header
Вверх страницы

Вниз страницы

О сериалах и не только

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Wild Flower

Сообщений 21 страница 40 из 40

1

http://s61.radikal.ru/i171/1501/0e/53e528dc8816.jpg
Спасибо Юле-Кисе за красоту обложки!

Wild flower
Автор: SeaSide.
Фэндом: Майер Стефани «Сумерки»
Пэйринг или персонажи: Белла / Эдвард
Рейтинг: R
Жанры: Драма, POV, Hurt/comfort
Статус: в процессе

Описание:
Так бывает, что судьба дарит шанс найти свою половинку... Так произошло с маленькими Беллой и Эдвардом. Они встретились в детдоме и спасли друг друга от одиночества и боли.
Вот только еще бывает, что пути двоих расходятся, и неважно, как сильно они хотели быть вместе.
Насколько сильно изменит их жизнь и новые потери? Смогут ли они выстоять и обрести настоящую любовь?

Творческая страница в Вконтакте: https://vk.com/seaside2014
Выкладывается: http://ficbook.net/readfic/2410813

+2

21

Киса написал(а):

Подозреваю, что теперь их отношения будут подвергаться каким-нибудь преградам, но надеюсь, что теперь они хотя бы не потеряют друг друга из вида. И еще интересно когда их дружеские чувства перерастут в нечто большее...

Да, преграды конечно будут, и следующие главы больше скорее об адаптации Беллы и ее выборе)

Но конечно между ребятами будет устанавливаться все более сильная связь

0

22

Глава 7. От лица Беллы

POVB
Это был Эдвард. Мальчик, который был моей семьей, вырос, и теперь передо мной стоял взрослый, сильный и такой родной человек. Он изменился, черты его лица немного поменялись, линия челюсти стала более четкой, волосы немного потемнели, глаза хоть и были того же цвета, но, казалось, приобрели какой-то другой оттенок, и в них светилось столько силы, уверенности, спокойствия. Его голос стал ниже, но в смехе все еще проскальзывали те неуловимые нотки, которые каждый раз заставлять заливаться смехом и меня, когда Эдвард шутил.
Он был другим, я понимала это. Я больше не знала его, а он не знал меня, не знал, кем я стала. Все это обрушивалось на меня сегодня миллион раз, давило на грудь как будто тонна ледяной воды. Я знала, что мне придется все рассказать ему, и это ужасало меня. Мне было стыдно за то, кем я стала, за то, что я делала. Больше всего на свете я боялась разочаровать Эдварда.
Когда сегодня он спросил меня о семье, что-то во мне оборвалось. Теперь то, что позволяло держаться, будет бить меня в самое сердце. Стоит только рассказать ему, что я никто. Никто. Бродяга. Воровка. Неуч. Нищенка, которая попрошайничает в метро.
Станет ли он общаться со мной, когда узнает, что я больше не та Белла, которая боялась грозы; когда узнает, что теперь я - Кейт, которая знает, как взламывать замки и правильно стащить кошелек. Что подумает обо мне его семья?
Я не хотела думать об этом, но мысли, как червяки, прокладывали себе дорожки в моем сознании каждую минуту, проведенную вместе с Эдвардом. Холодея от мысли, что возможно больше никогда не увижу его, я держалась крепче за него, с каждой минутой все крепче стискивая его ладонь в своей руке.
Сейчас, когда мы прощались, я крепко прижалась к нему, впитывая его аромат. Он пах теперь не так, как в нашем детстве. Сейчас от него пахло потом и сосновыми иголками, влажным лесом и солью. Он как будто вобрал в себя то чудесное место, которое показал мне сегодня.
Я закрываю глаза, и у меня захватывает дух от красоты водопада и колотится сердце, от понимания того, что в паре метров от нас обрыв. Эдвард что-то говорит мне на ухо, когда мы стоим перед домом Роуз, и я даже что-то отвечаю, но больше концентрируюсь на том, что он рядом и мне снова хорошо. Я чувствую себя защищенной. Это то чувство, которое я забыла. Я забыла каково это, когда твой пульс бьется ровно и беззаботно.
Я цеплялась за его футболку и за него, пока он не уехал, и я не увидела фонари его машины, пока они не исчезли за поворотом. Все, это конец дня, а я не хочу, чтобы он заканчивался. Переступить порог дома, означало снова вернуться в реальность, и я не уверена, что хочу этого.
Я снова сажусь на крыльцо как в первый наш день в Форксе. Вокруг темнота, в нескольких домах от нашего горит одинокий фонарь. Уже похолодало, по коже проходит озноб, воздух стал влажным и тяжелым. Закрываю глаза, и перед взором мелькают картинки из воспоминаний. Маленький Эдвард и Эдвард, которого я узнала сегодня. Все они сливаются в одно целое, во что-то расплывчатое и светлое. Я слышу, как в доме кто-то ходит и хлопает дверями, но никто не ничего говорит. И это хорошо. Я не хочу сейчас разговаривать. Я хочу, чтобы этот день был полон счастья от присутствия в нем Эдварда. Я принюхиваюсь к своей одежде, пытаясь ощутить его запах, и чувствую его - еле уловимый запах толстовки, которую он нашел в багажнике. Он был в ней, когда мы ехали обратно.
Я настолько погрузилась в свои мысли, что не услышала, как открылась дверь.
- Какого хрена это было, Кейт? - раздался разъяренный голос Джеймса. - Что ты творишь? Решила нас всех подвести?
От неожиданности я так испугалась, что подпрыгнула. Обернувшись, я увидела дикий взгляд Джеймса. Я знала этот взгляд, и ничего хорошего он не сулил.
- В дом, живо! - приказал он, и я вскочила на ноги.
Я забежала в дом, где пахнет дымом от косяков Лорана и пивом. Все собрались в гостиной - Лоран сидит на своем диване, Рози забралась с ногами в кресло и даже не смотрит на меня, а Рыжая, окинув меня презрительным взглядом, выходит из комнаты, перед этим сильно толкнув меня в плечо.
- Что происходит? - непонимающе спросила я.
- Что происходит?! - заорал Джеймс. - Я о чем просил? О чем? - и, не дождавшись моего ответа, продолжает орать: - Я просил оставаться в тени! А ты что творишь?
- Я не сделала ничего плохого, - тихо возражаю я. - Просто встретила друга из прошлого. Вот и все.
- Друга из прошлого? - не снижая тона, визжит Джеймс. - А ты в курсе, что дружок твоего приятеля кузен Рози. И теперь о том, что мы тут, узнают все.
- Что в этом плохого? Мы не в Сиэтле, мы никому здесь ничего не должны! – пытаюсь защищаться я.
- Это неважно. Я хочу, чтобы мы залегли на дно, - шипит Джеймс, - а ты портишь мне все планы. Ты понимаешь, что теперь за нами будут следить? Это маленький городишко, новостей тут мало. И теперь новостью номер один для всех станет малышка Рози и толпа людей, которая завалилась в дом ее бабули. А ты хоть знаешь, в каких отношениях она со своей семьей? Ты думала о нас, когда побежала к этому парню, как там его зовут?
Я молчала.
- Я спросил, как ЕГО ЗОВУТ?!
- Эдвард. Его зовут Эдвард, - как можно более спокойным голосом сказала я, глядя Джеймсу прямо в глаза.
- И что теперь? Ты решила бросить нас и свалить к нему?
- Что? - недоумеваю я. - Нет, Джеймс, никуда я не ухожу. Я просто хотела повидаться с ним. И все. Мы просто друзья.
- Сейчас твой Эдвард получит всю информацию о нас от своего дружка, - Джеймс поворачивается к Розали. - Как его зовут, Рози?
- Джаспер, Джаспер Хейл, - Розали первый раз подала голос, с тех пор как пришла.
- Так вот Кейт, Джаспер был слабо говоря расстроен, узнав Рози, и, как я думаю, у его родителей большие претензии к ней, и к тому, что дом перешел к ней. Как ты думаешь, что теперь будет с Розали?
- Рози, мне жаль, я не знала, я не могла… - но она не дала мне закончить.
- Знаешь, что Кейт, или постой, - она сделала паузу, делая вид, что вспоминает что-то, - или нам называть тебя Белла?
Я только открыла рот, чтобы ответить, как Джеймс взбесился еще больше.
- ЧТО?! Забудь! Все забудьте. Беллы больше нет. Есть КЕЙТ! - он развернулся ко мне и наставил на меня палец. - Ты знала правила игры, когда пришла ко мне. Усвой это, детка, или вали отсюда!
Он в ярости пнул валявшуюся на полу бутылку и вышел из комнаты.
Сразу за ним Рози встала с кресла и тоже вышла, бросив на меня разочарованный взгляд.
- Рози, подожди, просто выслушай меня, - попыталась объясниться я, но она подняла руку, останавливая меня.
- Я не хочу сейчас с тобой разговаривать, - только и проговорила она и тоже ушла.
Следом за ними ушел Лоран, и я осталась одна.
Меня трясло от обиды и страха. Что же мне теперь делать? Я никто без этих людей, только благодаря им я еще жива. Но Эдвард, он же мне как семья, которой у меня никогда не было. Теперь, когда он рядом, я не могла, просто не могла оставить его вне своей жизни.
И сейчас мне ничего не оставалось. Я оглядела комнату, в которой царил хаос. На полу валялись пустые банки из-под пива, на столе грудились коробки с остатками еды.
Интересно, сколько Джеймс выпил? Когда он бесится, то всегда много пьет и от этого заводится еще больше.
Я вздохнула и медленно начала убираться, иногда трясущимися руками смахивая катящиеся по щекам слезы.
- Эй, значит Белла?
Я обернулась. В проходе стоял Лоран, держа в руке две банки пива. Я лишь кивнула, поджав губы. Даже не знала, что так соскучилась по своему настоящему имени. Скрывать его было, словно убивать часть себя, день за днем.
- Оставь все, пошли, посидим. Я сам потом все уберу.
Я пошла за ним, и мы вышли на задний двор, где стоял небольшой столик и два старых пластмассовых складных стула.
- Где все? - спросила я до сих пор трясущимся голосом, открывая банку пива.
- Джеймс с Рыжей поехали кутить, так что можешь расслабиться. А Рози в ванной, наверное.
- Ты тоже злишься на меня?
- Есть немного девочка, но и ты пойми нас. Никто не говорит, что ты сделала это нарочно, но мы реально оказались под ударом.
- Я не хотела Лоран. Просто… Он не чужой мне. Он был моей семьей, понимаешь?
Он лишь пожал плечами.
- Неважно, - повела я плечами, вглядываясь в темноту.
- Слушай, по твоей реакции было видно, что это не просто кто-то посторонний, и это все упустили, - проницательно заметил Лоран. - Они все слишком взбесились из-за кузена Рози, чтобы заметить, а тем более понять это. Дай им время, они остынут.
- А если нет?
- Зная Джеймса, тебе придется выбирать, - снова пожал плечами он.
- Я не хочу, - прошептала я.
- Почему?
Я молчала, не зная, что ответить, и Лоран ответил за меня сам:
- А я тебе скажу. Потому что ты уже сейчас знаешь, что выберешь его.
От его слов мне стало не по себе, но он был прав. Слезы снова покатились по щекам.
- Я не хочу Лоран, я люблю вас, я привязана к вам. Рози моя лучшая подруга. Вы спасли меня.
- Это ничего. В этой ситуации проиграют они. Джеймс не дурак, он знает, что если будет давить, ты уйдешь. Это-то его бесит. Его не так бесит ситуация с Рози и ее семьей. Сказать честно? - повернулся вдруг он ко мне. - Я ведь знаю его дольше, чем все вы вместе взятые. Срать он хотел на чужие чувства. Просто сегодня он потерял контроль над ситуацией и над вами всеми.
- И что мне делать? - удрученно спросила я.
- Ничего. Выжди. Посмотри, как все будет развиваться. И не теряй своего парня из виду. Видать, он скучал по тебе, раз у него глаза загорелись как от пришествия Христа, когда он понял кто перед ним.
- Мы познакомились в приюте, - я улыбнулась, снова вспомнив, как все начиналось.
- А что потом? - с видимым интересом спросил Лоран.
- А потом его усыновили, и он уехал. А через месяц удочерили меня. Дальше ты знаешь.
- Знаю, - ухмыльнулся он. - Но расскажи-ка старику Лорану, что такого в нем есть, что заставляет тебя так улыбаться.
И мое лицо снова озарила широкая улыбка.
Я рассказала ему все, что было у меня на душе. Мне было необходимо с кем-то поделиться, а Лоран был не худшим человеком для этого. Мы долго говорили, и в эту ночь я многое узнала о нем. Для меня он был всегда закрытой книгой, я ничего не знала о его прошлом, но теперь узнала.
Он рассказал о том, где жил раньше, что в детстве у него был лучший друг, с которым они строили крепости на заднем дворе его дома, пока их родители уносились в мир галлюцинаций, пробуя всевозможные наркотики. Оказалось, что его мать умерла от передозировки, когда ему было пять, а отца несколько раз сажали в тюрьму за распространение наркотиков.
Лоран говорил об этом очень спокойно, даже немного расслабленно, в духе своих песен. Он поведал, что стал наркоманом еще в младенчестве, так как впитал химикаты с молоком матери. Но, несмотря на всю эту грязь, его воспоминания о детстве были очень светлыми. Он любил родителей, а они любили его.
Я сидела, слушала и понимала, как жестока была к нему судьба. И более странно было знать, что именно он оказал мне сейчас поддержку, пусть и в его странной манере.
Когда стрелки часов на руке Лорана показали три часа ночи, мы распрощались с ним, и я поднялась в нашу с Рози комнату. Она спала, отвернувшись к окну, и я тихонько забравшись в кровать, прошептала в ее спину.
- Прости меня, Рози. Прости. Ты мне так нужна сейчас.
Ответом мне были лишь тишина и тиканье часов на прикроватной тумбочке.
Мне казалось, что я закрыла глаза лишь на минуту, когда в семь утра зазвенел будильник. Рози уже ушла, чему я расстроилась. Хоть я знала, что у нее ранняя смена, но все же надеялась застать ее утром.
Приняв душ и переодевшись в форму магазина Ньютонов, я спустилась вниз позавтракать. Лоран спал на диване. Машины Джеймса во дворе не было. Они с Рыжей или вообще не возвращались, или он уехал на заправочную станцию. В холодильнике почти ничего не было, кроме яиц и молока. Пожарив себе яичницу, я оставила часть Лорану и, быстро проглотив свою порцию, написала ему записку, чтобы он сходил в магазин. Оставив несколько долларов, которые нашла у себя в кармане, я вышла на улицу.
На работу я ездила на велосипеде, который нашла на заднем дворе магазина и, поговорив с менеджером, забрала себе. На улице ночью прошел дождь, на траве поблескивали капли, а на дороге кляксами виднелись лужи. Я ехала, разбрызгивая шинами велосипеда воду, и слушала радио в стареньком MP3 плеере. Сообщали, что аномальная для Форкса жара продолжит радовать всех еще целый месяц, и это радовало, значит, можно будет проводить много времени на улице. И словно в подтверждение слов радиоведущего, слева от меня через плотную стену леса пробились лучи солнца.
Так как мы жили на последней улице города, чтобы добраться до работы, нужно было проехать небольшой кусок трассы. Тут было мало машин, и как только я заехала в город, я узнала поворот к школе, где вчера встретила Эдварда. Я знала, что у меня еще есть время до работы, я всегда приезжала слишком рано и потом ждала Ньютона-старшего на улице, и поэтому не стала игнорировать свое желание заехать на парковку.
«А вдруг он там?»
Я, конечно, понимала, что в этом нет никакого смысла. Что он будет делать так рано, воскресным утром на парковке школы?
Но как только я повернула, то сразу увидела его машину. Подъехав к ней, я опустила велосипед на асфальт.
Эдвард стоял ко мне спиной, присев на капот. Руки сложены на груди, волосы треплет легкий ветер.
- Привет, лохматая голова.
Он тут же повернулся, и на его лице заиграла легкая ухмылка.
- Ты что тут делаешь, Белла? - спросил он, уже зная ответ.
- А ты?
- Решил проверить, не встречу ли тебя тут, - просто ответил он. - Но ты не ответила на вопрос.
- А я решила посмотреть, нет ли тут тебя, - засмеялась я.
- Иди сюда, - Эдвард протянул ко мне руки, приглашая в свои объятия.
И я сразу же приняла его приглашение, прильнув к его теплому телу.
- Я думал, ты мне приснилась вчера, - признался он.
- А я боялась, что никогда тебя больше не увижу, - прошептала я.
- Глупенькая, я же сказал, что не отпущу тебя теперь.
- Знаю.
Так мы и стояли, оперевшись на капот его машины. Я прижималась к его боку, а его рука обнимала меня за плечи, даря тепло и защиту.
- Тебе далеко до работы? - спустя какое-то время спросил Эдвард.
- Не очень, - счастливо вздохнула я.
- Может тебя подвезти?
- Нет, не нужно. Лучше давай постоим еще чуть-чуть.
- Как скажешь, Белла, - выдохнул он мне в волосы. - Я сделаю все, что ты захочешь.
- Не оставляй меня больше, - просто попросила я, и Эдвард крепче прижал меня к себе.
- Не оставлю! - уверенно пообещал он.
И я поверила ему.
Каждой своей клеточкой я верила, что бы ни случится с нами дальше, все будет хорошо, пока он есть в моей жизни.

http://s017.radikal.ru/i437/1503/80/12698e4009f3.jpg http://s56.radikal.ru/i151/1503/10/08dd218bd42d.jpg

+1

23

Глава 8. От лица Эдварда

Глава 8
POV E
После встречи с Беллой возвращаться в реальный мир было довольно странно. В голове крутилась уйма вопросов, на которые я так и не получил ответы. На все вопросы о прошлом Белла давала очень расплывчатые ответы или вообще переключалась на другую тему. И к тому же я знал, как только переступлю порог дома, на меня обвалится поток вопросов от семьи.
Я припарковал машину в гараже, из дома на темную площадку сочился свет. Покой, тепло, уверенность. Я всегда чувствовал это в окружении семьи, и даже не мог себе представить, что Белла не выиграла счастливый билет, переехав в приемную семью. Да, я был расстроен, что ее больше нет в моей жизни, и дико скучал по ней. Но я был спокоен, мне нравилось представлять себе, как она живет в большой семье, путешествует, открывает что-то новое для себя. Теперь же, глядя на нее, даже без ее разъяснений можно было понять, что жила она совсем не так радужно, как мне хотелось бы думать.
Как только я вошел в дом, нос сразу уловил знакомый аромат. Это была едва уловимая смесь сладких фруктовых ароматов туалетной воды Элис, выпечки Эсме и запах спирта lот средства для рук Карлайла, которым он постоянно пользуется в больнице.
Первый, кого я вижу, - это Элис. Она сразу же подбегает ко мне, обнимает и обрушивает на меня кучу вопросов.
- Это она, Эдвард? Это, правда, она? Эммет нам рассказал. Где она? Ты привез ее? Как она тут оказалась? Это, правда она? – не успокаиваясь ни на минуту, тараторит сестра, обнимая меня одной рукой за талию.
- Да, Элис, это действительно она, - отвечаю я, и улыбка от осознания этого факта становится шире. И на лице сестры, и на моем.
Это в какой-то степени делает нашу встречу еще реальнее. То, как Элис реагирует, то, как краснеет сидящий на диване Эммет, увидев меня, и кивает мне в приветствии, то, как я вижу Эсме и Карлайла на кухне. И они взволнованы, они переживают, но я читаю тепло в их глазах и надежду.
- Эдвард, сынок, подойди к нам, мы хотим с тобой поговорить, - мягко, но уверенно говорит Карлайл, пока Эсме ставит на стол для меня кружку бергамотового чая.
Элис еще раз сильно сжимает мои ребра и, отпустив, плюхается рядом с Эмметом, о чем-то его спрашивая.
Пройдя на кухню, я сажусь на стул, но не могу поднять глаза, всматриваясь в чаинки, которые попали мне в кружку.
- Сын, Эммет нам рассказал о необычной встрече.
Сын. Так много в этом слове.
Карлайл начал звать меня сыном через год, после того, как я у них оказался, Эсме преодолела этот барьер намного раньше. Но я всегда знал, что тем самым Карлайл всегда давал мне время смириться с новыми обстоятельствами моей жизни, и сам привыкал к тому, что в его семье появился еще один ребенок, да еще и с непростым прошлым. Помню, как я был рад, услышать от него это обращение. Пока я не услышал его, я даже не догадывался, что так ждал того, чтобы «вожак» семьи полностью признал меня. Это было так много с его стороны, с их стороны, несмотря на то, что я сам так и не смог пока назвать ни Эсме, ни Карлайла мамой и папой. Хотя мысленно обращался к ним именно так.
- Эдвард, так значит, это та девочка? Белла? – спросила мама, сжав мою руку своей.
Я поднял на нее глаза и уверенно кивнул, а потом перевел взгляд на Карлайла и сказал:
- Да, это Белла. И я растерян.
- Это нормально, сын, - ответил отец. - Ты снова обрел человека, который дорог тебе, и которого ты думал, никогда не встретишь. Но ты должен понимать, что мы переживаем за тебя.
- Я понимаю, но не представляю, что будет дальше, - тихо проговорил я.
- Почему? Она не хочет с тобой видеться? – встревожилась Эсме.
- Нет, дело не в этом, - поспешил успокоить ее я. - Белла была очень рада нашей встрече. По правде сказать, у меня сложилось такое впечатление, что так рада она не была очень давно.
- У нее какие-то проблемы в семье? – удивленно спросил Карлайл.
И это не было наигранно. В этом были они все. Эти люди не знали как семья, которая создана оберегать своих детей, может рассыпаться или постоянно жить в состоянии войны. Конечно, в нашей семье были ссоры, без этого никак, но родители делали все, они работали над собой и заставляли то же самое делать нас, чтобы найти выход из сложной ситуации, разрешить конфликт, не ущемляя права и чувства друг друга.
- В этом и дело. Я был уверен, что у нее все хорошо, что она нашла семью, которая заботится о ней, что ей повезло так же как мне, - улыбнулся я им.
- Но... – уточнил отец
- Она сказала, что у нее нет семьи, - пояснил я. - Те люди, которые взяли ее к себе... - я сглотнул. - Она сбежала от них... почти сразу после удочерения.
- Оу, - всхлипнула мама.
- Но как она жила все это время совсем одна? И где? – удивился Карлайл.
- Она не хочет мне рассказывать. Мне кажется, она боится чего-то или кого-то, - я закрыл глаза, вспоминая, глаза Беллы. - И мне больно видеть ее такой.
- Какой? – не поняли они.
- Сломленной, потерявшей надежду. Я не знаю, как вам точнее сказать. Что-то в ее взгляде поменялось. В детстве, когда мы были вместе, она была той, кто всегда искрился жизнью, радостью, счастьем. И этим она всегда заряжала меня. А теперь в ее глазах боль и страх.
Они молчали, и я не знал, что еще сказать.
- Она не доедает, она вся в ссадинах, - наконец, заговорил я. - Одета в какую-то старую одежду, которая висит на ней, словно она с чужого плеча. И это пугает. Я не знаю, хочу ли знать, что с ней произошло.
Вот я и сказал это вслух. Я озвучил то, от чего мне было стыдно и больно. Я не был уверен, что хочу знать ее историю до конца.
- Но, Эдвард, мы должны все выяснить, - твердо сказал отец. - Если все так, как ты говоришь, очевидно, что ей нужна поддержка и помощь, особенно с твоей стороны.
Я только и мог, что кивнуть, соглашаясь, хотя боль за Беллу просто разрывала меня на части.
- Так почему ты боишься узнать, что с ней произошло? – проникновенно спросил отец.
- Потому что я чувствую, что это моя вина, - прошептал я.
- Но, Эдвард, как ты мог предотвратить это? - запротестовала мама.
- Потому что я обещал ей, - воскликнул я. - Я столько раз обещал ей, что не брошу, и все же сделал это. Я оставил ее одну. И все эти годы, когда я вспоминал о ней, я убеждал себя, что не напортачил, что она живет где-то в тепле и уюте. А сейчас, когда понимаю, что все было не так, я чувствую себя ответственным...
- Сын, - начала Эсме, - ты не…
- Тише, милая, - остановил ее Карлайл, кладя руку ей на плечо. - Это просто он, ты же знаешь, - он мягко улыбнулся, и, кажется, я увидел гордость в его глазах.
- Я тебя не понимаю, - устало сказал, я. - Что ты имеешь в виду?
- Эдвард, как только мы тебя привезли, в каждом твоем поступке и слове, в твоих суждениях было очень много ответственности за себя, за твою семью, за твоих друзей. Ты перфекционист, и ты требователен к себе и к своему окружению. Мы невероятно гордимся тобой, - Карлайл перевел дух и продолжил: - Но иногда это мешает тебе видеть некоторые вещи в реальном свете. А правда в том, что ты тогда был ребенком и не мог повлиять ни на что. Ты сделал очень много для этой девочки, ты был рядом с ней, когда мог, был ее другом и поддержкой.
- Да, но... - попытался возразить я, но отец жестом остановил меня.
- Не думай о том, что могло бы быть, Эдвард. Сейчас важно, что эта девочка снова появилась в твоей жизни, и важно то, что ты сможешь сделать для нее сейчас, если она до сих пор дорога тебе.
- Конечно, дорога, - прошептал я. - Очень.
- Значит надо действовать медленно и разумно, - заключил отец, и я согласился с ним в этом.
- Но что я должен делать? - спросил я. - Я не знаю, я действительно не знаю, как быть, ребята. Мне нужна ваша помощь.
- В ней ты можешь не сомневаться. Мы сделаем для тебя все, что сможем, но давай не будем рубить с плеча, а начнем с малого, - ответил Карлайл.
- С чего? - не понял я.
- Почему бы тебе не позвать ее завтра к нам на ужин? – мягко засмеявшись, сказала мама и потрепала меня по голове.
- Правда?
- Конечно, - уверенно сказали они хором.
- Эммет, Элис, идите сюда, вы итак все уже слышали, - снова рассмеялась мама.
- Ничего мы не слышали!- проворчал Эммет.- Мы смотрели матч.
- Конечно, с выключенным звуком, - подержал маму отец. - Итак, завтра у нас семейный ужин, так что, пожалуйста, не задерживайтесь вечером, маме нужна будет помощь с приготовлением.
- Ура, - захлопала в ладоши Эли. – А Белла? Она тоже придет? – с надеждой в глазах уставилась она на меня.
- Да, - вздохнул я. - Только Элис, пожалуйста, не пугай ее своим… оптимизмом, - улыбнулся я своей младшей сестренке.
- А теперь всем спать, - скомандовал отец. - Это был длинный и волнительный день для всех нас, - и мы все дружно кивнули.
Когда мы поднялись наверх, Эммет остановился у своей двери и как-то странно посмотрел на меня.
- Что? - недоумевающе спросил я.
- Эд, ты же знаешь, я тебя во всем поддержу, но то, что было утром, - Эм передернул плечами. - Это было странно. И это напугало даже меня.
- Почему? - снова не понял я.
- Отчаяние, брат. Слишком много отчаяния, - поежился он.
Я так и не понял, о чем он говорил, и уже собрался зайти в свою комнату, когда Эммет вдруг продолжил:
- Будь осторожнее с ребятами, с которыми она была. Некоторые из них выглядели очень разъяренными от той цены с вашими обнимашками.
- Прекрати Эм, - раздраженно сказал я. - Что они могут иметь против встречи друзей?
- Не знаю, - задумчиво ответил брат, - Но мне это не понравилось. Равно как и то, что я увидел после вашего отъезда.
- Хорошо, я услышал тебя.
- А еще позвони Джасперу, чувак был расстроен и хотел с тобой о чем-то поговорить.
- Ладно, сейчас позвоню.
Мы с Эмметом стукнулись кулаками и разошлись по своим комнатам.
Меня определенно не радовала вся эта ситуация, и я чувствовал, как самые разные эмоции, порой противоречивые эмоции этого дня давят на меня. Поразмыслив, я понял, что прежде чем звонить другу, мне нужно было немного освежить голову.
Приняв холодный душ, я немного полежал на кровати, вслушиваясь в звуки ночи за окном. Я уже почти засыпал, представляя такие грустные и родные глаза Беллы, когда услышал звонок мобильного.
- Привет, Джас, - ответил я на вызов.
- Привет, ты дома? - отозвался Джаспер.
- Да, Эм сказал, у тебя что-то стряслось?
- Эммм... и да, и нет, - замялся друг. - Кто та незнакомка, с которой ты сегодня уехал?
- Это Белла, мы жили вместе в приюте, - не стал скрывать я.
- Ого, - только и протянул Джас и замолчал.
- И это все, что ты можешь сказать? - спросил я, спустя несколько секунд. - Я встретил друга детства, а ты говоришь «ого»?
- А ты знаешь хоть что-нибудь о тех ребятах, с которыми она была? - сменил тему Джас.
- Нет, почти ничего. Она живет с ними, кажется, в доме подруги. А что? - пожал плечами я, забывая, что Джаспер меня не видел.
- Ты, наверное, не заметил, - сказал друг, - среди них была блондинка.
- Нет, а что? - осторожно спросил я, недоумевая какое дело Джасперу может быть до кого-то из этих друзей Беллы.
- Ничего, Эд, - как-то грустно и неуверенно промямлил Джас.
- Что происходит?- начал раздражаться я.
- Семью не выбирают, ты же знаешь, - сдался Джаспер. - Так вот, моя напортачила, и очень сильно. Я никогда не хотел об этом говорить, но в моей семье были отвратительные люди, друг, и они натворили много дерьма. А я теперь чувствую, что расхлебывать все это придется мне.
- Я не понимаю, - устало ответил я.
- Та девушка, ну, блондинка. Это моя кузина Роуз Хейл. Она дочь сестры моей матери.
- Черт, друг, я и не знал, что у этой сумасшедшей была дочь, - охренел от информации я.
- Мы сами не знали, жива ли она и что с ней стало, - расстроено сказал Джас, - пока я не увидел ее сегодня на площадке.
- Я могу чем-то помочь тебе? - спросил я Джаса.
- Нет, я пока сам не знаю, что делать, - грустно ответил друг. - Мне просто нужно было с кем-то поговорить.
- Не знаю, утешит тебя это или нет, но ты не один, кто не знает, как поступать и что делать, - разочаровывая самого себя, сказал я.
- Прости, чувак, я совсем не спросил как ты, и что там у тебя происходит? - я почти увидел, как Джаспер хлопнул себя по лбу, и улыбнулся.
- Поговорим на днях, хорошо? - все еще улыбаясь, ответил я. - Когда сам пойму, что происходит и что нужно делать. Я чертовски устал сегодня.
Мы попрощались, и я сразу уснул, думая, что просплю очень долго, но вопреки своим ожиданиям проснулся рано даже для себя самого. За окном, конечно, уже начало светлеть, но на часах было всего пять утра. Спать не хотелось совсем.
Сначала я решил пробежаться, но потом передумал и включил компьютер. Я попытался найти хоть какие-то следы Беллы в сети. Она стала загадкой, моей загадкой. Я набирал ее старое имя «Белла Томпсон», «Белла-Сиэтл», но ничего не нашел. Информации о таком человеке нигде не было. Я и раньше пытался отыскать Беллу, но скорее просто от нечего делать, понимая невозможность этого, ведь, как я тогда думал, у нее была новая фамилия. Но сейчас, когда я знал, что она почти и не жила в новой семье, стоило попробовать еще раз. А разве нет? Но опять мой поиск не принес никаких результатов.
Спустившись вниз, я сделал себе кофе и тост и пока завтракал, все сильнее ощущал, что с каждой минутой все больше хочу снова увидеть Беллу. Я не был уверен в том, стоит ли ехать к тому дому, где я оставил ее вчера вечером, и поэтому поехал в единственное место, которое имело хоть какой-то смысл.
Не знаю, сколько я простоял на школьной парковке, кажется, вечность, и уже собирался уходить, когда почувствовал знакомое покалывание кожи головы, которое возникало у меня только от ее прикосновений, и услышал мое любимое:
- Привет, лохматая голова.
Я не знал, что было и что будет, но я верил в то, что больше не подведу ее.
Мы стояли там, в солнечных лучах, обнявшись, и наслаждались утром.
Я рассказал Белле о том, что нас ждут сегодня на ужин у меня дома. Она была смущена и немного расстроена, но также я увидел в ее глазах надежду.
Белла рассказала, где работает и во сколько ее можно будет забрать.
И в тот момент, когда она уезжала от меня на своем стареньком велосипеде, я понял, что с нетерпением жду вечера. Я жду, что оба мира, - в котором я жил и в котором живу сейчас, - и которые одинаково дороги мне, наконец-то соединятся.

+2

24

Глава 9. От лица Беллы

Глава 9
POV Bella
Когда я уезжала со стоянки у школы, то была одновременно рада и напугана. Увидеть снова Эдварда было радостно, это принесло какую-то реальность и смысл в то, что произошло вчера, в то, что он действительно здесь, в Форксе, и мы снова встретились. Это словно собрало меня воедино. Что-то изменилось во мне, словно мне пришили недостающую часть моей души, моего сердца. Я чувствовала себя цельной, зная, что он рядом. Но приглашение на ужин в его семью пугало меня. Безусловно, я не могла не пойти. Это же его семья, люди, которые дороги ему, и которым он небезразличен. По его словам, по тому, как менялось его лицо, когда он рассказывал о них вчера, было видно, как он дорожил ими и как ценил их.
Но мне было страшно прийти в их дом. Оправдаю ли я их ожидания? Смогу ли завоевать их доверие и, возможно, даже дружбу?
Я никогда особо не находилась в ситуации, когда мне нужно было нравиться людям. Нет, не так, в ситуации, когда я отчаянно хотела им понравиться и соответствовать кому-то.
Эти мысли заняли весь мой рабочий день. Хорошо, что сегодня меня поставили работать на склад, не уверена, что общаться с клиентами у меня получилось бы. Мысленно я была совсем далеко от места работы.
Я представляла, какая она – семья Эдварда, как выглядит его дом, его комната. Какие книги он читает? Он наверняка много читает, еще маленьким я помню его с книгой в руках. Мне нравилось слушать его рассказы о главных героях, почему они ему так нравятся, что ему вообще нравится в той или иной книге. Я часто засыпала, свернувшись калачиком у кресла, в котором он любил читать, и мне снились яркие цветные сны о тех меcтах и людях, о которых он читал мне вслух.
Сегодня я надеялась увидеть Роуз и поговорить с ней. Мне было больно, что она отвернулась от меня. Я не понимала, что происходит с ней, с ее семьей. Она никогда не говорила, что произошло, и почему она оказалась в такой ситуации, на улице. Лишь иногда в разговорах между ней и Джеймсом проскальзывали какие-то обрывки фраз, по которым можно было сделать вывод, что ее мать была психически больной.
Но, приехав на работу, я узнала, что Роуз отказалась сегодня от своей послеобеденной смены и взяла выходной. Наверное, она сразу после ранней смены в кафе поехала домой. Может, я успею поговорить с ней вечером.
За всеми мыслями и сомнениями мой рабочий день довольно быстро закончился. Мне нравилось работать на складе. Считать и раскладывать все по полкам и коробкам. Это была рутинная работа, но в этом я действительно была хороша. Годы скитаний и беспорядка привели к тому, что именно в устранении хаоса мне не было равных. Я сортировала одежду для рыболовства и охоты, раскладывала крючки и наживки в зависимости от вида и размера по маленьким коробкам, считала количество товара, определяла наличие того или иного артикула в списках, и это определенно успокаивало меня.
Ровно в пять я сдала смену и вышла на улицу. Солнце уже клонилось к горизонту, и улицу заполнил теплый солнечный свет, заставлявший предметы и людей отбрасывать смешные тени.
Эдвард, как и обещал, ждал меня у входа в магазин. В руках у него было два рожка мороженого.
- Я взял клубничное и шоколадное. Классика жанра, так сказать, хотя не уверен, что тебе нравится хоть одно из них, - сказал он, растягивая губы в кривоватой улыбке.
- Эдвард, ну что ты, не стоило, - сказала я, хотя у самой слюнки побежали при виде двух шариков мороженого, которые к тому же были посыпаны тертыми орехами и политы шоколадом.
- Так какое выбираешь? - прищурился парень.
Я прикусила нижнюю губу, пытаясь выбрать.
- Клубничное, - наконец, решила я, забирая из его рук вафельный рожок.
- Отлично, - просиял Эдвард. - Давай пройдемся, я оставил машину немного выше по улице, пока искал лакомство для тебя. Итак, Белла, как прошел твой день?
- Хорошо. Немного скучно, но за это платят, так что меня все утраивает, - проговорила я в промежутках между поеданием самого вкусного мороженого в моей жизни. - А как ты провел свой день, лохматая голова?
Волосы Эдварда и вправду были взлохмаченными. Пряди торчали в разные стороны, отливая в лучах заходящего солнца разными оттенками медного.
- Отлично, - с энтузиазмом проговорил Эдвард. - Я встречался с Джаспером, это мой друг, которого ты вчера видела, блондин, а потом мы с моим старшим братом Эмметом - это тот большой парень, с которым мы вчера играли, - ездили в магазин за продуктами. Эсме решила устроить пир горой в честь тебя. Чего там только не будет. Я быстрее убежал из дома, а то ароматы там летают такие, что я готов все съесть и не оставить ничего тебе.
- Боже, Эдвард, - обомлела я, - не стоило так беспокоиться из-за меня.
- Не переживай, - успокаивающе сказал Эдвард. - Эсме любит готовить и принимать гостей, а Элис только дай повод повеселиться.
- Но у меня ничего с собой нет, нужно было хотя бы цветы купить, пирог испечь, - запаниковала я.
- Белла, Белла, успокойся, - Эдвард взял мою руку в свою. - Ты ничего не должна. Ты гостья в нашем доме, и мы рады тебе. Ешь лучше мороженое, пока оно не растаяло.
- Эдвард, мы можем заехать ко мне домой? Я бы хотела принять душ и переодеться.
- Без проблем, - кивнул он. - Я помню дорогу.
Я действительно нуждалась в душе. После целого дня на складе я вся была покрыта пылью, от жары все тело аж зудело от пота, а рабочие брюки и футболка противно прилипали к телу.
- Белла, а где твой велосипед?- удивился Эдвард, когда мы садились в его машину.
- Я оставила его на работе.
- Но на чем же ты завтра поедешь?
- Пешком пойду, - пожала плечами я. - Прогуляюсь заодно. Это недалеко, я и на более длинные расстояния ходила пешком.
- Нет, это исключено. Я заеду за тобой.
- Не нужно, Эдвард. Зачем тебе просыпаться в такую рань, чтобы подвезти меня? – удивилась я.
- Потому что я так хочу. Ты моя подруга, и я не хочу, чтобы ты одна шла на работу по трассе.
- Я смотрю, кое-кто так и остался самым большим упрямцем!
- Вот именно, так что даже не начинай спорить. Вспомни, кто всегда побеждал в наших спорах?
На это я только закатила глаза и отвернулась от него, наблюдая, как дома сменяют друг друга.
- Я быстро, - успела сказать я, выбегая из машины.
- Я никуда не денусь, обещаю, - мягко улыбнулся Эдвард.
Я пулей залетела в дом, почти не заметив Джеймса, Рыжую и Рози, которые сидели на диванах в гостиной и что-то обсуждали.
- И куда ты так несешься, Кейт?
- О, ребята. Здравствуйте, - сказала я, возвращаясь задним ходом к ним.
- И? - нетерпеливо спросил Джеймс, сверля меня взглядом.
- Что? - не поняла я.
- Куда ты так торопишься, Кейт? – медленно проговаривая каждое слово, спросила Рыжая, пока Роуз изучала свой маникюр.
- Меня не будет сегодня вечером, - уклончиво ответила я.
- А где ты будешь? Или лучше спросить с кем?
- Да что за проблема? – вспылила я, подходя к ним. - Что у вас за проблема? Да, я буду ужинать с Эдвардом, его семья пригласила меня. Что вас в этом может не устраивать?
Вся эта ситуация жутко бесила меня. И раздражала. А еще я вспомнила слова Лорана о том, почему Джеймс так бесится.
- Меня не устраивает, что я ни хрена о нем не знаю и не доверяю ему, - спокойно ответил Джеймс.
- Это твои проблемы, Джеймс, - сказала я и пошла прочь.
Как можно быстрее приняв душ, я не стала сушить волосы, просто собрала их в конский хвост и, найдя единственные джинсы, на которых не было дыр, и майку, которую недавно купила в магазине, где все по доллару, пулей выскочила из комнаты, молясь, чтобы никто не увидел, что Эдвард ждет меня у дома.
Но мои молитвы не были услышаны.
Спустившись вниз, я увидела, что Эдвард сидит на диване, а рядом с ним вальяжно разлеглась Рыжая, задрав ноги так, что ее короткая юбка задралась просто до неприличия. Напротив них сидел Джеймс, а Рози и Лоран что-то обсуждали на кухне.
- А вот и она, виновница всех волнений и ожиданий, - посмеиваясь, промолвил Джеймс. - Кейт, только посмотри, кого Лоран встретил у дома.
Я быстро метнула взгляд сначала на удивленного Эдварда, а затем на Лорана, который виновато мне улыбнулся.
- Эдвард, я готова, мы можем ехать, - довольно сухо сказала я.
- Куда ты торопишься, Кейт? - едко спросил Джеймс, и я заметила, как Эдвард передернулся, когда Джеймс использовал чужое для меня имя.
- Нас ждут.
- Потерпи, это займет несколько минут. Нам лишь нужно кое-что обсудить, хорошо? А теперь сядь рядом со своим парнем.
Я посмотрела на Эдварда, мысленно прося прощения за все, что здесь происходило, но он лишь улыбнулся мне и пододвинулся, освобождая место рядом с собой. Как только я села, он взял меня за руку и крепко сжал ее.
И надо сказать, это не ускользнуло от внимания не только Джеймса, но и всех в комнате.
- Так-так-так... Ты только посмотри, кажется, наша девочка не такая уж и недотрога, как все думают, - прохохотала Рыжая.
- Так, Кейт, и что в нем такого, что ему ты разрешаешь прикасаться к себе? - сузив глаза, спросил Джеймс.
Я опустила глаза.
Как им объяснить? Что сказать? Они же все равно не поймут.
Я почувствовала на себе удивленный взгляд Эдварда, но он не стал ничего говорить по этому поводу, а лишь сильнее сжал мою ладошку.
- Итак, Джеймс, верно? У тебя есть какие-то вопросы? – ровным и спокойным голосом спросил он.
- Эдвард, получается, что наша крошка Кейт так рада твоей компании, что забыла обо всем, чему я ее учил и в частности не только о своей безопасности, но и о нашей.
- И каким-то образом, по-твоему, я могу навредить ей или вам? - спросил Эдвард.
- Можешь, - снова прищурился Джеймс. - Видишь ли, Эдвард, городок у вас маленький, и лишнее внимание нам совсем не нужно.
- И? - Эдвард вопросительно посмотрел на него.
- Мы люди не совсем типичные для общества, мы не любим, когда на нас направлены лучи. Мы ведем тихую жизнь здесь. Ваше милое общение уже принесло немало огорчений, а ведь прошло всего два дня.
- И что такого случилось?
- Твой дружок, как его... Рози? Джеймс посмотрел за спину, туда, где стояла моя подруга.
- Джаспер, Джаспер Хейл, - тихо проговорила она.
- Так вот, Эдвард, мое первое условие - твой дружок Джаспер Хейл не будет искать контакта с Рози.
Эдвард посмотрел на Роуз, и было что-то в его глазах, словно он что-то знал, но не мог сказать.
- Роуз, - тихо сказал он, - я поговорю с Джаспером. Он не будет тебя беспокоить, но думаю вам нужно поговорить. Он переживает, ты не знаешь всего, что тогда произошло.
- Да иди ты! Не надо делать вид, что хоть что-то знаешь о том дерьме, через которое я прошла, - вдруг закричала Роуз и пулей убежала наверх.
- Вот об этом я и говорю. Видишь ли, Эд, мы всего лишь гости в доме Рози и не хотим, чтобы она расстраивалась, - вкрадчиво сказал Джеймс.
- Хорошо, это я понял. Что-то еще? - деловито продолжил Эдвард.
- Если где-то когда-то ты встретишь кого-то из нас, кроме Кейт, просто проходи мимо. Мы тебя не знаем, ты нас не знаешь. Мы незнакомцы, которые никогда не виделись и не говорили.
- Отлично, меня это устраивает.
- Мы можем теперь идти, Джеймс? - устало спросила я.
- Да, валяйте, - махнув рукой, сказал Джеймс и притянул Рыжую себе на колени.
Эдвард встал и, поднимая меня с дивана, произнес одно лишь только слово - Белла.
Услышав его, Джеймс взбесился, вскочил на ноги, скидывая свою подружку на пол, и угрожающе зашипел:
- Никогда и нигде не называй ее так. Она, мать ее, Кейт Мейсен, понял? Никакой Беллы нет, она умерла, улетела на Марс. Нет ее больше! Ты меня понял?!
- Это ее имя от рождения, и я буду звать ее так, как хочу, - ничуть не испугавшись, жестко ответил Эдвард. - А если тебе не нужно внимание, то ты заткнешься и больше никогда не поднимешь голос ни на нее, ни на меня. Иначе, будь уверен, внимание со стороны полиции я тебе обеспечу.
Я впервые видела Эдварда таким. Злым и сильным.
- Мы уходим.
Широкими шагами он направился к выходу, потянув меня за собой.
Мы, молча, сели в машину. Я смотрела на Эдварда и видела, как пульсировала вена на его шее, слышала его неровное дыхание, понимая, что сейчас он в ярости, и лучше его не трогать. Он вцепился в руль машины так сильно, что костяшки на пальцах побелели, ударил по рулю, и нажал на педаль газа с такой силой, что я зажмурилась от рева двигателя и почувствовала, как меня буквально вжало в спинку кресла.
В машине стояла гробовая тишина, пока мы не выехали на трассу. Только тогда, немного расслабившись, Эдвард посмотрел на меня.
- Белла, кто эти люди? Что тебя связывает с ними?
Я вздохнула.
- Они моя семья, Эдвард. Друзья, которые помогали мне жить. Я им многим обязана.
- Как так получилось, что ты оказалась с ними?
- Эдвард, я не готова рассказать тебе.
- Не готова? Или просто не хочешь, Белла?
- Не хочу, - я отвернулась и закрыла глаза, пытаясь спрятать слезы.
Машина съехала на обочину и остановилась.
- Поговори со мной, Белла, пожалуйста, - Эдвард взял меня за подбородок и развернул к себе. - Ты плачешь, почему?
Я не могла говорить, качая головой.
- Ты боишься его? Джеймса?
- Ты не понимаешь, Эдвард.
- Ты права, не понимаю. Я не понимаю, почему ты не уходишь от него, если он запугивает тебя? Почему все вы не уходите от него?
- Я боюсь не за себя, и он не всегда такой, только когда чувствует неуверенность.
- Если не за себя, то за кого? – продолжал настаивать Эдвард.
- Он взбесился вчера, очень сильно. И я испугалась за тебя, - призналась я. - Я боюсь, что он сделает что-то тебе. Пожалуйста, Эдвард, не зли его, я тебя очень прошу, - трясущимся голосом попросила я.
- Не бойся, иди сюда, - он притянул меня в свои объятия. - Не плачь малышка, все будет хорошо. Он ничего мне не сделает. И тебе тоже. Мы тебя защитим. Я тебя защищу. Давай успокаивайся, и поехали, нас уже ждут. Вот увидишь, тебе у нас понравится, - улыбнулся Эдвард, вытирая влажные дорожки от слез на моих щеках.
А потом мы ехали к его дому по проселочной дороге, которая скрывалась в лесу. Здесь было тихо и умиротворенно. Пели птицы, сквозь открытое окно чувствовались прохлада и влажность. Было уже темно, но, как ни странно, этот лес не вызвал чувства страха. Лишь покой. И защищенность.
Вскоре я увидела свет, льющийся из окон дома. Он был деревянный с каменной отделкой, большой, но не громоздкий. Все в нем так и шептало о том, что он находится в гармонии с этим местом.
- Пойдем, нас и, правда, заждались.
Эдвард открыл для меня дверь и протянул руку. Заметив, как я вытираю вспотевшие от волнения ладошки о джинсы, он улыбнулся и заверил, что все будет хорошо.
Я не поняла, как мы поднялись по лестнице, как вдруг обнаружила, что стою в коридоре, из которого видна гостиная. На диване кто-то сидел, и как только дверь закрылась, две темные макушки мгновенно повернулись в нашу сторону. Вот они вышли из-за дивана, и передо мной оказались большой и высокий парень, которого я уже видела, и маленькая, изящная девушка с короткой стрижкой.
- Привет, а вот и мы, - услышала я голос Эдварда из-за спины. - Ребята, это Белла. Белла, это Эммет и Элис.
И тут произошло странное. Элис метнулась ко мне и с разбегу налетела на меня, заключив в крепкие объятия. Я не знала, как реагировать на это, поэтому просто стояла, ничего не предпринимая.
- Боже, Белла, как же долго я ждала нашу встречу! - затараторила девушка. - Эдвард нам все уши прожужжал о тебе.
Я недоумевающе посмотрела на Эдварда, но тот только пожал плечами и мягко рассмеялся.
- Поаккуратнее, Элли, ты ее раздавишь.
И только Элис отпустила меня и отошла, я увидела, как Эммет, озорно подняв брови вверх, пошел ко мне, широко расставив руки. Но, прежде чем он успел меня обнять, я быстро увернулась от его рук и спряталась за спиной Эдварда.
Все растерянно посмотрели на меня, а я лишь тихо промямлила извинения, даже не зная, как объяснить мое поведение. Три пары глаз недоуменно смотрели на меня, и лишь Эдвард тихонько приобнял за плечи, а я сильно вцепилась в его рубашку.
Обстановку разрядили родители Эдварда. Они вышли из боковой комнаты и поприветствовали нас. Эдвард представил мне их.
Его маму звали Эсме. От нее исходило тепло, тепло матери, о котором я только могла мечтать. Ее глаза лучились светом, заботой, миром. Так же как меня обнимал Эдвард, ее обнимал высокий мужчина - Карлайл, глава семьи.
- Изабелла, - услышала я его голос, наполненный спокойствием, силой и уверенностью, - мы рады приветствовать тебя в нашей семье. Ты очень важна для Эдварда, а, значит, ты важна и для нас.
- Ох, Карлайл, брось эти речи, совсем засмущал девочку, - перебила его Эсме. Пойдемте лучше ужинать, а то все остынет. Надеюсь, ты любишь итальянскую еду, милая. Элис так просто ее обожает, правда, потом ругает меня за то, что не даю ей держать себя в форме.
- Но это правда ма, твоя лазанья такая вкуснятина, что я никогда не могу вовремя остановиться, - простонала Элис, - а в результате не могу влезть в свои любимые джинсы.
- Хватит стонать, мелкая, лучше бы переживала из-за роста, а не веса, - ухмыльнулся Эммет и, схватив ее, взвалил на плечо и понес в сторону комнаты, в которой скрылись Карлайл и Эсме.
- Что я тебе говорил, Белла? - подмигнул мне Эдвард. - Все будет хорошо, расслабься, мы не кусаемся.
Он оказался прав. Ужин прошел очень спокойно и весело. Было забавно наблюдать за тем, как брат Эдварда все время смешил его сестру, было странно наблюдать за Эсме и Карлайлом, которые весь вечер рассказывали о своей молодости и о том, как путешествовали на машине по Америке, пока учились в университете. Я была так рада, что Эдварда окружали такие добрые и искренние люди, что именно они стали для него семьей.
Я была благодарна им за то, что они не засыпали меня вопросами о моем прошлом, потому что не знала что ответить. Сказать правду я была не готова даже Эдварду, не говоря уже о его семье.
Зато они много и с интересом расспрашивали нас с Эдвардом о том времени, когда мы были детьми и жили в приюте.
После ужина Эммет извинился перед всеми и уехал встречаться с подружкой, а Элис вызвалась помочь матери с уборкой. Я тоже хотела им помочь, но они наотрез отказались от моей помощи.
- Милая, ты наша гостья, так что отдыхай, - хором выпалили они, и Эсме добавила: - Эдвард, покажи Изабелле дом.
- Пойдем, Белла, - он взял меня за руку, и я пошла за ним.
Эдвард провел меня по первому этажу, где была гостиная, кухня, совмещенная со столовой, комната для гостей и кабинет Карлайла. На втором этаже оказались четыре комнаты и оранжерея. Комната Эдварда размещалась в конце коридора.
- Ты не устала? Можешь полежать, я что-нибудь включу, - сказал он, открывая дверь в свою комнату.
Я засмеялась, увидев ее.
- И что смешного? – удивился парень.
- Даже не сомневалась, что у тебя будет много книг, - сказала я, глядя на стену, находящуюся напротив входа. Там стоял большой стеллаж, заставленный от пола до потолка книгами.
- Да, я люблю почитать, - довольно ухмыльнулся Эдвард.
- Я помню это, лохматая голова.
- Хочешь отдохнуть?
- Да, - тяжесть дня внезапно упала на плечи, и после такого вкусного и плотного ужина мне захотелось спать, ну, или хотя бы просто полежать.
- Ложись, я включу музыку.
- Нет, не нужно, - проговорила я, забираясь на кровать и скидывая кеды. - Эдвард, можно тебя попросить?
- Что угодно, Белла, - он сел рядом со мной.
- Почитай мне, пожалуйста, я так соскучилась по тому, как ты читаешь.
- Хорошо, - знакомая искренняя улыбка озарила его лицо. - А что ты хочешь услышать?
- Что-нибудь из того, что любишь ты.
- Эм, - чуть призадумался Эдвард. - Думаю, у меня есть кое-что.
Я лежала на подушке и смотрела, как его пальцы быстро движутся по корешкам книг, отыскивая то, что ему было нужно. Наконец, он достал с верхней полки небольшую книгу и, усевшись на пол рядом с кроватью, хитро посмотрел на меня, показывая название.
"Антуан де Сент-Экзюпери. Маленький Принц"
- Что это? - спросила я.
- Тебе понравится, - отозвался Эдвард и начал читать.
Я окунулась в новую историю, которую читал мне мой друг. Его повзрослевший голос был чем-то новым для моего слуха, и я вслушивалась и впитывала его интонации, его звуки, его слова. И уже в который раз за эти короткие дни, когда я находилась вот так близко рядом с ним, все мои страхи и заботы уходили на задний план. Ничего не оставалось. Был важен только этот момент, когда мой мальчик рядом. Только уже не мальчик, а мужчина.
Протянув руку к голове Эдварда, я запустила пальцы в его волосы, пропуская прядки между пальцами и слегка поглаживая кожу головы. Это не было намеренно или спланировано. Я просто сделала это, как много раз делала в детстве. Эдвард немного вздрогнул и замолчал на мгновение, но затем просто продолжил с того места, где остановился.
А я дрейфовала на окраине сна, пытаясь уловить смысл того, что он мне читал.

http://s61.radikal.ru/i171/1503/49/9fc97287a50b.jpg http://s020.radikal.ru/i709/1503/f4/8604bac1f853.jpg

+1

25

Ольчик, привет!! Прочитала сразу залпом 3 последние главы, что пропустила и так радостно на душе стало...за Беллу. Что она спустя столько лет, снова смогла почувствовать семейный уют и теплоту. Смущает только этот парень их главарь. С одной стороны он здорово ей помог в свое время, но с другой...крепко держит в узде. А бедной Белле и податься больше некуда.
Была еще мысль, что семья Эдварда потом удочерит ее. И тогда Эд с Беллой будут неразлучны. Но наверняка будет по-другому. В общем, жду следующую главу.  http://www.kolobok.us/smiles/standart/friends.gif

0

26

Киса написал(а):

Смущает только этот парень их главарь. С одной стороны он здорово ей помог в свое время, но с другой...крепко держит в узде. А бедной Белле и податься больше некуда.

Да, Юль - Джеймс еще тот персонаж. Проблем от него будет достаточно.

Киса написал(а):

Была еще мысль, что семья Эдварда потом удочерит ее. И тогда Эд с Беллой будут неразлучны.

Ну, ты не так далеко ушла от правды)))
Скоро выложу главки новые!

+1

27

Глава 10

Глава 10
POVE
Прошло около пяти недель с того момента, как Белла перешагнула порог нашего дома. И эти недели стали американскими горками для всех нас. Я заново открывал эту девочку, с которой провел столько памятных лет в приюте.
Было чудесно снова видеть ее, узнавать ее. Я узнал, что она любит
все виды мороженого, какие я только мог ей предложить. И это просто потому, что она его не ела почти никогда, а если и ела, то это было крайне редко. А еще она любила, когда я ей читаю. Мы почти закончили читать «Маленького принца», когда Белла снова начала рисовать. И было так
трогательно и непривычно для меня видеть ее слезы, когда Эсме подарила ей альбом с простыми карандашами и ластиком.
Все это казалось таким странным. Это всего лишь бумага и дерево с грифелем. Но Белла просто прыгала от восторга. Ее глаза сияли, и прежде чем она сама поняла, что делает, Белла вскочила со стула и оказалась в объятиях мамы.
- Спасибо! Спасибо! Спасибо!
- Белла, совершенно не за что, Эдвард упомянул как-то о том, что в детстве ты часто рисовала, вот я и решила купить тебе этот набор, - сказала мама, сдерживая слезы.
- Чем я могу вам отплатить? - неожиданно серьезно спросила Белла.
- Ничего мне не надо, милая, - погладила ее по голове Эсме. - Просто получай удовольствие, и не забудь мне показать, что из всего этого выйдет.
И Белла послушалась. Сколько раз потом я смотрел на нее, когда она склонялась над столом в кафе или у нас дома, закусив губу и закрывшись завесой своих шоколадных волос от всего мира. Она пропадала в эти минуты и, кажется, успокаивалась, особенно когда бывала у нас. Это радовало меня, потому что, Белла часто нервничала, это было очевидно. Ее руки часто бывали сжаты в кулаки, она кусала губу почти до крови или грызла ногти, а иногда теребила край футболки, опустив голову. Чаще всего это случалось, когда ей начинали задавать вопросы о прошлом. Каждый раз она уходила от темы, стоило мне только заикнуться о тех временах, когда она встретила Джеймса и всех остальных, и почему ушла от семьи.
Джеймс. Несколько раз мы чуть не поссорились из-за него. Я убеждал Беллу переехать к нам. Родители не были против, более того именно они меня натолкнули на эту мысль. Я пытался объяснить Белле, что жить с Джеймсом, который так агрессивно настроен не то, что против меня, сколько против нее самой, не лучшее решение. И я, возможно, мог понять ее доводы. Наверное, они действительно были для нее семьей.
Но все ее доводы меркли перед тем, как сильно я переживал за ее здоровье. Белла все так же оставалась болезненно худой, и никак не поправлялась. Мама кормила ее так часто и так много, насколько это вообще было возможно, но результатов не было. Несколько раз и я, и папа пробовали уговорить Беллу съездить к нему в клинику и пройти обследование, но она каждый раз отнекивалась.
Вот все было. Мы делали три шага друг к другу и четыре шага назад в том, что касалось ее благополучия и здоровья. Я оказался в той ситуации, в которой любому парню сложно находиться. Я начал многое узнавать о состоянии Беллы, того что не стоит знать и даже серьезно думать об этом в моем возрасте. Но я чувствовал ответственность за то, что происходило с ней.
Каждый раз ее грустный взгляд или полуулыбка причиняли мне боль. Это сложно объяснить, словно ниточки в моем теле натягивались, заставляя мучиться.
Более или менее спокойно я себя чувствовал, когда она оставалась у нас. Такое бывало редко, но каждый раз был праздником для меня. Обычно пообщавшись с моей семьей, мы уходили на поляну недалеко от нашего дома, валялись там под лучами солнца и обсуждали книги или фильмы. Многое из того, что я читал, Белла и в глаза не видела, но она была жадной до моих историй. Иногда, когда ей что-то не нравилось, она могла посреди моего рассказа вскочить и начать спорить. У нее расширялись зрачки, щеки краснели, и слова просто лились из нее. Она говорила, и говорила, и говорила.
Однажды, когда мы снова вот так лежали на покрывале, глядя на раскинувшееся над нами темное тяжелое небо с тучами, сквозь которые пробивался лунный свет, замечая и то, что где-то вдали из окон нашего дома льется свет, и, слыша доносящийся из открытого окна смех Элис, я решил поговорить с Беллой.
- Белла, ты так воодушевленно споришь со мной, - ухмыльнулся я.
- В смысле? - не поняла она.
- Ты так воодушевленно говоришь о героях книг, про которых я тебе говорил. Почему?
- Не знаю. Мне интересно Эдвард, очень. Почему они совершают эти поступки, такие странные порой. Чего ради автор написал это? Что им двигало? Неужели тебе неинтересно?
- Интересно, - пожал плечами я, - но мне хватило всего этого на уроках литературы.
- Эх, вот этим мы и отличаемся, - погрустнела Белла.
- Чем? – не понял в свою очередь я.
- Тебе было с кем обсудить все это, тебе рассказывали про писателей, их жизнь и их произведения?
- Конечно, а тебе разве нет?
Она помолчала, а потом посмотрела мне в глаза:
- Эдвард, после того как я убежала из семьи, я не ходила больше в школу.
Теперь замолчал я. А что я мог сказать? Это было неправильно, ведь Белла такая любознательная, такая мудрая.
- Ты должна окончить школу, Белла, - вздохнул я.
- Зачем? – отвернулась она. - Разбирать банки на складе у меня и так хорошо получается.
- Дело не в работе, Белла, - возразил я. - Ты же понимаешь, что тебе было бы интересно, ты смогла бы открыть для себя новый мир.
- Что теперь об этом говорить?
- Ты не права, ты можешь окончить вечернюю школу, - мне нужно было убедить ее. - В Форксе такой нет, но в Порт-Анджелесе точно можно что-то найти.
- Эдвард, ничего не получится, - обреченно проговорила Белла.
- Получится, главное захотеть, - с жаром воскликнул я.
- Не получится, - упрямо сказала она. - У меня элементарно нет на это денег.
- У меня есть.
- Я не буду брать деньги твоих родителей.
- А кто говорит про их деньги? – сказал я. - Я подрабатывал весь последний год в книжном магазине по вечерам и немного заработал.
- Это твои деньги, Эдвард, - прошептала Белла. – Они тебе самому нужны.
- Ничего такого, что мне действительно необходимо, - махнул рукой я. И это была чистая правда. - И потом образование ведь бесплатное, главное, заполнить все нужные формы и написать тест. А деньги тебе могут понадобиться только на учебники.
- И все равно я не могу взять их у тебя, Эдвард! - Белла резко села, уставившись куда-то вперед.
- Да, почему?! - я тоже поднялся и сел.
- У меня нет документов, только старый паспорт, который я давно уже должна была поменять.
- И за чем дело стало, - удивился я. - Пойдем прямо завтра и все сделаем.
- Джеймс не разрешит, - прошептала Белла. - Это дела с властями.
- Знаешь, Изабелла, - укоризненно проговорил я, - мне кажется, что ты все преувеличиваешь.
- Ты, правда, не понимаешь? - Белла вскочила на ноги, явно начиная злиться.
- Ты права, не понимаю. Я предлагаю тебе шанс получить то, что ты заслуживаешь. Я зову тебя жить к нам, мои родные целиком поддерживают меня в этом, мы предлагаем тебе посетить больницу, теперь вот школа. А ты от всего отмахиваешься, не хочешь принимать, - теперь злился уже я.
Мы стояли друг напротив друга, и каждый отказывался принимать условия жизни другого.
- Да, я не хочу! - воскликнула Белла. - Неужели ты не понимаешь, Эдвард, что я никому не хочу быть обязанной - ни тебе, ни твоей семье.
- Кто говорит о том, что ты должна нам хоть что-то. Мы любим тебя, ты дорога нам! Это дар, который принимают и благодарят за него, - тихо сказал я.
- Я не понимаю! – голос Беллы сорвался на крик, и она заплакала.
- Чего, чего ты не понимаешь? – перепугался я.
- Зачем вам это? Зачем вам я? Почему, почему они меня приняли? – Белла махнула рукой в сторону дома. - Что вы за люди, Эдвард?
- Белла, Белла, Белла, - я беру ее лицо в ладони, - посмотри на меня, посмотри, - утираю слезы с ее щек. - Они принимают тебя, потому что знают, что ты дорога мне, что я не смогу нормально жить, если не буду знать, что у тебя все хорошо.
- Но кто я для тебя, Эдвард? - снова плачет Белла. - Да, детьми мы были привязаны друг к другу, но кто мы теперь? Ты совсем меня не знаешь, не знаешь, что я делала, на что шла, чтобы выжить. Поверь, если ты узнаешь, то никогда не посмотришь в мою сторону, я буду тебе противна. Я – никто! Ничто! - выкрикивает она сквозь слезы, и каждое слово, словно хлещет меня по сердцу.
- Видимо так и есть, Белла, - пытаюсь прорваться сквозь ее рыдания я. - Ты совсем меня не знаешь, раз говоришь так. Пойми, мне больно это слышать. Белла, что бы ни случилось с тобой в прошлом, просто расскажи, клянусь, я не отвернусь. Милая, я буду рядом и стану любить тебя еще сильнее. Доверься мне. Пожалуйста.
- Нет!
- Белла…
- Что ты хочешь услышать? – глотая слезы, спрашивает Белла.
- Не я хочу! - морщусь я. - Сказать тебе правду? Я не хочу слышать, не хочу. Мне страшно и больно. Но тебе нужно это. ТЫ хочешь, чтобы я знал правду, и ты не сможешь успокоиться и принять меня, - я показываю сначала на себя, потом на нее, - НАС, полностью, пока я не буду знать все, что с тобой случилось.
- Ты, правда, хочешь знать?! – в ярости выкрикивает Белла. - Тогда слушай! Я – никто! Я неуч, потому что так и не закончила школу! Я попрошайничала на улицах, в переходах на станциях метро и на вокзалах! Я воровала еду и одежду! А бывали моменты, когда мне это даже нравилось! Нравилось ощущение того, что хоть что-то в жизни у меня получается! Я вытаскивала монеты из грязных сливов, устраивалась на самые жалкие работы. Я драила общественные туалеты и смывала кровь после разделывания туш животных. Бывало, что я месяцами не мылась!!! Вот, что я собой представляю, Эдвард!
Выкрикнув все это, Белла упала на колени и зарылась пальцами в траву, тихонько рыдая.
И я плакал вместе с ней. Я ненавидел себя за то, что ей пришлось через все это пройти, за то, что меня не было рядом.
Вытерев слезы со щек, я тихонько сел на корточки рядом с Беллой и осторожно взял ее грязные руки в свои ладони.
- Ты не никто, Белла. Ты – сокровище. Милая, ты самое ценное сокровище, что я встречал в жизни, - я говорил и говорил, молясь про себя, чтобы Белла поверила мне. - Ты даешь мне свет, который сама не замечаешь. Мне жаль, что ты прошла через все это. Очень, поверь! Но ты сильная, ты пережила весь этот ужас, и в тебе осталась та непосредственность, которая всегда жила в тебе. Ты осталась доброй и отзывчивой, - Белла подняла на меня заплаканные глаза, и я понял, что должен ей это сказать. - Я люблю тебя, Белла, слышишь! Люблю каждую твою клеточку, каждую веснушку. Ты - мой друг, ты - моя семья! И я не оставлю тебя до тех пор, пока ты сама меня об этом не попросишь! Слышишь меня?
- Да, - тихо сказала Белла, и ее глаза засияли.
- Мне нужно, чтобы ты поняла это, - продолжил я, воодушевленный увиденным. - Ты заслуживаешь лучшего, самого лучшего в этой жизни. Никогда больше не принижай себя! Ты добьешься всего, чего только можешь желать. И ты пойдешь учиться. Не для меня, не для моих родных, а для себя!
- Но документы, Эдвард… - попробовала опять возразить Белла.
- Лучший друг моего отца работает в полиции, - сказал я. - Он мой крестный, и во многом мне помогал. И он поможет тебе, Белла. Если ты хочешь, чтобы никто не знал, так и будет. Не бойся Джеймса, не бойся себя. Ты хочешь учиться?
- Да.
- Значит, завтра же мы встретимся с Чарли.
- Ох, Эдвард, мне страшно, - Белла вздрогнула. - Мне так страшно.
- Я знаю, малыш, знаю. Но мы рядом. Все мы. Я и моя семья.
- Но что же будет с моей «семьей»? - спросила Белла, имея в виду тех ребят, с кем жила.
- Те, кто действительно дорожит тобой, обязательно поддержит тебя. Ты же говорила, что Лоран уже и так делает это.
- Это правда, - несмело улыбнулась Белла.
- Вот видишь.
- Но Рози нет, - снова погрустнела Белла, вспомнив о подруге.
- Роуз запуталась, - покачал головой я. - Ей сейчас сложно. Думаю, ей, так же как и тебе, нужно начать доверять людям.
- Это сложнее, чем ты думаешь, - возразила Белла.
- Это легче, чем ты думаешь, - парировал я.
Белла не стала спорить, но было видно, что она не согласна.
Вот так закончился этот оказавшийся безумно сложным вечер. Белла рассказала то, что я сам попросил. Вот только легче от этой правды не стало. Я не был уверен, правильно ли поступаю, давя на нее. Но мне так хотелось сделать ее жизнь лучше и светлее, что я надеялся, поступил правильно.
Через несколько дней мы устроили прием для друзей. Так частенько бывало в доме родителей. Приходили друзья родителей, наши друзья. Правда, этим вечером было немного иначе. Сегодня из наших друзей присутствовал только Джаспер, потому что он один из моего окружения знал о Белле. А еще мы позвали Чарли. Это была идея мамы. Раз Белла так остро реагирует на людей, которые связаны с законом, нужно для начала дать ей познакомиться с ним вне полицейского участка и узнать как человека.
Чарли был больше чем просто приятель для всех нас. Он был другом Карлайла еще с детства, его жена Рене работала в той же больнице, что и отец. Чарли не раз помогал Эммету, когда тот попадал в переплеты, а он это дело любил. Именно он помогал Калленам с моим обустройством на новом месте, делал все, чтобы свести сплетни в Форксе на нет, и помогал с оформлением всех моих документов для поступления в школу, а потом и в университет.
Я встречался с ним накануне и попытался объяснить всю ситуацию. Чарли пообещал, что будет деликатен и попробует помочь, но сразу сказал, что в таких вопросах дело не в том, как много уйдет времени на восстановление документов, главное, чтобы Белла была спокойна и уверена в том, что ей это действительно нужно.
И вот мы находимся на заднем дворе нашего дома, папа жарит стейки и сосиски, а мама что-то обсуждает с Беллой, время от времени они смеются, посматривая на Элис и Эммета, которые носятся взад и вперед, кидая друг другу фрисби.
- Эй, парень, - окликнул меня Чарли. - Ты что так нервничаешь?
- Я???
- Нервничаешь, нервничаешь, - усмехнулся крестный. - И это девочке на пользу не пойдет.
Я посмотрел на знакомое лицо и нервно улыбнулся. У Чарли почти всегда было суровое выражение лица, но глаза были добрыми, а вокруг них лучиками разбегались морщинки, а это говорило о том, что он любил смеяться и радоваться. А еще Чарли носил такие классические усы копа. И сколько себя помню, он был бы не он без усов, кепки и зубочистки в уголке рта.
- Как ты узнал?
- Да ты сейчас раздавишь банку с содовой.
И, правда, я так сильно сжал банку, что на ней остались вмятины.
- Ты любишь ее?
- Люблю?! - удивился вопросу я. – Конечно! Она мой друг, моя семья. Она много для меня значит.
- Я не об этом, парень.
Чарли посмотрел сначала на меня, а потом на Беллу.
- Она красивая, в нее несложно влюбиться.
Я смутился, услышав его слова, чему немало удивился, ведь мне непросто было смутить.
- Нет, - спустя какое-то время тихо ответил я. - В этом смысле, нет.
- Но ты задумался, - усмехнулся Чарли, - а, значит, ростки этого чувства уже есть, - он снова посмотрел на Беллу. - Но знаешь, что я тебе скажу. Пока не надо. Она напугана, и все что сейчас есть у нее - ты. Другие эмоциональные всплески для нее станут искрой. Понимаешь, о чем я?
Я кивнул, понимая, о чем он говорит. Я чувствовал это много раз. В Белле словно что-то накапливалось, словно она находилась на эмоциональной пороховой бочке. И это не было хорошо ни для нее, ни для нас всех.
- Чарли, пока все что я хочу, чтобы она была в безопасности, начала нам доверять и начала жить, наконец-то.
- Это правильно, - кивнул он. - Ты хороший человек Эдвард. Твои родители на славу постарались.
- Это правда, я многим обязан Эсме и Карлайлу.
- Я не о них говорю, хотя они тоже немало поучаствовали в твоем воспитании, - Чарли помолчал: - Ты знаешь, все самое важное закладывается в раннем детстве.
Я сглотнул.
- Не переживай парень, все будет хорошо. Тебе нужно лишь чуть-чуть терпения и время. Знаешь, если ты подождешь, думаю из ваших отношений, пусть пока только дружеских, может вырасти хорошая история. Вот только я сомневаюсь, что она видит в тебе только друга, ты замечал, как она смотрит на тебя?
- Нет, - помотал головой я.
- Она смотрит так, словно у нее никого кроме тебя нет. Рене так смотрела на меня. Ты ведь знаешь, мы встречались с ней еще в школе, и Карлайл знает, что это была та еще история любви. Мы любили, ненавидели, расставались.
- Да, но, в конце концов, вы ведь вместе.
- Вместе, - подтвердил, улыбнувшись Чарли.
- Как нам лучше поступить? Может тебе поговорить с Беллой? – я решил я сменить тему, так как мне не очень нравился ход его мыслей.
- Нет, - не согласился он. - Она сама увидит все, что ей нужно. Помнишь, о чем я говорил? Шаг за шагом.
Вот только как бы мы с Чарли не хотели делать все медленно и постепенно, появились обстоятельства, которые мало того, что ускорили все, но и более того они перевернули этот день с ног на голову.
Я не понял, как и что произошло. В одно мгновение мама с Беллой болтают и улыбаются, потом я вижу, что Белла одна. Еще через мгновение к ней подсаживается Элис, начинает что-то говорить, и в тот же миг раздается ее громкий крик.
- Папа!!! Эдвард!!!
Мне показалось, что мое сердце остановилось.
Что могло произойти?
Я в секунду подлетел к Белле. С виду ничего не изменилось. Она была такой же, как и мгновение назад. Спокойно сидит, на лице играет полуулыбка.
- Что произошло, Элис?! – кричу я, срывая голос, и вмиг холодею, понимая, что Белла не реагирует.
- Я не знаю Эдвард, - плачет Элис. - Я подумала, что Белла просто задумалась и слушает меня, но потом она перестала двигаться и даже моргать перестала. Я ее тормошила и звала, но она не отреагировала.
- В сторону, - услышал я голос отца.
Он разогнал нас и начал прослушивать пульс Беллы.
- Что с ней Карлайл? – услышал я взволнованный голос мамы.
- Пульс ровный, но очень медленный.
- Папа, папа! - я даже не понял, что это говорю я. - Папа!
- Что, сын?
- Помоги ей, пожалуйста, помоги!
- Конечно, - он на мгновение сживает мое плечо и встает на ноги. - Нужно отвезти ее в больницу, взять анализы и обследовать. Без этого я не скажу, что произошло.
- Хорошо, а ее можно двигать? – спросил я.
- Только очень осторожно. Нам нужно быстрее добраться до больницы.
- Я уже завел машину, - сказал Чарли.
- Я еду с вами! – отрезал я.
- Эдвард, сын, послушай меня, - снова сжал мое плечо Карлайл. - Мы с Чарли и Беллой поедем на его машине, а вы с Эмметом, - он посмотрел на моего брата, - поедете за нами.
Я не был согласен с ним, но спорить не стал. Все, с одной стороны, происходило очень быстро, но в то же время минуты текли, словно в замедленной съемке.
В больницу мы ехали, молча, Эммет вцепился в руль и сосредоточился на дороге, а я не мог перестать думать о Белле.
И вот мы уже на парковке, а в следующую секунду я уже несусь по коридору и оказываюсь перед белой дверью.
Сердце колотится, как сумасшедшее.
Какого хрена происходит?
Время. Чарли говорил о времени сегодня.
А вот сейчас такое ощущение, что время остановилось, и все что я мог сделать сейчас, это тупо сидеть на желтом плиточном полу и смотреть на закрытую дверь.

http://s017.radikal.ru/i404/1504/3c/20ee4a146b9c.jpg

+1

28

NatureIsLove написал(а):

Глава 10

Спасибо Ольчик!!

Я рада, что Белла наконец-то раскрылась Эдварду, рассказала обо всем, какой образ жизни вела...Очень эмоциональный разговор получился.Прямо читаешь, а перед глазами так и рисуется эта сцена.
И Чарли тоже порадовал, что завел этот разговор с Эдвардом. Возможно Эд еще не понимает, что это не просто дружеская любовь, или любовь брата и сестры...здесь есть нечто бОльшее, однозначно! Надеюсь ребята скоро это оба осознают.

Но концовка напрягла. Не поняла что случилось с Беллой...Надеюсь все будет хорошо!

0

29

Киса написал(а):

Но концовка напрягла. Не поняла что случилось с Беллой...Надеюсь все будет хорошо!

Ну, у Беллы будут и взлеты и падения.
А то что с ней - это скорее психологическая-защитная реакция. Я уже в одной из глав описывала это ее состояние, когда они только приехали в Форкс.

+1

30

Глава 11

Глава 11
POVE
- Насколько все плохо? – спросил я, сам не узнавая свой голос.
- Пока сложно сказать, сын. Непонятно, что с ней, - ответил Карлайл. - Пока все что я могу сказать это то, что все жизненные показатели Беллы стабильны…
- Но... - прервал я его.
- Она еще не очнулась.
- И что нам делать?
- Успокоиться, в первую очередь, - твердо сказал отец. - То, что ты так нервничаешь, ей не поможет. Нам остается только ждать, когда она очнется.
- А она очнется? - дрогнувшим голосом спросил я.
- Должна.
- Могу я зайти к ней? - я заглянул за плечо отца в ту сторону, где находилась палата Беллы.
- Можешь, Эдвард. Но если заметишь изменения, обязательно вызови сестру. Помнишь, где находится кнопка вызова?
- Да, да, да, - поторопился сказать я, хоть и мало уже слышал Карлайла.
Я зашел в белую стерильную комнату, которая так пугала меня. Она была пустой и блеклой, в ней не было вообще ничего человеческого. Желтые стены, белый кафель, запах спирта и хлора. Нет, это была лучшая палата в больнице. Тут Карлайл постарался. Кроме Беллы здесь не было других пациентов, на стене напротив кушетки висел телевизор, на тумбочке рядом стоял кувшин с водой, и даже телефон. Нужно будет потом поблагодарить его и обговорить, как я смогу оплатить все это.
Я осмотрел все вокруг, избегая пока смотреть на Беллу, и упал на стул, уставившись на носки своих кроссовок.
- Белла, - вздохнул я, - что за фигня с тобой происходит?
Сам не знаю, зачем я это спросил. Возможно, надеялся, что она очнется и ответит.
Но этого не произошло, и я, наконец, посмотрел на нее.
Такая бледная и умиротворенная, полуулыбка на лице, глаза закрыты, грудь равномерно поднимается и опускается, губы немного приоткрыты. Я погладил ее по голове, по мягким шоколадным волосам, и улыбнулся против своей воли. Казалось, Белла спала и видела какие-то приятные сны. Мне оставалось лишь надеяться, что это действительно так. Вот только чутье подсказывало, что такого не бывает. Ну, не может человек просто так впасть в кому, да еще такую глубокую.
Не знаю сколько я просидел рядом с Беллой. Я думал, думал и снова думал.
С той минуты, как Белла снова появилась в моей жизни, эти эмоциональные горки сводили меня с ума. Счастье и радость сменялись недоверием и неуверенностью. Я думал о словах Чарли, тех, что он сказал мне несколько часов назад.
Испытывал ли я к Белле что-то большее, чем просто дружеская симпатия?
Тогда у меня не было ответа, но сейчас... Сейчас я смотрел на ее бледное лицо и, кажется, впервые за все время видел ее по-настоящему. Я не видел сейчас маленькую девочку, которую когда-то знал, не видел свою подругу, которую не так уж и давно узнал. В данный момент передо мной лежала молодая девушка - хрупкая и красивая, с точеными чертами лица и нежной кожей. Казалось, я совершенно ее не знаю, что вижу впервые. Словно не было всего того времени, что мы были врозь. Казалось, что я совершенно случайно увидел ее в больнице Карлайла и теперь не могу оторвать от нее взгляда.
- Ты прекрасна, Изабелла, - прошептал я.
Все время я крепко держал ее за руку и надеялся, что она вот-вот откроет свои красивые глаза и одарит меня теплым взглядом.
Так я просидел до самого вечера. Несколько раз заходил отец, отслеживал изменения показателей приборов, пару раз заходила медсестра, мама тоже заглянула убедиться, что у меня все хорошо.
Уже смеркалось, когда пришел человек, которого я точно не ожидал увидеть.
- Эдвард? – услышал я знакомый голос через приоткрытую дверь
- Джас?
- Эд, тут такое дело, - просочившись в палату, сказал Джаспер. - Я привел к Белле кое кого. Подумал, может, она знает что-то о ее состоянии.
- Что? Кого? - ничего не понял из его слов я.
Вместо ответа Джаспер посторонился, и в палату зашла Розали. Я видел ее всего пару раз до этого и каждый раз ловил на себе ее острый взгляд, не выражавший ничего кроме неодобрения. Но в этот раз что-то изменилось. Она почти сразу посмотрела на подругу, и в ее глазах появилась боль, как от потери.
- Эдвард, это Розали, - представил девушку Джас. - Моя кузина.
- Что с ней? - спросила Розали.
- Не знаю, - растерянно сказал я, проведя рукой по волосам. - Может, ты сможешь мне рассказать. Такое раньше бывало?
- Что именно?
- Это! - я показал на девушку на кровати. - Она отключилась, когда разговаривала с Элис, и не приходит в себя.
- Сколько времени прошло? - занервничала Розали.
- Не знаю, - пожал плечами я. - А это важно?
- Черт, я сама не знаю, - Розали нервно прижала руки к груди. - Я столько раз ей говорила, что это не шутки. Давно нужно было заставить ее провериться, но Джеймс...
- Мне плевать что было! - резко прервал я ее причитания. - Ты можешь объяснить, что с Беллой?
- Я не знаю что это, но бывает, что она просто вырубается, у нее отключается сознание или что-то вроде этого. И совершенно непонятно по какой причине! - злым шепотом воскликнула Розали. - Такое было нечасто. Она просто впадает в ступор, до нее не докричаться, и никак не вывести ее из этого состояния. Остается только ждать. Обычно через несколько часов она приходила в себя. Поэтому я и спросила тебя, сколько времени уже прошло.
- Не знаю точно, - я призадумался. - Кажется около пяти часов.
- Что тут происходит?! - послышался вдруг голос Карлайла.
- Карлайл, это Розали, подруга Беллы, - представил я девушку отцу. - Она говорит, с ней такое уже случалось.
- Так, ребята, давайте пройдем в мой кабинет, - махнул нам рукой тот. - Не думаю, что Белле на пользу, когда тут много людей. Медсестра сообщит, если Белла очнется. А теперь давайте, на выход.
- Вы идите, я останусь с Беллой, - отказался покидать девушку я.
- Как хочешь, сын, - не стал спорить Карлайл.
- И да, Джас, спасибо за помощь. И тебе, Розали. Белла скучает по тебе.
- Да, точно, скучает, - пробубнила она себе под нос.
- И опять тишина, - сказал я сам себе, возвращаясь на стул. - Только ты и я.
- Только ты и я, лохматая голова, - вдруг услышал я осипший голос.
- Белла!
- Эй, - она мягко улыбнулась мне.
- Эй, - я вернул ей улыбку.
- Можно мне попить? В горле пересохло.
- Сейчас, - я развернулся, чтобы достать до стакана и кувшина с водой. - Вот держи.
Белла осторожно села на кровати и протянула руки к стакану. Взяв его двумя руками, она жадно, большими глотками, выпила все, что я налил.
- Ну, и напугала же ты нас всех, Белла, - сказал я, наблюдая за ней.
- Эдвард, это самая вкусная вода, - проигнорировала она мои слова.
- Белла, ты меня напугала, - мне не удалось скрыть дрожь в голосе.
- Да, прости. Я так умею, - попыталась отшутиться девушка.
- Эй, Белла, - я взял ее за руки, - я не шучу. Это не шутки.
- Эдвард, все хорошо. А где мы?
- В больнице, в которой работает отец.
- Боже, Эдвард, я же никогда не смогу оплатить все это.
- Белла, это не проблема.
- А документы? - в глазах Беллы мелькнул ужас. - Мне нужно уходить, Джеймс разозлится, и оплата... Черт, как... я не знаю... наверное, я передам все, что смогу собрать, через тебя.
Я и опомниться не успел, как она оказалась на ногах и начала искать свою одежду.
- Эй, эй, успокойся, - я тоже встал и подошел к ней. - Тебе не нужно убегать.
- Но как? Как...
- Что здесь происходит? - мы синхронно повернулись на голос и увидели, что в дверях палаты стоит мой отец. - Белла? Как давно ты очнулась?
- Минут пятнадцать назад, - ответил я за нее.
- Это хорошо. Только ты это куда собралась, Белла? Тебе нужно лечь обратно в постель, - почти холодно сказал отец. Он всегда так говорил с пациентами.
- Карлайл, спасибо Вам за все, но мне действительно нужно идти. Я даже не знаю как оплатить все то, что уже было сделано, - Белла растерянно обвела взглядом комнату.
- Белла, девочка, послушай, - Карлайл взял ее за руки, и мне показалось, она немного успокоилась. По крайней мере, перестала паниковать, - то, что мне рассказала Розали, очень серьезно, понимаешь? Тебе нужно пройти обследование.
- Что? Розали? Она тут? - встрепенулась Белла.
- Да, и ты с ней увидишься, как только успокоишься и сделаешь глубокий вдох.
- Х-х-хорошо, - Белла кивнула и, как была в джинсах и в медицинской сорочке, села на кровать.
- Итак, Розали сказала, что ты иногда, - он на секунду замолчал, как будто подбирал слова, - теряешь связь с реальностью, назовем это так.
- Да, иногда такое случается, - кивнула Белла.
- Как давно это происходит? - спросил Карлайл.
- Не помню точно, - пожала она плечами.
- Можешь сказать, может, было что-то, что послужило толчком к возникновению этих приступов?
Белла бросила взгляд на меня и опустила голову.
- Эдвард, выйди пожалуйста, - услышал я отца.
- Что?! - я подумал, что ослышался. - Нет, я не оставлю ее одну.
- Сын, послушай меня. Ты мне доверяешь? Белле нужна помощь, и для этого я должен обсудить с ней все нюансы. Разговор пациента и врача конфиденциален, ты знаешь. Как только мы поговорим, ты к ней вернешься, хорошо? А сейчас может попьешь кофе с другом и Розали, да и домой нужно позвонить, они волнуются.
Я знал, что он прав, знал, но так сложно было оставить Беллу тут одну. Она была расстроена и потеряна, опять. И ей нужно было что-то делать со своим здоровьем. Здесь ей мог помочь только Карлайл.
- Белла, ты будешь в порядке? – спросил я, пытаясь поймать ее взгляд.
Но она лишь мотнула головой, так и не подняв на меня глаза.
- Пойдем Эд, - почувствовал я на плече руку Джаса.
В коридоре перед палатой, оперевшись спиной о стену и скрестив руки на груди, стояла Розали. Судя по ее позе, ждать ничего хорошего не приходилось.
- И какого черта происходит? – спросила она, обращаясь ко мне.
- Какого черта? И это ты меня спрашиваешь? Может это ты объяснишь, как вы позволили всему этому зайти так далеко?! - еле сдержавшись, чтобы не заорать, прошипел я.
- Ты ни черта не знаешь! - таким же злым шепотом ответила она, наставив на меня указательный палец.
- Эй, ребята, взаимными упреками вы Белле не поможете, - попытался остановить нас друг. - Давайте, послушаем совета Карлайла и сходим в кафетерий.
- Хорошо.
- Отлично, - прошипела блондинка.
Мы взяли себе кофе и сели за пластиковый стол зеленого цвета. Меня еще никогда так не раздражала эта больница.
- Итак?! – вопросительно посмотрел я на Розали.
- Что ты хочешь? - вскинулась она
- Я хочу объяснений! Что с Беллой такое?
- Я не знаю, - ответила девушка. - Как я уже сказала, это было всегда с того момента, как мы встретились у Джеймса.
- Почему это происходит?
- Я не врач, Каллен, я ее друг, - снова начала злиться Розали.
- Хреновый из тебя друг получился, - усмехнулся я.
- Не смей говорить того, чего не знаешь!
- Не знаю, это правда, - сказал я. - Зато все прекрасно вижу. У девочки проблемы, а вам всем наплевать на это. Никто не заботился о ее здоровье.
Розали сначала хотела что-то ответить, но промолчала, опустив глаза.
- Ты не понимаешь... - начала она, но я перебил ее.
- Как вы меня все достали! Чего я не понимаю? Белла говорит мне то же самое, - я начал заводиться. - Вам Джеймс всем мозги промыл что ли?
- Она жива, Каллен. Я жива, - Розали подняла на меня глаза. - И это заслуга Джеймса. Он во многом не прав, я это признаю. Он жесткий и даже жестокий иногда, но благодаря его характеру все мы еще дышим воздухом и не валяемся в канаве, умирая от голода.
- Да-да, слышал я все это. Но похоже не такие вы и друзья, а, Розали? На деле оказывается, что когда Белле нужна твоя поддержка, ты перестаешь с ней общаться?
- Это ее выбор, не мой, - снова отвела взгляд Розали.
- И ты веришь в это? Это ты повторяешь себе? Что ты ей не нужна? - охренел я. - А ты знаешь, как часто она плачет, потому что ей не хватает ее единственной подруги?
Розали посмотрела на меня, но я махнул рукой и отвернулся в сторону окна
- Не утруждайся объяснить что-то, все это пустые слова.
- Эдвард, полегче, - заговорил молчавший до сих пор Джаспер. - Она все же пришла и помогла Карлайлу.
- Спасибо хоть на этом.
Я злился на нее, за то, что сейчас все это происходит, на Карлайла, за то что он не дал остаться с Беллой, но больше всего на себя, потому что не знал что делать.
- Я пошел к Белле, - сказал я, вставая. - Ты идешь?
- Но… - запнулась на полуслове Розали.
- Ты сейчас тут разыгрывала мыльную оперу, показывала какая ты обиженная на нас всех и на весь мир, ты не даешь шанса собственному кузену поговорить с тобой, он уже извелся, - я говорил и говорил, желая выплеснуть хоть часть боли, что терзала меня сейчас. - Хотя по мне, плевать бы я хотел на таких родственников
- Эдвард! - прервал меня Джас. - Ты переходишь черту.
- И пусть, - я махнул рукой и отвернулся от них. - Она говорит, что они с Беллой друзья, значит пусть переступает через свою гордость и идет сейчас к ней, вместе со мной.
Я встал и направился к выходу, не став ждать, решится Розали пойти со мной или нет.
Открыв дверь в палату, я увидел, что Белла разговаривала о чем-то с Чарли, а тот что-то записывал в блокнот.
- Что вы тут делаете?
- Эдвард! - Чарли серьезно посмотрел на меня. - Я собираю сведения, чтобы оформить документы для Беллы. Процесс оформления будет долгим, но главное сделано - девочка сама этого хочет.
Белла смущенно улыбнулась мне, и на сердце у меня сразу потеплело.
- Ладно, тебе пора отдыхать, ребенок, увидимся завтра. Эдвард, попрощайся от меня со своим отцом.
- Хорошо, - растерянно сказал я.
И только Чарли ушел, как дверь снова открылась и в палату зашла Розали.
- Рози? – голос Беллы задрожал.
- Привет, Ке… Белла, - тихо сказала Розали. - Прости, я еще не привыкла.
- Это ничего.
- Ты тут всех напугала, ребятам этим похоже действительно не наплевать на тебя.
- Роуз, я скучала, - прошептала Белла, и на глазах у нее появились слезы.
- Ну-ну, - Розали подошла и обняла ее, - слезы нам больше ни к чему.
- Угу... - глухо сказала Белла.
- Так, молодежь, вам всем пора на выход, - скомандовал появившийся Карлайл. - Белле нужен отдых.
- Я останусь, - возразил я.
- Эдвард, это не обсуждается. И потом вы теперь с Изабеллой будете часто видеться.
- Это почему? - не понял я.
- Изабелла, ты не против если я расскажу наш маленький секрет? - спросил у девушки Карлайл.
- Нет, - Белла слегка покраснела.
- Изабелла будет жить у нас. Я подписал необходимые документы, и теперь являюсь временным опекуном Изабеллы. До ее совершеннолетия
Белла смущенно улыбнулась и сказала ему.
- Еще раз спасибо, Карлайл.
- Не за что, но тебе и правда нужно отдыхать. Увидимся завтра. Эдвард пойдем, тебя мама заждалась.
- Иду.
Я обнял Изабеллу и поцеловал в макушку.
- Не пугай меня больше так, - попросил я девушку.
- Не буду, лохматая голова, - я почувствовал, как она улыбнулась.
- До скорого.
- До завтра, - она еще раз улыбнулась мне, когда я закрыл дверь.
Пока мы ехали домой, я молчал, пытаясь обдумать то, что только что сделал Карлайл, и уже когда мы поднимались по лестнице, я остановился и обнял его.
- Спасибо, это очень много значит для меня, - дрогнувшим голосом поблагодарил отца я.
- Я знаю, сын, - серьезно ответил Карлайл. - Но я сделал это не ради тебя. Девочка настрадалась. Ей нужна передышка.
- Она тебе все рассказала? - ужаснулся я.
- Она многое рассказала, Эдвард, и я не думаю, что ты готов сейчас узнать хотя бы часть.
- Ты не прав, - возразил я. - Я все хочу знать о ней.
- Может быть, но в любом случае, не я должен тебе все рассказать, а сама Белла, - отец посмотрел на меня, склонив голову. - Так что давай сейчас пока сосредоточимся на ее выздоровлении. Это нужно нам всем.
Я кивнул и пожал ему руку.
А что еще я мог сделать?
Этот человек спас меня, а сейчас пытается помочь самому близкому для меня человеку. Я всем обязан этой семье и не уверен, что когда-нибудь смогу расплатиться с ними.
Но сейчас Карлайл прав - я должен думать о Белле и о том, чтобы ее жизнь в нашем доме была максимально комфортной. И я приложу все свои силы, чтобы ей у нас было хорошо.

http://s017.radikal.ru/i412/1506/3e/1f8981860ac6.jpg http://s020.radikal.ru/i701/1506/9e/72536403f901.jpg

+1

31

NatureIsLove написал(а):

А то что с ней - это скорее психологическая-защитная реакция.

Да, теперь я это поняла. Надеюсь она не пролежит долго, в этой больнице. И конечно концовка порадовала. Все-таки у Карлайла доброе сердце. Но интересно, как долго Белла пробудет в их семье, ведь все это временно, насколько я поняла.

0

32

Киса написал(а):

Но интересно, как долго Белла пробудет в их семье, ведь все это временно, насколько я поняла.

Да, так и есть. Но какое-то время она конечно будет под крылом этой семьи.

0

33

Глава 12

POVВ
- Белла, поднимайся! Быстрее! У нас осталось всего полчаса, а у меня проблема глобального масштаба!
- Элис, прекрати кричать на весь дом, - слышу я голос Эсме.
- Маам, ты не понимаешь! – раздается раздраженный голос Элис, кажется, прямо у меня над головой, и тут же я слышу топот.
Через секунду дверь в мою комнату распахивается, и я вижу раскрасневшееся лицо Элис. Так начинается почти каждое утро субботы, когда мы с Эдвардом и Эмметом собираемся поехать в Порт-Анджелес.
Моя комната!
Разве могла я еще месяц назад знать, что у меня будет своя комната, и что жить я буду в одном доме с Эдвардом. Конечно, нет. Мы только решили с Эдвардом, что я не готова к быстрому повороту событий, и он согласился с тем, что он не будет давить на меня, в том числе и в вопросе о восстановлении моих документов. И вот такой поворот.
Буквально за месяц моя жизнь повернулась на 360 градусов, и это новое для меня ощущение, которое с каждым днем все больше и больше укореняется в моей голове – ощущение уверенности и защищенности.
А всему виной тот самый мой «бзик», как раньше называла это Рози. В тот вечер все шло так замечательно - семейный ужин у Калленов, Чарли, детектив, с которым так хотел меня познакомить Эдвард. Мы весь день провели с Эсме на кухне, а потом на их заднем дворе был веселый пикник, Элис мне рассказывала, каким смешным был Эдвард, когда попал к ним, показывала фото, с которых на меня смотрела счастливая семья. Эдвард в тот день правда держался немного в стороне от меня, проводя время в компании Чарли, точнее шефа Свона. Лишь изредка я ловила на себе его взгляд.
Я улыбалась ему, помню, как Элис что-то рассказывала о том, как они приезжали за мной, вскоре после того как Эдвард попал к ним, но меня уже не было. Я перестала понимать смысл ее слов, все начало проваливаться куда-то, подергиваясь дымкой. Как это обычно бывало, я перестала чувствовать свои конечности и потом медленно, словно каждое нервное окончание перестало функционировать, застыла, почти перестав дышать.
Меня до сих пор передергивало, когда я вспоминала, что это произошло в окружении всей семьи Эдварда. Многих я, конечно, на уши тогда поставила.
Я не помню точно, да и не могу помнить, сколько времени я пробыла в таком состоянии. Очнулась я в больнице, и почти весь остаток того дня прошел как в тумане. Помню, что первым, кого увидела был Эдвард, потом в какой-то момент в палате оказались почти все Каллены, и даже Рози. Я даже не помню, что сказала Эдварду, и что отвечала на вопросы шефа Свона.
Но я навегда запомню наш разговор с Карлайлом.
- Белла, как ты себя чувствуешь?
- Хорошо, только спать хочется, – не стала врать я.
- Я не займу много времени, но мне нужно задать тебе несколько вопросов, чтобы я мог помочь тебе.
Я молчала, так как была не уверена, что смогу дать... нет, не так... что готова дать ответы, которые он хотел от меня получить.
- Белла?
- Я постараюсь ответить.
- Часто у тебя бывают такие приступы?
- Не уверена. Всегда по-разному. Иногда несколько раз в месяц, иногда раз в полгода.
Карлайл что-то записывал в карту, на первой странице которой я увидела свое имя. Изабелла. И все. Ни даты рождения, ни фамилии. И вдруг от этого в груди все сжалось.
- Ясно, то есть регулярности в повторении приступов нет. Как давно это началось с тобой?- спросил отец Эдварда.
- Не знаю, - я отвела глаза в сторону, не в силах сказать правду.
Карлайл молчал, глядя на меня, я кожей чувствовала его взгляд.
- Изабелла, я хочу тебе помочь.
- Это началось, когда мне было двенадцать лет.
- Ты не обращалась к врачам?
- Я не могла, у меня не было документов, - ответила я скорее пальцам на своих руках, чем доктору Карлайлу.
- Ты знаешь почему это происходит?
- Нет.
- Может у тебя была травма головы?
В голове сразу возникли картинки и ощущение цепких рук Джейн на моих лодыжках. Синяки держались несколько дней.
Не удержавшись, я потерла ногу, словно снова ощущала боль, и снова замолчала.
Карлайл вздохнул, обошел кровать и сел рядом со мной на то место, где раньше сидел Эдвард.
- Белла, - тихо начал он, - сейчас я скажу тебе кое-что, но не как твой врач, не как твой знакомый или отец твоих знакомых. Я скажу это, главным образом, как отец Эдварда, - я судорожно вздохнула, услышав родное имя из его уст. - Я люблю этого мальчика, и один Бог знает, как благодарен я тому, что он оказался в моей семье, хоть и при таких тяжелых для всех нас обстоятельствах. Я знаю, что единственный раз, когда я и все мы подвели его, это когда разлучили вас в детстве. Ты не представляешь, как он был привязан к тебе. Он неделями ни с кем не разговаривал, лишь Элис смогла хоть как-то достучаться до него. Может, в силу своей детской непосредственности, может, она чем-то напоминала ему о тебе. Да, он вырос хорошим мальчиком, трудолюбивым, усердным, ответственным. Но он всегда грустил, тосковал по тебе, по тем временам, по родителям. И мы пытались облегчить его боль, мы ездим каждый год с ним на кладбище к его родителям и каждый раз заезжаем к Кейт.
Он говорил и говорил, а у меня по щекам уже текли слезы.
- Так вот. Я никогда не видел Эдварда таким счастливым, как когда он снова встретил тебя. Он словно начал дышать совсем другим воздухом. Он больше смеется, стал более открытым с Элис и Эмметом, и да и с нами. И все бы было хорошо, вот только в то же время он стал мало спать. Это видно по его глазам. Слава богу, мне удалось наладить со всеми моими детьми довольно доверительные отношения, в том числе и с Эдвардом. И он не скрывает, что переживает. И все его думы, главным образом, об одном. О тебе, Белла. Он беспокоится за твое здоровье, думает о твоем прошлом и будущем. Скажу тебе правду, я не хочу снова подводить нашего мальчика. Я хочу помочь тебе еще и потому, что ты симпатична мне и всем членам нашей семьи. Ты - милая девушка, Изабелла, и ты многого достойна. Жаль только, что ты сама это не видишь. Поверь, я очень хочу, чтобы Эдвард был спокоен. И я могу помочь ему. Но я не смогу этого сделать без твоей помощи. Я знаю, что ты беспокоишься о нем и любишь его, как все мы. Правда? Ты же не хочешь, чтобы он переживал?
Он ждал моего ответа, и я решилась.
- В этом мире у меня нет никого ближе и дороже чем он, - вытерев слезы, сказала я, храбрясь и глядя прямо Карлайлу в глаза.
- Я знаю это, Изабелла, - по-доброму улыбнулся он. - И именно поэтому разреши мне помочь тебе, только так я смогу помочь и ему. Но для этого ты должна открыться мне. Не как отцу Эдварда, а как твоему лечащему врачу. Ты же знаешь, что существует врачебная тайна, я никому не имею права рассказывать то, что ты мне скажешь.
- Правда?
- Да, - кивнул он. - Так как? Можем мы продолжить?
- Хорошо, - согласилась я.
- Я спрашиваю еще раз, Белла, - совсем другим тоном спросил Карлайл, на глазах превращаясь из любящего отца в серьезного доктора. - У тебя была травма головы?
- Да.
- Чем она была нанесена?
И я рассказала. Впервые кому-то кроме Джеймса я рассказала все, что случилось со мной в доме Аро и Джейн Вольтури. Карлалйл не прерывал мой рассказ, а лишь, молча, смотрел на меня, явно пытаясь не выдавать своих эмоций. Когда я замолчала, он сжал мою руку.
- Мне жаль, Белла, искренне жаль, что тебе пришлось пройти через подобное. Такого не должно происходить, и уж тем более с маленьким ребенком, - сказал он.
- Пожалуйста, - я подняла на него глаза, - пообещайте, что не расскажете Эдварду.
- Обещаю. Ты расскажешь сама, когда посчитаешь нужным.
Я кивнула, вытирая слезы со своих щек.
- Тебе нужно пройти обследование, - что-то записывая в карту, проговорил Карлайл. - Возможно, травма головы не прошла бесследно, и именно это является причиной твоего состояния. Но несмотря на то, что я сделаю все, что смогу, как врач этой больницы, нам нужны будут документы, Белла. Надеюсь, ты понимаешь это. Я знаю от Эдварда, что вы говорили с ним об этом, и ты не хотела торопиться. Но, к сожалению, сейчас у нас нет другого выбора.
- Я понимаю, - кивнула я.
- Вот и хорошо. И еще одно.
- Что?
- Эдвард пока ничего не знает, как и остальные дети, но если честно мы давно думали об одной вещи, - осторожно начал Карлайл, и я напряглась. - Это идея Эсме, и я полностью ее в этом поддерживаю.
- О чем Вы говорите?
- Я говорю о том, чтобы ты переехала жить к нам.
- Что??? - я не верила своим ушам.
- Послушай, пожалуйста, прежде чем отказаться, - заторопился Карлайл. - Сейчас тебе шестнадцать, совсем скоро исполнится семнадцать, и до твоего совершеннолетия мы с Эсме хотим взять тебя под нашу опеку. После того, как Чарли поможет восстановить твои документы, мы можем оформить все официально. Так будет лучше для Эдварда и самое главное, для тебя самой. То, где ты живешь сейчас, не лучшее место, чтобы восстановить твое здоровье, а тебе это необходимо. Даже по тому осмотру, что я провел, без анализов могу сказать, что ты нуждаешься на данный момент в постоянном медицинском осмотре, и проще всего это делать, если ты будешь жить с нами. А еще, - он хитро улыбнулся, - ты сможешь больше времени проводить с Эдвардом.
- Но вы не обязаны… - начала было я, но отец Эдварда перебил меня.
- Знаю. Но я хочу, вернее, мы хотим, - он на секунду закрыл глаза. - Белла, мы должны были сделать это с самого начала. Нам нужно было забрать вас вместе в тот день из приюта, ведь Кейт предупреждала, что вы очень привязаны друг к другу. В какой-то степени я чувствую свою вину за произошедшее с тобой.
- Тут нет вашей вины, - возразила я.
- Возможно. Но я тебя прошу, Изабелла. Я знаю, это сложно, и мы не будем заставлять тебя менять жизнь. Ты будешь видеться со своими друзьями, работать, если ты этого хочешь. Ты сейчас на распутьи, и только от тебя зависит, выберешь ли ты старую жизнь или пойдешь навстречу чему-то новому и лучшему. Это твое решение. Мы в любом случае поддержим тебя.
- Я не знаю, что сказать, - я была растеряна, и поражена, и взволнована
.
В тот момент я больше всего на свете хотела сказать ему «Да», сказать «Да» всем им. И я сказала. И вся моя жизнь перевернулась.
- Белла, пожалуйста, нам уже пора выходить, мальчики уже ждут на улице, а я никак не могу выбрать что надеть, - заверещала над ухом Элис, вырывая меня из воспоминаний.
Мы стояли около ее кровати и рассматривали несколько пар джинсов.
- Элис, но они же одинаковые, - засмеялась я.
- Ты шутишь? - с обалдевшим видом уставилась на меня сестра Эдварда. - Вот эти цвета индиго, и у них на задних карманах отделочная строчка, а эти более светлые с низкой талией, они идеально подойдут к этой блузке. Но вот эти, - она взяла третью пару, - потрясающе сидят на мне и у них такие милые бабочки выбиты на ткани.
- И??
- И? Белла, какие мне выбрать?
Я взяла первые джинсы, которые были ближе ко мне
- Вот эти.
- Правда? - удивилась Элис. -Почему?
- Ты напоминаешь мне бабочку.
- Белла, ты гений!
И вот я уже в ее крепких объятиях, как в первый день.
- Девочки, так вы едете или нет? - услышали мы голос Эдварда, и тут же раздался гудок автомобиля.
Еще пара, ну не пара, а может минут десять, и наша четверка уже едет по трассе в сторону Порт-Анджелеса.
- Ну, что будем делать сегодня? - спросил Эммет
- Шопинг, мальчики, конечно же, шопинг, - рассмеялась Элис.
- Белла, а ты что хочешь? – спросил улыбающийся Эдвард, и я поймала его улыбку в зеркале заднего вида.
- Кино? – немного не уверенно сказала я.
- Да!!! - крикнул Эммет. - Ребята, вы не поверите. Сейчас идет новое кино, и угадайте с кем.
- Нееет, - протяжно простонали Эдвард и Элис, а я, хоть ничего и не поняла, смеюсь над ними.
- Ну, ребята, это же Джим, - Эммет сделал глаза как у котенка из мультика про Шрека, и отказать ему, конечно, никто не смог.
После комедии мы вывалились из зала со всем остальными зрителями, ухохотавшись до коликов в животе.
- Что дальше? - отсмеявшись, спросил Эм.
- Шопинг! - это Элис.
- Морожное! - это мы с Эдвардом.
И мы подбежали к лотку, на котором красуется яркая вывеска, а парень в шапочке и фартуке улыбается нам, так как уже запомнил нас. Еще бы, мы бывали тут почти каждую субботу.
- Белла, какой вкус на этот раз? - интересуется Эдвард
- Ммм, кажется, фисташковое я еще не пробовала.
- Неужели, ты еще не определилась какое твое любимое? - удивляется Эммет, заказывая морожное ярко-голубого цвета со вкусом жвачки.
- Фу, Эм, ну как ты можешь это есть? - морщится Элис.
- Эх, мелкая, ты ничего не понимаешь, кому нужно твое шоколадное? - показывает ей язык
Эммет. - Так что, Белла?
- Ну, я же еще не все вкусы попробовала, как же я могу сказать, - пожимаю плечами я.
- И сколько тебе еще пробовать? - офигевает Эм.
- Много, - заливаясь смехом, я смотрю на Эдварда, который уже уплетает за обе щеки клубничное с шоколадной крошкой.
Я вижу, что он счастлив, и Элис с Эмом тоже.
И мне впервые за много лет кажется, что я действительно счастлива.
А впереди у нас еще целый месяц лета, и дождей пока не предвидится.

http://s017.radikal.ru/i420/1506/bd/da51f06b4c0b.jpg

+1

34

NatureIsLove написал(а):

Глава 12

Спасибо Ольчик!! Хорошая глава, очень теплая. Для Беллы сейчас ее новая жизнь, как глоток свежего воздуха!
А интересно, линия с Волтури еще будет? Найдут они ее или нет?

0

35

Глава 13

Глава 13
POVE
Я жду Изабеллу уже минут двадцать, ведь это была ее идея, чтобы она пошла одна. «Мне нужно научиться самостоятельности и ответственности» и вся та ерунда, которой она забила свою голову. До конца лета оставалось всего полторы недели, и каждый час у нас был на счету. Осознание того, что нам снова придется расстаться, пришло в начале августа и не радовало ни меня, ни ее, ни мою семью.
Изабелла долго сопротивлялась тому, чтобы оставаться в доме без меня, но после долгих разговоров с Эсме и Элис, нам удалось уговорить ее. Мы нашли способ, как нам казалось, наименее безболезненный для всех нас. Я переживал, как Изабелла справится одна без моего присутствия, ведь она была еще очень нестабильна и переживала из-за каждого пустяка. На днях она разбила кружку на кухне, и я думал, у нее начнется паническая атака.
Однако, кажется, мы смогли преодолеть этот кризис после того, как вчера всей семьей вручили Изабелле подарок. Это была мамина идея. Ничего особенного, но после этого Белла словно начала легче дышать. Обычный ежедневник, в котором был расписан каждый день на ближайший месяц. Было отмечено, когда она работает и в какие смены, когда помогает Эсме в общественной организации, когда они идут с Элис за покупками, а когда семейный поход в кино. А самое главное, было отмечено, в какие выходные я буду приезжать с учебы домой. Изабелла увидела, что не все так страшно, что на самом деле скучать по мне времени у нее почти не будет. А еще, мы пока никому об этом не сказали, но завтра мы едем с ней в вечернюю школу. Я ее долго уговаривал, но она, в конце концов, сдалась и решила попробовать. Самое главное теперь было получить все официальные документы.
И именно это Изабелла сейчас и делает, находясь в офисе Чарли, а я торчу на стоянке, и кажется, что минуты тянутся, как часы. Это же такое большое дело – получать паспорт и свидетельство о рождении, и все на ее настоящее имя.
И вот вижу, как дверь открывается, и она выходит под лучи солнца. На ней обычные джинсы и серая майка, сколько бы Элис не пыталась нарядить ее в платья, у нее ничего не получается.
Ее шаг ускоряется, и вот она уже бежит ко мне, размахивая документами, зажатыми в руке, а на ее лице сияет открытая улыбка.
- Эдвард! Поверить не могу! Смотри, у меня паспорт! Мой паспорт!
- Иди сюда! – я обнимаю ее крепко и целую в лоб. – Ну, что, ты рада?
- Да, очень! – Белла прижимается ко мне. - Я не знала, что будет так здорово держать в руках собственный паспорт.
- Я же тебе говорил. Давай, садись в машину.
- И куда мы поедем?
- Как куда? За мороженым, конечно.
- Ура, - Белла хлопает в ладоши, наверное, я никогда не перестану удивляться ее непосредственности.
- Какое будешь пробовать в этот раз?
- Не знаю, там не так много осталось попробовать.
- Ладно, решим, когда приедем.
- Так что, какие планы на вечер?
- Ну, даже не знаю. – Я состроил невинное выражение лица.
- Да ладно тебе, вы, парни, всю неделю об этом твердите. Большой баскетбольный матч. Будете отбивать мячи, и кричать, - закатывает глаза Белла.
- Да-да, а еще мы будем все потные и будем показывать кто хозяин на площадке.
- Фу, не будь таким противным, - я чувствую, как Белла пихает меня локтем под ребра.
- Ауч!
- Ой, прости-прости.
- Да шучу я, шучу, Белла, все хорошо.
- Ладно.
- Ладно?
- Да, давай, быстрее. Там наше мороженое?
- Вот, вот! - я показываю вперед, указывая на фургончик.
- Ой, Эдвард, может, потом поедим?
- Что, почему? – паркуя машину, удивляюсь я, но, подняв голову, вижу белокурую подругу Беллы. - Хей, ты ее избегаешь? – спрашиваю я. – Она ведь помогла нам, знаешь, когда ты в ступор впала.
- Знаю. Просто. Я просто не знаю, что ей сказать, - изучая свои ногти, говорит Белла.
- Начни с малого, - я слегка подталкиваю ее. - Выйди, поздоровайся. Вот держи деньги. Иди, поболтай с ней и купи мне и себе по шарику вкуснейшего лакомства, договорились?
- С твоих слов, это так просто.
- Это и есть просто.
- Ладно, я пошла.
И вот уже Белла неуверенной походкой идет к подруге. И она права, выглядит это неловко и скованно для обеих сторон. Но это начало. Знаю, как бы я ни был против этого, ей нужны друзья. Да, с ней моя семья и я, но всем нужны друзья, и раз уж Белла трудно сходится с новыми людьми, кажется, будет неплохо попытаться наладить отношения с теми, кого она знает. Тем более, Джаспер тоже пытается найти контакт с Розали. Так что, в конце концов, возможно, это все не так уж и плохо.
Манго. В этот раз Белла выбирает вкус манго и с упоением облизывает шарик желто-рыжего цвета. Каждый раз, когда я смотрю на нее, я словно заново вспоминаю, как можно радоваться обычным мелочам. И я не уверен, готов ли снова оставить ее. Конечно, она будет с моей семьей, они ее полюбили, Элис так вообще сразу решила, что они станут лучшими подругами, чуть ли не сестрами, и мне много раз приходилось ее тормозить, когда она начинала давить на Беллу. Но меня не будет рядом с ней.
- Так о чем вы говорили с Розали?
- Да так, ни о чем, - Белла пожимает плечами и поворачивает голову к боковому окну, вглядываясь в зелень леса.
- Не уходи от ответа, - слегка давлю на нее я. - Мне нужно быть уверенным, что с тобой все будет хорошо, когда я уеду в Сиэтл на следующей неделе.
- Мы договорились, что встретимся на следующей неделе и погуляем, - пожимает плечами Белла. - Вдвоем. Она говорит, что скучает по мне.
- А ты?
- Ты же знаешь, что скучаю, Эдвард, - вздыхает она, когда мы подъезжаем к дому.
- Знаю. Что дальше будем делать?
- Не знаю, домой не хочется. На улице такая погода волшебная.
- Ты права. Тогда пойдем, погуляем.
- Куда?
- В лес, вокруг дома.
Белла с опаской смотрит в чащу.
- А мы не заблудимся?
- Не дрейфь, - спокойно говорю я. - Не скажу, что знаю тут все вокруг, но уверен, что мы не потеряемся.
- Ну что ж, - соглашается Белла. – Пойдем, все равно домой не хочется.
Не дождавшись меня, она бежит вперед, выбирая ту из тропок между высоких деревьев, которая очень скоро растворилась в траве, мхе и корнях деревьев.
Потом мы идем, молча, слышно лишь наше сбившееся от быстрой ходьбы дыхание, хруст ломающихся под ногами сухих веток да пение птиц где-то над нашими головами. Я смотрю то под ноги, пытаясь не зацепиться за корни старых сосен, то на спину Беллы, которая все больше удаляется от меня. Странное щемящее чувство возникает в грудной клетке каждый раз, когда я обнаруживаю ее все дальше от себя.
Но вскоре я буквально налетел на ее спину.
- Белла, ты чего?
- Шшш, смотри.- Она указала на что-то впереди.
Сразу за ветками открывалась небольшая поляна, усеянная последними цветами уходящего лета, трава на которой уже не была такой ярко-зеленой, как весной, но все же еще излучала очарование природы. Но явно не само место привлекло внимание моей подруги, а олень. Он стоял в нескольких метрах от нас и жевал траву, поднимая время от времени голову, прислушиваясь к звукам вокруг, и шевеля ушами. Вот он услышал что-то и посмотрел в нашу сторону. Мгновение он смотрел прямо на нас, мы с Беллой даже задержали дыхание, чтобы не спугнуть его, но он всё равно убежал в чащу.
- Ну вот, а я так хотела еще посмотреть на него, - разочарованно говорит Белла, проходя на середину поляны и усаживаясь прямо на траву.
- Что, посидим? – спрашиваю я. - Переведем дух?
- Да, мне тут нравится.
- Ты чего такая грустная?
- Хотела поближе подобраться к оленю, - отвечает Белла. - Он такой красивый. Видел, как у него шкура на солнце блестит? А как он ушами шевелил? А глаза? Такие большие и красивые, и грустные.
- Угу. Если подумать, вы с ним похожи, - вырывается у меня, и Белла прыскает от смеха.
- Лохматая голова, ты меня только что с оленем сравнил?
- Нет-нет, - спешу разуверить ее я. - Я имел в виду, что глаза у вас похожи.
- Ха-ха-ха, таких комплементов мне давно никто не делал, - хитро смотрит на меня Белла. - Так значит у меня оленьи глаза?
- Прекрати!
Пытаясь отвлечь Беллу, я не придумываю ничего лучше, чем начать ее щекотать, и мы вместе падаем на траву, сминая нашими телами цветы.
Мы долго смеемся, а когда успокаиваемся, я ложусь на бок и поворачиваюсь к Белле лицом, облокачиваясь на руку.
- Я не это имел в виду, Белла, - тихо говорю я. – Просто ты иногда ведешь себя точно, как напуганный оленёнок. Оглядываешься и вздрагиваешь, словно боишься. И глаза у тебя испуганные бывают. Даже когда все хорошо, и мы вдвоем дома или когда всей семьей обедаем.
- Наверное, это потому что я так чувствую, - также тихо отвечает Белла. - Ты пойми – это всё ново для меня. А я привыкла оглядываться вокруг, ожидая опасность.
И вот мы опять молчим.
Я устал от тишины и страхов, о которых мы молчим. Я смотрел на небо и хотел жить, и хотел жизни для нее. Мне безумно не нравилось то, что все происходило медленно, но я не знал, что делать с этим. А я еще боялся своих чувств, которые напоминали о себе каждый раз, когда Белла смеялась или читала книгу, прикусывая нижнюю губу, или рисовала что-то на салфетке в кафе, пока все вокруг веселились, или когда облизывала губы после очередного шарика мороженого. Эти чувства загорались искоркой где-то в области сердца, и каждые раз я старался, как только мог, чтобы из искры не возник пожар. Я помнил о том, что сказал мне Чарли, и, несмотря на то, что он был прав, я злился на него за эту правду.
- А знаешь что самое смешное, Белла?
- Что?
- Вот ты без зазрения совести с самой нашей первой встречи дала мне прозвище, которое теперь подхватила вся семья, а ты такая вся умница-красавица осталось Беллой, - как можно серьезнее говорю я.
- Ха-ха-ха, - смеется она. - А что, Лохматая голова, ты теперь решил найти мне милое прозвище?
- Почему бы и нет? – я сама серьезность. - Это будет наш шифр. И где бы мы ни были, если кто-то скажет «Лохматая голова», я буду точно знать, что это ты. Как это было тогда, на баскетбольной площадке.
- Точно, - соглашается Белла. - Я была уверена, что ты вспомнишь.
- Я тоже хочу так, - признаюсь я. - Хочу крикнуть в толпе, в незнакомом городе и знать, что только ты одна обернешься на мой крик.
- И как ты меня назовешь? – приподнимает брови Белла. - Олень?
- Нет.
- Тогда как?
- Бемби неплохой вариант, но нет.
- Тогда как?
- Хм? – задумываюсь я, осматриваясь вокруг, когда на глаза попадается одуванчик. - Полевой цветок, точно! - бубню я себе под нос.
- Что? – Белла приподнимается, отчего ее волосы освещает уже начинающее спускаться солнце, и они походят на искорки огня, особенно в тех местах, где их касаются лучи.
- Не хочу думать о тебе, как о Бемби, - тихо говорю я. - Ты столько всего пережила и выстояла. Ты сильная, кто бы и что не говорил, ты все выдержишь и преодолеешь все трудности. Ты, как полевой цветок, как одуванчик, которому хватает сил, прорасти даже сквозь асфальт.
Белла прищуривает один глаз и пристально смотрит на меня.
- А знаешь что, Лохматая голова? Мне нравится! Даже на одуванчик точно никто не откликнется, а уж на чертополох и подавно, - и она смеется, откидываясь на траву.
Я смеюсь вместе с ней, потому что вижу по глазам, что ей подходит это прозвище, и оно ей нравится.
- Может, пойдем?
- Давай еще чуть-чуть тут побудем. Тут так хорошо, так славно.
И мы снова ложимся на траву. Мы лежим совсем близко друг к другу, моя правая рука касается ее, я чувствую, как ее пальцы перебирают траву, вижу, как ровно она дышит.
- Мне немного страшно, - вдруг говорит Белла.
- Почему? – удивляюсь я.
- Страшно снова оставаться без тебя, - тихо признается она.
- Белла, мы же это уже обсуждали, - пытаюсь успокоить ее я. - Я не так уж и далеко уезжаю, да и приезжать буду часто. Тебе просто нужно занять себя чем-то. Вечерняя школа, работа, да и потом, поверь мне, Элис точно тебе не даст спокойно провести даже минуту. Лучше улыбнись и иди сюда.
И тут я понял, что ошибся. Скорее всего, в самом начале. Но я не устоял. Я притянул Беллу себе на грудь, и она, как податливый котёнок, нуждающийся в заботе, прильнула ко мне. Все это вызывало у меня совсем не дружеские чувства. Не уверен, понимала ли это она.
- Пойдем, - слегка тяну я Беллу вверх. - Уже прохладно, да и Эсме нам не простит, если мы не поможем ей с ужином.
- Идем, - безропотно соглашается она и добавляет. - Только пообещай мне кое-что.
- Что?
- Пиши мне, пожалуйста. Каждый день пиши.
- Обещаю, - еще сильнее прижимаю ее к себе. - И даже больше. Буду звонить тебе каждый день, и ты мне будешь все-все рассказывать о том, что тут у вас происходит.
Поддавшись чувствам, я обнимаю ее лицо ладонями и притягиваю к своему. В тот момент я больше всего на свете хотел поцеловать ее. Хотел. Но вместо этого чмокаю в лоб и взъерошиваю ее волосы.
*** *** ***
Может мне и стоило уехать, я был уверен, что с моей семьей она в безопасности. У нее есть документы, и думаю, она уже полностью готова пойти учиться. Я отвлекусь учебой и немного остыну от чувств к этой девочке.
- Эдвард, ты все вещи собрал?- спросил отец.
Мы все сидели за столом, ужинали и обсуждали планы на последние дни лета.
- Да, Карлайл, все почти готово. Осталось купить пару вещей для общежития.
- Мы можем завтра съездить все вместе и купить все, что тебе необходимо, - вступила в разговор Эсме. - Да и Белле кое-что нужно присмотреть для комнаты. Ей могут понадобиться тетради, ручки, когда она решит пойти учиться.
- Хорошая идея, милая, - поддержал ее отец.
- Ой, а, может, поедем все вместе? – хлопает в ладоши Элис. - Кажется, в Порт-Анджелесе будет какой-то праздник, или ярмарка.
- Отлично, езжайте, - завершает разговор Карлайл, - а я вечером пожарю мясо на гриле. Может, Чарли с Рене придут, и вы, ребята, позовите друзей.
- Джас точно придет, - сказал Эммет.
- О, а, может, мы и его кузину позовем, - спросила Элис. - Тем более что и Белла с ней знакома.
- А что, думаю, это хорошая идея, дочь, - кивнула Эсме.
По выражению лица Беллы было видно, что она удивлена, но так же было очевидно, что она в восторге от этой идеи.
Лето заканчивалось. Самое насыщенное и яркое лето в моей жизни.
Остается только верить, что следующее будет таким же. Что я буду вот так сидеть в окружении своих родных, и Белла будет с нами. Мы будем вот также смеяться, спорить о том, какой фильм будем смотреть вечером, и строить планы на будущее.

http://s018.radikal.ru/i516/1508/6d/061fde9e01da.jpg http://s009.radikal.ru/i308/1508/a8/52d94fce61c2.jpg

Отредактировано NatureIsLove (18-08-2015 18:45:34)

+1

36

NatureIsLove написал(а):

Глава 13

Ольчик, прочитала и жду продолжения!!!
Ах, какой момент был в лесу, когда они лежали...я прямо думала, что вот оно, наконец-то...Но ты решила еще меня помучить)))

0

37

Очень интересно )))

0

38

Прочитала все за один вечер.

+1

39

Хочется поскорее узнать, что же будет дальше. Жду следующую главу. Спасибо )))

+1

40

Snake555 написал(а):

Прочитала все за один вечер.

ох как поздно я увидела комментарий)
Всегда рада новым читателям!

Snake555 написал(а):

Хочется поскорее узнать, что же будет дальше. Жду следующую главу. Спасибо )))

Ох, с этим пока туго, у меня какой-то творческий кризис.
Но сейчас редактирую старую историю , так что скоро выложу ее, возможно и она понравится.

0