салли Уолтмен с неизменной Порцией Бейнбридж. Потом явился Адам с соучениками по химии. Недоставало лишь Ника.
– Похоже, Фэй решила заняться внеклассной работой, – прошептал сзади знакомый голос, и Кэсси радостно обернулась. Ник уже устраивался на приглянувшемся ему месте, предвари-тельно одним взглядом согнав оттуда какого-то парня, который без лишних слов испарился. Такие вещи в Нью-Салем-Хай были нормой, никто их даже не замечал. Ребята из Вороньей Слободки привыкли просто указывать на то, что им хотелось заполучить, а чужаки безропотно отдавали им требуемое. И так было всегда.
Ник сел на освободившийся стул и вынул из кармана пачку сигарет, открыл, вытряхнул одну палочку здоровья и только тут заметил Кэсси.
Девушка высоко подняла брови и уставилась на него с выражением крайнего негодования на лице – даже Диана не могла бы этого сделать лучше! Неодобрение изливалось из нее мощным потоком и, казалось, сейчас затопит парня вместе с его курением.
– А, – промолвил Ник. Он посмотрел на пачку, потом на Кэсси, постучал по высунутой сигаретке, загнав ее тем самым обратно к подружкам, и убрал объект пререканий в карман. – Дурная привычка, – прокомментировал он.
– Итак, начнем, – произнесла Фэй, сопроводив сей краткий текст улыбкой, которую нельзя было назвать иначе как шаловливой. Потом она покинула кафедру, уступив место высокому мужчине, который к этому моменту уже поднялся на сцену. Он встал на возвышение, отрегулировал высоту пюпитра и перевел глаза на толпу сидящих учеников.
– С добрым утром, – начал он, и от его голоса на Кэсси покатились такие волны тьмы, что ее чуть не захлестнуло. Она напряглась, будто готовясь к защите, готовясь покориться глубоко спрятанному инстинкту, побуждающему бороться или бежать. «И это всего лишь голос, – в растерянности подумала девушка. – Что же будет дальше?!»
– Возможно, некоторым в этом зале уже известно, что я ваш новый директор и зовут меня мистер Брунсвик.

0

8

7.

Раздались вялые и быстро заглохшие аплодисменты. Вся атмосфера казалась какой-то про-кисшей и настороженной. Обычное перешептывание, болтовня и ерзанье угасли, как задутая свеча, после чего в огромном зале воцарилась мертвая тишина. Все глаза устремились на сцену.
«А он симпатичный», – подумала Кэсси, пытаясь заглушить бьющие набат удары внутреннего гонга, приказывающие бежать, бежать немедленно, бежать куда глаза глядят. Почему она так дико на него реагирует? Она испытала точно такие же эмоции в ночь посвящения, когда Адам вынул из мешка кварцевый череп. Тогда одного взгляда на череп оказалось достаточно, чтобы ужас пополз по спине девушки, как по отвесной скале. Тогда ей показалось, что череп окружен ореолом тьмы. И лишь позже она узнала, что не все члены шабаша разглядели это.
Теперь же, оглядывая школьников, рассевшихся в конференц-зале, она могла с уверенностью сказать, что никакой тьмы, идущей от нового директора, они и близко не чувствовали. Она видела тень, накрывшую темным крылом весь зал; они же видели просто влиятельного и харизматичного мужчину.
– Насколько я слышал, в последнее время в Нью-Салем-Хай имели место некоторые бес-порядки, – говорил новый директор, внимательно осматривая ряды школьников. Кэсси показа-лось, он пытается запомнить каждое лицо. – Но хочу вас обрадовать, этому пришел конец. Не-счастные случаи, пугавшие всю округу, остались в прошлом. Начнем все с чистого листа.
«Под „беспорядками" он подразумевает двух мертвых школьников и директора, – думала Кэсси. – Ну, поскольку всех троих убил ты, то тебе и решать, когда объявлять конец „беспоряд-кам"». И все же она никак не могла взять в толк, как Черному Джону удалось устроить убийства, находясь в могиле. «Неужели темная энергия сотворила это без него?» – недоумевала Кэсси. Она хотела было поделиться волнующим ее вопросом с Сюзан, Ником или… «с Шоном», – подсказал неугомонный мозг, но просто не смогла отвлечься от человека на сцене.
– Есть мнение, что отношение предыдущей администрации школы к дисциплине было слишком мягким. Политика, скажем так, вседозволенности, которая, разумеется, была направле-на лишь на благо учеников. – Директор посмотрел в сторону учителей, выстроившихся вдоль стены, будто намекая, что знает, как бы они скорее всего охарактеризовали эту политику, но не собирается плохо говорить о мертвых. – В школе допускались некоторые вещи, которые наноси-ли ущерб не только отдельным ученикам, но и всей системе образования в целом. Некоторые группы школьников находились в привилегированном положении.
«О чем он? – недоумевала Кэсси. – Говорит как политик: много красивых слов, начисто лишенных смысла». Но внутри нее что-то сжималось от страха.
– Что ж, политика изменилась, и я надеюсь, что, в конце концов, большинству из вас пере-мены придутся по сердцу. Теперь у этой лодки новый рулевой, – и он одарил аудиторию легкой улыбкой самоуверенного скромника, преуменьшающего свою реальную значимость.
Потом он вновь заговорил. Впоследствии Кэсси неоднократно пыталась восстановить предмет его выступления, но не могла, зато его голос – глубокий, властный, приказывающий – она запомнила навсегда. Его речь пестрила громкими словами, типа:
«строгая, но справедливая любовь», «дисциплина, как в добрые старые времена», «наказа-ние под стать преступлению» и т. д. Она чувствовала меняющуюся реакцию зала: темненькая – темная – непроглядная; среди школьников что-то росло и набухало. Это пугало Кэсси едва ли не больше, чем сам мэтр на сцене; казалось, он подкармливает и культивирует в учениках какую-то жуткую энергию. Им бы возненавидеть его, а они, наоборот, слушали нового директора, раскрыв рты.
Правила, нужно соблюдать правила; ученики, не соблюдающие правил, будут иметь дело с директором.
– А теперь, мне кажется, настал подходящий момент для того, чтобы снабдить вас кое-какой информацией, – добавил мистер Брунсвик, после чего Фэй и еще несколько девушек спустились со сцены и стали раздавать бумажки. Кэсси наблюдала, как он следит за залом, как без малейших усилий контролирует аудиторию, просто стоя в сторонке и не произнося ни слова. «Да, симпатичный», – опять решила она. Он напоминал ей юного Шерлока Холмса: глубоко посаженные глаза, ястребиный нос, волевой рот. В голосе его даже прослеживались нотки британского акцента. «Интеллигентный, – подумала Кэсси. – Интеллигентный и решительный».
Скорее охотник за ведьмами, чем ведьма.
Фэй в этот момент дошла до Кэссиного ряда и сунула ей в руки пачку бумаг. Кэсси шепо-том окликнула ее по имени, за что была вознаграждена быстрой золотистой вспышкой. Недо-умевая, что они там на-придумывали, Кэсси взяла один экземпляр, а остальное отдала Сюзан. Распечатка представляла собой три страницы текста мелким шрифтом.
«Запрещенные действия типа А. Запрещенные действия типа Б. Запрещенные действия ти-па В».
На листках были напечатаны правила. Но, боже, как много! Правило за правилом и прави-лом погоняет. Кэсси ухватывала отдельные фрагменты фраз, и, чем дальше, тем круче обстояло дело.
«Носить одежду, не соответствующую серьезным и достойным целям, которые преследует официальное образование… использовать шкафчик или находиться в коридорах в любое иное время, кроме как во время перемен между уроками… хранить или использовать водяные писто-леты… сорить… бегать по коридорам… жевать жевательную резинку… не подчиняться поряд-ку, установленному учителем или дежурным…»
«Дежурным? – наморщила лоб Кэсси. – У нас их отродясь не бывало». А глаза ее уже скользили дальше по документу.
«Выражать свои чувства на публике… не убирать со столов подносы в ящик для грязной посуды… ставить ноги на сиденья или на спинки стульев…»
– Полный бред, – прошептала Сюзан. Со стороны Ника послышался слабый присвист.
– У вас еще будет достаточно времени ознакомиться со всеми правилами, – произнес но-вый директор.
Уголком глаза Кэсси уловила, как ряды голов оторвались от улекательного чтения. Шур-шание бумаги стихло.
– Сейчас я хотел бы узнать, есть ли среди вас желающие стать дежурными. Это очень от-ветственная должность, поэтому, пожалуйста, прежде чем поднять руку, серьезно подумайте.
По всему залу вверх одновременно взлетели сотни рук. Ничто и никогда не вызывало у учеников Нью-Салем-Хай такого энтузиазма. Кэсси увидела, как Порция вытянулась в струнку и дрожит, словно борзая, а рука ее воткнута в воздух, как игла. Сидящая рядом с ней Салли размахивала своей дланью так рьяно, как первоклашка, мечтающая, чтобы ее вызвали к доске. Зал напоминал гигантскую нацистскую демонстрацию.
Черный Джон переводил взгляд от человека к человеку, сканируя каждое лицо, выверяя каждую эмоцию.
Потом Кэсси оглянулась и увидела, что рука Шона тоже поднята.
«Шон», – цыкнула она на парнишку: в зале было так тихо, что говорить громче она не ре-шалась. Сюзан посмотрела на Шона и отшатнулась; Нику было просто до него не дотянуться. «Шон!» – еще раз позвала Кэсси.
Похоже, коротышка ее не слышал: сияющий взгляд и все его ликующее существо обитало где-то в районе сцены. Он казался взбудораженным и напряженным.
От отчаяния Кэсси хотелось ему врезать. Она перегнулась через Сюзан, схватила его за ру-ку и, вложив всю силу, которая только нашлась в запасниках, мысленно приказала парню: «Шон!»
Девушка почувствовала поток силы; он вышел из нее, как тепловой удар, такой же мощ-ный, как тогда, когда она нежданно вызволила ногу Криса из клыков собаки. Удар чистой силы. Голова Шона рванула в сторону Кэсси, а на лице его появилось непритворное удивление.
– Опусти руку, – прошептала Кэсси, чувствуя себя абсолютно обессиленной и выпотро-шенной. Шон взглянул на свою руку так, будто впервые увидел, и поспешно опустил ее вниз. Он судорожно вцепился в края стула, искоса поглядывая на девушку.
На этот раз Сюзан отшатнулась от Кэсси. Оба: и рыженькая, и Шон – выглядели сильно напуганными. Кэсси перевела взгляд на сцену и обнаружила, что новый директор внимательно следит за ней, изогнув губы в полуулыбке.
«Отлично! Ему я доставила удовольствие, а своих собственных друзей напугала».
Еще секунду Черный Джон пристально смотрел на девушку, а потом переключил свою по-луулыбку на весь остальной зал.
– Прекрасно. Те, кого отобрали, пожалуйста, задержитесь по окончании собрания, чтобы ознакомиться с вашими новыми обязанностями. Все остальные могут идти. Хорошего дня.
У Кэсси волосы встали дыбом.
– Кого отобрали?! – прошептала она, оглядываясь по сторонам. Никто же никого не отби-рал. И все же некоторые из прежде поднявших руки учеников ровным строем потянулись к сце-не; среди них были Салли с Порцией.
«Неужели вы не видите? Неужели это не кажется вам странным?» – недоумевала Кэсси, повернувшись в сторону мистера Хамфриса, стоявшего в проходе. Но мистер Хамфрис, похоже, ничего странного в происходящем не видел. Наоборот, выводя свой класс из зала, он выглядел таким… спокойным и даже как будто бы радостным. «Усмиренным, – содрогаясь, подумала Кэсси. – Загипнотизированным».
Черный Джон остался на кафедре. Выходя из зала, девушка физически ощутила, как его глаза буравят ей спину.
Кэсси замедлила шаг и отстала от своего класса, чтобы поговорить с Ником, Сюзан и Шо-ном. Последние смотрели на нее диковато, но Ник приобнял подругу.
– Ничего себе, да? – нежно произнес он. В его присутствии Кэсси стало полегче, но вдруг она заметила, что в его руках нет распечатки.
– Я на стуле ее оставил, – ответил Ник, и сердце девушки ушло в пятки.
– Это же значит «мусорить», – произнесла она. – А «мусорить» относится к проступкам типа А. Ник, нам нужно вести себя поаккуратнее. Ты разве не видишь – он в нас целится!
– Именно, – произнес только что подошедший Адам. Его серо-синие глаза метнулись по руке Ника, обнимающей плечи Кэсси, но в целом выражение лица не изменилось. – А «Запре-щенные действия типа В» никто не читал?
Кэсси, во всяком случае, не успела. Она перелист-нула брошюру на последнюю страницу и прочитала следующее: «Кататься на скейтбордах, роликах или на мотоциклах… иметь при себе или включать музыку в звуковоспроизводящих устройствах на территории школы… курить или использовать иным способом табачные изделия… они хотят сказать, что это хуже, чем проступки типа Б, – драться и употреблять наркотики?!»
– Они хотят сказать, что просто тип В немножко узко ориентирован, – мрачно отозвался Адам.
И тут Кэсси поняла. Она вспомнила, как в первый день в Нью-Салем-Хай прикольные братцы Хендерсоны чуть не сбили ее с ног, – только в тот момент она и понятия не имела, что это братцы Хендерсоны. Она просто видела двух растрепанных белобрысых психов в футболках с названиями хеви-метал-групп на роликах и с плеерами в ушах.
Девушка вздохнула.
– Да, пришел и наш черед, – прошептала она.
Адам посмотрел ей в глаза и кивнул.
– Тут сказано «курить», – вспомнила Кэсси. Она вцепилась в руку Ника и повернулась к нему лицом. – Ник, умоляю, осторожно. Он пришел по нашу душу, а мы пока не готовы, не го-товы бороться… Ник! – У нее появилось какое-то жуткое чувство. Ник ненавидел авторитеты, любое правило воспринимал как вызов. Вот и сейчас на его лице не дрогнул ни один мускул, оно ничего не выражало. – Ник!
– За проступок типа Б наказывают разговором с директором, – произнес Адам. – Ник, он пытается разделаться с нами, ведет свою игру.
– Ник, я хочу, чтобы ты пообещал мне, что постараешься не нарываться на неприятности, – попросила Кэсси. – Пожалуйста, Ник, ты должен мне пообещать.
Ник плавно перевел на нее взгляд. Кэсси еще крепче сжала его руку, отвечая ему тем же пристальным взглядом. «Умоляю тебя, – мысленно просила она. – Ради меня».
Между бровями парня пролегла глубокая морщинка, и он отвернулся.
– Ладно, – согласился он, слегка кивнув, и уставился в потолок. – Ладно, я постараюсь не нарываться на неприятности.
Кэсси облегченно вздохнула.
– Благодарю тебя, – шепнула она ему, и в этот момент к ним присоединились Диана с Ло-рел и Мелани. Лица подруг выглядели унылыми.
– Как вам понравился этот прогон в начале про то, что прежняя администрация закрывала глаза на определенные моменты? – спросила Мелани. – Он же о нас говорил: о клубе и об осо-бых привилегиях. Сказал, что все, конец, теперь все изменится.
Кэсси ненавязчиво включилась в обсуждение:
– Он говорил с ними, говорил им, что мы здесь больше не хозяева. Он милостиво дал им разрешение на…
Голос ее стих. Все члены клуба молча переглянулись.
–..ношение оружия. Похоже, сезон охоты на ведьм можно считать открытым, – подытожил Ник. Он снова приобнял девушку.
– Пошли отсюда, да поскорее, – предложила Сюзан.
– А как? – откликнулась Лорел. – Уйти с территории школы без разрешения считается на-рушением.
– Теперь все считается нарушением, – парировала Сюзан.
– Где Крис и Даг? – неожиданно спросила Кэсси. – А Дебора?
Все молча оглянулись. Помимо Ника, братья Хендерсоны с Деборой были главными пре-тендентами на звание самых злостных нарушителей новых правил.
– У них вроде первым уроком история, но, по-моему, все возвращались в класс без них. Они, наверное, еще в зале.
– Пошли, – быстро произнес Адам.
Дага с Крисом они обнаружили прямо на входе. Парни стояли в кольце чужаков и готови-лись к драке.
–…все, атас, теперь вам не будет спуску, – заливал один из чужаков с выражением пол-нейшего триумфа.
– Да что ты говоришь?! – отвечал ему Крис.
– То, что слышал! Закончились ваши денечки, чувак! Отправят куда надо.
– Да, недолго они продержались, – шепнул Ник на ухо Кэсси.
– Вас всех сейчас куда надо отправят, – сказал Адам, врезаясь в пространство между чужа-ками и близнецами. Он смотрел на всю ораву, держа в поднятой руке брошюру, словно волшеб-ный талисман. – Драка расценивается как нарушение типа Б. За него вы все кучей и загремите.
Наступила секундная пауза, потом чужаки отступили, пялясь друг на друга.
– Ничего, скоро увидимся, – наконец пробормотал кто-то из них, и они всей толпой пошли прочь по коридору. Даг рванул было за ними с криком:
– Всегда к вашим услугам, – но почувствовал крепкую хватку Ника и рявкнул: – Отвянь от меня!
– Мы пока не можем вступать в противоборство, – объяснила белобрысому Диана. – Здо-рово у тебя получилось, – добавила она, теперь уже обращаясь к Адаму.
– Сработало… на этот раз, – произнес Адам. – Но если я правильно понимаю его замысел, скоро они врубятся, что правила направлены, в основном, против нас. Может, их и не накажут за драку, зато нас накажут без вопросов.
У Кэсси как камень с души свалился, когда из-за угла вдруг появилась Дебора.
– Деб, ты где пропадала?
– Смотрела, как инструктируют дежурных. Им выдают значки, как эсэсовцам.
– Вообще все это смахивает на нацистский режим, – согласилась Кэсси.
– Он готовит охоту на ведьм, – резюмировал Адам.
– Я вот думаю, а впервые ли? – спросила Сюзан.
Кэсси хотела спросить, что она имеет в виду, но вдруг опешила и уставилась на подругу: Сюзан, которая всегда выглядела так… легкомысленно, так безмозгло, которая даже теперь ры-лась в сумке в поисках пудры, опять сразила ее наповал.
– И наша Фэй с ним, – грустно продолжила Диана. Но Кэсси прервала ее:
– Постой, вы слышали, что Сюзан только что сказала? Вы разве не понимаете? «Я вот ду-маю, а впервые ли?» Конечно, не впервые, я чем угодно поклянусь.
– Он уже делал это в 1692-м, – медленно проговорил Адам. – В Салеме. Как же можно быть такими остолопами?!
– Что-то я не понимаю, – произнес Крис.
– Мне кажется, ребята имеют в виду, что охоту на ведьм в Салеме устроил Черный Джон, – объясняла Диана. – Но…
– Может, и не устроил, но пестовал и взращивал, – рассуждала вслух Кэсси. – Делал так, чтобы намерение не погибло на корню из-за отсутствия мотивов, поддерживал общественную истерию. Ну, в общем, делал все то, что он с успехом продемонстрировал нам сегодня.
– Но зачем ему это понадобилось? – спросила добрая Лорел.
Наступила тишина, потом Адам поднял голову и произнес хрипло и хмуро:
– Ему нужно было, чтобы шабаш снялся, чтобы шабаш ушел из Салема. Они больше не могли оставаться в столь напряженной обстановке, поэтому последовали за Черным Джоном в Нью-Салем со всеми Инструментами, в том числе, с Инструментами Мастера.
– Вы рассказывали мне, что он был вожаком первого шабаша, – продолжала рассуждать Кэсси. – Но вот что меня интересует: он руководил ими до отъезда в Нью-Салем? Или только после?
На лицах ребят читалась усиленная мыслительная деятельность.
– Думаю, он пытается действовать по той же схеме, – сказал Адам. – Настроить всех про-тив нас, чтобы нам не к кому больше было обратиться, кроме как к нему. Потому что в опреде-ленный момент он останется единственным человеком, способным обеспечить нам защиту.
– Пусть катится к дьяволу, – сказала Дебора так, будто послала его в магазин за хлебом.
– М-да, думаю, он и не рассчитывает, что мы приползем к нему сейчас, – пробормотал Ник. – Но через пару недель все может принять чуток другой оборот.
– Я считаю, нам надо поговорить с Фэй, – предложила Диана.
Они засели у заднего выхода из зала, откуда, по прикидкам Деборы, скорее всего должна была появиться черногривая бестия. Именно оттуда она и вышла с планшетом в руках.
– Наконец-то ты одна, – томно произнес Ник, и все одиннадцать членов клуба окружили девушку плотным кольцом. Вглядываясь в лица друзей, Кэсси вспомнила о том, какими ей представились Фэй, Дебора и Сюзан в тот жуткий денек, когда они застукали ее на холме за камнем. Они ей показались красивыми, сосредоточенными и страшными. И очень опасными.
Фэй посмотрела на них и тряхнула головой. Приемчик не сработал, учитывая, что с кичкой на голове особо гривой не помашешь.
– Прочь с дороги. Я должна работать, – заявила она.
– На него? – жестко спросил Адам.
Диана прикоснулась к его кисти и взяла слово:
– Фэй, мы знаем, что тебе сейчас не до разговоров. Но вечером мы хотели провести обряд, потому что сегодня ночь Гекаты…
– И наш день рождения, – оскорбившись до глубины души, вставил Крис.
– И мы хотим, чтобы ты присоединилась к нам.
– Вы устраиваете ритуал? – спросила Фэй, все меньше напоминая верного Пятницу богатого белого мужчины и все больше – обычную себя – черную пантеру. – Как, интересно? Я же лидер шабаша.
– Как ты можешь быть лидером, если тебя никогда нет с твоим шабашем? Фэй, мы прово-дим сегодня вечером обряд на перекрестке Вороньей Слободки и Болотной. С тобой или без те-бя. Если придешь, то мы с радостью предоставим тебе твое законное право вести церемонию.
Фэй поискала поддержки в глазах Деборы и Сюзан, проверенных временем единомышлен-ниц. Но изящное лицо байкерши скривилось в злобном оскале, а бирюзовые глаза Сюзан были совершенно пусты. Отсюда помощи не дождешься.
– Предатели, – с презрением проронила Фэй. Поджав свой красивый чувственный рот, она процедила: – Я приду и проведу ритуал. А сейчас вам лучше убраться, пока дежурный не засту-кал.
Она развернулась и продефилировала прочь.

В целом, всем удалось продержаться до конца дня без особых проблем, только Сюзан схлопотала за то, что не выкинула в мусорный бачок упаковку из-под кексов. Она не то чтобы оставила ее на столе или сотворила нечто столь же позорное, нет – она просто не выкинула му-сор немедленно после того, как только закончила есть. Это нарушение относилось к типу А.
В этот вечер они спокойно отметили день рождения близнецов дома у Адама. Крис с Дагом были дико разочарованы. Они мечтали о пляжной вечеринке с обнаженкой.
– Со всякими бешеными историями, – объявил их сдвоенную волю Крис. Но Адам сказал, что либо будут домашние посиделки, либо вообще ничего не будет.
Фэй заявилась около десяти в черной шелковой тунике, которая была на ней во время вы-боров вожака.
– В мое время в этот день надевали белое, – прохихикала миссис Франклин, провожая Фэй в неприбранную гостиную с обветшалой, но удобной мебелью, – но времена меняются.
Фэй не удостоила ее ответа. Она лишь проронила:
– Я пришла, – и, высокомерно оглядевшись, приказала: – Пошли.
Кэсси присмотрелась к серебряной диадеме, покоящейся на полночного цвета кудрях Фэй, к серебряному браслету на округлом запястье, к подвязке из зеленой кожи с голубой шелковой каемкой, надетой на бедро красавицы. И задумалась о том, как выглядели настоящие, истинные Инструменты Мастера, те, что использовались первым шабашем.
Нельзя сказать, что путь семи девушек от дома Адама до перекрестка сопровождался оживленной беседой. Диана с Фэй шли впереди, и Кэсси слышала, как Диана что-то тихо гово-рит кузине. Она несла белую холщовую сумку со всем необходимым для создания круга и про-ведения ритуала.
Наконец, они дошли до выбранного места.
– Этот обряд проводится на перекрестке трех дорог, – произнесла Диана. – Они символизируют три стадии женственности: деву, мать и каргу. – В этом месте Болотная улица как раз пересекалась с улицей Вороньей Слободки, идущей на север и на юг.
– Нам обязательно делать это прямо посреди проезжей части? – спросила Сюзан. – Вдруг кто-нибудь решит покататься на машине?
– Тогда мы быстренько уберемся с дороги, – предположила Лорел.
– Думаю, не стоит этого опасаться, – сказала Диана. – В такой час здесь мало машин. Давайте, девчонки, а то так и замерзнуть недолго.
– Это мой обряд, – напомнила ей Фэй, доставая ритуальный нож с черной рукояткой.
– А я никогда этого и не оспаривала, – спокойно отреагировала Диана. Она отступила назад и молча смотрела, как Фэй создает круг.
Кэсси стояла за спиной у подруги и чувствовала невыразимую боль: Фэй проводила сейчас все действия, которые всегда были прерогативой Дианы и продолжали бы быть ею… если бы не Кэсси. Она хотела шепнуть Диане что-нибудь ласковое и ободряющее, но вместо этого просто дала себе клятву.
«Я как-нибудь все исправлю. Фэй не останется лидером. Чего бы мне это ни стоило, я восстановлю справедливость, – обещала себе Кэсси. И почти бессознательно добавила: – Клянусь землей, водой, огнем и воздухом».

0

9

8.

Хорошо, теперь вступайте в круг, – пригласила всех Фэй. Они вошли в круг через разрыв, оставленный с северо-восточной стороны, и расселись вдоль его внутреннего края. Кэсси поду-мала, как странно видеть здесь только девичьи лица.
– Ты сама все объяснишь или мне это сделать? – спросила у Фэй Диана, чья рука все так же покоилась на белой сумке. В сумке еще что-то оставалось.
– Объясни ты, – бросила Фэй.
– Ладно. Каждая из нас должна взять свечу, вот так, зажечь ее и поставить в середину круга. И затем произнести слово, обозначающее один из аспектов женственности. Не фазы, такие как дева, мать, карга, а, скорее, качество. Какое-то…
– Достоинство, – выручила ее Мелани.
– Да, достоинство. Что-то, присущее женщине. Потом, когда мы соберем все названные аспекты женственности воедино, мы покажем свечи элементам и попросим их благословения. Таким образом мы как бы обозначим наши женские достоинства и восславим их.
– Какой чудесный ритуал, – мягко проговорила Кэсси.
– Если все понятно, тогда приступим. Кому красную? Даже не знаю, стоит ли спрашивать. – Диана достала из сумки красную свечу. Кэсси почудилось, что до нее донесся еле улови-мый очень теплый аромат корицы.
– Мне, красный цвет – мой, – сказала Фэй. Она повертела в руках свечку, исследуя подат-ливый воск, затем поставила ее ровно и прикрыла ладошкой. Кэсси увидела, как из ниоткуда родилось пламя, взвилось и засияло сквозь пальцы девушки, отчего они превратились в розовую ракушку, а длинные красные ногти – в драгоценные камни.
Диана, приготовившая для Фэй коробок спичек, положила его на землю.
– Страсть, – произнесла предводительница шабаша своим неотразимым контральто и улыбнулась фирменной томной улыбочкой; затем покапала воском на дорогу и воткнула туда свечу.
– Разве это достоинство? – усомнилась Мелани.
– Это аспект женственности. Я, во всяком случае, хочу отметить именно его.
– Пусть отмечает, – произнесла Лорел. – Страсть годится;
Красная свеча горела как звезда.
– Теперь очередь оранжевого, – огласила Диана. – Есть претенденты?
– Я возьму оранжевую, – вызвалась Сюзан. Оранжевая свечка по цвету напоминала рыже-ватые волосы Сюзан. Девушка втянула запах.
– Персики, – удовлетворенно констатировала она, и Кэсси сразу почувствовала роскош-ный аромат. – Что ж, красота, – внесла свою лепту Сюзан. Она зажгла свечу более привычным способом, с помощью спички.
– Красота однозначно не…
– Ее, конечно, нельзя считать достоинством, но это то, что присуще женщине, – аргумен-тировала Кэсси. Мелани округлила глаза. Сюзан воткнула оранжевую свечку в озерце воска на дороге, рядом с красной.
– Чур, я следующая. Я знаю, что делать, – ринулась в бой Дебора. Она подхватила белый мешок, пошарила там и в итоге откопала желтую свечу.
– Спички, – скомандовала она Сюзан, и та вложила коробок в протянутую ладонь. Дебора зажгла желтую свечку.
– Смелость, – произнесла она четко и ясно, наклонив свечу так, что прозрачный ручеек желтого воска потек на дорогу. Кэсси почувствовала чистый резкий аромат лимона и подумала, что это действительно запах Деборы, запах отваги. Пламя подсвечивало темные кудри Деборы и бешено вспыхивало на блестящей поверхности кожаной куртки.
– Хорошо, зеленая, – произнесла Диана, возвращая себе сумку.
– Можно мне? – попросила Мелани. Она сидела рядом с Кэсси, так что последней доста-точно было просто наклониться, чтобы понюхать зеленую свечку. Она пахла лесом.
«Сосной, – подумала Кэсси. – Рождеством».
– Мудрость, – произнесла Мелани, направив немигающий взгляд прохладных серых глаз на фитиль. На секунду она втянула в себя аромат, потом установила зеленую свечу на положен-ную ей позицию. Четыре горящие свечи уже сформировали полукруг.
– Теперь синий, – продолжила Диана.
Кэсси занервничала, ей стало как-то не по себе. Она обожала синий и с самого начала хотела выбрать именно его, но не была уверена, что он предназначался ей. Но Диана с Лорел молчали, к тому же Кэсси вдруг вспомнила, что Лорел обожает аметисты и все фиолетовое, поэтому девушка прокашлялась и решительно провозгласила:
– Я возьму, – и протянула руку за бледно-синей свечой. Она так обрадовалась, что ей дос-тался синий и что в шабаше она олицетворяет синий цвет, что начисто забыла об аспектах жен-ственности. «А с чем ассоциируется синий? – спрашивала себя Кэсси, нюхая свечку, чтобы хоть как-то протянуть время. – Какие женские достоинства мне бы хотелось отметить?»
Слово не находилось, и аромат не поддавался определению: сладкий, но резкий, непонят-ный.
– Это гвоздика, – подсказала Мелани все еще принюхивающейся Кэсси. – Запах с истори-ей. Все колонисты жгли гвоздичные свечи.
– Вот оно что! – Наверное, поэтому запах показался ей таким знакомым. Видимо, бабушка жгла гвоздичные свечи: она же любила все старообрядное. И Кэсси вдруг осенило, она поняла, какое женское качество ей хочется восславить. – Вдохновение, – произнесла она. – Это вообра-жение… или что-то типа озарения. Когда бабушка помогала мне мастерить костюм музы для Хеллоуина, она сказала, что предназначение муз – дарить людям вдохновение, открывать им возможность мыслить по-новому, вдохновлять их на гениальные идеи. А музой может быть только женщина.
Речь оказалась вовсе не запланированной, поэтому, договорив, Кэсси смущенно потупила взор. «Я же спички не взяла», – вспомнила девушка, но неожиданно на нее снизошло вдохнове-ние. Она сложила руки над фитилем домиком – так же, как до этого сделала Фэй, – и представи-ла огонь, яркое пылающее пламя; потом подтолкнула сознание – так же, как до этого сделала с доберманом и Шоном. И опять почувствовала, как сила вышла из нее мощно и жарко, подобно ударной волне горячего воздуха, вышла и обступила маленький фитилек, из которого неожиданно высекся огонь такой силы, что ей пришлось отдернуть руку, чтобы не обжечься.
– Вот так – с помощью одной лишь идеи, – произнесла она в легком смятении от собствен-ных фокусов, капнула воском на дорогу и установила синюю свечу. Подруги смотрели на нее, разинув рты и глаза, все, кроме Фэй, чьи глаза, напротив, прищурились и затуманились сильнее обычного.
Дебора ухмыльнулась:
– Похоже, у нас тут еще один поджигатель завелся, – сказала она.
Фэй эта история развлекала все меньше.
– Ух, фиолетовый, – слегка передернувшись, произнесла Диана и достала из мешка блед-но-сиреневую красоту.
– Мой, мой. Кэсси, расскажешь потом, как ты это сделала? Ладно, продолжим ритуал. Про-сто хотелось бы понять, – прошелестела Лорел и посмотрела на свою свечку. – Не знаю, как вме-стить в одно слово то, что мне хочется выразить, – произнесла она. – Я хочу отметить осознан-ность при общении с окружающим миром: что-то типа взаимосвязанности всего земного. Мы – часть земли и должны заботиться обо всем, что тут есть.
– Может, сочувствие? – тихо предложила Мелани. – Мне кажется, это может подойти.
– Да, мне нравится. Сочувствие, – Лорел зажгла фиолетовую свечу.
– Чем она так пахнет? – тихо спросила Сюзан, когда Лорел вставила свою свечку между синей и красной, завершая тем самым круг радуги.
– У нее сладкий цветочный аромат, видимо, подразумевается гиацинт, – шепнула ей Ло-рел.
– Подождите, – опомнилась Кэсси. – Если фиолетовая свеча идет сюда, то куда же встанет Дианина свеча? У тебя что, не будет своей свечки?! – Она страшно расстроилась за подругу; ей хотелось, чтобы той тоже досталась свеча и место в круге.
– Конечно, будет. Белый идет в середину, и, кроме как мне, больше поставить его туда не-кому.
«Вот и прекрасно», – думала Кэсси, наблюдая за тем, как Диана достает из мешка белую свечу с ароматом ванили и берет ее в руку. Диана олицетворяла белый так же бесспорно, как Фэй – красный.
Белый воплотился и в слове, предложенном златовлаской.
– Чистота, – просто сказала она, зажгла свечу без выкрутасов – с помощью спички – и, вы-тянув руку, поставила ее в центр круга. Предложи это качество кто угодно другой, он рисковал бы показаться как минимум нелепым, но весь вид Дианы, казалось, олицетворял названную ею добродетель: она выглядела как земная инкарнация чистоты: красивое лицо в отблесках свечей, шелковистые пряди невообразимого цвета, ниспадающие на землю. Все ее существо дышало серьезностью и прямотой. И когда она сказала «чистота», она имела в виду именно ее, и никто, включая Фэй, не осмелился хихикнуть.
Круг свечей завораживал: семь язычков пламени танцевали в ночном воздухе, семь арома-тов смешивались в одну потрясающе затейливую гамму. Маленькие легкие вихри, казалось, рас-крывались нотками корицы, свежестью сосны, терпкостью лимона.
– Страсть, красота, смелость, мудрость, вдохновение, сочувствие и чистота, – перечислила Лорел, указывая по очереди на каждую свечку и называя качество, которое она олицетворяла.
– Пусть у всех у нас… – подсказала Диана, слегка подталкивая Фэй локтем.
– Пусть у всех у нас будут все они, – закончила Фэй. – Земля, вода, огонь, воздух, придите в свидетели. В принципе, они у нас и так все есть, – добавила черногривая, осматривая сияю-щий круг с удовлетворенной улыбкой. Лорел, отделенная от Кэсси пламенем свечей, подмигнула ей красно-желтыми огоньками, и Кэсси ответила ей тем же.
– Во всяком случае, если нас пересчитать, то получится, что они действительно у нас уже все имеются, – произнесла Дебора и улыбнулась. Диана тоже едва заметно улыбнулась. Потом начался радостный обмен искрящимися улыбками, заставивший Кэсси почувствовать, что все они являлись частью чего-то несоизмеримо большего. Каждая девушка внесла свой важный вклад в общее устремление, и вместе они олицетворяли намного больше, чем просто набор на-званных женских качеств.
– И так они должны гореть целую ночь, – произнесла Мелани, указывая на свечи.
– А что, если кто-нибудь на них наступит или наедет? – прагматично предположила Сю-зан.
– Думаю, главное, чтобы это не случилось при нас, – решила Диана. – Постойте, я хотела, чтобы мы еще кое-что проделали. Это не часть ритуала Гекаты, но тоже древний греческий об-ряд, называемый арретофория. Он переводится как праздник доверия, – Златовласка снова взя-лась за белую сумку. – Этот обряд совершался жрицами Афины. Проходит он так: один из стар-ших членов группы – в данном случае я – передает ларчик самому юному члену группы – в данном случае тебе, Кэсси. Ты должна пойти и схоронить шкатулку, не заглядывая внутрь. По замыслу ты должна пройти темный путь, полный тревог и опасностей, но, думаю, Ник прав, и лучше сделать это где-нибудь поблизости. Просто сойди с дороги и закопай ее.
– И все? – Кэсси взглянула на ларчик, полученный ею из рук Дианы. По светлой деревян-ной поверхности шла искусная резьба в виде крохотных пчел, медведей и рыб. В шкатулке что-то позвякивало. – Просто закопать?
– Просто закопать, – подтвердила Диана и передала Кэсси последний предмет из прежде богатого содержимого белой холщовой сумки: им оказался маленький совок. – Суть обряда за-ключается в том, чтобы ты не открывала шкатулку. Поэтому-то он и называется «праздник дове-рия»: так древнегреческие жрицы воспевали доверие, ответственность и дружбу. Настанет день, мы вернемся и отроем наш клад.
– Ладно.
Со шкатулкой и совком наперевес Кэсси покинула круг и направилась в сторону, оставляя танцующие язычки пламени позади.
Ей не хотелось закапывать шкатулку прямо у дороги. Во-первых, почва здесь наверняка твердая и присыпана гравием, так что копать будет нелегко, а во-вторых, рядом с дорогой кто-нибудь обязательно заметит, что землю рыхлили, и обнаружит шкатулку раньше положенного времени.
Кэсси шла на восток. Шла и шла. Оттуда до нее доносился шепот океана и слабый соленый ветерок. Она перелезла через какие-то здоровые камни и очутилась на пляже – пустынном и жутковатом. Кружевные белые волны мягко набегали на берег.
Над океаном вставала желтая растущая луна. «Похоронная», – подумала девушка. Луна была совершенно такого же цвета, как глаза Фэй. Хотя в еще большей степени она напоминала желтушный старушечий глаз. В ту секунду, когда Кэсси вонзила совочек в холодный сухой пе-сок и начала копать, у нее возникло неприятное ощущение, будто за нею подглядывают.
Так, вроде достаточно глубоко. Песок, выкопанный из ямки, спрессовался, и Кэсси завол-новалась, не разрушит ли влага шкатулку. Когда она опустила коробочку на дно, на медную за-щелку упал лучик лунного света: оказывается, она была не закрыта. На мгновение девушка по-чувствовала сильный соблазн.
«О чем ты думаешь?! – возмутилась она. – После всего, через что вы с Дианой прошли, ты даже не можешь несчастную малюсенькую шкатулку спокойно закопать, не посмотрев, что в ней…»
«Но никто же не узнает», – вступил внутренний голос со стороны защиты.
«Я узнаю», – парировала Кэсси. И все тут. Она решительно кинула на шкатулку первую горсть песка и стала закапывать ямку одновременно рукой и совком, чтобы поскорее разделаться с этим.
Тут, закапывая шкатулку, она заметила неподалеку черное пятно.
«Это всего лишь тень», – решила девушка. Луна стояла достаточно высоко, поэтому группа камней, расположенных недалеко от воды, отбрасывала длинную тень. Ровняя песок над закопанным сокровищем, Кэсси уголком глаза наблюдала за темным пятном. «Отлично, теперь никто не догадается, что здесь что-то зарыто». Тень подползала все ближе, но что в этом странного: луна-то ведь поднималась…
«А вот и нет», – сообразила вдруг Кэсси и замерла. Она отряхнула песок с пальцев, застыла и посмотрела на тень.
«Когда луна восходит, тени становятся короче. С луной так же, как с солнцем». Но тень явно удлинялась и подступала все ближе.
Океан вдруг перешел с шепота на рев.
«Надо было слушать Диану: надо было не уходить далеко», – пожалела девушка. Медленно и осторожно она оглянулась: казалось, камни, через которые она перелезла, остались далеко по-зади, а круга со свечами, расположенного сразу за камнями, и вовсе не существовало. До нее не долетало ни звука, кроме шума волн. Кэсси чувствовала себя совершенно беззащитной и очень одинокой.
«Не показывай страха. Встань и иди», – скомандовала она себе. Сердце бешено стучало. Девушка поднялась, и тень сдвинулась.
О боже! Притворяться, что это в порядке вещей, больше не получалось. Тень отделилась от камней. Она представляла собой темную массу, текущую по песку, подобно воде, прямо к де-вушке. Она жила и двигалась.
«Иди, иди!» – надрывался мозг. Но ноги его не слушались: их сковало и парализовало. Она никуда не шла.
«Кэссссссси». Она вскинула голову и поискала глазами того, кто произнес ее имя. Но говорил не человек, говорили волны.
«Кэссссси».
«Я должна выбраться отсюда», – настраивала себя девушка. Но ноги по-прежнему отказы-вались подчиняться.
Тьма перетекала, как лава, подползая все ближе. Она разделилась, чтобы обойти девушку с обеих сторон, чтобы окружить ее.
«Кэссссссси».
Она гипнотизировала героиню голосом Черного Джона. Она обвила ее со всех сторон. В бесформенной клубящейся черной массе бедняжка рассмотрела змей, жуков и прочих омерзи-тельных тварей. Чернота обступила ее, но убивать не собиралась. Ей нужно было не тело, ей нужно было сознание Кэсси.
Девушка чувствовала, как чернота пытается проникнуть в ее мозг; она ощущала давление, направленное снизу вверх. И думала лишь об одном: какое счастье, что гематит не с ней.
«Надо было послушаться Диану; почему я опять все сделала не так?! – ругала себя Кэсси. – Некоторое время девчонки не будут беспокоиться. Но я ушла уже довольно давно». Она хотела крикнуть, но горло парализовало так же, как ноги. Ей оставалось только стоять и смотреть, как пульсирующая тьма нарезает круги вокруг ее ног.
«Ударь ее сознанием», – пришло в голову Кэсси, но она боялась. Эта тьма – не какой-то доберман: ее так не напугаешь. Девушка не чувствовала в себе достаточной силы.
«Пожалуйста, помогите», – мысленно воззвала она.
И, как заведенная, стала отчаянно молиться. «Пожалуйста, кто-нибудь, помогите, пожалуй-ста, кто-нибудь, придите, мне не справиться, ну, пожалуйста, кто-нибудь…»
«Кэссссссси», – опять донесся до нее шепот. Казалось, шептали волны, тьма и наблюдаю-щая за происходящим луна.
«Помогите…»
– Кэсси! – Это был крик, никакой не шепот, а потом залаяла собака. И от этого лая голова девушки пошла кругом и наполнилась картинами безопасности и спокойствия. Она лихорадочно оглянулась. Ноги все так же не двигались.
– Я здесь, – закричала она. И сразу же почувст-иовала, как ее отпускает. Тьма отползала, отступала к камням, начинала сливаться с тенью – настоящей тенью, отбрасываемой глыбами.
– Кэсси! – Это был знакомый голос, это был голос любимого.
– Я здесь! – опять крикнула девушка, неловко подавшись в направлении голоса. Образы безопасности, покоя и близости все еще кружили в голове, притягивали, звали. И она пошла за ними. Добравшись до камней, она сразу очутилась в крепких объятиях. Какая радость – чувство-вать тепло человеческого тела.
Положив голову на плечо Ника, она встретилась глазами с Адамом.

Опять эти волшебные глаза. В ярком свете луны они стали по-настоящему демоническими – сине-фиолетовыми, как зарождение пламени, глубокими и яркими, как море перед удивитель-ным штормом. В зрачках вспыхивало серебряное зарево. Радж прыгал вокруг хозяина и гавкал. Потом он увидел Кэсси, бешено завилял хвостом и бросился к девушке. Адам удержал пса.
– Как ты? Цела? – шептал ей Ник.
– Все нормально, – шептала она в ответ. Но на самом деле не слышала ни слова.
– Почему ты пошла одна? Как они могли тебя отпустить? – негодовал Ник.
– Милый, все хорошо, не волнуйся, – как только Адам отвернулся, уводя все еще рвущего-ся к ней Раджа, Кэсси собрала все оставшиеся силенки, прижалась к Нику и зарылась лицом в его плечо. Она так и повисла на нем, дрожа и делясь с ним своею дрожью.
– Кэсси, – парень ласково погладил ее по спине, пытаясь успокоить подругу.
Девушка слегка отстранилась. Адам ушел. Она посмотрела на Ника, на его прекрасный профиль в лунном сиянии, на четкие красивые черты с намеком на холодность. Но лишь с наме-ком: былая холодность растаяла как лед. Только его глаза сейчас не были холодными.
«Страсть», – подумала девушка, вспомнила красную свечу Фэй и поцеловала Ника.
На самом деле Кэсси никогда никого, кроме Адама, в сущности не целовала, но отчего-то ей показалось, что она уже вполне искушена. Его рот оказался теплым и ласковым. Она почувствовала, что он изумлен, а потом ощутила, как изумление сменилось чем-то более глубоким, более сладостным. Теперь и он целовал ее.
Она целовалась, чтобы не думать. Казалось, поцелуи для того и созданы. Сюзан не разо-бралась в Нике: игуаной там и не пахло. Мелкие струйки огня потекли по Кэссиным нервам, завершая свой путь остренькими иголочками в кончиках пальцев. Тепло заструилось по всему телу.
Вынырнули они одновременно. Кэсси взглянула ему в лицо; их пальцы все так же остава-лись сплетенными.
– Прости, – смущенно вымолвила она. – Я просто перепугалась.
– Пожалуйста, напоминай мне, чтобы я тебя почаще пугал, – отшутился Ник. Но выглядел он немного сконфуженным.
– Нам лучше пойти. Здесь был Черный Джон. Надо отдать Нику должное: он не стал кри-чать
«Что?!» и трясти ее до одури. Он просто окинул местность цепким взглядом охотника и поменял руку: теперь он держал ее левой рукой, освободив, таким образом, правую.
– Он уже ушел, – пояснила Кэсси. – Он появился из тени, отбрасываемой вон теми камня-ми, но ее больше не видно.
– Начиная с этого момента, никто из нас больше никуда не пойдет в одиночку, – произнес Ник, ведя ее к скалам, за которыми находился перекресток.
– Мне кажется, он пытался проникнуть в мой мозг, – поведала Кэсси друзьям по возвраще-нии в дом Адама. Она сидела рядом с Ником и крепко держала его за руку. – То ли он хочет вли-ять на меня, то ли завладеть моим сознанием, то ли… в общем, не знаю. Но остановить его я не могла: если бы не парни, ему бы это удалось.
– Никто больше не будет ходить в одиночку, – сказал Ник, бросив жесткий взгляд на Диа-ну. Юноша редко ораторствовал на собраниях, но сейчас он говорил решительным тоном, не допускающим возражений.
– Я согласна, – выразила свое мнение Мелани. – Более того, я считаю, мы должны как-то себя обезопасить, выставить против него какую-нибудь защиту.
– И какие будут предложения? – спросил Адам. Он сидел на ручке кресла Дианы с ровным лицом и говорил ровным голосом.
– Могут помочь кристаллы. Только надо понять, какие. К примеру, аметист поможет скон-центрироваться и отразить нападение, во всяком случае физическое. Но, естественно, если при противнике в этот момент будет другой кристалл, который он сможет использовать против нас, например гематит, то сила аметиста будет нейтрализована, – произнося последнее, Мелани взглянула на Фэй.
Фэй начинала терять терпение.
– Как я уже отчиталась моей ненаглядной назойливой кузине, никакого дебильного гематита у меня нет. Зачем мне чужие кристаллы?!
– Довольно, не ссорьтесь, – вмешалась Диана. – Мелани, у тебя дома достаточно аметистов? Или нужно у Лорел парочку одолжить? Мне кажется, нам надо срочно распределить камни, чтобы дома все могли их тут же надеть.
– Надеть и не снимать ни при каких обстоятельствах, – уточнила Мелани. – Ни в ванной, ни в кровати, ни в школе – нигде. Носить кристаллы нужно под одеждой, так, чтобы, по возможности, их не было видно: так они лучше работают.
– Шикарный финал вечеринки! – насупился именинник Даг, вынимая из груды одежды свою куртку.
– Считай, что это подарки гостям, – без тени сочувствия отозвался Ник, – на память о чудесном вечере. – Он быстро сжал пальцы Кэсси и лукаво-ласково взглянул на нее, будто говоря, что ему-то уж точно этот вечер запомнится.
Его взгляд согрел девушку. Но на выходе случилось непредвиденное: из чистого любопытства Кэсси спросила:
– Кстати, парни, почему вы вдруг пришли за мной?
– Действительно, неужели так заскучали на вашей вечеринке? Поняли, что без нас вам ни-куда? – вставила Дебора, сверкнув темными глазищами на Криса.
Крис окинул ее непонимающим взглядом:
– Да не, мы нормально тусовались. Просто Адам вдруг сказал, что надо идти. Сказал, что Кэсси в беде.

0

10

9.

Кэсси достался довольно большой аметист. Его придерживала когтями серебряная сова с раскинутыми крыльями, которая теперь свисала с шеи девушки и охлаждала ее пыл под сине-белым свитером. Смотрясь в Дианино зеркало, Кэсси проверила, не выпирает ли кулон, и нервно потрогала камень. К этому моменту ее личная кристальная история насчитывала три камня: халцедон, подаренный Адамом, ожерелье из кварца, одолженное у Мелани для дискотеки в честь встречи выпускников, и злосчастный гематит, найденный ею на месте тринадцатого дома. Ни один из них не задержался. Халцедон она вернула хозяину, ожерелье Мелани потеряла в ту же ночь на кладбище, а гематит у нее украли. Оставалось только надеяться, что аметисту уготована лучшая доля.
С утра небо затянулось и приобрело асфальтовый оттенок. Атмосфера в школе очень на-поминала погоду за окном. Дежурные, обремененные беджиками и непроницаемыми физиономиями, подпирали каждый столб в каждом коридоре, выжидая, как охотники, пока кто-нибудь из учеников нарушит очередное правило. Ждать им приходилось обычно недолго, поскольку правил набралось так много, что, если ты жил, то по-любому что-нибудь нарушал.
– Нас чуть к директору не отправили за то, что мы ходили по школе со звуковоспроизводящим устройством, – рассказывал Крис по пути на ланч.
Кэсси насторожилась.
– И как вам удалось этого избежать?
– С помощью подкупа, – произнес Даг со злорадной ухмылочкой. – Пришлось отдать уроду плеер.
– Мой плеер, – безрадостно уточнил Крис.
– Интересно, а чем грозит подкуп дежурного? – размышляла Лорел, когда они подошли к столовой.
Кэсси открыла было рот, но слова замерли у нее на губах. Через стеклянные окна столовой она увидела такое, что мозговая активность сразу приостановилась.
– О господи! – воскликнула Лорел.
– Я не верю собственным глазам, – прошептала Диана.
– А я верю, – произнес Адам.
В центре столовой стояла деревянная конструкция, которую Кэсси видела на страницах учебников истории. Она состояла из двух частей, которые, если их соединить, удерживали кисти и шею человека в фиксированном положении; достигалось это благодаря тому, что данные части тела просовывались в отверстие второй половины агрегата и зажимались первой.
В центре столовой стояли колодки. И они не пустовали.
Они зажали здорового детину, с которым Кэсси ходила на алгебру. Он танцевал с ней на встрече выпускников и в целом любил подраспустить руки. К тому же частенько грубил учите-лям. Все так. Но ничего, заслуживающего такого наказания, этот парень в жизни не совершал.
– Ему это с рук не сойдет, – произнесла Диана, сверкнув глазами с невообразимой силой.
– Кому? Директору?! – якобы не понимая, переспросила Дебора, вместе с Сюзан и Ником ожидавшая остальных у входа в столовую. – Уже сошло. Несколько минут назад он провел экс-курсию для группы родителей; они все вместе радостно прошествовали прямо в столовую… и он им все показал, господи боже мой. Сказал, что это является частью программы «строгой, но справедливой любви»; сказал, что в других школах провинившихся ставят на стол, чтобы все могли их лицезреть, но он решил, что колодки будут гуманнее, поскольку ребенок может в них сидеть. В его устах это прозвучало почти логично. А эти просто кивали и улыбались: они все схавали.
Кэсси стало дурно. Она вспомнила о тюрьме ведьм в Салеме, вспомнила, как они с близне-цами крались по тесным коридорам, утыканным крошечными темными камерами. При виде ко-лодок она испытала тот же приступ тошноты. «Как можно так ненавидеть себе подобных?» – негодовала девушка.
– Выдавая это за часть исторического наследия, – проронил Ник, скривив рот в гримасе отвращения. Кэсси знала, что он испытывает те же чувства.
– Мы не можем это за едой обсудить? – спросила Сюзан, переминаясь с ноги на ногу. – Я сейчас сдохну от голода.
Но путь к задней комнате – частным владениям клуба в течение вот уже четырех лет – ока-зался перекрыт невысокой фигурой с ржавыми волосиками.
– Простите, – смаковала грядущую новость Салли Уолтмен. – В эту комнату допускаются только дежурные… с сегодняшнего дня.
– Что ты говоришь?! – не сильно удивилась Дебора.
Вдруг словно из-под земли выросли два парня с беджиками и встали по бокам от Салли.
– Что слышала! – огрызнулся один из них.
Через стеклянное окно Кэсси окинула взором заднюю комнату – благо ничто не мешало обзору: толпы зевак почему-то не обивали пороги комнаты – и углядела темно-желтую головку Порции. Та сидела в окружении девочек и мальчиков, с восхищением взирающих на нее. Естественно, все как один были с беджиками. Представители новой власти.
– Присядьте где-нибудь в другом месте. Но, поскольку ни за одним из столов не найдется достаточно мест, чтобы усадить вас всех, придется вам раздробить вашу чудесную компанию. Ах, какая жалость!
– Мы поедим на улице, – кратко ответил Ник, беря Кэсси за руку.
Салли рассмеялась:
– Боюсь, что нет. Поскольку есть на улице теперь тоже не разрешается. Так что, если не найдете, где присесть, придется постоять.
Кэсси почувствовала, как напрягся Ник, и крепче сжала его руку. Диана тоже вцепилась в ладонь Адама, чьи сине-серые глаза успели превратиться в бруски металла, нацеленные на пар-ней, прикрывающих тылы Салли.
– Бросьте, – ровно произнесла Диана, пытаясь всеми силами сохранять спокойствие. – Он только и ждет, что мы проколемся. Пошли вон там встанем.
Салли заметно разочаровалась, убедившись, что все члены клуба до единого двигаются в сторону стены. Затем в ее глаза вернулся триумф.
– А вот и нарушение, – сказала она, указывая на Дага. – У него плеер.
– Он не включен, – ответил Даг.
– А это и неважно. Иметь при себе плеер является нарушением типа А. Пройдем, пожалуй-ста, со мной.
Двое парней ретиво рванулись вперед, чтобы помочь Дагу «пройти».
– Ник, стой. Подожди, – только и успела выдохнуть Кэсси, преградив путь парню. Драка в столовой сейчас пришлась бы как нельзя кстати.
Даг взирал на происходящее ошалело. Его безумства хватило бы даже на то, чтобы ударить Салли, не говоря уже о двух парнях, сопровождавших ржавово-лосую девушку.
– Ведите его, – произнесла дежурная голосом, полным нездоровой экзальтации. Парни по-пытались дотронуться до Дага: кулак последнего уже взлетел в воздух. И вдруг весь этот бедлам прорезал гортанный голос.
– Что здесь происходит? – спросила Фэй. В ее янтарных глазах тлели угольки пламени. На ней был очередной элегантненький деловой костюм, на этот раз – черный с желтым.
Салли уставилась на нее и проговорила:
– Они отказываются подчиняться приказам дежурного. А у этого плеер.
Фэй протянула руку и отцепила плеер от ремня Дага.
– Уже нет плеера, – спокойно сказала она. – И я разрешаю им поесть в другом месте, на-пример на улице. Под мою ответственность.
Салли от злости брызгала слюной. Фэй, хихикая, вывела членов клуба из столовой.
– Спасибо, – поблагодарила ее Диана, и на секунду глаза девушек встретились. Кэсси вдруг подумала о круге свечей, горящих на дороге. Новая фаза жизни: может, Фэй входила в но-вую фазу жизненного цикла – возвращалась в свой шабаш?
Но вместе со следующей фразой новоявленной спасительницы пришло и отрезвление.
– На самом деле, вы можете преспокойненько есть в задней комнате, – произнесла черно-гривая колдунья. – Станьте дежурными: он хочет этого.
– Он хочет подчинить нас, – презрительно перебила ее Дебора.
– Он хочет присоединиться к нам. Он один из нас.
– Нет, Фэй, нет, – вступила Кэсси, вспомнив о тени, выползшей из-под камня на пляже. – У нас с ним нет ничего общего.
Фэй странно посмотрела на нее, но сказала лишь:
– В аудитории С-207 на последней перемене пройдет собрание дежурных. Подумайте о моем предложении. Чем быстрее вы начнете сотрудничать, тем легче будет ваша жизнь, – небрежным жестом она засунула плеер обратно за пояс Дага и ушла.
Ланч не порадовал: на улице было очень холодно, и никто, кроме Сюзан, особого аппетита не чувствовал. Шон пришел позже, когда все эмоции уже улеглись. Члены Круга обсуждали, как лучше бороться с Черным Джоном, но, как всегда, обсуждения свелись к единственному существенному вопросу – вопросу силы. Чтобы удар вышел действенным, требовалась сила. Требовались Инструменты Мастера.
У каждого была, естественно, собственная точка зрения на то, где их искать. Адам предло-жил пляж, особенно участок рядом с Бухтой Дьявола, где закончил свой путь под нежданно ска-тившимся камнем бывший директор школы, мистер Фогл. Дебора возлагала надежды на старое кладбище:
– Оно же тут с XVII века, – рассуждала девушка. – Первый шабаш вполне мог запрятать вещицы там.
Мелани с Дианой обсуждали возможность изготовления из кристаллов маятника, который бы улавливал эманации «светлой энергии», возможно, посылаемые Инструментами.
Кэсси тихо сидела рядом с Ником, особо не встревая в дискуссии. Ей отчаянно хотелось лишь одного – поглубже зарыться в его тепло. По сравнению с остальными, она вообще не знала Нью-Салема. Откуда ей было знать, где искать Инструменты?! И потом, она прямо чувствовала, что вот-вот, совсем скоро, начнут происходить ужасные, страшные события.
«Мы проиграем, – думала девушка, прислушиваясь к взволнованным голосам друзей. – Мы всего лишь дети, а за ним стоит вековой опыт. Мы проиграем».
И по мере того, как день клонился к закату, чувство тревоги росло. Она столкнулась с Ни-ком по дороге на последний урок; увидев ее, он остановился.
– Ты ужасно выглядишь, – произнес парень.
– Спасибо за комплимент, – Кэсси попыталась вяло улыбнуться.
– Нет, ты меня не поняла, просто ты очень бледная. Как ты себя чувствуешь? Не хочешь домой поехать?
– Покидать территории школы без разрешения… – автоматически процитировала страшно уставшая Кэсси и вдруг оказалась в его объятиях.
– Они могут засунуть свое разрешение себе… – прокомментировал это Ник.
Кэсси прижалась к нему. Он так о ней заботился, она хотела любить его. Она заставит себя полюбить его – так она решила. Может, им стоит поехать домой в Воронью Слободку, залезть куда-нибудь, где они смогут остаться вдвоем? Ник не любил афишировать эти вещи.
– Обними меня, – попросила она. Он обнял ее, потом поцеловал.
«Да, просто отдайся этому, стань частью Ника. Он любит тебя. Он позаботится о тебе». Те-перь можно было расслабиться.
– Так-так-так… кажется, у нас тут нарушение типа А, – произнес официозный голосочек. – Публичные проявления привязанности, несовместимые с серьезной и достойной целью офици-ального образования. Что скажешь, Порция?
Застигнутые врасплох парень с девушкой разомкнули объятия; Кэсси покраснела.
– По-моему, все это просто омерзительно, – произнесла Порция.
За ней стояло целое стадо дежурных, они как раз шли на свое долбаное собрание. Всего че-ловек тридцать. Неожиданно сердце Кэсси ушло в пятки.
– И виновата, конечно, она, – продолжала Порция, задрав свой аристократический нос вы-ше некуда. – Я слышала, как она его подначивала. Возьмем, пожалуй, ее.
– Правильно, за легкий флирт, – предложила Салли. Кэсси вспомнила голос Салли в туалете: в нем было тогда столько злости и зависти. Она рассказывала Порции, что все парни на дискотеке таскались за Кэсси с высунутыми языками: все, включая ее собственного. Случайно подслушанное мнение Салли сильно изменило представление Кэсси о самой себе.
Ник взирал на сборище дежурных с непроницаемым выражением – выражением, ушедшим в прошлое, несущим эмоцию Ника, которого больше не существовало. Холод, лед обитали в этом лице.
– И куда вы ее возьмете? За провинность типа А положено наказание в виде задержки по-сле уроков. Или вы не удосуживаетесь читать вами же написанные правила? – спросил он.
– Мы сами решаем, какое наказание применить, – начала было Порция, но Салли прервала ее:
– Она отказалась идти на сотрудничество с дежурным во время ланча, – произнесла Сал-ли. – За это мы ее и берем. Мы получили на этот счет особые распоряжения мистера Брунсвика. Вот отведем ее в офис, там они и пообщаются.
– Тогда ведите нас обоих, – сказал Ник и крепче сжал руку подруги.
Их было слишком много: Кэсси пробежалась взглядом по лицам и не заметила ни одного дружелюбного выражения. Тут собрались ученики старших классов, те, кого ведьмы давно дос-тали. И Фэй, как назло, рядом не оказалось.
– Ник, – заботливо и нежно произнесла Кэсси, пытаясь унять бешеный стук сердца, – я ду-маю, мне лучше пойти с ними. – Она опять посмотрела на Салли. – Я могу с ним попрощаться?
Одарив девушку скептической ухмылкой, Салли кивнула. Кэсси обняла Ника за шею.
– Собери всех, – прошептала она ему прямо в ухо. – Дежурные уйдут на собрание; вы должны меня как-то оттуда вытащить.
Ник ответил понимающим взглядом и отпустил девушку, а затем, скользнув по Салли не-видящим взором, пошел прочь.
Дежурные как по команде окружили Кэсси и повели ее по коридору; выглядели они при этом так, будто взяли серийного убийцу. Ей страшно захотелось рассмеяться, но, когда они дош-ли до кабинета директора, желание улетучилось, сменившись ужасом и страхом неизвестности.
«Он все спланировал, – думала она. – Возможно, не до мельчайших подробностей, но, так или иначе, он знал, что получит нас – одного за другим». Она старалась не обращать внимания на тихохонький внутренний голос, нашептывающий: «Он знал, что получит тебя. Он за тобою пришел».
Потому что она чужак. Или просто не вписывается в его планы. Картинка из прошлого пронзила ее, как вспышка: мертвая Кори лежит у подножия холма со сломанной шеей. Она-то видела, что происходит с людьми, которые не вписываются в планы Черного Джона.
– Может, если глазенки свои вылупишь, он тебя и отпустит, – презрительно прошептала ей Салли и втолкнула бедняжку в кабинет.
Кэсси ничего не ответила. Что тут ответишь?
Она не была в кабинете директора с тех пор, как ходила жаловаться мистеру Фоглу на дос-тающую ее Фэй. Все здесь выглядело по-прежнему, только в камине трещал огонь. А у стола стоял другой человек.
С еле различимым звуком директор положил на стол тонкую позолоченную ручку.
– Кассандра, – произнес он.
У Кэсси внутри все похолодело.
Этим голосом говорила тень. Темным тягучим голосом. Таким спокойным и таким веро-ломным. Голосом зла. Под взглядом этих гематитовых глаз девушка чувствовала себя так, будто она полностью обнажена и всецело находится в его власти. Ей казалось, будто он смотрит прямо ей в мозг, ищет трещину, пытается проникнуть внутрь.
– Мистер Брунсвик, – произнесла она. Собственный голос показался ей чужим: вежливым, но очень далеким.
Он улыбнулся.
На нем была черная водолазка и черный пиджак. Он стоял, оперевшись кончиками пальцев о стол.
– Ты такая смелая, – произнес директор. – Я горжусь тобой.
Вот уж чего она никак не ожидала услышать. Кэсси просто вылупилась на страшного гос-подина. Пальцы ее автоматически взлетели к аметисту, спрятанному под свитером.
Он отследил движение взглядом и сказал:
– Не стоит, – а потом едва улыбнулся и добавил: – Он слишком мелкий – не подействует.
Рука Кэсси медленно опустилась. Откуда он знает?! Она совершенно запуталась, почувст-вовала себя полностью выбитой из колеи. Просто уставилась на мужчину напротив, пытаясь со-единить его образ с обгоревшим существом, нависшим над умирающей бабушкой, и с магом из семнадцатого века, который увел перепуганный шабаш в Нью-Салем. «Как он вообще здесь ока-зался? – так звучал основной вопрос. – Что за безумная сила его питает?»
– А потом, аметист – слабый камень, это камень сердца, – тихо продолжал он. – Чистота помыслов, Кэсси, вот в чем ключ. Чистота и ясность. Никогда не забывай о своих помыслах.
У нее появилось странное ощущение, будто он отвечает на ее вопрос. Боже, почему Ник не идет? Сердце билось так сильно… Господи, ей было очень страшно.
– Позволь, я покажу, – произнес темный. – Не дашь мне свой кулон? Хотя бы на секун-ду? – добавил он, видя, что девушка даже не шелохнулась.
Кэсси медленно протянула руки к затылку; негнущимися пальцами она расстегнула и сняла с себя цепочку; что делать дальше, она не знала.
Он так же медленно принял кулон.
Неожиданно в голову ей пришла дикая мысль: сейчас фокусник продемонстрирует фокус. В рукавах у него пусто, ничего, кроме плоти, которая тоже непонятно откуда там взялась, если разобраться.
Продолжая держать цепочку на весу, директор отвернулся от девушки. Огонь в камине рвался и метался, и так же рвалось и металось ее несчастное сердце. «Долго я так не выдержу, – дрожала Кэсси. – Ник, где же ты?»
– Понимаешь, – пояснял свою позицию директор странно изменившимся голосом, – аме-тист – не камень, а сплошное недоразумение. Для силы, например, я всегда использую кварц, – сказал он и начал разворачиваться обратно.
«Нет», – подумала девушка. Неожиданно все замедлилось, будто она смотрела фильм на медленной перемотке, кадр за кадром. И притом этот фильм показывали в отличном разреше-нии: каждый кадр выходил таким четким и ярким, таким резким – никаких тебе размытостей. Кэсси не поняла, откуда явилось это «нет»; один лишь голос внутри нее заходился в отчаянном крике, старался предупредить: «Не смотри, не смей смотреть».
Кэсси хотела нажать на стоп-кадр, остановить кино. Но оно продолжалось. И длилось це-лую вечность. Вот темный человек еще стоит вполоборота; вот он уже повернулся к ней лицом.
Внизу ничего нового: все тот же элегантный черный пиджак и черная водолазка. Но над водолазкой царил такой ужас, от которого из глаз девушки хлынули слезы, а горло сжал спазм. У этого человека не было лица.
Волос, бровей, носа, глаз – ничего не было. Рта тоже недоставало, сохранился лишь абрис усмешки и стиснутые зубы. И даже они, даже кости, взирающие на нее, были прозрачны, как вода.
Кэсси не могла ни кричать, ни дышать. Ее ум больше ей не подчинялся.
«Господи, господи боже мой, череп не пропал; и неудивительно, что мы не нашли его, он вообще не взрывался, он вообще у него в голове. Боже, Диана, Адам, родные мои, он вообще у него в голове…»
– Видишь ли, Кассандра, – из-за жутких стиснутых зубов до нее донесся нечеловеческий голос, – вместе взятые чистота и ясность рождают силу. И силы у меня больше, чем в ваших са-мых смелых юношеских мечтах.
«Боже, я не хочу, не хочу в это верить, я не хочу больше этого видеть…»
– Мой дух не привязан к телу, – продолжал вещать ужасный вязкий голос. – Он может пе-ретекать, как вода, туда, куда я пожелаю. Я могу направить его силу на что угодно.
Пустые впадины глаз опустились к аметистовому кулону, свисающему с обыкновенной человеческой руки. Кристалл отражал бьющееся в камине пламя. Потом Кэсси почувствовала выброс силы, похожий на то, что она когда-то проделала с несчастной собакой, схватившей Криса за ногу, с офигевшим Шоном и с незажженной свечой. Только его выброс был намного мощнее, намного концентрированнее, чем ее жалкие взрывчики. Он был почти видимым, напо-минающим яркую вспышку света.
Аметист разбился вдребезги.
Сова все так же свисала с серебряной цепочки, все так же пыталась что-то держать, но держать теперь было нечего – кристалл исчез.
Девушка уловила легкое потренькивание осколков об пол, но уловила как-то неосознанно: от паники она ослепла и оглохла.
– А теперь, Кассандра, – опять произнес зловещий голос, неожиданно прерванный шумом такой силы, что его услышала даже оглохшая Кэсси. Грохот шел со стороны двора; ощущение создавалось такое, будто там проходит марш несогласных, только уж очень несогласных. Поверх громкого голоса раздавались пронзительные визги.
Директор обронил серебряную цепочку и подошел к окну, выходящему на школьный двор.
А Кэсси неожиданно проснулась; ее сознание пылало лишь одним помыслом – чистым и ярким – выбраться отсюда. Поскольку темный отвлекся, девушка рванулась к двери.
Она промчалась через приемную, даже не взглянув на секретарей. На втором этаже царил хаос, ученики валом валили из классов. «Там драка! – орал какой-то парень с лестницы. – Пом-чали».
Да это настоящая забастовка! «Полный контроль над ситуацией невозможен», – мрачно констатировала Кэсси на бегу. Ведомая инстинктом в гущу потасовки, она сбежала со ступенек, пронеслась по коридору…
– Кэсси, стой!
Голос был уже не мужской, но все так же пугающий. Фэй. Кэсси на секунду остановилась, затравленно оглянувшись в безнадежных поисках Ника или Дианы с Адамом.
– Стой, Кэсси, черт возьми. Никто не собирается трогать тебя. Я гонюсь за тобой из самой приемной.
Устало Кэсси попятилась назад. Коридор опустел: все вышли на улицу.
– Кэсси, послушай. Он не хочет тебя убивать, верь мне. Он хочет помочь тебе. Ты ему нра-вишься.
– Фэй, да ты рехнулась! – Вся Кэссина сдержанность полетела в тартарары, и она заорала: – Ты не понимаешь, с кем имеешь дело! Все, что ты видишь, мираж. Он чудовище!
– Не смеши меня! Он один из нас…
– Боже, боже мой, господи, где твои глаза, – запричитала Кэсси. Только сейчас до нее по-настоящему дошел весь кошмар увиденного: если бы она не привалилась к стене, то точно бы упала. Она соскользнула на пол, спиной разорвав плакат, анонсирующий футбольный матч на День благодарения. – Ты не видела его. Ты не знаешь.
– Зато я знаю, что ты ведешь себя как ребенок. Ты даже не удосужилась выслушать то, что он собирался тебе сказать. Он собирался тебе все объяснить…
– Фэй, опомнись! – еще громче закричала Кэсси. – Ради бога, очнись и посмотри на него. Он совсем не такой, каким ты его себе представляешь. Ты просто ослепла.
– А ты думаешь, тебе очень много о нем известно? – Фэй отступила, скрестив на груди руки, приподняла подбородок и взглянула на Кэсси с выражением необъяснимого ликования. Алые губы изогнулись в улыбке. – Мисс Всезнайка, а ты ведь даже не знаешь, как его звали в прошлый раз, в 1976-м, когда он пришел к нашим родителям и жил в доме номер тринадцать.
Липкий ужас, терзавший Кэсси несколькими мгновениями раньше, неожиданно покинул ее, зато пространство почему-то сдвинулось. На всякий случай девушка оперлась рукой об пол. Янтарные глаза продолжали смотреть на нее тем же необъяснимо победоносным взглядом.
– Нет, – прошептала Кэсси.
– «Нет», ты не знаешь? Или «нет», ты не хочешь, чтобы я тебе говорила? Но я все равно скажу тебе, Кэсси, потому что считаю, что пора. В прошлый раз его звали Джон Блейк.

0

11

10

Кэсси уставилась на черноволосую, слова застряли в горле, мысли испарились. Не верила, не верила, но внутри всегда предчувствовала.
– Это правда. Он твой отец.
Кэсси в изнеможении опустилась на пол.
– И он хочет только одного – чтобы ты была счастлива. Он хочет, чтобы ты стала его наследницей. У него громадные планы в отношении тебя.
– А ты кто тогда, получается? – закричала Кэсси, взбешенная и доведенная до исступления. – Моя новая мачеха, что ли?
Фэй захихикала в своей убийственной, ленивой, самовлюбленной манере.
– Очень возможно. А что такого? Мне всегда нравились мужчины постарше, а он старше всего на каких-нибудь триста лет.
– Ты мне омерзительна! – Кэсси даже не могла подобрать подходящего слова, так сложно было выразить степень отвращения, которое она ощущала. Не говоря о том, что вообще во все это верить не хотелось, и верилось с трудом. – Ты, ты…
– Я еще даже не начинала, Кэсси… У нас с Джоном… деловые отношения.
Кэсси чувствовала, что сейчас у нее начнется истерика: из-за себя, из-за Фэй…
– И как… как ты его называешь? Джон? – прошептала она.
– А как, черт возьми, ты прикажешь мне его называть? Мистер Брунсвик? Или, может, так, как он называл себя в прошлый раз, – мистер Блейк?
Почва уходила из-под ног Кэсси; бледно-зеленые кирпичные стены кружили хороводы. Она мечтала бы упасть сейчас в обморок: если упасть, не придется ни о чем думать.
Но она не падала. Медленно, постепенно кружение остановилось, и она почувствовала под собой твердую основательность пола. Бежать было некуда; делать нечего; все, что оставалось, – смириться с новым знанием.
– Какой ужас! – прошептала Кэсси. – Это правда. Самая что ни на есть правда.
– Да, это правда, – спокойно и удовлетворенно произнесла Фэй. – Твоя мама была его де-вушкой. Он рассказал мне все: она влюбилась в него, когда он зашел к вам за спичками. Они так и не поженились… официально, но фамилию свою он отдал ей – было бы чего жалеть!
Да, все так… именно это бабушка и пыталась сказать ей перед смертью.
– Мне нужно тебе еще кое-что рассказать, – сказала тогда миссис Ховард, а потом зашла Лорел. Последние слова старуха произносила еле слышно. – Джон, – прошептала она и добавила слово, которое внучка не разобрала. Но сейчас она вспомнила форму бабушкиных губ, когда те пытались произнести главное. По ее губам можно было прочесть фамилию «Блейк».
– Почему она не сказала мне раньше? – отрывисто причитала Кэсси, вряд ли отдавая себе отчет в том, что говорит вслух. – Почему дождалась своей смерти? Почему?
– Кто? Бабушка? Я думаю, она не хотела тебя расстраивать, – предположила Фэй. – Она, наверное, подумала, что ты… расстроишься… если узнаешь об этом. И потом… – Фэй склони-лась вперед, – она знала, что это может вас сблизить. Ты его кровь и плоть, Кэсси. Ты его дочь.
Кэсси трясла головой, ее тошнило, перед глазами все плыло:
– Другие старухи – они тоже знали! Господи, об этом знали все, кто помнит прошлый раз. И никто мне не сказал. Почему они мне не сказали?!
– Черт возьми, Кэсси, хватит нюни распускать. Я уверена, тебе не говорили, потому что боялись твоей реакции. И, похоже, правильно боялись. Так и в психбольницу угодить можно.
«Тетя Констанс, – удивлялась Кэсси, – она, конечно, знает. И как она после этого может спокойно смотреть на меня? Как она решилась взять маму в свой дом?
Вот что хотела мне сказать миссис Франклин, – вдруг осенило девушку. – Ну, конечно». Вот в чем не сошлись старушки во время визита членов клуба в дом тети Констанс. Бабушка Адама хотела что-то сказать по поводу Кэссиного отца, а бабуля Квинси с тетей Констанс ее ос-тановили. Они сговорились молчать, скрывая правду от Кэсси.
«Скорее всего, родители не знают, – медленно соображала Кэсси: предельная усталость да-вала о себе знать. – Скорее всего, они не помнят. Они заставили себя забыть». Но тетя Констанс предупредила ребят, чтобы те не пытались бередить чужие воспоминания, и, говоря это, поче-му-то особенно пристально посмотрела на Кэсси.
– Сама посуди, – пыталась урезонить ее Фэй, и голос черногривой звучал сейчас почему-то здраво; она не злорадствовавала и не торжествовала, – он желает тебе всего самого лучшего, и так было всегда. Ты родилась не из пустой прихоти: ты составляла часть его плана. Я тебя знаю, у нас с тобою в прошлом было не все гладко, но Джон хочет, чтобы мы общались. Почему не попробовать? Почему нет, Кэсси?
Медленно и с огромным усилием Кэсси заставила себя сосредоточиться на Фэй. Та стояла перед ней на коленях, красивое чувственное лицо сияло внутренним светом.
«Она говорит то, что думает, – чувствовала Кэсси. – Она говорит искренне. Может, она в него влюбилась?
И, может, мне действительно стоит подумать на эту тему? – От этих мыслей голова Кэсси шла кругом. – С тех пор как я приехала в Нью-Салем, столько всего произошло; я сама так изме-нилась. Той застенчивой девочки, у которой не было ни парней, ни слов в свою защиту, больше не существовало. Может, грядет очередная перемена, очередная фаза жизни. Может, я на пере-путье?»
Она посмотрела на Фэй долгим испытующим взглядом, исследовала глубины янтарных глаз и медленно покачала головой: «Нет».
Едва подумав об этом, она почувствовала прилив холодной жесткой решимости: что бы ни случилось, есть одна дорога, по которой она не пойдет никогда. Она никогда не станет тем, чем хочет сделать ее Черный Джон, ее отец.
Не говоря ни слова и даже не оглянувшись, Кэсси поднялась и зашагала прочь.
Снаружи продолжалась потасовка. Кэсси прошерстила глазами первые ряды и заметила, как жалкое ноябрьское солнце переливается в светлых струящихся локонах. Туда она и направи-лась.
– Диана…
– Кэсси, девочка, слава тебе, господи! Когда Ник сказал нам, что тебя отвели в кабинет… – Глаза Дианы раскрылись так широко, будто она увидела что-то страшное. – Кэсси, что стряс-лось?
– Я должна тебе рассказать, немедленно. Не здесь. Дома. Мы можем сейчас домой по-ехать? – Кэсси вцепилась в руку Дианы.
Диана секунду безмолвно оглядывала подругу, потом кивнула.
– Конечно, поехали. Только тебя Ник будет искать. Это он придумал устроить на улице драку как отвлекающий маневр: они схватили десяток парней и стали их дубасить. Все наши вписались, даже Дебора с Лорел. А теперь все тебя ищут.
Кэсси не могла никого видеть, в особенности Ника. Когда он узнает, кто она на самом деле, кто та девочка, которую он обнимал и целовал…
– Пожалуйста, скажи им, что со мною все в порядке, но что мне позарез нужно домой, – рядом уже стояла Сюзан, поэтому Кэсси умоляюще взглянула на нее. – Сюзан, скажи всем, а?
– Сюзан, пожалуйста, скажи нашим, что я повезла Кэсси домой. И что драку можно пре-кратить, – и Диана повела Кэсси вниз к парковке. Не успели они дойти до машины, как из ниот-куда появился Адам.
– Мы закругляемся с дракой, я еду с вами, – произнес он.
Кэсси хотела возразить, но не нашла в себе сил. К тому же, подумала она, Диане может по-надобиться Адам, когда Кэсси ей все расскажет.
Девушка кивнула Адаму, и он без дальнейших экивоков залез в машину. Они доехали до желтого викторианского дома и поднялись в комнату Дианы.
– А теперь, наконец, сжалься над нами и расскажи, что произошло, пока у меня инфаркта не случилось, – сказала Диана.
Попробуй, расскажи такое! Кэсси подошла к окну в эркере, где так же, как и прежде, пада-ли на хрустальные призмы лучики солнечного света, а те, как и прежде, разбегались по стенам порхающими и танцующими мириадами солнечных зайчиков. Она развернулась и окинула взо-ром стройный ряд черно-белых репродукций с изображением древнегреческих богинь. Вот гор-деливая Гера с царственной копной иссиня-черных волос и полуприкрытыми бешеными глаза-ми; вот богиня любви Афродита с полуобнаженной нежной грудью; вот свирепая Артемида, охотница-девственница, не знающая страха и пощады. А вот, на стене напротив, Афина, сероглазая богиня мудрости, и Персефона, эльфийская принцесса с ликом цвета молодой росы и россыпями цветов вокруг нее. А вот и последний рисунок, цветной, изображающий богиню, что древнее Древней Греции, великую богиню Диану, властвующую над лупой, звездами и ночью. Диану, Королеву Ведьм.
– Кэсси!
– Простите, – прошептала девушка и медленно обернулась к подруге. Та, судя по виду, со-биралась в этот момент от нетерпения рухнуть в обморок. – Простите, – уже более твердо произ-несла Кэсси. – Просто не понимаю, как сказать вам то, что мне сегодня открылось. Зато пони-маю теперь, почему я родилась не одновременно с вами, а позже… хотя, если разобраться, этого я как раз не понимаю. – Кэсси призадумалась. – Да, этого я пока не знаю. Если только… если только к тому времени он не просек, что шабаш хочет от него избавиться, и не решил подстраховаться… – Кэсси еще раз обдумала данную версию и покачала головой. Адам с Дианой смотрели на нее как на сумасшедшую. – Да, мне еще не все известно, зато я точно знаю, что я не наполовину чужачка, как мы раньше думали. И преследовал он меня не из-за этого. А по совершенно иной причине. Мы думали, что Кори и я не входили в его планы… Господи! – Кэсси остановилась, почувствовав пронзительную боль; глаза ее наполнились слезами. – Теперь я знаю, боже мой, знаю, почему погибла Кори. Она погибла из-за меня. Если бы она не умерла, то вступила бы в шабаш вместо меня, а его это не устраивало. Именно она не входила в его планы. Поэтому он ее уничтожил. – Очередной приступ боли заставил девушку согнуться пополам. Она испугалась, что сейчас ее вырвет.
– Сядь, – быстро сказал Адам. Они с Дианой довели ее до дивана.
– Вы… вы еще не знаете. А когда узнаете, скорее всего, в омерзении отвернетесь от меня.
– Кэсси, бога ради, объясни, в чем дело. Ты как-то на редкость бессмысленна.
– То-то и оно. Я дочь Черного Джона.
Если бы в этот миг хоть один из них отпустил бы ее руку или отшатнулся, девушка, навер-ное, выпрыгнула бы в окно. Но бездонные зеленые глаза лишь распахнулись еще шире, а серо-синие затянулись серебром.
– Мне Фэй все рассказала, и это правда.
– Это неправда, – твердо произнес Адам.
– Это неправда, и я придушу ее, – сказала Диана. Услышать такое из уст мягкой и трепет-ной Дианы было из ряда вон.
Они продолжали придерживать Кэсси. Диана держала ее с одной стороны, а Адам, со сво-ей, держал их обеих, обнимая их объятие. Дрожь, колотившая Кэсси, передалась теперь всей троице.
– Нет, это правда, – прошептала бедняжка, из последних сил стараясь держать себя в руках. Ей нужно было успокоиться, нельзя было терять выдержку. – И все становится понятным. По-нятно, почему он мне снился вместе со своим тонущим кораблем. Мы с ним… как-то… связаны. Понятно, зачем он приходит ко мне… как, например, тогда, на Хеллоуин, или вчера на пляже. Он хочет, чтобы я присоединилась к нему. А Фэй влюбилась в него, как когда-то в него влюби-лась моя мама. Понятно, почему мама в таком жутком состоянии, – быстро добавила Кэсси. – Понятно, почему в ту ночь, когда мы выпустили его из могилы, он сразу же пошел к нам: он по-шел к ней; вот почему она сейчас такая. Господи, Диана, мне надо к маме.
– Подожди минутку, – хрипло произнесла Диана, и чувствовалось, что еще мгновение, и она расплачется. – Сейчас поедем.
Кэсси размышляла: неудивительно, что мать сбежала из Нью-Салема, неудивительно, что в темных омутах ее глаз всегда таился ужас отчаяния. А кто бы не ужаснулся, узнав, что любимый – выходец из ада, сущий монстр? Поэтому, чтобы дать жизнь его ребенку, ей пришлось бежать, бежать так далеко, чтобы никто не догадался.
Но ей хватило смелости вернуться назад и вернуть сюда Кэсси. Теперь эта смелость потре-буется дочке.
«В темноте нет ничего пугающего, если смотреть на нее без страха». Кэсси пока не знала как, но знала, что должна это сделать любой ценой.
– Все, я в порядке, – более решительно прошептала она. – И я хочу к маме.
Адам с Дианой обменялись над ее головой несколькими безмолвными фразами.
– Мы едем с тобой, – заявила златовласка. – Если ты не захочешь, мы не будем заходить к ней в комнату, но мы тебя отвезем.
Кэсси взглянула на них: на темные, полные любви и понимания, изумруды Дианиных глаз и на спокойную решимость в тонком лице Адама. Она крепко сжала их руки.
– Спасибо, – благодарно произнесла девушка. – Спасибо вам.
Дверь открыла тетя Констанс. Создавалось ощущение, что старушка удивлена и слегка пьяна, что, в свою очередь, удивило Кэсси. «Вот уж никогда бы не подумала, что двоюродная бабушка Мелани выпивает».
Но у входа в гостевую спальню Кэсси столкнулась с выходящими бабулей Квинси и мис-сис Франклин. Девушка окинула взором одуванчиковую прабабушку Лорел и пухленькую не-прибранную бабку Адама, а потом посмотрела на тетю Констанс.
– Мы тут опробовали пару вещиц, решили посмотреть, не помогут ли они твоей маме, – слегка виновато и явно смущаясь, объяснила тетя Констанс. Она кашлянула. – Конечно, методы старые, – признала она, – но, может, и они на что-то сгодятся. Если тебе что-нибудь понадобит-ся, мы в гостиной, – сказала она и закрыла дверь.
Кэсси посмотрела на фигуру, распростертую на накрахмаленных простынях. Подошла к кровати и встала на колени.
Лицо матери казалось таким же белым и отутюженным, как простыни тети Констанс. Все в ней стало каким-то двухцветным: белое лицо, черные волосы, черные ресницы, полумесяцами лежащие на щеках. Кэсси взяла в ладони мамину холодную руку и поняла, что совершенно не представляет, что сказать.
– Мама? – произнесла она. – Мам, ты слышишь меня?
Ни звука. Ни даже шороха.
– Мама, – с трудом начала девушка, – я знаю, что тебе больно и страшно. Но одной вещи тебе больше бояться не нужно: я знаю правду об отце.
Кэсси остановилась, и тут ей почудилось, что одеяло в районе материнской груди припод-нялось и опустилось чуть заметнее, чем раньше.
– Я теперь все знаю, – сказал девушка. – И… если ты боишься, что я начну обвинять тебя или, не дай бог, ненавидеть, не надо. Я все понимаю. Я видела, что он творит с людьми. Я виде-ла, что он сделал с Фэй, а она сильнее тебя. – Кэсси так сильно сжала холодную руку, что испу-галась: вдруг маме станет больно. Она вздохнула и продолжила: – В общем, я просто хотела ска-зать тебе, что знаю. И что скоро все закончится, вот увидишь. Я постараюсь сделать так, чтобы он никогда больше не смог причинить тебе зла. Я остановлю его. Пока не знаю, как, но останов-лю. Мам, я обещаю. – Она встала, все еще удерживая в ладонях вялую безжизненную руку, и прошептала: – Если ты просто боишься, мам, то возвращайся; Это легче, чем все время убегать. Правда. Если смотреть страху в лицо, он не такой уж и страшный.
Кэсси подождала еще немножко. Нет, она не надеялась, или все-таки надеялась, потому что, чем дольше тикали часики на стене, тем большим разочарованием наполнялось ее измучен-ное сердце. Она же не просит многого: пусть какой-нибудь крохотный знак подаст! Но мама не подавала ни крохотных, никаких других признаков жизни. И чуть ли не в сотый раз за этот бе-зумный день глаза девушки наполнились теплой влагой.
– Ну ладно, мам, – прошептала она, склонившись в поцелуе.
И тут Кэсси заметила тонкую нить на шее матери. Потянула за нее: из-под ворота ночной рубашки показались три мелких золотисто-коричневых камушка.
Девушка вернула ожерелье на место, постояла еще немножко и вышла.
«Смогу ли я смириться, если мама уйдет, как бабушка?» – горько размышляла она, закры-вая за собой дверь маминой комнаты. Нет, такой силы она в себе не чувствовала. Но что-то под-сказывало ей, что надо готовиться к худшему.
В гостиной Адам с Дианой пили чай с пожилыми дамами.
– Кто надел маме на шею кристаллы? И что это за камни?
Дамы переглянулись, слово взяла тетя Констанс.
– Я надела, – ответила она и прочистила горло. – Это тигровый глаз, он охраняет человека от дурных сновидений. Во всяком случае, так говорила моя бабушка.
Кэсси удалось выжать из себя неубедительную улыбку.
– Интересно. Большое спасибо, – оказывается, пристрастие Мелани к кристаллам шло из семьи. Девушка не стала рассказывать тете Констанс, как расправлялся с такими камушками Черный Джон, если они ему не нравились.
– Дурные сны бывают так утомительны! – сообщила миссис Франклин, когда Адам с Диа-ной встали, собираясь уходить. – Зато хорошие сны – это совсем другая история.
Кэсси посмотрела на бабушку Адама: ее растрепанные седые космы беззастенчиво болта-лись из стороны в сторону, пока старушенция уплетала печеньице за печеньицем. Девушка никогда не встречала человека, который бы так любил поесть, кроме, разве что, Сюзан. Но в миссис Франклин было намного больше, чем казалось.
– Хорошие сны, – невнятно повторила бабушка Адама. – Положи лунный камень под по-душечку и увидишь хорошие сны.
Девушка размышляла над этим всю дорогу домой.
Они с Дианой спокойно поели вдвоем, потому что Дианин отец, как всегда, работал, а Адам уехал поговорить с ребятами.
– Я не могу им сказать, – призналась Кэсси перед его уходом. – Во всяком случае, не сего-дня. Может, завтра?
– Ты и не обязана, – почти резко отозвался Адам. – Ты достаточно натерпелась. Я сам ска-жу, и скажу так, чтобы они поняли. Не волнуйся, Кэсси, ребята от тебя не отступятся.
Легко сказать: не волнуйся! Но она решила об этом не думать, поскольку тем для размыш-ления у нее хватало. Она дала матери сеьезное обещание.
Девушка лежала в кровати и читала бабушкину Книгу Теней, свою Книгу Теней. Она искала информацию, касающуюся кристаллов и сновидений.
И нашла. «Чтобы вызвать сновидение, положи под подушку лунный камень, и тогда ты увидишь приятные светлые сны, которые принесут в твой мир покой и благость». Потом она нашла раздел, повествующий о кристаллах: большие кристаллы, говорилось здесь, лучше ма-леньких. Что ж, интересная мысль, а главное, новая – об этом ей еще Мелани говорила, да и но-воиспеченный папаша продемонстрировал доказательство данной аксиомы во всей красе.
Девушка отложила Книгу, подошла к Дианиному столу и взяла с него белый бархатный мешочек, отделанный небесно-голубым шелком. Златовласка разрешила ей открывать его уже сто лет назад. Кэсси дошла до кровати и высыпала содержимое мешочка на покрывало. На белом фоне камни сложились в переливающийся калейдоскоп.
Синий кружевной агат – Кэсси подняла треугольный камушек к лицу и потерла им щеку. Светло-желтый цитрин, камень Деборы, – он усиливает энергию. Дымчатый оранжевый сердо-лик – Сюзан однажды не рассчитала и случайно распалила с его помощью целую футбольную команду. Здесь был и полупрозрачный зеленый нефрит, используемый Мелани для спокойного размышления, и королевский фиолетовый аметист – камень Лорел, камень сердца, по словам Черного Джона. Десятки камней рассыпались по покрывалу: теплый, пластичный янтарь, тем-но-зеленый, испещренный красными точками кровавик, бордовый гранат, бледно-зеленый пе-ридот, используемый Дианой для отслеживания темной энергии.
Пальцы Кэсси перебирали позвякивающие сокровища до тех пор, пока среди россыпи она не обнаружила лунный камень. Полупрозрачный кристалл слегка мерцал серебряно-синим. Де-вушка положила камень на прикроватную тумбочку.
В комнату вошла Диана, пышущая здоровьем и свежестью, только из ванной; она посмот-рела, как Кэсси укладывает камни обратно в мешочек.
– Нашла что-нибудь в Книге? – спросила златовласка.
– Да нет, – приврала Кэсси. Ей не хотелось вдаваться в объяснения. Потом, если сработа-ет. – Я начинаю думать, может, бабушка вовсе не имела в виду, что в Книге есть что-то конкрет-ное против Черного Джона. Может, она просто хотела, чтобы я стала умелой, образованной ведьмой. Может, она решила, что тогда я смогу с ним сразиться?
Диана забралась в постель и выключила свет. Луна, видимо, тоже решила поспать: окно в эркере осталось темным. Все кругом дышало умиротворенностью; девушки лежали в постели, и можно было подумать, что все хорошо, и Кэсси просто осталась на ночь у школьной подружки. Героиня перенеслась мыслями в то время, когда они только познакомились, в то время, когда они решили стать сестрами.
– Мы должны найти способ уничтожить Черного Джона, – произнесла она.
Умиротворенность мигом рассыпалась: Кэсси осталась на ночь у подружки, чтобы состря-пать мрачное и кровожадное дельце. Диана некоторое время молчала, потом промолвила:
– Значит, так. Нам известны два элемента, которыми его не убьешь, – Огонь и Вода. Он утонул вместе с кораблем в семнадцатом веке и сгорел вместе с домом от рук наших родителей в двадцатом. Но он вернулся после обеих физических смертей.
Кэсси оценила, что Диана сказала «наши родители». Героиня могла биться об заклад, что ее мама даже не пыталась никого поджигать.
– Он сказал, что его дух может существовать вне тела, – произнесла она. – Что он может направить его куда угодно. Возможно, умирая, он просто перенаправлял свой дух в другое место.
– Например, в кристаллический череп, – предположила Диана. – Где его дух и оставался до тех пор, пока мы в один прекрасный день не соединили его с телом. Думаю, так все и произошло. Но что же подействует?
– Земля… или воздух, – размышляла Кэсси. – Хотя я хоть убей не пойму, как воздухом можно кого-то уничтожить.
– Я тоже пока не понимаю. Так, земля может означать кристаллы… но где найти кристалл такой величины, чтобы он подействовал?
– Негде, – мрачно констатировала Кэсси. – Либо Инструменты Мастера, либо ничто. Надо искать.
Она почувствовала, как Диана кивнула ей в темноте:
– Надо. Но как?
Кэсси протянула руку и прикоснулась к лунному камню, взяла его с тумбочки и переложила себе под подушку.
«Может, не размер, а способ имеет значение», – подумала она, а вслух сказала:
– Доброй ночи, Дианочка, – и закрыла глаза.

0

12

11.

С самого начала этот сон показался ей яснее предыдущих. Или, может, сама Кэсси стала спокойнее и осознаннее. Ледяная соленая вода обжигала лицо; она ее порядком наглоталась. От холода у нее отнялись все чувства.
Ее тянуло вниз. Она тонула… но не умирала. Собрав последние остатки воли, она послала дух в заранее подготовленное место – в череп из кристаллов кварца, зарытый на острове. Часть ее силы уже хранилась в нем, ожидая хозяйку; теперь и она сама войдет в свое временное пристанище.
И однажды в означенный срок, когда ее тело разольется по океану и выхлестнется на ост-ров, она опять оживет.
«Добрые сны! Я же просила добрые сны», – рвала и метала Кэсси, наблюдая, как море смыкает над ее головой свои бесчувственные воды.
Смена кадра…
Слепящий луч солнца – прямо в лицо.
– Почему бы вам с Кейт не погулять в саду, – произнес доброжелательный голос.
Ура! Получилось! Она здесь. Сад располагался за домом. Кэсси обернулась в сторону двери.
– Джейсинтия! Ты ничего не забыла?
Кэсси в замешательстве остановилась: она и понятия не имела, о чем идет речь. Высокая женщина в пуританском платье смотрела вниз на пол. А на нем, на выдраенных до блеска сосновых досках, лежала Книга Теней в красной кожаной обложке. Теперь Кэсси вспомнила. Конечно, ведь Книга упала с коленей, когда она вставала с кресла.
– Простите, матушка, – слова совершенно естественно выскакивали изо рта. И глаза уже привыкли. Единственное, что ее теперь заботило, – куда положить книгу. Наверное, в какое-то укромное местечко… но куда? Вдруг ее взгляд упал на один незакрепленный кирпич в кладке очага.
– То-то же, – прокомментировала высокая женщина после того, как Кэсси просунула кни-гу в отверстие и задвинула кирпич. – Всегда помни, Джейсинтия: рассеянность для нас непозволительна. Даже здесь, в Нью-Салеме, где все соседи такие же, как мы. А. теперь можешь бежать в сад.
Кейт ждала ее на улице. В солнечных лучах волосы подруги из прошлого сверкали точно так же, как Дианины: не золотом, а немного бледнее, чистым светом. И глаза у нее тоже искри-лись золотом, как солнечное сияние. Она была настоящей золотой девочкой.
– Небо и море, храни меня от горя, – смеялась Кейт, порхая среди трав, любуясь синью океана, раскинувшегося внизу. В то время ничто не мешало жителям дома наслаждаться живо-писным видом: забор еще не возвели. Потом девушка метнулась вперед, чтобы сорвать что-то.
– Ты только понюхай, это лаванда, – сказала она, протягивая Кэсси пучок ароматных цве-тов. – Правда, сладкая?
Но Кэсси застыла у открытой двери. Два человека, вероятно, ее отец с матерью, только что вошли в кухню. Говорили они тихо и озабоченно.
– Только что сообщили – корабль утонул, – произнес мужчина.
На лице матери вспыхнули радость и изумление:
– Значит, он умер!
Но мужчина покачал головой, и следующие несколько слов девушка не расслышала. Она опасалась, что они заметят ее и отошлют в сад.
–…череп, – услышала она знакомое слово, а дальше: –…Никогда нельзя быть уверенным… вернуться…
– А это жасмин, – восхищалась Кейт. – Правда, прелестный? – Больше всего Кэсси хоте-лось, чтобы подруга заткнулась.
Потом Кэсси услышала слова, от которых недлинные волоски на ее девичьих руках встали дыбом, это в такую-то жару!
–…их спрятать, – говорила мать Джейсинтии. – Но где?
Вот оно! Где, где, миленькие? Если этот сон вообще был послан для чего-то, то только для этого. Кейт пыталась приобнять ее за талию, всовывала ей под нос жасмин, но Кэсси только схватила ее руку, чтобы девушка не мельтешила, и вся превратилась в слух.
Взрослые слегка препирались: до ушей девушки доносились восклицания, выражающие волнение и несогласие:
– Почему мы не можем?..
– Нет, не там…
– Но тогда где?
– Ах, боже милостивый, у меня хлеб горит!
А потом послышался радостный спокойный смех:
– Ну конечно! Как мы раньше не догадались!
Где? Отпихнув золотую девочку, Кэсси вся изогнулась, чтобы увидеть происходящее на кухне.
– Джейсинтия, да что с тобой? – воскликнула Кейт. – Ты же меня совсем не слушаешь. Джейсинтия, посмотри на меня!
В отчаянии Кэсси вперила взгляд в черную дыру кухни. Слишком темно: ничего не видно. Сон развеивался.
Нет. Нужно держаться, нужно досмотреть до конца. «Бабушка, помоги, – взмолилась де-вушка. – Сделай так, чтоб я увидела…»
– Джейсинтия!
Все темнее и темнее…
Хруст длинных юбок; их хозяйка отходит в сторону. И лишь мимолетом…
– Старый добрый тайник, – удовлетворенно произнесла мать Джейсинтии. – Пусть хранят-ся, пока не придет их час.
Темнота забрала Кэсси у солнечного света.
Она проснулась в полном недоумении.
Сначала она даже не вспомнила, что искала во сне, хотя сам сон помнила отчетливо. Кто такая Джейсинтия? Оставшаяся в далеком столетии родственница? Какая-то Кэссина прапра-прапрапрапрабабка? А Кейт?
Но потом она, наконец, вспомнила цель.
Инструменты Мастера. Члены первого шабаша спрятали их от Черного Джона, опасаясь, что он может вернуться. Кэсси заснула, чтобы узнать, куда они спрятали Инструменты, и у нее получилось.
Так вот почему Черный Джон сразу направился к бабушке в ночь своего возвращения. Он пришел не только за Книгой Теней – теперь-то она хорошо понимала это, – не только потому, что общался с мамой и бабушкой в прошлой жизни. Он хотел добиться от бабушки ответа. Он хотел найти Инструменты Мастера.
Но бабушка не знала, где они. Кэсси была уверена, что, знай бабушка, она бы ей рассказа-ла. Миссис Ховард знала лишь то, что ей в свое время поведала ее собственная бабушка, а имен-но, что очаг хорош для тайников. И действительно, во сне Кэсси увидела, что за вынимающимся кирпичом прятали вещи уже во времена ее далекой предшественницы Джейсинтии.
Но Кэсси видела лишь один вынимающийся кирпич на бабушкиной кухне, и за ним, кроме Книги Теней, ничего не хранилось. Она знала это доподлинно, знала так же четко, как то, что первый шабаш не искал временного решения: они прятали на века, прятали туда, где Инструменты Мастера могли бы спокойно дождаться «своего часа», прятали для будущих поколений. И, конечно, они не доверили бы бесценные реликвии вынимающемуся кирпичу. Кэсси вспомнила последний фрагмент сна – мимолетный взгляд на кухню из-за пышной женской юбки. И вдруг осознала, что очаг в те дни выглядел слегка по-другому.
Несколько секунд она провела в бархатной темноте. Потом перевернулась на другой бок и мягко потрепала Диану за плечо:
– Дианочка, вставай. Я знаю, где спрятаны Инструменты Мастера.

Они разбудили Адама, бросив в его окно пару камушков, и, вооружившись киркой, кувал-дой, парочкой молотков, отвертками, ломиком и Раджем, втроем поехали к дому номер двена-дцать. Пес довольно семенил рядом с Кэсси и всем своим видом показывал, что прогулки в предрассветные часы являются его любимым времяпрепровождением.
Когда они дошли до дома Кэссиной бабушки, убывающая луна высоко стояла в небе. Внутри оказалось еще холоднее, чем снаружи; в доме веяло таким замогильным спокойствием, что энтузиазма у Кэсси заметно поубавилось.
– Вот, – прошептала она, указывая на левую часть камина, в которой со времен ее сна за-метно прибавилось кирпичей. – Эта сторона выглядела тогда по-другому. Здесь они, наверное, и замуровали Инструменты.
– Эх, жаль, отбойного молотка не взяли, – бодренько произнес Адам, поднимая с пола лом. Казалось, его не смущают ни холод, ни мертвецкий покой. При отвратительном искусственном освещении его волосы переливались цветами гранатов из Дианиного мешочка. Радж сидел рядом с Кэсси, его черный с палевым хвост так и мелькал по кухонному полу. От взгляда на эту парочку настроение девушки улучшалось.
Дело оказалось нескорым. Кэсси все пальцы ободрала, пытаясь отверткой соскоблить древнюю замазку. Но в конце концов они победили, и кирпичи стали один за другим падать в холодный пепел камина. Кирпичи были разноцветные: среди них попадались красные, оранже-вые, даже темно-фиолетовые.
– Здесь однозначно что-то есть, – резюмировал Адам, засовывая руку в отверстие, возник-шее в результате их тяжкого труда. – Но надо выковырять еще парочку кирпичей, прежде чем мы сможем это что-то достать… О! – Он снова просунул в отверстие руку, а затем посмотрел на Кэсси. – Я считаю, эту честь нужно предоставить тебе. Не бойся, там уже давно живых не виде-ли.
Кэсси совершенно не улыбалась перспектива познакомиться с трехсотлетним тараканом, поэтому она благодарно кивнула. Девушка протянула руку и наткнулась на что-то гладкое и хо-лодное. Спрятанное сокровище оказалось увесистым: чтобы его вынуть, ей пришлось взяться за предмет обеими руками.
– Ларец для документов, – завороженно прошептала Диана, когда предмет опустился на пол перед камином. Ларец напомнил Кэсси сундук с сокровищами, маленький такой сундучок из кожи и бронзы. – В семнадцатом веке в таких сундучках хранились важные документы, – рассказывала златовласка. – Письма и личные вещи Черного Джона мы достали из такой же штуки. Ну же, Кэсси, открывай его.
Героиня посмотрела сначала на подругу, потом на живописно разукрашенного сажей Ада-ма, который стоял в стороне, опершись о мотыгу. Когда она взялась за замок ларчика, ее пальцы задрожали.
«А вдруг я ошиблась? Вдруг здесь никакие не Инструменты Мастера, а очередные доисто-рические бумаги? Вдруг…»
В сундучке лежали диадема, браслет и подвязки: свеженькие и нетронутые, будто их спря-тали только вчера.
– С ума сойти! – только и вымолвила Диана. Диадема, которой пользовался Круг, была сделана из серебра. Диадема из ларчика тоже была серебряной, но выглядела как-то изящнее, хотя вроде бы была и тяжелее, и богаче. В ней чувствовалось великолепие. Сразу бросалось в глаза, что и диадема, и браслет сделаны вручную: ни одна машина не прикоснулась к ним. В ка-ждой инкрустации браслета, в каждом причудливом завитке диадемы чувствовалась рука ху-дожника. Подвязка была сделана из мягчайшей кожи, и вместо одной серебряной пряжки имела семь. Она показалась Кэсси довольно увесистой.
В полнейшем безмолвии Диана одним пальчиком обвела полумесяц на диадеме.
– Инструменты Мастера, – спокойно произнес Адам. – Сколько времени мы потратили на поиски, а они всегда хранились у нас прямо под носом.
– И в них ведь столько силы, – прошептала Диана. – Я поражена, что они так спокойно здесь себя вели. Мне, честно говоря, казалось, что они должны своим присутствием до психиче-ского расстройства людей доводить… – Она вдруг остановилась и взглянула на Кэсси. – Пом-нится, ты говорила, что не можешь здесь спать.
– Да, каждую ночь я мучилась от стонов и скрежетов, – ответила Кэсси и, повстречавшись взглядом с Дианиными зелеными глазами, спросила: – То есть ты думаешь…
– Я думаю, причина не в доме, – быстро проговорила Диана. – Рядом с такими мощнейши-ми Инструментами что угодно может происходить.
Кэсси прикрыла глаза от стыда:
– Ну почему я такая дебилка?! Все же так просто! Как я могла не догадаться…
– Задним числом всегда все кажется простым, – сухо откомментировал Адам. – Ни у кого даже догадок на этот счет не возникало, даже у всемогущего Черного Джона. Что, кстати ска-зать, напомнило мне о важной детали: Фэй лучше не сообщать.
Девушки посмотрели на Адама, и Диана медленно кивнула:
– Это она рассказала Черному Джону про аметист; боюсь, сейчас мы не можем ей доверять.
– Я думаю, что вообще никому сообщать не надо, – сказала Кэсси. – Уж точно не сейчас. Сначала давайте решим, как мы с ними поступим. Чем меньше народу будет знать о них, тем спокойнее.
– Правильно, – согласился Адам. Он укладывал кирпичи обратно в камин. – Если мы оста-вим здесь все в пристойном виде и до утра сообразим, куда бы запрятать сундучок, никто и не узнает, что мы их нашли.
– Вот, – Кэсси опустила подвязку в сундучок и передала ларчик Диане. – У Фэй есть те, а эти принадлежат тебе.
– Они принадлежат лидеру шабаша.
– Лидер шабаша – сплошное недоразумение, – решительно произнесла Кэсси. – Они при-надлежат тебе. Я их нашла, и да будет так.
Адам отвлекся от укладки кирпичей, и все трое посмотрели друг на друга. Они сидели на холодной кухне пустынного дома, покрытые с головы до ног сажей: серые угольные пятна кра-совались даже на розовых щечках Дианы. Кэсси все еще чувствовала себя обессилевшей и боль-ной после вчерашнего дня, который стал, наверное, самым длинным и жутким в ее жизни. Но сейчас она ощущала такое единение и тепло, что усталость и боль отступали. Она чувствовала связь между ними троими. Они стали частью друг друга. И сегодня они победили.
«А что, если Диана не простила бы нас, что бы произошло тогда?» – размышляла Кэсси, отведя глаза в сторону очага.
«Я рада, что он твой, я, правда, рада», – решила она. Подняв глаза, она увидела в глазах Дианы слезы, как будто та знала, о чем размышляет ее подруга.
– Ну ладно. Я приму их… на время, до тех пор, пока мы не решим воспользоваться ими, – произнесла златовласка.
– Все, финита, – сказал Адам.
Они собрали инструменты и вышли из дома.

Подъезжая к дому Адама, они заметили у дороги силуэт.
– Черный Джон, – прошептала Кэсси и сразу же напряглась.
– Едва ли, – произнес Адам, притормаживая. – Низковат. По-моему, это Шон.
Действительно, у дороги стоял Шон. Он был в джинсах и пижамной рубахе и выглядел аб-солютно сонным.
– Вы чего в такую рань? – спросил он, сверкнув маленькими черными глазками из-под тя-желых век. – Я увидел свет в доме Кэсси, а потом отъезжающую машину. Подумал, может, Чер-ному Джону не спится.
– Молодец, что осмелился выйти один на улицу, – произнесла Кэсси, вспомнив данное се-бе обещание относиться к Шону подобрее, но испытывая при этом легкий приступ дискомфорта. Пока коротышка переводил глаза с их перемазанных физиономий на гору инструментов, а потом на бугорок, выпирающий из-под куртки водителя, Диана с Адамом безмолвно посовещались.
– Думаю, надо ему рассказать, – предложила златовласка.
Кэсси сомневалась: они же решили никому не сообщать. Но, похоже, выбора не остава-лось.
Она медленно и неохотно кивнула.
Шон забрался на заднее сиденье и поклялся никому не выдавать секрета. Он дико обрадо-вался, услышав про Инструменты Мастера, но Адам запретил ему прикасаться к сокровищам.
– Мы должны их перепрятать, – подытожил он. – Так что иди спать, приятель, завтра уви-димся.
– Хорошо, – Шон выбрался из машины. Он хотел было захлопнуть дверь, но потом остано-вился и взглянул на Кэсси. – Да, слушай, по поводу того, что Черный Джон – твой папочка… блин, я просто хотел сказать, что… мне по барабану. Видела бы ты моего папашу! Вот, – он хлопнул дверью и ретировался.
Кэсси почувствовала, как в горлу снова подступили ненавистные, но уже привычные рыдания, и полились, полились горячие слезы. Она и забыла, что Адам все рассказал членам Круга, а между тем ей предстояло встретиться с ними с утра пораньше. Но Шон, этот невнятный малыш Шон, только что ободрил ее, порадовал и примирил с действительностью.
«Надо бы действительно с ним помягче», – решила она на будущее.
Инструменты они спрятали у Адама на чердаке.
– Пока они нам не понадобятся, никто не должен их касаться, – сказала Диана. – Так мы решили с Мелани. Но, Адам, они опасны; держать их у себя рискованно, – и она заботливо по-смотрела на любимого.
– Если так, то, может, хоть раз кто-то, кроме вас двоих, возьмет на себя риск? – нежно про-изнес он. – Один разочек?
Кэсси отправилась спать уже во второй раз за ночь, уставшая как черт, но довольная. Лун-ный камень она вернула на тумбочку: снов ей на сегодня хватило. Девушка размышляла, увидит ли она еще когда-нибудь Кейт.

– Да мне насрать, даже если она дочь Адольфа Гитлера. – Голос Деборы, и так ни разу не нежный, резко рассек пространство лестницы. Кэсси вот уже второй час набиралась смелости, чтобы выйти из комнаты Дианы, и стояла, держась за ручку двери. – Какое отношение это имеет к Кэсси?
– Да знаем мы, Дебора, но потише нельзя? – Это произнесла уже Мелани, намного спокой-нее, но все равно довольно громко.
– Давайте поднимемся наверх и снимем ее оттуда, – внес конструктивное предложение Дат, а Крис добавил: – Потому что спускаться она, похоже, не собирается.
– Да она до смерти напугана вашей агрессией, – пожурила их Лорел тоном мамаши, пы-тающейся урезонить кучу расшалившихся крох-сорванцов. – Сюзан, вообще-то мы эти булочки для Кэсси купили.
– А ты уверена, что они из овсяных хлопьев? По вкусу не скажешь: по-моему, они сделаны из грязи, – спокойно парировала Сюзан.
– Тебе придется когда-нибудь спуститься, – произнесла Диана за спиной Кэсси.
Кэсси кивнула, на секунду прислонившись лбом к прохладной стене. Она не услышала только одного голоса – из-за него она, в основном, и переживала – она не услышала Ника. Де-вушка распрямила плечи, подняла с пола рюкзак и заставила ноги сдвинуться с места. «Теперь я знаю, что чувствует приговоренный к расстрелу, когда становится к стенке», – подумала она.
Весь Круг – конечно, за исключением Фэй – собрался на первом этаже и смотрел на нее выжидающе. Кэсси вдруг почувствовала себя скорее девицей на выданье, чем арестантом. Она порадовалась, что надела чистые джинсы и позаимствовала у Дианы красивый сине-фиолетовый кашемировый свитер.
– Привет, Кэсси, – начал Крис. – Ну ты даешь! Крутняк! – Он еле успел увернуться от за-трещины Лорел.
– Вот, Кэсси, – деликатно предложила цветочница. – Съешь булочку.
– Не надо, – прошептала Сюзан ей на ухо.
– Смотри, это я для тебя собрал, – сообщил Даг, впихивая девушке в руки охапку влажных цветов, с некоторым сомнением глядя на букет. – Вроде маргаритки. Они, правда, получше вы-глядели, пока не сдохли.
– Хочешь со мной на мотике в школу поехать? – спросила Дебора.
– Нет, она не хочет ехать в школу на мотике, потому что она поедет в школу со мной, – произнес Пик, до этого сидевший на деревянном диванчике в коридоре, а теперь поднявшийся со своего места.
Кэсси боялась даже взглянуть на него, но не смогла удержаться. Он выглядел, как всегда, сдержанно и невозмутимо, но в глубине темно-карих глаз сквозило тепло, предназначенное ей одной. Снимая сильными пальцами рюкзак с ее плеча, он лишь раз сжал ей руку.
И тогда она поняла, что все будет хорошо. Кэсси оглядела всех собравшихся.
– Я… дорогие, я не знаю, что сказать. Спасибо вам. – Она взглянула на Адама, который сумел так рассказать обо всем ребятам, что они все правильно поняли. – Спасибо тебе.
Он пожал плечами и улыбнулся, и только очень хорошо знающие его люди могли бы заме-тить боль, спрятавшуюся в уголках этой улыбки. В его глазах, на сей раз мрачных, как грозовые тучи, таилось чувство затравленности.
– Всегда пожалуйста, – произнес Адам, когда Ник уже вел Кэсси в сторону двери.
Не сбиваясь с курса, девушка обернулась к Дагу:
– А что у нас с лицом?
– Он всегда был таким уродом, – заверил ее Крис.
– Все эта драка дебильная, – ответил Даг, трогая синяк с плохо скрываемой гордостью. – Но ты еще не видела остальных пятьдесят красавчиков! – прокричал он ей вслед.
– У нас могут быть проблемы из-за этой драки? – спросила девушка у Ника, когда они вы-шли на улицу.
– Нет, они же не знают, кто начал. Придется наказывать всю школу.
Именно это, как выяснилось позже, директор и сделал. Он отменил матч в День благодаре-ния, чем породил нездоровые настроения среди школьников. И оставалось лишь надеяться, что ученики не поймут, кому предъявлять претензии.
– Мы можем как-то угомониться до следующей недели – до Дня благодарения? – спросила за ланчем Диана.
Только Кэсси с Адамом поняли истинную причину этой просьбы – нужно было время, чтобы решить, как лучше использовать Инструменты Мастера, – но все члены Круга согласились попробовать. Нельзя сказать, чтобы кто-то, кроме Деборы и Дага, бредил в этот момент драками.
– Я боюсь. Я все равно боюсь, что он до нас доберется. Он может приказать дежурным брать нас без всякой причины, – поделилась Кэсси с Дианой после ланча.
Но опасения ее не оправдались: странное перемирие, аномальное спокойствие по непонят-ной причине нависло над Нью-Салем-Хай. Как будто все ждали, но не знали, чего.

– Одна не ходи, – сказала Диана. – Подожди секундочку, и я схожу с тобой.
– Зачем? Я же точно знаю, где книжка, – ответила Кэсси. – Я всего на минутку, – она уже давно хотела дать Диане почитать одну из своих любимых книг, «Le Morte d'Arthur»1 У бабушки она нашла потрясающее издание 1906 года. – Могу, кстати, взять немножко сухого шалфея для белья, – предложила Кэсси.
– Умоляю, не надо, не делай лишних движений, сразу же возвращайся, – проговорила Диана, убирая со лба взмокшую от напряжения прядь тыльной стороной ладони. Они уже умопомрачительно долго, но довольно увлекательно фаршировали индюшку к праздничному столу на День благодарения.
– Хорошо, – пообещала Кэсси и поехала в дом номер двенадцать. С индюшкой они подзадержались: солнце уже стремительно опускалось к линии горизонта.
«Только зайду и выйду», – сказала себе Кэсси, торопливо подходя к двери. Она сразу же нашла на полке нужную книжку и засунула ее под мышку. На душе у нее было довольно спокойно: неделя прошла на удивление тихо. Круг без всяких вмешательств и происшествий отметил 24 ноября день рождения Сюзан.
«Видишь, я же говорила, – вела она про себя диалог с Дианой, выходя из дома, – а ты вол-нова…»
И тут она увидела серый «БМВ», припаркованный рядом с бабушкиным «кроликом». За долю секунды она приготовилась к действию, сгруппировалась для прыжка назад, в дверь, из которой только что вышла, но не смогла, не успела: крепкая рука резко закрыла ей рот и потянула на себя.

0

13

12.

Живо убираемся, пока никто из этих не заметил, – прозвучал краткий приказ.
Кэсси почувствовала резкий запах пота.
«Джордан, – подумала девушка. – Тот, что ружье под курткой носит. Тот, что в стрелковом клубе. Другой – Логан – член дискуссионного клуба, и вроде помоложе. Или постарше?» – Кэсси так и не смогла толком разобраться в братьях Порции, несмотря на то что последняя потратила не один час на Кейп-Коде, рассказывая о них.
Ум вел себя хорошо: работал спокойно и ясно.
Они вывезли ее из Нью-Салема на материк, и все это время она валялась на полу под зад-ним сиденьем. Джордан на всякий случай прижал ее своими ножищами и приложил к затылку что-то холодное и твердое. «Господи, как будто везут преступницу! – сокрушалась Кэсси. – Что они себе напридумывали – что я их в лягушек превращу, что ли?»
Другая пара ступней без сомнения принадлежала женщине. «Наверное, Порции, – подумала Кэсси. – Хотя нет, Салли. Порция не опустилась бы до того, чтобы топтаться на чьей-то заднице».
То, что они едут на материк, стало ясно по специфическому гулу шин на мосту. Потом машина сто раз повернула и долго ехала по ухабистой дороге, а потом остановилась в тихом месте.
Место было не только тихим, но и глухим. Автомобиль окружали густые заросли родных деревьев Массачусетской области: берез, дубов и буков. Кэсси выпустили из машины и повели прямиком в глубь леса. Девушка слышала, как за ними более легкой поступью шагают девушки. Ей показалось, что идти пришлось долго, все больше отдаляясь от дороги и от цивилизации в целом. С наступлением темноты они вышли на поляну.
Кто-то уже побывал здесь до них. Фонарик Логана осветил яму от костра и веревки, сви-сающие с дерева. Порция и Салли – второй девушкой, естественно, оказалась Салли – разожгли огонь, пока парни привязывали Кэсси к дереву. Они перевязали ее вдоль и поперек, израсходо-вав при этом такое бешеное количество веревки, что хватило бы на пятерых.
И совершенно впустую: сбежать она не смогла бы в любом случае.
Вид костра ей не понравился.
– Зачем вы это делаете? – спросила она у Логана, отошедшего, чтобы полюбоваться на свою работу. Эврика, она могла различать их по лицам: судя по глазам, Джордан состоял в отда-ленном родстве с акулой.
– Затем, что ты ведьма, – кратко, не терпящим возражений тоном ответил Логан.
– И все?
На первый план выступила Порция.
– Ты солгала, – обвинительным тоном произнесла она. – Про парня на пляже и про все ос-тальное. Все это время ты была ведьмой.
– Нет, тогда я ею не была, – стараясь сохранять спокойствие, произнесла Кэсси. – Но те-перь я ею стала.
– Видишь, ты сама призналась. Поэтому сейчас мы поступим так, как должны были посту-пить еще тогда.
Жесткий приступ страха сжал Кэссины внутренности, и она снова посмотрела на костер. Джордан что-то положил в него, что-то длинное и железное.
«Я попала, – вдруг поняла Кэсси. – Я очень-очень-очень мощно влипла».
Ей требовалась помощь. И получить ее она могла только одним способом – воспользовав-шись собственной силой.
«Ладно, – постаралась сосредоточиться девушка, – делай то, что сделала, чтобы привлечь внимание Шона. Подготовься, успокойся, вперед».
«Адам, – она попыталась воззвать к нему. – Адам, ты слышишь меня? Это Кэсси. Я в бе-де». Жаль, что у нее нет розы халцедона, тогда бы он точно услышал; он ведь говорил, что роза поможет вызвать его. Но нет – роза принадлежит Диане.
«Да что ты опять за свое! Думай об Адаме, нужно, чтобы он тебя услышал, – подумала Кэсси и опять позвала, на этот раз вложив в зов всю свою силу. – Адам!»
Странно, но способность надавливать на собственное сознание и выталкивать из него силу, посылая ее туда, куда ей было нужно, со временем не иссякала, а, казалось, усиливалась, как мышцы, которые от упражнений становились лишь натренированнее. «Адам, – опять позвала девушка, стараясь формулировать послание просто и четко, – Адам, это Кэсси. Мне нужна помощь».
Он придет, убеждала она себя. А что ей еще оставалось? Он найдет это место; он придет, если ей удастся сохранить спокойствие и дождаться. Но в этом и заключалась сложность: при мысли о том, что может произойти до прибытия Адама, кровь стыла в жилах.
И что теперь? Она застряла не пойми где с четырьмя охотниками на ведьм. Тишина дейст-вовала ей на нервы.
– Логан… – Кэсси поискала в отблесках огня лицо представителя дискуссионной коман-ды. – Мы ведь такие же, как вы. Мы просто живем в более тесном… контакте с природой, вот и вся разница. Мы наблюдаем за ней, благодарим ее, и иногда она нам помогает. Но мы не творим зла. Понимаете, – продолжила она, когда Логан отвернулся, – у нас так же, как у всех, есть свои недостатки, но мы стараемся быть добрыми.
– А Фэй Чемберлен? – как отрезала Салли, неожиданно вклинившись в разговор. – Тоже добренькая?
– В Фэй есть немало хорошего, – еще медленнее проговорила Кэсси. – Диана мне как-то об этом сказала, и я ей не поверила, а потом поняла, что это правда. Фэй просто нужно отыскать в себе это хорошее. В любом случае, судить нас всех по одному человеку несправедливо.
– А то, что они творили со школой все эти годы, разве справедливо? Ты называешь это добром? Они относились к людям как к рабам.
– Согласна, это гадость, – допустила Кэсси. – Но Диана так не поступала: она не виновата в том, что люди превознесли ее, как принцессу; вот Фэй действительно обращалась с другими учениками как со слугами. И некоторые из нас поступали так же просто потому, что не задумы-вались об этом. Как бы там ни было, это не решение вопроса.
– Ну, мистер Брунсвик-то все вопросы решит.
– Мистер Брунсвик – убийца! Он не друг тебе, Порция. Это он убил Кори Хендерсон, сест-ру Криса и Дага. Убил потому, что она не входила в его планы. И он же убил мистера Фогла, прошлого директора, чтобы занять его место. А также, Салли, – продолжила Кэсси, – он убил Джеффри! То ли из злости, то ли пытаясь еще больше поссорить ведьм с остальными учениками. Он хочет, чтобы мы друг друга ненавидели.
– Это бред, – откомментировал Логан. – Зачем ему это?
– Потому что, – сказала Кэсси, закрыв глаза и понимая, что все, наверное, без толку, – по-тому что он такой же, как мы. Он ведьма, только злой. Единственный по-настоящему злой. И, мне кажется, он хочет, чтобы мы вас выставили из Нью-Салема, или же хочет увести нас в дру-гое место и выставить оттуда всех местных жителей. В общем, я не знаю, чего он хочет, – при-зналась девушка, открывая глаза, – но знаю, что, в конечном итоге, станет хуже. Счастливыми он вас не сделает.
– Что вы слушаете эту лажу? Пора начинать, – предложил добрый Джордан.
– Нет, постойте-ка, я хочу кое-что выяснить, – Салли встала перед Кэсси, глядя ей прямо в глаза. – Значит, ты утверждаешь, что Брунсвик убил Джеффри? Тогда объясни, как он физически мог это сделать, если ни в день убийства Джеффри, ни в дни прочих убийств его даже в Нью-Салеме не было?
– Да это для него пустяк, он был здесь, просто был невидимым, – пролепетала Кэсси, глядя на Салли. – Ему необязательно где-то присутствовать. Он ведьма. Он послал силовой поток – темную энергию – и она совершила страшные деяния за него. Или еще мог, например, войти в чей-то мозг и совершить преступления чужими руками.
Например, руками Фэй, мрачно предположила Кэсси. Если уж на то пошло, Фэй спокойно могла столкнуть Кори со ступенек, а также сдвинуть валун, который спровоцировал камнепад, задавивший мистера Фогла. И точно так же, без вопросов, она могла бы под каким-то предлогом затащить Джеффри в котельную и там задушить его. Просто затаилась бы сзади, выждала мо-мент и набросила бы ему веревку на шею. Судмедэксперт сказал, что для этого хватило бы силы одного человека.
– Какая теперь разница? – устало спросила Кэсси. – Это сделал он, и важно только это. И я тебе зуб даю, Салли, что это сделал он, и никто другой. Это он убил Джеффри.
Салли уставилась на нее немигающим взглядом; ее вызывающая физиономия находилась в каком-то сантиметре от Кэссиного лица. Она покачала головой и отвернулась.
– Прости, – сказала Кэсси ее ржавоволосому затылку. – Мне Джеффри тоже нравился. Я знаю, поверь, о чем ты думаешь. Ты думаешь, что я хотела увести его у тебя или что-то в этом духе? Ничего подобного. Просто я находилась в тот вечер на таком подъеме! Веришь, меня до этого парни ни разу в жизни на танец не приглашали.
– Не сомневаюсь ни секунды, – не поворачиваясь, отрезала Салли.
– Хочешь верь, хочешь не верь, но это чистая правда, – страстно продолжала Кэсси. – В Калифорнии я вообще с парнями не общалась – слишком стеснялась их. Я даже не знаю, почему они стали приглашать меня в тот вечер. Салли… – Она беспомощно взглянула на узкие плечи рыжеволосой девушки.
Салли медленно развернулась.
– Думаю, ты просто в зеркало редко смотришь, – произнесла она, но враждебности в го-лосе поубавилось.
Отчаянно моргая, чтобы не расплакаться, Кэсси ответила:
– Смотрю, но ничего выдающегося в нем не вижу. И я не хотела уводить у тебя Джеффри, просто мне очень польстило, что он пригласил меня на танец. Вечер казался таким прекрасным, я просто летала, а потом… – Она перевела взгляд с Салли на Логана и при этом опять моргну-ла. – Ты не знаешь, что я почувствовала, когда обнаружила, что он мертв. Я готова была на что угодно, лишь бы найти человека, сотворившего это.
Логан сделал шаг вперед, но голос Порции, резкий, как осиное жало, остановил его:
– Ты что, не видишь, что она делает? Она же тебя околдовывает, прямо тут… Логан, что ты, как идиот, ведешься?
Кэсси посмотрела на Порцию:
– Боже мой, Порция…
– Порция права, – жестко заметил Джордан. – Развесили уши, а ей только это и надо. Она же врет, как дышит, – он вынул из огня железный предмет.
– Что это? – спросила Кэсси.
– Тавро – то, чем скот клеймят.
Кэсси услышала его, но не раскисла, хотя ее хрупкие силенки были на исходе. Джордан встал прямо перед ней, держа в руке длинную металлическую палку, раскаленную с одного края. Это Кэсси не удивило. Удивило ее другое: вопрос, который он задал:
– Где Инструменты Мастера? – спросил амбал. Кэсси рот раскрыла от удивления:
– Что?!
– Мистер Брунсвик все нам рассказал, – сообщила Порция тоненьким, но твердым голо-сочком. – Он сказал, что источник твоего могущества – в них, и что, как только ты их потеря-ешь, то лишишься силы. Он хочет сам их уничтожить, чтобы навсегда остановить тебя.
У Кэсси появилось безумное желание расхохотаться. Но она понимала, что так лишь на-влечет на себя еще больший гнев. Значит, это он их подослал. Значит, он знает, что она нашла Инструменты. И теперь, вероятно, полагает, что она расскажет Джордану, где лежат ценнейшие артефакты, чтобы спасти свою еще более ценную шкуру. Или, может, он где-то рядом, ждет, на-деется, что Кэсси попросит помощи.
«Не попрошу, – решила девушка. – Будь что будет, а этого не будет. Не доставлю ему удо-вольствия стать моим спасителем».
Она обшарила глазами поляну, с особой тщательностью изучив отбрасываемые костром тени.
– Да, Инструменты Мастера ему действительно нужны, – отчетливо произнесла она. – Только не для того, чтобы их уничтожить. Они нужны ему, чтобы уничтожить вас… и нас до кучи, если ему не удастся прижать нас к ногтю.
Джордан вовсе не удивился: он выглядел так, будто ожидал чего-то подобного.
– Давай ты нам об этом попозже расскажешь, – сказал он. – Я и не рассчитывал, что ты сразу признаешься.
Все тело Кэсси напряглось, как натянутая струна, когда он поднес раскаленное тавро по-ближе. «Я смелая, – работала с собой девушка, пытаясь унять дикое сердцебиение. – Я очень смелая». Но когда она почувствовала запах плавящегося металла, бедняжку охватил черный ужас.
– Стоять! Остановитесь, Дурдан и Лохан, или как вас там! – закричал кто-то голосом Дебо-ры, злющим и абсолютно первобытным. Брюнетка проявилась между деревьями, будто материа-лизовавшись неведомым чудодейственным образом. Ее растрепанные волосы переливались кол-довскими оттенками черного, а грациозная напряженная фигура наводила на мысли о лесной богине на тропе войны.
Джордан уронил тавро, быстро сгреб ружье и навел его прямо на Дебору.
С другой стороны зарослей послышался новый звук:
– Если отойдешь от Кэсси и опустишь ружье, нам не придется применять силу, – произнес Адам глубоким размеренным голосом. Он появился так же бесшумно, как Дебора, и выглядел так же устрашающе. Кэсси вспомнила о костюме, в котором он разгуливал, всем на радость, а ей на уныние, в Хеллоуин: оленьи рога и осенняя листва украшали прекрасного рогатого бога. Она бы не удивилась, если б сейчас из-за кустов вышел большой олень.
Наметилось еще одно еле уловимое движение, и из-за ветвей появилась Диана.
И сразу показалось, что в непроходимую чащу пробралась луна. Вокруг девушки, покры-той, как покрывалом, каскадом светлых волос, стояла неземная аура. Высокая и стройная, она излучала такую природную царственность, что могла бы с легкостью сойти за богиню Диану, повелевающую луной и звездами одним лишь движением пальцев. Она безмолвно взглянула на чужаков своими изумрудными глазами и сказала лишь четыре слова:
– Отойди от моей подруги.
На мгновение Кэсси показалось, что ситуация разрешится исключительно благодаря авто-ритету Дианы. Ружье Джордана дрогнуло и опустилось. Но потом Джордан опять вскинул его и направил на Адама, а Логан тем временем выхватил из костра горящую палку. И поднес ее очень близко к лицу Кэсси – так же, как до этого Джордан подносил тавро.
– Назад, или ей не поздоровится, – выпалил он.
Адам выдохнул.
– Мы предупреждали, – спокойно произнес он.
Кэсси взглянула в изумрудные глаза. Она посмотрела на горящую палку в руках Логана, а потом опять перевела взор на Диану. Без сомнения, подруга помнила церемонию со свечами в ночь Гекаты.
Огонь – он подступил так близко, что жар обдавал ей щеки. Пламя меняло форму ежесе-кундно, а его энергия бесконечно устремлялась в небо. В огне было много силы; Кэсси обнару-жила это уже давно, еще в тот день, когда Фэй помахивала перед ней горящим клочком ее пору-ганного стихотворения. Много силы для того, кто может приручить ее. И на этот раз она смогла.
Палка вспыхнула так, будто кто-то одним махом вылил на нее ведро бензина. Кэсси отвер-нулась, закрыла глаза, чтобы не видеть безумного разгула стихии. Логан заорал и выронил пал-ку. Голова Джордана дернулась, он на секунду отвлекся…
И все закончилось, так и не начавшись. Словно из-под земли появились близнецы, горя-щие, как языки золотого пламени, и Джордан сразу рухнул. Ружье бессмысленно пальнуло в не-бо, а он уже лежал на земле, распростертый и подмятый двумя белобрысыми братишками. Кэсси заметила, как из тени вырос Ник и напал сзади на Логана. Логан честно сражался, но к Нику присоединился Адам, и через несколько секунд драка завершилась.
К тому моменту, как Кэсси перевела глаза на чужачек, ими уже занимались. Салли лежала лицом вниз, прижатая к земле спортивными коленями Деборы, и над обеими нависла Мелани. Порцию просто расплющило по дереву, и она вела себя очень спокойно. В полуметре от нее ры-чал ощетинившийся Радж, посверкивая оскаленными зубами. Лорел, выглядящая неожиданно высокой и небывало грозной, стояла рядом с собакой.
– Эти деревья, – вела она свое неторопливое повествование, – достаточно натерпелись от тебе подобных. Если попытаешься бежать, то потеряешься, причем навсегда. О собаке я уже не говорю. Я бы на твоем месте даже не дышала.
Порция и не дышала.
Диана подошла к Кэсси и перерезала веревки ритуальным ножом. Это оказалось не так-то просто: парни постарались на славу.
– Круто, – оценила Сюзан, выступив с бокового фланга.
– Ты в порядке? – спросила у Кэсси Диана, все еще окруженная пугающей неземной аурой. Кэсси кивнула.
– Когда ты вызвала Адама, мы уже мчались к тебе, – объяснила Диана чудо их своевремен-ного появления. – Лорел заметила «БМВ» еще в Вороньей Слободке, и Адам сразу почуял не-ладное. Он довез нас до их машины, ну а Радж, конечно, отыскал тебя в лесу.
Пострадавшая лишь благодарно кивнула. Она не могла вымолвить ни слова.
– Поскольку Кэсси цела, мы не причиним вам вреда, – громко заявила Диана. – Это мы за-берем, – она подняла ружье Джордана с таким видом, будто взяла в руки ядовитую змею, – а вас оставим здесь. У вашей машины, к сожалению, подсдулись колеса, так что вам предстоит чудес-ная ночная прогулка домой.
Четыре чужака не проронили ни слова. Салли, все еще лежащая на земле, тяжело дышала; Логан, свыкшийся с тем, что рука Ника недружелюбно обвивала его горло, дрожал мелкой дро-жью; Порция, как в анабиозе, стояла, прижавшись к дереву. Но Джордан – ох этот Джордан – опять привлек внимание Кэсси: парень уставился на Диану глазами, полными тупой ненависти, глазами загнанной в угол одичавшей собаки.
«Нет, это никогда не закончится, – горестно подумала Кэсси. – Теперь они возненавидят нас еще сильнее. Их ход, наш ход: это не прекратится ни-ког-да».
Поддавшись внезапному порыву, девушка подошла к распластанному Джордану и протя-нула ему руку.
– Зачем нам враждовать? – сказала она. – Давай покончим с этим – прямо сейчас.
Джордан плюнул в нее.
Кэсси не расстроилась: она слишком удивилась, чтобы расстраиваться. Такое с ней случи-лось впервые: как-то до сих пор никто в нее не плевал. Потрясенная, она посмотрела на руку, до которой долетел плевок, и вытерла ее о джинсы.
Дальше произошел ряд событий, известных ей только по рассказу Лорел, потому что сама она все это время тупо пялилась вниз. Ник рванулся к Джордану, но для начала ему надо было пристроить Логана, это его и задержало. Да и, положа руку на сердце, Адам просто среагировал быстрее. Со скоростью света он подскочил к Джордану, схватил его за грудки, приподнял и мощно пригвоздил обратно к земле одним молниеносным ударом в лицо. За спиной Кэсси в небо оранжевым пятиметровым столбом взметнулось пламя. Джордан приземлился на спину, прикрывая нос обеими руками.
– Вставай, – приказал ему Адам. Огонь ревел, рвался и разлетался мириадами искр.
Ник уже стоял рядом с Адамом. Лицо его опять стало непроницаемым, совершенно холод-ным; это снова был старый Ник.
– Не, дружище, ему уже хватит, – сказал он нарочито медленно и аккуратно взял Адама за руку.
Джордан на секунду отпустил нос, и Кэсси увидела кровь.
– Она маленькая вруша. Помяни мое слово, – заорал он хриплым голосом, переводя взгляд с Кэсси на Адама.
Девушка подумала, что сейчас Адам опять ему врежет. Но он отвернулся, будто забыв о существовании лежащего парня. О существовании Ника он тоже, похоже, забыл. Он взял руку Кэсси, ту, на которую Джордан плюнул, перевернул ее тыльной стороной вверх и поцеловал.
Кэсси решила, что нужно принимать какие-то меры, и притом быстро.
– Надо их связать, – проговорила Мелани, заполнив всю поляну своим спокойным рассудительным голосом. – Хотя бы троих, чтобы четвертый мог развязать остальных, пока мы будем уходить.
– Только не слишком крепко, – сдалась жалостливая Диана. Пока они связывали Логана, Джордана и Салли, златовласка воткнула нож в землю рядом с Порцией и заговорила с ней: – Когда мы уйдем, этим ножом ты сможешь разрезать веревки. Но не пытайся идти за нами, – за-вершила она наставления. Надо сказать, Порция совершенно не производила впечатления чело-века, который мог бы куда-то за ними пойти: она не на шутку сдрейфила.
Диана мельком посмотрела на огонь, который до сих пор полыхал, скорее, как горящая нефть, чем как лесной костерочек, и деликатно попросила у Кэсси:
– Ты не могла бы немножко сбавить накал? По-моему, им и этого вполне достаточно.
Кэсси, которая не имела к бешеной огненной феерии ровно никакого отношения, пробор-мотала что-то невразумительное и заспешила к Салли.
Салли скосила на нее глаза и едва слышно произнесла:
– А я в тебе ошиблась.
Кэсси не ожидала такой реакции; она ничего не сказала, лишь склонилась, чтобы прове-рить, хорошо ли закреплены у девушки кисти.
– Может, ты и права по поводу Брунсвика, – продолжила ржавоволосая все так же полубеззвучно. – Если это правда, мне тебя жаль. У него есть планы на девятое декабря: это не то полнолуние, не то еще какая-то хрень, короче, в этот день он собирается начать действовать. И, естественно, он хотел добыть Инструменты до этого.
– Спасибо, – пожав связанную руку, шепнула Кэсси и, обернувшись на зов Дианы, выпря-милась и ушла вместе со всеми.
На ходу она легонечко ткнула локтем Адама.
– Это ты с огнем балуешься? – тихо спросила она.
– Что? А, это… – Пламя угомонилось, моментально сжавшись до банального жалкого кос-терка. – Наверное, я, – согласился парень.
Они шли по лесу: Лорел с Деборой и державшийся рядом с ними Радж уверенно вели отряд сквозь лесные дебри. Всю дорогу до машин Кэсси провела в мыслях о Нике.
Домой она поехала в его машине. Парень молча вел автомобиль, обхватив правой рукой спинку пассажирского сиденья. Остальные ехали впереди, подсвечивая фарами пустынную до-рогу на Нью-Салем.
Кэсси подыскивала нужные слова. Ей еще не доводилось объясняться с парнями в таком ключе, и она опасалась, что не справится. Девушка очень боялась обидеть Ника.
Но по-другому не получалось. С того мига, как Адам поцеловал ей руку, она знала это. Нравилось ей или не нравилось, с этим ничегошеньки нельзя было поделать.
– Ник… – начала девушка и запнулась.
– Не надо, – произнес он прежним отрешенным, бесстрастным голосом. Кэсси чувствова-ла, что под маской меня-ничего-не-трогает спряталась боль. Потом парень посмотрел на нее, и его тон смягчился: – Я знал, что делаю, когда влезал в это, – продолжил он. – А ты никогда не притворялась, что дело обстоит иначе. Так что не вини себя.
Он не просил объяснений, но Кэсси чувствовала, что они необходимы. Она должна была объяснить ему.
– Понимаешь, дело не в Адаме, – нежно начала она. – В том смысле, что… это не из-за не-го. Потому что надежды нет. Видишь, я… я уже смирилась с этим и рада за них с Дианой. Про-сто я… – Она остановилась и беспомощно замотала головой. – Наверное, это прозвучит дебиль-но, но я не могу быть ни с кем другим. Никогда. Мне просто придется… – Она подумала, как бы получше сформулировать свою мысль, но на ум пришла только фраза из бабушкиной книжки по викторианскому этикету, прочитанной как-то под шум дождя. – Видимо, мне судьбой уготовле-но безбрачие, – пробормотала она.
Ник запрокинул голову и рассмеялся. Не рассмеялся – расхохотался. Кэсси непонимающе смотрела на парня. «Ну ладно, зато хоть улыбается». Потом он снял руку со спинки сиденья и лукаво улыбнулся. Голос его зазвучал повеселее:
– То есть вот о чем ты думаешь? – спросил он.
– Ну, а что мне еще думать?!
Ник не ответил, просто слегка мотанул головой, сопроводив это движение очередным взрывом хохота.
– Кэсси, я так рад, что встретил тебя, – сказал он. – Ты знаешь, что ты настоящий уникум? Мне иногда кажется, ты откуда-то из Средних веков пришла, не из нашего времени. Ты, Диана и он, вы все – втроем. В общем, я очень рад.
Кэсси почувствовала себя еще более растерянной, теперь она вообще ничего не понимала.
– А я рада, что познакомилась с тобой, – ответила она. – Ты такой заботливый и очень… очень хороший.
Ник опять прыснул.
– Большинство людей с тобой бы не согласились, – произнес он. – Но, раз ты так говоришь, значит, я не потерян для мира. Поэтому придется стать хорошим, чтобы, не дай бог, не видеть упрека в твоих огромных глазах. – Он решил было достать сигаретку, но, скосив глаза на Кэсси, запихал вредную палочку обратно в пачку.
Девушка улыбнулась. Ей очень хотелось взять его за руку, но это было бы неправильно. С этого момента ей придется со всем справляться в одиночку.
Она откинулась на сиденье и наблюдала за тем, как мимо проплывали освещенные домики.

0

14

13.

– Луна долгих ночей, – объясняла Диана. – Девятого будет не только полнолуние, девятого будет лунное затмение.
– Полное затмение луны, – добавила Мелани.
– И чем это нам грозит? – спросила Кэсси. Диана подумала:
– Ну, смотри, при свете луны все колдовские чары усиливаются. Некоторые заклинания лучше работают во время затмения, другие – в полнолуние. Но, естественно, раз Черный Джон выбрал именно эту ночь, значит, для его замысла больше всего подходит затмение. И оно же, вероятно, наименее благоприятно для борьбы с тем, что он задумал.
– Так дело обстояло бы, если бы мы ничего не знали, – сказал Адам, – но мы-то знаем, что он готовится к наступлению. И если добрые люди ему не сообщат, что мы об этом знаем, то у нас есть шанс застигнуть его врасплох.
Члены Круга задумчиво кивали. Собрание проходило на следующий день после Дня благодарения, и все участники боевой операции по спасению Кэсси собрались в доме у Адама. Девушка рассказала им обо всем, что происходило на поляне до их прихода, за исключением, разумеется, интереса, проявленного Джорданом к Инструментам Мастера. Об этом она шепотом поведала Диане с Адамом накануне вечером по возвращении домой. Теперь Кэсси вопросительно смотрела на парочку.
Те обвели Круг тоскливыми взглядами.
– Что ж, – произнес Адам. – Согласен, нужно рассказать. Он все равно знает, так что какая разница!
– Все Фэй, – проговорила Диана совершенно несчастным тоном. – Она как-то прознала и донесла Черному Джону.
– Нет, – резко оборвала ее Кэсси. Диана изумленно посмотрела на подругу:
– Но тогда кто…
– Не Фэй, – мрачно и абсолютно уверенно произнесла девушка. – Это Шон.
Адам интеллигентно выругался. Диана уставилась сначала на него, потом на Кэсси, а по-том тихо-тихо пролепетала:
– Боже мой!
– Что там еще с Шоном? Что он натворил? – потребовала разъяснений Дебора.
Ник напрягся и прищуренными глазами внимательно следил за Кэсси.
Получив одобрительный кивок Дианы – златовласка только горестно подперла рукой голову, – Кэсси просто ответила:
– Он рассказал Черному Джону, что мы с Дианой и Адамом нашли Инструменты Мастера.
– Да ладно… да вы чего, люди… вы натурально нашли?.. – Дальше из Деборы полилось нечто нечленораздельное. Другие просто лишились дара речи.
– Кэсси нас к ним привела, – сообщил Адам. – Они хранились в камине в двенадцатом до-ме. А по пути домой мы наткнулись на Шона; он сказал, что увидел свет в окнах. Но ты что, серьезно считаешь?.. – Он вопросительно посмотрел на Кэсси.
Девушка тяжело вздохнула, предвидя трудную задачу:
– Мне кажется, он все время находился под влиянием Черного Джона. И гематит, по-моему, тоже он украл. Меня осенило только этой ночью. Не спалось, и я стала копаться в том, кто мог бы рассказать Черному Джону о нашей находке. Почему-то я не могла отделаться от об-раза Шона, такого, каким я его увидела впервые: у него тогда в джинсы был вдет ремень с ог-ромной бляхой из блестящего камня, на котором было выгравировано его имя. Я потом его сто раз видела в этой жуткой амуниции. Когда стало холодно, все надели свитера, а под ними ничего не видно. Но я готова спорить на что угодно: он продолжает носить свой любимый ремешок. И я готова биться об заклад: он был на Шоне, когда мы встретили его с утра, возвращаясь из бабушкиного дома с Инструментами Мастера. И я уверена, что камень в ремне не что иное, как…
– Гематит, – произнесли в унисон сразу шесть-семь грустных голосов, и все посмотрели на Мелани.
– Гематит или магнетит, – подтвердила Мелани, хотя подтверждения не требовалось. Все было ясно как день. – Да, он самый, я этот ремень тоже сто раз видела. Какая же я идиотка, мне даже в голову не приходило!
Ник подался вперед:
– То есть ты полагаешь, это не Фэй рассказала Черному Джону о наших аметистах-защитниках? Ты думаешь, это сделал Шон?
Кэсси увидела, как губы Ника скривились в жесткой, угрожающей гримасе.
– Ник, он не виноват. Если Черный Джон проник в его мозг… Понимаешь, я сужу только по себе, но, когда он пытался проникнуть в мое сознание, я с трудом выстояла. А Шону бы силе-нок не хватило. Вот он и не справился: мы все на собрании видели, с каким рвением он тянулся к должности дежурного. Мне пришлось заорать, чтобы вывести его из транса.
– Шон… Господи! – отшатнувшись, будто от чего-то страшного, выдохнула Лорел. – Это какой-то кошмар!
– Я боюсь, это хуже, чем кошмар, – продолжила Кэсси. Она бессмысленно уставилась на сервировочный столик миссис Франклин и тяжело оперлась о него рукой. Она не знала, как вы-говорить следующую фразу. – Понимаете, ребята… Я думаю, Черный Джон использовал Шона для совершения убийств.
Круг оглушило. Даже Диана впала в такой ступор, что не могла больше поддерживать под-ругу. Но Адам посмотрел на Кэсси, прикрыл глаза и медленно-медленно кивнул.
– Да, – произнес он.
– Нет! – закричала Сюзан.
– Я думаю, – Кэсси задыхалась от волнения, – он мог черкануть Кори записку, попросив ее встретиться перед школой. Она бы ничего не заподозрила, подумала бы, что это связано с дела-ми Круга. А он потом просто подошел сзади и…
– Я убью его! – взревел Даг, вскакивая и собираясь, видимо, осуществить это немедленно.
Ник и Дебора успели схватить парня, но в это мгновение к крику присоединился Крис, еще резвее рванувший в сторону двери. Применив физическую силу, Адам с Мелани повалили на пол и второго братца.
– Это сделал не он; это сделал не Шон, – пыталась перекричать их Кэсси. – Послушайте меня, чумовые! Это все Черный Джон, это он убил Кори. Если я права, Шон этого даже не вспомнит! Его использовали как внешнюю оболочку для темной энергии.
– Боже, – еле живая, проговорила Лорел. – Боже, вы помните церемонию с черепом в гара-же у Дианы? Помните, когда из черепа вышла черная сущность? Фэй с Шоном начали драться, свеча погасла, и темной сущности удалось вырваться. Шон сказал, что все начала Фэй, и мы ему поверили. А Фэй утверждала, что это Шон пытался разорвать Круг. Вдруг она говорила правду?
– Скорее всего, – ответила Кэсси. – Черный Джон все это время находился среди нас. Все, что видел Шон, видел и он. А когда из черепа вышло достаточно темной энергии, чему Черный Джон, конечно, поспособствовал, он подстроил убийства.
– Да, зазвать мистера Фогла в Бухту Дьявола не составило бы труда, – развивала мысль Сюзан. – Шону нужно было всего лишь притвориться, что он хочет настучать на кого-нибудь из Клуба. Я раньше все время так делала: несла директору какую-нибудь пургу про… – Она огля-нулась на Диану. – Ну, что было, то было. Короче, договориться о встрече с Фоглом под скалами было не сложно, а дальше… вжжжжииххх. В добрый путь, мистер Фогл.
– Мы можем вас, наконец, отпустить? – Адам подозрительно взглянул на Криса.
– Мы можем рассчитывать на то, что вы будете вести себя как здравомыслящие люди? – спросила у Дага Дебора.
Близнецы издали нечленораздельные рыки. Отпущенные на свободу, они поднялись и по-смотрели на друзей. Лица их побагровели; сине-зеленые глаза пылали ярче пламени.
– Мы прикончим ублюдка, – спокойно произнес Даг.
– Даже если сами подохнем, – так же спокойно подтвердил серьезность намерений Крис.
Кэсси оставалось лишь надеяться, что они имеют в виду Черного Джона.
– А Джеффри? – спросила у подруги Диана. Кэсси пожала плечами:
– Не знаю, как Шону удалось бы затащить Джеффри в котельную…
– Он мог сказать Лавджою, что ты там, – предположила Лорел.
– Но, допустим, так он и сделал; потом он мог просто подойти сзади и задушить его верев-кой… хотя Шон ростом маловат. Господи, я не знаю, как он с этим справился…
– Ему нужно было всего-то усадить Лавджоя или сделать так, чтобы тот наклонился, – произнес Ник хриплым тихим голосом. – Я бы поступил именно так, если б пытался задушить кого-то намного выше меня ростом. А потом, если в Шона, как ты говоришь, вселилась темная энергия, он наверняка был в этот момент силен как Геркулес. И, скорее всего, так оно и про-изошло, поскольку иначе не объяснить, как он умудрился, надев петлю на шею Лавджоя, под-нять его к потолку.
Кэсси почувствовала, что ее сейчас вырвет от волнения.
– Действительно, некоторое время их обоих не было в зале, как раз перед убийством. По-том Шон вдруг вернулся и направился ко мне. Я побежала в котельную… и обнаружила там Джеффри…
– Думаю, надо поговорить с Шоном, – произнесла Диана.
– Нет, – отозвался Адам с поразительной горячностью, – как раз этого и не следует делать. Если мы сейчас поговорим с Шоном, Черный Джон поймет, что нам все известно. А если мы ему ничего не скажем и продолжим играть, то сможем слить дезу. Будем пудрить ему мозги вся-кой лабудой, которую он будет передавать Черному Джону.
– Типа того, что мы и понятия не имеем о планах Черного Джона, – подхватила Дебора, и в глазах ее вспыхнули дерзкие огонечки. – Или что мы страшно боимся его; что не знаем, как использовать Инструменты Мастера, и что мы не готовы…
– Или что у нас страшный раздрай в команде, – втянулась в интересную игру Лорел. – Что мы ни в чем не можем прийти к единодушию. Что мы в тупике.
– Именно! А на самом деле в час X мы будем готовы, будем во всеоружии. Мелани, когда начало затмения? – спросил Адам.
– Где-то в восемнадцать сорок. Примерно в это время луна уйдет в тень.
– Луна уйдет в тень, – тихо повторила Кэсси.
«Понятно, почему он выбрал затмение. Он ведь и
сам как тень», – подумала девушка.
– А до этого момента мы должны всем своим видом показывать, что не ладим друг с дру-гом, что страшно напуганы и разобщены, – подытожила Мелани.
– Ну, это не так уж и сложно, – приподняв бровь, прокомментировала Сюзан.
– Думаю, кое с кем нам все же надо поговорить, – сказала Кэсси, – не выдавая, конечно, секретов. Кто-то должен побеседовать с Фэй.
– И думаю, посланником единогласно выбираешься ты, – заявил Ник. – Никто лучше тебя с этим не справится. – Он подмигнул девушке, но подмигивание вышло каким-то грустным.

– Ты нужна нам.
– Естественно, – отреагировала Фэй, разглядывая свое отражение в зеркале. Она тестиро-вала различные прически: толстая перекинутая назад коса, кичка сверху, кичка на затылке. Кэсси не появлялась здесь с той злополучной ночи, когда Фэй поместила череп из кристаллов кварца в кольцо красных камней и выпустила темную энергию, которая в итоге убила ни в чем не повинного Джеффри. В комнате ничего не изменилось: все тот же шик, блеск, красота. Обои в сочных экзотических орхидеях, на кровати гора подушек, стереосистема оттюнингована по самое «не хочу». Вампирские котятки Фэй все так же хитренько и хищненько вились вокруг коленей Кэсси.
Но в атмосфере что-то поменялось. Вместо красных свечей туалетный столик украшали груды бумаги. На покрывале рядом с телефоном валялся пейджер. Перед зеркалом лежал еже-дневник, а небрежно разбросанные по комнате шмотки должны были принадлежать какой-то сексапильной офисной штучке. Не Фэй.
В воздухе пахло… подавленными желаниями. Жизнью в соответствии с правилами категории А. Жизнью в духе Порции. Не Фэй.
– Полагаю, ты знаешь, что Порция Бейнбридж и Салли Уолтмен выкрали меня два дня на-зад и увезли в глушь лесную, – начала Кэсси.
Отражение Фэй послало Кэсси сияющую улыбку.
– А я полагаю, ты знаешь, что нужно было всего-то открыть твой маленький ротик и за-кричать, и папочка сразу бы примчался к тебе на помощь.
Кэсси постаралась сдержать подступившее отвращение.
– Я не хочу его помощи, – стойко произнесла она.
Фэй пожала плечами:
– Может, позже захочешь.
– Нет, Фэй. И позже не захочу. Я мечтаю только об одном – никогда его больше не видеть. Но, раз тебе известно, что меня похитили, тебе, стало быть, известно, почему они это сделали. Да, мы нашли Инструменты Мастера. – Кэсси взглянула на зеркальное отражение и повернулась к Фэй настоящей, чтобы увидеть золотые глаза. – Они по праву принадлежат тебе, – отчеканила девушка. – Ты глава шабаша. Но шабаш будет сражаться с… Черным Джоном.
– Что ж такое, ты не можешь даже имя его вслух нормально произнести! А ведь это совсем не сложно. Папочка. Отец. Папуля. Называй его как хочешь, я уверена, ему все равно…
– Фэй, послушай меня! – почти заорала Кэсси. – Ты сидишь тут, как полная дура…
– О, она еще, оказывается, взрослые слова знает!
–…а вокруг творятся страшные вещи! По-настоящему страшные. Он будет убивать, и только. В нем больше нет ничего, только ненависть и желание убивать. Я знаю, я это в нем чув-ствую. А тебя он берет с собой просто так – для балласта.
Глаза Фэй сузились до щелок. Она слегка погрустнела.
– Фэй, мы знакомы не первый день, и поверь, много раз я едва сдерживалась, чтобы не за-душить тебя. Но никогда, никогда не могла я себе представить, что ты станешь чьей-то стено-графисткой. Ты всегда сама принимала решения и никогда никому не лизала задницу. Помнишь, ты меня как-то спросила, какой я вижу свою эпитафию на могиле. «Здесь погребена Кэсси. Вечная память… доброй девушке»? И что, ты хочешь, чтобы на твоей могиле написали: «Здесь погребена Фэй. Вечная память профессиональной секретарше»?
Одна рука Фэй с длинными ногтями, но уже не алыми, а сиреневыми, вцепилась в туалет-ный столик. Черногривая стиснула зубы и мрачно уставилась на отраженные в зеркале золотые глаза.
Кэсси воодушевлялась:
– Когда я раньше смотрела на тебя, я видела львицу, такую, знаешь… золотую с черными пропалинами львицу. Теперь я вижу перед собой, – девушка опустила глаза на парочку, прикор-нувшую у нее на коленях, – котенка. Домашнего котенка, принадлежащего какому-то богатому кексу.
Она напряженно выжидала. А вдруг… ну вдруг… Вдруг связь, запущенная во время обря-да в честь Гекаты, окажется достаточно мощной, вдруг в Фэй проснется былая гордыня, былая независимость… Вдруг…
Глаза девушек повстречались в Зазеркалье. Потом брюнетка покачала головой; лицо ее замкнулось, губы плотно сжались.
– По-моему, выход тебе показывать не нужно, – проронила она.
Когда Кэсси встала с кресла, котята зацепились за брюки и отказались спрыгивать. Девуш-ка почувствовала, как по коже, словно бритвой, прошлись чем-то микроскопическим. Микро-скопическим и очень острым.
«Даже не надейтесь», – молча посоветовала она котяткам-вампиряткам, после чего злобные малыши замерли, прижав к голове ушки. Не говоря ни слова, девушка сняла их с себя и шлепнула на кровать.
И вышла.

– Надо дать ей время до девятого, – выразила свое мнение Диана. – Может, она передума-ет.
– Может, и передумает, – согласилась Кэсси, но надежды в ее голосе не прозвучало.
– И с Шоном тоже до девятого погодим, – предложил Адам.
Следующие семь дней прошли для Круга без эксцессов; все стычки происходили только внутри команды.
Создавалось ощущение, что ведьмы общаются на людях только с тем, чтобы еще больше рассориться. Этого ощущения они и добивались. Первого декабря они не отметили день рожде-ния Лорел, а третьего декабря – день рождения Шона. По словам абсолютно удрученной Дианы, члены Клуба не могли и двух минут вместе пробыть, чтобы не поругаться, поэтому запланиро-вать праздники не получилось. Кэсси обращала внимание на взгляды и перешептывания, из ко-торых следовало, что их план работает. В ее роль входило снова стать прежней Кэсси: стесни-тельной, зажатой, легко впадающей в испуг или замешательство. Роль давалась ей с трудом, напоминая старую одежку, которая трещит по швам на человеке, давно из нее выросшем. Де-вушке не терпелось отделаться от этой неприятной маскировки. Но нужно было дурить Шона. И Фэй в придачу.
– Слышала, вы с Ником расстались, – встретив как-то Кэсси в коридоре, сказала черново-лосая красотка. Золотые глаза смотрели тепло и радостно.
Кэсси вспыхнула и отвернулась.
– Да и клуб уже словно не клуб без меня; так, во всяком случае, кажется, – продолжала Фэй, уже почти мурлыча от удовольствия.
Кэсси прямо скрючило.
– Может, я как-нибудь к вам загляну; может, на следующий ритуал полнолуния. Если вы, конечно, будете его устраивать.
Кэсси пожала плечами. Типа, «да кто ж его знает!». Фэй выглядела страшно довольной.
– Мы могли бы ужасно повеселиться, – произнесла она. – Поразмысли на досуге.
Когда Фэй пошла своей дорогой, Кэсси увидела Салли Уолтмен, стоявшую на посту и бди-тельно охранявшую подведомственную ей территорию. Она приблизилась к Салли, стараясь не привлекать внимания.
– Благодаря тебе мы готовимся к девятому, – мягко проговорила она. – Но можно попро-сить тебя еще об одном одолжении?
Салли тревожно оглянулась.
– У него все наблюдают за всеми. Все под прицелом…
– Знаю, но не могла бы ты девятого числа сообщить нам, если заметишь что-то странное? Если тебе вдруг покажется, что он начинает? Пожалуйста, Салли. Поверь, все, что я тебе о нем рассказала, правда.
– Хорошо, – ответила ржавоволосая девушка, снова окинув коридор взглядом загнанной в угол жертвы. – Теперь уходи, ладно? Если что-нибудь услышу, постараюсь сразу сообщить.
Кэсси кивнула и поспешно удалилась.

Девятое декабря выдалось серым и холодным: в такой день хотелось свернуться клубочком у камина и никуда не выходить. Вместо этого Кэсси нацепила самую теплую одежду: толстый свитер, перчатки, куртку. Она знать не знала, что произойдет, но на всякий случай оделась так, чтобы быть готовой к любой ситуации. В рюкзак вместе с учебниками она запихнула бабушкину Книгу Теней.
Салли перехватила ее на выходе с урока французского.
– Следуй, пожалуйста, за мной, – хриплым менторским голосом произнесла девушка, и Кэсси прошла за ней в пустующий медицинский кабинет. Официальный тон моментально испа-рился.
– Если меня тут с тобой поймают, мне крышка, – быстро проговорила Салли пронзитель-ным шепотом. Глаза ее приклеились к полупрозрачной стеклянной двери. – Короче: я только что слышала, как Брунсвик разговаривал с твоей подружкой Фэй; может, ты и поймешь, о чем они толковали, потому что я, конечно, не разобрала ни слова. Они обсуждали, что надо устроить на мосту аварию – типа, подогнать туда пустой школьный автобус и машину или несколько. До-словно он произнес следующее: «Вполне хватит, если они попылают около часа; к тому моменту вода поднимется уже достаточно высоко». Ты что-нибудь понимаешь?
– Пожар на мосту отрежет нас от материка, – медленно проговорила Кэсси.
– Это понятно, но зачем ему это? – нетерпеливо допытывалась Салли.
– Не знаю. Но узнаю. Салли, если ты мне понадобишься, я смогу найти тебя в столовой на ланче?
– Да, я там буду, но не смогу с тобой разговаривать. Порция и так с той ночи на поляне ко-со на меня смотрит: похоже, что-то подозревает. Братцы ее удалились в бешенстве; она не пове-рила ни единому слову о Брунсвике. Так что, если меня с тобой застукают, я труп.
– У тебя есть еще больший шанс стать трупом, если мы не сможем поговорить, – отклик-нулась Кэсси. – Давай, выходи, а я выйду через минуту.
Кэсси бегом домчалась до старого научного корпуса. Весь Клуб, кроме Фэй и Шона, кото-рым не сообщили о собрании, собрался там и ждал Кэсси. Они хотели схватить Шона сразу по-сле ланча, даже если бы к тому времени не получили новой информации о планах Черного Джо-на.
– Но кое-какая информация у нас появилась, – запыхавшись, проговорила Кэсси, усажива-ясь на ящик. – Слушайте, – и она рассказала им то, что узнала от Салли.
– Что ж, это многое объясняет, – сказала Дебора, когда Кэсси закончила. – Я только что видела, как они с Фэй выходят из здания, а секретарь сказала, что их не будет до вечера. Значит, они решили шандарахнуть школьный автобус. Круто.
– Но зачем? – спросила Кэсси. – Понятно, что он хочет заблокировать мост, но для чего?
На этот раз заговорил Адам. Он сидел рядом с Да-гом и одним ухом слушал даговский плеер.
– Для того, – ответил он, – чтобы все остались на острове и не смогли уйти. Только что в новостях передали… Никто не слышал об урагане? Сейчас о нем только и разговоров. Он дол-жен был ударить по Флориде, но потом повернул на север, оставаясь в Атлантике…
Головы отрицательно замотались: большинство из членов клуба не имели обыкновения следить за новостями, а в последние дни и подавно. Потом Мелани заметила:
– По-моему, его понизили в категории до тропического шторма.
– Да, потому что решили, что он рассеется над океаном. Но я кое-что читал об ураганах. Этот вроде бы не страшный, потому что, по предположениям, у мыса Хаттерас он свернет на северо-восток. Как правило, все ураганы так и поступают, попадая у этого мыса в зону предельно низкого давления. Но всем нам хорошо известно, что происходит, если вдруг они в нее не попадают, – он мрачно оглядел всех собравшихся; на сей раз кивали все, кроме Кэсси, и Адам продолжил уже конкретно для нее: – Если ураганы не сворачивают у Хаттераса, они прямиком направляются к нам. Так случилось в 1938-м, пару лет назад и… в 1976-м.
Наступила полная тишина. Как всегда, в старом научном корпусе стоял полумрак. Кэсси переводила взгляд с одного лица на другое.
– Боже, – прошептала девушка, и у нее закружилась голова.
– Вот именно, – согласился Адам. – Ветер со скоростью сто пятьдесят миль в час, стена во-ды сорок футов высотой. Пока все они утверждают, что шторм повернет: только что по радио передали, что он пройдет далеко от Атлантического побережья. Но, – он окинул многозначи-тельным взором всю компанию, – на что поспорим?
Лорел подпрыгнула:
– Надо остановить Черного Джона. Если перекрыть мост, все жители острова окажутся в опасности.
– Слишком поздно, – бросила Дебора. – Он уже отчалил. Забыла? Я же видела, как он уе-хал десять минут назад.
– Все не просто окажутся в опасности, все умрут, – добавила Мелани. – Несколько лет на-зад такой же шторм лишь зацепил Нью-Салем, а этот может стереть город с лица земли.
Кэсси взглянула на Адама:
– С какой скоростью он приближается?
– Не знаю. Может, пятьдесят миль в час, может, семьдесят. Если он не свернет у мыса Хат-терас, будет объявлено штормовое предупреждение, но к тому моменту будет уже слишком поздно, особенно если мост окажется блокирован. От Хаттераса ураган доберется до нас за семь, может, за восемь часов. Где-то так.
– Как раз к началу затмения? – спросила Кэсси.
– Пожалуй. Может, чуть позже.
– Но перед тем, как дойти до нас, он ударит по Кейп-Коду и Бостону, – прошептала Диа-на. – Погибнут люди, – эта мысль ее просто ошеломила.
– Тогда нам остается лишь одно, – сказала Кэсси. – Остановить ураган до того, как он достигнет суши. Сделать так, чтобы он рассеялся, вернулся обратно в океан, отправился к чертовой бабушке или куда угодно. Или заставить Черного Джона сделать это. А пока нужно предупредить всех в городе, чтобы они приняли меры… ну, что там делают во время урагана?
– Эвакуируются, – сухо произнес Адам, – как раз это может и не получиться, даже по воде. Слышите, как ветер шумит? – Он остановился, и Кэсси услышала не только шум ветра, но и стук капель по заколоченным окнам. Начинался дождь.
– Кто не сможет выбраться, пусть уходит под землю, – предложил Крис. – Айда на подземную вечеринку в честь урагана?
– Не смешно, – оборвал его Ник.
– Ладно, тогда давайте скажем людям, чтобы собирались, – сказала Кэсси. – Пусть делают все, что в их силах. А нам нужно побыстрее добраться до Вороньей Слободки…
– Только вместе с Шонушкой, – быстро добавил Адам. – Я его прихвачу, и встретимся у меня. За дело, народ.
Они оставили завтраки несъеденными; конечно, все, кроме Сюзан. Она взяла свой пакетик и поспешила за остальными – в сторону школы.

0

15

14.

Поэтому сейчас вам нужно бежать, – тяжело дыша, ораторствовала Кэсси, обращаясь не только к Салли, но и ко всем, находившимся в этот момент в столовой. – Забудьте о школе, за-будьте обо всем. Бегите. Выбирайтесь отсюда, если вам удастся, а если нет… делайте что угодно, чтобы защититься, – она остановилась. – Поверьте мне, я говорю правду. Салли, скажи им.
Ржавоволосая девушка все это время недоверчиво косилась на Кэсси; она крепко сидела на стуле, чтобы, не дай бог, ненароком не сорваться и не поддержать эту возмутительницу спокойствия. Так она продержалась еще несколько мгновений, потом кивнула, будто достигнув согласия с самой собой, поглубже вздохнула для храбрости и поднялась со спасительного стула.
– Все слышали? – произнесла она пронзительно и безапелляционно. – К нам идет ураган. Расскажите другим, а они пусть расскажут тем, кто еще не знает. Давайте, пошевеливайтесь.
Поднялся паренек:
– Я вчера по телику видел, что шторм к нам и близко не подойдет. Откуда ей знать…
– Она ведьма, идиот, – взвизгнула Салли. – Ты хочешь сказать, что ведьмы ничего в этих делах не смыслят? Да они от рождения знают о природе больше, чем ты когда-нибудь сможешь допереть своим скудным умишком! Давайте, поторапливайтесь!
– Салли, ты в своем уме? – Со стороны двери, ведущей в заднюю комнату, раздался тон-кий, злобный голосок. На пороге стояла Порция с группой учеников. Ее лицо побелело от зло-сти. – Ты же дежурная…
– Больше не дежурная! Я сказала, вставайте скорее!
– Это полностью противоречит правилам! Я все мистеру Брунсвику расскажу…
– Вали, красотуля, – заорала в ответ неуемная Салли. – Если найдешь его! Я последний раз повторяю, народ, живо поднимайте задницы! Вы кого будете слушать – ее или меня?
Дежурные, стоявшие за спиной Порции, помялись секунду-другую, а потом так же, всей гурьбой, хлынули вперед, за узкую спину нового начальника.
Порция неловко отступила, чтобы не быть снесенной толпой, и в итоге осталась одна. Кэс-си бросила на нее последний взгляд и увидела несгибаемую, разъяренную и бесконечно одино-кую девушку.
Салли выкрикивала указания работникам столовой, и Кэсси решила, что ее миссия выпол-нена. Но, дойдя до двери, она непроизвольно обернулась и бросила взгляд на ржавоволосую де-вушку; Салли в это мгновение тоже обернулась и посмотрела на нее.
– Вы справитесь? – спросила прирожденная командирша. Кэсси понимала, что вопрос ка-сался всех членов Круга:
– Да.
– Хорошо. Удачи.
– И тебе того же. До свидания, Салли.
«До блестящего культурного обмена мы пока не дотянули», – размышляла Кэсси, выбегая на парковку к ожидавшей ее Диане. Но это хотя бы перемирие, перемирие ведьм и чужаков. И даже чуть больше, чем просто перемирие.
«А теперь, – продолжила она внутренний диалог, – я должна всех их выкинуть из головы – всех чужаков. Салли позаботится о своем народе, мы же должны позаботиться о нашем».
Дождь лил как из ведра и, похоже, усиливался с каждой минутой. Когда они припаркова-лись у дома Адама, машину чуть не снесло сильным порывом ветра. Прямо за ними подъехал джип хозяина дома.
– Шон с ними, – оглянувшись, сказала Кэсси и вместе с Дианой поспешила на помощь друзьям.
Ник с Дагом удерживали паренька на заднем сиденье. Теперь они вывели его из машины и проводили в дом, как арестанта, так же, как братья Порции конвоировали Кэсси в лесную чащу. Выглядело это довольно нелепо: Шон казался таким мелким! Но потом девушка заглянула в бле-стящие юркие черные глазки.
– Надо быстрее снять с него гематит, – сказала она.
Ник задрал свитер Шона: поясок с гравировкой был тут как тут. Адам расстегнул его и бросил на пол; ремень упал, словно дохлая змея.
– Где другой камень? – рявкнул он.
Шон дрался как лев, тяжело дыша и дико озираясь. Парням пришлось держать его втроем, и, если бы Крис, Дебора и Лорел не подоспели вовремя, кто знает, может, он и вырвался бы. Со-вместными усилиями им удалось сорвать с коротышки свитер и рубашку. Под ними, там, где прочие члены Круга носили аметисты, у Шона на груди висел маленький кожаный мешочек. Адам осторожно раскрыл его, и из мешочка вывалился гематит.
– Вор! – заорала Дебора, потрясая кулаком перед лицом Шона. Все еще не отошедший от драки парень уставился на нее в абсолютном непонимании и в полнейшем ужасе.
– Он, скорее всего, даже не подозревал, что носит его, – встряла Мелани. – Он находился под влиянием Черного Джона с самого начала. Кто-нибудь, заберите уже наконец эту гадость и заройте ее. Лорел, травяная ванна готова?
– Готова! – донесся из ванной крик цветочницы. Оттуда же послышался шум текущей во-ды. – Тащите его сюда!
Круг распланировал ритуал очищения Шона заранее, еще когда они впервые узнали о том, что Черный Джон пользуется его оболочкой, и каждый прекрасно знал свое место в этом процессе. Парни потащили Шона в ванную, где их ожидала Лорел.
– Мне наплевать, голый он или одетый, – услышала Кэсси крик девушки-эльфа. – Просто запихните его, и все.
Дебора подцепила совком гематит и пошла зарывать его куда подальше. Диана тем време-нем быстро провела обряд над травяным амулетом, добытым ею из недр рюкзака. Она зарядила холщовый мешочек силой Земли, Воды, Огня и Воздуха, посыпала его солью, сбрызнула водой, дохнула на него и пронесла над зажженной свечой, которая терпеливо дожидалась своего часа на кофейном столике.
– Хорошо, с этим покончили, – сказала она. – Мелани, как у тебя дела?
Сероглазая оторвалась от выкладывания на полу круга из белых камней:
– У меня тоже все готово. После нашей спа-тера-пии он станет таким чистым, что мы его не узнаем.
Кэсси хотелось кое-что проверить в Книге Теней, но сейчас имелись дела поважнее.
– Мы должны предупредить всех родственников, – сказала она. – Тех, кто дома, кто не на работе. Кто этим займется?
– Я домой схожу, – откликнулся Крис. – Мои родители дома.
– Мои на работе, – сказала Дебора.
– Остается только мама Фэй, – произнесла Диана.
– Лучше я ей скажу, – предложила Сюзан, в очередной раз удивив Кэсси. – Она меня знает и, может, скорее поверит.
– Надо предупредить старух, – сказала Кэсси. – Я имею в виду, – быстро поправилась она, – бабушку Адама, бабулю Квинси и тетю Констанс.
– Они у нас дома: с утра уже, – сказала Мелани. – Вроде колдуют над твоей мамой, Кэсси. Но я не могу бросить этот круг.
– Я схожу, – вызвалась Кэсси.
Диана светло улыбнулась:
– Я думаю, «старухи», Кэсси, – самое что ни на есть подходящее для них название, – сказа-ла она. – Во-первых, они и есть старухи, а во-вторых, бабуля Квинси, я уверена, гордилась бы званием старухи в нашем шабаше.
«И моя бабуля бы тоже гордилась, сто процентов», – подумала Кэсси, в прямом смысле выныривая на улицу.
На улице странно пахло: так пахнет во время отлива – гниением и упадком. Кэсси подбе-жала к краю утеса, решив пойти к дому Мелани огородами – вдоль обрыва.
Океан встретил ее темным диким простором. Вода казалась какой-то мутно-маслянистой, будто синий, зеленый и серый перемешались и образовали новый цвет – глинистый. Ветер носил по воздуху частички пены, белая пыль заполнила собой все пространство.
Облака тоже не отставали от моря: они приняли совершенно невероятные формы и посто-янно преображались, будто залитые в гончарный круг невидимого, но всемогущего мастера. Дождь хлестал Кэсси в лицо. В целом сцена производила первобытно-диковинное впечатление.
На стук в дверь дома номер четыре никто не отозвался. Но это Кэсси не удивило: возмож-но, из-за воя ветра и шума дождя стука не услышали.
– Тетя Констанс, – позвала она, приоткрывая дверь и заглядывая внутрь. – Здравствуйте! Это Кэсси!
Она направилась в гостевую спальню, но, не пройдя и трех шагов, виновато вернулась к порогу и обтерла о коврик свои испачканные песком и грязью кроссовки. Конечно, она все равно запачкала идеально чистый, до блеска отполированный пол. Сквозь приоткрытую дверь из комнаты ее матери струился поток мерцающего сияния.
– Здравствуйте… Господи боже мой! – Кэсси просунула в щель голову и обмерла. Комната ярко освещалась мириадами белых свечей. Кровать обступили три женщины настолько фанта-стической наружности, что сначала девушка даже не узнала их.
Одна – высокая и худая, как жердь, другая – маленькая и пухленькая, как пампушка, а тре-тья – крохотная и хрупкая, как старинная фарфоровая куколка. У всех были длинные волосы: у высокой они ниспадали длинными черными прядями – длиннее, чем у Дианы; у пухленькой ло-жились на плечи нечесаными серебряно-серыми космами; а у крохотной невесомо и бело, как пух одуванчика, парили в воздухе. И главное, эти женщины были голыми.
Кэсси захлопала глазами:
– Тетя Констанс?! – воскликнула она, обращаясь к женщине с длинными черными волоса-ми, не веря собственным глазам.
– А ты думала, кто? – резко ответила тетка Мелани, нахмурив тщательно выщипанные брови. – Леди Годива? Теперь уходи, дитя, мы заняты.
– Не будь к ней так сурова, – проговорила пампушка, в которой Кэсси признала бабушку Адама. Она без тени стеснения улыбнулась девушке.
– Мы пытаемся помочь твоей матери, – объяснила крохотная фигурка, естественно оказав-шаяся бабулей Квинси. – Понимаешь, этот ритуал совершается в обнаженном виде. Конечно, у Констанс имелись на сей счет свои соображения, но мы ее уговорили.
– И теперь мы не можем терять ни минуты, – нетерпеливо заявила тетя Констанс, указывая на деревянную чашу, которая была у нее в руке.
Бабуля Квинси держала пучок травы, а бабушка Адама – серебряный колокольчик. Кэсси взглянула на кровать, где лежала ее мама, все такая же безжизненная. Вероятно, из-за освещения все выглядело по-новому: и мамино лицо, и три пожилые дамы.
– Просто надвигается ураган, – сказала Кэсси. – Я потому и здесь. Я пришла предупредить вас.
Женщины обменялись взглядами.
– Что ж, коль это случится, спасения не будет, – вздохнула бабушка Адама.
– Но…
– Милая, твою маму нельзя перевозить, – твердо ответила бабуля Квинси. – Поэтому ты иди и делай что должно, а мы постараемся защитить ее здесь.
– Мы собираемся сразиться с Черным Джоном, – сказала Кэсси.
Возникла пауза, казалось, ее заявление повисло в воздухе; старушки посмотрели друг на друга.
Тетя Констанс уже открыла рот, нахмурилась, но бабуля Квинси прервала ее:
– Больше это сделать некому, Констанс. Им придется сражаться.
– Если так, то будьте осторожны. Скажи Мелани… и остальным… чтобы были осторож-ны, – произнесла тетя Констанс.
– И держитесь вместе. Пока вы вместе, у вас есть шанс, – добавила бабушка Адама.
И все. Женщины отвернулись обратно к кровати. Кэсси постояла еще мгновение, любуясь свечами: они были такими белыми, а их пламя еще белее, белее белого; оно было бело-золотистым, как волосы Дианы… А по потолку и стенам гуляли призрачные тени. Потом она вышла; на прощание пламя свечей разразилось бешеным танцем, а три старых карги воздели ру-ки к небу и тоже начали танцевать. Мягко позвякивал серебряный колокольчик.
В комнате ветра будто не существовало. Зато он гулял по дому: везде за пределами спальни для гостей было холодно и шумно, а тусклый свет, проникающий через окна, казался серым и зимним. Кэсси захотелось вернуться в золотую комнату и спрятаться там, Но она не могла.
Ветер гнал ее всю дорогу от дома номер четыре до дома номер девять.
Она пришла последней. В гостиной Адама все уже расселись вокруг незадачливого Шона, которого поместили в центр круга, сложенного из кристаллов кварца. Парень порозовел, будто подвергся глубокой косметической чистке; его влажные волосы торчали колючками в разные стороны; одежда была слегка не по размеру. «Наверное, это вещи Адама», – решила Кэсси. На шее Шона висел холщовый мешочек с травами – талисман, приготовленный Дианой. Парень выглядел растерянным, испуганным, но удрать не пытался.
– Ну что? Они там? Ты их нашла? – спросила у Кэсси Диана.
Девушка кивнула. Она решила не рассказывать, в каком виде она их нашла: не была увере-на, что Мела-ни с Адамом и Лорел обрадуются, узнав, что их престарелые родственницы танцу-ют голышом у кровати больной. Они могут разволноваться, решить, что там что-то не так; могут не оценить идеи золотого света.
– Они просили передать, что останутся там, – вычленила главное Кэсси. – Бабуля Квинси сказала, что мою маму нельзя перевозить, и что они пытаются ей помочь. Сказали, чтобы мы были осторожны, а бабушка Адама наказала, чтобы мы держались вместе.
– Хороший совет, – произнес Адам, взглянув на Шона. – Мы тут как раз подошли к обсуж-дению данного вопроса. Так мы вместе или нет?
– Мы пробовали задавать вопросы об убийствах, – Лорел тихо вводила Кэсси в курс де-ла, – но он ничегошеньки не помнит, не понимает, о чем мы. Нам пришлось доказывать на при-мерах, что это не шутка. Он поверил, но до смерти испугался.
– У тебя есть выбор, Шон, – говорил Адам. – Можешь остаться с нами или провести оста-ток дня на чердаке – от греха подальше.
– Или, – мягко предложила Диана, – можешь отправляться к нему, к Черному Джону. Это его право, – спешно добавила она, услышав гул протеста. – Он сам должен принять решение.
Испуганные глаза Шона бешено заметались по комнате. Кэсси стало жаль парня: он сидел в центре, а все на него смотрели. И ждали. Когда он заговорил, голос его прозвучал пискляво, но твердо:
– Я остаюсь с вами, ребята.
– Молодец, – одобрила Лорел, а Дебора от души хлопнула его по спине так, что беднягу чуть не перевернуло.
Хендерсоны промолчали, лишь взглянули на него своими дикими сине-зелеными глазами, и Кэсси почувствовала, что, наверное, они никогда не простят ему смерти Кори, хотя формально он и не был в ней виноват. Зато, пусть ненадолго, пусть только на сейчас, Круг был в сборе.
Не хватало лишь…
Кэсси посмотрела на Адама, и оба одновременно посмотрели на Диану. Златовласка кив-нула.
– Время пришло, – проговорила она. – Последний шанс Фэй, будем надеяться, она им вос-пользуется.
Кэсси не слишком надеялась на успех, но вынула трубку из-под груды чистого белья, хао-тично разбросанного по дивану.
– Кто-нибудь знает номер ее пейджера? Диана прочла цифры, записанные на обрывке газе-ты.
– После гудка нажми решетку и потом набери номер Адама, – проинструктировала она Кэсси.
Девушка в точности выполнила все инструкции и повесила трубку. Они ждали. Ничего не происходило.
– Она не сможет сразу перезвонить: нужно дать ей время, – говорила Диана.
Они ждали. Дождь бил по окнам, ветер завывал в трубе.
– Разве нам не нужно как-нибудь приготовиться? Ну, не знаю, заколотить окна досками или что-нибудь подобное? – поинтересовалась Кэсси.
– В обычной ситуации мы бы, конечно, так и поступили. Вывесили бы штормовые жалюзи, связали бы весь этот хлам, – ответил Адам. – Но если по нам ударит этот ураган, то поминай как звали, поэтому особого смысла я не вижу.
Они ждали.
– Еще раз набери, – попросила Диана, и Кэсси еще раз оставила сообщение.
– Ее мама говорит, Фэй, как утром из дома ушла, так и не появлялась, – сказала Сюзан. – Интересно, где они с Черным Джоном шляются?
Кэсси это тоже было чрезвычайно интересно. Но, где бы они ни были, на пейджер Фэй не отвечала.
– По-моему, – в конце концов заявила Кэсси, – мы лишились вожака шабаша. Я, конечно, собиралась свериться с Книгой Теней, но думаю, Мелани, это лишнее, ты наверняка и так зна-ешь. Нет ли там пункта, разрешающего в экстренной ситуации выбирать нового главу?
Мелани слегка улыбнулась, потом кивнула, будто знала, что задумала Кэсси:
– В кризисных ситуациях, – произнесла она, – если все оставшиеся члены шабаша не воз-ражают, разрешается выбирать нового лидера.
По Кругу волной прошло оживление: все распрямляли плечи и явно выражали интерес к происходящему.
– Вот это да! – сказала Лорел. – Какая отличная идея!
– Особенно учитывая, что Инструменты Мастера у нас, – добавил Адам.
– Так давайте же скорей приступим, – торопила Дебора.
Кэсси необычайно воодушевилась. Наблюдая за Фэй, рисующей в дорожной пыли круг в ночь Гекаты, она дала себе клятву и теперь с ликованием предвкушала, что сможет сдержать ее. Девушка обещала себе, что Фэй не останется вожаком шабаша, и, глядишь, всего через несколь-ко минут она действительно перестанет им быть.
Кэсси открыла было рот, чтобы радостно произнести: «Я выдвигаю Диану», – но не успела этого сделать, поскольку неожиданно раздался голос подруги.
– Я выдвигаю Кэсси, – ясно произнесла златовласка.
Кэсси ахнула и уставилась на нее, а затем, переведя дух, сказала:
– Что за шутки!
– Это не шутки, – ответила Диана. Затем она развернулась лицом ко всем членам Круга и официальным тоном провозгласила: – Сила Кэсси превышает способности любого из нас, вклю-чая Фэй. Она умеет взывать к элементам: мы видели ее общение с Огнем; она способна переда-вать мысли на расстоянии. Ей снятся вещие сны, и именно она привела нас к Инструментам Мастера. Ее бабушка рассказала, что их семья всегда обладала наиболее ясным предвидением и наибольшей силой. И Кэсси сильная, сильнее меня, и больше подходит для этой битвы. Я выдвигаю Кэсси.
Кэсси оцепенела, но все согласно кивали.
– Да, она довольно крепкая, – подтвердила Дебора, – хотя по виду не скажешь.
– Она от меня собаку отогнала, – вспомнил Крис, проинспектировав при этом свою ногу.
– И она сообразительная, – с гордостью добавила Лорел. Лорел стала первым Кэссиным другом в клубе, конечно, после Дианы. – Она задумывается о вещах, которые большинство про-пускают мимо ушей.
– У нее проскальзывают неплохие идеи, – согласилась Сюзан, глубокомысленно кивая сво-ей рыжеватой головкой.
– Мне она нравится, – робко выступил Шон, все еще окруженный белыми кристаллами. – И она ко мне хорошо относится.
– Парней любит, – хмыкнул Даг и расплылся в своей дикой улыбочке.
А Ник просто сказал:
– Да.
И только тут Кэсси поняла, что друзья не шутят.
– Но я ведь прихожусь Черному Джону… – Она сделала паузу и предприняла еще одну по-пытку: – А тот факт, что Черный Джон мой… – Она никак не могла выговорить это жуткое сло-во.
– Думаю, это как раз сыграет нам на руку, – возразила Мелани, взирая на Кэсси своими вдумчивыми серыми глазами. – Если он действительно не хочет причинить тебе вреда, это мо-жет его немножко… ослабить.
А все знай себе кивали. Кэсси опомнилась и посмотрела на членов Круга. Никому и в голову не приходило, что ей, возможно, слишком страшно вести шабаш на бой против Черного Джона. В глубине души она знала точно, что отдала бы все на свете, лишь бы никогда больше его не видеть; она знала, что не готова. И, положа руку на сердце, не была уверена, что вообще когда-нибудь будет готова.
Но все смотрели на нее: Диана – с искренней верой, Дебора и близнецы – с детской надеж-дой, даже Ник с Мелани поощрительно кивали.
Кэсси посмотрела на Адама.
Сине-серые глаза напоминали океан за окном: они были такие же непроглядные и демони-ческие.
– Ты сможешь, – кратко ответил парень на незаданный вопрос. – Я думаю, для шабаша так будет лучше всего. Не уверен, что так будет лучше для тебя.
Кэсси с облегчением выдохнула. Они верили в нее. Она не имела права обмануть их наде-жды.
– Если только все согласятся, – произнесла она изменившимся голосом.
– Давайте по-простому: все, кто голосуют за то, чтобы лидером стала Кэсси, поднимите руки.
Все руки взметнулись вверх. Диана вскочила:
– Я быстро принесу Инструменты.
Они с Адамом помчались на чердак и через несколько минут вернулись оттуда с бронзо-вым, обшитым кожей сундучком. Все склонились, чтобы посмотреть, что в нем, и по очереди, а то и одновренно разразились междометиями, выражающими восторг и удивление.
– Какие красивые, – произнесла Сюзан, дотрагиваясь до серебряной диадемы идеально на-маникюренным пальчиком.
– Да, красивые, – сказала Диана, расстегивая рюкзак. – Давай, Кэсси, одевайся, – и достала из рюкзака белую тунику, которую всегда надевала на церемонии.
Кэсси почувствовала, что начинает краснеть. Она не сможет… она будет выглядеть как…
– Не беспокойся, в ней не замерзнешь, – сказала Диана и улыбнулась.
– Но… ты же выше меня. Она будет волочиться по полу…
– Я подкоротила ее, – сказала Диана. И потом в наступившей тишине нежно произнесла: – Держи ее, Кэсси.
Кэсси медленно взяла тунику. Она направилась в ванную, все еще немного дымящуюся от банной процедуры, которой подвергли Шона, и надела на себя шелковую тунику, которая сидела на ней идеально.
«Диана все спланировала», – дошло вдруг до Кэсси.
Она очень стеснялась, но решила, что сейчас не время переживать по поводу того, сколько кожи просвечивает сквозь рубашку. Когда она, наконец, вернулась в комнату, Крис и Даг, есте-ственно, присвистнули.
– Заткнитесь, дурни, все очень серьезно, – отругала их Лорел.
– Ей бы тоже неплохо посидеть в круге белых кристаллов, – предложила Мелани. – Шон, хватит, выметайся.
Чувствовалось, Шон испытал колоссальное облегчение. Он вышел, Кэсси вошла. Наступи-ла тишина.
– Я заклинаю тебя трудиться на благо Круга, не приносить никому вреда, быть верной ему. Водой, Огнем, Землей и Воздухом, веди нас путем мира и доброй воли, – произнесла Диана. Кэсси понимала, что имеет возможность насладиться священной частью церемонии, которая по-чему-то миновала Фэй, когда ту выбрали в вожаки шабаша.
– Послушайте, но это же временно, правда?.. – начала она.
– Шшш, – остановила ее Лорел, опускаясь на колени. Кэсси почувствовала, как к ее ноге прямо над правым коленом прикрепили что-то мягкое. Она опустила глаза и увидела, что Лорел застегивает зеленую кожаную подвязку.
Она вдруг ощутила, как по всему предплечью разлилась прохлада, и, обернувшись, обна-ружила, что Мелани защелкнула на ней серебряный браслет. Он оказался на удивление тяжелым: такой не потеряешь.
– Взгляни на меня, – попросила Диана.
И Кэсси взглянула. В руках златовласка держала диадему, будто сотканную из тончайшего серебряного кружева; венчал эту красоту полумесяц. Кэсси отследила, как диадема удобно уг-нездилась в ее волосах – мягко, но плотно. И потом по всему телу: от серебра застежек в подвяз-ке до серебра браслета, а оттуда до серебра венца – прошла трепетная волна тепла. И жизни.
«Вот они – настоящие Инструменты. Не какие-то там имитации, – подумала героиня. – Они обладают истинной силой».
И вдруг она ощутила, что может этой силой управлять. Инструменты вошли в нее, напол-нили девушку новой энергией. Она ведьма из семьи могущественных ведьм, и она лидер этого шабаша.
– Ладно, – сказала Кэсси, выйдя из кольца камней и направившись к рюкзаку за Книгой Теней. Ее уже совсем не волновало, как она выглядит; она знала, что выглядит хорошо, но это теперь не имело ровно никакого значения. У них оставалось немножко времени, и ей хотелось использовать его с толком.
– Хорошо, раз мы все равно ждем, давайте пробежимся по Книгам Теней: бабушка завещала, чтобы я тщательно изучила нашу книгу, да и это в любом случае полезнее, чем бездействие, – предложила она. – Если хотите, мы будем читать вслух по очереди, пока не стемнеет: он все равно раньше не начнет.
– Уверена? – недоверчиво спросила Мелани.
– Да, – ответила Кэсси, она не понимала, откуда черпает знание, но знала. Ее бабушка называла это Видением, но в случае Кэсси это скорее являлось Голосом… внутренним, глубинным голосом. Она уже достаточно пережила, чтобы понимать, что к нему нужно прислушиваться.
Никто не спорил. Те, у кого были Книги Теней, полезли за ними. За окном страшно выл ветер.

0

16

15

Около четырех отключили электричество. В доме стало холодать. Они зажгли свечи и продолжили чтение.
– «Для защиты от Огня и Воды», – прочитала Кэсси. Но Мелани сказала, что знает описанное заклинание, и оно не может побороть ураган.
– Смотрите, тут есть пункт «Как изгнать страх и злые эмоции», – зачитала Диана из своей Книги. – «При свете луны, / Когда солнце сияет, / Пусть темные мысли / Навсегда улетают». Какая свежая идея!
Они продолжали. Заклинание на излечение больного ребенка. Амулет для привлечения Сил. Три заклинания, чтобы привязать любимого. Поднять бурю. «Нет, это нам как раз не требуется», – кисло подумала Кэсси. Потом пошло опять про кристаллы: говорилось о том, что, чем больше кристалл, тем больше в нем скапливалось продуктивной энергии. Заклинание на отвод зла Кэсси прочитала вслух, но так и не поняла: «Разбуди силу, присущую лишь тебе, воззвав к ее элементам или к тем символам природы, которые тебе больше по сердцу. Эти силы проведут тебя через зло: силы солнца, луны, звезд и всего земного».
Она еще раз перечитала абзац:
– Я все равно не понимаю.
– Думаю, имеется в виду, что мы, ведьмы, можем обращаться к природе, к вещам, олице-творяющим добро, для того чтобы сразиться со злом, – предположила Мелани.
– Да, но как к ним обратиться? – спросила Кэсси. – И как они поведут себя, если мы к ним обратимся?
На эти вопросы Мелани затруднялась ответить.
Темнело. Серый дневной свет за окнами становился все тусклее и в конце концов совсем погас. Ветер терзал ставни и дребезжал оконными стеклами. Дождь все усиливался.
– Как думаете, с чего он начнет? – спросила Сюзан.
– С чего-нибудь неприятного, – ответила Лорел. Кэсси гордилась друзьями. Они боялись: она знала их достаточно хорошо, чтобы понимать, что за безбашенностью Деборы и сдержанно-стью Мелани скрывался страх, но никто не бежал и не опускал руки. Даг травил анекдоты, один пошлее другого, а Крис мастерил бумажные самолетики. Ник сидел напряженно и тихо, а Адам не снимал наушников плеера – следил за новостями.
В шесть шторм как выключили.
Кэсси, уже привыкшая к барабанной дроби ливня и завываниям ветра, вдруг ощутила пус-тоту. Она посмотрела на ребят и поняла, что те тоже насторожились.
– Не может быть, чтобы он кончился, – высказалась Сюзан. – Если только, конечно, не прошел мимо.
– Ураган все еще над океаном, – оторвавшись от радио, прокомментировал Адам. – По прогнозам, он ударит по побережью примерно через час. Это просто затишье перед бурей.
– Кэсси? – обратилась к подруге Диана.
– По-моему, он начинает, – произнесла девушка, стараясь сохранять спокойствие. И вдруг все тело свело судорогой; она почувствовала невероятное напряжение.
«Кассандра».
В голове опять звучал его голос. Она взглянула на ребят и поняла, что они тоже услышали.
«Веди шабаш в конец Вороньей Слободки, к дому номер тринадцать. Кассандра, я жду вас».
Героиня вцепилась дрожащими пальцами в лежащее возле нее распакованное белье. Она вошла в контакт с Инструментами Мастера, настроилась на их тепло. Потом толкнула сознание и сформулировала ответ:
«Мы идем. Передай привет Фэй». Девушка перевела дух. Даг умилялся, глядя на нее.
– Крута, – похвалил белобрысый.
Пустая бравада, конечно, но на душе полегчало. Она незаметно вытерла потные ладошки о чистое белье и сказала:
– Пошли.

Диана оказалась права: в символах вожака и в легкой тунике Кэсси совсем не чувствовала холода. Небо прояснилось, и на землю опустился небывалый покой, нарушаемый только шумом волн. «Конечно, затишье перед бурей», – подумала Кэсси. Обманное затишье: в любой момент оно могло разразиться безумием.
Мелани указала на небо.
Кэсси стало страшно.
Луна выглядела как полумесяц, как серебряный диск, часть которого скрылась за облака-ми. Но это был не более чем спецэффект. На самом деле луна была полной, просто ее перекрыло, заслонило чем-то большим. Девушка наблюдала за тем, как весь белый свет погружается во мрак.
Ей показалось, что она уловила движение тени, пытающейся захватить их добрую белую луну.
– Пошли, – повторила девушка, обращаясь к своему шабашу.
И они пошли. Вверх по мокрой улице в сторону утеса. Миновали дом Сюзан с греческими колоннами, серым массивом возвышающийся в угасающем свете луны. Прошли дом Шона, не менее мрачный и темный. Вдоль обочин дороги неслись потоки воды, бурные, словно горные речки.
Наконец они подошли к пустырю, оставшемуся от дома номер тринадцать по улице Во-роньей Слободки.
Тут ничего не изменилось со времени Хеллоуина, когда они так экстравагантно отметили праздник, вызвав дух Черного Джона. Здесь было так же голо, пустынно, заброшенно. И без-людно – их никто не ждал.
– Это что, шутка? – жестко спросил Ник.
Кэсси неуверенно покачала головой. Тонюсенький голосок внутри помалкивал. Она по-смотрела на луну, висящую к востоку от них, и оторопела.
Луна существенно уменьшилась – это было заметно невооруженным глазом. Месяц пре-вратился в полупрозрачный ломтик дыни. Неотвратимо наступающая тень из черно-серой стала уныло-коричневой.
– До полного затмения осталось десять минут, – сказала Мелани.
– А до момента, когда ураган достигнет побережья, полчаса, – сказал Адам.
Начинал поддувать легкий ветерок. Кэссины ноги, обутые в белые Дианины туфли, на-сквозь промокли.
Круг замер в растерянности. Кэсси слушала, как внизу ударяются об утес волны. Ее чувст-ва были напряжены, они ждали сигнала, но он не поступал. Минуты тянулись, как часы, а вместе с ними натягивались Кэссины нервы.
– Смотрите, – прошептала Диана. Кэсси опять взглянула на луну.
Скучная коричневая тень как раз заглатывала последний кусочек света. Кэсси посмотрела, как он исчез, – словно погасла, мигнув на прощание, свечка. Потом девушка ахнула.
Она сделала это непроизвольно и сразу же устыдилась собственной слабости; однако никто ее не осудил – все ахнули вместе с ней. Это случилось из-за того, что луна не просто исчезла в тускло-коричневой темноте, как в новолуние. Нет, спрятавшись за тенью, она налилась красным, глубоким жутковатым бурым цветом, цветом несвежей крови.
И засияла – недобро, по-неземному, затлела, как уголек в камине.
Кто-то поперхнулся, Шон оглушительно взвизгнул.
Кэсси обернулась и обомлела: на пустыре происходило нечто невероятное. Непонятно от-куда появилась прямоугольная конструкция, которая росла с каждой секундой. Девушка уже ви-дела крутой скат крыши, плоскую дранку стен, маленькие, асимметрично разбросанные окна. Дверь из тяжелого бруса. Все как в старом крыле бабушкиного дома. Все как в 1693 году.
От дома шло тусклое сияние, такое же, как от кроваво-красной луны.
– Он что, настоящий? – прошептала Дебора. Кэсси понадобился секундный тайм-аут на об-ретение дара речи.
– Сейчас – да, – ответила она. – На эти несколько минут он настоящий.
– Какой страшный, – прошептала Лорел. Кэсси знала, что переживает подруга; она знала,
что чувствует шабаш. Дом нес то же зло, что и череп. Он выглядел искореженным и иска-женным, пугающе-фантасмагоричным, будто явившимся из ночного кошмара. Всех охватил ин-стинктивный ужас. Кэсси слышала, как тяжело дышали смельчаки Крис с Датой.
– Не подходите близко, – скомандовал Ник. – Держитесь подальше, пока не выйдет хо-зяин.
– Не беспокойся, – заверила его Дебора. – Никто и не собирался.
И тут Кэсси услышала.
Услышала внутренний голос, молчавший еще мгновение назад. Теперь он давал ей четкие указания, что и как делать. Единственное, чего он не сообщил, это где взять храбрость, чтобы совершить указанное.
Девушка оглянулась назад. На клуб. На Круг. На друзей.
С самого начала, с момента инициации, она благодарила Бога за то, что они вместе. Она могла на них положиться; она рыдала на плече Дианы, когда ей было тяжело, и цеплялась за Ни-ка с Адамом, когда нуждалась в них. Но то, что ей предстояло сделать сейчас, она должна была сделать сама. Ни Ник, ни Адам, ни даже Диана не могли ей в этом помочь.
– Я пойду одна, – подумала девушка.
По реакции друзей она поняла, что подумала вслух. Сначала все уставились на нее, а потом запротестовали.
– Не сходи с ума, Кэсси. Это его территория, тебе туда нельзя, – проговорила Дебора.
– Черт знает что там может произойти. Пусть сам выходит, – сказал Ник.
– Слишком опасно. Мы не отпустим тебя одну, – отрезал Адам.
Кэсси посмотрела на него с упреком: ведь это он сказал, что руководство шабашем может обернуться для нее опасностью; раз предвидел, значит, должен понимать, должен верить. Ко-нечно, идти туда опасно, но нужно. Черный Джон – Джон Блейк – Джек Брунсвик вызвал ее и ждет теперь внутри. И ей нужно идти.
– Послушайте, если вы не собирались меня слушать, зачем выбрали вожаком? – резонно спросила девушка. – Я говорю, что он ждет именно этого. Он сам не выйдет. Он хочет, чтобы я вошла к нему.
– Неужели обязательно это делать?! – В голосе Криса звучала почти мольба.
Молчала только Диана. Губы ее дрожали, слезы повисли на ресницах. К ней Кэсси и обра-тилась.
– Обязательно, – сказала она.
И Диана, которая понимала, что значит быть вождем шабаша, кивнула.
Кэсси отвернулась, чтобы не видеть слез подруги.
– Оставайтесь здесь, – наказала она, – и ждите, пока я не выйду. Со мной все будет в по-рядке: на мне Инструменты Мастера, вы забыли, что ли? – и направилась к дому. Деревянная массивная дверь пестрела составленными из гвоздей узорами в виде алмазов и воронок. Они были такие красные краснее, чем дерево вокруг, – что казались раскаленными. Кэсси с опаской взялась за металлическую дверную ручку, но та оказалась на удивление холодной и твердой. Дверь перед ней распахнулась, и она вошла. Внутри все немного плыло и напоминало краснова-тую голограмму, но на поверку оказывалось вполне реальным. Кухня сильно смахивала на ба-бушкину и пустовала. С гостиной такая же история. Из заднего угла наверх шла узкая винтовая лестница.
Поднимаясь по ступенькам, Кэсси неожиданно развеселилась при виде бессмысленно-тусклой настенной лампы. Она давала лишь чуточку больше холодного мертвенно-красного све-та, чем излучал сам дом. Лестница оказалась крутой, и девушка запыхалась, добравшись до вер-ха.
В первой спальне было пусто. Во второй тоже. Осталась только большая комната, распо-ложенная над кухней.
Кэсси без колебаний направилась к ней. Уже с порога она заметила, что красное марево здесь было сильнее, оно могло сравниться по интенсивности с сиянием затемненной луны. Де-вушка вошла в комнату.
В центре стоял он – такой высокий, что голова почти касалась наклонного потолка. Он ис-торгал потоки чистого зла. Его лицо сияло триумфом и жестокостью, и под кожей Кэсси чуди-лись очертания кристаллического черепа.
Кэсси остановилась и посмотрела на него.
– Отец, – произнесла она, – я пришла.
– Со своим шабашем, – сказал он. – Я горжусь тобой, – он протянул ей руку, но она не приняла ее. – Как ты удачно заманила их сюда, – продолжил он. – Я рад, что им хватило ума признать тебя лидером.
– Это всего лишь временно, – сказала Кэсси.
Черный Джон улыбнулся. Глаза его остановились на Инструментах Мастера.
– Тебе они к лицу, – проговорил он.
Кэсси почувствовала первые признаки паники: клубок в животе начинал разрастаться. Все шло по его плану, не нужно было увеличительного стекла, чтобы рассмотреть, что он задумал. Она пришла к нему сама, с Инструментами, которых он так жаждал, пришла на его территорию, в его дом. И она его боялась.
– Не нужно бояться, Кассандра, – сказал он. – Я не хочу причинять тебе боль. Зачем нам ссориться? У нас ведь одна цель – объединить шабаш.
– Цели у нас разные.
– Ты же моя дочь.
– Но я не часть тебя! – закричала Кэсси.
Он играл на ее эмоциях, выискивая слабости. А ураган с каждой минутой приближался к суше. Кэсси отчаянно пыталась отвлечься и вдруг заметила за гигантом чью-то фигуру.
– Фэй, – сказала она, – я не приметила тебя в его тени.
Фэй в негодовании выступила вперед. На ней была черная шелковая туника, контрасти-рующая с белым одеянием Кэсси, и ее собственная диадема, браслет и подвязка. Она гордо вздернула голову и направила на Кэсси тлеющий огонь золотистых глаз.
– Мои королевы, – с любовью произнес Черный Джон и улыбнулся. – Темная и светлая. Вы станете вместе управлять шабашем…
– А ты будешь управлять нами? – резко спросила Кэсси.
Черный Джон опять улыбнулся:
– Мудра та женщина, которая умеет вовремя подчиниться мужчине.
Фэй не улыбнулась. Кэсси исподволь наблюдала за ней.
Черный Джон, похоже, не заметил этого.
– Хочешь, чтобы я остановил ураган? – спросил он у дочери.
– Конечно, – наконец-то они подошли к тому, зачем она пришла: она хотела выслушать его условия. И постараться найти его слабое место. Девушка выжидала.
– Тогда тебе нужно всего лишь дать клятву. На крови, Кассандра, но это для тебя не в но-винку.
Он протянул Фэй руку, не глядя в ее сторону. Черногривая немного поглазела на его ла-донь, потом достала из-за подвязки кинжал. Нож с черной рукояткой, который она использовала для вычерчивания кругов во время церемоний. Черный Джон поднял его и полоснул себя по ла-дони. Темно-красная кровь засочилась из раны.
«Как Адам, – пришла в голову Кэсси дикая мысль, и ее сердце забилось сильнее. – Когда мы с ним клятву давали».
Гигант протянул кинжал Кэсси. Поскольку она даже не шелохнулась, он протянул его Фэй со словами: «Дай ей нож».
Фэй взяла кинжал и передала его Кэсси. Пальцы девушки медленно обхватили рукоятку. Фэй отступила обратно к Черному Джону.
– Всего лишь капелька крови, Кассандра. Поклянись, что будешь мне подчиняться, и я от-пущу ураган, сделаю так, что он, не причинив вреда, вернется к себе домой, в море. А мы с тобой начнем царствовать – ты и я.
Клинок в руках Кэсси предательски дрожал, пульс учащался. Она уже знала, что делать, но ей требовалось время, чтобы решиться на это.
– Как ты убил Джеффри? – спросила она. – И за что?
Исполин на мгновение опешил, но быстро пришел в себя:
– Я сделал так, что он на секунду присел; а убил я его для того, чтобы породить раскол ме-жду ведьмами и чужаками, – произнес он и улыбнулся. – И чтоб неповадно было: мне не понра-вилось, что он уделяет внимание моей дочери. Он был не из наших, Кассандра.
Кэсси мечтала, чтобы «мистера Брунсвика» сейчас увидела Порция.
– Почему ты выбрал Шона? – спросила она.
– Потому что он слабак, который и так носит камни, на которые мне легко воздейство-вать, – ответил он. – К чему столько вопросов? Ты разве не понимаешь…
Здесь он прервался и молниеносно метнулся в сторону. Примерно на середине реплики Черного Джона его кровная дочь бросила в него кинжал. Никогда в жизни Кэсси не кидала но-жей, но, видимо, кто-то из предков, носивших Инструменты Мастера, кидал, потому что браслет будто направлял ее правую руку, а клинок летел чин по чину прямо Черному Джону в сердце. Но папаша оказался очень проворным. Он перехватил кинжал в воздухе, поймал его прямо за лезвие и теперь стоял с ножом в руке, глядя на дочь.
– Кассандра, тебе не пристало так себя вести, – произнес он. – Особенно с отцом. Ты меня разозлила.
Слово «разозлила» не вполне отражало ситуацию; его голос стал холодным, как смерть, и таким же отвратительным. Можно сказать, что до этого Кэсси ничего не знала о страхе. Настоя-щий ужас объял только теперь. У девушки затряслись колени, а от ударов ее сердца затрясся да-же потолок.
Черный Джон швырнул кинжал обратно; нож воткнулся в пол прямо у ног Кэсси и завиб-рировал.
– Ураган уже близко, – напомнил Джон. – У тебя нет выбора и никогда не было. Приноси клятву, Кассандра. Клянись!
«Мне страшно, – подумала Кэсси. – Господи, как страшно…» На ней были Инструменты Мастера, но она не имела ни малейшего понятия, как их использовать.
– Я твой отец. Делай, как я велю тебе.
«Если б только знать, как их использовать».
– У тебя нет сил, чтобы противостоять мне!
– Есть, – прошептала Кэсси. В ее сознании нежданно отворилась дверь, сквозь которую по-лился серебряный свет. Будто луна вышла из тени и озарила все вокруг. Девушка вдруг поняла смысл заклинания на отвод зла. «Пробуди силы, которые присущи только тебе… эти силы побе-дят любое зло».
Она почувствовала, будто за нею выстроился длинный ряд ведьм. Она всего лишь завершала этот ряд, являясь одной из многих, но все их знания принадлежали ей. Их знания и сила. К устам подобрались слова.
– Сила луны есть у меня над тобой, – дрожащим голосом произнесла она.
Черный Джон уставился на нее и слегка отшатнулся.
– Сила луны есть у меня над тобой, – повторила Кэсси, уже более уверенно. – Сила солнца есть у меня над тобой.
Черный Джон отступил.
Кэсси сделала шаг вперед, ожидая появления следующих строк. Они пришли, но не она произнесла их. За нее это сделал голос, прозвучавший из-за спины:
– Сила звезд есть у меня над тобой. Сила планет есть у меня над тобой.
Диана, это была Диана, ее светлые волосы колыхались, будто от легкого ветерка. Она по-дошла и встала за Кэсси, горделивая, тонкая и звонкая, как серебряная шпага. Сердце Кэсси раз-рывалось от счастья: никогда в жизни она не испытывала такой радости от того, что кто-то пре-небрег ее указаниями.
– Сила приливов есть у меня над тобой. Сила дождя есть у меня над тобой, – произнес Адам. Он встал рядом с Дианой; в красном свечении его волосы переливались, как огонь, как драгоценные рубины.
За ним стояла Дебора; ее темные волосы разметались по тонкому лицу, свирепому от страшной сосредоточенности:
– Сила ветра есть у меня над тобой, – провозгласила она.
Вперед выступил Ник, его глаза были наполнены холодом и гневом:
– Сила льда есть у меня над тобой.
И Лорел:
– Сила листка есть у меня над тобой. Сила корней есть у меня над тобой.
Настала очередь Мелани:
– Сила камня есть у меня над тобой.
Они все пришли, все дополнили Кэсси, добавили свои голоса к ее голосу и свои силы к ее силе. Черный Джон сжимался и отступал.
– Сила грома есть у меня над тобой, – обрадовал его Даг.
– Сила молнии есть у меня над тобой, – выкрикнул Крис.
– Сила росы есть у меня над тобой, – сказала Сюзан и пнула стоящего рядом коротышку.
Шона трясло, вероятно, от того, что он лицом к лицу столкнулся с человеком, который долгое время контролировал его сознание. Но он поборол себя и завизжал:
– Сила крови есть у меня над тобой!
Черный Джон прибился к красной стене и весь как будто съежился. Черты его с каждой се-кундой теряли четкость, а красное свечение померкло, оставив его абсолютно черным, каким он и являлся.
Но шабаш Кэсси насчитывал только одиннадцать человек. Без двенадцатого Круг не мог считаться полным, а без полного Круга нельзя было уничтожить Черного Джона.
Как только крик Шона затих, черный выпрямился и сделал шаг вперед. Кэсси затаила ды-хание.
– Сила огня есть у меня над тобой! – раздался хриплый голос, и колдун упал.
В изумлении Кэсси посмотрела на Фэй. Чем ниже становился Черный Джон, тем выше ка-залась черногривая. Она стояла и взирала на него с видом стопроцентной королевы варваров. Затем пантера подошла к Кэсси.
– Сила тьмы есть у меня над тобой, – произнесла она, каждым своим словом, как кинжа-лом, пригвождая его к полу. – Сила ночи есть у меня над тобой!
«Сейчас, – решила Кэсси. Сейчас он жалок и изранен, а они едины. – Пришло время унич-тожить его. Сейчас или никогда».
Но ни Огонь, ни Вода с этим не справились. Черного Джона уже дважды побеждали, его дважды отправляли на тот свет, но он оба раза возвращался. Чтобы разделаться с ним навеки, придется уничтожить не только его тело. Придется уничтожить источник его силы – кристалли-ческий череп.
«Если б у нас был кристалл побольше, чем кварцевый череп», – размышляла Кэсси. Но кристалла побольше у них не было. В отчаянии она даже вспомнила о крупных кусках гранита, торчащих тут и там по всему Нью-Салему, но они не подходили: гранит не являлся кристаллом, а значит, не мог удерживать и направлять энергию. А потом… тут нужен был не просто большой кристалл, тут нужен был огромный. Огроменный… такой большой, что…
«Люблю думать о кристаллах как о пляже, – всплыл в ее голове смеющийся голос Мела-ни. – Кристалл – это просто окаменевшая вода и песок…»
И вместе с этими словами перед взором Кэсси предстала картинка – собственная ладонь, полная песка, в тот далекий день на пляже Кейп-Кода. «Глаза вниз», – шикнула на нее Порция, увидев, что к ним приближается Адам. И Кэсси действительно потупила взор и пристыженно уставилась на собственные пальцы, которым ничего не оставалось, кроме как пересыпать песок. Песок искрился крохотными частичками гранатов, зелеными, золотыми, коричневыми и черны-ми кристаллами. Конечно, пляж. Пляж.
– Со мной! – воскликнула Кэсси. – Все думайте вместе со мной, дайте мне свою силу! Прямо сейчас!
Она представила его себе во всех подробностях: их длинный пляж, протянувшийся вдоль всей Вороньей Слободки. Раскинувшаяся более чем на милю сокровищница кристаллов. Кэсси собрала всю силу шабаша и устремила свои мысли прямо туда. Она сфокусировалась на пляже и через него посмотрела на Черного Джона – на кварцевый череп со злобным оскалом и пустыми глазницами. И потом толкнула свое сознание.
Она почувствовала, как энергия вырвалась из нее подобно мощному потоку тепла, подобно солнечной вспышке, вобравшей в себя все силы Круга. Энергия устремилась через Кэсси на пляж, а сквозь пляж – на Черного Джона, сгруппировалась, усилилась, подпитанная одновременно Землей и Водой. И взорвала череп. И на этот раз он осыпался на пол дождем из кварцевых осколков – так же, как когда-то Кэссин аметистовый кулон.
Раздался крик, который Кэсси не забудет никогда. Потом пол дома номер тринадцать ушел из-под ее ног.

0

17

16.

- Ты как? - спросила Кэсси у Сюзан, на которой она нечаянно очутилась. - Все целы?
Членов Круга разбросало по пустырю, будто рукой неведомого великана. Но все вроде шевелились.
- По-моему, я сломала руку, - довольно спокойно заявила Дебора.
Лорел подползла к ней с целью проведения срочного осмотра.
Кэсси огляделась. Дом испарился. Номер тринадцать опять стал пустошью. И свет переменился.
- Смотрите, - сказала Мелани, обратив лицо к небу. Только на этот раз ее голос прозвучал радостно и почтительно.
Луна опять дарила миру серебряный свет и казалась уже просто тонким месяцем, к тому же растущим. Кровавая тень сгинула.
- Мы сделали это, - воскликнул Даг; его белобрысые волосы пребывали в состоянии "взрыв на макаронной фабрике". Он гикнул. - Э-ге-ге! Мы сделали это!
- Это Кэсси сделала, - сказал Ник.
- Он что, действительно умер? - резко спросила Сюзан. - Навсегда?
Кэсси опять оглянулась по сторонам и не почувствовала ничего, кроме ночной прохлады и бесконечно волнующегося моря. На земле царило спокойствие. Свет шел только от луны и звезд.
- Думаю, да, - прошептала она. - Мне кажется, мы победили, - потом она быстро обернулась к Адаму: - А что там с ураганом?
Он потрогал висящий на ремне плеер:
- Надеюсь, он не сломался, - произнес парень, надел наушники и прислушался.
Кто прихрамывая, а кто ползком, ребята добрались до Адама и стали ждать.
Он все слушал, качал головой, переключал каналы. Лицо его напряглось. Кэсси увидела рядом с собой Диану и взяла ее за руку. Они сидели вместе, молчали, держались как могли. Потом Адам неожиданно выпрямился:
- Сильные штормовые ветры на Кейп-Коде… шторм двигается на северо-восток… на северо-восток! Он повернул! Он уходит обратно в море!
Близнецы заулюлюкали, но Мелани цыкнула на них. Адам опять заговорил:
- Наводнения, высокий прилив… но все в порядке, жертв нет. Небольшой материальный ущерб, и только. Ура! Мы сделали это! У нас получилось!
- Это сделала Кэсси, - опять было начал Ник, и в его голосе звучало легкое раздражение, но Адам уже вскочил, схватил Кэсси и начал кружить ее в воздухе. Кэсси визжала и визжала, а он кружил и кружил ее. Она никогда не видела его таким счастливым с тех пор, как… в общем, она не помнила, когда последний раз видела его таким счастливым. Наверное, на Кейп-Коде, когда он улыбнулся ей своей дьявольской улыбочкой. За всеми бедами она и забыла, что мрачность не являлась его обычным состоянием.
"Герн", - подумала она, когда он, наконец, опустил ее, бездыханную и абсолютно пунцовую, на землю. Рогатый лесной бог, бог радостных торжеств. Крис и Даг пытались танцевать с ней, оба одновременно. Адам вальсировал с Дианой. Кэсси рухнула на землю, заливаясь смехом, и именно в этот момент в нее врезалось что-то крупное и пушистое.
- Радж! - прикрикнул Адам. - Я же сказал тебе оставаться дома!
- Он такой же послушный, как все вы, - выдохнула Кэсси, обнимая немецкую овчарку, чей мокрый язык уже обслюнявил ей все лицо. - Но я так счастлива, что вы не послушались. Вы, друзья… ну и Радж, конечно, - сказала она, обращаясь ко всему Кругу и собаке.
- Не могли же мы оставить тебя там одну, - выступил Шон и сразу же схлопотал подзатыльник от Дага.
- Конечно же нет, тигр ты наш саблезубый, - сказал он и глянул на Кэсси невинными глазками.
Кэсси посмотрела на Фэй, которая сидела в сторонке, как это раньше делал Ник.
- Спасибо, что поддержала нас, - произнесла она. Фэй сейчас совсем не походила на секретаршу.
Грива иссиня-черных волос свободно ниспадала с плеч, а туника скорее демонстрировала, чем прикрывала бледно-медовое тело. Она слегка напоминала пантеру и сильно - королеву джунглей.
Ее золотые глаза встретились с глазами Кэсси, и в уголках губ промелькнула едва заметная улыбка.
Потом она посмотрела вниз.
- Хоть ногти смогу опять красным красить, - лениво протянула красотка.
Кэсси отвернулась, спрятав улыбку: Фэй удостоила ее, пожалуй, наивысшей похвалы, на которую только была способна.
- Слушайте, если вы тут закончили с криками и танцами, - терпеливо, строго заявила Лорел, - не пора ли нам домой? У Деборы перелом.
Кэсси виновато подпрыгнула:
- Почему ты сразу не сказала?
- Да ладно тебе, чепуха, - ответила Дебора, но, тем не менее, позволила Нику с Лорел помочь ей встать на ноги.
По пути домой Кэсси вдруг потрясла мысль: "Мама. Черный Джон мертв, ураган отправлен обратно в море, а как же мама?"
- Мы можем отвести Дебору к старухам? - спросила она у Дианы.
- Это идеальный вариант, - ответила златовласка. - Лучше, чем там, ее нигде не вылечат, - зеленые глаза посмотрели на Кэсси с пониманием; Диана сжала руку подруги.
"Мне надо подготовиться, - настраивалась Кэсси по пути к дому номер четыре. - Мне нужно быть готовой. К чему угодно. К тому, что она мертва, к тому, что она все в том же состоянии, в котором была… все так же лежит на кровати. К тому, что она навсегда останется в этом состоянии.
Как бы там ни было, свое обещание я выполнила, я остановила Черного Джона. Больше он никогда не сможет причинить ей зла".
Прежде чем зайти в дом Мелани, Кэсси еще раз взглянула на луну. Сейчас она уже висела в небе толстеньким месяцем, радостным жирненьким месяцем. Девушка решила, что это к добру.
Дом встретил ее мерцанием свечей. На одно дикое мгновение Кэсси почудилось, что сейчас она опять увидит трех голых танцующих старух, но, когда она вошла в гостиную, ее взору предстала совсем иная картина. Тетя Констанс сидела на круглом стуле, прямая как палка; она была безукоризненно одета, и в том, как она подавала чай своим трем гостьям, чувствовались безукоризненные манеры.
Трем гостьям…
- Мама! - закричала Кэсси и рванулась вперед, переворачивая на ходу хрупкую мебель тетки Мелани. В следующую секунду она уже крепко прижималась к матери и терзала ее в объятиях на ни в чем не повинном диване тети Констанс. А мама, конечно же, обнимала дочку.
- Боже мой, Кэсси, - воскликнула миссис Блейк через несколько секунд, отстраняя девушку, чтобы лучше ее рассмотреть. - Что это на тебе?..
Кэсси потрогала диадему, убедилась, что та безбожно съехала, поправила ее и посмотрела маме в глаза. Она просто не могла поверить своему счастью - тому, что мамины глаза смотрят и видят, и в итоге забыла ответить на заданный вопрос.
Из коридора раздался голос Деборы, утомленный, но гордый:
- Она наш лидер, - прояснила ситуацию девушка. - Аспирин в этом доме найдется?

- И, конечно же, никакой не временный, - раздраженно сказала Лорел. - Мы тебя выбрали.
- И ты оправдала доверие, - добавила Дебора, откусывая большой кусок яблока, которое она держала незагипсованной рукой.
Это было на следующий день. Уроки отменили, во-первых, потому, что буря причинила легкий ущерб школьным постройкам, а во-вторых, потому, что пропал директор. Члены Круга устроили пикник во дворе Дианы, благо день выдался мягким не по сезону.
- Слушайте, у нас же теперь два вожака, - вспомнил вдруг Крис. - Или Фэй считается переизбранной?
- Вряд ли, голубочек, - ответила Фэй и посмотрела на парня взглядом дикой кошки.
Мелани зашевелилась, чувствовалось, заработали извилины:
- В общем-то, история знает случаи, когда шабаши имели по несколько лидеров. В первом шабаше дело так и обстояло: вы же помните, что Черный Джон являлся лишь одним из них. Кэсси, вы можете руководить шабашем вместе с Фэй.
Кэсси покачала головой:
- Только если к нам присоединится Диана.
- Простите? - не понял Даг.
Ник заметно развеселился:
- Диана может и не прельститься такой честью- предположил он.
- А мне по фигу, - сказала Кэсси, не дав Диане и слова вымолвить. - Без Дианы я лидером не буду. Выйду из шабаша. Уеду в Калифорнию.
- Слушайте, вы же не можете все стать вождями, - начала было Дебора.
- А почему, собственно, нет? - спросила Мелани, садясь поровнее. - Кстати сказать, неплохая идея. Мы могли бы устроить триумвират - история Древнего Рима знала такие примеры.
- Диана может и не захотеть, - повторил Ник с растущим раздражением. Но Кэсси встала и нетерпеливо подошла к подруге.
- Ты же согласишься, ну скажи, - произнесла она. - Ради меня?
Диана посмотрела на подругу, потом на остальных.
- Давай, прессани ее покруче, - одобрил Даг.
- Три - хорошее число, - расплываясь в озорной улыбке, прокомментировала Лорел.
Фэй тяжело вздохнула.
- Ну, допустим, - пробурчала она, глядя в сторону.
Диана посмотрела на Кэсси.
- Хорошо, - согласилась она.
Кэсси бросилась обнимать подругу.
Златовласка отбросила назад прядь светлых волос.
- Теперь я хочу, чтобы ты кое-что сделала, - сказала она. - Поскольку ты вожак, то младшим членом шабаша считаться больше не можешь, но, кроме тебя, это сделать некому, так что… Иди и выкопай шкатулку, которую я дала тебе в ночь Гекаты.
- Шкатулка праздника доверия? Неужели настало время выкопать ее?
- Да, настало, - ответила Диана. Она посмотрела на Мелани, и та кивнула так, будто их объединял секрет, неизвестный другим.
Кэсси ошарашенно взглянула на обеих, встала и пошла по дороге. Сопровождал ее только семенящий рядом Радж. Господи, как прекрасно было идти одной, не испытывать страха и знать, что с тобой ничего не может приключиться. Она порылась в песке рядом с большим камнем и достала влажную шкатулку. Море вспыхивало и сыпало искрами прямо в глаза Кэсси.
Она благополучно принесла шкатулку обратно и, переведя дыхание, передала ее Диане.
- Что там? Очередные Инструменты Мастера? - поинтересовался Даг.
- Не, какая-нибудь бабская ерунда, - ответил Крис.
Диана с непонятным выражением лица склонилась над шкатулкой.
- Ты не открывала ее, - заключила она.
Кэсси покачала головой.
- Что ж, я знала, что ты не откроешь. Знала, что ты этого не сделаешь. Но хотела, чтобы ты прошла через это. В любом случае, она твоя, и то, что внутри нее, тоже твое. Это подарок. - Она сдула со шкатулки остатки песка и вручила ее Кэсси.
Кэсси подозрительно взглянула на подругу, потом встряхнула шкатулку. Там что-то слегка брякало, как будто внутри хранилось нечто маленькое. Кэсси опять взглянула на Диану. Потом недоверчиво, почти с опаской, открыла ларчик.
Внутри лежал один-единственный предмет - небольшой овальный камушек, бледно-голубой с вкраплениями серого, усеянный сверкающими на солнце малюсенькими кристаллами.
Роза халцедона.
Все тело Кэсси, кроме глаз, застыло. Глазами, единственно сохранившими способность к движению, она посмотрела на подругу. Она не знала, что делать или говорить. Она не понимала. Но сердце забилось как сумасшедшее.
- Она твоя, - снова произнесла Диана, и, поскольку Кэсси ни на что не реагировала и пребывала в состоянии, близком к невменяемому, златовласка обратилась к Мелани: - Объясни, пожалуйста, у тебя лучше получится.
Мелани прокашлялась:
- Понимаешь, - начала она и посмотрела поверх головы Кэсси на Адама, который сидел тихо, как мышка. За все утро он и слова не вымолвил, а теперь, не отрываясь, смотрел на Диану. - Понимаешь, - опять попробовала Мелани. Адам все так же отказывался смотреть на нее, поэтому она решила продолжить как есть. - Когда Адам рассказывал нам о вашем знакомстве, - объясняла она одной лишь Кэсси, - он описал некую связь, которую ты назвала серебряной нитью. Ты помнишь?
- Да, - еле дыша, ответила девушка. Она уже тоже во все глаза смотрела на Диану, пытаясь отыскать ответ в лице подруги. Златовласка совершенно спокойно ответила на ее взгляд.
- Так вот, серебряная нить - не выдумка, она описывается еще в древних легендах. Она связывает истинных духовных партнеров, созданных, чтобы быть вместе. Поэтому, когда мы с Дианой услышали вашу историю, мы сразу же поняли, что между тобой и Адамом существует именно такая связь, - завершила Мелани и, судя по голосу, обрадовалась, что больше не придется объяснять что-то людям, которые не обращают на нее никакого внимания.
- Именно поэтому я удивилась, когда ты сблизилась с Ником, - мягко проговорила Диана. - Я-то знала, что ты можешь любить только Адама. И собиралась сразу же тебе об этом сказать, но ты попросила дать тебе еще один шанс. Ты хотела доказать мне, что умеешь быть верной… и я подумала, что это хороший ход… Не для меня - для тебя. Я подумала, будет полезно, если ты проверишь себя на прочность. Понимаешь?
Кэсси молча кивнула, а потом прошептала:
- Но… Диана…
Златовласка моргнула, изумрудные глаза затуманились:
- Сейчас я опять заплачу, - сказала она. - Господи, Кэсси, когда вокруг такое бескорыстие, неужели ты лишаешь меня права внести мою скромную лепту? Вы оба из-за меня порядком намучились. Все, больше мучиться не надо.
- С этим ничего не поделаешь, - сочувственно, но прагматично объяснила Мелани. - Вы с Адамом связаны, и все тут. Ни один из вас не сможет быть с кем-то другим - в этой жизни. А может, и во многих других.
Все еще не вышедшая из оцепенения Кэсси перевела взгляд на Адама. Он смотрел на Диану:
- Диана, я не могу… я же буду всегда…
- И я буду всегда любить тебя, - ровно произнесла Диана. - Ты навсегда останешься в моем сердце. Но влюблен-то ты в Кэсси.
- Да, - прошептал Адам.
Героиня бросила взгляд на грубый камушек в раскрытой ладони. Он так бешено сверкал, что у нее закружилась голова.
- Ну давай же, иди к нему, - сказала Диана, мягко подталкивая подругу.
Но она не могла, поэтому Адам подошел к ней. Он выглядел слегка обалдевшим, но его глаза стали синими, как океан в лучах солнечного света, а улыбка заставила Кэсси покраснеть.
- Ну давай уже, целуй ее, - подначивал Крис. Лорел не преминула дать ему подзатыльник. Все остальные с живым интересом наблюдали за происходящим.
Адам посмотрел на них и официально поцеловал Кэсси в щечку. Потом под гомон и улюлюканье он прошептал ей: "Позже", - и прошептал так, что тело девушки покрылось приятными мурашками.
"Справлюсь ли я с Герном? - размышляла она, любуясь пестрыми волосами любимого: пряди темные, как гранаты, пряди яркие, как остролист, пряди, спящие на солнце золотом. - Наверное, придется справиться, - подумала она. - В этой жизни, по словам Мелани, и, может, во множестве других".
Почему-то при этой мысли Кэсси посмотрела на Фэй и Диану.
Она сама не поняла отчего, но в ее мозгу вдруг вспыхнул образ. Светило солнце. Золотое солнце. В воздухе витали ароматы жасмина и лаванды, а голос пел и смеялся. Кейт. Волосы у Кейт были того же невероятного цвета, что и у Дианы. Но, поняла вдруг Кэсси, вспомнив смеющуюся Кейт, у нее были дразнящие глаза Фэй.
"Предшественница обеих", - подумала девушка. Они все-таки двоюродные сестры: у них, должно быть, полно общих предков.
Но что-то внутри нее улыбнулось и задумалось. "Интересно, права ли Мелани? Можно ли прожить несколько жизней? Может ли душа возвращаться на землю? И если такое случается, может ли душа раздвоиться?"
- Я думаю, - неожиданно обратилась она к Диане, - что вам с Фэй придется научиться ладить. Мне кажется… вы нужны друг другу.
- Конечно, - ответила Диана таким тоном, будто это само собой разумеется. - Но почему вдруг так резко?
Наверное, это завиральная теория. Кэсси не хотелось сейчас вдаваться в объяснения. Может, завтра.
- Пожалуй, я напишу картину, - задумчиво произнесла Диана. - Пополню коллекцию. Как ты считаешь, муза, окруженная луной и звездами и вся такая вдохновенная, - это будет красиво?
- Думаю, красиво, - неуверенно сказала Кэсси.
- Так, на самом деле, - вернула всех к реальности Мелани, - нам нужно обсудить, как использовать Инструменты Мастера. Теперь у нас есть сила: у шабаша есть могущество, нужно лишь решить, как им распорядиться.
- Неее, скукота… что нам нужно, так это хорошая вечеринка, - предложил Даг. - Мы не отметили кучу дней рождений: у нас с Крисом был отстой, а не праздник, у Шона с Лорел вообще его не было…
- Экология, - убежденно внушала Лорел сероглазой подруге. - Вот что должно стать нашей первостепенной задачей.
- И я без дня рождения осталась, - указала на промах Сюзан, изящно снимая фантик со своей возлюбленной Твинки.
Фэй проинспектировала ногти, такие же красные, как мерцающие в солнечном свете рубины:
- А мне известно несколько человек, на которых я бы порчу поднаслала, - произнесла она.
Кэсси посмотрела на них, на ее шабаш, на группу ребят, которые смеялись, спорили и обсуждали всякую чепуху. Посмотрела на довольного Ника, который отклонился назад, расслабился, словил ее взгляд и подмигнул.
Потом взглянула на Диану, чьи ясные зеленые глаза лишь на мгновение сверкнули ей в ответ. Потом со словами: "Экология - это дело, но нужно подумать и об улучшении отношений с чужаками", - Диана повернулась к Лорел.
Кэсси посмотрела на Адама и обнаружила, что он смотрит на нее. Он накрыл своей ладонью ее руку, и халцедон оказался достоянием обоих.
Кэсси посмотрела на их переплетенные пальцы, и ей почудилось, что она снова видит серебрянную нить: она обвила их руки, соединила их. Но не только их. Волокна нити, казалось, вытягивались и прикасались к другим членам Круга, сплетая их всех в одно серебряное братство. Они все были связаны, все являлись частью друг друга, а от нити шел свет, достающий до неба, земли и моря.
Небо и море, храни меня от горя. Вода и огонь, желанья узаконь.
И они выполнили ее желания. И будут их выполнять - в будущем. Своим внутренним оком Кэсси увидела, что Круг является частью чего-то несоизмеримо большего, спирали, бесконечно поднимающейся вверх, охватывающей всю Вселенную и достающей до звезд.
- Я люблю тебя, - прошептал Адам.
И, сидя в центре Круга, Кэсси улыбнулась.

Конец 3-й книги

0


Вы здесь » О сериалах и не только » Книги по мотивам сериалов и фильмов » Тайный Круг: Могущество / The Secret Circle: The Power