header

О сериалах и не только

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » О сериалах и не только » Книги по мотивам сериалов и фильмов » "Я - четвертый" (Питтакус Лор)


"Я - четвертый" (Питтакус Лор)

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

Питтакус Лор
"Я - четвертый"

Наследие Лориена – 1

http://s53.radikal.ru/i140/1106/02/57c28567ac65.jpg
http://s004.radikal.ru/i207/1106/47/034298753c81.jpg

Аннотация

15-летний Джон Смит приезжает в штат Огайо — это его очередная остановка в череде маленьких городков, где он уже 10 лет прячется от могадорцев — пришельцев, намеренных уничтожить его и других девятерых пришельцев с разрушенной планеты Лориен, которые нашли убежище на Земле. Трое уже мертвы. Джон — четвертый. Сможет ли его Наследие помочь в борьбе с врагами?

Отредактировано Лада К. (08-06-2011 23:14:44)

+1

2

Питтакус Лор
Я — ЧЕТВЕРТЫЙ

Дверь начинает подрагивать. Она сделана из тонких стеблей бамбука, скрепленных ветхой бечевкой. Дрожание слабое и прекращается, едва начавшись. Они поднимают головы и прислушиваются. Это четырнадцатилетний мальчик и пятидесятилетний мужчина, которого все считают отцом мальчика, но на самом деле он родился близ других джунглей на другой планете в сотнях световых лет отсюда. Они лежат без рубашек на койках в разных концах хижины, над каждой койкой натянута москитная сетка. Слышен отдаленный треск, словно какое-то животное ломает ветку, но при этом треск такой, будто сломалось целое дерево.
— Что это было? — спрашивает мальчик.
— Тс-ссс, — произносит в ответ мужчина.
Слышно жужжание насекомых — и больше ничего. Мужчина свешивает ноги с койки, и дверь снова начинает подрагивать. Теперь дрожание сильнее и длится дольше, и снова треск, на этот раз ближе. Мужчина встает и медленно подходит к двери. Тишина. Он делает глубокий вдох и протягивает руку к щеколде. Мальчик садится.
— Нет, — шепчет мужчина. И в это мгновение сквозь дверь в его грудь глубоко вонзается лезвие меча. Длинный и мерцающий, он сделан из сверкающего белого металла, который не встречается на Земле. Меч проходит насквозь, выступая на ладонь из спины, и тут же вытягивается назад. Мужчина хрипит. Мальчик цепенеет. Мужчина на последнем издыхании выговаривает: «Беги», — и падает.
Мальчик вскакивает с койки и прорывается сквозь заднюю стену хижины. Ему не нужны ни окно, ни дверь — он в буквальном смысле выбегает сквозь стену, которая при этом рвется, как бумага, хотя сделана из тяжелого и прочного африканского красного дерева. Он врывается в ночь, опустившуюся на Конго. Он — не обычный четырнадцатилетний мальчик. Он прыгает, взмывая над деревьями, и бежит со скоростью сто километров в час. Сила его зрения и слуха превосходят человеческие. Он огибает деревья, врывается в заросли лиан и одним прыжком преодолевает ручьи.
Позади него раздается звук тяжелых шагов, и они с каждой секундой становятся ближе. Его преследователи тоже на многое способны. И у них с собой есть нечто, о чем он слышал в разговорах лишь какие-то намеки и что он никогда не думал увидеть на Земле.
Треск за его спиной становится все ближе. Мальчик слышит сильный низкий рев. Он понимает, что тот, кто его догоняет, набирает скорость.
Впереди он замечает просвет в джунглях. Добежав до открытого места, он видит перед собой огромный овраг около ста метров в ширину и глубину с рекой внизу. Ее берега усыпаны валунами, и он разобьется насмерть, если упадет на них. Нужно во что бы то ни стало перепрыгнуть через овраг. У него будет совсем короткий разбег и одна попытка. Единственный шанс спасти свою жизнь. Такой прыжок почти невозможен даже для него и для других подобных ему на Земле. Бежать назад, спускаться на дно оврага или попытаться сразиться с преследователями — все означало бы неминуемую смерть. У него есть только одна попытка.
Позади он слышит оглушающий рык. Их разделяет не более десяти метров. Он отступает на пять шагов, разбегается, над самым обрывом отталкивается, взмывает вверх и парит над оврагом. Летит три-четыре секунды и кричит, вытянув руки вперед и ожидая либо спасения, либо конца. Падает на землю у ствола огромного дерева. Он улыбается, сам не веря тому, что сумел это сделать и что теперь он выживет. Встает, потому что не хочет, чтобы они увидели его, и понимает, что надо убежать от них как можно дальше.
Он оборачивается в сторону джунглей. И в этот момент огромная рука хватает его за шею и поднимает над землей. Он брыкается, выкручивается, пытаясь освободиться, но знает, что это бесполезно, все кончено. Он должен был догадаться, что они будут по обеим сторонам оврага. Раз они его отыскали, бежать некуда. Могадорец поднимает его так, чтобы видеть его грудь и амулет, висящий у него на шее. Амулет, который могут носить только он и ему подобные.
Могадорец срывает амулет и прячет в свою черную длинную хламиду, после чего рука появляется снова и в ней мерцает белый металлический меч. Мальчик смотрит в глубокие черные бесстрастные глаза могадорца и говорит:
— Наследники живы. Они разыщут друг друга и, когда будут готовы, уничтожат вас.
Могадорец мерзко и издевательски смеется. Он поднимает меч — единственное орудие во Вселенной, способное разрушить заклинание, которое до сего дня защищало мальчика и продолжает защищать других ему подобных. Поднятое вверх лезвие сверкает. Оно словно оживает, осознает свою миссию и гримасничает в предвкушении. Когда оно падает, описывая яркую дугу в черноте джунглей, мальчик все еще верит, что какая-то часть его выживет и сумеет вернуться домой. Он закрывает глаза, когда меч готов ударить. Все кончено.

0

3

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Сначала нас было девять. Мы улетели, когда были совсем юными, такими юными, что не способны ничего помнить.
Почти ничего.
Мне говорят, что земля тряслась, что небеса были полны вспышек и взрывов. Был тот двухнедельный период в году, когда обе луны висят на разных сторонах горизонта. Это было время празднований, и взрывы сначала по ошибке приняли за фейерверк. Но это был не фейерверк. Было тепло, и от воды дул мягкий ветер. Мне всегда говорят о погоде: было тепло. Был мягкий ветер. Я никогда не понимал, почему это имеет значение.
Что мне запомнилось ярче всего, так это то, как выглядела в тот день моя бабушка. Она была печальна, сама не своя. В ее глазах были слезы. Мой дедушка стоял рядом с ней. Я помню, как в его очках отражался исходивший с неба свет. Мы обнимались. Они говорили какие-то слова. Я не помню, что это были за слова. Это воспоминание бесконечно преследует меня.
Чтобы добраться сюда, понадобился год. Когда мы прибыли, мне было пять лет. Мы должны были ассимилироваться в этой культуре перед тем, как вернуться на Лориен, когда там снова появятся условия для жизни. Все девять должны были разделиться и идти каждый своим путем. Никто не знал, надолго ли. И мы до сих пор не знаем. Никто из остальных не знает, где я, и я не знаю, где они и как сейчас выглядят. Так мы защищаем себя благодаря наложенному при отправке заклинанию, заклинанию, которое гарантирует, что, пока мы будем находиться порознь, нас смогут убивать только по порядку наших номеров. Если мы сойдемся вместе, заклинание потеряет силу.
Когда одного из нас находят и убивают, на правой лодыжке у тех, кто еще жив, появляется новый опоясывающий ногу шрам. А на левой лодыжке у нас отметка в виде амулета, который мы носим. Она образовалась, когда в первый раз было задействовано лориенское заклинание. Круговые шрамы — это другая часть заклинания, система предупреждения, которая позволяет нам знать, как выглядит наша цепочка и когда они в следующий раз до нас доберутся. Первый шрам появился, когда мне было девять лет. Я спал и проснулся от того, что он вжигался в мою плоть. Мы жили в Аризоне, в маленьком городке у мексиканской границы. Я проснулся среди ночи с криком от страшной боли и ужаса, когда шрам прожигал мое тело.
Это был первый знак, что могадорцы в конце концов отыскали нас на Земле, и первый знак того, что мы в опасности. Пока не появился шрам, я почти успел убедить себя в том, что моя память меня обманывает и что Генри говорит мне неправду. Я хотел быть обычным ребенком с обычной жизнью, но с первым шрамом я понял — без всяких сомнений и обсуждений: я не обычный ребенок. На следующий день мы уехали в Миннесоту. Второй шрам появился, когда мне было двенадцать. Я был в школе, в Колорадо, и принимал участие в конкурсе по правильному произношению слов. Как только я почувствовал боль, я сразу понял, что происходит, что случилось со Вторым.
Боль была сильной, но на этот раз терпимой. Я бы остался на сцене, но от жара у меня загорелся носок. Учитель, который проводил конкурс, облил меня из огнетушителя и отправил в больницу. Врач из «скорой помощи» увидел первый шрам и вызвал полицию. Когда появился Генри, они пригрозили арестовать его за насилие над детьми. Но, поскольку его не было рядом со мной при появлении второго шрама, им пришлось отпустить Генри. Мы сели в машину и уехали, на этот раз в Мэн. Мы не взяли с собой ничего, кроме Лориенского Ларца, который Генри всегда возил с собой. На сегодняшний день мы успели переехать двадцать один раз.
Третий шрам появился час назад. Я был на понтоне. Понтон принадлежал родителям самого популярного в школе мальчика, и он в тайне от них устроил там вечеринку. До этого меня никогда не приглашали в этой школе на вечеринки. Я всегда держался особняком, зная, что мы можем уехать в любой момент. Но вот уже два года все было спокойно. Генри следил за новостями и не видел ничего, что могло бы навести могадорцев на одного из нас или насторожить нас. Поэтому я завел пару друзей. И один из них познакомил меня с парнем, который устраивал вечеринку.
Все собрались на пристани. Было три кулера с напитками, музыка и девушки, которыми я издали любовался, но с которыми никогда не заговаривал, хотя и хотел бы. Мы отчалили и на полмили ушли в Мексиканский залив. Я сидел на краю понтона, опустив ноги в воду, и разговаривал с симпатичной темноволосой голубоглазой девушкой по имени Тара, когда почувствовал, что это началось. Вода вокруг моей ноги закипела, а лодыжка засветилась, когда начал вырисовываться шрам. Третий из символов Лориен, третье предостережение. Тара закричала, и все столпились около меня. Я знал, что ничего не смогу объяснить. И знал, что нам немедленно надо уезжать.
Теперь ставки возросли. Они нашли Третьего. Не знаю, был это он или она, но Третий мертв. Поэтому я успокоил Тару, поцеловал ее в щечку, сказал, что был рад с ней познакомиться и надеюсь, что она будет жить долго и счастливо. Прыгнул в воду и поплыл к берегу так быстро, как только мог, держась все время под водой и вынырнув только раз примерно на полпути, чтобы глотнуть воздуха. Выбравшись на берег, я побежал вдоль шоссе за окаймляющими его деревьями, не уступая в скорости автомобилю.
Когда я добрался до дома, Генри сидел среди своих сканеров и мониторов, с помощью которых отслеживал новости по всему миру и контролировал работу полиции в нашем районе. Он сразу все понял, хотя я не сказал ни слова, и приподнял мою мокрую штанину, чтобы взглянуть на шрамы.

Вначале наша группа состояла из девяти.
Троих уже не стало, они мертвы.
Нас осталось шестеро.
Они охотятся на нас и не остановятся, пока не убьют нас всех.
Я — Четвертый.
Я знаю, что я — следующий.

0

4

ГЛАВА ВТОРАЯ

Я стою на середине подъезда к нашему дому и вглядываюсь в здание. Оно светло-розовое, почти как глазурь на пирожном, и построено на трехметровых деревянных сваях. Перед ним покачивается на ветру пальма. За ним есть причал, он на двадцать метров уходит в Мексиканский залив. Если бы дом стоял на полтора километра южнее, то причал был бы в Атлантическом океане.
Генри выходит из дома с последними коробками, некоторые из них не распаковывались после нашего последнего переезда. Он запирает дверь и опускает ключ в прорезь для почты рядом. Сейчас два часа ночи. На Генри шорты цвета хаки и черная рубашка поло. Он очень смуглый от загара, и выражение его небритого лица кажется подавленным. Он тоже опечален тем, что приходится уезжать. Он бросает последние коробки в кузов пикапа к остальным нашим вещам.
— Ну, вот и все, — произносит он.
Я киваю. Мы стоим, смотрим на дом и слушаем шелест пальмовых листьев. Я держу в руке пакет с сельдереем.
— Я буду скучать по этому месту, — говорю я. — Даже больше, чем по другим.
— Я тоже.
— Пора жечь?
— Да. Ты сделаешь или хочешь, чтобы я сделал?
— Я сам.
Генри достает свой бумажник и бросает на землю. Я достаю свой и тоже бросаю. Он идет к грузовику и возвращается с паспортами, свидетельствами о рождении, карточками социального страхования, чековыми книжками, кредитными и банковскими карточками — и бросает их на землю. Бросает все документы, удостоверяющие наши личности. Все они поддельные. Я беру из грузовика маленькую канистру с бензином, которую мы держим для экстренных случаев. Поливаю бензином кучку документов. Сейчас меня зовут Дэниэл Джонс. Я якобы вырос в Калифорнии, а сюда переехал со своим отцом: он программист, и переезд был необходим по работе. Дэниэл Джонс сейчас исчезнет. Я зажигаю спичку, бросаю ее, и кучка загорается. Ушла еще одна из моих жизней. Как всегда, мы с Генри стоим и смотрим на огонь. «Пока, Дэниэл, — думаю я, — было приятно свести с тобой знакомство». Когда костер догорает, Генри оборачивается ко мне.
— Пора ехать.
— Я знаю.
— Эти острова никогда не были безопасным местом. Отсюда слишком трудно выбраться, слишком трудно бежать. Было глупо сюда приезжать.
Я киваю. Он прав, и я это знаю. Но мне все же не хочется уезжать. Мы приехали сюда, потому что я этого захотел, и в первый раз Генри позволил мне выбрать, куда ехать. Мы пробыли здесь девять месяцев — дольше, чем в любом другом месте с тех пор, как покинули Лориен. Мне будет недоставать этого солнца и тепла. Мне будет недоставать геккона, который сидел на стене и каждое утро смотрел, как я завтракаю. Хотя в Южной Флориде в буквальном смысле миллионы гекконов, я готов поклясться, что именно этот ходит за мной в школу и оказывается рядом везде, где бы я ни был. Я буду скучать по грозам, которые, кажется, возникают из ничего, по тишине и покою ранних утренних часов, когда еще не прилетели крачки. Я буду скучать по дельфинам, которые иногда приплывают кормиться на закате. Я буду скучать даже по серному запаху гниющих на берегу водорослей, по тому, как этот запах заполняет дом и проникает в наши сны.
— Избавься от сельдерея. Я подожду в пикапе, — говорит Генри. — И пора ехать.
Я вхожу в рощу справа от пикапа. Три флоридских оленя уже ждут. Я высыпаю к их ногам сельдерей, нагибаюсь и ласкаю по очереди каждого из них. Они уже давно перестали меня пугаться. Один из них поднимает голову и смотрит на меня. Темные пустые глаза. Я почти ощущаю, как он что-то мне говорит. У меня по спине бегут мурашки. Он опускает голову и продолжает есть.
«Счастливо оставаться, мои маленькие друзья», — говорю я, иду к пикапу и забираюсь на пассажирское сиденье.
Мы видим в боковые зеркала, как дом становится все меньше, пока Генри не сворачивает на шоссе и дом совсем не пропадает из виду. Сегодня суббота. Я думаю о том, что делается без меня на вечеринке. Что они там говорят о том, как я ушел, и что будут говорить в понедельник, когда я не приду в школу. Если бы я мог с ними попрощаться. Я никогда больше не увижу никого из тех, кого я здесь знал. Я никогда не буду говорить ни с кем из них. И они никогда не узнают, кто я или почему я исчез. Пройдет несколько месяцев, может быть, даже несколько недель, и никто из них, наверное, уже и не вспомнит обо мне.
Перед тем как выехать на шоссе, Генри останавливается заправиться. Пока он орудует шлангом, я начинаю просматривать атлас, который Генри держит между сиденьями. Этот атлас у нас с тех самых пор, когда мы прибыли на эту планету. На нем отмечены линиями маршруты во все места и из всех мест, где мы когда-либо жили. Сейчас он весь исчерчен вдоль и поперек. Мы знаем, что должны от него избавиться, но это единственное свидетельство нашей совместной жизни. У нормальных людей есть фотографии, видео и дневники, а у нас — только этот атлас. Взяв и просмотрев его, я вижу, что Генри провел новую линию — из Флориды в Огайо. Когда я думаю об Огайо, я представляю себе коров, кукурузу и хороших людей. Я знаю, что на номерных знаках штата Огайо сказано: «СЕРДЦЕ ВСЕГО ЭТОГО». Я не знаю, что здесь значит «ЭТО», но думаю, что выясню.
Генри возвращается в пикап. Он купил пару бутылок содовой и пакет чипсов. Мы трогаемся и едем к магистральному шоссе «США № 1», которое поведет нас на север. Генри тянется за атласом.
— Думаешь, в Огайо есть люди? — шучу я.
Он усмехается.
— Я так думаю, что немного есть. А если нам повезет, то мы там найдем даже автомобили и телевизоры.
Я киваю. Может, это будет и не так уж плохо, как я думаю.
— Что ты думаешь об имени Джон Смит? — спрашиваю я.
— Это то, на чем ты остановился?
— Думаю, да, — говорю я. Никогда раньше я не был ни Джоном, ни Смитом.
— Не бывает имени более распространенного. Пожалуй, я рад с вами познакомиться, мистер Смит.
Я улыбаюсь.
— Да, кажется, Джон Смит мне нравится.
— Я сделаю тебе документы, когда мы остановимся.
Через милю мы покидаем остров и едем по мосту. Под нами вода. Она спокойна, и лунный свет искрится на гребешках маленьких волн. Справа — океан, слева — залив. По сути, это одни и те же воды, только с разными названиями. Мне хочется заплакать, но я не плачу. Не то чтобы мне очень грустно покидать Флориду, но мне надоело все время бежать. Мне надоело каждые шесть месяцев придумывать себе новое имя. Я устал от новых домов, новых школ. Интересно, сможем ли мы когда-нибудь остановиться.


ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Мы съезжаем с дороги, чтобы поесть, заправиться и купить новые телефоны. Идем на стоянку грузовиков, где едим запеченный батон с фаршем и макароны с сыром. Это одна из немногих вещей, которая, как признает Генри, лучше того, что у нас было на Лориен. Пока мы едим, он изготавливает на своем лэптопе новые документы с нашими новыми именами. Когда мы доберемся, он их отпечатает, и для всех мы будем теми, за кого будем себя выдавать.
— Так ты уверен насчет Джона Смита?
— Да.
— Ты родился в Тускалузе, штат Алабама.
Я смеюсь.
— Как ты это придумал?
Он улыбается и кивает в сторону двух женщин, сидящих через несколько столиков от нас. У обеих очень задорный вид, а на одной надета футболка с надписью: «В ТУСКАЛУЗЕ МЫ ЭТО ДЕЛАЕМ ЛУЧШЕ».
— И это будет следующее место, куда мы поедем, — говорит он.
— Это, конечно, глупо, но я надеюсь, что мы останемся в Огайо надолго.
— Конечно. Тебе нравится мысль отправиться в Огайо?
— Мне нравится мысль о том, чтобы завести друзей, ходить в одну и ту же школу дольше, чем несколько месяцев, и, может быть, вести нормальную жизнь. Я начал ее во Флориде. Это было здорово, и в первый раз с тех пор, как мы оказались на Земле, я почувствовал себя почти нормальным. Я хочу найти подходящее место и остаться там надолго.
Генри выглядит задумчивым.
— Ты сегодня смотрел на свои шрамы?
— Нет, а что?
— А то, что речь идет не о тебе. Речь идет о выживании нашей расы, которая была почти полностью уничтожена, и о том, чтобы сохранить тебе жизнь. С каждым разом, когда один из нас умирает, — с каждым разом, когда умирает один из вас, Гвардейцев, — наши шансы уменьшаются. Ты — Четвертый, ты — следующий на очереди. За тобой охотится целая раса злобных убийц. Мы уедем при первых же признаках угрозы, и я даже не буду это с тобой обсуждать.
За рулем все время Генри. Если не считать остановок и изготовления новых документов, дорога занимает примерно тридцать часов. Я в основном дремлю или играю в видеоигры. Из-за своих рефлексов с большинством игр я справляюсь быстро. На самую трудную ушло около дня. Больше всего мне нравятся войны с пришельцами и космические игры. Я притворяюсь, что вернулся на Лориен, сражаюсь с могадорцами, рублю их и обращаю в прах. Генри считает это глупостью и пытается отговаривать меня от этого. Он утверждает, что мы должны жить в настоящем мире, где война и смерть — это реальность, а не притворство. Закончив с последней игрой, я поднимаю взгляд. Я устал сидеть в пикапе. Часы на панели показывают 7:58. Я зеваю и тру глаза.
— Еще далеко?
— Почти приехали, — говорит Генри.
Вокруг темно, но на западе небо тускло подсвечено. Мы проезжаем фермы с лошадьми и скотом, потом пустые поля, а за ними деревья, тянущиеся так далеко, насколько хватает глаз. Это как раз то, чего хотел Генри: спокойное место, где можно оставаться незамеченными. Раз в неделю он по шесть, семь, восемь часов обшаривает Интернет, чтобы обновить список выставленных на продажу или в аренду домов по всей стране, которые отвечают его требованиям: изолированные, сельские, доступные немедленно. Он сказал мне, что только с четвертой попытки — сначала он звонил в Южную Дакоту, в Нью-Мексико и в Арканзас — он нашел дом, который сдается в аренду и в котором мы теперь будем жить.
Через несколько минут мы видим россыпь огней, которые означают, что мы добрались до города. Мы проезжаем знак с надписью:

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ПАРАДАЙЗ, ОГАЙО. НАСЕЛЕНИЕ: 5243 ЧЕЛОВЕКА.

— Ну и ну, — говорю я. — Это место еще меньше, чем то, в Монтане.
Генри улыбается.
— Как ты думаешь, для кого это рай?
— Может, для коров? Для пугал?
Мы проезжаем старую заправку, автомойку, кладбище. Потом начинаются дома, обшитые панелями, стоящие примерно в десяти метрах друг от друга. В большинстве из них на окнах висят украшения к Хэллоуину. К дверям через маленькие дворики ведут дорожки. В центре городка находится площадка с круговым движением, а посередине стоит статуя человека верхом на лошади и с мечом в руке. Генри останавливается. Мы оба смотрим на статую и смеемся, хотя смеемся не над ней, а потому, что надеемся, что здесь больше никто не появится с мечом в руках. Он продолжает ехать по кругу, а когда выезжает с него, навигатор GPS показывает, что надо поворачивать. Мы направляемся на запад и покидаем город. Проезжаем семь километров и сворачиваем налево на посыпанную гравием дорогу, потом едем мимо распаханных полей, на которых летом, наверное, растет кукуруза, потом еще полтора километра сквозь густой лес. И тут мы его находим, едва видный в зарослях, ржавый серебристый почтовый ящик с черными буквами сбоку:

ОЛД МИЛЛ, дом 17.

— Ближайший дом находится в полутора километрах отсюда, — говорит Генри и сворачивает к дому. Через гравий пробивается трава, дорожка покрыта бурого цвета лужами. Генри подъезжает к дому и глушит двигатель.
— Чья это машина? — спрашиваю я, кивая на черный внедорожник, за которым Генри только что припарковался.
— Думаю, нашего агента по недвижимости.
Дом стоит в окружении деревьев. В темноте у него зловещий вид, словно того, кто жил в нем последним, спугнули, или увезли, или он бежал. Я вылезаю из пикапа. Двигатель еще пощелкивает, и я чувствую исходящий от него жар. Я беру из кузова свою сумку и стою с ней.
— Ну, как тебе? — спрашивает Генри.
Дом одноэтажный. Отделан деревянными панелями. Белая краска в основном облупилась. Одно из окон на фасаде разбито. Крыша покрыта черной мягкой черепицей, покоробленной и на вид непрочной. Три деревянные ступеньки ведут на маленькую веранду, уставленную шаткими стульями. Сам двор длинный и заросший. Последний раз траву здесь стригли очень давно.
— Это похоже на рай, — говорю я.
Мы вместе идем к дому. В этот момент в дверях появляется хорошо одетая блондинка примерно того же возраста, что и Генри. На ней деловой костюм, в руках папка и планшетка с бумагами, к поясу юбки прикреплен смартфон «Блэкберри». Она улыбается.
— Мистер Смит?
— Да, — говорит Генри.
— Я — Анни Харт из агентства недвижимости «Парадайз». Мы говорили по телефону. Я недавно пыталась вам позвонить, но ваш телефон, похоже, был отключен.
— Да, так и есть. К сожалению, пока мы ехали, села батарейка.
— О, терпеть не могу, когда такое случается, — замечает она, подходит к нам и пожимает Генри руку. Она спрашивает, как меня зовут, и я отвечаю ей, хотя, как всегда, меня подмывает сказать просто: «Четвертый». Пока Генри подписывает документы на аренду, она интересуется, сколько мне лет, и сообщает, что у нее дочь примерно того же возраста и учится в местной школе. Она обаятельная, дружелюбная и явно любит поболтать. Генри возвращает ей документы, и мы втроем входим в дом. Внутри большая часть мебели накрыта белыми простынями. То, что без простыней, покрыто толстым слоем пыли и мертвых насекомых.
Жалюзи на окнах кажутся хрупкими, а стены отделаны дешевыми фанерными панелями. В доме две спальни, скромных размеров кухня со светло-зеленым линолеумом на полу и один туалет. Гостиная большая, прямоугольная и расположена в передней части дома. В дальнем ее углу виден камин. Я прохожу в спальню поменьше и бросаю свою сумку на кровать. Здесь висит огромный выцветший плакат с футболистом в яркой оранжевой форме. Он как раз пасует мяч, и кажется, что его вот-вот сомнет мощный игрок в черно-золотой форме. На плакате написано: Берни Косар, куортербек, команда «Кливленд Браунз».
— Иди скажи до свидания миссис Харт, — кричит из гостиной Генри.
Миссис Харт стоит в дверях с Генри. Она говорит, что мне нужно поискать в школе ее дочь, что, может быть, мы подружимся. Я улыбаюсь и говорю, что да, это было бы хорошо. Когда она уезжает, мы тут же начинаем разгружать пикап. В зависимости от того, насколько быстро нам приходится покидать очередное место, мы путешествуем либо совсем налегке — то есть в одежде, которая на нас, с лэптопом Генри и с Лориенским Ларцом, отделанным искусной резьбой, который везде ездит с нами, — либо берем что-то еще, обычно дополнительные компьютеры и другое оборудование Генри, которое он использует для создания периметра безопасности и поиска во Всемирной паутине новостей и событий, которые могут иметь к нам отношение. На этот раз у нас с собой Ларец, два мощных компьютера, четыре телемонитора и четыре камеры видеонаблюдения. У нас есть также какая-то одежда, хотя лишь немногое из того, что мы носили во Флориде, годится для жизни в Огайо. Генри уносит Ларец в свою комнату, а все оборудование мы выгружаем в подвал, где он так все установит, что никакие гости не увидят. Как только все внесено в дом, он начинает настраивать камеры и включать мониторы.
— До утра у нас не будет Интернета. Но если ты хочешь пойти завтра в школу, я могу напечатать тебе все твои новые документы.
— А если я останусь, то надо будет помогать тебе чистить дом и заканчивать установку оборудования?
— Да.
— Я иду в школу, — выбираю я.
— Тогда тебе надо хорошо выспаться.

0

5

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Еще одно новое «я», еще одна новая школа. Я уже сбился со счета, сколько их было за годы. Пятнадцать? Двадцать? Всегда маленький город, маленькая школа, всегда все одинаково. Новые ученики привлекают внимание. Иногда я задаюсь вопросом, насколько оправданна наша стратегия держаться маленьких городов — ведь здесь трудно, почти невозможно остаться незамеченными. Но я знаю, какой у Генри резон: они тоже не могут остаться незамеченными.
Школа расположена в пяти километрах от нашего дома. Утром Генри отвозит меня. Она меньше, чем другие школы, в которые я ходил, и выглядит неказисто: одноэтажная, длинная и приземистая. На стене рядом с дверью нарисован пират с кинжалом в зубах.
— Выходит, ты теперь Пират? — замечает Генри, стоя рядом со мной.
— Похоже на то, — отвечаю я.
— Ты знаешь, что делать, — говорит он.
— Это не первое мое родео.
— Не умничай. А то они обидятся.
— Не хотелось бы.
— Не высовывайся и не привлекай слишком много внимания.
— Просто муха на стене.
— И никого не обижай. Ты гораздо сильнее их.
— Я знаю.
— Самое важное, всегда будь наготове. Готовым бежать по первому слову. Что у тебя в рюкзаке?
— Сухофрукты с орехами на пять дней. Пара носков и термобелье. Штормовка. Ручной GPS. Нож в виде ручки.
— Это все время должно быть при тебе, — он делает глубокий вдох. — И следи за знаками. Твое Наследие теперь может проявиться в любой день. Во что бы то ни стало скрывай их и немедленно звони мне.
— Я знаю, Генри.
— В любой день, Джон, — повторяет он. — Если у тебя начнут пропадать пальцы, или ты начнешь парить, или сильно трястись, или утратишь мышечный контроль, или станешь слышать голоса, даже если никто вокруг не разговаривает, — что бы ни случилось, звони.
Я хлопаю по своей сумке.
— Мой телефон тут.
— После занятий я буду ждать тебя здесь. Удачи тебе в школе, парнишка, — напутствует он.
Я улыбаюсь, глядя на него. Ему пятьдесят лет, значит, ему было сорок, когда мы прибыли на Землю. Из-за возраста переход дался ему труднее. Он до сих пор говорит с сильным лориенским акцентом, который часто принимают за французский. Поначалу это было хорошим алиби, поэтому он назвался Анри — Генри и сохранил это имя, меняя только фамилию вслед за мной.
— Ну, я пошел править школой, — говорю я.
— Веди себя хорошо.
Я иду к зданию. Как и в большинстве школ, толпы детей слоняются по территории. Они разделены на группы, есть качки и чирлидеры, ребята из музыкальных групп со своими инструментами, умники в очках, с учебниками и смартфонами, любители марихуаны, которые держатся особняком и не замечают никого другого. Парень — долговязый и неуклюжий, в очках с толстыми стеклами — стоит один. Он одет в черную футболку «НАСА» и джинсы и весит никак не больше пятидесяти килограммов. Он держит в руках переносной телескоп и смотрит через него в небо, которое в основном закрыто облаками. Я вижу девушку, которая фотографирует и легко переходит от одной группы к другой. Она потрясающе красива, с прямыми светлыми волосами, спадающими ниже плеч, кожей цвета слоновой кости, высокими скулами и нежными голубыми глазами. Кажется, все ее знают, все с ней здороваются, и никто не возражает, когда она их фотографирует.
Увидев меня, она улыбается и машет рукой. Я удивляюсь, с чего бы, и оборачиваюсь посмотреть, нет ли кого-нибудь позади мной. Есть. Двое ребят обсуждают домашнюю работу по математике, но больше никого нет. Я оборачиваюсь к ней.
Девушка идет ко мне и улыбается. Я никогда не видел такой симпатичной девушки и тем более никогда с такой не разговаривал. И уж точно ни одна так мне не махала и не улыбалась, словно мы были друзьями. Я тут же начинаю нервничать и краснеть. К тому же я подозрителен, как меня и обучили. Приближаясь ко мне, она берет камеру и начинает меня фотографировать. Я поднимаю руки, чтобы закрыть лицо. Она опускает камеру и улыбается.
— Не стесняйся.
— Я не стесняюсь. Просто пытаюсь защитить твой объектив. Мое лицо может его сломать.
Она смеется.
— С таким хмурым видом может и сломать. Попробуй улыбнуться.
Я улыбаюсь, слегка. Я так нервничаю, что, мне кажется, готов взорваться. Я чувствую, что у меня горит шея, и руки становятся теплее.
— Это не настоящая улыбка, — говорит она, поддразнивая меня. — При настоящей улыбке надо показать зубы.
Я широко улыбаюсь, и она фотографирует. Обычно я никому не позволяю себя снимать. Если мое фото появится в Интернете или в газете, то отыскать меня станет гораздо легче. Оба раза, когда такое случилось, Генри был в ярости, он добрался до фотографий и уничтожил их. Если бы он узнал, что я сейчас фотографируюсь, у меня были бы большие неприятности. Но я ничего не могу с собой поделать — эта девушка так хороша и так очаровательна. Когда она фотографирует меня, ко мне подбегает собака. Это гончая с коричневыми висящими ушами, белыми ногами и грудью и стройным черным туловищем. Она тощая и грязная, словно бездомная. Она трется о мою ногу, скулит, старается привлечь мое внимание. Девушке нравится картинка, и она заставляет меня встать на корточки, чтобы можно было сфотографировать меня вместе с собакой.
Но как только она начинает щелкать, собака пятится назад. Чем больше она пытается снимать, тем дальше уходит собака. В конце концов она сдается и несколько раз фотографирует меня одного. Собака сидит примерно в десяти метрах и смотрит на нас.
— Ты знаешь эту собаку? — спрашивает она.
— Никогда раньше ее не видел.
— Ты ей явно нравишься. Ты ведь Джон, верно?
Она протягивает мне руку.
— Да, — отвечаю я. — Откуда ты знаешь?
— Я — Сара Харт. Моя мать — ваш агент по недвижимости. Она сказала, что ты, наверное, придешь сегодня в школу, и предложила тебя поискать. Ты сегодня единственный новенький.
Я смеюсь.
— Да, я познакомился с твоей мамой. Она приятная.
— Ты пожмешь мне руку?
Она все еще протягивает мне руку. Я улыбаюсь, пожимаю ее, и это точно одно из самых приятных ощущений, которое я когда-либо испытывал.
— Ого, — говорит она.
— Что?
— У тебя рука горячая. Действительно горячая, как будто у тебя лихорадка или что-то еще.
— Не думаю.
Она отпускает мою руку.
— Может, у тебя просто горячая кровь.
— Да, может быть.
Вдалеке звенит звонок, и Сара говорит, что он предупредительный. У нас пять минут, чтобы добраться до классов. Мы прощаемся, и я смотрю, как она уходит. Секунду спустя что-то ударяет меня сзади по локтю. Я поворачиваюсь, и мимо проносится группа игроков школьной футбольной команды в форменных куртках. Один из них сердито смотрит на меня, и я понимаю, что это он ударил меня своим рюкзаком, когда был сзади. Я сомневаюсь, что это было случайно, и иду за ними. Я знаю, что ничего не сделаю, хотя и мог бы. Просто мне не нравятся задиры. Я продолжаю идти, и тут ко мне подходит парень в футболке «НАСА».
— Я знаю, что ты новенький, и хочу, чтобы ты был в курсе, — говорит он.
— В курсе чего? — спрашиваю я.
— Это Марк Джеймс. Он здесь крутой. Его отец — шериф городка, а сам он — звезда футбольной команды. Он встречался с Сарой, когда она была чирлидером, но потом она оставила чирлидерство и бросила его. Он до сих пор переживает. На твоем месте я бы с ним не связывался.
— Спасибо.
Парень торопливо уходит, а я отправляюсь в кабинет директора, чтобы записаться и приступить к занятиям. Я оборачиваюсь посмотреть, здесь ли еще собака. Она здесь, сидит на том же месте и смотрит на меня.

Директора зовут мистер Харрис. Он толстый и почти лысый, если не считать нескольких длинных прядей на затылке и на висках. Его живот нависает над ремнем. У него маленькие, круглые, как бусинки, и слишком близко поставленные глаза. Он усмехается мне через стол, и кажется, что из-за улыбки глаза совсем пропадают.
— Значит, ты десятиклассник из Санта Фе? — спрашивает он.
Я киваю, да, хотя мы никогда не были в Санта Фе, да и вообще в штате Нью-Мексико. Простая ложь, чтобы не выследили.
— Вот откуда загар. А что привело в Огайо?
— Работа отца.
Генри мне не отец, но я всегда так говорю, чтобы не вызывать подозрений. На самом деле он мой Хранитель или, так будет понятнее на Земле, мой охранник. На Лориен есть два типа граждан. Одни обладают Наследием, то есть самыми разными способностями — от невидимости до умения читать мысли, от возможности летать до использования сил природы, будь то огонь, ветер или молнии. Тех, кто обладает Наследием, зовут Гвардией, тех, кто не обладает, — Чепанами или Хранителями. Я — член Гвардии. Генри — Чепан. К каждому Гвардейцу в раннем возрасте приставляют Чепана. Чепаны помогают нам узнать историю нашей планеты и развивать наши способности. Чепаны и Гвардия, одни призваны управлять планетой, другие — защищать ее.
Мистер Харрис кивает.
— А чем он занимается?
— Он писатель. Он хотел пожить в маленьком тихом городке, чтобы закончить то, над чем работает, — говорю я. Это наша стандартная легенда.
Мистер Харрис кивает и прищурившись смотрит на меня.
— Ты на вид сильный юноша. Собираешься здесь заняться спортом?
— Я бы очень хотел, но не могу. У меня астма, сэр, — я повторяю свою обычную отговорку, чтобы избежать любой ситуации, в которой могли бы случайно обнаружиться моя сила и скорость.
— Жаль это слышать. Мы все время ищем способных спортсменов для нашей футбольной команды, — замечает он и переводит глаза на висящую на стене полку, на которой стоит футбольный кубок с выгравированной датой — прошлый год. — Мы победили в Пионерной Конференции, — сообщает он и светится от гордости.
Он тянется к стеллажу рядом со столом, достает два листка бумаги и передает мне. На одном — мое расписание уроков с несколькими незаполненными строками. На другом — список доступных факультативов. Я выбираю занятия, вписываю их и возвращаю листы. Он устраивает мне что-то вроде инструктажа, говорит, как мне кажется, несколько часов, скрупулезно, во всех деталях излагает каждую страницу наставления для школьника. Раздается один звонок, потом другой. Наконец он заканчивает и спрашивает, есть ли у меня вопросы. Я говорю, что нет.
— Прекрасно. До конца второго урока еще получаса, а ты выбрал астрономию с миссис Бартон. Она замечательный учитель, одна из лучших у нас. Однажды она получила почетную грамоту от штата, подписанную самим губернатором.
— Это здорово, — говорю я.
После того, как мистер Харрис с трудом выбирается из кресла, мы покидаем его кабинет и идем по коридору. Его ботинки скрипят на недавно навощенном полу. Пахнет свежей краской и моющими средствами. Вдоль стен стоят шкафчики для вещей и одежды. На многих наклеены баннеры в поддержку футбольной команды. Во всем здании никак не больше двадцати классов. Я считаю их, пока мы идем.
— Вот мы и пришли, — говорит мистер Харрис. Он протягивает руку. Я пожимаю ее. — Мы рады, что ты с нами. Мне нравится думать о нас, как о сплоченной семье. Добро пожаловать в нее.
— Спасибо, — отвечаю я.
Мистер Харрис приоткрывает дверь и просовывает голову в класс. И только тут я понимаю, что немного нервничаю, что подступает какая-то дурнота. У меня дрожит правая нога, сосет под ложечкой. Я не понимаю почему. Уж точно не потому, что предстоит идти на первый урок. Я слишком часто это делал, чтобы нервничать. Я делаю глубокий вдох и пытаюсь стряхнуть напряжение.
— Миссис Бартон, извините, что прерываю. Пришел ваш новый ученик.
— О, замечательно! Пусть войдет, — отзывается она с энтузиазмом.
Мистер Харрис открывает дверь, и я вхожу. Класс строго квадратный, в нем примерно двадцать пять человек, они сидят за прямоугольными столами размером с кухонный, по трое учеников за каждым. Все взгляды обращены на меня. Я смотрю сначала на учеников, а потом уже на миссис Бартон. Ей под шестьдесят, на ней розовый шерстяной свитер и очки в красной пластиковой оправе, прикрепленные к цепочке на шее. Она широко улыбается, у нее седеющие вьющиеся волосы.
У меня вспотели ладони и горит лицо. Надеюсь, оно не покраснело. Мистер Харрис закрывает дверь.
— И как тебя зовут? — спрашивает она.
В своем неуравновешенном состоянии я чуть было не говорю: «Дэниэл Джонс», но спохватываюсь. Глубоко вдыхаю и отвечаю:
— Джон Смит.
— Замечательно! А откуда ты?
— Фло… — начинаю я, но снова спохватываюсь, не успев выговорить слово да конца. — Санта Фе.
— Класс, давайте поприветствуем его.
Все хлопают. Миссис Бартон показывает мне на свободное место в центре класса между двумя другими студентами. Я испытываю облегчение от того, что она больше не задает вопросов. Она отворачивается, чтобы идти к своему столу, а я направляюсь по проходу прямо на Марка Джеймса, который сидит за одним столом с Сарой Харт. Когда я прохожу мимо, он высовывает ногу и ставит мне подножку. Я спотыкаюсь, но не падаю. По всему классу раздаются смешки. Миссис Бартон тут же оборачивается.
— Что случилось? — спрашивает она.
Я не отвечаю ей, а вместо этого смотрю на Марка. В любой школе есть крутой парень, задира, называйте его как хотите, но еще никогда он не возникал так быстро. У него черные волосы, щедро намазанные гелем, и они тщательно уложены так, чтобы торчали во все стороны. Аккуратно подстриженные бачки и щетина на лице. Лохматые брови над темными глазами. По его футбольной куртке я вижу, что он в двенадцатом, выпускном классе, его имя написано золотым курсивом над годом. Мы уставились друг на друга, в классе стоит насмешливый гул.
Я смотрю на свое место тремя столами дальше, а потом снова на Марка. Я мог бы в буквальном смысле сломать его пополам, если бы захотел. Я мог бы забросить его в соседний штат. Если бы он попробовал бежать и сел в машину, я бы догнал его машину и закинул на верхушку дерева. Но, помимо того, что это было бы чрезмерной реакцией, у меня в голове проносятся слова Генри: «Не высовывайся и не привлекай слишком много внимания». Я знаю, что должен следовать его совету и игнорировать то, что только что случилось, как я всегда делал прежде. Это то, что мы хорошо умеем: сливаться с окружающим и жить в его тени. Но сейчас мне как-то не по себе, и еще до того, как я успел дважды подумать, вопрос уже задан.
— Тебе что-то нужно?
Марк отводит глаза, обводит взглядом класс, всей тяжестью откидывается на спинку стула, потом снова смотрит на меня.
— О чем это ты? — спрашивает он.
— Ты высунул ногу, когда я проходил. И ты толкнул меня во дворе. Я подумал, может быть, ты чего-нибудь от меня хочешь.
— Что происходит? — спрашивает у меня за спиной миссис Бартон. Я смотрю на нее через плечо.
— Ничего, — отвечаю я. И снова перевожу взгляд на Марка. — Ну?
Его руки сжимают стол, но сам он молчит. Мы в упор смотрим друг на друга, потом он вздыхает и отводит глаза.
— Так я и думал, — говорю я ему, глядя сверху вниз, и иду дальше. Другие ученики не знают, как им реагировать, и большинство из них все еще смотрят на меня, когда я занимаю свое место между рыжеволосой веснушчатой девушкой и жирным парнем, который таращится на меня, разинув рот.
Миссис Бартон стоит перед классом. Она выглядит несколько обеспокоенной, но потом приходит в себя и рассказывает, почему вокруг Сатурна есть кольца и что состоят они в основном из частичек льда и пыли. Через какое-то время я отключаюсь и смотрю на других учеников. Группа совсем незнакомых людей, которых я снова буду пытаться держать на дистанции. Это всегда очень тонкое дело: общаться с ними ровно столько, чтобы оставаться загадочным, но при этом не становиться странным и не высовываться. Сегодня я уже провалил это дело самым ужасным образом.
Я делаю глубокий вдох и медленно выдыхаю. У меня все еще противно сосет под ложечкой и дрожит нога. Руки теплеют. Марк Джеймс сидит через три стола передо мной. Один раз он оборачивается и смотрит на меня, потом что-то шепчет на ухо Саре. Она тоже оборачивается. Она выглядит бесстрастной, но тот факт, что она с ним встречалась и теперь сидит вместе с ним, меня удивляет. Она одаривает меня теплой улыбкой. Я хочу улыбнуться в ответ, но словно застываю. Марк снова пытается ей что-то нашептывать, но она качает головой и отталкивает его. Мой слух гораздо лучше, чем у людей, если я его напрягу, но я так взволнован ее улыбкой, что не вслушиваюсь. Хотел бы я слышать, что она сказала.
Я разжимаю и сжимаю пальцы. Мои ладони потеют и начинают гореть. Еще один глубокий вдох. В глазах все плывет. Проходит пять минут, потом десять. Миссис Бартон все еще говорит, но я ее не слышу. Я сжимаю кулаки, потом разжимаю. И тут у меня перехватывает дыхание: от моей правой ладони идет легкое свечение. Я смотрю на нее, ошеломленный и изумленный. Через несколько секунд свечение становится ярче.
Я сжимаю кулаки. Сначала я напуган тем, что что-то случилось с одним из других. Но что могло случиться? Нас нельзя убивать не по порядку. Так работает заклинание. Но значит ли это, что с ними не может случиться какой-то другой беды? Может, кому-нибудь отрубили правую руку? Я никак не могу этого узнать. Но если бы что-то стряслось, я бы почувствовал это по шрамам на моих лодыжках. И только потом до меня доходит. Должно быть, формируется мое первое Наследие.
Я достаю из сумки телефон и отправляю Генри текст «ПРИОХАА», хотя хотел набрать «ПРИХОДИ». Мне слишком дурно, чтобы я мог отправить что-то еще. Я сжимаю кулаки и кладу их на колени.
Они горят и трясутся. Я разжимаю руки. Левая ладонь ярко красная, правая все еще светится. Я бросаю взгляд на настенные часы и вижу, что урок почти закончился. Если я смогу выбраться отсюда, то найду пустую комнату, позвоню Генри и спрошу его, что происходит. Я начинаю считать секунды: шестьдесят, пятьдесят девять, пятьдесят восемь. Такое ощущение, что у меня в руках вот-вот что-то взорвется. Я сосредотачиваюсь на счете. Сорок, тридцать девять. Теперь я ощущаю покалывание, словно в ладони вонзились маленькие иголки. Двадцать восемь, двадцать семь. Я открываю глаза и смотрю вперед, фокусируя взгляд на Саре в надежде, что ее вид меня отвлечет. Пятнадцать, четырнадцать. Оттого, что я смотрю на нее, мне становится хуже. Иголки теперь кажутся гвоздями.
Гвоздями, которые сунули в горн и довели до белого каления. Восемь, семь.
Звенит звонок, и в ту же секунду я вскакиваю и выбегаю из класса мимо других учеников. Мне дурно, и я неуверенно держусь на ногах. Я продолжаю идти по коридору, совершенно не представляя куда. Я чувствую, что за мной кто-то идет. Я достаю из заднего кармана расписание и проверяю номер моего шкафчика. По счастью, он как раз справа от меня. Останавливаюсь около него и прикладываю голову к металлической дверце. Я качаю головой, понимая, что, в спешке покидая класс, забыл сумку с телефоном. И тут кто-то меня толкает.
— Ну, что, крутой парень?
От толчка я, спотыкаясь, делаю несколько шагов и оборачиваюсь. Марк стоит и улыбается.
— Что-то не так? — спрашивает он.
— Нет, — отвечаю я.
У меня кружится голова. Мне кажется, я теряю сознание. И мои руки горят. Что бы ни происходило, происходит оно в самое неподходящее время. Он снова толкает меня.
— Ты не такой крутой, когда рядом нет учителей, а?
Мне не хватает равновесия, чтобы стоять, я спотыкаюсь о собственные ноги и падаю на пол. Сара встает перед Марком.
— Оставь его в покое, — говорит она.
— Это не из-за тебя, — отвечает он.
— Конечно. Ты видишь нового парня, который разговаривает со мной, и сразу пытаешься затеять с ним драку. Это одна из причин, почему мы с тобой больше не вместе.
Я поднимаюсь. Сара тянется помочь, и как только она меня касается, в моих руках вспыхивает боль, а в голову словно ударяет молния. Я поворачиваюсь и иду прочь, в другую сторону от астрономического класса. Я знаю, что все посчитают меня трусом за то, что я убегаю, но я чувствую, что почти теряю сознание. Я поблагодарю Сару и разберусь с Марком, но позже. А сейчас мне надо только найти комнату с замком в двери.
Я добираюсь до конца коридора, где он пересекается с главным входом в школу. Мысленно возвращаюсь к инструктажу мистера Харриса, который объяснял, где расположены разные комнаты. Если я правильно помню, то большой зал, комнаты для музыкальных репетиций и гуманитарные классы находятся в конце этого коридора. Я бегу туда так быстро, как только способен в моем нынешнем состоянии. Позади я слышу, как Марк кричит мне, а Сара кричит на него. Я открываю первую же дверь, которую нахожу, и захлопываю за собой. К счастью, есть задвижка, и я ее закрываю.
Я в темной комнате. На сушке висят пленки с негативами. Я падаю на пол. У меня кружится голова и горят руки. С того момента, как я только увидел свечение, я держу руки сжатыми в кулаки. Я смотрю на них и вижу, что правая рука все еще светится и пульсирует. Я начинаю паниковать.
Я сижу на полу, пот заливает глаза. В обеих руках страшная боль. Я знал, что надо ожидать проявления моего Наследия, но представления не имел, что его приход будет включать это. Я разжимаю руки, и моя правая ладонь начинает ярко светиться, свет концентрируется. Левая ладонь тускло мерцает, жжение почти невыносимо. Я бы хотел, чтобы Генри был здесь. Надеюсь, он уже едет.
Я закрываю глаза, скрещиваю руки и обхватываю туловище. Перекатываюсь по полу, во мне все болит. Я не знаю, сколько проходит времени. Одна минута? Десять минут? Звенит звонок, оповещая о начале следующего урока. Я слышу, что за дверью разговаривают. Пару раз дверь пытаются открыть, но она заперта, и сюда никто не сможет войти. Я катаюсь по полу, глаза плотно закрыты. В дверь опять начинают стучать. Голоса приглушенные, я не могу понять, что там говорят. Я открываю глаза и вижу, что свет от моих рук залил всю комнату. Я сжимаю кулаки, чтобы попробовать спрятать свет, но он просачивается между пальцами. Потом дверь начинают трясти по-настоящему. Что они подумают о свете от моих рук? Его не спрятать. Как я его объясню?
— Джон? Открой дверь, это я, — раздается голос.
Меня переполняет чувство облегчения. Голос Генри, единственный голос в мире, который я хочу услышать.

0

6

ГЛАВА ПЯТАЯ

Я подползаю к двери и отпираю ее. Она распахивается. Генри весь грязный, в рабочей одежде, словно делал что-то по дому. Я так рад видеть его, что мне хочется подпрыгнуть и обнять его. И я пытаюсь, но я слишком слаб и снова падаю на пол.
— Там все в порядке? — спрашивает мистер Харрис, который стоит за спиной у Генри.
— Все отлично. Дайте нам только минуту, пожалуйста, — отвечает Генри.
— Не вызвать ли «скорую»?
— Нет!
Дверь закрывается. Генри смотрит на мои руки. На правой свет горит ярко, а левая лишь тускло мерцает, как будто пытаясь набраться уверенности. Генри широко улыбается, его лицо светится, как маяк.
— Ах, благодарение Лориен, — выдыхает он, потом достает из заднего кармана пару кожаных садовых перчаток. — Дуракам везет, я как раз работал во дворе. Надень их.
Я надеваю, и они совсем закрывают свет. Мистер Харрис открывает дверь и просовывает голову.
— Мистер Смит? Все в порядке?
— Да, все отлично. Дайте нам тридцать секунд, — говорит Генри, потом поворачивается ко мне. — Твой директор испереживался.
Я делаю глубокий вдох и выдыхаю.
— Я понимаю, что происходит, но что все это значит?
— Твое первое Наследие.
— Это я знаю, но почему свет?
— Мы поговорим об этом в машине. Ты можешь идти?
— Думаю, да.
Он помогает мне встать. Я плохо держу равновесие, все еще дрожу. Я хватаюсь за его плечо, чтобы устоять.
— Мне надо забрать свою сумку, пока мы не ушли, — говорю я.
— Где она?
— Я оставил ее в классе.
— Какой номер?
— Семнадцать.
— Давай я отведу тебя в пикап, а потом схожу за ней.
Я кладу правую руку ему на плечи. Он поддерживает меня, обхватив левой рукой за пояс. Хотя уже прозвенел второй звонок, я слышу в коридоре голоса.
— Ты должен идти ровно и нормально, старайся.
Я делаю глубокий вдох. Я пытаюсь собрать все силы, какие только могли у меня остаться, чтобы выдержать длинный выход из школы.
— Давай, — говорю я. Я вытираю пот со лба и выхожу вслед за Генри из темной комнаты. Мистер Харрис все еще стоит в коридоре.
— Просто приступ астмы, — объясняет ему Генри и проходит мимо.
В коридоре толпятся человек двадцать, у большинства на шеях висят камеры, все хотят попасть в темную комнату на урок фотографии. По счастью, Сары среди них нет. Я иду так ровно, как только могу, поочередно ступая ногами. До выхода из школы метров тридцать. Это много шагов. Ученики шепчутся.
— Ну и наркоман.
— Будет ли он вообще ходить в школу?
— Надеюсь, да. Он симпатичный.
— А чем, как вы думаете, он занимался в темной комнате, что его лицо стало таким красным? — слышу я, и все смеются. Точно так же, как мы можем концентрировать слух, мы можем и отключать его, что помогает, когда нужно сосредоточиться посреди шума и сумятицы. Поэтому я отгораживаюсь от гула голосов и иду вслед за Генри. Каждый шаг дается мне как десять, но, в конце концов, мы доходим до двери. Генри открывает ее, пропуская меня, и я пытаюсь сам дойти до припаркованного впереди пикапа. Чтобы сделать последние двадцать шагов, я снова обхватываю его рукой за плечи. Он открывает дверцу, и я вваливаюсь в кабину.
— Ты сказал — семнадцать?
— Да.
— Надо было держать его при себе. Маленькие ошибки порождают большие. Мы не можем себе позволить ошибаться.
— Я знаю. Извини.
Он захлопывает дверцу и идет обратно в здание. Я сижу согнувшись и пытаюсь дышать глубже. Я все еще чувствую пот на лбу. Я выпрямляюсь и убираю солнцезащитный щиток, чтобы взглянуть в зеркало. Мое лицо краснее, чем я думал, и в глазах видны слезы. Но, несмотря на боль и изнеможение, я улыбаюсь. «Наконец-то», — думаю я. После стольких лет ожидания, после стольких лет, когда моей единственной защитой от могадорцев были ум и бегство, пришло мое первое Наследие. Генри выходит из школы с моей сумкой. Он обходит грузовик, открывает дверцу и бросает сумку на сиденье.
— Спасибо, — говорю я.
— Не за что.
Когда мы выезжаем со стоянки, я снимаю перчатки и внимательнее рассматриваю свои руки. Свет на правой руке начинает утончаться, как луч фонарика, только ярче. Жжение ослабевает. Левая рука по-прежнему тускло мерцает.
— Не снимай, пока мы не приедем домой, — говорит Генри.
Я снова надеваю перчатки и смотрю на него. Он гордо улыбается.
— Дерьмовски долго ждали, — замечает он.
— Что? — спрашиваю я.
Он оборачивается ко мне.
— Дерьмовски долго ждали, — повторяет он. — Твоего Наследия.
Я смеюсь. Генри много что освоил на Земле, но только не ругательства.
— Чертовски долго ждали, — поправляю я его.
— Да, я так и сказал.
Он сворачивает на нашу дорогу.
— Ну, а что дальше? Значит ли это, что мои руки смогут стрелять лазерами, или как?
Он усмехается.
— Приятная мысль, но нет, этого не будет.
— Ладно, а что я буду делать со светом? Когда за мной будут гнаться, мне нужно обернуться и светить им в глаза? Может, это отпугнет их от меня или еще как-то на них подействует?
— Терпение, — говорит он. — Тебе еще не надо этого понимать. Давай пока доберемся до дома.
Тут я что-то припоминаю и едва не спрыгиваю с сиденья.
— Значит ли это, что мы наконец откроем Ларец?
Он кивает и улыбается.
— Очень скоро.
— Да, черт возьми! — говорю я. Деревянный Ларец с искусной резьбой не давал мне покоя всю жизнь. Это хрупкий на вид ящичек с лориенской эмблемой на стенке, который Генри окружил атмосферой полной секретности. Он никогда не говорил мне, что находится внутри, и этот ящичек невозможно открыть — уж я-то знаю, потому что пытался бессчетное количество раз и всегда безуспешно. Он заперт на висячий замок без какого-либо видимого отверстия для ключа.
Когда мы приезжаем домой, я вижу, что Генри здесь поработал. Три стула с веранды убраны, и все окна открыты. Внутри с мебели сняты простыни, некоторые поверхности начисто протерты. Я ставлю свою сумку на стол в гостиной и открываю ее. На меня накатывает волна раздражения.
— Вот черт, — говорю я.
— Что?
— Телефона нет.
— А где он?
— Утром я слегка повздорил с парнем по имени Марк Джеймс. Должно быть, он его забрал.
— Джон, ты провел в школе всего полтора часа. Скажи на милость, как, черт возьми, ты умудрился с кем-то повздорить?
— Это школа. Я новенький. Это просто. Генри достает из кармана телефон и набирает мой номер. Потом захлопывает телефон.
— Отключен, — говорит он.
— Конечно, отключен.
Он смотрит на меня.
— Что случилось? — спрашивает он знакомым тоном, таким тоном, когда он задумывается об очередном переезде.
— Ничего. Просто глупый спор. Может, я просто выронил его, когда клал в сумку, — говорю я, хотя знаю, что не ронял. — Я не очень хорошо соображал. Может, он лежит в столе находок.
Он осматривается вокруг и вздыхает.
— Кто-нибудь видел твои руки?
Я смотрю на него. У него красные глаза, они еще сильнее налиты кровью, чем когда он меня забирал. Взъерошенные волосы и такой изможденный вид, словно он может в любой момент потерять сознание. Последний раз он спал во Флориде, два дня назад. Не представляю, как он до сих пор держится на ногах.
— Нет, никто.
— Ты пробыл в школе полтора часа. За это время у тебя проявилось первое Наследие, ты едва не подрался и забыл в классе свою сумку. Не очень хороший набор.
— Ничего особенного. Ничего такого, из-за чего надо ехать в Айдахо, в Канзас или куда там еще, на наше следующее место.
Генри прищуривается, обдумывая услышанное и пытаясь решить, будет ли оправдан отъезд.
— Сейчас нельзя быть небрежным, — говорит он.
— В любой школе споры случаются каждый день. Обещаю тебе, они не выйдут на наш след из-за того, что какой-то задира сцепился с новичком.
— Не в каждой школе у новичка светятся руки.
Я вздыхаю.
— Генри, ты просто умираешь. Поспи. Мы можем принять решение, когда ты поспишь.
— Нам надо о многом поговорить.
— Я никогда еще не видел тебя таким усталым. Поспи несколько часов. Потом мы поговорим.
Он кивает.
— Вздремнуть не помешает.

Генри идет в свою комнату и закрывает дверь. Я выхожу из дома и немного брожу по двору. Солнце ушло за деревья, и дует холодный ветер. Я все еще в перчатках. Я их снимаю и засовываю в задний карман. Руки остаются такими же. По правде говоря, только половина меня пребывает в радостном возбуждении от того, что после стольких лет нетерпеливого ожидания пришло мое первое Наследие. Другая моя половина подавлена. Наши постоянные переезды уже измотали меня, а теперь я уже не смогу вписываться в окружение и оставаться на одном месте сколько-нибудь долго. Будет невозможно заводить друзей или приспосабливаться. Меня тошнит от придуманных имен и от лжи. Меня тошнит от того, что все время надо оглядываться и смотреть, не следит ли кто за мной.
Я нагибаюсь и трогаю шрамы на правой лодыжке. Три круга, которые символизируют троих мертвых. Мы связаны друг с другом чем-то большим, чем просто принадлежностью к одной расе. Трогая шрамы, я пытаюсь представить, кем были те другие, мальчиками или девочками, где они жили, сколько им было лет, когда они умерли. Я пытаюсь вспомнить других детей, которые были на корабле вместе со мной, и каждому дать номер. Я думаю о том, как мы могли бы встретиться и пообщаться. Как бы это выглядело, будь мы до сих пор на Лориен. Как бы это было, если бы судьба всей нашей расы не зависела от того, выживем ли мы, которых так мало. Как бы это было, если бы нам не грозила смерть от рук наших врагов.
Это страшно — знать, что следующим будешь ты. Но мы опережаем их, переезжая и убегая. Хотя меня тошнит от необходимости постоянно бежать, я знаю, что только благодаря этому мы до сих пор живы. Если мы остановимся, они нас найдут. А теперь, когда я стал первым на очереди, они, несомненно, активизировали поиски. И они наверняка знают, что мы становимся сильнее, вступая в права владения своим Наследием.
И есть другая лодыжка и другой шрам на ней, который появился, когда в те драгоценные последние минуты на Лориен было произнесено лориенское заклинание. Именно оно всех нас объединяет.

0

7

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Я вхожу в дом и ложусь на пустой матрац в своей комнате. Утро обессилило меня, и я позволяю себе закрыть глаза. Когда я снова их открываю, солнце уже висит над деревьями. Я выхожу из комнаты. Генри сидит на кухне с открытым лэптопом, и я знаю, что он, как всегда, просматривает новости, разыскивая информацию или заметки, которые могут дать нам понять, где находятся остальные.
— Ты спал? — спрашиваю я.
— Немного. У нас теперь есть Интернет, а я не проверял новости с самой Флориды. Это меня угнетало.
— Есть что-нибудь? — интересуюсь я.
Он пожимает плечами.
— В Африке четырнадцатилетний мальчик выпал из окна на четвертом этаже и ушел без единой царапины. Пятнадцатилетний подросток в Бангладеше уверяет, что он — Мессия.
Я смеюсь.
— Я знаю, что пятнадцатилетний не из наших. А как насчет другого?
— Нет. Выжить после падения с четвертого этажа — не такое большое дело, и, кроме того, если бы это был один из нас, он для начала не был бы так неаккуратен, — говорит он и подмигивает.
Я улыбаюсь и сажусь напротив него. Он закрывает компьютер и кладет руки на стол. Его часы показывают 11:36. Мы провели в Огайо чуть больше полусуток, а уже так много случилось. Я поднимаю ладони. С тех пор как я последний раз смотрел на них, они потускнели.
— Ты знаешь, что у тебя теперь есть?
— Свет в моих руках.
Он усмехается.
— Это называется Люмен. Со временем ты сможешь контролировать свет.
— Очень на это надеюсь, потому что если руки скоро не погаснут, то вся наша скрытость лопнет. И все-таки я не понимаю, что это за контроль.
— Люмен — это больше, чем просто свет. Уверяю тебя.
— А что еще?
Он идет в свою комнату и возвращается с зажигалкой в руке.
— Хорошо ли ты помнишь своих бабушку и дедушку? — спрашивает он. Дедушки и бабушки — это те, кто нас растит. Мы редко видим родителей до двадцатипятилетнего возраста, когда сами заводим детей. Лориенцы живут по двести лет, гораздо дольше людей, и когда в возрасте двадцати пяти — тридцати лет у них рождаются дети, их воспитывают дедушки и бабушки, тогда как сами родители продолжают совершенствовать свои способности.
— Немного. А что?
— Такой же дар был у твоего дедушки.
— Не помню, чтобы у него светились руки, — говорю я.
Генри пожимает плечами.
— Может, у него никогда не было нужды использовать этот дар.
— Изумительно, — замечаю я. — Хорош дар, которым не придется воспользоваться.
Он качает головой.
— Дай мне свою руку.
Я протягиваю ему правую руку, он щелкает зажигалкой и подносит огонь к кончику моего пальца. Я отдергиваю руку.
— Что ты делаешь?
— Доверься мне, — говорит он.
Я снова протягиваю ему руку. Он берет ее и еще раз щелкает зажигалкой. Он смотрит мне в глаза. Потом улыбается. Я смотрю на руку и вижу, что он держит огонек у конца моего среднего пальца. Я ничего не чувствую. Инстинкт все равно заставляет меня отдернуть руку. Я тру палец. Ощущения те же, что и до зажигалки.
— Ты чувствовал огонь? — спрашивает он.
— Нет.
— Давай руку, — говорит он. — Когда что-то почувствуешь, скажи.
Он опять начинает с кончика пальца, потом медленно двигает пламя вдоль тыльной стороны ладони. Там, где пламя касается кожи, чувствуется только легкое щекотание и больше ничего. Только когда огонь доходит до запястья, я начинаю ощущать жжение. Я убираю руку.
— Ой.
— Люмен, — говорит он. — Ты станешь неуязвимым для огня и жара. Руки пришли к этому сами, но остальное тело придется потренировать.
Мое лицо расплывается в улыбке.
— Неуязвим для огня и жара, — повторяю я. — Значит, меня больше никогда не будет жечь?
— Не будет. Со временем.
— Потрясающе!
— Не такое уж и плохое Наследие, а?
— Совсем неплохое, — соглашаюсь я. — А как насчет этого света? Он когда-нибудь отключится?
— Да. Возможно, после хорошего ночного сна, когда твой мозг забудет о нем, — говорит он. — Но какое-то время тебе надо быть осторожным и избегать волнения. От эмоционального дисбаланса свет может снова появиться, например, если ты слишком разнервничаешься, разозлишься или опечалишься.
— Как долго?
— До тех пор, пока ты не научишься держать его под контролем, — он закрывает глаза и трет лицо руками. — Ладно, я еще раз попробую уснуть. Мы поговорим о твоих тренировках через несколько часов.
После того как он уходит, я остаюсь за кухонным столом, сжимая и разжимая ладони, глубоко дыша и стараясь успокоить все внутри себя, чтобы свет погас. Разумеется, ничто не срабатывает.
В доме по-прежнему полный беспорядок, если не считать того немногого, что Генри успел сделать, пока я был в школе. Я вижу, что он склоняется к тому, чтобы уехать, но не до такой степени, чтобы его нельзя было отговорить.
Может быть, если он, проснувшись, увидит, что в доме чисто и прибрано, это подтолкнет его мысли в правильном направлении.
Я начинаю со своей комнаты. Протираю и мою окна, подметаю пол. Когда все становится чистым, я бросаю на кровать простыни, подушки и одеяла, потом развешиваю и раскладываю свою одежду. Шкаф старый и шаткий, но я заполняю его, а потом кладу на него сверху несколько принадлежащих мне книг. И вот комната убрана, а все мои пожитки разложены в полном порядке.
Я перехожу в кухню, убираю посуду и протираю полки. Я что-то делаю, и это отвлекает меня от моих рук, хотя, пока я занимаюсь уборкой, я думаю о Марке Джеймсе. Первый раз в жизни я не дал себя в обиду. Я всегда этого хотел, но никогда не делал, потому что следовал совету Генри держаться незаметно. Я всегда старался как можно дольше оттягивать очередной переезд. Но сегодня все пошло иначе. Оказалось очень приятно наехать в ответ на того, кто наехал на тебя. Ну, и история с моим телефоном, который был украден. Конечно, мы легко могли бы купить новый, но где справедливость?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Я просыпаюсь до звонка будильника. В доме прохладно и тихо. Я достаю руки из-под одеяла. Они нормальные, никакого света, никакого жара. Я выбираюсь из кровати и иду в гостиную. Генри сидит за кухонным столом, читает местную газету и пьет кофе.
— Доброе утро, — говорит он. — Как ты себя чувствуешь?
— На миллион баксов, — отвечаю я.
Я насыпаю себе миску хлопьев и сажусь напротив него.
— Что ты собираешься сегодня делать? — спрашиваю я.
— В основном беготня. У нас маловато денег. Думаю устроить банковский перевод.
Планета Лориен богата (или была богата, в зависимости от того, как посмотреть) природными ресурсами. В том числе драгоценными камнями и металлами. Перед нашим отъездом каждому Черпану дали пакет алмазов, изумрудов и рубинов, чтобы продать их, когда мы прибудем на Землю. Генри так и сделал и разместил деньги на счете в иностранном банке. Я не знаю, сколько там денег, и никогда не спрашивал. Но я знаю, что их достаточно на десять наших жизней, если не больше. Генри снимает деньги примерно раз в год.
— Впрочем, не знаю, — продолжает он. — Я не хочу уходить слишком далеко — вдруг сегодня еще что-то случится.
Не желая делать из вчерашнего большую проблему, я отмахиваюсь от намека.
— Со мной все будет в порядке. Отправляйся за деньгами.
Я смотрю в окно. Занимается рассвет, бледно освещая окружающее. Пикап покрыт росой. Давненько мы не видели зимы. У меня даже куртки нет, и я вырос почти из всех своих свитеров.
— Похоже, на улице холодно, — замечаю я. — Может, нам стоит как-нибудь собраться и подкупить одежды.
Он кивает.
— Я подумал об этом вчера вечером, поэтому и надо сходить в банк.
— Тогда иди, — говорю я. — Сегодня ничего не случится.
Я доедаю хлопья, кладу миску в раковину и иду в душ. Через десять минут я уже одет в джинсы и черную терморубаху, рукава засучены до локтей. Я смотрю в зеркало на себя, потом на свои руки. Я спокоен. Таким и надо оставаться.
По дороге в школу Генри дает мне пару перчаток.
— Всегда держи их при себе. Вдруг понадобятся.
Я засовываю их в задний карман.
— Думаю, они не пригодятся. Я чувствую себя вполне прилично.
Перед школой выстроились автобусы. Генри подъезжает к зданию сбоку.
— Мне не нравится, что ты без телефона, — говорит он. — Много что может пойти не так.
— Не волнуйся. Я его скоро верну.
Вздыхая, он качает головой.
— Не делай глупостей. К концу дня я буду здесь.
— Хорошо, — отвечаю я и выхожу из пикапа. Он уезжает.
Внутри школы суета. Ученики толкаются у своих шкафчиков, разговаривают, смеются. Некоторые смотрят на меня и начинают шептаться. Не знаю, из-за стычки или из-за фотолаборатории. Наверное, они судачат и о том и о другом. Это маленькая школа, а в маленьких школах мало что происходит такого, о чем бы сразу не узнали все.
Дойдя до главного входа, я поворачиваю направо и нахожу свой шкафчик. Он пуст. Через пятнадцать минут мне нужно писать сочинение. Я прохожу мимо класса, чтобы удостовериться, что знаю, где он, и иду в школьную администрацию. Секретарша встречает меня улыбкой.
— Привет, — говорю я. — Я вчера потерял телефон и хотел бы узнать, не передавали ли его в стол находок?
Она качает головой.
— Нет, боюсь, что никаких телефонов не передавали.
— Спасибо, — отвечаю я.
Нигде в коридоре я не вижу Марка. Я выбираю направление и начинаю обход. На меня все еще смотрят и шепчутся, но меня это не волнует. Я вижу Марка метрах в пятнадцати перед собой. Вдруг я чувствую прилив адреналина. Я смотрю на свои руки. Они нормальные. Я волнуюсь, как бы они не начали светиться, ведь как раз от волнения свет может проявиться.
Марк прислонился к шкафчику, скрестив руки на груди, вокруг него пять парней и две девушки, все разговаривают и смеются. Сара сидит на подоконнике метрах в пяти от него. Она и сегодня ослепительна со своими светлыми волосами, собранными в хвост, в юбке и сером свитере. Она читает книгу, но, когда я к ним подхожу, поднимает взгляд.
Я останавливаюсь перед группой, смотрю на Марка и жду. Он замечает меня примерно через пять секунд.
— Что тебе надо? — спрашивает он.
— Ты знаешь что.
Мы смотрим друг на друга. Толпа вокруг нас растет, сначала десять человек, потом двадцать. Сара встает и подходит к нам. Марк одет в свою футбольную куртку, его черные волосы тщательно уложены таким образом, чтобы создавалось полное впечатление, что он только выкатился из постели и сразу оказался одетым.
Он отталкивается от шкафчика и идет ко мне. Не доходя нескольких сантиметров до меня, он останавливается. Наши торсы почти касаются друг друга, и я чувствую острый запах его одеколона. В Марке, наверное, около метра и восьмидесяти сантиметров, он сантиметров на пять выше меня. У нас одинаковое телосложение. Вот только он не знает, что внутри я совсем другой, чем он. Я быстрее его и гораздо сильнее. При этой мысли я самоуверенно улыбаюсь.
— Может, сегодня ты задержишься в школе подольше? Или опять убежишь, как щенок?
В толпе раздаются смешки.
— Ну, это мы еще посмотрим.
— Да, посмотрим, — повторяет он и придвигается еще ближе.
— Я хочу обратно свой телефон, — говорю я.
— У меня нет твоего телефона.
Я качаю головой.
— Два человека видели, как ты его брал, — вру я.
По тому, как сдвинулись его брови, я понял, что угадал.
— Ну, а если и я? Что ты сделаешь?
Вокруг нас уже, наверное, человек тридцать. Не сомневаюсь, что к десятой минуте первого урока вся школа будет знать о том, что случилось.
— Я тебя предупредил, — говорю я. — У тебя есть время до конца дня.
Я поворачиваюсь и ухожу.
— А иначе что? — кричит он вслед. Я не отвечаю. Пусть поломает голову над ответом. У меня сжаты кулаки, и я осознаю, что перепутал прилив адреналина с нервозностью. Но почему я так нервничал? Из-за непредсказуемости? Из-за того, что я впервые с кем-то столкнулся? Из-за боязни, что мои руки могут начать светиться? Наверное, из-за всего сразу.
Я иду в туалет, вхожу в пустую кабинку и закрываюсь на задвижку. Я раскрываю ладони. Легкое свечение на правой. Я закрываю глаза и концентрируюсь на том, чтобы дышать медленно и размеренно. Минуту спустя свечение все еще остается. Я качаю головой. Не думал, что Наследие окажется таким чувствительным. Я остаюсь в кабинке. Мой лоб покрывается тонкой пленкой пота; обе ладони теплые, но, к счастью, левая пока нормальная. В туалет входят и выходят люди, а я остаюсь в кабинке и жду. Свечение продолжается. Наконец, звенит звонок на первый урок, и туалет пустеет.
В отвращении я мотаю головой и смиряюсь с неизбежным. У меня нет телефона, а Генри едет в банк. Я наедине с собственной глупостью, и мне некого винить, кроме самого себя. Я достаю из заднего кармана перчатки и натягиваю их. Кожаные садовые перчатки. Выглядеть глупее я бы не мог, даже если бы надел клоунские башмаки с желтыми штанами. Хватит вливаться в коллектив. Я понимаю, что должен остановиться с Марком. Он побеждает. Он может оставить у себя мой телефон; мы с Генри вечером достанем другой.
Я выхожу из туалета и по пустому коридору иду в класс. Когда я вхожу, все смотрят на меня, потом на перчатки. Нечего и думать их спрятать. Я выгляжу как дурак. Я пришелец, у меня сверхъестественные способности и будут еще новые, я могу делать то, что людям и не снилось, и все равно я выгляжу как дурак.

Я сижу в центре класса. Мне никто ничего не говорит, а я сам слишком взволнован, чтобы слышать, что говорит учитель. Когда звенит звонок, я складываю свои принадлежности в рюкзак и накидываю его на плечо. Я все еще в перчатках. Выходя из класса, я оттягиваю отворот правой перчатки и смотрю на ладонь. Она продолжает светиться.
По коридору я иду размеренно. Дышу медленно. Стараюсь отвлечься, но это не срабатывает. Когда я вхожу в класс, Марк сидит на том же месте, что и днем раньше, и Сара рядом с ним. Он ухмыляется при виде меня. Стараясь не размениваться по мелочам, он не обращает внимания на мои перчатки.
— Ну, как оно, бегун? Я слышал, идет набор в команду по кроссу.
— Не задирайся, — говорит ему Сара. Проходя мимо, я смотрю на нее, в ее голубые глаза. От этого я смущаюсь, и мои щеки теплеют. Место, на котором я сидел днем раньше, занято, и я иду в самый конец класса. Комната заполняется, и рядом со мной садится вчерашний парень, который предостерег меня насчет Марка. На нем другая черная футболка с логотипом «НАСА» посередине, армейские штаны и кроссовки «Найк». У него взъерошенные рыжеватые волосы, а карие глаза кажутся большими из-за очков. Он достает блокнот со схемами созвездий и планет. Смотрит на меня и не пытается сделать вид, будто не смотрит.
— Как дела? — спрашиваю я.
Он пожимает плечами.
— Почему ты в перчатках?
Я открываю рот, чтобы ответить, но тут миссис Бартон начинает урок. По ходу урока парень рядом со мной по большей части рисует марсиан, какими они ему представляются. Тела маленькие, головы, руки и глаза большие. Тот же стереотип, который обычно используют в кино. Под каждым рисунком он маленькими буквами подписывает свое имя: СЭМ ГУД. Он замечает, что я смотрю на него, и я отворачиваюсь.
Пока миссис Бартон рассказывает о шестидесяти одной Луне Сатурна, я смотрю на затылок Марка. Он пишет, склонившись над партой. Потом выпрямляется и передвигает записку Саре. Она отталкивает ее, не читая. Это заставляет меня улыбнуться. Миссис Бартон гасит свет и включает видео. Вращающиеся на экране перед классом планеты наводят меня на мысли о Лориен. Это одна из восемнадцати обитаемых планет во Вселенной. Еще есть Земля. И еще есть, к несчастью, Могадор.
Лориен. Я закрываю глаза и позволяю себе погрузиться в воспоминания. Старая планета, в сто раз старше Земли. Все проблемы, с которыми сейчас сталкивается Земля, — загрязнение, перенаселенность, глобальное потепление, нехватка еды — были и на Лориен. На каком-то этапе истории, двадцать пять тысяч лет назад, планета начала умирать. Это было задолго до того, как мы обрели способность путешествовать по Вселенной, и народ Лориен должен был что-то сделать, чтобы выжить. Медленно, но верно мы пришли к тому, чтобы навсегда обеспечить планете условия для существования, и для этого изменили образ жизни, отказавшись от всего вредоносного — от оружия и бомб, от ядовитых химикатов и всего, что загрязняет среду, — и со временем планета начала оправляться от ущерба. По ходу эволюции, за тысячи лет, определенная категория граждан — Гвардия — сумела развить в себе серьезные способности, чтобы защищать планету и помогать ей. Словно Лориен вознаградила моих предков за их дальновидность и уважение к себе.
Миссис Бартон включает свет. Я открываю глаза и смотрю на часы. Урок почти закончился. Я снова спокоен и совсем забыл о своих руках. Я делаю глубокий вдох и заглядываю в отворот правой перчатки. Света нет! Я улыбаюсь и снимаю обе перчатки. Все вернулось в норму. Сегодня у меня еще шесть уроков. Все это время я должен сохранять спокойствие.

Первая половина дня проходит без инцидентов. Я остаюсь спокойным, новых стычек с Марком нет. В перерыве я беру поднос с комплексным обедом и нахожу пустой стол в конце столовой. Когда я уже наполовину съел кусок пиццы, напротив меня подсаживается Сэм Гуд, парень с урока по астрономии.
— Ты в самом деле будешь драться с Марком после уроков? — спрашивает он.
Я качаю головой.
— Нет.
— А все говорят, что будешь.
— Они ошибаются.
Он пожимает плечами и продолжает есть. Минуту спустя он спрашивает:
— А где твои перчатки?
— Я их снял. Руки больше не мерзнут.
Он открывает рот, чтобы ответить, но тут откуда-то прилетает огромная тефтеля, предназначенная, я уверен, мне, и попадает ему в затылок. Его волосы и плечи усыпаны фаршем и соусом от спагетти. Что-то отскочило и на меня. Я начинаю отряхиваться, когда прилетает еще одна тефтеля и бьет меня точно в щеку. По всей столовой раздается протяжное «У-у-ух».
Я встаю и вытираю щеку салфеткой, во мне нарастает злость. В этот момент мне неважно, что с моими руками. Пусть сияют как солнце, Генри и я можем уехать сегодня же, если до того дойдет. Но, черт возьми, я этого так не оставлю. Утром я стерпел, но сейчас терпеть не буду.
— Не надо, — говорит Сэм. — Если ты подерешься, они никогда не оставят тебя в покое.
Я сдвигаюсь с места. В столовой повисает тишина. На меня смотрят сотни пар глаз. Мое лицо передергивается и становится хмурым. За столом с Марком Джеймсом сидят семь человек, все парни. Когда я подхожу, все семеро встают.
— У тебя проблемы? — спрашивает меня один из них. Он большой, сложением похож на атакующего форварда. На щеках и на шее у него пятнами проступает рыжеватая щетина, словно он отращивает бороду. От этого лицо выглядит каким-то грязным. Как и все остальные, он одет в футбольную куртку Он скрещивает руки на груди и перегораживает мне проход.
— Тебя это не касается, — отвечаю я.
— Тебе надо пройти через меня, если ты хочешь до него добраться.
— Я так и сделаю, если ты не уберешься.
— Не думаю, что у тебя получится, — говорит он.
Я бью его коленом прямо в промежность. У него перехватывает дыхание, и он сгибается пополам. Вся столовая выдыхает.
— Я тебя предупреждал, — замечаю я, перешагиваю через него и иду прямо на Марка. Я уже совсем рядом с ним, когда сзади меня кто-то хватает. Я оборачиваюсь со сжатыми кулаками, готовый с размаху ударить, но в последний момент понимаю, что это смотритель столовой.
— Хватит, ребята.
— Посмотрите, что он сделал с Кевином, мистер Джонсон, — говорит Марк. Кевин все еще на полу и обхватил себя руками. Лицо у него свекольного цвета. — Отправьте его к директору!
— Заткнись, Джеймс. Вы пойдете все четверо. Не думай, что я не видел, как вы бросали эти тефтели, — говорит он и смотрит на Кевина, который по-прежнему на полу. — Поднимайся.
Откуда-то появляется Сэм. Он пытался очистить себе волосы и плечи. Большие куски убрал, но соус только размазал. Не знаю, зачем он подошел. Я смотрю на свои руки, готовый бежать при первом признаке света, но, к моему удивлению, никакого света нет. Может, сказалась внезапность и я не успел разнервничаться? Я не знаю.
Кевин встает и смотрит на меня. Он держится на ногах неуверенно и все еще дышит с трудом. Ему нужна опора, и он хватается за плечо стоящего рядом парня.
— Ты еще поплатишься, — говорит он.
— Это вряд ли, — отвечаю я. Я все еще хмурюсь, все еще обсыпан едой. К черту, не буду я ее счищать.
Мы вчетвером идем в кабинет директора. Мистер Харрис сидит за столом и ест обед, разогретый в микроволновке, за ворот заткнута салфетка.
— Простите, что прерываю. В обед случилось небольшое недоразумение. Уверен, эти ребята будут рады все объяснить, — говорит смотритель столовой.
Мистер Харрис вздыхает, вынимает салфетку и бросает ее в корзинку для мусора. Он отодвигает ладонью свой обед на край стола.
— Спасибо, мистер Джонсон.
Мистер Джонсон уходит и закрывает за собой дверь, а мы четверо садимся.
— Ну, кто хочет начать? — спрашивает директор, и в голосе его слышится раздражение.
Я молчу. Мистер Харрис сжимает челюсть. Я опускаю взгляд на свои руки. Свечения нет. Я кладу их на колени ладонями вниз — на всякий случай. Через десять секунд, прошедших в молчании, Марк начинает:
— Кто-то запустил в него тефтелей. Он подумал, что это я, и врезал коленом Кевину по яйцам.
— Не выражайся, — говорит мистер Харрис и оборачивается к Кевину. — Ты в порядке?
Кевин, у которого лицо все еще красное, кивает.
— Так кто же швырнул тефтелю? — спрашивает меня мистер Харрис.
Я не отвечаю, раздраженный всей этой разборкой. Я делаю глубокий вдох, стараясь успокоиться.
— Я не знаю, — отвечаю я. Моя злость поднялась на новый уровень. Я не хочу разбираться с Марком через мистера Харриса и предпочел бы все уладить сам, не в директорском кабинете.
Сэм смотрит на меня с удивлением. Мистер Харрис от расстройства вскидывает руки.
— Тогда какого черта вы все здесь делаете?
— Хороший вопрос, — говорит Марк. — Мы просто обедали.
Сэм берет слово.
— Тефтелю бросил Марк. Я это видел и мистер Джонсон тоже.
Я смотрю на Сэма. Я знаю, что он не мог видеть, потому что первый раз сидел спиной, а во второй — чистил себя. Но я впечатлен тем, что он сказал и что он принял мою сторону, зная, что ставит себя под угрозу со стороны Марка и его друзей. Марк хмурится на него.
— Да ладно вам, мистер Харрис, — просит Марк. — Завтра у меня берет интервью «Газетт», а в пятницу игра. Мне некогда забивать себе голову такой ерундой. Меня обвиняют в том, чего я не делал. Мне надо сосредоточиться, а тут это дерьмо.
— Следи за своим языком! — орет мистер Харрис.
— Это правда.
— Я верю тебе, — говорит директор и очень тяжело вздыхает. Он смотрит на Кевина, который все пытается восстановить дыхание. — Может, тебе надо показаться медсестре?
— Я в порядке, — отвечает Кевин.
Мистер Харрис кивает.
— Вы двое выбросьте из головы этот инцидент в столовой, а ты, Марк, настраивайся на интервью. Мы так долго добивались этой статьи. Может, они даже поставят нас на первую полосу. Только представьте — первая полоса «Газетт», — говорит он и улыбается.
— Спасибо, — отвечает Марк. — Я жду этого с нетерпением.
— Хорошо. Вы двое можете идти.
Они уходят, а мистер Харрис в упор смотрит на Сэма. Сэм выдерживает его взгляд.
— Скажи, Сэм. И мне нужна правда. Ты видел, как Марк бросал тефтелю?
Сэм прищуривается. Он не отводит взгляд.
— Да.
Директор качает головой.
— Я не верю тебе, Сэм. И поэтому вот что мы сделаем, — он смотрит на меня. — Значит, тефтеля была брошена…
— Две, — встревает Сэм.
— Что? — спрашивает мистер Харрис, снова сердито глядя на Сэма.
— Были брошены две тефтели, не одна.
Мистер Харрис хлопает рукой по столу.
— Какая разница, сколько их было! Джон, ты набросился на Кевина. Око за око. На этом остановимся. Ты понял меня?
У него покраснело лицо, и я знаю, что спорить бесполезно.
— Да, — отвечаю я.
— Не хочу больше вас видеть, — говорит он. — Свободны.
Мы выходим из кабинета.
— Почему ты не сказал ему про свой телефон? — спрашивает Сэм.
— Потому что ему все равно. Он просто хотел вернуться к своему обеду, — отвечаю я. — И будь осторожен, — говорю я ему. — Теперь ты у Марка на прицеле.

После обеда у меня урок домоводства — не то чтобы мне так уж хочется готовить, но выбор был между ним и хором. И хотя я обладаю многими исключительными для Земли способностями, пение к их числу не относится. Так что я захожу в класс домоводства и сажусь. Это маленькая комната, и перед самым звонком входит Сара и садится рядом со мной.
— Привет, — говорит она.
— Привет.
Кровь бросается мне в лицо, и у меня немеют плечи. Я хватаю ручку и начинаю крутить ее в правой руке, а левой сжимаю угол блокнота. У меня колотится сердце. Пожалуйста, пусть мои руки не светятся. Я украдкой смотрю на ладонь и вздыхаю с облегчением: она пока нормальная. «Оставайся спокойным, — думаю я. — Это просто девушка».
Сара смотрит на меня. Внутри меня все словно превращается в кашу. Она, наверное, самая красивая девушка, которую я когда-либо встречал.
— Мне жаль, что Марк ведет себя с тобой как придирок, — говорит она.
Я пожимаю плечами.
— Это не твоя вина.
— Но вы ведь не будете драться?
— Я не хочу, — говорю я.
Она кивает.
— Он бывает настоящим придурком. Всегда пытается доказать, что он главный.
— Это показатель неуверенности в себе, — говорю я.
— Это не неуверенность. Он просто придурок.
Это точно неуверенность. Но я не хочу спорить с Сарой. К тому же она говорит так убежденно, что я почти сомневаюсь в своей правоте.
Она смотрит на засохшие у меня на рубашке пятна соуса от спагетти, тянется ко мне и снимает прилипший к волосам кусочек.
— Спасибо, — говорю я.
Она вздыхает.
— Мне жаль, что так получилось, — она смотрит мне в глаза. — Мы с ним не встречаемся, ты знаешь?
— Не встречаетесь?
Она качает головой. Я заинтригован тем, что она сочла нужным прояснить мне это. После десяти минут объяснений, как готовить оладьи, — я совсем ничего не слышал — учительница, миссис Беншофф, ставит Сару и меня в пару. Через дверь в задней части класса мы проходим в кухню, которая раза в три больше самого класса. В ней десять кухонных стоек, каждая с холодильником, полками, раковиной и плитой. Сара достает из тумбочки передник и надевает его.
— Ты мне не завяжешь? — спрашивает она.
Сначала я слишком туго затягиваю тесемки и приходится завязывать еще раз. Под пальцами я ощущаю контуры нижней части ее спины. Закончив с ее передником, я надеваю свой и начинаю сам его завязывать.
— Стой, глупый, — говорит она, берется за тесемки и завязывает.
— Спасибо.
Я пытаюсь разбить первое яйцо, но ударяю слишком сильно, и оно выливается мимо миски. Сара смеется. Она вкладывает мне в руку другое яйцо и, держа мою руку в своих, показывает, как его надо разбивать о край миски. Задерживает свою руку на моей на секунду дольше, чем нужно. Смотрит на меня и улыбается.
— Вот так.
Сара замешивает тесто, и при этом пряди волос падают ей на лицо. Я отчаянно хочу протянуть руку и заложить пряди ей за ухо, но не делаю этого. Миссис Беншофф входит в кухню и проверяет, как у нас продвигается приготовление. Пока неплохо, и это только благодаря Саре, потому что я даже не представляю, что делаю.
— Как тебе Огайо? — спрашивает Сара.
— Нормально. Вот только первый день в школе мог бы пройти получше.
Она улыбается.
— Что все-таки случилось? Я волновалась за тебя.
— Если я скажу, что я пришелец, ты мне поверишь?
— Перестань, — шутливо говорит она. — Что на самом деле произошло?
Я смеюсь.
— У меня по-настоящему тяжелая астма. По какой-то причине вчера случился приступ, — объясняю я, испытывая сожаление, что вынужден лгать. Не хочу, чтобы она подумала, будто я слабак, тем более что это неправда.
— Я рада, что тебе лучше.
Мы испекли оладьи, четыре штуки. Сара кладет их на одну тарелку. Она поливает их немыслимым количеством кленового сиропа и дает мне вилку.
Я смотрю на других учеников. Большинство едят с разных тарелок. Я отламываю себе кусок.
— Неплохо, — говорю я, прожевывая.
Я совсем не голоден, но помогаю ей съесть все. Мы по очереди берем по кусочку, пока на тарелке ничего не остается. Когда мы доедаем, у меня болит живот. Потом она моет тарелки, а я их протираю. Когда звенит звонок, мы вместе выходим из класса.
— Знаешь, для десятиклассника ты совсем не плох, — говорит она и подталкивает меня в бок. — Что бы о тебе ни говорили.
— Спасибо, а ты совсем неплоха для… кем бы ты ни была.
— Я в одиннадцатом классе.
Несколько шагов мы проходим молча.
— Ты ведь не будешь драться с Марком после уроков?
— Я хочу вернуть свой телефон. К тому же посмотри на меня, — говорю я и киваю на свою рубашку.
Она пожимает плечами. Я останавливаюсь у своего шкафчика. Она смотрит на его номер, запоминая.
— Не надо, — говорит она.
— Я и сам не хочу.
Она закатывает глаза.
— Эти мальчишки со своими драками. Ладно, до завтра.
— Хорошо тебе провести остаток дня, — желаю я.

После девятого урока, урока американской истории, я медленно иду к своему шкафчику. Я подумываю о том, чтобы тихо уйти из школы и не искать встречи с Марком. Но потом понимаю, что в этом случае меня навсегда заклеймят как труса.
Я открываю шкаф и выкладываю книги, которые мне не понадобятся. Потом я просто стою и чувствую, как во мне нарастает нервное напряжение. Мои руки все еще нормальные. Я думаю из предосторожности надеть перчатки, но не делаю этого. Глубоко вдыхаю и закрываю шкафчик.
— Привет, — неожиданно слышу я знакомый голос. Это Сара. Она оглядывается назад и снова смотрит на меня. — У меня кое-что для тебя есть.
— Но, надеюсь, не оладьи? Я до сих пор чувствую, что вот-вот лопну.
Она нервно смеется.
— Нет, не оладьи. Но если я тебе это отдам, ты должен пообещать мне, что не будешь драться.
— Ладно, — говорю я.
Она снова оглядывается и быстро сует руку в накладной карман своей сумки. Затем вынимает мой телефон и отдает мне.
— Откуда он у тебя?
Она пожимает плечами.
— Марк знает?
— Нет. Ну, ты все еще хочешь быть крутым? — спрашивает она.
— Думаю, нет.
— Хорошо.
— Спасибо, — говорю я. Просто не верится, что она пошла на такое, чтобы помочь мне, ведь она меня едва знает. Но я не жалуюсь.
— Пожалуйста, — отвечает она, поворачивается и убегает. Я смотрю ей вслед и не могу сдержать улыбки. Когда я иду к выходу, у холла меня встречают Марк Джеймс и восемь его друзей.
— Так, так, так, — говорит Марк. — День прошел, а?
— Точно так. И посмотри, что я нашел, — говорю я и показываю ему свой телефон. У него отвисает челюсть. Я прохожу мимо него, пересекаю холл и выхожу из здания.

0

8

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Генри припарковался именно там, где обещал. Я запрыгиваю в пикап, все еще улыбаясь.
— Хороший был день? — спрашивает он.
— Неплохой. Вернул свой телефон.
— Без драки?
— Без большой.
Он подозрительно смотрит на меня.
— Даже не знаю, хочу ли я знать, что это означает?
— Наверное, нет.
— Твои руки как-то проявлялись?
— Нет, — вру я. — А как у тебя день прошел?
Он едет по дорожке вокруг школы.
— Хорошо. После того, как я тебя высадил, полтора часа ехал в Коламбус.
— Почему в Коламбус?
— Там большие банки. Я не хотел вызвать подозрение, запрашивая перевод большей суммы, чем имеется во всем городке.
Я киваю.
— Умно.
Он выруливает на дорогу.
— Ну, ты назовешь мне ее имя?
— А? — спрашиваю я.
— Для такой смешной улыбки, как у тебя, должна быть причина. Самой убедительной причиной была бы девушка.
— Как ты догадался?
— Джон, друг мой, на Лориен твой старый Чепан был завзятым бабником.
— Брось, — говорю я. — На Лориен бабников не бывает.
Он одобрительно кивает.
— Ты наблюдательный.
Лориенцы моногамны. Если мы влюбляемся, то на всю жизнь. Женитьба происходит примерно в двадцать пять лет, плюс-минус, и не связана ни с какими формальностями. Больше, чем на чем-либо еще, она основана на обещании и обязательстве. До того как покинуть планету со мной, Генри был женат двадцать лет. Прошло десять лет, но я знаю, что он скучает по жене и вспоминает ее каждый день.
— Так кто она? — спрашивает он.
— Ее зовут Сара Харт. Она дочь агента по недвижимости, от которой ты получил наш дом. У нас совпадают два урока. Она в одиннадцатом классе.
Он кивает.
— Симпатичная?
— Не то слово. И умная.
— Да-а, — протяжно произносит он. — Я давно этого ждал. Но только имей в виду, что мы можем сорваться отсюда в любой момент.
— Я знаю, — отвечаю я, и потом до самого дома мы едем молча.

Дома я вижу, что Лориенский Ларец стоит на кухонном столе. Он размером с микроволновку, почти точный куб, сорок пять сантиметров на сорок пять. Меня охватывает волнение. Я подхожу к нему и берусь за замок.
— По-моему, мне больше хочется узнать, как он открывается, чем даже что у него внутри, — говорю я.
— Правда? Ладно, я покажу, как он отпирается, потом мы его запрем и не станем смотреть, что там внутри.
Я улыбаюсь ему.
— Не придирайся к словам. Ну, так что внутри?
— Там твое Наследство.
— Что значит мое Наследство?
— Это то, что дается каждому Гвардейцу при рождении и должно использоваться его или ее Хранителем, когда Гвардеец обретает свое Наследие.
Я в волнении киваю.
— Ну, и что же там?
— Твое Наследство.
Его уклончивые ответы меня расстраивают. Я берусь за замок и с усилием пытаюсь его открыть, как всегда это делал. Разумеется, он даже не шевельнулся.
— Ты не можешь его открыть без меня, а я — без тебя, — говорит Генри.
— Ладно, и как мы его откроем? Здесь нет замочной скважины.
— Волей.
— Ну, перестань, Генри. Хватит секретов.
Он убирает с замка мои руки.
— Замок открывается, только когда мы вместе и только после того, как появляется твое первое Наследие.
Он идет к входной двери, высовывается, потом закрывает и запирает ее. Затем возвращается.
— Прижми ладонь к замку, — говорит он, и я прижимаю.
— Он теплый, — говорю я.
— Хорошо. Это значит, что ты готов.
— Что теперь?
Он прижимает свою ладонь к другой стороне замка и сплетает свои пальцы с моими. Проходит секунда. Дужка замка отскакивает.
— Чудеса! — говорю я.
— Он защищен лориенским заклинанием, как и ты. Его нельзя сломать. Можно проехать по нему на паровозе, и на нем не останется ни царапины. Только мы вместе можем его открыть. Пока я не умру. Тогда ты сможешь его открыть один.
— Ну, — говорю я, — я надеюсь, этого не случится.
Я пытаюсь поднять крышку ящика, но Генри останавливает меня.
— Подожди, — говорит он. — Там есть вещи, которые ты еще не готов увидеть. Иди сядь на диван.
— Да ладно тебе, Генри.
— Доверься мне, — говорит он.
Я качаю головой и сажусь. Он открывает ящик и достает камень длиной примерно пятнадцать и толщиной пять сантиметров. Он запирает ящик и подходит с камнем ко мне. Он безупречно гладкий и прямоугольный, прозрачный по краям, но мутный в середине.
— Что это? — спрашиваю я.
— Лориенский кристалл.
— Для чего он нужен?
— Держи, — говорит Генри, передавая его мне. В ту секунду, когда я его касаюсь, на обеих моих ладонях загорается свет. Они светятся даже ярче, чем за день до этого. Камень становится теплее. Я поднимаю его, чтобы получше рассмотреть. Мутная масса посередине движется волнами, как водоворот. Я также чувствую, что становится горячим кулон у меня на шее. От всего происходящего меня охватывает трепет. Вся моя жизнь прошла в нетерпеливом ожидании того, когда проявятся мои способности. Вообще-то бывали времена, когда я надеялся, что они вовсе не проявятся, в основном в расчете на то, что мы, в конце концов, сможем где-нибудь осесть и жить обычной жизнью. Но сейчас, когда я держу кристалл, в центре которого словно клубится дым, и знаю, что мои руки невосприимчивы к жару и огню и что на подходе новые способности, а за ними придет и главная (способность, которая позволит мне сражаться) — это, прямо скажем, довольно круто и возбуждает. Мое лицо невольно расплывается в улыбке.
— Что с ним происходит?
— Он связан с твоим Наследием. От твоего прикосновения он активируется. Если бы у тебя не проявился Люмен, то кристалл сам бы засветился, как у тебя светятся руки. Но теперь все наоборот.
Я уставился на кристалл, глядя, как в нем клубится и светится дым.
— Начнем? — спрашивает Генри.
Я быстро киваю.
— Черт, конечно.

Стало холодно. В доме тихо, только иногда от порывов ветра дребезжат стекла в окнах. Я лежу на спине на деревянном кофейном столике. Руки свисают вниз. В какой-то момент Генри зажжет под ними огонь. Дыхание у меня медленное и ровное, как и инструктировал Генри.
— Ты должен держать глаза закрытыми, — говорит он. — Просто слушай ветер. У тебя может появиться ощущение легкого жжения в руках, когда я буду проводить по ним кристаллом. Постарайся этого не замечать.
Я слушаю, как ветер шумит в деревьях. Я каким-то образом чувствую, как они качаются и гнутся.
Генри начинает с моей правой руки. Он прижимает кристалл к тыльной стороне ладони, потом двигает его вверх по запястью и руке. Как он и предсказывал, жжение есть, но не настолько сильное, чтобы я отдергивал руку.
— Дай волю своим мыслям, Джон. Иди туда, куда тебе нужно.
Я не знаю, что он имеет в виду, но пытаюсь очистить свой ум и дышать медленно. Вдруг я чувствую, что меня куда-то уносит. Я ощущаю на лице солнечное тепло и ветер, куда более теплый, чем тот, который дует за нашими стенами. Когда я открываю глаза, я уже не в Огайо.
Я нахожусь над обширными лесами, это джунгли, насколько я могу судить. Голубое небо, яркое солнце — солнце, которое почти вдвое больше, чем на Земле. Теплый мягкий ветер развевает мои волосы. Внизу по глубоким долинам, прорезающим зеленые леса, текут реки. Я парю над одной из них. Животные разного вида и размера — есть длинные и стройные, есть с короткими лапами и крепкими телами, есть покрытые шерстью, есть с темной кожей, которая на вид кажется жесткой, — пьют на берегу прохладную воду. Вдалеке виден изгиб горизонта, и я понимаю, что я на Лориен. Эта планета в десять раз меньше Земли, и с достаточно большого расстояния можно увидеть, как закругляется ее поверхность.
Каким-то образом я могу летать. Я взмываю вверх и кручусь в воздухе, потом торпедой падаю вниз и несусь над гладью реки. Животные поднимают головы и смотрят на меня с любопытством, но не страхом. Планета Лориен в своем первозданном виде, с обильной растительностью, населенная животными. Должно быть, миллионы лет назад так же выглядела Земля, когда она правила жизнью своих созданий, до того, как пришли люди и начали править ею. Первозданная Лориен; я знаю, что сегодня она больше так не выглядит. Должно быть, я проживаю память. Но ведь не свою?
А потом день быстро скатывается в темноту. Где-то вдалеке начинается грандиозный фейерверк, огни взмывают высоко в небо, рассыпаясь в форме животных и деревьев, а темное небо, луны и мириады звезд служат великолепным фоном.
— Я чувствую их отчаяние, — слышу я. Я оборачиваюсь и осматриваюсь вокруг. Никого. — Они знают, где находится одна из других, но заклинание еще действует. Они не могут ее тронуть, пока не убили тебя. Но они продолжают идти по ее следу.
Я взлетаю вверх, потом опускаюсь в поисках источника этого голоса. Откуда же он исходит?
— Сейчас мы должны быть особенно осторожны. Сейчас мы должны их опережать.
Я лечу в направлении фейерверка. Голос заставляет меня нервничать. Может, грохот фейерверка заглушит его.
— Они надеялись убить всех нас задолго до того, как ты обретешь свое Наследие. Но мы прятались. Мы должны оставаться спокойными. Трое первых запаниковали. Трое первых мертвы. Мы должны быть умными и осторожными. Когда мы паникуем, мы совершаем ошибки. Они знают, что им будет тем труднее, чем сильнее разовьются те из вас, кто остался. А когда вы разовьетесь до конца, начнется война. Мы нанесем ответный удар и свершим возмездие, и они это знают.
Я вижу, как с многокилометровой высоты на поверхность Лориен падают бомбы. Взрывы сотрясают землю и воздух, ветер доносит крики, огненные вспышки покрывают землю и деревья. Лес горит. Целые сотни самолетов прилетают и садятся на Лориен. Из них выскакивают могадорские солдаты с оружием и гранатами, гораздо более мощными, чем те, которые используются в войнах здесь. Они выше нас, но все-таки похожи, если не считать лиц. У них нет зрачков, а радужная оболочка глаз темно-пурпурная, иногда черная. Вокруг глаз у них тяжелые темные круги, а кожа какой-то особой бледности — она почти бесцветная, синюшная. Между губами, которые всегда открыты, сверкают такие ненатурально острые зубы, что кажется, будто они заточены.
Чудовища с Могадора выгружаются из самолетов совсем близко, глаза у всех одинаково холодные. Некоторые из чудовищ величиной с дом, бритвенно острые зубы и рык такой громкий, что оглушает.
— Мы были беспечны, Джон. И вот почему нам с такой легкостью нанесли поражение, — говорит Генри. Теперь я знаю, что голос, который я слышу, принадлежит ему. Но я его не вижу и не могу оторвать глаз от творимых подо мной убийств и разрушений, чтобы посмотреть, где он. Везде бегут и вступают в бой люди. Убивают так же много могадорцев, как и лориенцев. Но лориенцы проигрывают битву чудовищам, которые за раз убивают наших десятками, изрыгая огонь, скрежеща зубами, злобно размахивая руками и хвостами. Время ускоряется и идет гораздо быстрее, чем обычно. Сколько прошло? Час? Два?
Во главе битвы стоят Гвардейцы, их Наследие задействовано в полную силу. Одни летают, другие способны бежать так быстро, что их силуэты вытягиваются, третьи становятся невидимыми. Их руки стреляют лазерами, тела охватывает пламя, над теми, кто способен контролировать погоду, собираются грозовые тучи и дует резкий ветер. Но они все равно проигрывают. Враг превосходит их по численности — пятьсот к одному. Их способностей недостаточно.
— У нас провалилась защита. Могадорцы все хорошо спланировали и выбрали для нападения тот момент, когда мы были больше всего уязвимы, потому что с нами не было наших Старейшин. Питтакус Лор, величайший из них и их предводитель, перед нападением собрал их. Никто не знает, что с ними случилось, куда они ушли и живы ли они вообще. Возможно, могадорцы сначала захватили их и потом, когда Старейшины уже не стояли у них на пути, напали. Единственное, что доподлинно известно, так это то, что в тот день, когда собрались Старейшины, далеко в небо, насколько хватало глаз, взметнулся столб мерцающего света. Он простоял весь день, а потом исчез. Мы, народ, должны были догадаться, что это знак приближающейся беды, но не догадались. В том, что произошло, мы можем винить только самих себя. Нам еще повезло, что мы сумели кого-то отправить с планеты, особенно девятерых юных Гвардейцев, которые, может быть, когда-нибудь продолжат сражаться и сохранят нашу расу.
Вдалеке быстро высоко вверх взмывает корабль, за ним тянется голубой шлейф. Я смотрю на него со своей удобной позиции в небе, пока он не пропадает из виду. Что-то в этом корабле кажется знакомым. И тут меня озаряет: ведь на этом корабле я и Генри. Это корабль, который увозит нас на Землю. Должно быть, лориенцы понимали, что они разбиты. Иначе зачем было нас отправлять?
Отвратительная бойня. Так все это видится мне. Я опускаюсь на землю и прохожу через огненный шар. Меня душит ярость. Мужчины и женщины умирают, умирают Гвардейцы и Чепаны и с ними беззащитные дети. Разве это можно вынести? Как должны ожесточиться сердца могадорцев, чтобы творить такое? И почему пощадили меня?
Я бросаюсь на ближайшего солдата, но пролетаю сквозь него и падаю. Все, что я вижу, уже случилось. Я ничего не могу сделать и только наблюдаю за тем, как мы гибли.
Я поворачиваюсь и вижу чудовище — двенадцати метров ростом, с широкими плечами, красными глазами и шестиметровыми рогами. С его длинных острых зубов текут слюни. Оно испускает рык и прыгает.
Оно проходит сквозь меня, но хватает десятки лориенцев вокруг меня. И вот всех их нет. А чудовище идет дальше, хватая других лориенцев.
Сквозь сцены уничтожения я слышу скребущий звук, не связанный с побоищем на Лориен. Я уплываю или приплываю назад. Две руки давят мне на плечи. Мои глаза разом открываются, и я снова оказываюсь в нашем доме в Огайо. Мои руки свешиваются с кофейного столика. В нескольких сантиметрах под ними стоят два котелка с огнем, и обе мои ладони и запястья полностью погружены в пламя. Я совершенно его не чувствую. Надо мной встает Генри. Поскребывание, которое я слышал минуту назад, доносится с веранды.
— Что это? — шепчу я, садясь.
— Я не знаю, — отвечает он.
Мы молчим и напряженно вслушиваемся. Еще три скребка за дверью. Генри сверху смотрит на меня.
— Там кто-то есть, — говорит он.
Я смотрю на часы на стене. Прошел почти час. Я весь в поту, мне не хватает воздуха, я выбит из колеи сценами резни, которые только что наблюдал. Впервые в жизни я по-настоящему понял, что случилось на Лориен. До сегодняшнего дня все это казалось просто частью истории, не очень-то отличающейся от многих других, о которых я читал в книгах. Но теперь я увидел кровь, слезы, мертвых. Я увидел уничтожение. Это часть меня, часть того, кто я есть.
Снаружи уже стемнело. Еще три скребка, низкое рычание. Мы оба вскакиваем. Я тут же вспоминаю о низком рычании, исходившем от чудовищ.
Генри бросается на кухню и хватает нож из стола рядом с раковиной.
— Спрячься за диваном.
— Что? Почему?
— Потому что я так сказал.
— Ты думаешь, что таким ножиком можно завалить могадорца?
— Можно, если я ударю его точно в сердце. Ну, слезай.
Я сползаю с кофейного столика и скрючиваюсь за диваном. В котелках все еще горит огонь, а в голове у меня проносятся расплывчатые видения Лориен. Из-за входной двери доносится нетерпеливое рычание. Совершенно точно, там кто-то или что-то есть. У меня колотится сердце.
— Пригнись, — говорит Генри.
Я поднимаю голову, чтобы видеть поверх дивана. Сколько крови, думаю я. Конечно, они знали, что проиграли. Но они все равно дрались до конца, умирали, спасая друг друга, умирали, спасая Лориен. Генри крепко держит нож. Он медленно протягивает руку к латунной ручке на двери. Во мне вскипает злость. Я надеюсь, это один из них. Пусть войдет могадорец. Пусть войдет и встретит свою участь.
Я никак не могу оставаться за кушеткой. Я тянусь, беру один из котелков, запускаю в него руку и достаю из него кусок горящего дерева с острым концом. Он холодный на ощупь, но горит, и пламя облизывает мою руку. Я держу эту деревяшку как кинжал. «Пусть идут, — думаю я. — Никакого бегства больше не будет». Генри бросает на меня взгляд, глубоко вздыхает и рывком распахивает дверь.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Все мои мышцы наизготове, тело напряжено. Генри выпрыгивает в дверной проем, и я готов прыгнуть следом. Я чувствую стук сердца в своей груди. Мои пальцы побелели, сжимая горящую головешку. Через открытую дверь врывается порыв ветра, и огонь пляшет у меня в руке и добирается до кисти. За дверью никого нет. Генри как-то сразу расслабляется и коротко смеется, глядя себе под ноги. Там, выкатив на Генри глаза, стоит та самая гончая, которую я видел вчера в школе. Собака крутит хвостом и переступает лапами. Генри нагибается и гладит ее: тогда собака мимо нас трусит в дом, высунув язык.
— Что ей здесь надо? — спрашиваю я.
— Ты знаешь эту собаку?
— Я видел ее в школе. Она ходила за мной вчера, после того как ты меня высадил.
Я кладу головешку обратно в котелок и вытираю руку о джинсы, оставляя на них спереди полосу сажи. Собака сидит у моих ног и выжидающе смотрит на меня, постукивая хвостом по дощатому полу. Я сажусь на кушетку и бросаю взгляд на огонь в котелках. Напряжение спало, и мой ум возвращается к видениям. Я все еще слышу стенания, вижу, как кровь в лунном свете мерцает на траве, вижу трупы и упавшие деревья, красный блеск в глазах чудовищ Могадора и ужас в глазах лориенцев.
Я смотрю на Генри.
— Я видел, что произошло. Во всяком случае, начало.
Он кивает.
— Я так и думал.
— Я слышал твой голос. Ты говорил со мной?
— Да.
— Я не понимаю, — говорю я. — Это была бойня. В них было гораздо больше ненависти, чем если бы им были нужны только наши ресурсы. Было что-то еще.
Генри вздыхает и садится на кофейный столик напротив меня. Собака прыгает ко мне на колени. Я глажу ее. Она грязная, шерсть под рукой жесткая и какая-то маслянистая. Спереди на ошейнике прикреплена бирка в форме футбольного мяча. Бирка старая, и почти вся коричневая краска с него сошла. Я беру ее в руку. На одной стороне цифры 19, на другой — имя: Берни Косар.
— Берни Косар, — говорю я. Собака виляет хвостом. — По-моему, ее так зовут, так же, как и чувака, который на плакате у меня на стене. Кажется, популярный парень в этих местах, — я глажу ее по спине. — Не похоже, что у нее есть дом, — говорю я. — И она голодна.
Не знаю откуда, но я это знаю.
Генри кивает. Он смотрит на Берни Косара. Собака вытягивается, кладет морду на лапы и закрывает глаза. Я щелкаю зажигалкой и держу пламя под моими пальцами, потом под ладонью, потом продвигаю дальше вдоль внутренней стороны руки. Только когда до локтя остается три-пять сантиметров, я начинаю чувствовать жжение. Что бы Генри ни сделал, это сработало, и моя сопротивляемость продвинулась. Интересно, как скоро я весь стану нечувствительным.
— Так что же произошло? — спрашиваю я.
Генри делает глубокий вдох.
— У меня тоже были эти видения. Такие реальные, словно я сам был там.
— Я никогда представить себе не мог, насколько страшно это было. То есть ты, конечно, рассказывал, но по-настоящему я не понимал, пока не увидел собственными глазами.
— Могадорцы отличаются от нас, они скрытные, манипулируемые и почти ничему не верят. У них есть определенные способности, но не такие, как у нас. У них сильно стадное чувство, и они благоденствуют в переполненных городах. Чем выше плотность населения, тем им лучше. Вот почему мы с тобой сейчас сторонимся больших городов, хотя в них было бы проще раствориться. Но, черт возьми, и им раствориться там тоже было бы куда легче.
Около ста лет назад Могадор начал умирать, примерно так же, как Лориен умирала двадцать пять тысяч лет назад. Но они отреагировали не так, как мы, и не поняли того, что сейчас начинают понимать земляне. Они проигнорировали опасность. Они погубили свои океаны, залили свои реки и озера отбросами и нечистотами — и все только ради того, чтобы продолжать застраивать свои города. Начала умирать растительность, за ней травоядные, а вскоре за ними и плотоядные. Они понимали, что должны предпринять что-то радикальное.
Генри закрывает глаза и целую минуту молчит.
— Ты знаешь ближайшую к Могадору планету, на которой есть жизнь? — наконец спрашивает он.
— Да. Это Лориен. Или была Лориен.
Генри кивает.
— Да, это Лориен. Была и есть. И я уверен, что теперь ты понимаешь: им были нужны наши ресурсы.
Я киваю. Берни Косар поднимает голову и от души зевает. Генри разогревает в микроволновке готовую куриную грудку, нарезает ее длинными ломтиками, возвращается к кушетке и ставит тарелку перед собакой. Она так яростно набрасывается на курицу, словно не ела несколько дней.
— На Земле большое число могадорцев, — продолжает Генри. — Не знаю сколько, но я ощущаю их, когда сплю. Иногда я вижу их во сне. Я никогда не могу сказать, где они или что говорят. Но я их вижу. И я не думаю, что вы шестеро являетесь единственной причиной, почему их здесь так много.
— Что ты имеешь в виду? Зачем еще им здесь быть?
Генри смотрит мне в глаза.
— Ты знаешь, какая вторая по удаленности от Могадора обитаемая планета?
Я киваю.
— Это Земля, да?
— Могадор вдвое больше Лориен, но Земля в пять раз больше Могадора. В плане обороны Земля из-за своих размеров лучше подготовлена на случай нападения. Могадорцам надо лучше понять эту планету, прежде чем они смогут ее атаковать. Я не могу тебе точно сказать, почему мы так легко были побеждены, я еще сам многого не понимаю. Но я уверен, что это результат их знаний о нашей планете и нашем народе и того факта, что у нас не было иной защиты, кроме нашего ума и Наследия Гвардии. Что бы мы ни говорили о могадорцах, но когда дело доходит до войны, они проявляют себя как блестящие стратеги.
Мы снова сидим в молчании, снаружи все еще ревет ветер.
— Не думаю, что их интересуют ресурсы Земли, — говорит Генри.
Я вздыхаю и поднимаю на него глаза.
— Почему нет?
— Могадор все еще умирает. Хотя они и справились с самыми острыми проблемами, смерть планеты неизбежна, и они это знают. Думаю, они планируют убить людей. Думаю, они хотят сделать Землю своим постоянным домом.

После обеда я купаю Берни Косара с шампунем и ополаскивателем. Я расчесываю его старой щеткой, оставленной в одном из выдвижных ящиков прежними жильцами. Теперь собака выглядит и пахнет гораздо лучше, но ее ошейник все еще воняет. Я его выбрасываю. Перед тем, как идти спать, я открываю входную дверь, но возвращаться наружу собаке неинтересно. Вместо этого она ложится на пол и кладет морду на передние лапы. Я чувствую ее желание остаться с нами в доме. Интересно, чувствует ли она, что того же желаю и я?
— Думаю, у нас завелось новое домашнее животное, — говорит Генри.
Я улыбаюсь. С того момента, как собака пришла, я надеялся, что Генри позволит ее оставить.
— Похоже на то, — отвечаю я.
Через полчаса я забираюсь в постель, а Берни Косар прыгает ко мне и сворачивается клубком у меня в ногах. Через несколько минут он уже храпит. Какое-то время я лежу на спине, вглядываясь в темноту, в моей голове проносится миллион разных мыслей. Образы войны: жадный, голодный вид могадорцев, злобный, жестокий вид чудовищ, смерть и кровь. Я думаю о красоте Лориен. Будет ли там снова жизнь или мы с Генри обречены всегда оставаться на Земле?
Я стараюсь выдавить из сознания мысли и образы, но они очень долго не покидают меня. Я встаю и какое-то время хожу. Берни Косар поднимает голову и наблюдает за мной, но потом опускает ее и снова засыпает. Я вздыхаю, беру с ночного столика свой телефон и просматриваю его, чтобы убедиться, что Марк Джеймс ничего в нем не напортил. Номер Генри на месте, но теперь он не единственный. Добавлен еще один под именем Сара Харт. После последнего звонка и перед тем, как прийти к моему шкафчику, Сара внесла в мой телефон свой номер.
Я закрываю телефон, кладу его на ночной столик и улыбаюсь. Проходит две минуты, и я снова проверяю телефон, чтобы убедиться, что мне это не привиделось. Нет, не привиделось. Я захлопываю его и кладу обратно, но через пять минут снова беру, чтобы просто еще раз посмотреть на ее номер. Не знаю, как долго я засыпал, но все-таки уснул. Когда я просыпаюсь, телефон все еще у меня в руке и лежит на груди.

0

9

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Когда я просыпаюсь, Берни Косар скребется в дверь моей спальни. Я выпускаю его. Он обследует территорию, бегая с опущенным к земле носом. Обшарив все углы, он бросается через двор и исчезает в лесу. Я закрываю дверь и иду в душ. Когда через десять минут я выхожу, он уже вернулся и сидит на диване. При виде меня он начинает вилять хвостом.
— Ты его впустил? — спрашиваю я Генри, который устроился за кухонным столом с открытым лэптопом и сложенными в стопку четырьмя газетами.
— Да.
После быстрого завтрака мы выходим. Берни Косар бежит перед нами, потом останавливается, садится и смотрит на пассажирскую дверь пикапа.
— Немного странно, не кажется тебе? — говорю я.
Генри пожимает плечами.
— Ясно, что поездки в машине ему не в диковину. Впусти его.
Я открываю дверь, и он запрыгивает. Он сидит на среднем сиденье, высунув язык. Когда мы отъезжаем от дома, он забирается ко мне на колени и ставит лапы на стекло. Я опускаю стекло, и он наполовину высовывается наружу, с высунутым языком и болтающимися на ветру ушами. Через пять километров Генри сворачивает к школе. Я открываю дверь, и Берни Косар выпрыгивает передо мной. Я беру его и ставлю в кабину, но он снова выпрыгивает. Я снова поднимаю его в кабину и должен, пока закрываю дверь, загораживать проем, чтобы он не выпрыгнул. Он стоит на задних лапах, опираясь передними на проем окна, стекло все еще опущено. Я треплю его по голове.
— Перчатки с тобой? — спрашивает Генри.
— Да.
— Телефон?
— Да.
— Как ты себя чувствуешь?
— Хорошо, — говорю я.
— Ладно. Если будут какие-то неприятности, звони.
Он уезжает, а Берни Косар смотрит через заднее стекло, пока пикап не скрывается за поворотом.
Я чувствую нервозность, похожую на ту, что и днем раньше, но по другим причинам. Часть меня хочет увидеть Сару прямо сейчас, а другая часть надеется, что я вообще ее не увижу. Я не знаю, что ей сказать. Что если я совсем ничего не придумаю и буду стоять перед ней дурак-дураком? Что если, когда я ее увижу, она будет с Марком? Должен ли я тогда показать, что узнал ее, и идти на риск еще одной стычки или просто пройти мимо и притвориться, что я их обоих не вижу? Я увижу их вместе не позже чем на втором уроке. Этого не миновать.
Я иду к своему шкафчику. Моя сумка полна книг, которые я должен был читать вчера вечером, но даже не открыл. В моей голове слишком много мыслей и образов. Они никуда не исчезли, и трудно представить, что когда-нибудь исчезнут. Это настолько отличается от того, чего я ожидал. Смерть совсем не такая, как показывают в кино. Звуки, вид, запах. Все совсем другое.
Около шкафчика я сразу вижу, что что-то не так. Металлическая ручка испачкана грязью или чем-то похожим на грязь. Я не уверен, что надо его открывать, но потом делаю глубокий вдох и поднимаю ручку вверх.
Шкафчик наполовину заполнен навозом, и когда я открываю дверцу, он вываливается на пол и на мои ботинки. Вонь кошмарная. Я захлопываю дверь. За ней оказывается Сэм Гуд, и я поражен его внезапным появлением ниоткуда. Он выглядит жалким, одет в белую футболку «НАСА», почти совсем такую же, как вчера.
— Привет, Сэм, — говорю я.
Он смотрит на кучу навоза на полу, потом снова на меня.
— И у тебя тоже? — спрашиваю я.
Он кивает.
— Я иду в кабинет директора. Хочешь со мной?
Он качает головой, потом поворачивается и уходит, не говоря ни слова. Я подхожу к кабинету мистера Харриса, стучу в дверь и вхожу, не дожидаясь его ответа. Он сидит за своим столом, на нем галстук с изображением не менее двадцати маленьких пиратских голов — школьных талисманов. Он гордо улыбается мне.
— Сегодня большой день, Джон, — говорит он. Я не понимаю, что он имеет в виду. — В течение часа должны прийти репортеры из «Газетт». Первая полоса!
Тут я вспоминаю, большое интервью Марка Джеймса местной газете.
— Должно быть, вы этим очень горды, — говорю я.
— Я горжусь абсолютно каждым учеником Парадайза, — улыбка не сходит с его лица. Он откидывается в кресле, сплетает пальцы и кладет руки на живот. — Чем могу помочь?
— Я просто хотел вам сказать, что сегодня утром мой шкафчик наполнили навозом.
— Что значит «наполнили»?
— То и значит, что шкафчик был полон навоза.
— Навоза? — спрашивает он в замешательстве.
— Да.
Он смеется. Я огорошен полным неуважением с его стороны, и во мне поднимается злость. Мое лицо теплеет.
— Я хотел дать вам знать об этом, чтобы можно было его очистить. Шкафчик Сэма Гуда тоже наполнен.
Он вздыхает и качает головой.
— Я немедленно пошлю мистера Хоббса, уборщика, и мы проведем полное расследование.
— Мы оба знаем, кто это сделал, мистер Харрис.
Он покровительственно мне улыбается.
— Я прослежу за расследованием, мистер Смит.
Говорить что-либо еще бессмысленно, и я выхожу из кабинета и иду в туалет, чтобы опустить под холодную воду руки и лицо. Мне надо успокоиться. Я не хочу, чтобы сегодня мне опять пришлось надевать перчатки. Может быть, я не должен вообще ничего предпринимать, было и прошло. Закончится ли все на этом? А, кроме того, есть ли у меня выбор? Я в меньшинстве, и мой единственный союзник — это четвероклассник весом пятьдесят килограммов, неравнодушный к инопланетянам. Может быть, это не вся правда — может быть, у меня есть еще один союзник в лице Сары Харт.
Я опускаю глаза. С руками все в порядке, никакого свечения. Я выхожу из туалета. Уборщик уже очищает мой шкафчик от навоза, вынимает книги и кладет их в мусорный бак. Я прохожу мимо него, иду в класс и жду, когда начнется урок. Обсуждаются грамматические правила, главная тема — различия между герундием и глаголом и почему герундий не глагол. Я более внимателен, чем днем раньше, но когда урок близится к концу, начинаю нервничать по поводу следующего. Хотя не потому, что могу увидеть Марка… а потому, что могу увидеть Сару. Улыбнется ли она мне и сегодня? Я думаю, что было бы лучше всего прийти в класс до нее, занять место и смотреть, как она будет входить. Так я смогу увидеть, поздоровается ли она со мной первая.
Когда звенит звонок, я выскакиваю из класса и бегу по коридору. Я первым вхожу в астрономический класс. Комната заполняется, и Сэм снова садится рядом со мной. Перед самым звонком вместе входят Сара и Марк. На ней белая блузка и черные брюки. Перед тем, как сесть, она мне улыбается. Я улыбаюсь в ответ. Марк совсем не смотрит в мою сторону. Я все еще чувствую запах навоза от своих ботинок, а может быть, аромат исходит от ботинок Сэма.
Он достает из сумки брошюру, на обложке название «Они ходят среди нас». Она выглядит так, будто отпечатана в чьем-то подвале. Сэм листает до статьи в середине и начинает внимательно читать.
Я смотрю на Сару, которая сидит за четыре стола передо мной, на ее волосы, стянутые в хвост. Я вижу изгиб ее изящной шеи. Она кладет ноги одна на другую и сидит прямо. Мне бы хотелось сидеть рядом с ней, чтобы я мог дотянуться до нее и взять ее руку в свою. Я бы хотел, чтобы это был уже восьмой урок. Интересно, поставят ли нас опять в пару на домоводстве.
Миссис Бартон начинает урок. Она продолжает тему Сатурна. Сэм достает листок бумаги и начинает быстро строчить, иногда останавливаясь, чтобы заглянуть в статью в раскрытой перед ним брошюре. Я заглядываю ему через плечо и читаю заголовок: «Целый городок в Монтане похищен пришельцами».
До вчерашнего вечера я бы не обратил внимания на такую теорию. Но Генри верит, что могадорцы замышляют захват Земли, и я должен признать, что хотя теория, излагаемая в статье у Сэма, смехотворная, но в самой ее основе, может быть, что-то есть. Я знаю, что лориенцы много раз бывали на Земле за время ее существования. Мы наблюдали развитие Земли, наблюдали ее во время роста и изобилия, когда все было в движении, и во время льда и снега, когда никакого движения не было. Мы помогали людям, научили их добывать огонь, дали им орудия, чтобы освоить речь и язык, — поэтому наш язык так похож на язык землян. И хотя мы никогда не похищали людей, это не значит, что такого вообще не могло случиться. Я смотрю на Сэма. Я еще никогда не встречал никого, кто был бы настолько увлечен пришельцами, чтобы читать теории заговоров и делать при этом пометки.
Тут открывается дверь и просовывается улыбающееся лицо мистера Харриса.
— Простите, что прерываю, миссис Бартон. Я должен забрать у вас Марка. Пришли репортеры «Газетт» брать у него интервью, — он говорит достаточно громко, чтобы слышал весь класс.
Марк встает, берет сумку и с небрежным видом выходит из класса. Я вижу, как в дверях мистер Харрис похлопывает его по плечу. Потом я смотрю на Сару. Если бы можно было сесть на пустое место рядом с ней.

Четвертым уроком идет физкультура. Сэм в моем классе. Переодевшись, мы сидим на полу спортзала. На Сэме кроссовки, шорты и футболка, которая на два-три размера велика. Он выглядит, как аист, сплошные локти и колени, и кажется долговязым, хотя и маленького роста.
Учитель физкультуры, мистер Уоллес, стоит перед нами, твердо расставив ноги на ширину плеч, руки на бедрах и сжаты в кулаки.
— Так, ребята, слушаем. Учтите, что, может быть, это последняя возможность позаниматься на улице. Бег на милю, так быстро, как только сможете. Результаты будут записаны и сохранены до весны, когда вы снова побежите милю. Так что жмите вовсю!
Беговая дорожка покрыта синтетическим каучуком. Она идет вокруг футбольного поля, а за ней виден лес, который, может быть, тянется до нашего дома, но я не уверен. Ветер холодный, и у Сэма руки покрываются мурашками. Он трет руки, пытаясь согреться.
— Ты уже бегал милю? — спрашиваю я.
Сэм кивает.
— На второй неделе занятий.
— Какое у тебя было время?
— Девять минут сорок четыре секунды.
Я смотрю на него.
— Я думал, тощие бегают быстро.
— Заткнись, — говорит он.
Я бегу рядом с Сэмом в конце толпы. Четыре круга. Столько раз надо обогнуть поле, чтобы пробежать милю. Через полкруга я начинаю уходить от Сэма. Интересно, за сколько я бы мог пробежать милю, если бы старался по-настоящему. За две минуты, может, за одну, может, еще быстрее?
Бег доставляет удовольствие, и, сам того не замечая, я обгоняю лидера забега. Потом замедляюсь и симулирую изнеможение. Когда я этим занимаюсь, я вижу, как из кустов у входа на трибуны выкатывается коричнево-белое пятно и несется прямо ко мне. «Мой разум шутит со мной шутки», — думаю я. Я отворачиваюсь и продолжаю бежать. Я пробегаю мимо учителя. Он держит секундомер. Кричит что-то подбадривающее, но смотрит куда-то мимо меня и мимо беговой дорожки. Я оборачиваюсь, чтобы увидеть, куда смотрит он. Его глаза зафиксированы на коричнево-белом пятне. Оно все еще движется в направлении меня, и неожиданно на меня обрушиваются образы вчерашнего дня. Могадорские чудовища. Среди них были и маленькие, с зубами, сверкающими на свету, как лезвия бритв, быстрые существа, нацеленные на убийство. Я начинаю спуртовать.
Я пробегаю половину круга в бешеном темпе, прежде чем обернуться. Позади меня ничего нет. Я оторвался. Прошло двадцать секунд. Я поворачиваюсь вперед, и оно оказывается прямо передо мной. Должно быть, срезало путь поперек поля. Это Берни Косар! Он сидит посреди дорожки, высунув язык и виляя хвостом.
— Берни Косар! — кричу я. — Ты меня до смерти перепугал!
Я возобновляю бег в медленном темпе, и Берни Косар бежит рядом. Я надеюсь, никто не заметил, как быстро я бежал. Потом я останавливаюсь и сгибаюсь, словно у меня спазм, и я не могу дышать. Я немного прохожу шагом. Потом немного пробегаю трусцой. До конца второго круга меня обгоняют двое.
— Смит! Что случилось? Ты всех уделал! — кричит мистер Уоллес, когда я пробегаю мимо него.
Я притворно тяжело дышу.
— У меня астма, — говорю я.
Он сокрушенно качает головой.
— А я-то подумал, что у меня в классе будет новый чемпион штата Огайо по легкой атлетике.
Я пожимаю плечами и продолжаю бежать, часто переходя на ходьбу. Берни Косар держится рядом со мной, иногда идет, иногда бежит. Когда я начинаю последний круг, меня догоняет Сэм, и мы бежим вместе. Лицо у него пунцовое.
— Так что ты читал сегодня на уроке астрономии, — спрашиваю я. — Целый городок в Монтане похищен пришельцами?
Он смотрит на меня с усмешкой.
— Да, есть такая теория, — говорит он как-то робко, словно в замешательстве.
— С чего бы это выкрадывать целый город?
Сэм пожимает плечами и не отвечает.
— Нет, ну зачем? — спрашиваю я.
— Ты действительно хочешь знать?
— Конечно.
— Ну, теория такова, что правительство позволяет пришельцам выкрадывать людей в обмен на технологию.
— Серьезно? На какую технологию? — спрашиваю я.
— Чипы для суперкомпьютеров и формулы для создания новых бомб и «зеленых» технологий. Типа этого.
— «Зеленые» технологии в обмен на живые существа? Странно. Зачем пришельцам выкрадывать людей?
— Чтобы они могли нас изучать.
— Но зачем? Я имею в виду, какой у них для этого резон?
— Чтобы, когда настанет Армагеддон, они знали наши слабости и смогли, воспользовавшись ими, легко нас победить.
Я чуть ли не ошеломлен его ответом, но только потому, что в голове у меня все еще проигрываются сцены вчерашнего вечера, напоминая мне об оружии, которое использовали могадорцы, и о массивных чудовищах.
— А смогли бы они легко победить, если бы уже сейчас имели бомбы и технологии, далеко превосходящие наши?
— Ну, некоторые думают, что они надеются, что мы первые себя убьем.
Я смотрю на Сэма. Он улыбается мне, стараясь определить, серьезно ли я воспринимаю наш разговор.
— Почему им надо, чтобы мы первыми себя убили? Какой у них стимул?
— Потому что они завистливы.
— Они завидуют нам? Что, из-за того что мы такие красавчики?
Сэм смеется.
— Что-то в этом роде.
Я киваю. Минуту мы бежим молча, и я вижу, что Сэму трудно, он тяжело дышит.
— Почему ты всем этим заинтересовался?
Он пожимает плечами.
— Просто хобби, — отвечает он, хотя я отчетливо чувствую, что он что-то от меня скрывает.
Мы пробегаем милю за восемь минут пятьдесят девять секунд, лучше, чем когда Сэм бежал ее до этого. Пока класс возвращается в школу, Берни Косар идет следом. Другие ученики гладят его, и, когда мы входим в здание, он пытается войти вместе с нами. Я не понимаю, как он узнал, где я. Мог ли он запомнить дорогу, когда мы ехали сюда утром? Эта мысль кажется смешной.
Он остается у дверей. Я иду в раздевалку вместе с Сэмом, и, как только у него восстанавливается дыхание, он одну за другой выплескивает тонну других теорий заговоров, большинство из которых просто смешны. Он мне нравится и кажется забавным, но иногда мне хочется, чтобы он замолчал.
Когда начинается домоводство, Сары в классе нет. Миссис Беншофф первые десять минут инструктирует, а потом мы идем в кухню. Я один становлюсь к своей плите, смирившись с фактом, что сегодня буду готовить сам, и на этой моей мысли входит Сара.
— Я пропустила что-нибудь интересное? — спрашивает она.
— Примерно десять минут качественного общения со мной, — говорю я с улыбкой.
Она смеется.
— Я слышала утром про твой шкафчик. Мне жаль.
— Это ты положила туда навоз? — спрашиваю я.
Она снова смеется.
— Нет, конечно, нет. Но я знаю, что они цепляются к тебе из-за меня.
— Им повезло, что я не использовал свою сверхсилу и не забросил их в соседний штат.
Она шутливо пробует мои бицепсы.
— Да, огромные мускулы. Твоя сверхсила. Бог мой, им и в самом деле повезло.
Сегодня мы делаем маленькие кексы с черникой. Мы замешиваем тесто, и Сара начинает рассказывать историю своих отношений с Марком. Они встречались два года, но чем дольше они были вместе, тем больше они отдалялись от своих родителей и друзей. Она была подружкой Марка, и только. Она понимала, что начинает меняться и перенимать его отношение к людям: она становилась недоброжелательной, нетерпимой к чужому мнению, считала, что она лучше других. К тому же она стала выпивать и получать плохие оценки. В конце прошлого учебного года родители отправили ее на лето к тете в Колорадо. Там она стала ходить в долгие походы в горы и фотографировать пейзажи камерой своей тети. Она влюбилась в фотографию и провела свое лучшее лето, поняв, что в жизни есть куда больше интересного, чем быть чирлидером и встречаться с защитником футбольной команды. Вернувшись домой, она порвала с Марком, бросила чирлидерство и поклялась, что будет обходительной и доброй по отношению ко всем. Марк не сумел с этим смириться. Она говорит, что он по-прежнему считает ее своей девушкой и верит, что она еще вернется к нему. Она говорит, что скучает только по его собакам, с которыми всегда играла, когда была у него дома. Тогда я рассказываю ей о Берни Косаре и о том, как он неожиданно появился у нашего порога после того первого урока в школе.
Разговаривая, мы готовим. В какой-то момент я, не надевая кухонную варежку, достаю из духовки поддон. Она это видит и спрашивает, все ли в порядке, а я притворяюсь, что обжегся и трясу рукой, как будто мне больно, хотя на самом деле я ничего не чувствую. Мы идем к раковине, и она пускает чуть теплую воду, чтобы снять боль, которой нет. Когда она видит мою руку, я только пожимаю плечами. Когда мы ставим кексы в морозильник, она спрашивает о моем телефоне и говорит, что заметила, что в нем записан только один номер. Я говорю ей, что это номер Генри, что я потерял свой старый телефон со всеми моими контактами. Она спрашивает, осталась ли у меня девушка там, откуда я уехал. Я говорю, что нет, она улыбается, и это почти убивает меня. До конца урока она рассказывает мне, что в городке скоро будет праздник Хэллоуина и что она надеется меня там увидеть, и, может быть, мы вместе погуляем. Я говорю, да, это было бы здорово, и притворяюсь спокойным, хотя во мне все поет.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Образы приходят ко мне случайно, обычно когда я меньше всего их жду. Иногда они краткие и мимолетные — моя бабушка держит стакан воды и открывает рот, чтобы что-то сказать, но я не знаю что, потому что образ исчезает так же быстро, как появился. Иногда они более устойчивые и жизненные. Мой дедушка подбрасывает меня. Я чувствую силу его рук, когда он толкает меня вверх, и щекотание в животе, когда я лечу вниз. Ветер разносит мой смех. Потом образ пропадает. Иногда я вижу образы из моего прошлого, словно это происходило со мной наяву, помню, что был их частью. Но иногда они выглядят совсем незнакомыми, как будто этого никогда не случалось.
В гостиной, когда Генри передвигает лориенский кристалл над моими руками, а мои ладони свисают над пламенем, я вижу следующее: я маленький — три, может быть, четыре года — и бегаю по свежеостриженной траве на газоне перед нашим домом. Рядом со мной животное, телом похожее на собаку, но шерстью — на тигра. У него округлая голова и мощная грудь над короткими лапами. Оно не похоже ни на одно животное, которое я когда-либо видел. Оно припадает к земле, как бы готовясь прыгнуть на меня. Я смеюсь без остановки. Потом оно прыгает, я пытаюсь его схватить, но я слишком маленький, и мы оба падаем на траву. Мы боремся. Оно гораздо сильнее меня. Потом оно подпрыгивает вверх и вместо того, чтобы упасть назад, как я ожидаю, превращается в птицу и летает и кружится совсем рядом, я почти могу до него дотянуться. Оно кружит, потом опускается, быстро пролетает у меня между ног и садится на землю метрах в шести от меня. Оно превращается в животное, которое выглядит, как обезьяна без хвоста. Низко пригибается, чтобы броситься на меня.
В этот момент по дорожке приближается мужчина. Он молодой, одет в обтягивающий резиновый серебряно-голубой костюм, какие я видел на ныряльщиках. Он заговаривает со мной на языке, которого я не понимаю. Он произносит имя — Хедли. И кивает животному. Хедли подбегает к нему, меняя форму: из обезьяны он превращается во что-то большое, медведеподобное, с львиной гривой. Их головы на одной высоте, и мужчина почесывает его под подбородком. Потом из дома выходит мой дедушка. Он выглядит молодо, но я знаю, что ему не меньше пятидесяти.
Он и мужчина пожимают друг другу руки. Они разговаривают, но я не понимаю, что они говорят. Потом мужчина смотрит на меня, улыбается, поднимает руку, и вдруг я отрываюсь от земли и лечу.
Хедли летит следом, снова в виде птицы. Я полностью контролирую свое тело, но мужчина контролирует направление полета, двигая рукой влево или вправо. Мы с Хедли играем в воздухе. Он щекочет меня своим клювом, а я пытаюсь его поймать. Тут мои глаза открываются, и образ исчезает.
— Твой дедушка мог при желании становиться невидимым, — слышу я, как говорит Генри, и снова закрываю глаза. Кристалл движется вверх по руке, распространяя устойчивость к огню на все мое тело. — Это одно из редчайших Наследий, его обретает только один процент нашего народа, и твой дедушка был одним из них. Он мог бесследно исчезнуть сам вместе с тем, чего коснулся. Однажды он решил надо мною пошутить, когда я еще не знал, какое у него Наследие. Тебе было три года, и я только начал работать с вашей семьей. Накануне я в первый раз пришел к вам домой, а когда на следующий день поднялся на холм, где стоял дом, его не было. Я подумал, что схожу с ума. Я прошел дальше. Потом, когда понял, что ушел слишком далеко, повернулся и в отдалении увидел дом, хотя мог поклясться, что его только что не было. Я пошел обратно, но, когда приблизился, дом снова пропал. Я стоял и смотрел на то место, где, как я знал, он должен был находиться, но видел только деревья, которые окружали его, а дома не было. Я снова пошел. И только когда я проходил в третий раз, твой дедушка сделал так, что дом снова стал видимым и больше не пропадал. Он долго смеялся. Мы все смеялись, вспоминая этот день, смеялись целых полтора года, вплоть до самого конца.
Когда я открываю глаза, я снова оказываюсь на поле боя. Снова взрывы, огонь, смерть.
— Твой дедушка был хорошим человеком, — говорит Генри. — Он любил смешить людей, любил шутить. Не помню, чтобы я хоть раз посещал ваш дом и у меня не болел живот оттого, что я слишком много хохотал.
Небо стало красным. По воздуху пролетает дерево, брошенное мужчиной в серебряном и голубом, дерево, которое я видел у дома. Оно убивает двух могадорцев, и я хочу закричать, празднуя победу. Но какой толк праздновать? Сколько бы я ни увидел убитых могадорцев, исход дня не изменится. Лориенцы все равно потерпят поражение и все до одного будут убиты. И я все равно буду отправлен на Землю.
— Я никогда не видел, чтобы он злился. Когда все другие теряли присутствие духа и сгибались под тяжестью стресса, твой дедушка оставался спокойным. Обычно именно в такие моменты он выдавал свои лучшие шутки, и все опять смеялись.
Маленькие чудовища нападают на детей. Они беззащитны и держат в руках бенгальские огни, оставшиеся от праздника. Вот так мы и проигрываем битву: только немногие лориенцы сражаются с чудовищами, так как все остальные пытаются спасать детей.
— Твоя бабушка была другой. Она была спокойна и сдержанна, очень умна. Они таким образом дополняли друг друга. Дедушка был беззаботным, а бабушка действовала незаметно, за кулисами, чтобы все получалось, как запланировано.
Высоко в небе я вижу голубой шлейф за воздушным кораблем, уносящим нас на Землю, нас Девятерых и наших Хранителей. Вид корабля выводит могадорцев из себя.
— А потом была Джулианна, моя жена.
Вдалеке виден взрыв, на этот раз похожий на тот, что сопровождает пуски ракет с Земли. В небо взмывает еще один корабль, за ним тянется огненный след. Сначала корабль летит медленно, потом набирает скорость. Я удивлен. Наши корабли при пуске не использовали огонь, не использовали они так же ни масла, ни керосина. За ними тянулся тонкий голубой шлейф дыма от кристаллов, которые приводили их в действие, но никогда не было такого огня. Второй корабль по сравнению с первым выглядит медленным и неуклюжим, но все же он взлетает, набирает высоту и скорость. Генри никогда не упоминал о втором корабле. Кто на нем? Куда он направляется? Могадорцы кричат и показывают на него. Они опять охвачены тревогой, и на какой-то момент лориенцы воспряли духом.
— У нее были самые зеленые глаза, какие я только видел, ярко-зеленые, как изумруды, плюс сердце, такое же большое, как вся планета. Она всегда помогала другим и постоянно приводила животных и оставляла жить с нами. Я никогда не узнаю, что она нашла во мне.
Большое чудовище вернулось, то самое — с красными глазами и огромными рогами. Пена, смешанная с кровью, падает с бритвенно острых зубов, таких больших, что они не помещаются во рту. Мужчина в серебряном и голубом стоит прямо перед ним. Он пытается при помощи своих способностей поднять чудовище, и оно поднимается на метр-два, но, как ни борется мужчина, выше поднять не удается. Чудовище ревет, дергается и падает на землю. Оно идет натиском против способностей мужчины, но не может их сломить. Мужчина снова поднимает его. На его лице в лунном свете блестят пот и кровь. Потом он выгибает ладони, и чудовище валится на бок. Земля вздрагивает. Небо заполняется громом и молниями, но дождя нет.
— Она любила долго спать по утрам, и я всегда просыпался первым. Я сидел в кабинете и читал газету, готовил завтрак, выходил пройтись. Иногда, когда я возвращался, она все еще спала. У меня не хватало терпения ждать — так я хотел начать новый день вместе с ней. Она приводила меня в хорошее настроение одним своим присутствием. Я входил к ней и пытался разбудить. Она натягивала на голову простыни и ворчала на меня. Почти каждое утро повторялось одно и то же.
Чудовище бьется, но мужчина все еще контролирует ситуацию. Подключился еще один Гвардеец, и они оба сконцентрировали на громадном чудовище свои способности, осыпая его огнем и молниями. С разных сторон по нему бьют лазеры. Некоторые Гвардейцы, невидимые им, наносят ему удары. Они стоят поодаль, вытянув ладони для концентрации. А потом коллективными усилиями они рождают шторм, в безоблачном небе разрастается и сверкает огромная туча, в которой аккумулирована какая-то энергия. В этом принимают участие все Гвардейцы, создавая страшный сгусток. И затем ударяет последняя мощная молния и бьет по лежащему чудовищу. И тут оно умирает.
— Что мне было делать? Кто и что мог сделать? Нас было на корабле девятнадцать. Вы — девять детей, мы — девять Чепанов, отобранных совершенно случайно, просто по причине того, где мы оказались той ночью, и пилот, доставивший нас сюда. Мы, Чепаны, не могли сражаться, да если бы и могли, то разве бы это что-то изменило? Чепаны — это бюрократы, чье предназначение — поддерживать жизнедеятельность планеты, наставлять, обучать новых Гвардейцев тому, как понимать и использовать их способности. Мы никогда не предназначались для сражений. Мы были бы неэффективны. Мы бы умерли, как и все остальные. Единственное, что мы могли, — это покинуть планету. Покинуть, чтобы жить с вами и когда-нибудь возродить к славе самую прекрасную планету во Вселенной.
Я закрываю глаза, а когда снова их открываю, битва уже завершилась. Над землей между мертвыми и умирающими поднимается дым. Деревья сломаны, леса сожжены, никто и ничто не устояло, кроме немногих уцелевших могадорцев.
На юге встает солнце и освещает бледным светом выжженную землю, пропитанную красным. Курганы тел, не все тела целые, неразорванные. Наверху одного из курганов лежит мужчина в серебряном и голубом, мертвый, как и все остальные. На его теле не видно ран, но все равно он мертв.
Мои глаза открываются. Я не могу дышать, во рту у меня все пересохло, губы запеклись.
— Давай сюда, — говорит Генри. Он помогает мне подняться с кофейного столика, ведет на кухню и пододвигает мне стул. В глазах у меня стоят слезы, хотя я и стараюсь их удержать. Генри приносит мне стакан воды, и я залпом выпиваю его до последней капли. Я отдаю ему стакан, и он снова его наполняет. Я роняю голову на грудь, все еще пытаясь восстановить дыхание. Я выпиваю второй стакан, потом смотрю на Генри.
— Почему ты никогда не говорил мне о втором корабле? — спрашиваю я.
— О чем ты говоришь?
— Там был второй корабль, — говорю я.
— Где был второй корабль?
— На Лориен, в тот день, когда мы ее покинули. Второй корабль, который улетел после нашего.
— Невозможно, — говорит он.
— Почему невозможно?
— Потому что другие корабли были уничтожены. Я видел это своими глазами. Когда Могадорцы высадились, они первым делом захватили наши порты. Мы улетели на единственном корабле, который уцелел после их нападения. Это было чудо, что мы смогли взлететь.
— Я видел второй корабль, говорю тебе. Он, правда, не был похож на другие. Он летел на топливе, за ним тянулся огненный шар.
Генри пристально смотрит на меня. Он напряженно думает, сдвинув брови.
— Ты уверен, Джон?
— Да.
Он откидывается на спинку стула и смотрит в окно. Во дворе сидит Берни Косар и смотрит на нас.
— Корабль улетел с Лориен, — настаиваю я. — Я наблюдал за ним, пока он не пропал из виду.
— Это необъяснимо, — говорит Генри. — Не понимаю, как такое было возможно. Там ничего не оставалось.
— Там был второй корабль.
Мы долго сидим в молчании.
— Генри?
— Да?
— Что было на том корабле?
Он пристально смотрит на меня.
— Я не знаю, — отвечает он. — Я правда не знаю.

Мы расположились в гостиной, в камине горит огонь, Берни Косар сидит у меня на коленях. Тишину время от времени прерывает треск поленьев.
— Включайся! — говорю я и щелкаю пальцами. Моя правая ладонь светится, не так ярко, как бывало, но близко к тому. За то короткое время, что Генри меня тренирует, я научился контролировать свечение. Я могу его варьировать, делать широким, как от домашней лампы, или узким, как от фонаря. Способность управлять им развивается быстрее, чем я ожидал. Моя левая ладонь по-прежнему светится более тускло, чем правая, но уже лучше. Я щелкаю пальцами и говорю «включайся», только чтобы покрасоваться, — ни того ни другого мне не нужно, чтобы контролировать свет или зажечь его. Это делается изнутри и безо всяких усилий, все равно что дернуть пальцем или моргнуть.
— Как ты думаешь, когда проявятся другие способности? — спрашиваю я.
Генри поднимает глаза от газеты.
— Скоро, — говорит он. — Следующее, каким бы оно ни было, должно возникнуть в течение месяца. Тебе просто нужно внимательно следить. Не все способности будут такими же очевидными, как эта с руками.
— А сколько времени уйдет на то, чтобы они все проявились?
Он пожимает плечами.
— Иногда все происходит за два месяца, иногда уходит до года. Это меняется от Гвардейца к Гвардейцу. Но сколько бы времени это ни заняло, твое главное Наследие разовьется в последнюю очередь.
Я закрываю глаза и откидываюсь на диване. Я думаю о своем главном Наследии, о том, которое позволит мне сражаться. Я не уверен, чего именно я бы хотел. Лазеров? Контроля над мыслями? Способности управлять погодой, как это делал мужчина в серебристом и голубом? Или чего-нибудь более мрачного и зловещего, вроде способности убивать, не прикасаясь?
Я глажу Берни Косара вдоль спины. Я смотрю на Генри. На нем ночной колпак и очки на кончике носа, как у крысы из сказки.
— Почему в тот день мы оказались на летном поле? — спрашиваю я.
— Мы там были на авиашоу. Когда оно закончилось, мы пошли посмотреть на некоторые из кораблей.
— И это в самом деле было единственной причиной?
Он поворачивается ко мне и кивает. Он тяжело сглатывает, и это заставляет меня думать, что он что-то от меня скрывает.
— Ну, а как было решено, чтобы мы уехали? — спрашиваю я. — Я имею в виду, что для подготовки такого плана нужно время, за несколько минут такое не устроишь, верно?
— Мы вылетели только через три часа после начала вторжения. Ты что, ничего не помнишь?
— Очень мало.
— Мы встретились с твоим дедушкой у статуи Питтакуса. Он передал мне тебя и велел доставить на летное поле, добавив, что это наш единственный шанс. Под летным полем есть подземный корпус. Он сказал, что всегда имелся чрезвычайный план на случай, если произойдет что-то в этом роде, но его никогда не воспринимали всерьез, потому что угроза атаки казалась смехотворной. Как казалось бы и здесь, на Земле. Если бы тебе пришлось сказать кому-то из людей, что они под угрозой нападения пришельцев, тебя бы подняли на смех. И на Лориен было то же самое. Я спросил, как он узнал о плане, но он не ответил, только улыбнулся и попрощался. И в этом большой смысл, что о плане никто не знал, а если и знали, то совсем немногие.
Я киваю.
— И тут вы взяли и решили лететь на Землю?
— Конечно, нет. На летном поле нас встретил один из Старейшин планеты. Это он произнес лориенское заклинание, которое отметило знаком ваши лодыжки и связало вас вместе, и каждому из вас дал по амулету. Он сказал, что вы особенные дети, благословенные, имея в виду, я полагаю, что у вас есть шанс бежать. Сначала мы намеревались подняться на корабле и переждать нашествие, дождаться, пока наш народ ответит на удар и победит. Но этого не случилось… — говорит он, замолкая. Потом вздыхает. — Мы пробыли на орбите неделю. Столько времени у могадорцев ушло, чтобы ободрать всю Лориен. Когда стало ясно, что пути назад нет, мы взяли курс на Землю.
— Почему он не произнес такое заклинание, чтобы никто из нас не мог быть убит, независимо от номеров?
— Было сделано все, что можно было сделать, Джон. То, о чем ты говоришь, это непобедимость. Это невозможно.
Я киваю. Заклинание только ставит пределы. Если один из могадорцев пытается убить нас не по порядку, то урон, который он хочет нанести, обращается на него самого. Если бы один из них попытался выстрелить мне в голову, пуля прострелила мы не мою, а его голову. Но это в прошлом. Теперь, если они меня схватят, я умру.
Я минуту сижу молча, обдумывая все это. Летное поле. Единственный остававшийся на Лориен Старейшина, который произнес заклинание, Лоридас, теперь уже мертв. Старейшины были первыми обитателями планеты Лориен, теми существами, которые и сделали ее такой, какой она стала. Вначале их было десять, и они заключали в себе все Наследие. Они такие старые и это было так давно, что кажется скорее мифом, чем реальностью. Кроме Лоридас, никто не знал, что случилось с остальными из них и живы ли они.
Я пытаюсь вспомнить, как это было, когда мы кружились на орбите и ждали, можно ли вернуться, но ничто не вспоминается. Я помню какие-то фрагменты путешествия. Внутри корабля, в котором мы путешествовали, было круглое открытое пространство, за исключением двух туалетов, у которых были двери. К одной стороне были сдвинуты койки, другая сторона предназначалась для упражнений и игр, чтобы мы не становились слишком беспокойными. Я не могу вспомнить, во что мы играли. Я помню, что мне было скучно — целый год внутри корабля с семнадцатью другими путешественниками. У меня было набитое чучело животного, с которым я спал по ночам, и, хотя я уверен, что память меня подводит, мне кажется, животное со мной играло.
— Генри?
— Да?
— У меня все время возникает образ мужчины в серебристом и голубом костюме. Я видел его в нашем доме и на поле битвы. Он умел контролировать погоду. А потом я видел его мертвым.
Генри кивает.
— Каждый раз, когда ты путешествуешь назад во времени, ты будешь видеть только сцены, связанные с тобой.
— Это был мой отец, да?
— Да, — говорит он. — Он не должен был появляться слишком часто, но все равно приходил. Он часто бывал у вас дома.
Я вздыхаю. Мой отец храбро сражался, убил чудовище и много солдат. Но этого все равно было недостаточно.
— Есть ли у нас шансы победить?
— Что ты имеешь в виду?
— Нам нанесли поражение с такой легкостью. Есть ли надежда на другой исход, если нас найдут? Даже когда мы все разовьем свои способности, когда, наконец, соединимся и будем готовы сражаться, на что мы можем надеяться в борьбе против такого?
— Надеяться? — говорит он. — Надежда есть всегда, Джон. Будет проявляться что-то новое. Мы не владеем всей информацией. Нет. Не расставайся с надеждой. Это последнее дело. Когда ты теряешь надежду, ты теряешь все. И когда ты думаешь, что все потеряно, когда все нагоняет страх и тоску, у тебя всегда остается надежда.

0

10

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Мы с Генри в субботу идем в город на парад Хэллоуина, почти через две недели после того, как мы приехали в Парадайз. Думаю, нам обоим становится трудно переносить уединенность. Не то чтобы мы непривычны. Мы привычны. Но уединенность в Огайо иная, чем в большинстве других мест. Она какая-то молчаливая, одинокая.
Холодно, солнце временами выглядывает между плывущими над головой густыми белыми облаками. В городе суматоха. Все дети разряжены. Мы купили для Берни Косара поводок. На нем накидка Супермена с большой S на груди. Он не впечатлен. Он не единственная собака, наряженная супергероем.
Мы с Генри стоим на тротуаре перед закусочной «Голодный медведь» совсем рядом с кругом в центре города и ждем начала парада. На витрине закусочной висит вырезка из «Газетт» со статьей о Марке Джеймсе. Он сфотографирован стоящим на поперечной линии футбольного поля, на нем форменная куртка, руки скрещены на груди, правая нога опирается на мяч, на лице насмешливая самоуверенная улыбка. Даже я должен признать, что выглядит он впечатляюще.
Генри видит, что я уставился на газету.
— Твой друг, верно? — спрашивает он с улыбкой. Генри знает всю историю, начиная с того, как мы чуть не подрались, до коровьего навоза и того, что я запал на бывшую девушку Марка. Получив всю эту информацию, Генри называет Марка не иначе как моим «другом».
— Мой лучший друг, — поправляю я его.
Тут начинает играть оркестр. Он идет во главе парада, а за ним везут платформы, разукрашенные в стиле Хэллоуина, на одной из них стоят Марк и еще несколько футболистов. Они горстями бросают детям конфеты. Потом Марк замечает меня и толкает локтем стоящего рядом с ним парня — это Кевин, которому я в столовой дал коленом в пах. Марк показывает на меня и что-то говорит. Оба смеются.
— Это он? — спрашивает Генри.
— Это он.
— Выглядит как придурок.
— А я что говорил.
Потом идут девушки-чирлидеры, все одеты в форму, волосы зачесаны назад. Они улыбаются и машут толпе. Сара идет рядом с ними и фотографирует. Она снимает их в движении, когда они прыгают и выкрикивают свои приветствия. Хотя она в джинсах и без всякой косметики, но все равно она красивее любой из них. Мы все больше разговариваем с ней в школе, и я постоянно думаю о ней. Генри видит, что я не отвожу от нее глаз.
Потом он отворачивается от парада.
— Это она, да?
— Это она.
Она замечает меня и машет рукой, потом показывает на камеру, дескать, она подойдет, но сначала поснимает. Я улыбаюсь и киваю.
— Да, — говорит Генри, — определенно, в ней что-то есть.
Мы смотрим парад. Проезжает мэр Парадайза. Он сидит на багажнике автомобиля с откидным верхом и тоже бросает детям конфеты. Сегодня многие дети впадут в экстаз, думаю я.
Я чувствую прикосновение к своему плечу и оборачиваюсь.
— Сэм Гуд. Что скажешь?
Он пожимает плечами.
— Ничего. Как дела?
— Смотрим парад. Это мой отец, Генри.
Они пожимают руки. Генри говорит:
— Джон много рассказывал о тебе.
— Правда? — спрашивает Сэм с кривой улыбкой.
— Правда, — отвечает Генри. Потом он с минуту молчит и начинает улыбаться. — Знаешь, я тут прочитал. Может, ты уже слышал. Знаешь, что грозы у нас происходят из-за инопланетян? Они их устраивают, чтобы незаметно пробраться на нашу планету. Гроза отвлекает внимание, а молнии, которые ты видишь, — это на самом деле следы от космических кораблей, входящих в земную атмосферу.
Сэм улыбается и почесывает голову.
— Исчезни, — говорит он.
Генри пожимает плечами.
— Так я слышал.
— Ладно, — начинает Сэм, который очень хочет отплатить Генри той же монетой. — А ты знаешь, что динозавры на самом деле не вымерли? Пришельцы оказались в таком восторге от них, что решили всех их собрать и вывезти на свою планету.
Генри качает головой.
— Я об этом не слышал, — отвечает он. — А ты знаешь, что лохнесское чудовище на самом деле было животным с планеты Трафальгра? Они привезли его сюда ради эксперимента, посмотреть, сможет ли оно выжить, и оно выжило. Но когда его обнаружили, инопланетяне вынуждены были забрать его обратно, вот почему его больше никто не видел.
Я смеюсь, но не над теорией, а над названием Трафальгра. Нет планеты с названием Трафальгра, и я не удивлюсь, если он придумал его на ходу.
— Ты знал, что египетские пирамиды были построены пришельцами?
— Я слышал об этом, — говорит Генри с улыбкой. Его это забавляет, потому что, хотя пирамиды и не были построены инопланетянами, но были сооружены с использованием знаний Лориен и с помощью лориенцев. — Ты знал, что конец света должен наступить 21 декабря 2012 года?
Сэм кивает и улыбается.
— Да, я слышал об этом. Истечение срока Земли, конец календаря майя.
— Истечение срока? — встреваю я. — Это как «срок годности» на пакетах с молоком? Что, Земля свернется?
Я смеюсь своей шутке, но Сэм и Генри не обращают на меня внимания.
Потом Сэм говорит:
— Ты знал, что круги на полях изначально использовались для навигации пришельцами агарианами? Но это было тысячи лет назад. Сегодня эти круги высевают только скучающие фермеры.
Я опять смеюсь. Меня подмывает спросить, кто же тогда придумывает заговоры инопланетян, если круги на полях высевают скучающие фермеры, но я не спрашиваю.
— Как насчет центуриев? — спрашивает Генри. — Ты знаешь о них?
Сэм качает головой.
— Это инопланетный народ, живущих в ядре Земли. Это вздорные люди, они постоянно не ладят друг с другом, и когда у них случаются гражданские войны, на поверхности Земли происходят толчки, такие, как землетрясения и извержения вулканов. Цунами 2004 года? Только из-за того, что пропала дочь царя центуриев.
— Она нашлась? — спрашиваю я.
Генри качает головой, смотрит на меня, потом на Сэма, который все еще улыбается от затеянной ими игры.
— Нет. Теоретики полагают, что она может менять свою внешность и живет где-то в Южной Америке.
Теория Генри так хороша, что не думаю, что он придумал ее с ходу прямо сейчас. Я стою и размышляю над ней, хотя я даже никогда не слышал об инопланетянах, именуемых центуриями, и точно знаю, что в земном ядре никто не живет.
— А ты знал… — Сэм делает паузу. Я думаю, Генри его переиграл, и в тот момент, когда эта мысль приходит мне в голову, Сэм говорит нечто такое пугающее, что меня накрывает волна ужаса. — Ты знал, что могадорцы стремятся к мировому господству, что они уже уничтожили одну планету и следующей планируют уничтожить Землю? Они сейчас здесь, изучают человеческие слабости, чтобы воспользоваться ими, когда начнется война.
У меня отвисла челюсть, а Генри ошеломленно уставился на Сэма. Он задерживает дыхание. Его рука сжимает чашку с кофе, и я боюсь, что если он сожмет еще чуть сильнее, то чашка сломается. Сэм смотрит на Генри, потом на меня.
— Ребята, у вас такой вид, будто вы столкнулись с привидением. Значит ли это, что я выиграл?
— Где ты об этом слышал? — спрашиваю я. Генри смотрит на меня с такой яростью, что уж лучше бы я промолчал.
— Прочитал в «Они ходят среди нас».
Генри все еще не придумал, как отреагировать. Он открывает рот, чтобы заговорить, но ничего не выходит. Тут вмешивается маленькая женщина, стоящая позади Сэма.
— Сэм, — говорит она. Он оборачивается и смотрит на нее. — Где ты был?
Сэм пожимает плечами.
— Здесь стоял.
Она вздыхает, потом обращается к Генри.
— Привет, я мама Сэма.
— Генри, — говорит он и пожимает ей руку. — Рад познакомиться.
Она удивленно раскрывает глаза. Что-то в акценте Генри заставляет ее оживиться.
— Ah bon! Vous parlez francais? C’est super! J’ai personne avec qui je peux parler francais depuis long-temps.
Генри улыбается.
— Извините. Вообще-то я не говорю по-французски. Но знаю, что мой акцент может ввести в заблуждение.
— Нет? — Она разочарована. — Вот не везет, а я-то подумала, что в городе наконец появилось что-то достойное.
Сэм смотрит на меня и закатывает глаза.
— Ладно, Сэм, пошли, — говорит она.
Он пожимает плечами.
— А вы собираетесь в парк и на катания на повозках с сеном?
Я смотрю на Генри, потом на Сэма.
— Да, конечно, — отвечаю я. — А ты?
Он пожимает плечами.
— Если сможешь, приходи и разыщи нас, — говорю я.
Он улыбается и кивает.
— Ладно, парень.
— Пора идти, Сэм. И ты вряд ли попадешь на катания на повозках. Ты должен помочь мне по хозяйству, — заявляет его мать. Он начинает было что-то говорить, но она уходит. Сэм идет за ней.
— Очень приятная женщина, — с сарказмом говорит Генри.

— Как ты сумел все это выдумать? — спрашиваю я.
Толпа начинает двигаться по главной улице, удаляясь от круга. Мы с Генри идем за ней в парк, где раздают сидр и еду.
— Когда ты достаточно долго врешь, то начинаешь к этому привыкать.
Я киваю.
— Ну и что ты думаешь?
Он делает глубокий вдох и выдыхает. Температура достаточно низка для того, чтобы я мог видеть пар от его дыхания.
— Понятия не имею. В данный момент я не знаю, что и думать. Он застал меня врасплох.
— Он застал врасплох нас обоих.
— Мы должны посмотреть публикацию, из которой он узнал эту информацию, выяснить, кто это написал и где это было написано.
Он выжидающе смотрит на меня.
— Что?
— Тебе нужно достать копию, — говорит он.
— Я достану, — обещаю я. — И все равно это не поддается объяснению. Как кто-то мог об этом узнать?
— Эта информация была откуда-то доставлена.
— Думаешь, кем-то из нас?
— Нет.
— Думаешь, ими?
— Может быть. Я никогда не просматривал газетенки с теориями заговоров. Возможно, они думают, что мы их читаем, и хотят выйти на нас, подбрасывая такую информацию. Я имею в виду… — Он делает паузу и на минуту задумывается. — Черт возьми, Джон, я не знаю. Но придется разобраться. Это не случайное совпадение, совершенно точно.
Мы идем молча, все еще в некоторой растерянности, мысленно перебирая возможные варианты. Берни Косар бежит между нами, язык высунут, накидка съехала набок и волочится по тротуару. Он пользуется большим успехом у детей, и они нас часто останавливают, чтобы его погладить.
Парк расположен на южной окраине города. У его дальней границы находятся два озера, разделенные узкой полоской земли, ведущей к лесу, который раскинулся за ними. Сам парк состоит из трех бейсбольных полей, игровой площадки и большого павильона, где волонтеры раздают желающим сидр и куски тыквенного пирога. Три фургона с сеном стоят на обочине посыпанной гравием дорожки, на большом щите надпись:

ПЕРЕПУГАЙТЕСЬ ДО ПОЛУСМЕРТИ!
ХЭЛЛОУИНСКИЕ КАТАНИЯ
НА ПОВОЗКАХ С СЕНОМ
И С ПРИВИДЕНИЯМИ НАЧИНАЮТСЯ
С ЗАХОДОМ СОЛНЦА.
5 ДОЛЛАРОВ С ЧЕЛОВЕКА

Еще перед лесом посыпанная гравием дорожка плавно превращается в тропинку, вход в лес украшен вырезанными из картона привидениями и гоблинами. Похоже, что катания на повозках с привидениями проходят в лесу. Я осматриваюсь, нет ли Сары, но ее нигде не видно. Интересно, собирается ли она кататься.
Мы с Генри входим в павильон. В одной его части собрались чирлидеры: они разрисовывают детям лица картинками на темы Хэллоуина и продают билеты на лотерею, розыгрыш которой пройдет в шесть вечера.
— Привет, Джон, — слышу я за спиной. Я оборачиваюсь. Это Сара со своей камерой. — Как тебе парад?
Я улыбаюсь ей и засовываю руки в карманы. У нее на щеке нарисовано маленькое белое привидение.
— Привет, — говорю я. — Мне понравилось. Думаю, я начинаю проникаться этим очарованием маленьких городков Огайо.
— Очарованием? Ты хотел сказать скукотищей, да?
Я пожимаю плечами.
— Не знаю, это неплохо.
— Эй, а ведь это парнишка из школы. Я тебя помню, — говорит она, нагибаясь, чтобы погладить Берни Косара. Он вовсю машет хвостом и подпрыгивает, стараясь лизнуть ее в лицо. Сара смеется. Я оглядываюсь через плечо. Генри стоит метрах в шести у одного из столиков и разговаривает с мамой Сары. Было бы любопытно узнать, о чем они говорят.
— По-моему, ты ему нравишься. Его зовут Берни Косар.
— Берни Косар? Это имя не годится для такого восхитительного пса. Посмотри на его накидку. Прямо хоть посылай фото на сайт о животных-очаровашках.
— Знаешь, если ты не перестанешь, то я начну ревновать тебя к своему собственному псу, — отвечаю я.
Она улыбается и встает.
— Ну что, ты купишь у меня лотерейный билет или как? Деньги пойдут на строительство приюта для животных в Колорадо, он сгорел в прошлом месяце при пожаре.
— Серьезно? А откуда девушка из Парадайза в штате Огайо знает о приюте для животных в Колорадо?
— Его держит моя тетя. Я уговорила на это дело всех девушек из чирлидерской команды. Мы собираемся съездить туда и поработать на стройке. Поможем животным и заодно вырвемся на неделю из школы и из Огайо. Сплошные плюсы.
Я представляю Сару в защитной каске и с молотком. Мне приходит в голову мысль, которая заставляет меня улыбнуться.
— Выходит, мне целую неделю придется одному возиться на кухне? — вздыхаю я с притворно сокрушенным видом. — Не знаю, могу ли я спонсировать такую поездку, пусть даже ради животных.
Она смеется и ударяет меня кулаком по руке. Я достаю бумажник и даю ей пять долларов за шесть билетов.
— Эти шесть принесут удачу, — говорит она.
— Правда?
— Конечно. Ведь ты купил их у меня, глупый.
И тут поверх плеча Сары я вижу, как в павильон входят Марк и остальные парни, которые были с ним на платформе.
— Ты поедешь вечером кататься на повозках? — спрашивает Сара.
— Да, я подумывал об этом.
— Давай, это забавно. Все это делают. И вообще-то бывает довольно страшно.
Марк видит, что я разговариваю с Сарой, и хмурится. Он идет к нам. Одет, как всегда, в куртку и джинсы, на волосах, как обычно, полно геля.
— А ты поедешь? — спрашиваю я Сару.
Не успевает она ответить, как в разговор встревает Марк.
— Как тебе понравился парад, Джонни? — спрашивает он. Сара быстро поворачивается и смотрит на него.
— Очень понравился, — отвечаю я.
— А с привидениями поедешь кататься или для тебя это слишком страшно?
Я улыбаюсь ему.
— Вообще-то собираюсь.
— А ты не перепугаешься, как в школе, и не сбежишь из леса, плача, как ребенок?
— Не будь задницей, Марк, — говорит Сара.
Он смотрит на меня и закипает. Вокруг толпа, и он ничего не может сделать, не устраивая сцены, — да если бы и мог, думаю, все равно бы не сделал.
— Всему свое время, — произносит Марк.
— Ты так думаешь?
— И до тебя руки дойдут, — говорит он.
— Может, и так, — отвечаю я. — Но не твои.
— Прекратите! — кричит Сара. Она встает между нами и отталкивает друг от друга. На нас смотрят. Она оглядывается кругом, словно смущенная вниманием, потом хмуро смотрит сначала на Марка, затем на меня.
— Ладно. Если хотите драться, то деритесь. Желаю удачи.
Сара отворачивается и уходит. Я провожаю ее взглядом, Марк — нет.
— Сара, — зову я, но она продолжает идти и скрывается за павильоном.
— Скоро, — говорит Марк.
Я оборачиваюсь к нему.
— Сомневаюсь.
Он возвращается к своим друзьям. Ко мне подходит Генри.
— Не думаю, что он расспрашивал о вчерашнем домашнем задании по математике.
— Не совсем, — отвечаю я.
— Я бы не стал волноваться по его поводу, — замечает Генри. — Похоже, он способен только болтать.
— Я и не волнуюсь, — говорю я и смотрю на то место, где Сара скрылась из вида. — Надо ли мне ухаживать за ней? — спрашиваю я, глядя на Генри и взывая к той части его, которая когда-то была жената и любила, которая до сих пор каждый день тоскует по жене, а не к той части, которая хочет, чтобы я затаился и был в безопасности.
Он кивает.
— Да, — говорит он со вздохом. — Как это ни прискорбно для меня, но тебе, наверное, надо за ней ухаживать.

0

11

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

Дети бегают, кричат, катаются с горок и лазают по специально установленным для этого конструкциям. У каждого ребенка в руке пакет со сладостями и полные рты конфет. Дети одеты, как герои мультфильмов: чудовища, вампиры и привидения. Похоже, сейчас в парке собралось все население Парадайза. И посреди этого безумия я вижу Сару, она сидит одна на качелях и тихо покачивается.
Я проталкиваюсь сквозь крики и визги. При виде меня Сара улыбается, ее большие голубые глаза светятся, как огни маяка.
— Тебя подтолкнуть? — говорю я.
Она кивает на качели рядом с ней, которые только что освободились, и я сажусь на них.
— Все в порядке? — спрашиваю я.
— Да, все нормально. Он выводит меня из себя. Все время старается быть крутым и всегда такой мерзкий, когда вокруг друзья.
Она закручивается на веревке до упора, а потом поднимает ноги, и веревка раскручивает ее назад, сначала медленно, потом все быстрее. Она все время смеется, ее белокурые волосы развеваются за спиной. Я делаю то же самое. Когда качели останавливаются, мир продолжает крутиться.
— А где Берни Косар?
— Я оставил его с Генри, — говорю я.
— С твоим отцом?
— Да, с отцом.
Это у меня обычное дело — называть Генри по имени вместо того, чтобы говорить «папа».
Температура быстро понижается, костяшки пальцев, сжимающих цепь, побелели, рукам становится холодно. Мы смотрим на детей, которые беснуются вокруг нас. Сара смотрит на меня, и в наступающих сумерках ее глаза кажутся еще более голубыми, чем обычно. Наши глаза неотрывно устремлены друг в друга, мы ничего не говорим, но между нами многое происходит. Дети отошли куда-то на дальний план. Потом Сара застенчиво улыбается и отводит глаза.
— Так что ты собираешься делать? — спрашиваю я.
— Это ты о чем?
— О Марке.
Она пожимает плечами.
— А что я могу сделать? Я уже порвала с ним. И постоянно твержу ему, что у меня нет никакого желания снова быть вместе с ним.
Я киваю. Не знаю, что я могу на это сказать.
— Ладно. Мне надо все-таки попробовать продать оставшиеся билеты. До лотереи остался всего час.
— Нужна помощь?
— Нет, нет. Иди развлекись. Наверное, Берни Косар скучает по тебе. Но обязательно оставайся на катания. Может быть, поедем вместе?
— Останусь, — говорю я. Меня переполняет счастье, но я пытаюсь это скрыть.
— Тогда скоро увидимся.
— Удачи тебе с билетами.
Она тянется ко мне, берет мою ладонь в свою и держит ее целых три секунды. Потом спрыгивает с качелей и быстро уходит. Я сижу, тихо покачиваясь, и наслаждаюсь свежим ветром, ощущением, которого не испытывал уже давно, потому что прошлую зиму мы провели во Флориде, а позапрошлую — на юге Техаса. Когда я возвращаюсь в павильон, Генри сидит за столиком и ест кусок пирога, а Берни Косар лежит у его ног.
— Как все прошло?
— Хорошо, — отвечаю я с улыбкой.
Где-то запускают фейерверк, и в небе взрываются оранжевые и синие огни. Это заставляет меня подумать о Лориен и о фейерверке, который я видел в день нашествия.
— Ты больше не думал о том втором корабле, который я видел?
Генри оглядывается вокруг, чтобы убедиться, что его никто не услышит. Мы сидим за отдельным столиком в дальнем углу павильона, в стороне от толпы.
— Немного. И до сих пор не знаю, что это значит.
— Как ты думаешь, мог он прилететь сюда?
— Нет. Это было бы невозможно. Если он работал на топливе, как ты говоришь, то не мог бы далеко улететь без дозаправки.
Я чуть медлю.
— Хотел бы я, чтобы он смог.
— Смог что?
— Прибыть сюда, с нами.
— Хорошая мысль, — говорит Генри.

Проходит час или около того, и я вижу всех футболистов во главе с Марком, идущих по траве. Они наряжены мумиями, зомби и привидениями, всего их двадцать пять. Они садятся на трибуну ближнего бейсбольного поля, и чирлидеры, которые разрисовывали детей, начинают накладывать макияж на лица Марка и его друзей, чтобы завершить их маскарадный наряд. Только теперь я понимаю, что это футболисты будут всех пугать во время катаний, поджидая в лесу.
— Ты это видишь? — спрашиваю я Генри.
Генри смотрит на них и кивает, потом поднимает свою чашку с кофе и делает большой глоток.
— Все еще думаешь, что тебе надо кататься? — спрашивает он.
— Нет, — отвечаю я. — Но я все равно поеду.
— Я так и думал.
Марк наряжен под зомби: в темной рваной одежде, лицо раскрашено черным и серым, тут и там мазки красной краски, имитирующие пятна крови. Когда с его нарядом покончено, к нему подходит Сара и что-то говорит. Он повышает голос, но я не слышу, что он отвечает. Он взволновано жестикулирует и говорит так быстро, что наверняка путается в словах. Сара скрестила руки на груди и отрицательно качает головой. Его тело напрягается. Я делаю движение, чтобы встать, но Генри удерживает меня за руку.
— Не надо, — говорит он. — Так он только еще дальше отталкивает ее от себя.
Я смотрю на них и хочу расслышать все, что они говорят, но вокруг слишком много кричащих детей, и я не могу сосредоточиться. Перестав ругаться, они стоят друг против друга, на лице у Марка — выражение мрачной обиды, у Сары — скептическая улыбка. Она качает головой и уходит.
Я смотрю на Генри.
— Что мне теперь надо сделать?
— Ничего, — отвечает он. — Ровным счетом ничего.
Марк возвращается к своим друзьям нахмуренный, опустив голову. Некоторые из них смотрят в мою сторону. На их лицах появляются ухмылки. Потом они отправляются в сторону лесу. Двадцать пять парней идут медленным размеренным шагом и пропадают из виду.

Чтобы убить время, мы с Генри возвращаемся в центр и обедаем в «Голодном медведе». Когда мы приходим обратно, солнце уже село и зеленый трактор тянет в лес первую повозку, груженную сеном. Толпа заметно поубавилась, остались в основном старшеклассники и свободолюбивые взрослые, в общей сложности человек сто. Я ищу среди них Сару и не нахожу. Через десять минут уходит другой трактор. Как сказано в листовке, поездка длится полтора часа, трактор ползет по лесу медленно, чтобы народ успел морально настроиться, потом повозка останавливается, участники высаживаются и дальше идут пешком по тропинке, где и начинаются страшилки.
Мы с Генри стоим у павильона, и я снова просматриваю длинную вереницу людей, ожидающих своей очереди. Я по-прежнему не вижу Сары. Тут у меня в кармане начинает вибрировать мой телефон. Я не могу вспомнить, когда у меня в последний раз звонил телефон и это не был звонок от Генри. Высвечивается имя звонящего: САРА ХАРТ. Меня охватывает волнение. Должно быть, она записала мой номер в свой телефон в тот же день, когда внесла свой в мой.
— Алло? — говорю я.
— Джон?
— Да.
— Привет, это Сара. Ты еще в парке? — спрашивает она. Голос такой, словно звонить мне для нее обычное дело и мне не надо снова и снова думать о том, почему у нее есть мой номер, хотя я ей его никогда не давал.
— Да.
— Отлично! Я приду минут через пять. Катания начались?
— Да, пару минут назад.
— Но ты ведь еще не уехал?
— Нет.
— Вот и хорошо! Подожди, и мы поедем вместе.
— Непременно, — говорю я. — Вторая повозка отправляется прямо сейчас.
— Прекрасно. Я приду к отправлению третьей.
— Тогда пока.
Я отключаюсь и улыбаюсь во все лицо.
— Будь там осторожен, — говорит Генри.
— Буду. — Я беру паузу, чтобы попробовать добавить голосу непринужденности. — Тебе не надо здесь оставаться. Я уверен, что меня подвезут домой.
— Я хочу остаться и жить в этом городе, Джон. Даже несмотря на то, что было бы умнее уехать, имея в виду все, что уже произошло. Но и ты должен во всем идти мне навстречу в некоторых случаях. Сейчас именно такой. Мне совсем не понравилось, как эти парни на тебя смотрели.
Я киваю.
— Со мной все будет в порядке, — говорю я.
— Уверен, что так. Но на всякий случай я буду ждать здесь.
Я вздыхаю.
— Хорошо.
Сара появляется через пять минут с симпатичной подругой, которую я видел раньше, но с которой меня не знакомили. Сара переоделась в джинсы, шерстяной свитер и черную куртку. Она стерла нарисованное привидение со своей правой щеки, ее волосы распущены и спадают ниже плеч.
— Привет, — говорит она.
— Привет.
Она немного неуверенно меня обнимает. Я ощущаю запах духов, исходящий от ее шеи. Потом убирает руки.
— Привет, папа Джона, — говорит она Генри. — Это моя подруга Эмили.
— Рад познакомиться с вами обеими, — отвечает Генри. — Ну, что, ребята, вы отправляетесь на встречу с неведомыми ужасами?
— Именно так, — говорит Сара. — А как этот парень там себя поведет? Я не хочу, чтобы он при мне слишком перепугался.
Генри улыбается, и я вижу, что Сара ему уже понравилась.
— На всякий случай держись рядом.
Она смотрит через плечо. Третья повозка уже на четверть заполнена.
— Я буду его оберегать, — отвечает она. — Ну, нам пора.
— Желаю хорошо повеселиться, — говорит Генри.
Сара к моему удивлению берет меня за руку, и мы втроем бежим к повозке с сеном, которая стоит в сотне шагов от павильона. В очереди человек тридцать. Мы становимся в конец и начинаем разговаривать. Правда, я немного смущен и в основном слушаю, что говорят девушки. Пока мы ждем, я вижу Сэма, который мнется в стороне, как бы раздумывая, подойти к нам или нет.
— Сэм! — кричу я с чуть большим воодушевлением, чем хотел.
Он неуверенно подходит к нам.
— Поедешь кататься с нами?
Он пожимает плечами.
— А вы не против?
— Да хватит тебе, иди сюда, — произносит Сара и тянет его в очередь. Он встает рядом с Эмили. Неожиданно появляется парень с рацией в руке. Я вспоминаю, что он из футбольной команды.
— Привет, Томми, — говорит ему Сара.
— Привет, — отвечает он. — В этом фургоне осталось четыре места. Хотите?
— Правда?
— Да.
Мы пробегаем мимо очереди, запрыгиваем в повозку и все вчетвером садимся на тюк с сеном. Мне кажется странным, что Томми не спросил у нас билеты. Мне также любопытно, почему он позволил нам пройти без очереди. В очереди некоторые смотрят на нас с недовольством. Не могу сказать, что я их за это виню.
— Хорошей поездки, — желает нам Томми с усмешкой; я видел такую у людей, которым сказали, что что-то дурное случилось с теми, кого они терпеть не могут.
— Странно это, — говорю я.
Сара пожимает плечами.
— Может, он запал на Эмили.
— О боже, только не это! — восклицает Эмили и делает вид, будто ее тошнит.
Я с тюка сена наблюдаю за Томми. Повозка заполнена только наполовину, и это тоже неприятно кольнуло меня, ведь в очереди еще так много людей. Трактор трогается, рывками продвигается по дорожке и въезжает в лес, где из спрятанных громкоговорителей раздаются наводящие страх звуки. Лес густой, и в него не проникает никакой свет, кроме как от фар трактора. Когда они погаснут, будет полная темнота, думаю я. Сара снова берет меня за руку. Прикосновение у нее холодное, но меня накрывает волна тепла. Она наклоняется ко мне и шепчет:
— Мне немножко страшно.
На низких ветвях прямо над нами висят фигуры привидений, а вдоль тропы облокотившись на деревья стоят гримасничающие зомби. Трактор останавливается и выключает фары. Потом на десять минут появляется пульсирующий свет. В нем нет ничего страшного, и только когда он гаснет, я понимаю, в чем его эффект: мы ровным счетом ничего не видим, нашим глазам нужно несколько секунд, чтобы привыкнуть к темноте. Потом ночную тьму прорезает крик, и Сара прижимается ко мне, когда вокруг начинают метаться какие-то фигуры. Я прищуриваюсь, чтобы сфокусировать зрение, и вижу, что Эмили придвинулась к Сэму, а он сам широко улыбается. На самом деле мне и самому немного страшно. Я осторожно обнимаю Сару. Чья-то рука касается наших спин, и Сара вцепляется в мою ногу. Некоторые кричат. Трактор рывком дергается назад и снова устремляется вперед, в свете его фар видны только силуэты деревьев.
Мы едем еще три или четыре минуты. Нарастают страх и дурные предчувствия от того, что придется пешком проделать тот путь, который мы только что проехали. Потом трактор въезжает на круглую поляну и останавливается.
— Все на выход, — кричит водитель.
Когда все вылезают, трактор уезжает. Его огни удаляются и потом исчезают, оставляя за собой ночь и только те звуки, которые мы сами издаем.
— Вот дерьмо, — говорит кто-то, и все смеются.
Всего нас одиннадцать. Зажигается дорожка огней, показывающих нам обратный путь, потом гаснет. Я закрываю глаза, чтобы сосредоточиться на ощущении от пальцев Сары, переплетенных с моими.
— Не представляю, почему я каждый год это делаю, — нервно говорит Эмили, обхватив себя руками.
Остальные уже пошли по тропинке, и мы идем следом. Дорожка огней периодически зажигается, чтобы мы не сбились с пути.
Остальные ушли вперед так далеко, что мы их не видим. Я едва различаю землю под ногами. Вдруг впереди раздаются три или четыре крика.
— О, нет, — произносит Сара и стискивает мою ладонь. — Звук такой, словно там что-то случилось.
В этот самый момент на нас падает что-то тяжелое. Обе девушки вскрикивают, и Сэм тоже. Я спотыкаюсь, падаю и царапаю колено, запутавшись в этой чертовой дряни, которая на меня свалилась. И тут я понимаю, что это сеть!
— Что за черт? — спрашивает Сэм.
Я разрываю сетку, но в ту самую секунду, когда я освобождаюсь, меня сильно толкают сзади. Кто-то хватает меня и тащит в сторону от девушек и Сэма. Я вырываюсь и встаю, но тут же получаю новый удар сзади. Это уже не входит в программу катаний.
— Отпусти меня! — кричит одна из девушек. В ответ какой-то парень смеется. Я ничего не вижу. Голоса девушек удаляются.
— Джон? — зовет Сара.
— Джон, где ты? — кричит Сэм.
Я поднимаюсь, чтобы бежать к ним, но меня снова бьют. Нет, не так. Мне ставят подножку. Мне крепко достается, и я вспахиваю носом землю. Я вскакиваю и пытаюсь восстановить дыхание, придерживаясь рукой за дерево. Стираю со рта землю и листья.
Я стою так несколько секунд и не слышу ни единого звука, кроме своего тяжелого дыхания. И как раз когда я думаю, что меня оставили в покое, кто-то врезается в меня плечом, и я лечу на ближайшее дерево. Моя голова бьется о ствол так, что у меня даже сыплются искры из глаз. Я удивлен силой того, кто меня бьет. Я трогаю свой лоб и чувствую на пальцах кровь. Я снова оглядываюсь вокруг, но, кроме очертаний деревьев, ничего не вижу.
Я слышу крик одной из девушек, а потом шум борьбы. Стискиваю зубы. Я весь трясусь. Есть ли там люди между стоящими стеной деревьями? Я не знаю. Но я чувствую, что на меня кто-то смотрит.
— Отстань от меня! — кричит Сара. Ее куда-то тащат, это все, что я могу понять.
— Ладно, — говорю я темноте и деревьям. Во мне закипает злость. — Вы хотите поиграть? — на этот раз я произношу вопрос громко. Рядом кто-то смеется.
Я делаю шаг в направлении звука. Меня толкают сзади, но мне удается устоять. Я вслепую бью кулаком, задеваю дерево и царапаю запястье о кору. Что ж, больше ничего не остается. Зачем нужно Наследие, если его нельзя использовать при необходимости? Даже если нам с Генри сегодня же придется побросать вещи в пикап и снова уехать в другой город, я, по крайней мере, сделаю то, что должен сделать.
— Хочешь поиграть? — снова кричу я. — Я тоже умею!
У меня по щеке стекает струйка крови. Ладно, думаю я, давайте так. Пусть они делают со мной что угодно, но ни один волос не упадет с головы Сары. Или Сэма, или Эмили.
Я делаю глубокий вдох и чувствую прилив адреналина. У меня появляется злобная усмешка, и я ощущаю, что мое тело словно стало больше и сильнее. Мои ладони загораются и светят ярким светом, который рассекает ночь, и все вокруг озаряется.
Я поднимаю голову. Направляю свет своих ладоней на деревья и бросаюсь в ночь.

0

12

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Кевин отступает от деревьев, он наряжен мумией. Это он сбил меня подножкой.
Свет ошарашил его, и он не может понять, откуда он мог взяться. У него на голове прибор ночного видения. «Так вот почему они нас видят», — думаю я. Где они их взяли?
Он бросается на меня, и я в последний момент делаю шаг в сторону и ставлю ему подножку.
— Отпусти меня! — слышу я откуда-то с тропы. Я смотрю туда и направляю свет на деревья, но там нет никакого движения. Я не могу определить, чей это голос, Эмили или Сары. После крика раздается смех какого-то парня.
Кевин пытается встать, но я пинаю его в бок. Он снова падает на землю с тяжелым стуком. Я срываю с его лица прибор, бросаю его изо всей силы и знаю, что он упадет по меньшей мере в миле отсюда, а может, в двух или трех, потому что я так зол, что не могу контролировать свою силу. Потом, когда Кевин еще даже не смог сесть, я бегу через лес.
Тропа поворачивает налево, потом направо. Мои руки светятся, только когда мне надо видеть.
Я чувствую, что я уже близко. Потом я вижу впереди Сэма, он стоит, а зомби обхватил его руками. Еще трое стоят рядом.
Зомби отпускает его.
— Остынь, мы просто дурачимся. Если не будешь сопротивляться, тебе ничего не будет, — говорит он Сэму. — Сядь, что ли.
Я раскрываю ладони и направляю свет в глаза зомби, чтобы ослепить. Ближайший из них делает шаг ко мне, я с размаху бью его сбоку в лицо, и он без чувств падает на землю. Его прибор ночного видения летит в заросли ежевики и пропадает там. Второй пытается схватить меня, но я разрываю захват и поднимаю его над землей.
— Что за черт? — говорит он в недоумении.
Я швыряю его, и он ударяется о ствол дерева метрах в шести. Третий парень, увидев все это, убегает. Остается только четвертый, тот, что держал Сэма. Он поднимает руки перед собой, словно я собираюсь выстрелить ему в грудь.
— Это не я придумал, — говорит он.
— Что он задумал?
— Ничего, парень. Мы просто хотели подшутить над вами, немного попугать.
— Где они?
— Эмили они отпустили. А Сара там, дальше.
— Дай мне свои очки, — говорю я.
— Не могу, парень. Мы одолжили их у полицейских. У меня будут неприятности.
Я делаю шаг к нему.
— Ладно, ладно, — соглашается он. Он снимает очки и отдает мне. Я бросаю их даже сильнее, чем предыдущую пару. Надеюсь, они упадут в соседнем городе. Пусть объясняются с полицией.
Правой рукой я беру Сэма за рубашку. Без своего света я ничего не вижу. Только тут я понимаю, что надо было оставить для нас пару очков. Но я не оставил, поэтому я делаю глубокий вдох, зажигаю левую ладонь и веду нас по тропе. Если Сэм что-то и заподозрит, он не проболтается.
Я останавливаюсь, чтобы прислушаться. Ничего. Мы идем дальше, пробираясь между деревьями. Я выключаю свет.
— Сара! — кричу я.
Я стою, прислушиваясь, но слышу только шум ветра в ветвях и тяжелое дыхание Сэма.
— Сколько с Марком парней? — спрашиваю я.
— Примерно пять.
— Ты знаешь, куда они пошли?
— Я не видел.
Мы снова идем, и я не представляю, куда именно. Вдалеке я слышу рычание тракторного двигателя. Начинается четвертый заезд. Меня обуревает ярость, и я готов бежать со всех ног, но я знаю, что Сэму за мной не угнаться. Он уже тяжело дышит, и даже я в поту, хотя температура всего плюс девять градусов. А может, это не пот, а кровь. Не знаю.
Когда мы проходим мимо дерева с узловатым стволом, на меня кто-то налетает сзади. Сэм кричит, когда чей-то кулак опускается на мой затылок, я на долю секунды оглушен, но потом разворачиваюсь, хватаю парня за горло и направляю свет ему в лицо. Он пытается разжать мои пальцы, но безуспешно.
— Что Марк задумал?
— Ничего, — говорит он.
— Ответ неверный.
Я швыряю его о ближайшее дерево в полутора метрах от нас, потом ставлю его и поднимаю сантиметров на тридцать над землей, моя рука опять у него на горле. Он ожесточенно пинается, но я напряг мышцы, и его удары не причиняют мне никакого вреда.
— Что он собирается делать?
Я опускаю его, чтобы его ноги касались земли, и ослабляю хватку на горле, чтобы он мог говорить. Я чувствую, что Сэм смотрит на все это и принимает к сведению, но ничего не могу поделать.
— Мы просто хотели вас напугать, — хрипит он.
— Клянусь, если ты не скажешь правду, я переломлю тебя пополам.
— Он думает, что остальные тащат вас обоих на Пастушьи водопады. Он туда завел Сару. Он хотел у нее на глазах тебя крепко избить, а потом отпустить.
— Показывай дорогу, — говорю я.
Он тащится медленно, и я выключаю свой свет. Сэм, держась за мою рубаху, идет следом. Когда мы проходим небольшую поляну, в лунном свете я вижу, что он смотрит на мои руки.
— Это от перчаток, — говорю я. — Они были на Кевине Миллере. Хэллоуинские реквизиты.
Он кивает, но я вижу, что он изрядно взволнован. Мы идем еще с минуту и слышим впереди шум падающей воды.
— Дай мне свои очки, — говорю я парню, который нас ведет.
Он в сомнении, и я выкручиваю ему руку. Он стонет от боли и быстро срывает очки с лица.
— Бери, бери, — кричит он.
Когда я их надеваю, все становится зеленым. Я сильно его толкаю, и он падает на землю.
— Пошли, — говорю я Сэму, и мы идем вперед, оставив парня позади.
Я вижу впереди группу. Я насчитываю восемь парней. Плюс Сара.
— Я их вижу. Ты подождешь здесь или пойдешь со мной? Там все может обернуться скверно.
— Я хочу пойти, — говорит Сэм. Я понимаю, что он испуган, но трудно сказать, боится он футболистов или того, что, как он заметил, делал я.
Оставшуюся часть пути мы проходим как можно тише. Сэм идет за мной на цыпочках. Когда мы уже метрах в двух, под ногой Сэма хрустит ветка.
— Джон? — спрашивает Сара. Она сидит на большом камне, прижав колени к груди и обхватив их руками. На ней нет очков, и она вглядывается в темноту в нашем направлении.
— Да, — говорю я, — и Сэм.
Она улыбается.
— Я же тебе говорила, — отвечает она, и я понимаю, что она обращается к Марку.
Шум воды, который я слышал, — это все лишь журчащий ручей. Вперед выступает Марк.
— Так, так, так, — произносит он.
— Заткнись, Марк, — говорю я. — Навоз в моем шкафчике — это ладно, но на этот раз ты зашел слишком далеко.
— Ты так думаешь? Восемь против двоих.
— Сэм здесь ни причем. Один на один ты боишься? — спрашиваю я. — На что ты надеешься? Ты пытался похитить двух человек. Ты что, всерьез думаешь, что они будут молчать?
— Да, думаю. Когда они увидят, как я тебя отделаю.
— Ты заблуждаешься, — отвечаю я, потом обращаюсь к остальным. — Тем, кто не хочет оказаться в воде, я предлагаю уйти. Марк искупается в любом случае. Он потерял шанс на бартер.
Все они дружно усмехаются. Один из них спрашивает, что такое «бартер».
— Даю вам последний шанс, — говорю я.
Все стоят и не двигаются.
В центре моей груди возникает нервное возбуждение. Я делаю шаг по направлению к Марку, он отступает, запутывается в собственных ногах и падает. На меня надвигаются двое парней, оба больше меня. Один из них бьет, но я уворачиваюсь и сам бью его в живот. Я ударяю второго, и его ноги отрываются от земли. Он с глухим стуком падает метрах в полутора и по инерции скатывается в воду. Он так бултыхнулся, что летят брызги. Остальные остолбенели. Я чувствую, что Сэм направляется к Саре. Я хватаю первого парня и тащу его. Он дрыгает ногами, но не может попасть по мне. На берегу ручья я поднимаю его за пояс джинсов и кидаю в воду. На меня бросается еще один парень. Я просто отклоняюсь, и он летит в ручей лицом вперед. Трое готовы, остались четверо. Интересно, что из всего этого видят без очков Сара и Сэм.
— Что-то с вами слишком уж просто, ребята, — говорю я. — Кто следующий?
Самый большой из них бьет кулаком, но намного промахивается, хотя я наношу ответный удар так быстро, что его локоть задевает мне лицо и рвет ремень очков. Они падают на землю. Теперь я вижу только слабые тени. Я бью ему в челюсть, и парень падает, как мешок с картошкой. Он выглядит бездыханным, и я боюсь, что ударил его слишком сильно. Я срываю с него очки и надеваю их.
— Еще желающие есть?
Двое поднимают руки над собой в знак того, что сдаются. Третий стоит с отвисшей челюстью, как идиот.
— Остаешься ты, Марк.
Марк поворачивает, как будто хочет бежать, но я бросаюсь, хватаю его и выкручиваю ему руки двойным нельсоном. Он стонет от боли.
— На этом мы заканчиваем, ты понял меня?
Я делаю хватку сильнее, и он почти воет от боли.
— Что бы ты против меня ни имел, ты сейчас это бросаешь. Оставляешь в покое Сэма и Сару. Ты понял?
Я сдавливаю еще сильнее. Я боюсь, что еще немного и его плечо выскочит из сустава.
— Я сказал, ты понял меня?
— Да!
Я тащу его к Саре. Теперь Сэм сидит рядом с ней на камне.
— Извиняйся.
— Да ладно, парень. Ты уже свое доказал.
Я сжимаю ему руки.
— Извини! — кричит он.
— Скажи так, чтобы звучало искренне.
Он делает глубокий вдох.
— Извини, — говорит он.
— Ты дерьмо, Марк! — говорит Сара и дает ему крепкую пощечину. Он напрягается, но я крепко его держу, и он ничего не может сделать.
Я тащу его к воде. Оставшиеся парни стоят и в шоке смотрят. Парень, которого я вырубил, сидит и чешет себе голову, словно пытаясь понять, что произошло. Я вздыхаю с облегчением от того, что он не слишком пострадал.
— Ты никому ни слова не скажешь об этом, понял? — говорю я так тихо, что слышит только Марк. — Все, что здесь случилось, здесь и умрет. Клянусь, если на следующей неделе я хоть слово об этом услышу, то сегодняшнее покажется ничем по сравнению с тем, что с тобой случится. Ты понимаешь меня? Ни единого слова.
— Ты что, и правда думаешь, что я что-нибудь скажу? — спрашивает он.
— Скажи то же самое своим друзьям. Если они проговорятся хоть единой душе, ты мне за это ответишь.
— Мы ничего не скажем, — говорит он.
Я отпускаю его, толкаю ногой под зад, и он летит лицом в воду. Сара стоит на камне рядом с Сэмом. Когда я подхожу, она крепко меня обнимает.
— Ты знаешь кун-фу или что-то вроде того? — спрашивает она.
Я нервно смеюсь.
— Вы много видели?
— Немного, но я понимала, что происходит. Ты что, всю жизнь тренировался в горах или как? Я не понимаю, как ты это сделал.
— Думаю, я просто испугался, что с тобой может что-то случиться. И, да, последние двенадцать лет я обучался боевым искусствам высоко в Гималаях.
— Ты изумительный, — смеется Сара. — Давай выбираться отсюда.
Никто из парней не говорит нам ни слова. Метра через три я понимаю, что не представляю, куда иду, и отдаю очки Саре, чтобы она нас вела.
— До сих пор не верится, — говорит Сара. — Я о том, какое же он дерьмо. Пусть объясняется с полицией. Я этого так не оставлю.
— Ты правда думаешь пойти в полицию? Отец Марка, между прочим, шериф.
— А почему бы после такого и не пойти? Это же было черт знает что. Работа отца Марка заключается в том, чтобы следить за соблюдением закона, даже если его нарушает его собственный сын.
Я пожимаю плечами в темноте.
— Думаю, они уже наказаны.
Я закусываю губу, ужасаясь от одной мысли, что будет вовлечена полиция. Если так, то мне придется уехать, без вариантов. Мы упакуемся и отбудем в течение часа после того, как об этом узнает Генри. Я вздыхаю.
— Ты так не думаешь? — спрашиваю я. — Я имею в виду, что они потеряли несколько приборов ночного видения. Им придется объясняться по поводу них. И это не считая купания в ледяной воде.
Сара ничего не отвечает. Мы идем в молчании, и я молюсь о том, чтобы она обдумала, насколько будет лучше, если просто забыть об этом.
В конце концов, мы доходим до конца леса. Виден свет из парка. Когда я останавливаюсь, Сара и Сэм смотрят на меня. Сэм всю дорогу молчал, и я надеюсь, что это потому, что он на самом деле не видел, что происходило, — темнота тут стала для меня неожиданным союзником, — может быть, он немного потрясен всем случившимся.
— Вам решать, — говорю я. — Но я за то, чтобы это умерло. Я действительно не хочу разговаривать обо всем этом с полицией.
Свет падает на лицо Сары, настроенной скептически. Она качает головой.
— Я думаю, он прав, — говорит Сэм. — Я не хочу следующие полчаса сидеть и писать дурацкое заявление. Я окажусь в большом дерьме — моя мама думает, что я уже час как сплю.
— Ты живешь неподалеку? — спрашиваю я.
Он кивает.
— Да, и мне надо успеть вернуться, пока она не проверила мою комнату. Пока, увидимся.
Не говоря больше ни слова, Сэм быстро уходит. Он явно перенервничал. Он, наверное, никогда не дрался, и уж точно на него никогда не нападали и не похищали в лесу. Я попробую завтра с ним поговорить. Если он видел что-то лишнее, я постараюсь его убедить, что это был обман зрения.
Сара поворачивает мое лицо к себе и очень нежно проводит большим пальцем поперек моего лба вдоль пореза. Потом проводит по бровям, глядя мне в глаза.
— Спасибо за вечер. Я знала, что ты придешь.
Я пожимаю плечами.
— Я не хотел позволить ему тебя напугать.
Она улыбается, и я вижу, как ее глаза блестят в лунном свете. Она придвигается ко мне, и, когда я понимаю, что должно произойти, у меня перехватывает дыхание. Она прижимает свои губы к моим, и внутри меня все плывет. Это мягкий поцелуй, долгий. Мой первый. Потом она отстраняется, и я завороженно смотрю ей в глаза. Я не знаю, что сказать. У меня в голове проносится миллион разных мыслей. Мои ноги стали ватными, и я едва могу стоять.
— Еще при первой встрече я поняла, что ты особенный, — говорит она.
— У меня было такое же чувство по отношению к тебе.
Она тянется ко мне и снова целует, слегка прижимая ладонь к моей щеке. Первые несколько секунд я растворен в ощущении ее губ на своих и в мысли о том, что я нахожусь вместе с этой прекрасной девушкой.
Она отодвигается, мы оба улыбаемся, ничего не говоря и только глядя друг другу в глаза.
— Ну, думаю, надо пойти посмотреть, здесь ли еще Эмили, — говорит Сара секунд через десять. — А то я никогда отсюда не уйду.
— Наверное, она здесь, — говорю я.
Приближаясь к павильону, мы держимся за руки.
Я непрестанно думаю о наших поцелуях. По тропе с пыхтением едет пятый трактор. Повозка полна, и еще человек десять стоят в очереди. После всего, что произошло в лесу, держа теплую ладонь Сары в моей руке, я не могу стереть улыбку со своего лица.

0

13

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Первый снегопад приходит через две недели. Это легкая снежная пыль, которой хватает лишь на то, чтобы покрыть наш грузовик белой пудрой. Сразу после Хэллоуина, когда лориенский кристалл распространил Люмен на все мое тело, Генри начал по-настоящему меня тренировать. Мы работаем каждый день без исключения, невзирая на холод, на дождь, а теперь и на снег. Хотя он этого не говорит, я вижу, что он в нетерпении ждет момента, когда же я буду готов. Это началось с расстроенного вида, нахмуренных бровей и покусывания нижней губы, продолжалось тяжелыми вздохами, бессонными ночами и скрипом половиц под его ногами, который я слышал, лежа без сна в своей комнате, и дошло до того, что мы имеем теперь: отчаяние в его напряженном голосе.
Мы стоим во дворе лицом друг к другу на расстоянии трех метров.
— Я сегодня не в том настроении, — говорю я.
— Я знаю, но все равно надо.
Я вздыхаю и смотрю на свои часы. Четыре часа.
— В шесть придет Сара, — замечаю я.
— Я знаю, — отвечает Генри. — Поэтому мы должны поспешить.
В каждой руке он держит по теннисному мячу.
— Ты готов? — спрашивает он.
— Как всегда.
Он высоко подбрасывает первый мяч, и когда он находится в высшей точке, я пытаюсь вызвать где-то глубоко внутри себя силу, которая бы не позволила ему упасть. Я не знаю, как должен это сделать, знаю лишь, что должен быть способен на это — со временем и с опытом, говорит Генри. Каждый Гвардеец обретает способность силой мысли двигать предметы. Телекинез. И вместо того, чтобы позволить мне дождаться этой способности, как это получилось с моими руками, Генри полон решимости растолкать ее в той берлоге, где она спит.
Мяч падает, как до него упала тысяча других мячей, без малейшей задержки, дважды подскакивает и лежит на запорошенной снегом траве.
Я делаю глубокий вдох.
— Сегодня я его не чувствую.
— Еще, — говорит Генри.
Он бросает второй мяч. Я пытаюсь его подвинуть или остановить, внутри меня все напрягается, чтобы чертова штуковина сдвинулась хотя бы на дюйм вправо или влево, но все без толку. Он тоже падает на землю. Берни Косар, который наблюдает за нами, подходит, подбирает его и уходит.
— Это придет в назначенное время, — говорю я.
Генри качает головой. Его челюсти сжаты. Настроение и нетерпение Генри передаются мне. Он смотрит, как Берни Косар трусит с мячом, и вздыхает.
— Что? — спрашиваю я.
Он снова качает головой.
— Будем продолжать.
Он подходит к другому мячу и поднимает его. Потом высоко подбрасывает. Я пытаюсь его остановить, но он, разумеется, просто падает.
— Может, завтра, — говорю я.
Генри кивает и смотрит в землю.
— Может, завтра.

После нашей тренировки я весь в поту, в грязи и в растаявшем снеге. Генри был строже, чем в обычные дни, и действовал с такой агрессивностью, какую может породить только паника. Кроме телекинеза мы в основном отрабатывали приемы боя — рукопашная схватка, борьба, комбинация боевых искусств, а потом тренировали самообладание: стойкость под давлением, самоконтроль, определение страха в глазах противника и наилучшее использование этого страха. На меня подействовала не столько жесткая тренировка, устроенная Генри, сколько выражение его глаз. Страдальческий взгляд, в котором читались страх, отчаяние, разочарование. Я не знаю, тревожит ли его только мой медленный прогресс или нечто более глубокое, но эти тренировки становятся изнурительными — и эмоционально, и физически.
Сара приходит точно вовремя. Я выхожу, целую ее, и она поднимается на веранду. Я снимаю с нее пальто и вешаю его, когда мы заходим внутрь. Через неделю у нас промежуточный экзамен по домоводству, и это была ее идея — приготовить блюдо до того, как мы будем делать его в классе. Когда мы начинаем готовить, Генри берет куртку и уходит прогуляться. Он захватывает с собой Берни Косара, и я благодарен ему за то, что он оставил нас наедине. Мы жарим куриные грудки и готовим на пару картошку и овощи, и еда получается гораздо лучше, чем я ожидал. Когда все готово, мы садимся и едим втроем. Генри в основном молчит. Сара и я прерываем неловкое молчание, болтая о школе, о том, как мы в следующую субботу пойдем в кино. Генри поднимает глаза от тарелки, в основном только чтобы похвалить еду.
Когда обед закончен, мы с Сарой моем посуду и потом уходим на диван в гостиную. Сара принесла видеокассету с фильмом, и мы смотрим его на нашем маленьком телевизоре, но Генри в основном смотрит в окно. На середине фильма он со вздохом встает и выходит из дома. Мы с Сарой следим, как он уходит. Мы держимся за руки, она прижимается ко мне, ее голова лежит на моем плече. Берни Косар сидит рядом с ней, его морда у нее на коленях, на обоих накинуто одеяло. На улице может быть холодно и ветрено, но в нашей гостиной тепло и уютно.
— С твоим отцом все в порядке? — спрашивает Сара.
— Не знаю, он странно себя ведет.
— Он был такой молчаливый за обедом.
— Да, я пойду проверю, как он там. Сейчас вернусь, — говорю я и выхожу следом за Генри. Он стоит на веранде, уставившись в темноту.
— Так что происходит? — спрашиваю я.
Он поднимает глаза и задумчиво смотрит на звезды.
— Я чувствую, что что-то не так, — говорит он.
— Что ты имеешь в виду?
— Тебе это не понравится.
— Ладно. Выкладывай.
— Я не знаю, как долго мы сможем здесь оставаться. Место не кажется мне безопасным.
У меня внутри все обрывается, и я молчу.
— Они в ярости, и я думаю, что они уже подбираются к нам. Я чувствую это. Я не думаю, что мы здесь в безопасности.
— Я не хочу уезжать.
— Я знал, что ты не захочешь.
— Но мы же скрываемся.
Генри смотрит на меня, подняв бровь.
— Без обид, Джон, но я не думаю, что ты всегда оставался в тени.
— Когда было нужно, оставался.
Он кивает.
— Там видно будет.
Он идет к краю веранды и кладет руки на перила. Я стою рядом с ним. Начинают падать новые снежинки, белые искорки в темной ночи.
— Это не все, — говорит Генри.
— Я так и думал.
Он вздыхает.
— У тебя уже должен был развиться телекинез. Он почти всегда приходит вместе с первым Наследием. Очень редко он приходит позже, но даже если и так, то никогда не позже чем через неделю.
Я смотрю на него. У него озабоченный вид, а на лбу от беспокойства пролегли морщины.
— Твое Наследие приходит с Лориен. Только оттуда.
— И что это значит?
— Я не знаю, какого еще притока мы можем ожидать, — говорит он и делает паузу. — Поскольку мы больше не на планете, я не знаю, прибудет ли вообще твое остальное Наследие. Если нет, то у нас нет никакого шанса сразиться с могадорцами, а тем более победить их. А если мы не сможем их победить, то мы никогда не сможем вернуться.
Я смотрю на падающий снег и не могу решить, тревожиться мне или испытывать облегчение от того, что, быть может, это положит конец нашим переездам и мы наконец сможем осесть. Генри показывает на звезды.
— Вот там, — говорит он. — Вот там находится Лориен.
Конечно же, я прекрасно знаю, где находится Лориен, и без того чтобы мне ее показывали. Есть какое-то особое притяжение, и мои глаза всегда устремляются именно в ту точку, где за миллиарды километров отсюда находится Лориен. Я пытаюсь поймать снежинку на кончик пальца, потом закрываю глаза и дышу холодным воздухом. Открыв глаза, я оборачиваюсь и через окно смотрю на Сару. Она сидит, поджав под себя ноги, морда Берни Косара по-прежнему у нее на коленях.
— А ты когда-нибудь думал о том, чтобы обосноваться здесь, послать к черту Лориен и устроить жизнь тут, на Земле? — спрашиваю я Генри.
— Мы покинули планету, когда ты был довольно маленьким. Не думаю, что ты много что помнишь о ней, ведь так?
— Нет, — говорю я. — Только иногда возникают какие-то обрывки. Хотя я не могу точно сказать, воспоминания это или картинки из того, что я видел во время наших тренировок.
— Не думаю, чтобы ты был так безразличен, если бы помнил.
— Но я не помню. Может, в этом все дело?
— Может быть, — отвечает он. — Но хочешь ты возвращаться или нет, могадорцы все равно будут тебя искать. И если мы утратим осторожность и осядем, они найдут нас, можешь быть уверен. И как только найдут, убьют обоих. Этого никак не изменить. Никак.
Я знаю, что он прав. Как и Генри, я тоже каким-то образом могу чувствовать угрозу в мертвенной ночи, когда волоски у меня на руках настороженно поднимаются и по позвоночнику бежит легкая дрожь, хотя мне совсем не холодно.
— Ты никогда не жалеешь, что так долго со мной торчишь?
— Жалею? Почему ты думаешь, что я могу об этом жалеть?
— Потому что нам не к чему возвращаться. Твоя семья мертва. Моя тоже. На Лориен возможна только одна жизнь: все выстраивать заново. Если бы не я, ты мог бы легко здесь освоиться и провести остаток дней, став частью чего-нибудь. Ты мог бы завести друзей, может, даже снова влюбиться.
Генри смеется.
— Я уже влюблен. И буду влюблен до своего смертного часа. Не думаю, что ты сможешь это понять. Лориен отличается от Земли.
Я вздыхаю с раздражением.
— Но ты хотя бы мог стать частью чего-то.
— Я уже стал. Я часть Парадайза, штат Огайо, прямо сейчас, вместе с тобой.
Я качаю головой.
— Ты знаешь, что я имею в виду, Генри.
— И чего, по-твоему, я лишен?
— Жизни.
— Ты моя жизнь, малыш. Ты и моя память — это единственное, что связывает меня с прошлым. Без тебя у меня ничего не останется. Вот в чем правда.
Тут позади нас открывается дверь. Берни Косар бежит впереди Сары, которая встала прямо в дверном проеме.
— Вы что, хотите, чтобы я смотрела кино в полном одиночестве? — спрашивает она.
Генри улыбается ей.
— Ни в коем случае, — отвечает он.

Досмотрев кино, мы с Генри отвозим Сару домой. Когда мы приезжаем, я провожаю ее до дверей, и мы стоим на крыльце, улыбаясь друг другу. Я целую ее на прощание, это долгий поцелуй, и при этом нежно держу ее руки в своих.
— До завтра, — говорит она, пожимая мои ладони.
— Приятных снов.
Я возвращаюсь к пикапу. Генри выезжает с подъездной дорожки и выруливает по направлению к дому. Меня не покидает ощущение страха, когда я вспоминаю, что сказал Генри, забирая меня после первого полного дня в школе: «Имей в виду, что мы можем сорваться отсюда в любой момент». Он прав, и я это знаю, но до сих пор я ни к кому не испытывал таких чувств. Я словно парю, когда мы вместе с Сарой, и ненавижу время, когда мы расстаемся, как сейчас, хотя мы только что провели пару часов вместе. Сара придает какую-то осмысленность тому, что мы убегаем и прячемся, это уже не только ради выживания. А ради того, чтобы победить. Но при этом я знаю, что, может быть, подвергаю ее жизнь опасности, оставаясь с ней, — и это меня ужасает.
Когда мы приезжаем домой, Генри идет в свою спальню и возвращается с Ларцом. Он опускает его на кухонный стол.
— Даже так? — спрашиваю я.
Он кивает.
— Здесь есть нечто, что я вот уже много лет собирался тебе показать.
Я в нетерпении жду, что же еще есть в Ларце. Мы вместе снимаем замок, и он открывает крышку так, что я не могу заглянуть внутрь. Генри достает бархатную сумочку, закрывает Ларец и запирает его.
— Это не входит в твое Наследие, но когда мы открывали Ларец в последний раз, я это туда засунул из-за своих дурных предчувствий. Если могадорцы нас схватят, они никогда не сумеют его вскрыть, — говорит он, показывая на Ларец.
— А что в сумке?
— Солнечная система, — говорит он.
— Если это не входит в мое Наследие, почему ты никогда мне это не показывал?
— Потому что ты должен был развить одно Наследие, прежде чем активировать это.
Он расчищает кухонный стол и садится за ним напротив меня, сумка лежит у него на коленях. Он улыбается, чувствуя, как я взволнован. Он опускает руки и достает из сумки семь стеклянных сфер разного размера. Пригоршней подносит их к лицу и дует на них. Внутри них появляются мерцающие точки. Тогда он подбрасывает их, и они тут же оживают, зависая над столом. Стеклянные шары точно копируют нашу солнечную систему. Самый большой из них размером с апельсин — это солнце Лориен — светится с такой же силой, как электрическая лампочка, и похож при этом на шар, заполненный лавой. Другие шары вращаются вокруг него. Ближайшие к солнцу движутся быстрее, а самые отдаленные почти что ползут. Все они вращаются вокруг своей оси, дни начинаются и кончаются со сверхскоростью. Четвертая планета от солнца — Лориен. Мы видим, как она движется, как начинает формироваться ее поверхность. Планета размером чуть меньше теннисного мяча. Масштабы, должно быть, не выдерживаются, потому что в реальности Лориен гораздо меньше, чем наше солнце.
— Так что происходит? — спрашиваю я.
— Шар обретает в точности ту форму, которую сейчас имеет Лориен.
— Как такое возможно?
— Это особое место, Джон. Здесь на каждом углу действует старинная магия. Именно отсюда приходит твое Наследие. Именно это обращает в жизнь и действительность объекты, заключенные в твоем Наследстве.
— Но ты только что сказал, что это не является частью моего Наследия.
— Нет, но они приходят из одного и того же места.
Формируется рельеф, вырастают горы, глубокие потоки рассекают поверхность там, где, как я знаю, раньше текли реки. А потом все останавливается. Я ищу глазами какой-то цвет, какое-то движение, какие-то признаки дующего ветра. Но ничего нет. Весь ландшафт — это монотонный набор серого и черного. Я не знаю, что я надеялся увидеть, чего ожидал. Движение, намек на плодородие. Я удручен. Потом поверхность куда-то исчезает, так что мы можем видеть сквозь нее, и в самом центре шара начинает формироваться слабый свет. Он загорается, потом меркнет, потом снова загорается, имитируя биение сердца спящего животного.
— Что это? — спрашиваю я.
— Планета еще живет и дышит. Она ушла глубоко в себя и выжидает. Впала в спячку, если хочешь. Но когда-нибудь она проснется.
— Откуда такая уверенность?
— Из-за этого свечения, вон там, — говорит он. — Это надежда, Джон.
Я смотрю на свет. Я нахожу странное удовольствие в том, чтобы смотреть на него. Они пытались уничтожить нашу цивилизацию и саму планету, но она все еще дышит. «Да, — думаю я, — надежда есть всегда, как не устает повторять Генри».
— Это еще не все.
Генри встает, щелкает пальцами, и планеты замирают. Он придвигается лицом почти вплотную к Лориен, складывает ладони вокруг рта и снова дышит на нее. По шару пробегают блики зеленого и голубого и почти сразу же исчезают, когда испаряется влага от дыхания Генри.
— Что ты сделал?
— Посвети на нее своими руками, — говорит он.
Я заставляю руки светиться, и когда подношу их к шару, зеленое с голубым возвращаются, только теперь, под светом моих рук, не пропадают.
— Так Лориен выглядела за день до вторжения. Посмотри, как она прекрасна. Иногда даже я забываю.
Она действительно прекрасна. Все в зеленом и голубом, все роскошное и изобильное. Растительность колышется от ветра, который я каким-то образом ощущаю. На воде видна легкая рябь. Планета и вправду жива и процветает. Но когда я выключаю свой свет, все пропадает, и возвращается унылая серость.
Генри показывает точку на поверхности шара.
— Вот отсюда, — говорит он, — отсюда мы стартовали на корабле в день нашествия.
Потом он подвигает палец на пару сантиметров.
— А здесь находился лориенский Музей Открытий.
Я киваю и смотрю в эту точку. Все серое.
— А при чем здесь музей? — спрашиваю я. Я откидываюсь на спинку стула. Так печально все это видеть.
Он переводит взгляд на меня.
— Я много думал над тем, что ты мне сказал.
— Угу, — произношу я, побуждая его продолжать.
— Это был огромный музей, целиком посвященный эволюции космических путешествий. В одном из крыльев здания помещались первые ракеты, построенные тысячи лет назад. Ракеты, которые работали на топливе, известном только на Лориен, — говорит он и замолкает, снова оборачиваясь к маленькой стеклянной сфере, висящей в полуметре над нашим кухонным столом.
— Так вот, если то, что ты видел, действительно произошло, если второй корабль смог стартовать и улететь с Лориен в разгар войны, значит, он музейный. Никакого другого объяснения быть не может. Я до сих пор так и не верю до конца, что это могло сработать, а если и могло, то что он смог улететь далеко.
— Ну, а если он не мог улететь далеко, почему ты тогда все еще об этом думаешь?
Генри качает головой.
— Знаешь, я не вполне уверен. Может быть, это потому, что я раньше уже ошибался. Может, потому, что я надеюсь, что ошибаюсь и на этот раз. И если он вдруг куда-то смог долететь, то только сюда, на ближайшую, не считая Могадора, планету, на которой есть жизнь. А могадорцы могли быть сбиты с толку тем, что для начала здесь есть жизнь, а не одни только искусственные объекты, что планета попросту не пуста. Но я думаю, что на корабле должен был находиться по крайней мере один лориенец, потому что, как, я уверен, тебе известно, такие корабли сами по себе не летают.

Еще одна бессонная ночь. Я стою без рубашки перед зеркалом и смотрюсь в него при включенном свете обеих рук. «Я не знаю, сколь многого мы можем еще ожидать», — сказал сегодня Генри. Свет в ядре Лориен по-прежнему горит, все предметы, которые мы привезли оттуда, работают, так с чего бы должна была закончиться магия планеты? И как насчет остальных: испытывают ли они сейчас те же проблемы? Они тоже оказались без своего Наследия?
Я напрягаю мышцы, рассекаю кулаком воздух, надеясь, что зеркало разобьется или что хлопнет дверь. Но нет. Я стою без рубашки и, как идиот, боксирую со своим отражением, а Берни Косар наблюдает за мной из постели. Уже почти полночь, а я не чувствую никакой усталости. Берни Косар спрыгивает с постели, садится рядом со мной и смотрит на мое отражение. Я улыбаюсь ему, и он в ответ виляет хвостом.
— А как насчет тебя? — спрашиваю я Берни Косара. — У тебя есть какие-то особые способности? Ты суперпес? Может, снова дать тебе накидку, чтобы ты смог летать?
Его хвост виляет, лапы лежат на полу, а сам он смотрит на меня снизу вверху. Я беру его, поднимаю над собой и верчусь с ним по комнате.
— Смотрите! Это Берни Косар, великолепный суперпес!
Он выкручивается, и я ставлю его обратно. Собака ложится на бок и бьет хвостом по матрасу.
— Вот что, приятель, у одного из нас должны быть суперспособности. И, похоже, что не у меня. Если только мы не возвратимся в темные века и я не дам миру свет. Если нет, то, боюсь, пользы от меня никакой.
Берни Косар перекатывается на спину и смотрит на меня широко раскрытыми глазами, давая понять, чтобы я почесал ему брюхо.

0

14

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

Сэм меня избегает. В школе при виде меня он исчезает, а если не удается, то он делает так, чтобы мы были не одни. По настоянию Генри — который отчаянно хочет достать брошюру Сэма, потому что он прочесал весь Интернет и ничего похожего на сведения из этой брошюры не нашел, — я решаюсь без всякого уведомления пойти к нему домой. Генри подвозит меня после нашей ежедневной тренировки. Сэм живет на окраине Парадайза в маленьком скромном доме. На стук в дверь никто не отвечает, и я пробую ее открыть. Она не заперта, я открываю ее и вхожу.
Полы покрывает жесткий коричневый палас, на отделанных деревянными панелями стенах висят семейные фотографии, на которых Сэм совсем маленький. Он сам, его мать и мужчина, как я понимаю, его отец, в очках с такими же толстыми стеклами, как и у Сэма. Потом я присматриваюсь. Похоже, что очки-то те же самые.
Я тихо иду по коридору, пока не вижу дверь, которая, наверное, ведет в спальню Сэма, — на гвозде висит табличка: ВХОДИТЬ НА СВОЙ СТРАХ И РИСК. Дверь приоткрыта, и я просовываюсь внутрь. Комната очень чистая, все аккуратно разложено по местам. Двуспальная кровать прибрана и накрыта стеганым одеялом с написанным повсюду словом «Сатурн». Такие же подушки. Стены покрыты постерами. Два постера НАСА, киношные постеры из «Чужаков» и «Звездных войн» и еще один: на черном фоне голова зеленого пришельца в коричневой фетровой шляпе. В центре комнаты на леске висит модель солнечной системы, все девять планет и солнце. Они заставляют меня вспомнить о том, что Генри показал мне в начале недели. Я думаю, если бы это увидел Сэм, то он бы сошел с ума. А потом я вижу Сэма, склонившегося в наушниках над маленьким дубовым столом. Я толчком открываю дверь, и он смотрит через плечо. Он без очков, и без них его глаза совсем маленькие, как бусинки, словно из мультиков.
— Как дела? — спрашиваю я как ни в чем не бывало, словно прихожу к нему домой каждый день.
Он выглядит потрясенным и испуганным, судорожно срывает с себя наушники и тянется к одному из ящиков стола. Я смотрю на стол и вижу, что он читает «Они ходят среди нас». Когда я снова поднимаю на него глаза, он целится в меня из пистолета.
— О, — произношу я, инстинктивно выставляя перед собой руки. — Что происходит?
Он встает. Его руки трясутся. Пистолет нацелен мне в грудь. Я думаю, он сошел с ума.
— Скажи мне, кто ты, — говорит он.
— Ты это о чем?
— Я видел, что ты делал там, в лесу. Ты не человек.
Этого я и боялся — что он увидел больше, чем я надеялся.
— Это безумие, Сэм! Я дрался. Я годами изучал боевые искусства.
— Твои ладони горят, как фонари. Ты бросал людей так, словно они ничего не весят. Это ненормально.
— Не валяй дурака, — говорю я, все еще держа руки перед собой. — Посмотри на них. Ты видишь какой-то свет? Говорю тебе, это были перчатки Кевина.
— Я спрашивал Кевина! Он сказал, что никаких перчаток у него не было!
— Ты что, серьезно думаешь, что после всего, что случилось, он сказал бы тебе правду? Опусти пистолет.
— Скажи мне! Кто ты?
Я закатываю глаза.
— Да, Сэм, я пришелец. Я с планеты в сотнях миллионов километров отсюда. Я обладаю сверхспособностями. Ты это хотел услышать?
Он неотрывно смотрит на меня, его руки все еще трясутся.
— Ты осознаешь, как глупо это звучит? Перестань бесноваться и положи пистолет.
— То, что ты только что сказал, это правда?
— То, что ты болтаешь глупости? Да, это правда. Ты слишком зациклился на этих делах. Тебе мнятся пришельцы и их заговоры во всем, даже в твоем единственном друге. Да перестань же целиться в меня из этого чертового пистолета!
Он смотрит на меня, и я вижу, что он обдумывает то, что я сказал. Я опускаю руки. Тогда он вздыхает и отводит пистолет.
— Извини, — говорит он.
Я делаю глубокий и нервный вдох.
— Есть за что. Что тебе взбрело в голову?
— Вообще-то он не заряжен.
— Надо было раньше сказать, — замечаю я. — Почему тебе так хочется во все это верить?
Он качает головой и кладет пистолет обратно в ящик стола.
Я беру минутную паузу, чтобы успокоиться и постараться вести себя так, как будто ничего особенного не произошло.
— Что ты читаешь? — спрашиваю я.
Он пожимает плечами.
— Да снова про пришельцев. Может, мне надо к ним поостыть.
— Или просто читать это как беллетристику, а не как факты, — говорю я. — Но выглядит это, наверное, довольно убедительно. Могу я взглянуть?
Он дает мне последний выпуск «Они ходят среди нас», и я аккуратно присаживаюсь на краешек его кровати. Я думаю, он достаточно успокоился, чтобы, по крайней мере, больше не выхватывать пистолет. Опять это дурная фотокопия, шрифт слегка отслаивается от бумаги. Брошюра не очень толстая — восемь, максимум, двенадцать страниц стандартного формата. В начале стоит дата: ДЕКАБРЬ. Должно быть, последний выпуск.
— Это странная дребедень, Сэм Гуд, — говорю я.
Он улыбается.
— Странные люди любят странную дребедень.
— А где ты это берешь? — спрашиваю я.
— Я подписан на него.
— Я знаю, но как?
Сэм пожимает плечами.
— Я не знаю. С какого-то дня он начал приходить и все.
— Ты подписан на какие-то другие журналы? Может, они взяли твои данные оттуда.
— Я был как-то на одной конференции. По-моему, я записывался там на какой-то конкурс или что-то в этом роде. Не могу вспомнить. Я всегда думал, что они взяли мой адрес там.
Я просматриваю обложку. Никакого адреса веб-сайта не указано, да я и не рассчитывал его увидеть, потому что Генри уже вдоль и поперек обыскал весь Интернет. Я читаю заголовок главной статьи:

ВАШ СОСЕД ПРИШЕЛЕЦ?
ДЕСЯТЬ БЕЗОШИБОЧНЫХ СПОСОБОВ
УЗНАТЬ!

Посреди статьи фотография человека, который в одной руке держит пакет с мусором, а в другой — крышку от мусорного бака. Он стоит в конце дорожки у дома, и мы должны предполагать, что он находится в процессе выбрасывания пакета в бак. Хотя вся публикация черно-белая, кажется, что глаза человека подсвечены. Это ужасный снимок — как будто кто-то сфотографировал ничего не подозревающего соседа, а потом пастелью подрисовал ему глаза. Я смеюсь.
— Что? — спрашивает Сэм.
— Жуткое фото. Выглядит, как что-то из «Годзиллы».
Сэм смотрит на меня. Потом пожимает плечами.
— Не знаю, — говорит он. — Может, фото и настоящее. Как ты говоришь, я вижу пришельцев везде и во всем.
— Но я думал, что пришельцы выглядят так, — я киваю на постер на стене.
— Не думаю, что все, — отвечает он. — Ты же говоришь, что ты пришелец со сверхспособностями, а так не выглядишь.
Мы оба смеемся, и я думаю, как мне вывернуться. Надеюсь, Сэм никогда не узнает, что я сказал ему правду. Но часть меня хотела бы ему рассказать — обо мне, о Генри, о Лориен — и посмотреть, как бы он отреагировал. Поверил бы?
Я разворачиваю страницы и ищу выходные данные, которые есть в любом журнале или газете. Здесь их нет, только статьи и теории.
— Здесь нет выходных данных.
— Что ты имеешь в виду?
— Ну, ты ведь знаешь, что в газетах и журналах есть страничка, где названы редакторы, авторы, сказано, где издание печатается? Ну, там, «для вопросов, пожеланий и так далее». Во всех изданиях это есть, а здесь нет.
— Им надо беречь свою анонимность, — говорит Сэм.
— Зачем?
— Из-за пришельцев, — говорит он и улыбается, словно признавая абсурдность своих слов.
— У тебя есть выпуск прошлого месяца?
Он достает его из шкафа. Я быстро пролистываю его, надеясь, что статья о могадорцах опубликована здесь, а не месяцем раньше. Я нахожу ее на странице 4.

Могадорцы хотят захватить Землю
Пришельцы — могадорцы с планеты Могадор в 9-й Галактике — вот уже больше десяти лет находятся на Земле. Это порочная раса со стремлением к всеобщему господству. Говорят, что они уже уничтожили одну планету, сходную с Землей, и планируют выявить слабости Земли, чтобы следующей заселить нашу планету.
(Продолжение в следующем номере)

Я читаю заметку три раза. Я надеялся, что в ней есть что-то еще, кроме того, что уже говорил Сэм, но напрасно. И нет никакой Девятой Галактики. Не знаю, откуда они это взяли. Я дважды пролистываю новый номер. Нет никакого упоминания могадорцев. Моя первая мысль: сообщать больше не о чем, никаких новостей нет. Но потом приходит вторая мысль: могадорцы прочитали этот номер и уладили проблему, какой бы эта проблема ни была.
— Ты не против, если я его на время возьму? — спрашиваю я, держа последний номер.
Он кивает.
— Будь с ним осторожен.

Спустя три часа, в восемь, матери Сэма все еще нет дома. Я спрашиваю Сэма, где она, а он только пожимает плечами, как бы говоря, что не знает и что в ее отсутствии нет ничего необычного. Мы в основном играем в видеоигры и смотрим телевизор, а ужинаем едой, разогретой в микроволновке. За все время, пока я здесь, он ни разу не надел очки, что странно, потому что раньше я ни разу без очков его не видел. Они были на нем, даже когда мы бежали милю на физкультуре. Я беру их с комода и надеваю. Все моментально расплывается, и у меня почти сразу же начинает болеть голова.
Я смотрю на Сэма. Он сидит на полу, скрестив ноги, прислонившись спиной к своей кровати, с книжкой о пришельцах на коленях.
— Бог мой, неужели у тебя действительно такое плохое зрение? — спрашиваю я.
Он поднимает на меня глаза.
— Это отцовские.
Я снимаю их.
— А тебе вообще нужны очки, Сэм?
Он пожимает плечами.
— Да нет.
— А зачем же ты их носишь?
— Они отцовские.
Я снова их надеваю.
— О, не представляю, как ты можешь даже ровно ходить, когда их надеваешь.
— Глаза привыкли.
— Ты ведь знаешь, что испортишь себе зрение, если будешь продолжать их носить?
— Тогда я смогу видеть то, что видел мой отец.
Я снимаю их и кладу на место. Я не понимаю, почему Сэм все же их носит. Из сентиментальности? И неужели он думает, что это того стоит?
— Где твой отец, Сэм?
Он поднимает на меня глаза.
— Я не знаю, — говорит он.
— Как это?
— Он пропал, когда мне было семь лет.
— И ты не знаешь, куда он ушел?
Он вздыхает, опускает голову и снова начинает читать. Очевидно, что ему не хочется об этом говорить.
— Ты во что-нибудь из этого веришь? — спрашивает он после нескольких минут молчания.
— В инопланетян?
— Да.
— Да, я верю в инопланетян.
— Думаешь, они в самом деле похищают людей?
— Понятия не имею. Думаю, этого нельзя исключать. Ты веришь, что похищают?
Он кивает.
— По большей части, да. Но иногда мысль кажется глупой.
— Могу понять.
Он поднимает на меня глаза.
— Я думаю, мой отец был похищен, — говорит он.
В ту секунду, когда эти слова сходят у него с языка, он напрягается, и на его лице появляется выражение ранимости. Это заставляет меня подумать, что раньше он уже делился с кем-то этой теорией, с кем-то, чья реакция оказалась совсем не доброй.
— Почему ты так думаешь?
— Потому что он просто исчез. Ушел в магазин купить молоко и хлеб и не вернулся. Его пикап был припаркован у самого магазина, но отца никто не видел. Он пропал, а его очки лежали на тротуаре рядом с машиной, — он на секунду замолкает. — Я испугался, что ты пришел похитить меня.
В это трудно поверить. Как могло получиться, что его отца похитили и никто этого не заметил, хотя все случилось посреди города? Может, у его отца был повод сбежать, и он сам замыслил свое исчезновение. Исчезнуть совсем не трудно; мы с Генри занимаемся этим уже десять лет. Но вдруг в интересе Сэма к инопланетянам появляется большой смысл. Может быть, Сэм просто хочет видеть мир таким, как видел его отец, а может быть, часть его свято верит, что последний взгляд его отца как-то зафиксировался в очках, отпечатался на линзах. Может быть, он думает, что если проявит упорство, то когда-нибудь и сам это увидит, и что последний взгляд его отца подтвердит ту мысль, которая уже сложилась в его голове. Или, может быть, он верит, что если будет достаточно долго искать, то в конце концов наткнется на статью, которая докажет, что его отец был похищен, и не только это, но и то, что его можно спасти.
И кто я такой, чтобы говорить, что он когда-нибудь не найдет такое доказательство?
— Я верю тебе, — говорю я. — Я думаю, что похищения людей пришельцами вполне возможны.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

На следующий день я просыпаюсь раньше, чем обычно, вылезаю из постели, выхожу из комнаты и вижу Генри, который сидит за столом с открытым лэптопом и просматривает газеты. Солнце еще не взошло, в доме темно, и единственный свет исходит от экрана компьютера.
— Что-то есть?
— Нет, ничего особенного.
Я включаю свет на кухне. Берни Косар скребет лапами входную дверь. Я открываю ее, он выскакивает во двор и обследует его, как он делает каждое утро: с поднятой головой трусит по периметру в поисках чего-нибудь подозрительного. Иногда останавливается и принюхивается. Удовлетворенный тем, что все как положено, он бросается в лес и исчезает.
На кухонном столе лежат два экземпляра «Они ходят среди нас», оригинал и копия, которую Генри сделал, чтобы оставить себе. Между ними лупа.
— В оригинале есть что-то особенное?
— Нет.
— Ну и что теперь? — спрашиваю я.
— Мне немного повезло. Я сличил другие статьи из этого номера, нашел несколько зацепок и одна из них вывела меня на личный веб-сайт. Я отправил этому человеку электронное письмо.
Я уставился на Генри.
— Не волнуйся, — говорит он. — Они не могут отслеживать электронные письма. Во всяком случае, не мои.
— Как ты их посылаешь?
— Я их направляю через разные серверы в разных городах по всему миру, так что изначальный адрес отправки по пути теряется.
— Впечатляет.
Берни Косар скребется в дверь, и я его впускаю. Часы на микроволновке показывают 5:59. У меня еще два часа до начала уроков.
— Думаешь, нам в самом деле надо копаться во всем этом? — спрашиваю я. — Я имею в виду, а что, если это ловушка? Что если они просто пытаются вытащить нас наружу?
Генри кивает.
— Знаешь, если бы в заметке было какое-то упоминание нас, я бы сделал паузу. Но его нет. Заметка говорит об их вторжении на Землю, примерно таком же, как на Лориен. Очень многое нам не понятно. Ты был прав, когда несколько недель назад сказал, что нас разгромили очень легко. Это так. И это непонятно. Непонятна и вся ситуация с исчезновением Старейшин. Даже вывоз с Лориен тебя и других детей кажется странным, хотя раньше и не вызывал у меня вопросов. Ты видел, что произошло — и у меня самого были такие же видения, — но в уравнении чего-то не хватает. Если мы когда-нибудь вернемся, то обязательно должны будем разобраться, что произошло, чтобы не допустить повторения. Ты знаешь поговорку: тот, кто не понимает истории, обречен ее повторить. А когда она повторяется, ставки удваиваются.
— Ну, хорошо, — говорю я. — Но, судя по тому, что ты говорил в субботу вечером, наши шансы на возвращение, похоже, убывают с каждым днем. Если так, ты думаешь, что все это того стоит?
Генри пожимает плечами.
— Есть еще пятеро других. Может быть, они получили свое Наследие. Может быть, получение твоего просто отложено. Я думаю, лучше предусмотреть любое развитие событий.
— Хорошо, и что ты собираешься делать?
— Просто позвонить. Мне интересно услышать, что этот человек знает. Что заставило его не продолжать. Тут два варианта: либо он не нашел никакой другой информации и потерял интерес, либо кто-то вышел на него после публикации.
Я вздыхаю.
— Ладно, будь осторожен.

Я натягиваю тренировочные штаны и толстовку поверх двух футболок, встаю и потягиваюсь. Бросаю в рюкзак одежду, которую надену в школе, а также полотенце, кусок мыла и флакончик шампуня, чтобы я мог помыться, когда буду там. Теперь по утрам я буду бегом добираться до школы. Генри считает, что это якобы поможет моим тренировкам, но на самом деле он надеется, что это поможет преобразовать мое тело и вывести мое Наследие из спячки — если только оно действительно спит.
Я смотрю на Берни Косара.
— Готов пробежаться, парень, а? Хочешь пробежаться?
Он крутит хвостом и сам начинает кружиться.
— Увидимся после школы.
— Хорошей пробежки, — говорит Генри. — Будь осторожен на дороге.
Мы выходим за дверь, и нас встречает холодный свежий воздух. Берни Косар несколько раз возбужденно гавкает. Я начинаю с легкой трусцы по дорожке от дома, потом по посыпанной гравием дороге, пес бежит рядом, как я и думал. Четверть мили уходит на то, чтобы размяться.
— Готов немного прибавить, парень?
Он не обращает на меня никакого внимания, просто бежит рядом, высунув язык, с выражением полного счастья.
— Ну, ладно, тогда начнем.
Я включаю скорость, перехожу на бег, а потом почти сразу на мощный спринт и бегу со всей скоростью, на которую только способен. Берни Косар отстает. Я оборачиваюсь, он бежит что есть мочи, но все же не так быстро, как я. Ветер развевает мои волосы, деревья сливаются, пролетая мимо. Ощущения прекрасные. Потом Берни Косар убегает в лес и пропадает из виду. Я не знаю, надо ли остановиться и подождать его. Я снова поворачиваю голову вперед, и тут Берни Косар выскакивает из леса метрах в трех передо мной. Я смотрю сверху на него, а он снизу на меня, и глаза у него ликующие.
— Странный ты пес, ты знаешь?
Через пять минут впереди показывается школа. Оставшиеся полкилометра я спринтую с напряжением, так быстро, как только могу, потому что час еще ранний, никого нет и никто меня не увидит. Потом я стою, сцепив пальцы на затылке, и восстанавливаю дыхание. Берни Косар прибегает через тридцать секунд и садится, глядя на меня. Я опускаюсь на корточки и глажу его.
— Хорошая работа, приятель. Думаю, у нас появился новый утренний ритуал.
Я снимаю рюкзак, расстегиваю молнию, достаю пакет с несколькими полосками бекона и даю ему. Он мигом их проглатывает.
— Ладно, парень, я пошел. Возвращайся домой. Генри ждет.
Он секунду смотрит на меня, потом разворачивается и бежит к дому. Его сообразительность приводит меня в полное изумление. Я поворачиваюсь, вхожу в здание и направляюсь в душ.

Я прихожу на астрономию вторым. Первым пришел Сэм и сидит на своем обычном месте в конце класса.
— Ого, — говорю я. — Никаких очков. Что так?
Он пожимает плечами.
— Я подумал над тем, что ты сказал. Может, и правда глупо их носить.
Я сажусь рядом с ним и улыбаюсь. Не представляю, смогу ли когда-нибудь привыкнуть к его глазам-бусинкам. Я возвращаю ему «Они ходят среди нас». Он заталкивает брошюру в сумку. Я складываю пальцы пистолетом и толкаю его.
— Банг! — говорю я.
Он начинает смеяться. Потом и я. И мы оба не можем остановиться. Как только один готов перестать, другой снова смеется, и все начинается сначала. Все, кто входит в класс, смотрят на нас. Потом приходит Сара. Она одна, подходит с нам с недоуменным видом и садится рядом со мной.
— Над чем это вы смеетесь?
— Даже не знаю, — говорю я и смеюсь еще немного.
Марк входит последним. Он садится на свое обычное место, но рядом с ним вместо Сары сегодня другая девушка. Думаю, она из выпускного класса. Сара под столом берет меня за руку.
— Мне надо с тобой кое о чем поговорить, — сообщает она.
— О чем?
— Я понимаю, что уведомление запоздалое, но мои родители приглашают тебя с твоим отцом завтра на ужин по случаю Дня благодарения.
— Ого. Потрясающе. Я должен спросить, но я знаю, что у нас никаких планов нет, так что, я думаю, ответ будет «да».
Она улыбается.
— Отлично.
— Поскольку нас всего двое, мы обычно даже не отмечаем День благодарения.
— Ну, а мы отмечаем по полной программе. И мои братья приезжают из колледжа. Они хотят с тобой познакомиться.
— Откуда они обо мне знают?
— А как ты думаешь?
Входит учительница, Сара подмигивает мне, и потом мы оба начинаем конспектировать.

Генри ждет меня где обычно, Берни Косар стоит на пассажирском сиденье, виляя хвостом, и как только видит меня, начинает стучать лапами в дверь. Я забираюсь в кабину.
— Атенс, — говорит Генри.
— Атенс?
— Атенс, штат Огайо.
— И что с того?
— Там пишутся и печатаются выпуски «Они ходят среди нас». И оттуда они рассылаются по почте.
— Как ты это выяснил?
— Есть возможности.
Я смотрю на него.
— Ну, ладно, ладно. Понадобилось три письма и пять звонков, но теперь у меня есть номер телефона, — он смотрит на меня. — То есть при небольших усилиях это оказалось не так уж трудно.
Я киваю. Я знаю, что он имеет в виду. Могадорцы могли это найти так же легко, как и он. И это означает, конечно, что становится более вероятной вторая из упомянутых Генри возможностей: кто-то добрался до издателя еще до того, как публикация была продолжена.
— Далеко ли до Атенса?
— Два часа на машине.
— Ты поедешь?
— Надеюсь, нет. Сначала позвоню.
Когда мы приезжаем домой, Генри сразу снимает трубку и садится за кухонный стол. Я сажусь напротив и слушаю.
— Да, я звоню по поводу одной публикации в номере «Они ходят среди нас» за прошлый месяц.
Ему отвечает низкий голос. Я не разбираю слов.
Генри улыбается.
— Да, — говорит он, потом делает паузу. — Нет, я не подписчик. Но мой друг его получает.
Еще пауза.
— Нет, спасибо.
Он кивает головой.
— Меня интересует заметка о могадорцах. В номере за этот месяц не было продолжения, хотя оно ожидалось.
Я наклоняюсь через стол и вслушиваюсь, все мое тело застыло в напряжении. Когда раздается ответ, голос на другом конце дрожит от волнения. Потом телефон замолкает.
— Алло?
Генри отодвигает трубку, смотрит на нее, потом опять подносит к уху.
— Алло? — снова говорит он.
Он выключает телефон и кладет его на стол. Затем поднимает глаза.
— Он сказал: «Больше сюда не звоните». И повесил трубку.

0

15

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

После растянувшихся на несколько часов споров Генри просыпается на следующее утро и распечатывает подробный, от двери до двери, маршрут до Атенса, штат Огайо. Он говорит мне, что вернется достаточно рано, чтобы мы успели на ужин в честь Дня благодарения у Сары, и дает мне клочок бумаги с адресом и телефоном того места, куда он едет.
— Ты уверен, что это того стоит? — спрашиваю я.
— Мы должны разобраться, что происходит.
Я вздыхаю.
— Думаю, мы оба знаем, что происходит.
— Может быть, — говорит он, но с полной уверенностью и безо всякой неопределенности, обычно сопровождающей эти слова.
— Ты ведь представляешь, что бы ты мне сказал, если бы мы поменялись местами, да?
Генри улыбается.
— Да, Джон. Я знаю, что бы я сказал. Но я думаю, что это нам поможет. Я хочу выяснить, что они сделали, чтобы настолько запугать этого человека. Я хочу узнать, упоминали ли они нас, используют ли они такие средства, чтобы отыскать нас, о которых мы еще не думали. Это поможет нам прятаться и опережать их. И если этот человек их видел, то мы узнаем, как они выглядят.
— Мы уже знаем, как они выглядят.
— Мы знали, как они выглядели во время вторжения, больше десяти лет назад, но с тех пор они могли измениться. Они уже давно на Земле. Я хочу знать, как они приспосабливаются.
— Даже если мы узнаем, как они выглядят, то, если мы встретимся на улице, может быть слишком поздно.
— Может, да, может, нет. Если я увижу одного из них, я постараюсь его убить. Нет гарантии, что он обязательно убьет меня, — говорит он, на этот раз с неопределенностью и без всякой уверенности.
Я сдаюсь. Мне совсем не нравится, что он поедет в Атенс, а я останусь дома. Но я знаю, что он будет глух к любым возражениям.
— Ты уверен, что сможешь вернуться вовремя? — спрашиваю я.
— Я уезжаю сейчас, значит, буду там часов в девять. Не думаю, что пробуду там больше часа, ну, от силы два часа. Так что к часу вернусь.
— А зачем тогда мне это? — спрашиваю я, показывая бумажку с адресом и телефоном.
Он пожимает плечами.
— Ну, никогда не знаешь, что может случиться.
— Вот именно поэтому я думаю, что тебе не стоит ехать.
— Сильно сказано, — говорит он, заканчивая дискуссию. Он собирает свои бумаги, встает из-за стола и придвигает стул. — Увидимся днем.
— Ладно, — отвечаю я.
Он идет к пикапу и садится в него. Берни Косар и я выходим на веранду и смотрим, как он уезжает. Не знаю почему, но у меня плохое предчувствие. Надеюсь, он вернется.

Это длинный день. Один из тех дней, когда время замедляется, каждая минута кажется десятью, а каждый час — двадцатью часами. Я играю в видеоигры и брожу по Интернету. Я ищу новости, которые могли бы относиться к кому-то из других детей. Но ничего такого не нахожу, и счастлив от этого. Это значит, что мы не попадаем под прицел наших врагов. Избегаем их.
Я периодически проверяю свой телефон. В полдень я посылаю Генри сообщение. Он не отвечает. Я обедаю, кормлю Берни и снова посылаю сообщение. Никакого ответа. Я нервничаю и дергаюсь. Генри всегда на любые сообщения отвечал немедленно. Может, у него отключен телефон. Может быть, сел аккумулятор. Я пытаюсь себя убедить, что это возможно, но понимаю, что это неправда.
В два часа я начинаю тревожиться. По-настоящему тревожиться. Предполагалось, что через час мы будем у Хартов. Генри знает, что этот ужин важен для меня. И он бы никогда от него не отмахнулся. Я иду в душ, надеясь, что, когда выйду, Генри будет сидеть за нашим кухонным столом и пить кофе. Я включаю только горячую воду и совсем не добавляю холодной. Я ничего не чувствую. Все мое тело теперь невосприимчиво к жару. Мне кажется, что по моей коже течет чуть теплая вода, и мне даже не хватает ощущения тепла. Прежде я любил горячий душ. Подолгу стоял и наслаждался тем, как вода льется мне на голову и стекает вниз. Это отвлекало меня от моей жизни. Позволяло хоть ненадолго забыть, кто я и что я.
Выйдя из душа, я открываю свой шкаф и ищу лучшее, что можно было бы надеть. Ничего особенного нет: защитного цвета штаны, рубашка на пуговицах, свитер. Поскольку всю жизнь мы проводим в бегах, то из обуви у меня есть только беговые кроссовки. Это так забавно, что я начинаю смеяться — первый раз за весь день. Я иду в комнату Генри и заглядываю в его шкаф. У него есть пара легких кожаных туфель, которые мне впору. При виде его одежды я еще больше тревожусь и огорчаюсь. Я хочу верить в то, что он просто запаздывает, но в этом случае он бы со мной связался. Что-то пошло не так.
Я иду к входной двери, где сидит Берни и смотрит в окно. Он поднимает на меня глаза и скулит. Я глажу его по голове и возвращаюсь в свою комнату. Смотрю на часы. Самое начало четвертого. Я проверяю свой телефон. Никаких звонков, никаких сообщений. Я решаю, что пойду к Саре, а если Генри не объявится до пяти, то я что-нибудь придумаю. Может, скажу им, что Генри заболел и что я тоже неважно себя чувствую. Может, что у Генри сломалась машина и мне надо идти помочь ему. Надеюсь, он все же появится, и у нас будет приятный ужин на День благодарения, между прочим, первый за все годы. Если нет, то я им что-нибудь скажу. Мне придется.
Пикапа нет, и я решаю бежать. Я, наверное, даже не вспотею и доберусь быстрее, чем если бы ехал на пикапе. А поскольку сегодня праздник, то дороги будут пусты. Я прощаюсь с Берни, говорю ему, что вернусь попозже, и стартую. Я бегу по краю полей и через лес. Приятно сжечь немного энергии. Пару раз я набираю почти предельную скорость, которая составляет, наверное, 120–140 километров в час. Замечательное ощущение холодного воздуха, обдувающего лицо. Замечательный звук ветра — тот же самый, который я слышу, высунув голову в окно, когда мы едем в пикапе по шоссе. Интересно, как быстро я смогу бегать, когда мне будет двадцать или двадцать пять.
Я прекращаю бег метров за сто от дома Сары. Я совсем не запыхался. Я иду по дорожке к дому и вижу, как Сара выглядывает в окно. Она улыбается и машет рукой. Она открывает входную дверь, как раз когда я ступаю на террасу.
— Привет, красавчик, — говорит она.
Я оборачиваюсь и смотрю через плечо, притворяясь, что она сказала это кому-то другому. Потом поворачиваюсь к ней и спрашиваю, неужели она это мне. Она смеется.
— Глупый, — говорит она и бьет меня кулаком по руке перед тем, как прижаться и подарить долгий поцелуй. Я делаю глубокий вдох и чувствую запах еды: фаршированная индейка, сладкий картофель, брюссельская капуста, тыквенный пирог.
— Пахнет здорово, — говорю я.
— Мама весь день готовит.
— Очень хочется попробовать.
— Где твой отец?
— Задерживается. Скоро будет.
— С ним все в порядке?
— Да, ничего особенного.
Мы входим внутрь, и она ведет меня на экскурсию. Типичный семейный дом со спальнями на втором этаже, с мансардой, где находится комната одного из ее братьев, и со всеми жилыми помещениями — гостиной, столовой, кухней и еще одной общей комнатой — на первом этаже. Когда мы заходим в ее спальню, она закрывает дверь и целует меня. Я удивлен, но взволнован.
— Я ждала этого целый день, — мягко говорит она, отстраняясь. Она направляется к двери, но я притягиваю ее к себе и снова целую.
— А я жду, когда еще смогу тебя поцеловать, — шепчу я. Она улыбается и толкает меня в плечо.
Мы спускаемся по лестнице, и Сара ведет меня в просторную комнату, где два ее старших брата, приехавшие на выходные из колледжа, смотрят футбол вместе со своим отцом. Я сажусь с ними, а Сара уходит на кухню помочь матери и младшей сестре. Я никогда не увлекался футболом. Думаю, из-за того образа жизни, который мы с Генри ведем, я никогда не вовлекался ни во что, что лежало вне нашей жизни. Меня всегда заботило, как приспособиться к окружающему и быть готовым уехать куда-то еще. Ее братья и отец в школьные годы играли в футбол. Они любят его. И в этой игре отец и один из братьев болеют за одну команду, а второй брат — за другую. Они спорят, поддразнивают друг друга, радуются или стонут в зависимости от того, что происходит на поле. Они явно болеют годами может быть, всю жизнь, и получают большое удовольствие. И это заставляет меня подумать, что хорошо бы и нам с Генри иметь еще что-то общее, кроме моих тренировок и нашего бесконечного бегства и прятания, — что-то, чем мы могли бы вместе наслаждаться. Это заставляет меня желать, чтобы у меня были настоящие отец и братья, с которыми я мог бы общаться.
В перерыве между таймами мама Сары зовет нас ужинать. Я проверяю свой телефон — опять ничего. Перед тем как мы садимся за стол, я иду в туалет и пытаюсь позвонить Генри, но сразу включается голосовая почта. Почти пять часов, и я начинаю паниковать. Я возвращаюсь к столу, где все уже расселись. Стол выглядит изумительно. В центре — цветы, напротив каждого стула аккуратно разложены салфетки и приборы. Блюда с едой размещены по всему столу, а индейка стоит перед местом мистера Харта. Как только я усаживаюсь, в комнату входит миссис Харт. Она сняла передник и теперь одета в красивую юбку и свитер.
— Что слышно от твоего отца? — спрашивает она.
— Я только что ему звонил. Он… э-э-э… сильно опаздывает и просил нас не ждать. Он очень извиняется за причиненное неудобство, — отвечаю я.
Мистер Харт начинает резать индейку. Сара через стол улыбается мне, что улучшает мне настроение примерно на полсекунды. Все передают друг другу блюда, и я беру себе маленькие порции каждого. Не думаю, что я смогу много съесть. Я положил телефон на колени и включил вибратор, который даст знать о звонке или сообщении. Но с каждой секундой я все меньше верю, что что-то придет и что я когда-нибудь еще увижу Генри. Мысль о том, чтобы жить одному — с проявляющимися способностями и без кого-то, кто бы объяснил мне их смысл и тренировал меня, самому убегать и скрываться, самому искать свой путь, самому сражаться с могадорцами, сражаться до тех пор, пока они не потерпят поражение или я не умру, — эта мысль ужасает меня.
Ужин кажется бесконечным. Время снова медленно тянется. Семья Сары засыпает меня вопросами. Никогда прежде я не оказывался в ситуации, когда так много людей задают мне так много вопросов за такое короткое время. Они спрашивают о моем прошлом, о местах, где мы жили, о Генри, о моей матери — как всегда, я отвечаю, что она умерла, когда я был совсем маленьким. Это единственный из моих ответов, в котором есть хоть маленькая частица правды. Я даже не представляю, насколько мои ответы осмысленны. Кажется, что телефон на моей ноге весит полтонны. Он не вибрирует. Просто лежит.
После ужина и перед десертом Сара просит всех выйти во двор, чтобы она могла пофотографировать. Когда мы идем, Сара спрашивает, не случилось ли чего. Я отвечаю, что беспокоюсь о Генри. Она пытается меня успокоить и говорит, что все будет хорошо. От этого я себя чувствую только хуже. Я пытаюсь представить, где он и что делает, и единственная картина, которая всплывает при этом в моем сознании, это что он стоит в ужасе перед могадорцем и знает, что скоро умрет.
Когда мы собираемся для съемки, я начинаю паниковать. Как мне добраться до Атенса? Я мог бы бежать, но трудно будет найти дорогу, особенно потому, что придется избегать главных дорог с их потоком автомобилей. Я мог бы поехать на автобусе, но это будет слишком долго. Я мог бы попросить Сару, но тут пришлось бы слишком много что объяснять, в том числе то, что я инопланетянин, что, как я думаю, Генри схвачен или убит враждебными инопланетянами, которые ищут меня, чтобы убить. Не самая хорошая мысль.
Пока мы позируем, я отчаянно хочу уйти, но надо это сделать так, чтобы не разозлить Сару или ее семью. Я концентрируюсь на камере и смотрю прямо в нее, тем временем придумывая предлог, который вызвал бы меньше всего вопросов. Теперь я уже целиком охвачен паникой. У меня начинают дрожать руки. Они становятся горячими. Я опускаю глаза, чтобы посмотреть, не светятся ли они. Нет.
Но когда я снова поднимаю глаза, то вижу, как в руках у Сары трясется камера. Я понимаю, что каким-то образом это сделал я, но понятия не имею, как или что я могу сделать, чтобы это остановить. У меня по спине пробегает дрожь. Перехватывает дыхание, и в тот же момент объектив камеры с треском разлетается вдребезги. Сара кричит, потом опускает камеру и в недоумении смотрит на нее. У нее открывается рот и глаза наполняются слезами.
Родители бросаются к ней, чтобы убедиться, что она не пострадала. Я стою в шоке. Я не знаю, что мне делать. Мне жаль ее камеру и жаль, что она огорчена, но я также пребываю в волнении от того, что ко мне явно пришел телекинез. Смогу ли я его контролировать? Генри будет вне себя от радости, когда узнает. Генри. Паника возвращается. Я сжимаю пальцы в кулаки. Мне надо выбраться отсюда. Мне надо его найти. Если он у могадорцев, хотя я надеюсь, что нет, я убью всех этих тварей, только бы его вернуть.
Быстро подумав, я подхожу к Саре и увожу ее в сторону от родителей, которые рассматривают камеру, пытаясь понять, что с ней случилось.
— Я только что получил сообщение от Генри. Мне очень жаль, но мне надо уйти.
Она явно расстроена, смотрит то на меня, то на родителей.
— С ним все в порядке?
— Да, но мне надо идти — я ему понадобился.
Она кивает, и мы нежно целуемся. Надеюсь, это не в последний раз.
Я благодарю ее родителей, братьев и сестру и ухожу, пока они не успели задать мне слишком много вопросов. Я прохожу через дом и, выйдя из него, сразу начинаю бежать. Я держусь того же маршрута, что и раньше, когда бежал сюда. Бегу в стороне от дорог, среди деревьев. Через несколько минут я уже вернулся. Я слышу, как Берни Косар скребется в дверь, и спринтую по дорожке к дому. Он явно взволнован, как будто тоже чувствует что-то дурное.
Я иду прямо в свою комнату. Достаю из сумки бумажку с адресом и телефоном, которую Генри дал мне перед отъездом. Набираю номер. Включается автоответчик: «К сожалению, этот номер отключен или больше не работает». Я смотрю на бумажку и набираю номер еще раз. Та же запись.
— Черт! — кричу я. Пинаю стул, и он летит через всю кухню в гостиную.
Я иду в свою комнату. Выхожу. Снова вхожу. Всматриваюсь в себя в зеркало. У меня красные глаза, в них появились слезы, но они не текут. Руки дрожат. Я охвачен гневом, яростью и ужасным страхом, что Генри мертв. Я зажмуриваюсь и выдавливаю всю свою ярость в солнечное сплетение. В неожиданном порыве я кричу, открываю глаза и выбрасываю руки перед собой в направлении зеркала, и оно рассыпается, хотя я стою в трех метрах от него. Я стою и смотрю на него. Рама зеркала по-прежнему прикреплена к стене. То, что произошло у Сары, не было случайностью.
Я вижу осколки на полу Вытягиваю перед собой руку и, концентрируясь на одном из осколков, пытаюсь сдвинуть его. Я контролирую свое дыхание, но весь страх и гнев остаются во мне. Нет, страх — это слишком просто. Ужас. Вот что я чувствую.
Сначала осколок не двигается, но потом, через пятнадцать секунд, начинает трястись. Сначала медленно, потом быстрее. И тут я вспоминаю. Генри говорил, что обычно Наследие активизируется от сильных эмоций. Именно это сейчас и происходит. Я напрягаюсь, чтобы поднять осколок. На лбу у меня проступают капли пота. Я концентрируюсь на всем, что имею, на всем, что составляет меня, и вопреки всему, что происходит. Это борьба за возможность дышать. Очень медленно осколок начинает подниматься. Два сантиметра. Пять сантиметров. Он уже в тридцати сантиметрах от пола и продолжает подниматься, моя рука вытянута к нему и поднимается вместе с ним, пока он не оказывается на уровне глаз. Здесь я его задерживаю. «Если бы только Генри мог это видеть», — думаю я. И в долю секунды, несмотря на все волнение от обретенного счастья, возвращаются паника и страх. Я смотрю на осколок, на то, как в нем отражаются деревянные панели стен, которые выглядят в стекле старыми и хрупкими. Дерево. Старое и хрупкое. Тут мои глаза распахиваются так широко, как никогда прежде за всю мою жизнь.
Ларец!
Генри сказал: «Мы можем открыть его лишь вдвоем. Если только я не умру; тогда ты сможешь открыть сам».
Я бросаю осколок и бегу из своей комнаты в спальню Генри. Ларец стоит на полу у его кровати. Я хватаю его, несусь на кухню и опускаю Ларец на стол. Замок в форме лориенской эмблемы обращен ко мне.
Я сажусь за стол и смотрю на замок. Мои губы дрожат. Я пытаюсь замедлить дыхание, но это бесполезно; моя грудь вздымается так, словно я только что закончил бежать дистанцию в двадцать километров. Я боюсь услышать щелчок замка под своей рукой. Я делаю глубокий вдох и закрываю глаза.
— Пожалуйста, не открывайся, — говорю я.
Я берусь за замок. Сжимаю его изо всех сил, я задержал дыхание, в глазах все плывет, мышцы на руке до боли напряжены. Я жду щелчка. Держу замок и жду щелчка.
Но никакого щелчка не следует.
Я ссутуливаюсь на стуле и закрываю лицо руками. Проблеск надежды. Я провожу ладонями по волосам и встаю. На полке в полутора метрах от меня лежит грязная ложка. Я фокусируюсь на ней и вытягиваю руку. Ложка летит. Генри был бы так счастлив. «Генри, — думаю я, — где ты? Ты где-то есть, и ты жив. И я приду за тобой».
Я набираю номер Сэма, единственного, кроме Сары, моего друга в Парадайзе и, если быть честным, вообще моего единственного друга. Он отвечает на втором гудке.
— Алло?
Я закрываю глаза и тру переносицу. Делаю глубокий вдох. Возвращается дрожь — правда, я не уверен, что она вообще уходила.
— Алло? — снова говорит он.
— Сэм.
— Привет, — отзывается он, а потом добавляет: — У тебя странный голос. Ты в порядке?
— Нет. Мне нужна твоя помощь.
— Что случилось?
— Может ли твоя мать тебя сюда привезти?
— Ее нет. Она на работе в больнице. За смену в праздники двойная плата. Что происходит?
— Плохие дела, Сэм. И мне нужна помощь.
Тишина. Потом:
— Я приеду так быстро, как смогу.
— Ты уверен?
— Скоро увидимся.
Я выключаю телефон и кладу голову на стол. Атенс, штат Огайо. Генри там. И я должен туда поехать, не знаю как, но должен.
И я должен туда добраться быстро.

0

16

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Дожидаясь Сэма, я хожу по дому и поднимаю в воздух разные неодушевленные предметы, не прикасаясь к ним: яблоко с кухонной стойки, вилку из раковины, маленькое растение в горшке с подоконника у входа в дом. Я могу поднимать только маленькие предметы, и они поднимаются как-то неохотно. Когда я пробую поднять большие — стул, стол, ничего не выходит.
Три теннисных мяча, которые мы с Генри используем на тренировках, лежат в корзинке в другом конце гостиной. Я веду один из них к себе, и, когда он попадает в поле зрения Берни Косара, тот делает стойку. Потом я бросаю мяч, не касаясь его, и пес кидается за ним; но не успевает он его схватить, как я тяну его назад, или он хватает мяч, а я вытягиваю его у него изо рта — и все это сидя в кресле в гостиной. Это отвлекает меня от мыслей о Генри, о вреде, который ему могли причинить, и о лжи, которую мне придется сказать Сэму.
У него уходит двадцать пять минут, чтобы проехать шесть с половиной километров до моего дома. Я слышу, как он подъезжает. Он спрыгивает с велосипеда, велосипед падает, а он вбегает без стука, запыхавшийся. Его лицо все в поту. Он оглядывается по сторонам, изучая обстановку.
— Так что случилось? — спрашивает он.
— Может, это покажется тебе абсурдным, — говорю я. — Но обещай, что воспримешь это серьезно.
— О чем ты говоришь?
«О чем я говорю? Я говорю о Генри. Он исчез из-за своей неосторожности, той самой неосторожности, против которой он всегда предостерегал. Я говорю о том, что, когда ты наставил на меня пистолет, я сказал тебе правду. Я инопланетянин. Мы с Генри прибыли на Землю десять лет назад, и за нами охотится злобная раса инопланетян. Я говорю о том, что Генри думал, что сможет уберечься от них, если узнает их немного лучше. И вот теперь он исчез. Вот о чем я говорю, Сэм. Ты понимаешь?» Но нет, ничего из этого я не могу ему сказать.
— Моего отца схватили, Сэм. Я не вполне уверен, кто схватил или что с ним сделали. Но что-то произошло, и я думаю, что его держат в плену. Или еще хуже.
По его лицу расплывается улыбка.
— Брось валять дурака, — говорит он.
Я качаю головой и закрываю глаза. Тяжесть ситуации снова мешает мне дышать. Я поднимаю на Сэма умоляющий взгляд. Мои глаза наполняются слезами.
— Я не шучу.
Сэм меняется в лице.
— Что ты имеешь в виду? Кто его схватил? Где он?
— Он выяснил, что автор одной из статей в твоем журнале находится в Атенсе, штат Огайо, и сегодня поехал туда. Уехал и не вернулся. Его телефон отключен. С ним что-то случилось. Что-то плохое.
Сэм еще больше недоумевает.
— Что? Какое ему дело? Я чего-то недопонимаю. Это же просто глупая газетенка.
— Я не знаю, Сэм. Он, как и ты, любит инопланетян, теории заговоров и все такое, — говорю я, придумывая на ходу. — У него всегда было это глупое хобби. Одна из статей заинтересовала его, думаю, он захотел узнать побольше и поэтому поехал.
— Это была статья о могадорцах?
Я киваю.
— Как ты догадался?
— Потому что когда я упомянул ее на Хэллоуин, он был так ошарашен, словно увидел привидение, — говорит он и качает головой. — Но кому какое дело, если он что-то спросил про дурацкую статью?
— Я не знаю. То есть можно предположить, что эти люди — не самые святые. Может быть, параноики или одержимы бредовыми идеями. Может, они подумали, что он инопланетянин. Ты ведь тоже из-за этого наставил на меня пистолет. Он должен был вернуться к часу, а его телефон отключен. Вот все, что я могу сказать.
Я встаю и иду к кухонному столу. Я беру бумажку с адресом и телефоном того места, куда уехал Генри.
— Вот сюда он сегодня уехал, — говорю я. — Ты представляешь, где это?
Он смотрит на бумажку, потом на меня.
— Ты хочешь туда ехать?
— Я не знаю, что еще можно сделать.
— Почему просто не позвонить в полицию и не рассказать, что случилось?
Я сажусь на диван и думаю, как лучше ответить. Хорошо бы сказать ему правду: что если привлечь полицию, то наилучшим сценарием будет тот, что мы с Генри уедем. А в худшем случае Генри станут допрашивать, может быть, снимут отпечатки пальцев, отдадут медлительной бюрократической машине, и это даст шанс могадорцам. И как только они нас найдут, смерть неизбежна.
— Каким копам звонить? Тем, что в Парадайзе? Что они, по-твоему, сделают, если я скажу им правду? На то, чтобы они меня приняли всерьез, уйдут дни, а у меня нет дней.
Сэм пожимает плечами.
— Могут принять и всерьез. Кроме того, может, он просто задержался или у него сломался телефон? Может, он сейчас уже на пути домой.
— Может быть, но я так не думаю. У меня плохое предчувствие, и мне надо как можно скорее туда попасть. Уже несколько часов, как он должен был вернуться.
— Может, он попал в аварию.
Я качаю головой.
— Может, ты и прав, но я так не думаю. А если он пострадал, значит, мы теряем время.
Сэм смотрит на бумажку. Он прикусывает губу и молчит пятнадцать секунд.
— Ну, я примерно знаю, как доехать да Атенса. Но, правда, не знаю, как найти этот адрес, когда мы доберемся.
— Я могу распечатать маршрут из Интернета. Это меня не волнует. Что меня волнует, так это транспорт. У меня есть сто двадцать долларов. Я мог бы заплатить, чтобы нас подвезли, но не знаю, к кому обратиться. В Парадайзе, штат Огайо, не так уж много такси.
— Мы можем взять наш пикап.
— Какой пикап?
— Отцовский. Он все еще у нас. Стоит в гараже. Его никто не трогал с тех пор, как отец исчез.
Я смотрю на него.
— Ты серьезно?
Он кивает.
— Как давно он стоит? Он еще на ходу?
— Восемь лет. И почему ему быть не на ходу? Он был почти новый, когда отец его купил.
— Стой, дай мне уточнить. Ты предлагаешь, чтобы мы вдвоем, я и ты, сами доехали за два часа до Атенса?
На лице Сэма появляется лукавая улыбка.
— Именно это я и предлагаю.
Я наклоняюсь вперед, сидя на диване. Я не могу удержаться и тоже улыбаюсь.
— Знаешь, мы ведь будем в большем дерьме, если нас поймают. У нас обоих нет водительских прав.
Сэм кивает.
— Моя мать убьет меня, а может быть, и тебя тоже. И потом ответит по закону. Но ты прав, если ты действительно думаешь, что твой отец попал в беду, то какой у нас выбор? Если бы я оказался на твоем месте и мой отец был в беде, я бы поехал в ту же секунду.
Я смотрю на Сэма. На его лице нет ни намека на колебания, хотя он предлагает без прав ехать в город, до которого два часа езды, и это при том, что мы оба не умеем водить и не знаем, что нас ждет, когда мы доберемся туда. И все же Сэм на борту. И даже идея была его.
— Тогда ладно, едем в Атенс, — говорю я.

Я бросаю телефон в сумку и проверяю, чтобы все было застегнуто. Потом прохожу по дому, стараясь все запомнить, как будто я больше никогда этого не увижу. Глупые мысли, и я знаю, что это просто сентиментальность, но я нервничаю, а это как-то успокаивает. Я беру вещи в руки, потом ставлю их на место. Через пять минут я готов.
— Пошли, — говорю я Сэму.
— Ты поедешь на багажнике велосипеда?
— Ты поезжай; я побегу рядом.
— А как же твоя астма?
— Ничего, думаю, обойдется.
Мы уходим. Он садится на велосипед. Он пытается ехать как можно быстрее, но он в неважной форме. Я бегу в паре метров сзади, притворяясь, что за велосипедом сопротивление воздуха меньше и бежать легче. И Берни бежит следом за нами. К тому времени, когда мы добираемся до его дома, с Сэма струится пот. Сэм бежит в свою комнату и возвращается с рюкзаком. Он оставляет его на кухонной стойке и уходит переодеться. Я заглядываю в рюкзак. Там распятие, несколько долек чеснока, деревянный колышек, молоток, шарик замазки «Силли Путти» и перочинный нож.
— Ты ведь понимаешь, что эти люди не вампиры, верно? — спрашиваю я, когда Сэм возвращается.
— Да, но как знать. Может, как ты сказал, они сумасшедшие.
— И даже если бы мы охотились на вампиров, на кой черт тебе «Силли Путти»?
Он пожимает плечами.
— Просто хочу быть готовым.
Я наливаю Берни Косару миску воды, и он ее тут же выхлебывает. Я переодеваюсь в ванной и достаю из сумки листок с подробным маршрутом. Потом я выхожу и через дом иду в гараж, в котором темно и пахнет бензином и старой травой. Сэм включает свет. Разные поржавевшие без использования инструменты висят на гофрированных стенах. В центре гаража под большим синим брезентом, покрытым толстым слоем пыли, стоит пикап.
— Как давно не снимали этот брезент?
— С тех пор, как пропал отец.
Я берусь за один конец, Сэм за другой, мы вместе стаскиваем брезент, и я кладу его в угол. Сэм смотрит на пикап большими глазами, на лице улыбка.
Пикап маленький, темно-синий, внутри место только для двоих, может поместиться и третий, если он не против неудобной езды посередине. Для Берни Косара это будет идеально. За восемь последних лет пикап совсем не запылился и блестит так, словно его недавно отполировали. Я бросаю свою сумку в кузов.
— Отцовский пикап, — гордо произносит Сэм. — Столько лет прошло, а он все такой же.
— Наша золотая колесница, — говорю я. — У тебя есть ключи?
Он идет к стенке гаража и снимает с крючка связку ключей. Я отпираю и открываю ворота.
— Хочешь, кинем на пальцах, кому вести? — спрашиваю я.
— Нет, — отвечает Сэм, потом отпирает водительскую дверь и садится за руль. Двигатель фырчит и наконец заводится. Он опускает стекло. — Думаю, отец гордился бы, видя, как я веду его пикап, — говорит он.
Я улыбаюсь.
— Я тоже так думаю. Выведи его, а я закрою ворота.
Он делает глубокий вдох и медленно, неуверенно и осторожно выезжает. Он жмет на тормоз слишком сильно и слишком рано, и пикап рывком останавливается.
— Ты еще не выехал, — говорю я.
Он приотпускает педаль тормоза и сантиметр за сантиметром выезжает. Я закрываю ворота гаража. Берни Косар добровольно запрыгивает в кабину, и я усаживаюсь рядом с ним. Сэм так вцепился в руль на манер ученика, что у него побелели костяшки пальцев.
— Нервничаешь? — спрашиваю я.
— В ужасе.
— Ты справишься, — говорю я. — Мы оба тысячу раз видели, как это делается.
Он кивает.
— Ладно. Куда сворачивать, когда отъеду от дома?
— Мы действительно решили это сделать?
— Да, — отвечает он.
— Тогда мы поворачиваем направо, — говорю я. — И едем по направлению из города.
Мы оба пристегиваемся. Я опускаю стекло ровно настолько, чтобы Берни Косар мог высунуть голову, что он немедленно и делает, став задними лапами мне на колени.
— Я до смерти боюсь, — говорит Сэм.
— Я тоже.
Он делает глубокий вдох, задерживает воздух в легких и потом медленно выдыхает.
— Вот… мы… и… поехали, — произносит он и на последнем слове снимает ногу с тормоза. Пикап дергаясь едет по дорожке около дома. Один раз Сэм так жмет на тормоз, что мы останавливаемся. Потом он снова трогается, на этот раз едет медленнее, останавливается у выезда на дорогу, оглядывается в обе стороны и выезжает. Сначала едет медленно, потом набирает скорость. Он напряжен, подался вперед, но километра через два на его лице появляется улыбка, и он откидывается на спинку сиденья.
— Это не так уж трудно.
— Ты прирожденный водитель.
Он держится близко к правой полосе разметки. Напрягается каждый раз, когда проезжает встречная машина, но через какое-то время успокаивается и уже обращает на них мало внимания. Он делает один поворот, потом другой, и через двадцать пять минут мы выезжаем на шоссе.
— Не могу поверить, что мы это делаем, — говорит, наконец, Сэм. — Я еще никогда не доходил до такого сумасшествия.
— Я тоже.
— У тебя есть какой-то план действий, когда мы доберемся?
— Никакого. Я надеюсь, что сначала мы найдем место, а там будем действовать по ситуации. Я не представляю, что это — дом, офисное здание или что-то еще. Я даже не знаю, там ли он.
Я делаю глубокий вдох. Впереди у нас полтора часа езды. Потом мы приедем в Атенс.
Потом мы найдем Генри.

0

17

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

Мы едем на юг, пока не появляется Атенс, расположившийся у подножия Аппалачей: маленький город, прорастающий среди деревьев. В сумеречном свете я вижу плавно огибающую город реку, которая служит его границей на востоке, юге и западе, тогда как на севере стоят горы и лес. Для ноября довольно тепло. Мы проезжаем мимо футбольного стадиона колледжа. Чуть в стороне от него виден белый купол спорткомплекса.
— Съезжай здесь, — говорю я.
Сэм съезжает с трассы и поворачивает направо на Ричланд-авеню. Мы оба ликуем, что сумели доехать без остановок и нас не поймали.
— Значит, так выглядят студенческие городки, да?
— Видимо, да, — отвечает Сэм.
По обе стороны дороги стоят здания и общежития. Трава зеленая и аккуратно подстриженная, хотя уже ноябрь. Мы поднимаемся на крутой холм.
— Наверху Корт-стрит. Нам нужно повернуть налево.
— Далеко еще? — спрашивает Сэм.
— Километра полтора.
— Ты хочешь сначала проехать мимо этого места?
— Нет. Я думаю, надо при первой возможности припарковаться и дальше идти пешком.
Мы едем по Корт-стрит, главной артерии города. По случаю праздника все закрыто — книжные магазины, кафе, бары. Потом я вижу его, он выделяется, словно бриллиант.
— Стоп! — говорю я.
Сэм бьет по тормозам.
— Что?
Сзади сигналит машина.
— Ничего, ничего. Поезжай. Давай парковаться.
Мы проезжаем еще один квартал, прежде чем находим место для парковки. По моим расчетам, мы не дальше чем в пяти минут ходьбы.
— Что это было? Ты меня испугал.
— Там стоит пикап Генри, — говорю я.
Сэм кивает.
— Почему ты иногда называешь его Генри?
— Не знаю, просто так. Что-то вроде шутки между нами, — говорю я и смотрю на Берни Косара. — Как ты думаешь, взять его с собой?
Сэм пожимает плечами.
— Он может помешать.
Я даю Берни Косару немного еды и оставляю его в грузовике с закрытыми стеклами. Ему это не нравится, и он начинает скулить и царапать лапами окно, но я думаю, что мы уходим ненадолго. Мы с Сэмом возвращаемся на Корт-стрит, мой рюкзак за спиной, Сэм несет свой в руке. Он достал «Силли Путти» и мнет, как при стрессе мнут ароматные шарики. Мы подходим к пикапу Генри. Двери заперты. На сиденьях и на приборной панели нет ничего, достойного внимания.
— Так, это означает две вещи, — говорю я. — Генри все еще здесь, и те, у кого он находится, не обнаружили его грузовик, а значит, он не заговорил. И не заговорит.
— А что бы он сказал, если бы заговорил?
На какой-то момент я забыл, что Сэм не знает истинных причин, по которым Генри здесь оказался. Я уже один раз дал промашку и назвал его Генри. Надо быть осторожнее и не выдать чего-нибудь еще.
— Не знаю, — отвечаю я. — Кто знает, какие вопросы могут задавать эти странные типы.
— Ладно, что теперь?
Я ищу на карте адрес, который утром мне дал Генри.
— Теперь мы идем, — говорю я.
Мы возвращаемся тем же путем, что приехали. Здания заканчиваются и начинаются жилые дома. Грязные и неопрятные на вид. Мы почти сразу доходим до нужного места и останавливаемся.
Я смотрю на бумажку с адресом, потом на дом. Делаю глубокий вдох.
— Вот и пришли, — говорю я.
Мы смотрим на двухэтажным дом, отделанный серым виниловым сайдингом. Дорожка ведет к входной некрашеной террасе со сломанными свисающими набок качелями. Трава длинная и неухоженная. Дом выглядит пустующим, но позади него на дорожке стоит машина. Я не знаю, что делать. Я достаю свой телефон. Сейчас 11:12. Я звоню Генри, хотя знаю, что он не ответит. Но это попытка собраться с мыслями и придумать план. Я не загадывал так далеко, и теперь, когда я оказался здесь, моя голова пуста. Мой звонок попадает прямо в голосовую почту.
— Давай я пойду постучу в дверь, — говорит Сэм.
— И что ты скажешь?
— Не знаю, что придет в голову.
Но ему не удается это сделать, потому что в этот момент из двери выходит мужчина. Он огромный, около двух метров ростом и не меньше ста килограммов весом. У него бритая голова и козлиная бородка. На нем рабочие ботинки, синие джинсы и черная фуфайка с закатанными до локтей рукавами. На правой руке татуировка, но я слишком далеко, чтобы ее разглядеть. Он сплевывает во двор, потом оборачивается, запирает входную дверь, спускается с террасы и идет в нашу сторону. Когда он приближается, я застываю. На татуировке изображен инопланетянин с букетом тюльпанов в одной руке, который он протягивает кому-то невидимому. Потом мужчина проходит совсем рядом с нами, не говоря ни слова. Мы с Сэмом оборачиваемся и смотрим ему вслед.
— Ты видел его татуировку? — спрашиваю я.
— Да. И покончено со стереотипом о том, на инопланетянах помешаны только костлявые ботаны. Этот мужик огромный, и вид у него злой.
— Возьми мой телефон, Сэм.
— Что? Зачем? — спрашивает он.
— Тебе надо пойти за ним. Возьми мой телефон. Я пойду в дом. Там явно никого нет, иначе он бы не запер дверь. Может быть, Генри там. Как только смогу, я тебе сразу позвоню.
— Как ты мне позвонишь?
— Я не знаю. Найду способ. Держи.
Он неохотно берет телефон.
— А что если Генри здесь нет?
— Поэтому я и хочу, чтобы ты пошел за этим парнем. Может быть, он идет к Генри.
— А если он вернется?
— Мы разберемся. Но теперь тебе надо идти. Обещаю, при первой же возможности я тебе позвоню.
Сэм оборачивается и смотрит на мужчину. До него уже метров пятьдесят. Потом он снова смотрит на меня.
— Ладно, я это сделаю. Но будь там осторожен.
— Ты тоже будь осторожен. Не выпускай его из виду И не попадайся ему на глаза.
— Ни в коем случае.
Он поворачивается и быстро идет за мужчиной. Я смотрю, как они удаляются, а когда они пропадают из виду, иду к дому. Окна темные и закрыты белыми экранами. Я не могу заглянуть внутрь. Я обхожу дом. Сзади маленькая бетонная площадка ведет к еще одной двери, которая тоже заперта. Я обхожу дом по кругу до конца. Слета оставлены переросшие травы и кустарники. Я пробую открыть окно. Заперто. Они все заперты. Может, разбить одно? Я ищу под ежевикой какой-нибудь камень и в ту самую секунду, когда нахожу и поднимаю умственным усилием, мне в голову приходит идея, настолько сумасшедшая, что может сработать.
Я бросаю камень и иду к задней двери. Она закрыта на обычный замок, без засова. Я делаю глубокий вдох, закрываю глаза, чтобы сконцентрироваться, и берусь за дверную ручку. Я дергаю ее. Мои мысли переходят из головы в сердце и потом в живот: все сосредоточено там. Я крепче сжимаю ручку и в предвкушении задерживаю дыхание, пытаясь мысленно представить, что находится внутри. Потом я чувствую и слышу щелчок в той руке, которая держится за ручку. На моем лице появляется улыбка. Я поворачиваю ручку, и дверь открывается. Не верится, но я могу открывать двери, представляя, что находится внутри.
В кухне на удивление чисто, все поверхности насухо вытерты, в раковине нет грязной посуды. На стойке лежит батон свежего хлеба. Я иду по узкому коридору в гостиную, где на стенах висят спортивные плакаты и транспаранты, а в углу стоит телевизор. Слева дверь, ведущая в спальню. Я сую в нее голову. Там полный беспорядок, скомканные одеяла в углу кровати, куча одежды на шкафу. Вонь грязного, пропитанного потом белья.
В передней части дома рядом с этой дверью лестничный пролет, ведущий на второй этаж. Я начинаю подниматься по ступеням. Третья ступенька скрипит, когда я на нее наступаю.
— Эй? — кричит кто-то сверху.
Я замираю, затаив дыхание.
— Фрэнк, это ты?
Я молчу. Я слышу, как кто-то встает с кресла, слышу скрип шагов по деревянному полу, они приближаются. Наверху появляется мужчина. Лохматые темные волосы, бакенбарды, небритое лицо. Не такой большой, как тот, что ушел раньше, но и совсем не маленький.
— Ты кто такой, черт тебя возьми? — спрашивает он.
— Я ищу своего друга, — говорю я.
Он хмурится, исчезает и возвращается с деревянной бейсбольной битой в руке.
— Как ты сюда попал? — спрашивает он.
— На твоем месте я бы положил биту.
— Как ты сюда попал?
— Я быстрее тебя и гораздо сильнее.
— Черта с два.
— Я ищу своего друга. Он пришел сюда сегодня утром. Я хочу знать, где он.
— Так ты один из них, да?
— Я не знаю, о ком ты говоришь.
— Ты один из них! — кричит он. Он берет биту на манер игрока, обе руки сжимают рукоятку, как перед ударом, костяшки пальцев побелели. У него в глазах настоящий страх. Его челюсти крепко сжаты.
— Ты один из них! Почему вы наконец не оставите нас в покое?!
— Я не один из них. Я пришел за своим другом. Скажи мне, где он.
— Твой друг один из них!
— Нет.
— Так ты знаешь, о ком я говорю? — Да.
Он спускается на ступеньку ниже.
— Предупреждаю тебя, — говорю я. — Брось биту и скажи мне, где он.
Мои руки дрожат от неопределенности ситуации, а также от того, что у него в руках бита, а у меня нет ничего, кроме моих способностей. Меня нервирует страх в его глазах. Он спускается еще на ступеньку. Теперь нас разделяют всего шесть ступенек.
— Я оторву тебе башку. Это будет послание твоим друзьям.
— Они мне не друзья. И я уверяю тебя, ты окажешь им услугу, если причинишь мне вред.
— Сейчас увидим, — говорит он.
Он бежит вниз по лестнице. Мне ничего не остается, как среагировать. Он с размаху бьет битой. Я уклоняюсь, и она с треском ударяется о стену, оставляя в деревянной панели большую расщепленную дыру. Я нападаю на него и поднимаю в воздух, одной рукой держа за горло, а другой за подмышку, и несу обратно вверх по лестнице. Он молотит ногами, попадая мне по ногам и в пах. Бита падает у него из рук, со стуком скачет вниз по ступеням, и я слышу за спиной звон разбитого окна.
Второй этаж представляет собой просторную мансарду. Здесь темно. Стены увешаны номерами «Они ходят среди нас», а там, где кончаются номера, пространство занимает инопланетянская атрибутика, но, в отличие от постеров у Сэма, здесь висят настоящие фотографии, отснятые за многие годы, они рваные и настолько крупнозернистые, что трудно разобрать изображение, в основном просто белые блики на темном фоне. В углу сидит резиновое чучело инопланетянина с петлей на шее. Кто-то надел ему на голову еще и мексиканское сомбреро. К потолку прилеплены подсвечивающиеся в темноте звезды. Они кажутся здесь лишними и больше подошли бы для комнаты десятилетней девочки.
Я бросаю мужчину на пол. Он отползает от меня и встает. Тогда я помещаю всю свою силу в солнечное сплетение и направляю ее, придавая ей качество резкого толчка, и мужчина летит спиной вперед и врезается в стену.
— Где он? — спрашиваю я.
— Я никогда тебе не скажу. Он один из вас.
— Я не тот, о ком ты думаешь.
— Вам никогда этого не удастся! Оставьте Землю в покое!
Я поднимаю руку и душу его. Я чувствую под рукой его напрягшиеся сухожилия, хотя не притрагиваюсь к нему. Он не может дышать, и его лицо становится красным. Я отпускаю.
— Спрашиваю еще раз.
— Нет.
Я душу его снова, только теперь, когда его лицо краснеет, я давлю еще сильнее. Когда я отпускаю, он начинает плакать, и мне становится жаль его за то, что я с ним сделал. Но он знает, где Генри, и что-то с ним сделал, и мое сочувствие пропадает, не успев толком появиться.
После того, как он задышал, между всхлипами он говорит:
— Он внизу.
— Где? Я его не видел.
— В подвале. Дверь за плакатом «Питтсбург Стилерз» в гостиной.
С телефона, стоящего на столе, я набираю свой номер. Сэм не отвечает. Я срываю телефон со стены и ломаю его пополам.
— Дай мне свой мобильный, — говорю я.
— У меня его нет.
Я иду к чучелу и снимаю у него с шеи петлю.
— Парень, ну не надо, — умоляет он.
— Заткнись. Ты похитил моего друга. Ты держишь его против его воли. Тебе повезло, что за все это я тебя только свяжу.
Я туго связываю ему руки за спиной и привязываю к одному из стульев. Не думаю, что это надолго его удержит. Потом я заклеиваю ему рот скотчем, чтобы не кричал, скатываюсь по лестнице и срываю со стены плакат «Питтсбург Стилерз», за которым оказывается черная запертая дверь. Я открываю ее так же, как и первую. Деревянная лестница уходит вниз в полную темноту.
Я чувствую запах плесени. Щелкаю выключателем и медленно иду вниз, страшась того, что могу найти. Балки затянуты паутиной. Я дохожу до конца и сразу ощущаю чье-то присутствие, здесь, кроме меня, есть еще кто-то. Я замираю, делаю глубокий вдох и поворачиваюсь.
Там, в углу подвала, сидит Генри.

— Генри!
Он жмурится, пока глаза привыкают к свету. Его рот заклеен скотчем. Руки скручены за спиной, лодыжки привязаны к ножкам стула, на котором он сидит. Его волосы взъерошены, а справа на лице полоска высохшей крови, почти черной на вид. При взгляде на нее меня наполняет ярость.
Я бросаюсь к нему и срываю скотч с его рта. Он делает глубокий вдох.
— Слава богу, — говорит он. Голос у него слабый. — Ты был прав, Джон. Глупо было приезжать сюда. Извини. Надо было послушаться тебя.
— Ш-ш-ш, — перебиваю его я.
Я нагибаюсь и начинаю развязывать ему лодыжки. От него пахнет мочой.
— Я попал в засаду.
— Сколько их здесь? — спрашиваю я.
— Трое.
— Одного я связал наверху, — говорю я.
Я освобождаю его лодыжки. Он вытягивает ноги и вздыхает с облегчением.
— Я просидел на этом чертовом стуле целый день.
Я начинаю развязывать ему руки.
— Как, черт возьми, ты сюда добрался? — спрашивает он.
— Я и Сэм. Мы приехали на машине.
— Ты шутишь?
— У меня не было другого выхода.
— На чем вы приехали?
— На старом пикапе его отца.
Генри минуту молчит, размышляя, что это может значить.
— Он ничего не знает, — говорю я. — Я сказал ему, что инопланетяне — твое хобби, и больше ничего.
Он кивает.
— В общем, я рад, что ты это сделал. Где он сейчас?
— Идет по следу одного из них. Я не знаю, куда они пошли.
Сверху доносится скрип половицы. Я встаю, руки Генри развязаны только наполовину.
— Ты слышал? — шепчу я.
Мы оба смотрим на дверь, затаив дыхание. На верхнюю ступеньку ступает одна нога, потом другая, и неожиданно появляется большой мужчина, который проходил мимо меня и которого выслеживал Сэм.
— Вечеринка окончена, ребята, — говорит он. Он держит пистолет и целится мне в лицо. — Теперь — отойди.
Я держу руки перед собой и делаю шаг назад. Я думаю о том, чтобы, используя свои способности, вытянуть у него пистолет, но что, если он при этом случайно выстрелит? Я пока не вполне уверен в своих способностях. Слишком рискованно.
— Они нам сказали, что вы можете прийти. Что вы будете выглядеть, как люди. Что вы — подлинные враги, — заявляет он.
— О чем ты говоришь? — спрашиваю я.
— Они бредят, — говорит Генри. — Они думают, что враги — это мы.
— Заткнись! — кричит мужчина.
Он делает три шага в мою сторону. Потом переводит пистолет с меня на Генри.
— Один твой неверный шаг, и он получит пулю. Ты понял?
— Да, — отвечаю я.
— Теперь лови, — говорит он. Он достает с полки рядом моток скотча и бросает мне. Когда он летит, я останавливаю его, и он повисает в двух с половиной метрах от пола на полпути между нами. Я начинаю очень быстро его вращать. Мужчина смотрит на него в недоумении.
— Что за…
Пока он отвлекся, я вытягиваю по направлению к нему руку, придавая импульсу бросательное движение. Моток летит назад и бьет его по носу. Кровь бьет фонтаном, и когда он тянется к своему носу рукой, пистолет падает на пол и выстреливает. Я навожу руку на пулю и заставляю ее остановиться, и слышу, как сзади смеется Генри. Я веду пулю так, что она зависает перед лицом мужчины.
— Эй, толстяк, — говорю я.
Он открывает глаза и видит висящую перед ним в воздухе пулю.
— Придется тебе сходить за патронами.
Я позволяю пуле упасть к его ногам. Он поворачивается, чтобы убежать, но я веду его назад и бью о большой опорный столб. Это отправляет его в нокаут, и он валится на пол. Я беру скотч и привязываю мужчину к столбу. Убедившись, что я его обезопасил, я иду к Генри, чтобы окончательно освободить его.
— Джон, думаю, это лучший сюрприз за всю мою жизнь, — говорит он шепотом, и в его голосе слышится такое облегчение, что я думаю, за этим могут последовать слезы.
Я гордо улыбаюсь.
— Спасибо. Это пришло во время ужина.
— Жаль, что я это пропустил.
— Я им сказал, что ты связан.
Он улыбается.
— Слава богу, Наследие пришло, — говорит он, и я осознаю, что стресс, который испытывал Генри от того, как формируется мое Наследие, — или страх перед тем, что оно не формируются, — был гораздо сильнее, чем я представлял себе.
— Так что с тобой случилось? — спрашиваю я.
— Я постучал в дверь. Все трое были дома. Когда я вошел, один из них оглушил меня ударом по затылку. Когда я очнулся, я был на этом стуле.
Он качает головой и выдает длинную череду слов на лориенском, о которых я знаю, что это ругательства. Я заканчиваю развязывать его, он встает и распрямляет ноги.
— Нам надо убираться отсюда, — говорит он.
— Мы должны найти Сэма.
И тут мы его слышим.
— Джон! Ты здесь, внизу?

0

18

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Все замедляется. Наверху лестницы я вижу второго человека. Сэм вскрикивает в удивлении, и я оборачиваюсь к нему; мои уши заполняет звенящая тишина. Человек, стоящий за Сэмом, сильно толкает его, ноги Сэма отрываются от ступеней, и, когда он упадет в конце лестницы, его ждет бетонный пол. Я смотрю, как он парит в воздухе, размахивая руками с выражением ужаса на побледневшем лице. Без всякого обдумывания у меня срабатывает инстинкт, я в последний момент поднимаю руки и ловлю его, когда его голова находится уже в каких-то пяти сантиметрах от пола. Я тихо его опускаю.
— Вот черт, — говорит Генри.
Сэм садится, а потом задом, как краб, пятится до сложенной из блоков стены. Его глаза широко открыты и уставились на ступени лестницы, его губы шевелятся, но не выговаривают никаких слов. Тот, кто столкнул его, стоит наверху лестницы и, так же, как и Сэм, пытается понять, что произошло. Это, должно быть, третий из них.
— Сэм, я хотел… — начинаю я.
Мужчина наверху лестницы оборачивается, чтобы убежать, но я заставляю его опуститься на две ступеньки. Сэм смотрит на мужчину, которого удерживает невидимая сила, потом — на мою протянутую к этому мужчине руку. Он в шоке и потерял дар речи.
Я беру скотч и поднимаю мужчину на второй этаж, все время держа его на весу. Он кричит всякие гадости, пока я прикручиваю его к стулу, но я ничего не слышу, потому что лихорадочно думаю, что мы скажем Сэму о том, что только что случилось.
— Заткнись, — обрываю его я.
Он выплескивает еще один поток ругательств. Я решаю, что с меня хватит, заклеиваю ему рот и спускаюсь обратно в подвал. Генри стоит рядом с Сэмом, который все еще сидит на полу с отсутствующим выражением лица.
— Я не понимаю, — говорит он. — Что случилось?
Мы с Генри смотрим друг на друга. Я пожимаю плечами.
— Скажите мне, что происходит, — просит Сэм, его голос звучит умоляюще, он отчаянно хочет узнать правду и убедиться, что он не сошел с ума и что все это ему не привиделось.
Генри вздыхает и качает головой. Потом говорит:
— Ну, и черт с ним!
— Черт с кем? — спрашиваю я.
Он игнорирует меня и оборачивается к Сэму. Сжимает губы, смотрит на мужчину, брошенного на стул, и видит, что тот еще в отключке, потом оборачивается к Сэму.
— Мы не те, за кого ты нас принимаешь, — говорит он и делает паузу. Сэм молчит, уставившись на Генри. Я ничего не могу прочесть по его лицу и понятия не имею, что Генри собирается ему сказать — придумать еще какую-нибудь вычурную историю или вдруг сказать правду, — очень надеюсь на последнее. Он смотрит на меня, и я киваю в знак согласия. — Мы прибыли на Землю десять лет назад с планеты под названием Лориен. Прибыли, потому что она была уничтожена обитателями другой планеты — Могадор. Они уничтожили Лориен ради ее ресурсов, потому что довели свою планету до полного истощения и упадка. Мы прибыли сюда, чтобы скрываться до тех пор, пока не сможем вернуться на Лориен. А когда-нибудь мы сможем. Но могадорцы пошли за нами. Они охотятся на нас здесь. Я уверен, что они прибыли на Землю, чтобы захватить ее, и поэтому приехал сюда, чтобы разузнать побольше.
Сэм ничего не говорит. Я уверен, что если бы ему такое наговорил я, он бы мне не поверил и рассердился, но это сказал ему Генри, а от него исходит ощущение честности, которое я всегда чувствовал и которое, несомненно, сейчас ощущает Сэм.
Он смотрит на меня.
— Я был прав. Ты — инопланетянин. Ты не шутил, когда признался, — говорит мне Сэм.
— Да, ты прав.
Он снова смотрит на Генри.
— А как насчет тех баек, которые ты мне рассказывал на Хэллоуин?
— Нет, — говорит Генри. — Просто забавные истории, которые меня рассмешили, когда я наталкивался на них в Интернете, и только. Но то, что я тебе сейчас сказал, — чистая правда.
— Ну да… — отвечает Сэм и замолкает, подыскивая слова. — А что случилось сейчас?
Генри кивает на меня.
— У Джона как раз сейчас проявляются способности. Телекинез — одна из них. Когда тебя толкнули, Джон спас тебя.
Сэм все еще улыбается и смотрит на меня. Когда я перевожу на него взгляд, он кивает.
— Я знал, что ты другой, — замечает он.
— Разумеется, — говорит Генри Сэму, — тебе нужно молчать обо всем этом.
Потом он смотрит на меня.
— Нам нужна информация, и нам надо убираться отсюда. Возможно, они где-то рядом.
— Эти ребята наверху, наверное, пришли в себя.
— Пойдем поговорим с ними.
Генри подходит, подбирает с пола пистолет и проверяет магазин. Он полный. Он достает все патроны, кладет их на полку, закрывает магазин и засовывает пистолет сзади за пояс джинсов. Я помогаю Сэму подняться, и мы все вместе идем на второй этаж. Мужчина, которого я поднял при помощи телекинеза, все еще брыкается. Другой сидит смирно. Генри подходит к нему.
— Тебя предупреждали, — говорит Генри.
Мужчина кивает.
— Теперь говори, — приказывает Генри и срывает скотч с его рта. — А если не будешь…
Он достает пистолет и направляет его на грудь мужчины.
— Кто у вас был?
— Их было трое, — отвечает он.
— Ну, и нас трое. И что? Говори.
— Они сказали, что если вы появитесь и я вам что-то скажу, они меня убьют, — произносит мужчина. — Я больше ничего вам не скажу.
Генри прижимает дуло пистолета к его лбу. Мне от этого почему-то становится неловко. Я тянусь к пистолету и опускаю его Так, что дуло направлено в пол. Генри смотрит на меня с любопытством.
— Это можно сделать иначе, — говорю я.
Генри пожимает плечами и опускает пистолет.
— Ладно, попробуй, — разрешает он.
Я стою в полутора метрах от мужчины. Он смотрит на меня со страхом. Он тяжелый, но после того, как я сумел поймать в воздухе Сэма, я знаю, что смогу его поднять. Я вытягиваю руки вперед, и тело напрягается, когда я концентрируюсь. Сначала ничего, но потом он начинает медленно отрываться от пола. Мужчина пытается вырваться, но он привязан к стулу и у него ничего не получается. Я концентрируюсь изо всех сил и все же краем глаза вижу, что Генри гордо улыбается и Сэм тоже. Вчера я не мог поднять теннисный мяч, сегодня я поднимаю стул с сидящим на нем стокилограммовым мужиком. Как быстро развилось это Наследие.
Когда он поднимается на уровень моего лица, я переворачиваю стул, и он повисает вверх ногами.
— Перестань! — кричит он.
— Начинай говорить.
— Нет! — вопит он. — Они сказали, что убьют меня.
Я отпускаю стул, и он падает. Мужчина кричит, но я ловлю его, когда он еще не успевает удариться об пол. Снова поднимаю его вверх.
— Их было трое! — выкрикивает он и быстро говорит. — Они появились в тот же день, когда мы разослали журналы. В тот же вечер.
— Как они выглядели? — спрашивает Генри.
— Как привидения. Бледные, почти как альбиносы. Они были в темных очках, но, когда мы отказались говорить, один из них снял очки. У них были черные глаза и заостренные зубы, но они не выглядели натурально, как у животных. Казалось, что их зубы были сломаны, а потом заточены. На них были длинные пальто и шляпы, как в каком-нибудь старом чертовом шпионском кино. Что вам еще надо, черт бы вас побрал?
— Зачем они пришли?
— Они хотели узнать источник, откуда мы взяли эту историю. Мы рассказали. Нам позвонил какой-то человек, сказал, что у него есть для нас эксклюзив, и начал быстро говорить, что какая-то группа пришельцев собирается уничтожить нашу цивилизацию. Но он позвонил в день, когда мы печатались, и поэтому мы, вместо того чтобы дать весь текст, дали только анонс и сказали, что продолжение будет в следующем месяце. Он говорил так быстро, что мы едва могли что-то понять. Мы собирались на следующий вечер ему позвонить, но не вышло, потому что вместо этого появились могадорцы.
— Как вы узнали, что это могадорцы?
— А кто, черт бы их побрал, это еще мог быть? Мы пишем заметку об инопланетянах, могадорцах, и в тот же день у нас на пороге появляется группа инопланетян и требует, чтобы мы рассказали, откуда мы взяли эту историю. Нетрудно было догадаться.
Мужчина тяжелый, и мне нелегко удерживать его. Мой лоб усыпан бусинками пота, и мне трудно дышать. Я его переворачиваю и начинаю опускать. Когда он находится сантиметрах в тридцати от пола, я отпускаю, и он с треском падает на пол. Я сгибаюсь, положив ладони на колени, чтобы восстановить дыхание.
— Какого черта, парень? Я ведь отвечаю на твои вопросы, — жалуется он.
— Извини, — говорю я. — Ты слишком тяжелый.
— Они приходили только один раз? — спрашивает Генри.
Мужчина качает головой.
— Нет. Возвращались.
— Зачем?
— Чтобы убедиться, что мы больше ничего не печатали. Думаю, они нам не доверяли, но человек, который нам позвонил, больше не отвечал на звонки, и нам было нечего печатать.
— Что с ним случилось?
— А вы сами как думаете?
Генри кивает.
— Так они знали, где он живет?
— У них был номер, на который мы должны были ему перезвонить. Наверняка они могли узнать и адрес.
— Они вам угрожали?
— Черт, да! Они перетряхнули всю контору. Они помутили мой разум. Я стал другим.
— Что они сделали с твоим разумом?
Он закрывает глаза и делает еще один глубокий вдох.
— Они даже не выглядели естественными, — говорит он. — То есть перед вами стоят трое и говорят низкими дребезжащими голосами, все в длинных пальто, шляпах и темных очках, хотя была ночь. Казалось, что они вырядились на Хэллоуин или что-то в этом роде. Они смотрелись забавно и так странно, что я вначале засмеялся… — говорит он, и его голос замирает. — Но в ту же секунду, как я засмеялся, я понял, что допустил ошибку. Двое других могадорцев направились ко мне, сняв очки. Я пытался отвернуться, но не смог. Эти глаза. Я не мог от них оторваться, как будто что-то меня к ним притягивало. Это было похоже на то, как если бы я увидел смерть. Мою собственную смерть и смерть всех тех, кого я знаю и люблю. И это уже было не смешно. Я не только видел смерть, но и чувствовал ее. Неопределенность. Боль. Всеохватывающий ужас. Я уже не был в этой комнате, А потом началось то, чего я всегда боялся, когда был ребенком. Образы оживших чучел животных с острыми зубами и с острыми лезвиями вместо лап. Все, чего обычно боятся дети. Оборотни. Демоны. Огромные пауки. Я смотрел на них глазами ребенка и приходил в абсолютный ужас. И каждый раз, когда они вгрызались в меня, я чувствовал, как их зубы рвут мою плоть, как кровь льется из моих ран. Я кричал не переставая.
— А ты хоть пытался дать отпор?
— У них были два существа, похожие на горностаев, толстые, с короткими ногами. Не больше собаки. Их рты были в пене. Один из мужчин держал их на поводке, но они явно хотели нас съесть. Они сказали, что отпустят их, если мы станем сопротивляться. Поверь, парень, это не были существа с Земли. Если бы это были собаки, то и черт бы с ними, мы бы оборонялись. Но я думаю, что они бы съели нас целиком, несмотря на наш размер. И они рвались с поводка, пытаясь добраться до нас.
— Так что вы раскололись?
— Да.
— Когда они вернулись?
— В ночь перед тем, как выходил следующий выпуск, чуть меньше недели назад.
Генри озабоченно смотрит на меня. Всего неделю назад могадорцы находились менее чем в ста километрах от того места, где мы живем. Может быть, они до сих пор где-то рядом, присматривают за редакцией. Возможно, поэтому Генри в последнее время ощущал их присутствие. Сэм стоит рядом со мной и внимает происходящему.
— Почему они вас просто не убили, как ваш источник?
— Откуда, черт возьми, я знаю? Может, потому, что мы издаем респектабельную газету.
— Откуда человек, который вам позвонил, узнал о могадорцах?
— Он сказал, что захватил одного из них и пытал его.
— Где?
— Я не знаю. Судя по коду, где-то рядом с Коламбусом. Так что к северу отсюда. Сто-двести километров к северу.
— Ты с ним говорил?
— Да. И я не был уверен, что он не сумасшедший, хотя мы и раньше что-то такое слышали. Он начал говорить, что они собираются уничтожить нашу цивилизацию в нынешнем виде, и иногда говорил так быстро, что было трудно понять, что он имеет в виду. Он только все время повторял, что они здесь охотятся — за чем-то или за кем-то. А потом начал выплескивать цифры.
У меня округляются глаза.
— Что за цифры? Что они означали?
— Понятия не имею. Я же говорю, что он говорил так быстро, что это было все, что мы сумели записать.
— Вы записывали, когда он говорил? — спрашивает Генри.
— Конечно, записывали. Мы ведь журналисты, — отвечает он с обидой в голосе. — Ты что, думаешь, мы все выдумываем?
— Да, — говорит Генри.
— А эти записи остались? — спрашиваю я.
Он смотрит на меня и кивает.
— Говорю тебе, от них нет толку. Все, что я нацарапал, это в основном слова о том, что они планируют уничтожить человечество.
— Мне надо их увидеть, — я почти кричу. — Где, где эти записи?
Он кивает на стол у одной из стен.
— На столе. На прилепленных листках.
Я иду к столу, заваленному бумагами, и начинаю искать записи. Нахожу какие-то невнятные заметки о том, что могадорцы надеются захватить Землю. Ничего конкретного, никаких планов или подробностей, только несколько бессвязных слов:

Перенаселение.
Ресурсы Земли.
Биологическая война?
Планета Могадор.

Я добираюсь до листка, который ищу. Внимательно перечитываю его три или четыре раза.

Планета Лориен? Лориенцы?
1-3 мертвы
4?
7 обнаружен в Испании
9 скрывается в ЮА
(О чем он говорит? Какое отношение эти цифры имеют к вторжению на Землю?)

— Почему после цифры 4 стоит знак вопроса? — спрашиваю я.
— Потому что он что-то говорил об этом, но говорил так быстро, что я не уловил.
— Ты что, шутить вздумал?
Он качает головой. Я вздыхаю. «Вот такой я неудачник, — думаю я. — Обо мне что-то сказали, и как раз это и не записано».
— Что значит ЮА? — спрашиваю я.
— Южная Америка.
— Он говорил, где именно в Южной Америке?
— Нет.
Я киваю, глядя на листок. Хотел бы я сам слышать разговор и сам задавать вопросы. Действительно ли могадорцы знают, где находится Седьмой? На самом ли деле они преследуют его или ее? Если так, значит лориенское заклинание все еще действует. Я складываю записи вдвое и засовываю их в задний карман джинсов.
— Ты знаешь, что означают эти цифры? — спрашивает он.
Я качаю головой.
— Понятия не имею.
— Я тебе не верю, — говорит он.
— Заткнись, — прерывает его Сэм и толкает в живот толстым концом биты.
— Ты мне можешь еще что-нибудь рассказать? — спрашиваю я.
Он на секунду задумывается и потом говорит.
— Думаю, им не нравится яркий свет. Похоже, им было больно, когда они снимали свои темные очки.
Мы слышим какой-то шум внизу. Как будто кто-то пытается медленно открыть дверь. Мы смотрим друг на друга. Затем я смотрю на мужчину на стуле.
— Кто это? — спокойно спрашиваю я.
— Они.
— Что?
— Они сказали, что будут наблюдать. Что они знают, что кто-то придет.
Мы слышим тихие шаги на первом этаже.
Генри и Сэм уставились друг на друга, оба в ужасе.
— Почему ты нам не сказал?
— Они сказали, что убьют меня. И мою семью.
Я бегу к окну и осматриваюсь. Мы на втором этаже. До земли шесть метров. Двор окружен забором высотой в два с половиной метра из деревянного штакетника. Я быстро возвращаюсь к лестнице и заглядываю вниз. Я вижу три огромные фигуры в длинных черных пальто, черных шляпах и темных очках. У них в руках длинные светящиеся мечи. Мы никак не можем спуститься по лестнице. Мое Наследие становится все сильнее, но оно недостаточно сильно, чтобы справиться с тремя могадорцами. Единственный путь — бежать через одно из окон или маленькую веранду перед комнатой. Окна маленькие, но через задний двор мы сможем уйти незамеченными. Если мы пойдем перед домом, нас наверняка увидят. Я слышу звуки из подвала и мерзкий гортанный говор могадорцев. Двое идут в подвал, а третий начинает подниматься по лестнице, которая ведет к нам.
У меня есть секунда или две, чтобы действовать. Окна разобьются, если мы пройдем через них. Наш единственный шанс — это двери, ведущие на веранду на втором этаже. Я открываю их при помощи телекинеза. Снаружи темно. Я слышу поднимающиеся по ступеням шаги. Подтягиваю к себе Сэма и Генри и забрасываю их себе на плечи, как мешки с картошкой.
— Что ты делаешь? — шепчет Генри.
— Понятия не имею, — говорю я. — Но надеюсь, что это сработает.
Как только я вижу верх шляпы первого могадорцы, я бросаюсь к дверям и у самых перил веранды прыгаю. Мы летим в ночном небе. Парим две или три секунды. Я вижу проезжающие внизу машины. Вижу людей на тротуаре. Я не знаю, ни где мы приземлимся, ни того, выдержит ли мое тело при приземлении такую тяжесть. Когда мы ударяемся о крышу дома, стоящего через дорогу, я падаю, а Сэм и Генри оказываются на мне. Мне нечем дышать и мне кажется, что я сломал ноги. Сэм начинает вставать, но Генри удерживает его. Он тащит меня на дальний конец крыши и спрашивает, могу ли я при помощи телекинеза опустить его и Сэма на землю. Я могу и опускаю. Генри говорит мне, что я должен спрыгнуть. Я встаю на ноги, которые стали как ватные и все еще болят, и перед самым прыжком оборачиваюсь и вижу, что на веранде с растерянным видом стоят трое могадорцев. Их мечи сверкают. Не теряя ни секунды, мы уходим, не замеченные ими.

Мы направляемся к пикапу Сэма. Генри и Сэм помогают мне идти. Берни нас ждет. Мы решаем оставить пикап Генри, потому что они, скорее всего, знают, как он выглядит, и отследят его. Мы выезжаем из Атенса, и Генри направляет машину обратно в Парадайз, который действительно кажется раем после этой ночи.
Генри рассказывает Сэму все с самого начала. Он не останавливается, пока мы не подъезжаем к нашему дому. Все еще темно. Сэм смотрит на меня.
— Невероятно, — говорит он и улыбается. — Ничего круче я в жизни не слышал.
Я смотрю на него и вижу, что он наконец получил подтверждения, которых ждал всю жизнь, и уверенность, что не зря тратил время, копаясь в теориях заговоров, чтобы найти разгадку исчезновения своего отца.
— Ты действительно огнеупорный? — спрашивает он.
— Да, — говорю я.
— Бог мой, это потрясающе.
— Спасибо, Сэм.
— А ты можешь летать? — спрашивает он. Сначала я думаю, что он шутит, но потом вижу, что нет.
— Я не могу летать. Я устойчив к огню и могу заставить светиться свои руки. У меня есть телекинез, которым я овладел только вчера. Вскоре должны проявиться и другие части Наследия. Во всяком случае, мы так думаем. Но я понятия не имею, какими именно они будут.
— Надеюсь, ты научишься становиться невидимым, — говорит Сэм.
— Мой дедушка мог. И все, чего он касался, тоже становилось невидимым.
— Серьезно?
— Да.
Он начинает смеяться.
— До сих пор не могу поверить, как вы вдвоем сами сумели доехать до Атенса, — говорит Генри. — Вы, парни, просто нечто. Когда мы остановились заправиться, я увидел, что номерные знаки уже четыре года как недействительны. Не представляю, как вас не остановили.
— Впредь можете рассчитывать на меня, — замечает Сэм. — Я сделаю все, чтобы помочь их остановить. Особенно потому, что, бьюсь об заклад, это они похитили моего отца.
— Спасибо, Сэм, — говорит Генри. — Самое важное, что ты можешь сделать, — это сохранить наш секрет. Если кто-нибудь еще узнает об этом, мы можем умереть.
— Не волнуйтесь. Я никому ничего не скажу. Не хочу, чтобы Джон испытывал на мне свои способности.
Мы смеемся, я еще раз благодарю Сэма, и он уезжает.
Мы с Генри входим в дом. Хотя я и спал по дороге обратно, я все равно чувствую себя измученным. Я ложусь на диван. Генри садится в кресло напротив.
— Сэм не проговорится, — говорю я.
Он не отвечает, уставившись в пол.
— Они не знают, что мы здесь, — замечаю я.
Он поднимает на меня глаза.
— Они не знают, — повторяю я. — Иначе они бы ехали за нами.
Он по-прежнему молчит. Я не выдерживаю.
— Я не уеду из Огайо из-за одних только подозрений.
Генри встает.
— Я рад, что у тебя появился друг. И я думаю, что Сара просто замечательная. Но мы не можем здесь оставаться. Я начинаю собираться, — заявляет он.
— Нет.
— Когда мы упакуемся, я пойду в город и куплю новый пикап. Нам надо убираться отсюда. Может, они и не следовали за нами, но они знают, что едва нас не поймали и что мы можем быть где-то поблизости. Я думаю, что человек, который позвонил в журнал, на самом деле схватил одного из них. Это и была его история: что он его схватил, пытал, пока тот не заговорил, а потом убил. Мы не знаем их технологию слежки, но не думаю, что у них уйдет много времени на то, чтобы нас найти. А когда они нас найдут, мы умрем. Твое Наследие проявляется, и ты становишься сильнее, но ты еще совсем не способен сражаться с ними.
Он выходит из комнаты. Я сажусь. Я не хочу уезжать. Впервые в жизни у меня появился настоящий друг. Друг, который знает, кто я, и не боится, и не думает, что я какой-то урод. Друг, который готов сражаться вместе со мной и идти на риск. И у меня есть девушка. Кто-то, кто хочет быть со мной, даже не зная, кто я. Кто-то, кто делает меня счастливым, ради кого я готов драться и идти на риск, чтобы защитить. Еще не все мое Наследие проявилось, но уже достаточно. Я справился с тремя взрослыми мужчинами. И у них не было против меня никаких шансов. Они были для меня как малые дети. Я мог делать с ними все, что захочу. Мы теперь знаем, что люди тоже умеют сражаться, захватывать могадорцев, причинять им вред и убивать. Если люди могут, то я уж точно смогу. Я не хочу уезжать. У меня есть друг и есть девушка. Я никуда не поеду.
Генри возвращается из своей комнаты. Он несет Лориенский Ларец, наше самое ценное имущество.
— Генри, — говорю я.
— Да?
— Мы никуда не едем.
— Едем.
— Можешь уезжать, если хочешь, а я буду жить у Сэма. Я не еду.
— Не тебе решать.
— Не мне? Я думал, это за мной охотятся. Я думал, что это я нахожусь в опасности. Ты мог бы уйти прямо сейчас, и могадорцы никогда не стали бы тебя искать. Ты мог бы прожить хорошую, долгую, нормальную жизнь. Ты мог бы делать все, что хочешь. Я не могу. Они всегда будут меня преследовать. Они всегда будут стараться найти меня и убить. Мне пятнадцать лет. Я уже не ребенок. И я принимаю решение.
Минуту он пристально смотрит на меня.
— Это была хорошая речь, но она ничего не меняет. Пакуй свои вещи. Мы уезжаем.
Я вытягиваю руку в направлении него и поднимаю его в воздух. Он настолько шокирован, что ничего не говорит. Я встаю и передвигаю его в угол комнаты ближе к потолку.
— Мы остаемся, — говорю я.
— Опусти меня, Джон.
— Опущу, когда ты согласишься остаться.
— Это слишком опасно.
— Мы этого не знаем. Они не в Парадайзе. Может, они и не представляют, где мы находимся.
— Опусти меня.
— Только после того, как ты согласишься остаться.
— ОПУСТИ МЕНЯ.
Я не отвечаю. Просто держу его там под потолком. Он борется, пытается оттолкнуться от стен и от потолка, но не может сдвинуться. Мои способности удерживают его на месте. Я чувствую себя сильным. Сильнее, чем когда-либо раньше в своей жизни. Я не поеду. Я не побегу. Я люблю свою жизнь в Парадайзе. Мне нравится, что у меня есть настоящий друг, и я люблю свою девушку. Я готов драться за то, что люблю, с могадорцами или с Генри.
— Ты знаешь, что не спустишься, пока я тебя не спущу.
— Ты ведешь себя, как ребенок.
— Нет, я веду себя как тот, кто начинает понимать, кто он и на что он способен.
— И ты действительно собираешься меня держать здесь наверху?
— Пока не усну или не устану, но когда отдохну, то опять это сделаю.
— Хорошо. Мы можем остаться. На определенных условиях.
— На каких?
— Опусти меня, и мы об этом поговорим.
Я опускаю его и ставлю на пол. Он обнимает меня. Я удивлен, я думал, он будет беситься. Он отпускает меня, и мы садимся на диван.
— Я горжусь, что ты так далеко продвинулся. Много лет я ждал и готовился к тому, что это произойдет, что твое Наследие придет. Ты знаешь, что цель всей моей жизни заключена в том, чтобы оберегать тебя и делать тебя сильным. Я бы никогда себе не простил, если бы с тобой что-то случилось. Если бы ты умер на моих глазах, не знаю, как бы я жил дальше. Со временем могадорцы доберутся до нас. И я хочу быть готовым встретиться с ними. Я не думаю, что ты сейчас готов, хотя ты думаешь иначе. Тебе еще надо пройти большой путь. Мы можем пока остаться здесь, если ты согласишься на то, чтобы главными были тренировки. Главнее Сары, главнее Сэма, главнее всего. И при первом признаке, что они поблизости или что они вышли на наш след, мы уезжаем безо всяких вопросов, безо всяких споров и без поднимания меня к потолку.
— Договорились, — отвечаю я и улыбаюсь.

0

19

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

Зима приходит в Парадайз, штат Огайо, рано и сразу на полную силу. Сначала ветер, потом холод, потом снег. Сначала легкие снежинки, потом сильный ветер со снежными зарядами. В результате все завалено снегом, и свист ветра дополняется скрежетанием снегоуборочных машин, которые все посыпают солью. В школе на два дня отменили занятия. Снег у дорог из белого становится черным и превращается в кашу, и лужи с этой грязной кашей дальше не тают и отказываются уходить в канализацию. Мы с Генри используем образовавшиеся у меня выходные, чтобы тренироваться — и дома и на улице. Я теперь могу жонглировать тремя мячами, не касаясь их. Это к тому же означает, что я за раз могу поднимать больше одного предмета. Предметы становятся тяжелее и больше, кухонный стол, снегоочиститель, который Генри купил на прошлой неделе, наш новый пикап, который выглядит почти так же, как старый и как миллионы других грузовиков-пикапов в Америке. Если я могу поднять его физически, своим телом, значит, смогу поднять и умственно. Генри верит, что когда-нибудь сила моего разума превзойдет мою физическую силу.
Во дворе деревья застыли вокруг нас, как стража. Промерзшие ветки выглядят так, словно сделаны из полого стекла, и сантиметра на три покрыты свежим белым снегом. Снег доходит нам до колен, если не считать узкой дорожки, которую расчистил Генри. Берни Косар наблюдает за нами, сидя на заднем крыльце. Даже ему снег не нужен.
— Ты уверен, что это нужно? — спрашиваю я.
— Тебе нужно научиться сжиться с ним, — говорит Генри. Из-за его плеча с нездоровым любопытством выглядывает Сэм. Он впервые наблюдает за моей тренировкой.
— Как долго это будет гореть? — спрашиваю я.
— Я не знаю.
На мне легковоспламеняющийся костюм, сделанный в основном из натуральных тканей, пропитанных разными маслами, одни из которых горят быстро, другие медленнее. Я хочу, чтобы его уже побыстрее подожгли, только бы избавиться от запаха, от которого у меня слезятся глаза. Я делаю глубокий вдох.
— Ты готов? — спрашивает он.
— Как всегда.
— Не дыши. Ты не защищен от дыма и вредных газов, они могут спалить тебе внутренние органы.
— Мне эта затея кажется глупой, — говорю я.
— Это часть твоей подготовки. Стойкость под давлением. Ты должен научиться выполнять много разных задач, будучи охваченным пламенем.
— Но зачем?
— Затем, что, когда начнется битва, противник будет иметь огромное численное превосходство. Огонь будет одним из твоих великих союзников в войне. Ты должен научиться сражаться, когда охвачен пламенем.
— Угу.
— Если начнутся проблемы, прыгай в снег и начинай кататься по нему.
Я смотрю на Сэма, лицо у него замотано большим зеленым шарфом, а в руке он держит красный огнетушитель — на всякий случай.
— Я знаю, — отвечаю я.
Все молчат, пока Генри возится со спичками.
— В этом наряде ты похож на снежного человека, — замечает Сэм.
— А пошел бы ты, Сэм, — откликаюсь я.
— Начали, — говорит Генри.
Я делаю глубокий вдох ровно перед тем, как он подносит к моей одежде спичку. Меня охватывает огонь. Мне странно держать глаза открытыми, но я это делаю. Я смотрю вверх. Пламя поднимается на два с половиной метра надо мной. Все, что я вижу, — это только пляшущие языки огня, оранжевые, красные, желтые. Я чувствую тепло, но лишь слегка, как ощущаются солнечные лучи в летний день. И только.
— Пошел! — кричит Генри.
Я вытягиваю руки в стороны, задержав дыхание и широко открыв глаза. Такое чувство, словно я парю. Я вхожу в глубокий снег, и он начинает шипеть и таять у меня под ногами, испуская легкий пар, когда я иду. Я вытягиваю правую руку вперед и поднимаю шлакоблок, который кажется тяжелее, чем обычно. Это из-за того, что я не дышу? Или из-за стресса от огня?
— Не теряй времени! — кричит Генри.
Я изо всех сил бросаю блок в высохшее дерево в пятнадцати метрах от меня. Он разлетается на миллион маленьких кусочков, оставляя вмятину на стволе. Потом я поднимаю в воздух три теннисных мяча, смоченных в бензине. Я жонглирую ими, подбрасывая один над другим. Я подвожу их к себе. Они вспыхивают, но я продолжаю жонглировать и одновременно поднимаю длинную тонкую ручку от метлы. Я закрываю глаза. Моему телу тепло. Интересно, потею ли я? Если да, то, должно быть, пот испаряется, едва дойдя до поверхности кожи.
Я стискиваю зубы, открываю глаза, бросаюсь вперед и концентрируюсь на самой сердцевине рукоятки. Она взрывается и разлетается на мелкие щепки. Я не даю ни одной из них упасть за землю, оставляю их в подвешенном состоянии, и вместе они похожи на парящее в воздухе облачко пыли. Я притягиваю их к себе и позволяю им загореться. Частицы дерева прыгают в мерцании и полыхании пламени. Я заставляю их собраться вместе и образовать плотное копье огня, словно только что вырвавшееся из глубины ада.
— Отлично! — кричит Генри.
Прошла одна минута. Мои легкие начинает жечь от огня, от того, что ненадолго задержал дыхание. Я вкладываю импульс в образовавшееся копье, и бросаю его с такой силой, что оно летит, как пуля, врезается в дерево и рассыпается на сотни маленьких огоньков, которые почти тут же гаснут. Я рассчитывал, что мертвое дерево загорится, но не получилось. Я также бросил теннисные мячи. Они шипят на снегу в полутора метрах от меня.
— Забудь о мячах! — кричит Генри. — Дерево. Займись деревом.
Мертвое дерево со своими рахитичными ветвями выглядит просто ужасно на снежном белом фоне. Я закрываю глаза. Я больше не смогу долго задерживать дыхание. Во мне поднимаются раздражение и злость от огня, от неудобного костюма и от того, что я еще не выполнил всех задач. Я сосредотачиваюсь на большой ветке, которая отходит от ствола, и пытаюсь ее отломить, но у меня не получается. Я стискиваю зубы, хмурю брови, и в конце концов ветка отламывается со звуком пистолетного выстрела и плывет ко мне. Я хватаю ее руками и держу прямо над собой. «Пусть загорится», — думаю я. Она, наверное, метров шесть длиной. В конце концов ветка загорается, я поднимаю ее метров на десять-пятнадцать над собой и, не касаясь, бросаю вниз, словно заявляя свои права, как какой-нибудь древний рыцарь, стоящий на холме после того, как выиграл войну. Кусок ручки болтается и дымит в воздухе, на верхней ее части пляшут языки пламени. Я открываю рот и инстинктивно делаю вдох, в меня врывается пламя, и тут же жжение распространяется по всему телу. Я так шокирован и испытываю такую боль, что не знаю, что делать.
— Снег! Снег! — кричит Генри.
Я ныряю в снег головой вперед и начинаю крутиться. Огонь гаснет почти сразу же, но я продолжаю крутиться, и единственное, что слышу, это шипение снега о мои горячие лохмотья, из-за чего от меня поднимаются дым и пар. А потом Сэм в конце концов срывает огнетушитель с предохранителя и пускает в меня густую струю порошка, от чего дышать становится еще труднее.
— Нет! — кричу я.
Он останавливается. Я лежу, пытаясь восстановить дыхание, но каждый вдох отдается болью в легких, которая расходится по всему телу.
— Черт, Джон! Ты не должен был дышать, — говорит Генри, стоя надо мной.
— Я не утерпел.
— Как ты? — спрашивает Сэм.
— У меня горят легкие.
В глазах все плывет, но постепенно зрение фокусируется. Я лежу, глядя на низкое серое небо и падающие на нас хлопья снега.
— Как у меня получилось?
— Для первой попытки неплохо.
— Мы будем это повторять, да?
— Да, со временем.
— Это было чертовски круто, — говорит Сэм.
Я вздыхаю, потом с трудом делаю глубокий вдох.
— Я измотан.
— Для первого раза ты действовал хорошо, — говорит Генри. — Не надо ждать, что все придет легко и само собой.
Я киваю, продолжая лежать на земле. Я остаюсь в этом положении еще минуту или две, потом Генри протягивает мне руку и помогает подняться, заканчивая на этом тренировочный день.

Два дня спустя я просыпаюсь среди ночи, на часах 2:57. Я слышу, что Генри работает за кухонным столом. Я выбираюсь из кровати и выхожу из комнаты.
Он склонился над документом, на нем бифокальные очки, а в руках — что-то вроде штемпеля и щипчики. Он поднимает на меня глаза.
— Что ты делаешь? — спрашиваю я.
— Документы для тебя.
— Зачем?
— Я задумался о том, как вы ехали с Сэмом за мной на машине. Думаю, это глупо с нашей стороны — придерживаться твоего настоящего возраста, если можно легко изменить его под наши нужды.
Я беру свидетельство о рождении, которое он уже изготовил. Оно на имя Джеймса Хьюза. Проставленная дата рождения делает меня на год старше. Мне было бы шестнадцать, и я имел бы право водить машину. Я наклоняюсь и смотрю на свидетельство, над которым он работает сейчас.
Имя — Джоби Фрей, восемнадцать лет, по закону уже взрослый.
— Почему мы никогда раньше не задумывались о том, чтобы это сделать? — спрашиваю я.
— Раньше у нас не было для этого причин.
По столу разбросаны бумаги разного размера, формы и плотности, на краю стола стоит большой принтер. Бутылки с чернилами, резиновые печати, нотариальные марки, что-то, напоминающее металлические матрицы, разные инструменты, похожие на те, что используют зубные врачи. Процесс создания документов всегда был для меня загадочным.
— Ты собираешься изменить мой возраст сейчас?
Генри качает головой.
— В Парадайзе уже слишком поздно менять тебе возраст. Эти документы в основном на будущее. Кто знает, что может случиться и когда они понадобятся.
Мысль о возможном переезде куда-то еще мне отвратительна. Я бы предпочел остаться пятнадцатилетним и никогда не получать водительских прав, чем ехать куда-то на новое место.

Сара возвращается из Колорадо за неделю до Рождества. Я не видел ее восемь дней, а кажется, что уже месяц. Микроавтобус высаживает всех девушек около школы, и одна из подруг подвозит ее до моего дома, даже не заезжая по дороге к ней домой. При звуке шин на подъезде к дому я выхожу и встречаю ее объятиями и поцелуем, отрываю от земли и кручу в воздухе. Она провела десять часов в самолете и микроавтобусе, на ней спортивные штаны, никакого макияжа, волосы забраны в хвост, и все же она самая красивая из всех девушек, которых я когда-либо видел, и я не хочу ее терять. При свете луны мы смотрим друг другу в глаза, и оба можем только улыбаться.
— Ты без меня скучал? — спрашивает она.
— Каждый день и каждую секунду.
Она целует меня в кончик носа.
— Я тоже по тебе скучала.
— Ну, как, животные получили новый приют? — спрашиваю я.
— О, Джон, это было просто изумительно! Жаль, что тебя там не было. Примерно тридцать человек помогали все время, круглые сутки. Здание построено так быстро, и оно настолько лучше прежнего. В одном углу мы соорудили дерево для кошек, и, клянусь, пока мы были там, кошки постоянно на нем играли.
Я улыбаюсь.
— Здорово. Я бы тоже хотел там быть.
Я беру ее сумку, и мы вместе входим в дом.
— А где Генри? — спрашивает она.
— Поехал за продуктами. Минут десять назад.
Она проходит через гостиную в мою спальню, по дороге бросая пальто на кресло. Садится на край моей кровати и стаскивает кроссовки.
— Что мы будем делать? — спрашивает она.
На ней красная спортивная куртка с капюшоном и молнией спереди. Она наполовину расстегнута. Сара улыбается и смотрит на меня из-под ресниц.
— Иди ко мне, — говорит она и протягивает ко мне руку.
Я подхожу, и она берет мою руку в свои. Она смотрит на меня снизу и щурится от падающего сверху света. Я щелкаю пальцами свободной руки, и свет гаснет.
— Как ты это сделал?
— Волшебство, — говорю я.
Я сажусь рядом с ней. Она убирает несколько прядей выбившихся волос за ухо и целует меня в щеку. Потом берет меня за подбородок, притягивает мою голову к своей и снова целует, мягко и нежно. От этого все мое тело трепещет. Она отодвигается. Ее руки все еще на моей щеке. Она проводит по моим бровям большими пальцами.
— Я на самом деле скучала по тебе, — произносит она.
— Я тоже.
Мы молчим. Сара прикусывает себе нижнюю губу.
— Я так хотела вернуться, — говорит она. — В Колорадо я все время думала только о тебе. Даже когда играла с животными, хотела, чтобы ты был рядом и мы бы вместе играли с ними. А когда мы, наконец, выехали сегодня утром, весь путь был адской мукой, хотя я с каждой минутой приближалась к тебе.
Она улыбается, в основном глазами, ее губы сложены тонким полумесяцем кончиками вверх и закрывают зубы. Она снова целует меня, и поцелуй начинается как медленный и долгий и не останавливается. Мы оба сидим на краю кровати, ее рука на моей щеке, моя — у нее на талии. Я чувствую кончиками пальцев ее плотное тело и ощущаю ягодный вкус ее губ. Я притягиваю ее к себе. И хотя наши тела плотно прижаты, мне кажется, что я все же не могу достаточно тесно приникнуть к ней. Моя рука поднимается по ее спине, чувствуя гладкую как фарфор кожу. Ее руки у меня в волосах, мы оба тяжело дышим. Боком опускаемся на кровать. Наши глаза закрыты. Я периодически открываю свои, чтобы видеть ее. В комнате темно, если не считать лунного света из окна. Она заметила, что я рассматриваю ее, и мы прекращаем целоваться. Она приближает свой лоб к моему и смотрит на меня.
Затем кладет свою руку мне сзади на шею, притягивает меня к себе, и вот мы уже снова целуемся. Соединенные. Связанные. Наши руки плотно обвивают друг друга. Мой ум чист от всех беспокойств, которые регулярно приходят, от всех мыслей о других планетах, мой ум свободен от преследований и охоты, которую ведут могадорцы. Сара и я целуемся на кровати, сосредоточившись друг на друге. И ничто другое в мире не важно.
А потом открывается дверь в гостиной. Мы оба подпрыгиваем.
— Генри вернулся, — говорю я.
Мы встаем и быстро оправляем одежду, улыбаемся и хихикаем, думая о нашей тайне, когда выходим из спальни, держась за руки. Генри ставит на кухонный стол сумку с продуктами.
— Привет, Генри, — говорит Сара.
Он улыбается ей. Она отпускает мою руку, идет к нему, обнимает, и они начинают говорить о ее поездке в Колорадо. Я выхожу из дома забрать остальные продукты. Я вдыхаю холодный воздух и пытаюсь стряхнуть с себя напряжение от того, что только что случилось, и разочарование от того, что Генри вернулся в такую минуту. Я все еще тяжело дышу, когда возвращаюсь в дом с продуктами. Сара рассказывает Генри о кошках из приюта.
— И ты не привезла нам одну из них?
— Ну, Генри, ты же знаешь, что я бы с радостью привезла, если бы ты мне сказал, — говорит Сара, она скрестила руки на груди и выставила вперед ногу.
Он улыбается ей.
— Я знаю.
Генри раскладывает продукты, а мы с Сарой выходим на холод, чтобы прогуляться перед тем, как за ней приедет мама. Берни Косар идет с нами. Он выходит первым и бежит вперед. Мы с Сарой держимся за руки, проходим во двор, температура чуть выше ноля. Снег тает. Земля мокрая и грязная. Берни Косар ненадолго убегает в лес, потом возвращается. Брюхо у него мокрое.
— Когда приезжает твоя мама? — спрашиваю я.
Она смотрит на часы.
— Через двадцать минут.
Я киваю.
— Я так счастлив, что ты вернулась.
— Я тоже.
Мы идем к краю леса, но не входим в него, потому что слишком темно. Вместо этого мы обходим двор по кругу, держась за руки, и время от времени останавливаемся, чтобы поцеловаться при луне и звездах. Мы не говорим о том, что только что случилось, но ясно, что оба думаем об этом. Когда мы заканчиваем первый круг, подъезжает мать Сары. Она приехала на десять минут раньше. Сара бежит к ней и обнимает ее. Я иду внутрь и забираю сумку Сары. После того, как мы попрощались, я выхожу на дорогу и смотрю, как вдалеке пропадают задние огни их машины. Я еще какое-то время остаюсь на улице, а потом мы с Берни Косаром возвращаемся в дом. Генри готовит ужин. Я купаю собаку. Когда я с этим заканчиваю, ужин уже готов.
Мы сидим за столом и едим, не говоря ни слова. Я не переставая думаю о ней. Тупо смотрю в свою тарелку. Я не голоден, но пытаюсь заставить себя есть. Меня хватает на несколько кусков, потом я отодвигаю свою тарелку и молча сижу.
— Ты собираешься мне рассказать? — спрашивает Генри.
— Рассказать о чем?
— О том, что у тебя на уме.
Я пожимаю плечами.
— Я не знаю.
Он кивает и возвращается к еде. Я все еще чувствую запах Сары на воротнике своей рубашки, ее ладонь на своей щеке. Ее губы на моих губах, ее волосы под моей рукой. Единственное, о чем я могу думать, это о том, что она сейчас делает, и о том, как бы мне хотелось, чтобы она все еще была здесь.
— Как ты думаешь, нас могут любить? — спрашиваю я.
— Это ты о чем?
— О людях. Могут ли они нас любить, то есть по-настоящему любить?
— Думаю, они могут нас любить так, как любят друг друга, особенно если не знают, кто мы, но не думаю, что можно так полюбить человека, как ты полюбил бы лориенца, — говорит он.
— Почему?
— Потому что глубоко внутри мы отличаемся от них. И мы любим по-другому. Один из даров, которым мы обязаны нашей планете, — это цельная любовь. Без ревности, неуверенности, страха. Без мелочности. Без злости. У тебя могут быть сильные чувства к Саре, но это не те чувства, которые ты испытывал бы к лориенской девушке.
— У меня не такой большой выбор лориенских девушек.
— Тем более осторожным надо быть с Сарой. Когда-нибудь, если мы продержимся достаточно долго, нам надо будет регенерировать нашу расу и заново заселить планету. Конечно, тебе еще слишком рано волноваться об этом, но я бы не рассчитывал на Сару как на твою партнершу.
— Что происходит, если мы пытаемся заводить детей с людьми?
— Это происходило раньше много раз. Обычно в результате появляются уникальные, одаренные люди. Некоторые из самых великих личностей в истории Земли на самом деле были результатом союза людей и лориенцев. Среди них Будда, Аристотель, Юлий Цезарь, Александр Македонский, Чингисхан, Леонардо да Винчи, Исаак Ньютон, Томас Джефферсон и Альберт Эйнштейн. Многие из древнегреческих богов, которых большинство людей считают мифологическими, на самом деле были детьми людей и лориенцев, в основном потому, что, в отличие от нынешнего времени, тогда для лориенцев пребывание на Земле было гораздо более обычным делом, и мы помогали людям создавать их цивилизации. Афродита, Аполлон, Гермес и Зевс действительно существовали, и одним из их родителей был лориенец.
— Значит, это возможно.
— Это было возможно. Но в нашем нынешнем положении это было бы опрометчиво и непрактично. На самом деле, хотя я не знаю ее номера и понятия не имею, где она находится, один ребенок из отправленных вместе с нами на Землю был дочерью лучших друзей твоих родителей. Они еще шутили, что самой судьбой вам предназначено быть вместе. Очень может быть, что они были правы.
— Так что же мне делать?
— Наслаждайся общением с Сарой, но не слишком привязывайся к ней и не позволяй ей слишком привязаться к тебе.
— Вот как?
— Доверься мне, Джон. Если ты не веришь ничему, что я сказал, поверь хотя бы этому.
— Я верю всему, что ты говоришь, даже если я этого не хочу.
Генри подмигивает мне.
— Хорошо, — отвечает он.
Потом я иду в свою комнату и звоню Саре. Перед тем, как позвонить, я думаю о словах Генри, но все равно не могу удержаться. Я привязан к ней. Думаю, я люблю ее. Мы говорим два часа. Заканчиваем, когда уже полночь. Я лежу в кровати и улыбаюсь в темноте.

0

20

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Спускаются сумерки. Теплая ночь приносит легкий ветер, в небе иногда появляются вспышки света, расцвечивая облака ярко-синим, красным и зеленым. Сначала это фейерверки. Потом фейерверки превращаются во что-то другое, более громкое и угрожающее, хлопки сменяются криками и визгом. Возникает хаос. Бегут люди, кричат дети. Я стою посреди всего этого и лишен возможности что-то сделать, как-то помочь. Со всех сторон высыпают солдаты и чудовища, как я уже раньше видел, непрерывно сыплются бомбы с таким грохотом, что больно ушам и отдает в солнечное сплетение. Грохот настолько оглушительный, что у меня болят зубы. Потом лориенцы идут в контратаку с таким напором и мужеством, что я горжусь тем, что я среди них, что я один из них.
Затем я покидаю поле боя, мчась по воздуху со скоростью, при которой внизу все сливается, и я ничего не могу различить. Когда я останавливаюсь, я на взлетной полосе аэродрома, в пяти метрах от серебристого корабля, человек сорок стоят у трапа. Двое уже поднялись и замерли в дверях, глядя в небо, это маленькая девочка и женщина возраста Генри. Потом я вижу себя четырехлетнего, плачущего, с поникшими плечами. За мной стоит гораздо более молодая версия нынешнего Генри. Он тоже смотрит в небо. Передо мной, опустившись на колено, моя бабушка, она держит меня за плечи. За мной стоит мой дедушка, у него суровое и расстроенное лицо, в стеклах очков отражается падающий с неба свет.
— Возвращайся к нам, слышишь? Возвращайся к нам, — заканчивает говорить бабушка. Я бы хотел услышать весь разговор. До сих пор я не слышал ничего из того, что мне говорили в ту ночь. Но теперь хоть что-то есть. Четырехлетний я не отвечает. Четырехлетний я слишком испуган. Он не понимает, что происходит, почему в глазах всех, кто его окружает, тревога и страх. Моя бабушка прижимает меня к себе и потом отпускает. Она встает и отворачивается, чтобы я не видел, как она плачет. Четырехлетний я знает, что она плачет, но не знает почему.
Следующим подходит мой дедушка, весь в поту, саже и крови. Он явно сражался, и его лицо искажено так, как будто он готов сражаться и дальше и сделать все, что в его силах, в борьбе за выживание. Свое и планеты. Он так же, как и бабушка до него, опускается на колено. Впервые я оглядываюсь вокруг. Искореженные груды металла, обломки бетона, огромные воронки на месте падения бомб. Пятна огня, выжженная трава, грязь, расщепленные деревья. И посреди всего этого стоит единственный неповрежденный корабль, в который мы садимся.
— Нам пора! — кричит кто-то. Мужчина с темными волосами и глазами. Я не знаю, кто он. Генри смотрит на него и кивает. Дети поднимаются по трапу. Дедушка останавливает меня твердым взглядом. Он открывает рот, чтобы заговорить. Но до того как произносятся слова, меня снова уносит, швырнув в воздух, и все внизу сливается в одно пятно. Я пытаюсь что-то разглядеть, но двигаюсь слишком быстро. Различаю только постоянно падающие бомбы, огромные сполохи огня всех цветов в ночном небе и непрерывно следующие за ними взрывы.
Потом я опять останавливаюсь.
Я внутри большого просторного здания, которого никогда раньше не видел. Здесь тишина. Потолок в виде купола. Он состоит из одной огромной бетонной плиты размером с футбольное поле. Окон нет, но звук рвущихся бомб все равно слышен, эхом отражаясь от стен вокруг меня. В самом центре здания одиноко расположилась, высокая и гордая, белая ракета, которая доходит до самого верха потолочного купола.
Потом в дальнем углу хлопает и открывается дверь. Я резко оборачиваюсь. Входят двое мужчин, они взволнованы, быстро и громко разговаривают. Неожиданно следом за ними врывается стая животных. Их примерно пятнадцать, и они постоянно меняют форму. Одни летят, другие бегут на двух ногах, потом на четырех. Впустив последнее животное, входит третий мужчина, и дверь закрывается. Первый мужчина подходит к ракете, открывает люк внизу и начинает загонять животных.
— Вперед! Вперед! Вверх и внутрь, вверх и внутрь, — кричит он.
Животные идут, и всем приходится менять форму, чтобы выполнить команду. Потом входит последнее животное и следом за ним забирается один из мужчин. Двое других начинают бросать ему мешки и коробки. У них уходит не меньше десяти минут, чтобы все загрузить. Потом все трое расходятся вокруг ракеты, подготавливая ее. Мужчины в поту, двигаются в крайней спешке, пока все не заканчивают. Как раз перед тем, как все трое забираются в ракету, кто-то подбегает со свертком, похожим на запеленатого ребенка, хотя я не могу достаточно хорошо рассмотреть, чтобы быть уверенным. Они берут сверток, что бы в нем ни было, и заходят внутрь. Дверь люка захлопывается за ними и плотно закрывается. Проходят минуты. Бомбы теперь рвутся, кажется, за стенами. А потом неожиданно происходит взрыв где-то внутри здания, и я вижу, как из-под ракеты выбиваются языки огня, огня, который быстро разрастается, огня, который поглощает все внутри здания. Огня, который поглощает даже меня.
Мои глаза разом открываются. Я опять дома, в Огайо, и лежу в постели. В комнате темно, но я чувствую, что я не один. Кто-то движется, тень от фигуры падает поперек кровати. Я напрягаюсь и готов включить свой свет и отшвырнуть фигуру на стену.
— Ты разговаривал, — говорит Генри. — Только что ты разговаривал во сне.
Я включаю свой свет. Генри стоит рядом с кроватью в пижамных штанах и белой футболке. Его волосы взъерошены, а глаза красные со сна.
— Что я говорил?
— Ты говорил «вверх и внутрь, вверх и внутрь». Что происходило?
— Я был на Лориен.
— Во сне?
— Не думаю. Я там был, как бывал прежде.
— Что ты видел?
Я сажусь в кровати и опираюсь спиной на стену.
— Животных, — говорю я.
— Каких животных?
— В космическом корабле, чей старт я видел. Старый корабль в музее. Он стартовал после нас. Я видел, как в него грузили животных. Немного. Может, пятнадцать. С тремя лориенцами. Не думаю, что это были Гвардейцы. И еще кое-что. Там был сверток. Выглядел, как запеленатый ребенок. Но точно сказать не могу.
— Почему ты думаешь, что это не были Гвардейцы?
— Они загружали в ракету припасы, мешки и коробки, штук пятьдесят. И не пользовались телекинезом.
— В ракету внутри музея?
— Я думаю, что это был музей. Я был внутри большого куполообразного здания, в котором не было ничего кроме ракеты. Я предполагаю, что это мог быть только музей.
Генри кивает.
— Если они работали в музее, значит, это были Чепаны.
— Они грузили животных, — говорю я. — Животных, которые могли менять свою форму.
— Химеры, — поясняет Генри.
— Что?
— Химеры. Животные на Лориен, которые могли менять свою форму. Их называли химерами.
— Это то, чем был Хедли? — спрашиваю я, вспоминая видение несколько недель назад, когда я играл во дворе у моих бабушки и дедушки, и меня поднимал в воздух мужчина в серебристом с голубым костюме.
Генри улыбается.
— Ты помнишь Хедли?
Я киваю.
— Я видел его так же, как и все остальное.
— У тебя бывают видения, даже когда мы не тренируемся?
— Иногда.
— Как часто?
— Генри, да брось ты эти видения. Почему они грузили в ракету животных? Что с ними делал ребенок, если это вообще был ребенок? Куда они полетели? И какова была возможная цель?
Генри на секунду задумывается. Он переступает и опирается на правую ногу.
— Цель, возможно, была та же, что и у нас. Подумай, Джон. Как иначе животные могли бы вновь заселить Лориен? Им тоже надо было найти какое-то убежище. Ведь было уничтожено все. Не только народ, но и животные, и вся растительная жизнь. В свертке могло быть еще одно животное. Хрупкое или, может быть, совсем молодое.
— Ладно, а куда они могли полететь? Какое другое убежище есть, кроме Земли?
— Думаю, они полетели на одну из космических станций. Ракета с лориенским топливом могла бы долететь туда. Может быть, они думали, что вторжение окажется недолгим, и надеялись переждать. Я имею в виду, что они могли бы прожить на космической станции столько, на сколько у них хватило бы припасов.
— Вблизи Лориен есть космические станции?
— Да, две. То есть их было две. Я точно знаю, что одна из них, та, что побольше, была уничтожена одновременно с вторжением. Мы потеряли с ней связь меньше чем через две минуты после того, как упала первая бомба.
— Почему ты не говорил об этом раньше, когда я первый раз сказал тебе о ракете?
— Я предположил, что она была пуста, что ее запустили как приманку. И я думал, что, если была уничтожена одна станция, то и другая тоже. Их путешествие, к несчастью, наверное, было напрасным, какова бы ни была цель.
— Но что, если они вернулись, когда у них закончились припасы? Как ты думаешь, могли они выжить на Лориен? — спрашиваю я с отчаянием. Я уже знаю ответ, знаю, что скажет Генри, но все равно спрашиваю, цепляясь за надежду, что мы не одни. Что, может быть, где-то далеко есть другие такие же, как мы, что они тоже ждут и следят за планетой, чтобы когда-нибудь вернуться, и тогда мы, вернувшись, не окажемся одни.
— Нет. Там сейчас нет воды. Ты это сам видел. Бесплодная пустыня. Ничто не может выжить без воды.
Я вздыхаю и снова вытягиваюсь на кровати. Я кладу голову на подушку. Что толку спорить? Генри прав, и я это знаю. Я сам это видел. Если верить тем видам планеты, которые он извлек из Ларца, то Лориен сейчас — это сплошная пустыня и свалка. Планета все еще жива, но на поверхности нет ничего. Ни воды. Ни растений. Ни жизни. Ничего, кроме грязи, камней и руин цивилизации, которая когда-то существовала.
— Ты видел что-нибудь еще? — спрашивает Генри.
— Я видел нас в тот день, когда мы улетали. Всех нас у корабля перед самым взлетом.
— Это был печальный день.
Я киваю. Генри скрещивает руки на груди и остановившимся взглядом смотрит в окно, погрузившись в свои мысли. Я делаю глубокий вдох.
— Где во время всего этого была твоя семья? — спрашиваю я.
К тому времени мой свет уже две-три минуты как отключен, но я вижу белки глаз Генри, смотрящих на меня.
— Не со мной, не в этот день, — отвечает он.
Какое-то время мы оба молчим, потом Генри переступает.
— Ну, я, пожалуй, пойду лягу, — говорит он, заканчивая разговор. — Поспи.
После его ухода я лежу и думаю о животных, о ракете, о семье Генри и о том, что, я уверен, у него не было возможности проститься с ней. Я знаю, что не смогу снова уснуть. Я никогда не могу спать после того, как меня навещают образы, и я чувствую горечь Генри. Эта мысль постоянно точит его ум, как было бы с любым другим, кто уехал в таких обстоятельствах, покинул свою единственную семью и знает, что больше никогда не увидит своих любимых.
Я беру мобильный и пишу Саре. Я всегда пишу ей, когда не могу уснуть, или она пишет мне, когда не спится ей. После этого мы долго говорим, пока не устаем. Она звонит мне через двадцать секунд после того, как я нажал кнопку «Отправить».
— Привет, — отвечаю я.
— Не спится?
— Нет.
— А в чем дело? — спрашивает она. Она зевает на другом конце линии.
— Просто соскучился, вот и все. Уже час лежу в постели, уставившись в потолок.
— Глупый. Ты ведь видел меня всего часов шесть назад.
— Хочу, чтобы ты все еще была тут, — отвечаю я.
Она стонет. Я чувствую, как она улыбается в темноте. Я перекатываюсь на бок и зажимаю телефон между ухом и подушкой.
— Я бы тоже хотела быть у тебя.
Мы говорим двадцать минут. Из них последние десять просто лежим и слушаем дыхание друг друга. После разговора с Сарой я чувствую себя лучше, но уснуть становится только труднее.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Впервые с тех пор, как мы приехали в Огайо, время как бы замедляется и ничего особенного не происходит. Занятия в школе спокойно заканчиваются, и нам дают одиннадцать дней зимних каникул. Сэм и его мать проводят это время в основном у его тети в штате Иллинойс. Сара остается дома. Мы вместе встречаем Рождество. Целуемся с последним боем часов в полночь на Новый год. Несмотря на снег и холод, а может, и в качестве вызова им, мы подолгу гуляем в лесу за моим домом, держась за руки, целуясь, вдыхая холодный воздух под низким серым зимним небом. Мы все больше времени проводим вместе. Нет ни одного дня за все каникулы, когда бы мы не увиделись хоть раз.
Мы идем рука об руку под белым зонтом, который образовал снег, лежащий на ветках над нами. У Сары с собой камера, и она иногда останавливается пофотографировать. Снег лежит в основном нетронутый, если не считать следов от наших прежних прогулок. Теперь мы идем по ним. Впереди Берни Косар бегает по зарослям ежевики, пугает зайцев по перелескам и кустарникам и загоняет белок на деревья. На Саре теплые черные наушники. Ее щеки и кончик носа покраснели от холода, и от этого глаза кажутся еще более голубыми. Я смотрю на нее.
— Что? — спрашивает она, улыбаясь.
— Просто любуюсь.
Она закатывает глаза. Лес в основном густой, но мы все время наталкиваемся на поляны. Я не знаю, как далеко он тянется, но мы еще ни разу не доходили до опушки.
— Наверняка здесь очень красиво летом, — говорит Сара. — Мы бы могли устраивать пикники на полянах.
У меня в груди формируется боль. До лета пять месяцев, и если мы с Генри еще будем здесь в мае, значит, к тому времени проведем в Огайо семь месяцев. Это почти что наш самый долгий срок на одном месте.
— Да, — соглашаюсь я.
Сара смотрит на меня.
— Что?
Я вопросительно смотрю на нее в ответ.
— Что значит «что»?
— Ты ответил не очень уверенно, — говорит она. Над нами, громко каркая, пролетает стая ворон.
— Просто мне хочется, чтобы уже было лето.
— Мне тоже. Не верится, что завтра надо опять идти в школу.
— О, не напоминай мне об этом.
Мы выходим на еще одну поляну, она больше, чем другие, почти круглая, диаметром в тридцать метров. Сара отпускает мою руку, бежит к ее центру и со смехом падает в снег. Она перекатывается на спину и начинает делать снежного ангела. Я падаю в снег рядом и делаю то же самое. Кончики наших пальцев соприкасаются, когда мы рисуем крылья. Мы поднимаемся.
— Как будто у нас есть крылья, — говорит она.
— А это возможно? — спрашиваю я. — То есть как бы мы летали, будь у нас крылья?
— Конечно, возможно. Ангелы могут все.
Потом она поворачивается и утыкается в меня носом. Ее холодное лицо на моей шее заставляет меня увернуться.
— Ай, у тебя лицо просто ледяное.
Она смеется.
— А ты меня согрей.
Я обнимаю ее и целую под открытым небом, в окружении деревьев. Никаких звуков, кроме как от птиц и иногда падающих с ветвей кусков снега. Два холодных лица, плотно прижатые друг к другу. Подбегает Берни Косар, он запыхался, высунул язык и виляет хвостом. Он лает, садится на снег и смотрит на нас, наклонив голову набок.
— Берни Косар! Ты что, гонялся за зайцами? — спрашивает Сара.
Он дважды гавкает, подбегает и прыгает на нее. Снова лает, отпрыгивает и выжидающе смотрит. Сара поднимает какую-то палку, отряхивает с нее снег и швыряет за деревья. Он бежит за ней и пропадает из виду. Появляется из-за деревьев через десять секунд, но не с той стороны, куда убежал, а с противоположной. Мы с Сарой оборачиваемся, чтобы его увидеть.
— Как он это сделал? — спрашивает она.
— Не знаю, — отвечаю я. — Он особенный пес.
— Ты слышал, Берни Косар? Он назвал тебя особенным!
Он бросает палку к ее ногам. Мы идем к дому, держась за руки, вечереет. Берни Косар всю дорогу бежит рядом и крутит головой по сторонам, как будто провожает нас и охраняет от того, что может таиться или не таиться в отдаленной, невидимой нам тьме.

На кухонном столе стопка из пяти газет, Генри сидит за компьютером, включен верхний свет.
— Что-нибудь есть? — спрашиваю я просто по привычке. Никаких перспективных новостей не попадалось уже несколько месяцев, и это хорошо, и все-таки каждый раз, когда я спрашиваю, я на что-то надеюсь.
— На самом деле, есть, я так думаю.
Я вздрагиваю, потом обхожу вокруг стола и через плечо Генри смотрю на экран компьютера.
— Что?
— Вчера вечером в Аргентине произошло землетрясение. В маленьком городке у побережья шестнадцатилетняя девушка вытащила из-под развалин старика.
— Девятый?
— Ну, я определенно думаю, что она одна из нас. А вот Девятый она или нет, неясно.
— Но почему? В том, чтобы вытащить человека из развалин, нет ничего экстраординарного.
— Смотри, — говорит Генри и прокручивает статью к началу. На фотографии большая бетонная плита толщиной по меньшей мере в тридцать сантиметров и в два с половиной метра длиной и шириной.
— Вот что она подняла, чтобы его спасти. Это весит не меньше пяти тонн. И посмотри сюда, — говорит он и прокручивает статью к концу. Он выделяет самую последнюю фразу. Она гласит: «Нам не удалось найти Софию Гарсиа, чтобы взять у нее комментарий».
Я перечитываю фразу три раза.
— Ее не удалось найти, — говорю я.
— Именно. Она не отказалась комментировать; ее просто не удалось найти.
— Как они узнали ее имя?
— Это маленький городок, в три раза меньше Парадайза, даже еще меньше. Там почти все знали ее имя.
— Она уехала, да?
Генри кивает.
— Я думаю, да. Возможно, еще до того, как статья была напечатана. Это беда маленьких городов — невозможность остаться незамеченным.
Я вздыхаю.
— Могадорцам тоже трудно остаться незамеченными.
— Это точно.
— Жаль ее, — говорю я и встаю. — Кто знает, что ей пришлось там оставить.
Генри скептически смотрит на меня и открывает рот, чтобы что-то сказать, но потом решает, что лучше не надо, и возвращается к компьютеру. Я иду в свою спальню. Кладу в сумку свежую перемену одежды и книги, которые мне понадобятся. Снова в школу. Не то чтобы слишком хочется, но мне приятно будет снова увидеть Сэма, с которым мы не встречались почти две недели.
— Ладно, — говорю я, — я пошел.
— Хорошего дня. Осторожней там.
— До вечера.
Берни Косар вырывается из двери передо мной. Этим утром он просто сгусток энергии. Я думаю, он привык к нашим утренним пробежкам и теперь, когда мы ни разу не бегали целых полторы недели, облизывается при мысли вернуться к этому приятному занятию. Почти всю дорогу он держится рядом. В конце я хорошенько его глажу и почесываю за ушами.
— Ладно, парень, ступай домой, — говорю я. Он поворачивается и бежит по направлению к дому.
Я не спеша принимаю душ. Когда я заканчиваю, начинают появляться другие ученики. Я прохожу через зал, останавливаюсь у своего шкафчика, потом иду к шкафчику Сэма. Хлопаю Сэма по спине. Он сначала вздрагивает, но потом улыбается во весь рот, увидев, что это я.
— А я было подумал, что надо кому-то надрать задницу, — говорит он.
— Это всего лишь я, друг мой. Как тебе Иллинойс?
— О, — отвечает он, закатывая глаза. — Моя тетя заставляла меня пить чай и почти каждый день смотреть повторы «Маленького дома в прериях».
Я смеюсь.
— Звучит ужасно.
— Так оно и было, поверь мне, — говорит он и тянется к своей сумке. — Это лежало в почте, когда мы вернулись.
Он протягивает мне последний выпуск «Они ходят среди нас». Я начинаю его листать.
— Здесь ничего нет о нас или могадорцах, — сообщает он.
— Это хорошо, — замечаю я. — Они боятся нас после того, как ты их навестил.
— Да, верно.
За плечом Сэма я вижу, что к нам приближается Сара. Посередине коридора ее останавливает Марк Джеймс и дает ей несколько оранжевых листков. Потом она идет дальше.
— Привет, красавица, — говорю я, когда она подходит. Она встает на цыпочки, чтобы меня поцеловать. У ее губ вкус клубничной помады.
— Привет, Сэм. Как дела?
— Хорошо. Как ты? — спрашивает он. Теперь ему с ней легко. До инцидента с Генри, который случился полтора месяца назад, ему в присутствии Сары было неловко, он не мог встретиться с ней взглядом и не знал, куда девать руки. Но сейчас он смотрит на нее, улыбается и говорит уверенно.
— Тоже неплохо, — говорит она. — Я должна передать вам вот это.
Она дает каждому из нас по оранжевому листку, которые только что получила от Марка. Это приглашения на вечеринку в ближайшую субботу у него дома.
— И я приглашен? — спрашивает Сэм.
Сара кивает.
— Мы все трое приглашены.
— Ты хочешь пойти? — спрашиваю я.
— Можно попробовать.
Я киваю.
— А ты бы пошел, Сэм?
Он смотрит мимо меня и Сары. Я оборачиваюсь, чтобы увидеть, на что, вернее, на кого он смотрит. У шкафчика в другом конце холла стоит Эмили, девушка, которая была вместе с нами на катаниях в повозках с сеном и по которой он с тех пор сохнет. Проходя мимо, она видит, что Сэм смотрит на нее, и вежливо улыбается.
— Эмили? — спрашиваю я Сэма.
— Что Эмили? — спрашивает Сэм, оборачиваясь ко мне.
Я смотрю на Сару.
— Я думаю, Сэму нравится Эмили Кнапп.
— Нет, — говорит он.
— Я могу попросить ее пойти с нами, — предлагает Сара.
— Думаешь, она бы пошла? — спрашивает Сэм.
Сара смотрит на меня.
— Может, мне не стоит ее приглашать, если она не нравится Сэму.
Сэм улыбается.
— Ну, ладно. Я просто…. Ну, я не знаю.
— Она все время спрашивала, почему ты ни разу ей не позвонил после катаний. Ты ей вроде как нравишься.
— Это верно, — говорю я. — Я слышал, как она это говорила.
— А почему ты мне не сказал? — интересуется Сэм.
— Ты не спрашивал.
Сэм смотрит на приглашение.
— Так это в эту субботу?
— Да.
Он смотрит на меня.
— Я за то, чтобы пойти.
Я пожимаю плечами.
— Я с вами.

Когда звенит последний звонок, Генри уже ждет меня. Как всегда, Берни Косар сидит на пассажирском сиденье, и при виде меня его хвост начинает вилять со скоростью двести километров в час. Я запрыгиваю в пикап. Генри заводит двигатель, и мы уезжаем.
— Была еще одна статья о девушке из Аргентины, — говорит Генри.
— И?
— Просто короткая заметка о том, что она исчезла. Мэр городка предлагает скромное вознаграждение за информацию о том, где она находится. Похоже, они думают, что ее похитили.
— Ты боишься, что ее сумели найти могадорцы?
— Если она Девятый, как ее определили в записях, которые мы нашли, и могадорцы выслеживали ее, то это хорошо, что она пропала. А если она схвачена, могадорцы не могут ее убить — не могут даже причинить ей боль. Это дает нам надежду. Кроме того, что новость сама по себе хороша, хорошо еще и то, что, я думаю, все до единого могадорцы, находящиеся на Земле, рванули сейчас в Аргентину.
— К слову сказать, Сэм сегодня показал последний номер «Они ходят среди нас».
— В нем что-то есть?
— Нет.
— Я так и думал. Твой трюк с левитацией, похоже, основательно на них подействовал.
Когда мы приезжаем домой, я переодеваюсь и встречаюсь с Генри на заднем дворе для тренировки. Работать, будучи объятым пламенем, стало легче. Я больше не суечусь, как в первый день. Я могу дольше задерживать дыхание, почти на четыре минуты. Я лучше контролирую предметы, которые поднимаю, и могу одновременно поднимать больше предметов. Постепенно с лица Генри исчезает выражение тревоги, которое я наблюдал в первые дни. Он чаще одобрительно кивает. Чаще улыбается. В дни, когда у меня что-то по-настоящему хорошо получается, глаза у него становятся безумными, он поднимает руки и во всю мочь вопит: «Да!» Так я обретаю уверенность в своем Наследии. Еще не все способности проявились, но, думаю, ждать осталось недолго. Придет и главная, какой бы она ни была. В предчувствии ее прихода я почти не сплю по ночам. Я хочу сражаться. Я жажду, чтобы какой-нибудь могадорец пробрался к нам во двор, чтобы я, наконец, смог отомстить.
Сегодня легкий день. Никакого огня. Я в основном поднимаю предметы и передвигаю их, пока они висят в воздухе. Последние двадцать минут Генри бросает в меня вещи, а я либо заставляю их упасть на землю, либо разворачиваю, и тогда они бумерангом со свистом летят назад в Генри. Один раз приправа к мясу летит так быстро, что Генри падает лицом в снег, чтобы увернуться. Я смеюсь. Генри нет. Берни Косар все время лежит на земле и наблюдает за нами, как бы по-своему поощряя нас. Когда мы заканчиваем, я принимаю душ, делаю уроки и сажусь за кухонный стол ужинать.
— Знаешь, в эту субботу будет вечеринка, на которую я собираюсь пойти.
Он поднимает на меня глаза и перестает жевать.
— Что за вечеринка?
— У Марка Джеймса.
Генри выглядит удивленным.
— С тем, что было, покончено, — говорю я, пока он не успел возразить.
— Ладно, наверное, тебе виднее. Просто помни, что стоит на кону.

0

Похожие темы


Вы здесь » О сериалах и не только » Книги по мотивам сериалов и фильмов » "Я - четвертый" (Питтакус Лор)