header
Вверх страницы

Вниз страницы

О сериалах и не только

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Wild Flower

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

http://s61.radikal.ru/i171/1501/0e/53e528dc8816.jpg
Спасибо Юле-Кисе за красоту обложки!

Wild flower
Автор: SeaSide.
Фэндом: Майер Стефани «Сумерки»
Пэйринг или персонажи: Белла / Эдвард
Рейтинг: R
Жанры: Драма, POV, Hurt/comfort
Статус: в процессе

Описание:
Так бывает, что судьба дарит шанс найти свою половинку... Так произошло с маленькими Беллой и Эдвардом. Они встретились в детдоме и спасли друг друга от одиночества и боли.
Вот только еще бывает, что пути двоих расходятся, и неважно, как сильно они хотели быть вместе.
Насколько сильно изменит их жизнь и новые потери? Смогут ли они выстоять и обрести настоящую любовь?

Творческая страница в Вконтакте: https://vk.com/seaside2014
Выкладывается: http://ficbook.net/readfic/2410813

+2

2

Пролог

Пролог
Опять дождливая ночь.
Серость, липкий туман, ветер. Все как в нашу первую встречу. Только теперь я не могу защитить ее от страха, мы уже не дети. С того дня, когда мы познакомились, прошло пятнадцать лет и пятьдесят семь дней, а с момента, когда я видел ее в последний раз - пять лет и пятьдесят семь дней.
Я ждал и боялся этой встречи.
Уже около часа я стоял под дождем, напряженно всматриваясь в запотевшие окна кафе. Она работает тут уже два года, об этом я узнал у Чарли. Я всматривался в ее силуэт и пытался прислушаться к ее смеху, когда она наливала кофе клиенту. Это был не тот смех, который я помнил. Тот был искренний, заразительный, а сейчас… не знаю, что-то поменялось.
Я никак не мог заставить себя зайти, не хотел бередить ее раны, впрочем, как и свои, и уже собирался уходить, когда она вдруг посмотрела на меня.
Она знала, что это я даже, несмотря на то, что через запотевшее стекло, было сложно узнать меня, был виден только мой силуэт. И все равно она знала, что это я. Она всегда знала.
Наш поединок взглядов длился всего несколько секунд, а потом ее кто-то позвал, и она скрылась за стойкой бара.
Теперь я не мог уйти.
Сделав глубокий вдох, я открыл тяжелую дверь кафе. Над головой прозвучал колокольчик, все тело окутало приятное тепло, и аромат кофе наполнил легкие. Я огляделся в поисках ее, но не найдя знакомое лицо, прошел к дальнему столику, который не был занят.
Я знал, что она сама подойдет, поэтому просто сидел, рассматривая свои пальцы.
Кто-то поменял мелодию в музыкальном автомате, и по воздуху поплыл голос Джона Кэша.
Ирония жизни, он пел о том, что творилось у меня на сердце уже несколько лет.
Я почувствовал, как кто-то подошел, и передо мной на столе появилась кружка горячего шоколада.
- Как ты любишь, лохматая голова, - сказал до боли знакомый голос.
Я поднял глаза и посмотрел на нее. Сердце в груди оборвалось.
Белла, моя девочка. Она изменилась, повзрослела, но… она так похудела, она стала просто болезненно худой. Под глазами пролегали тени, а губы как всегда были потрескавшимися, оттого что она постоянно их облизывала и кусала.
- Спасибо, Одуванчик.
Как только прозвучало это прозвище, наши губы расплылись в теплой улыбке.
Мы сидели друг напротив друга и смотрели друг другу в глаза.
Такое ощущение, что все осталось по-прежнему, но в то же время изменилось все. И уже ничего не будет так, как было раньше.
- Как твои дела, Белла?
- Хорошо, - она грустно улыбнулась, - я даже окончила школу. Вечернюю, но все же у меня получилось.
- Я рад за тебя, - искренне сказал я, - ты - умница.
- И ты был прав, - кивнула она, - мне понравилась литература.
Я замолчал, так как не знал больше что сказать.
- А у тебя как дела? - выручив меня, спросила Белла.
- Все хорошо, - пожал я плечами, - работаю врачом в Сиэтле.
- Все как ты хотел, - было видно, что она тоже искренне рада за меня, но мне почему-то от этого стало еще горше.
- А почему в Форкс приехал?
- У Элис свадьба в выходные.
- Да, Чарли что-то говорил об этом, - опустила глаза Белла. - Передавай ей мои поздравления.
Я взял ее руку в свои, и увидел, что на запястье вдоль вен, которые были видны сквозь тонкую бледную кожу, было выбито изображение тоненького одуванчика, от которого в разные стороны разлетались пушинки.
В глазах защипало, и я с силой сжал ее руку. Словно это могло защитить меня от слез.
- Господи, Белла…
Она нахмурилась и потянула руку, лишая меня своего тепла.
- Не нужно, Эдвард.
- Мне так жаль, Белла, ты не представляешь, как мне жаль, что я оставил тебя тогда одну.
- Ты не виноват, - устремив взгляд в стол, сказала Белла.
Снова взяв ее руку, я кончиками пальцев стал поглаживать тонкую кожу, обводя татуировку.
- Но…
- Нет, Эдвард, ты ни в чем не виноват! Мы сами должны нести ответственность за свои поступки.
По ее щеке скатилась слеза.
Меня всего трясло.
Я любил ее, всегда любил и буду любить. Но я уже ничего не мог поделать с тем, что случилось с ней.
Она вытерла слезы.
- Мне пора работать, мой перерыв закончился.
Она встала и провела тонкими пальчиками по моим волосам. Она всегда так делала, когда мы были маленькими. И ушла. Снова.
Я выбежал на улицу, дождь продолжал лить, застилая все перед глазами, или это были мои слезы.
Я был зол. Я был так зол.
На парковке никого не было, лишь моя машина.
Я изо всей силы пнул колесо, тишину сразу нарушил рев сигнализации, но мне было плевать.
Я кричал от боли, бессилия, любви.
Только с ней я испытывал такое чувство, сердце словно пело, я чувствовал, что живой. И вот теперь я снова ее терял.
Я облокотился на машину, вся моя одежда пропиталась дождем, я вцепился в свои волосы и кричал в темноту.
- Тшшш, - послышался родной голос, - тшшш. Все хорошо Эдвард, все хорошо.
Я схватил родное тело в объятия и притянул к себе. Я целовал ее веки, лоб, нос, щеки, губы. А она крепко вцепилась в меня, словно боясь отпускать.
- Белла, я люблю тебя, - шептал я ей, - один Бог знает, как я люблю тебя, и как я виноват перед тобой.
- Нет, Эдвард, не говори так, - горячо шептала в ответ она. – Ты - мое спасение. Ты - моя надежда. Ты - моя вера.
- И что мы будем делать со всем этим?
- Ничего. Это жизнь, Эдвард. Ты вернешься домой, поздравишь сестру со свадьбой и подаришь ей поддержку и заботу, - тихо проговорила Белла, уткнувшись лбом мне в грудь. - А еще ты познакомишь семью со своей невестой...
- Откуда ты знаешь? - мой голос надломился.
-Не один ты умеешь подглядывать через окна, - горько улыбнулась она.
- Белла…
- Не нужно, Эдвард, - прикоснулась она пальчиком к моим губам, - она хорошая, это видно. Ты заслужил кого-то цельного, доброго и заботливого рядом с тобой. У вас все будет хорошо, вы поженитесь, купите дом, родите детей и будете счастливы.
- Нет, Белла, ты не должна...
- Эдвард, - она подняла глаза и посмотрела на меня, обхватив мое лицо руками, - обещай мне одно. Обещай, что ты будешь счастлив. Что ты не будешь грустить. Лишь иногда вспоминай нас, о том, как мы росли и любили друг друга. Не грусти обо мне.
Она наклонилась и оставила легкий поцелуй на моих губах.
- Обещай, - прошептала она мне в губы.
- Обещаю, - прошептал я, хотя мое сердце разрывалось от тоски.
- Поцелуй меня, Эдвард…
И я поцеловал. Наверное, это был самый невинный и самый горький поцелуй на свете.
- А теперь закрой глаза…
- Нет, - я вцепился в ее руки, - не уходи.
- Закрой, - она поцеловала мои веки, а потом прошептала на ухо. - Я люблю тебя, лохматая голова. И всегда буду любить…
Я почувствовал, что она отстранилась, а потом услышал ее удаляющиеся шаги. Но я не мог открыть глаза. Я не мог смотреть, как она снова уходит.
Каждый раз терять ее, значило терять часть себя.
Но все это стоило тех мгновений счастья и любви, которые у нас были.
Когда я открыл глаза, Беллы уже не было видно.
Но, как ни странно, в моей груди наступили тишина и спокойствие. Словно буря миновала.
Теперь я знал, что у нее все будет хорошо. Она может и хрупкая, но сильная, словно полевой цветок. Она справится со всеми невзгодами.
Теперь я знал это, и впервые за долгие годы мне было не страшно отпускать ее.

We are the last people standing At the end of the night (c)
http://s020.radikal.ru/i700/1501/94/60c18682a196.jpg http://s018.radikal.ru/i507/1501/77/6e8d9baf6088.jpg

+1

3

Ольчик, молодец что создала здесь тему. У меня твоя ссылочка сохранена на планшете, имею в виду ficbook. Все смотрела смотрела...а продолжения не было)

И ты если что пиши, насчет того чтобы оформить книги. Я сейчас свободна. С журналом пока притормозила, начала и все...пропало вдохновение. Поэтому, как-нибудь потом доделаю.

0

4

Киса написал(а):

Ольчик, молодец что создала здесь тему.

Да, что-то вчера решила, что этой историей хочу поделиться и тут)

Киса написал(а):

У меня твоя ссылочка сохранена на планшете, имею в виду ficbook. Все смотрела смотрела...а продолжения не было)

Да его пока и нет, точнее как - написано 12 глав, и все ступор. Так что вот, пока буду выкладывать то, что есть.

Киса написал(а):

И ты если что пиши, насчет того чтобы оформить книги. Я сейчас свободна.

Постараюсь хоть одну отредактировать и привести к окончательному знаменателю))) А так вообще и Чайку надо, но до нее вообще не представляю когда доберусь)

Киса написал(а):

С журналом пока притормозила, начала и все...пропало вдохновение. Поэтому, как-нибудь потом доделаю.

Да я представляю. Вдохновение - это такая чтука капризная) Сама все думаю когда и как продолжить писать)

+1

5

NatureIsLove написал(а):

Да его пока и нет, точнее как - написано 12 глав, и все ступор.

Я тебя прекрасно понимаю...как творец творца))
Да, бывает так что идеи рекой льются и ты только и делай, что успевай воплощать их в реальность, а порой как накроет...ну вот ни к чему рука не лежит.
Ничего, не унывай. Обязательно допишешь со временем, иначе и быть не может.

NatureIsLove написал(а):

Так что вот, пока буду выкладывать то, что есть.

Давай!! Я буду читать  http://www.kolobok.us/smiles/standart/yes.gif

0

6

ЧАСТЬ 1 - ВЕСНА

Глава 1

Март, 1993 год.
Давно в Сиэтле не было такой грозы, дождь лил, не переставая, уже вторые сутки. Неделю назад в городской детский дом города Сиэтла, штат Вашингтон, поместили мальчика семи лет. Все это время он почти не разговаривал, все время проводил, устремив взгляд в окно на стекающие по стеклу струйки воды. Его ничего не интересовало, словно он находился где-то вне времени и пространства. Он отказывался есть, общаться и на любые попытки воспитателя привлечь его к играм и развлечениям с другими воспитанниками реагировал одинаково - вставал с подоконника и уходил в спальню для мальчиков, где лежал с открытыми глазами, уставившись в потолок.
Сегодняшний день не стал исключением. Все ребята собрались в общей комнате с воспитателями и начали играть в какую-то игру, только маленькому Эдварду не было до этого никакого дела. С каждым раскатом грома он снова и снова слышал пистолетные выстрелы. Выстрелы, которые несколько месяцев назад убили его родителей и ранили его самого.
Как только его позвали играть, он, молча, встал и ушел на второй этаж, где сейчас было пусто и тихо. Лежать ему не хотелось, поэтому он прошел к дальнему от входа окну, рядом с которым стоял столик с разными детскими журналами и большое кресло рядом с ним. Эдвард залез на него с ногами и снова стал смотреть в темное небо, словно мог видеть в нем что-то известное ему одному.
Только он облегченно вздохнул тому, что остался один, как слева от кресла послышался всхлип.
- Кто тут? – по-детски сурово спросил он.
Ответом ему был еще один всхлип, только уже более отчетливый и громкий.
Эдвард поднялся с кресла и подошел к темному углу, где за тяжелыми портьерами угадывался маленький силуэт.
- Эй? Ты кто? – обратился он к мягкой выпуклости за тканью.
- Я-я-я-я, я - Изабелла-а-а, - заикаясь, ответил ему тонкий голосок, и из-за портьеры появилась головка маленькой девчушки.
- И что ты тут делаешь?
- Боюсь, - шепотом произнесла девочка, словно доверяя ему большой секрет.
- Боишься? Чего? – недоуменно спросил Эдвард.
- Грозы. Так громко грохочет. И темно… и потом снова, - она замолчала на мгновение, а потом громко произнесла: - БАБАХ и молния, - сбивчиво пояснила девочка.
- А чего тогда ты забилась в темный угол, раз боишься темноты?
- Не знаю, - она пожала плечами, - мне показалось тут не так страшно.
- Давай вылезай оттуда, - важно произнес Эдвард.
Он протянул руку и почувствовал, как в его открытую ладонь доверчиво легла маленькая теплая и влажная от слез ладошка Изабеллы.
Эдвард вывел ее на свет и только тогда разглядел заплаканное лицо и разлохматившиеся волосы цвета шоколада.
- Ну вот, тут светло, - сказал мальчик, обводя взглядом освещенный коридор.
- Угу…
- Давай, иди к остальным, - он подтолкнул Изабеллу к выходу, - они там играют, с ними тебе не будет страшно.
- А ты что будешь делать? – спросила она.
- Тут останусь, - сказал Эдвард, забираясь обратно в кресло.
- Разве тебе не страшно? – прошептала Изабелла, прижав ладошки к щекам.
- Нет, - пожал плечами Эдвард.
- Но ты же останешься тут совсем один, - она аж зажмурилась, представив как это страшно.
- Ну и что! – с вызовом ответил мальчик.
Изабелла открыла глаза, пожала плечами и пошла в сторону лестницы. Она уже ступила на первую ступеньку, когда все же обернулась и посмотрела на Эдварда. Он сидел очень тихо, всматриваясь в хмурое небо, которое освещали вспышки молний.
«Нельзя оставлять его одного. Гроза - это так страшно!» - подумала девочка.
Развернувшись, она на цыпочках подошла к Эдварду и села рядом с ним.
- Ты чего? – вздрогнул он, когда почувствовал движение рядом.
- Я с тобой посижу, - заявила Изабелла.
- Не нужно со мной сидеть.
- А вдруг ты испугаешься? – с серьезным выражением лица спросила девочка, прищурив один глаз.
- Не испугаюсь.
- Но ты же тут совсем один, - грустно сказала она.
- И что? – Эдвард никак не мог взять в толк, чего Изабелла добивается.
- Ничего, - она подумала и добавила: - Я тоже одна. Давай вдвоем быть одними.
- Так не говорят, - слегка улыбнувшись, сказал Эдвард.
- А как говорят? – удивленно спросила девочка.
- Не знаю, но точно не так.
- Ну и ладно. Я все равно тут посижу, - встряхнув головой, сказала Изабелла.
Так они и сидели, пока их не нашла воспитательница. Изабелла смотрела на свои ноги, время от времени посматривая на Эдварда и хихикая потому, что находила забавным серьезное выражение его лица, а Эдвард усиленно пытался игнорировать ее смешки, изредка громко вздыхая.
- Вы что тут делаете? – строго спросила подошедшая Кейт, воспитатель младшей группы.
- Ну, Эдвард тут сидит и смотрит на небо, и я решила составить ему компанию, а то одному сидеть совсем нехорошо, - объяснила ситуацию Изабелла, вставая на ноги, и как бы между делом спросила: - А мы ужинать скоро будем?
- Да, милая, через несколько минут, поэтому я ищу вас по всему зданию, - сказала Кейт.
-Ура! А будут те вкусные тефтельки в соусе? – с энтузиазмом спросила девочка.
- Даже не знаю, нужно спросить на кухне. Пойдемте, вместе спросим, - проговорила Кейт, поворачиваясь в сторону лестницы. - Эдвард, ты идешь?
Из-за ее юбки Эдвард поймал взгляд Изабеллы, а потом она звонко-звонко засмеялась.
- Изабелла, что смешного? - не поняла воспитательница.
Изабелла подбежала к Эдварду и, схватив его за руки начала крутить и смеяться.
- Я такая дуреха, - смеялась она.
- Почему? – в один голос изумленно спросили Кейт и Эдвард.
- Мы с тобой тут уже целую вечность сидим, а я даже не знала, как тебя зовут!
Какое-то время мальчик и девочка смотрели друг на друга, а потом расхохотались уже вместе.
«Первый раз вижу, как смеется Эдвард!», - подумала про себя Кейт.
- Ну, так ты идешь? Ты просто обязан попробовать те тефтельки, если еще не пробовал.
Казалось, Эдвард сомневался, идти ему или нет.
- Эдвард, ты же не останешься один тут снова сидеть? – погрустнев, спросила Изабелла.
Мальчик ничего не ответил, а лишь подошел к Изабелле и, посмотрев на нее, начал спускаться вниз.
Это было лишь начало странной детской дружбы между Изабеллой и Эдвардом, нечаянным свидетелем которого стала Кейт. Она была очень рада тому, что эти двое нашли друг друга. Это было просто чудом, когда мальчик с разбитым, как в прямом, так и в переносном смысле, сердцем снова начинает жить. И причиной тому стала везде следующая за ним как маленький хвостик девчушка с волосами и глазами цвета шоколада.
И с каждым новым днем весны тепло и преданность, которые дарили друг другу эти дети, росли и крепли прямо на ее глазах.

http://s019.radikal.ru/i629/1501/cc/4e1da067a09c.jpg http://s020.radikal.ru/i720/1501/3c/4dd8487eb103.jpg

Отредактировано NatureIsLove (17-01-2015 21:42:17)

+1

7

Глава 2

6 Апреля, 1993 год
POV Kate

Прошел месяц с того дня, как Эдвард начал общаться с Беллой, и каким-то образом это положительно сказывалось и на его общении с остальными ребятами и воспитателями. Да, он по-прежнему оставался очень замкнутым ребенком, но, если сравнивать с тем, каким он был в самом начале, когда только появился в приюте, прогресс был налицо.
Я сразу обратила внимание на ту связь, которая была между маленькими Беллой и Эдвардом. Я даже разговаривала об этом с местным психологом. Было понятно, что никому из них судьба не подарила ни розового единорога, ни радуги. Детство этих детей было полно лишений. Не было ясно, кто из них потерял больше, да тут и сравнивать даже нельзя.
Беллу я знала с самых первых дней в приюте, когда ее принесли из церкви, где совсем малютку ее нашел священник. Эта девчушка не знала тепла и заботы матери, не ощущала сильное плечо отца. Но она была маленьким огонечком для всех, она очаровывала всех: детей, воспитателей и тех, кто приходил с помощью. Я никак не могла понять, почему никто не забирал ее, как я ни старалась найти ей семью, всегда что-то мешало удочерению.
И вот эта девчушка с большими карими глазищами встречает Эдварда. Каждый раз, когда я вспоминала об обстоятельствах, при которых этот мальчик попал к нам, мое сердце разрывалось от боли. Я не знала всех обстоятельств этого дела, но мой знакомый из полицейского участка рассказал, что негодяев смогли найти и посадить, только это не вернет Эдварду его родителей. На его семью напали вечером, когда они возвращались домой. Преступники подкараулили их у дома и застрелили всех, и только провидение спасло Эдварда. Полицейские, которых вызвали соседи, услышав выстрелы, приехали очень быстро и обнаружили, что мальчик еще жив. Эдварда экстренно прооперировали, он несколько недель лежал в реанимации, потом еще около месяца пролежал в общей палате, а потом еще проходил программу восстановления, прежде чем попасть в наш приют.
Я помню те первые дни, когда его привезли. Он отказывался есть, вообще ни с кем не разговаривал, три дня он просто лежал на своей кровати. Я несколько раз пыталась уговорить его встать и поесть, но ничего не помогало. Потом он, конечно, вышел из спальни, но не могу сказать, что он стал более разговорчивым. Для меня уже одно то, что он начал хоть чуть-чуть кушать и гулять на улице давало надежду на лучшее. Почти месяц не было никаких улучшений, пока в один из дождливых дней в начале марта, я не нашла их с Беллой в коридоре на верхнем этаже.
С того момента медленно, но верно Эдвард вылезал из свой раковины. Сначала он стал немного больше времени проводить в окружении других детей, он не играл с ними, нет. Он просто всегда был поблизости, наблюдая за всеми со стороны, хотя я думаю, что больше он наблюдал за Беллой, словно пытался ее защитить от чего-то. А Белла каждый раз прибегала к нему, приносила какие-то игрушки или отдавала свои порции сладостей, которые ребята получали во время обеда.
И так шаг за шагом, вскоре я увидела, как Эдвард начал говорить с ребятами, с которыми играла Белла. Они всем напоминали брата и сестру. Белла тянулась к нему как маленький котенок, и Эдвард в какой-то своей манере тянулся к ней. Я бы даже сказала, что воспитывал ее, отчитывал за что-то, как старший брат. Было видно, что даже в таком юном возрасте у этого мальчика уже есть очень четкий жизненный ориентир, что он четко понимает что плохо, а что хорошо. А еще Эдвард был очень упрямым. Уж если ему что-то взбредало в голову, переубедить его было невозможно.
Иногда мне казалось, что он уже не ребенок, что он повзрослел в одно мгновение, становясь таким маленьким мужчиной. И это немудрено - стать свидетелем убийства своих родителей это удар в любом возрасте. А тут маленький человек, которого так рано лишили детства и радости жизни. Поэтому я вдвойне радовалась тому, что он общался с Беллой и находил в этой девчушке хоть какую-то отдушину.
Вот и сейчас ребята играли в центре комнаты все вместе, а эти двое сидели в стороне за столом. Белла рисовала что-то в альбоме цветными карандашами, а Эдвард собирал очередной пазл.
- Ты опять собираешь эти маленькие штучки? – с интересом спросила девочка.
- Ты же видишь, что да, - немного раздраженно ответил Эдвард.
- И что это будет в этот раз? – спросила она, подперев свои щечки кулачками.
- Мотоцикл, - сказал Эдвард, и стало заметно, как у него загорелись глаза.
- Как же это скучно, - вздохнула Белла, возвращаясь к альбому.
- А ты что рисуешь? - насупился Эдвард.
- Собачку.
- Вот и рисуй, у тебя вообще весь альбом в животных.
- И буду, а ты собирай свои машинки.
Ребята на какое-то время перестали разговаривать и снова погрузились в свою работу, но было видно, что они не забывали друг о друге, потому что постоянно смотрели или друг на друга или на то, что у них получается.
Эдвард часто останавливался и разглядывал элементы пазла, пытаясь найти нужные, постоянно накручивая на пальцы свои волосы, отчего те пришли в сплошной беспорядок. А Белла закусывала кончик карандаша, пока пыталась выбрать, что нарисовать следующим. Наблюдать за ними было довольно забавно.
- Не получается! – воскликнула Белла и уронила карандаш на стол.
- Что? - отвлекся от пазла Эдвард и посмотрел в сторону девочки. - Что не получается?
- Хвост, - поморщилась девочка. - Я никак не могу понять, как его нарисовать.
- Давай посмотрим, - Эдвард притянул альбом к себе и взял в руки карандаш.
- Тут ничего нельзя исправить, - замотала головой Белла.
- Подожди, дай мне подумать. Вот смотри, твой хвост больше похож на поводок. А если мы его закончим и нарисуем ему ошейник. Смотри вот так.
Эдвард выводил линии на листе, а у Беллы на лице сияла улыбка.
- Эдвард, как здорово!
- Это еще не все, твоей собачке все еще нужен хвост, пусть он будет вот такой, - мальчик что-то еще дорисовал и заштриховал.
- Ура, Эдвард, теперь у моей собачки есть хвост и поводок, - восторженно воскликнула девочка.
Белла схватила альбом с рисунком, вскочила со стула и чмокнула Эдварда в щеку. Он же, не успев ничего понять, только увидел, как Белла побежала в мою сторону, пожал плечами и вернулся к пазлу.
- Кейт, Кейт! Смотри, какая у меня собачка, Эдвард мне помогал, - гордо сказала Белла.
- Давай посмотрим, - сказала я.
- Правда, она хорошая?
- Да, милая. Ты хочешь собачку?
- Очень, когда-нибудь я буду большой, у меня будет дом, и тогда я обязательно заведу себе собаку.
- Я уверена так и будет, Белла.
- Кейт, а почему Эдвард всегда грустит? - неожиданно спросила она.
- Белла, Эдвард грустит, потому что скучает по родителям, - попыталась объяснить я.
- А разве они не могут приехать и навестить его? Он же такой хороший.
- Боюсь, что нет. Они… они далеко, - вздохнула я.
- Жаль, - прошептала Белла.
- А как же его друзья?
- Его друзья далеко, поэтому очень важно, чтобы он нашел новых, ты понимаешь это?
- Да. Ну, один то друг у него точно есть. Это я. Так что я помогу собрать ему его мотоцикл.
И она побежала к Эдварду, который впал в ступор, пытаясь найти нужную часть пазла.
- Тебе помочь? – дернула его за рукав Белла.
- Давай, - согласился мальчик.
- И что мне искать? - воодушевленно спросила она.
- Видишь, вот тут не хватает части колеса.
- Да, сейчас поищем, - и теперь уже они вместе замерли, вглядываясь в маленькие фигурки из картона.
- Вот она! – наконец вскрикнула Белла, прикладывай фигурку к месту на пазле.
- Нет, эта не подходит, наверное, это от второго колеса. Давай попробуем, - Эдвард взял кусочек и приложил его к другому месту.
Они около часа провели над столом, пытаясь до конца собрать картинку, и, в конце концов, им это удалось.
- Ура! – воскликнула Белла и подняла руки вверх в победном жесте.
- Мы сделали это! Дай пять, - сказал Эдвард.
- Что дать? – удивилась девочка.
- Вытяни руку и покажи мне свою ладошку, - объяснил Эдвард, и Белла послушно повторила за ним, - а теперь я сделаю так, - он толкнул своей ладонью ладонь Беллы.
- И что это было? – спросила она.
- Это, я дал тебе пять.
- Ну, ок.
Белла пожала плечами и посмотрела в мою сторону. Я подмигнула ей и улыбнулась.
- Ну, что будем дальше делать? – спросил Эдвард, опять путая свои волосы.
Беллы повернулась и, увидев Эдварда, снова весело рассмеялась.
- Ну, что опять? – непонимающе спросил тот.
- У тебя голова похожа на гнездо, - продолжала смеяться Белла. – Ты знаешь кто? Ты - лохматая голова.
- Как ты меня назвала? - обиделся Эдвард.
- Лохматая голова, - повторила Белла.
- Нет.
- Да!
- Не называй меня так.
- А что ты мне сделаешь?
Эдвард встал и стал медленно подходить к ней.
- Защекочу, - сказал он, хватая ее и начиная щекотать.
- Не-е-е-ет! – смеялась Белла, вырываясь.
Когда ей удалось вырваться из рук Эдварда, она отбежала и спряталась за моей спиной, лукаво подглядывая за ним.
- Так все ребята, хватит, - сказала я, - пора идти гулять, смотрите уже все ушли одеваться.
- Ладно, пошли, - согласилась Белла.
Она побежала вперед, оставив нас с Эдвардом позади, а потом уже почти у самого выхода повернулась и спросила.
- А ты научишь меня кататься на велосипеде, лохматая голова?
И засмеявшись, убежала в раздевалку.
Эдвард какое-то время стоял, открывая рот как рыба, не зная, что сказать, а потом бросился за ней, крича:
- Я НЕ «ЛОХМАТАЯ ГОЛОВА»!

+1

8

Интересно "наблюдать" за взаимоотношением этих ребят!!) Белла у меня ассоциируется с такой шкодливой девчонкой)) И не мудрено, что она мало-по-малу вытягивает Эдварда из этого кошмара. В ней полно энергии и позитива!!
У Эдварда конечно тяжелейшая детская травма. Жалко парнишку...

Ольчик, картинки ты здоровские подбираешь  :cool:

0

9

Киса написал(а):

Интересно "наблюдать" за взаимоотношением этих ребят!!) Белла у меня ассоциируется с такой шкодливой девчонкой)) И не мудрено, что она мало-по-малу вытягивает Эдварда из этого кошмара. В ней полно энергии и позитива!!
У Эдварда конечно тяжелейшая детская травма. Жалко парнишку...

Да Юль, так и есть... Вот только совсем скоро они можно так сказать поменяются ролями в эмоциональном плане.

Киса написал(а):

Ольчик, картинки ты здоровские подбираешь

Спасибо http://www.kolobok.us/smiles/standart/blush.gif

0

10

Глава 3

Апрель 1995 года
- Белла, уйди!
- Эдвард, - трясущимися губами сказала Белла.
- УЙДИ!!!!!!!!!!! – заорал паренек. – Оставь меня!
Белла вся тряслась как лист на ветру. Ее друг, единственный человек, которого она любила, прогонял ее. Но самое страшное было в том, что он страдал, а она не могла ему ничем помочь.
Трясущимися пальчиками она дотронулась до его плеча. Но в ответ лишь получила злой взгляд. Она испугалась этого взгляда. В нем плескались боль, дикость и отчаяние.
Эдвард вскочил, отшвыривая стул, на котором сидел, и, оттолкнув Беллу, бросился из комнаты, врезавшись на своем пути в Кейт, которая прибежала на шум.
Белла бежала вслед за ним, не обращая внимания на воспитательницу, как заклинание, повторяя имя друга.
Но Эдвард никого не слышал и не хотел слышать. Все, что он сейчас чувствовал - это гнев, обида и ненависть.
Он выбежал на улицу прямо в дождь. Снова разразилась гроза. Хотя чему было удивляться? Это же Сиэтл.
- Эдвард, Эдвард! – продолжала кричать Белла в открытые двери.
- Подожди, солнышко, ему нужно побыть одному, - сказала Кейт, закрывая дверь.
- Я не понимаю, - плакала Белла, - все было так хорошо.
- Пойдем на кухню, - Кейт обняла девочку за трясущиеся плечики.
Вместе они зашли на кухню, где было тихо и темно, все ведь уже давно спали.
Кейт зажгла свет и поставила на плиту чайник.
- Садись, милая.
Они сели за стол, за которым обычно обедали воспитатели, и Белла снова всхлипнула.
- Он кричит на меня… Что-то случилось? Я что-то сделала? Я не понимаю! Он ничего мне не говорит… – слова лились из Беллы непрекращающимся потоком, перемежаясь всхлипами.
- Белла, Белла, успокойся, - поспешила остановить этот поток слов Кейт. - Ты не виновата. А Эдвард… - она вздохнула. - Ему тяжело сейчас…
- Но почему?
- Помнишь, когда-то ты спрашивала, где родные Эдварда? – Белла, немного подумав, кивнула. - Я тогда сказала, что они далеко.
- Но это не так, - вздохнула Белла, и на ее глазки снова навернулись слезы. - Эдвард рассказал мне, что его родителей убили, и он сам чуть не умер.
- Правда? Он ни с кем раньше не обсуждал это, - удивилась Кейт, говоря это больше себе, чем девочке. – Когда он сказал тебе?
- На Новый год, - грустно сказала девочка. - Он с Рождества был очень молчаливым и печальным. А потом я увидела, как он плакал. И он рассказал мне.
- Да, эта семья пережила кошмар, и то, что Эдвард выжил, просто чудо.
- Но почему он сейчас так расстроился? – отчаянно прошептала Белла.
- Сегодня приходили из полиции, милая, - Кейт погладила ее маленькую ладошку. - Тогда тех плохих людей поймали и арестовали, но у одного из них получилось выйти из тюрьмы. И Эдвард узнал об этом.
- Но почему? Он же убил людей! – Белла ничего не поняла.
- Все так, но в жизни не всегда справедливость побеждает, - вздохнула Кейт. - Поэтому Эдвард так расстроился.
- Ему так одиноко, - опустила голову Белла.
- Это правда.
- А как же он там? Он же совсем один… - всхлипнула девочка. - Там же страшно! Гроза… И он совсем один.
- Да, что-то мне это напоминает, - легкая улыбка тронула губы женщины. - Ты помнишь, как вы познакомились? Тоже была гроза.
- Чуть-чуть помню, - согласилась Белла.
- Да, похоже, мало что изменилось за последние годы, правда, милая? Ты все так же боишься грозы?
- Очень, - прошептала девочка, зябко поежившись.
- Но ты же уже большая, - мягко улыбнулась Кейт, на что Белла только и смогла, что пожать плечами.
Они сидели около часа, пили чай, почти не разговаривая.
- Детка, тебе пора спать, а то не выспишься, - сказала Кейт, увидев, как Белла зевнула.
- А как же Эдвард? – вскинулась девочка. - Он так и не пришел.
- Наверное, он у сторожа, - пояснила Кейт. - Он часто убегал к нему, еще в самом начале. Сейчас я позвоню ему, а ты иди спать.
Кейт проводила Беллу в спальню для девочек и ушла.
Белла пыталась уснуть, но никак не могла. Ее мысли все время возвращались к другу. Она все думала, как он там совсем один на улице, вздрагивая каждый раз от грохота грома.
Когда комнату в очередной раз осветила молния, а потом раздались раскаты грома, Белла набрала больше воздуха в легкие и вылезла из кровати. На цыпочках она прокралась в крыло, где была спальня для мальчиков, и, стараясь не шуметь, подошла к кровати Эдварда. Та была пуста.
«Он не вернулся!» - в отчаянии подумала Белла. - «А если он не у сторожа? А вдруг он один под дождем!»
И девочка, которая больше всех в этом детском доме боялась грозы, решительно побежала вниз, подошла к входной двери, сделала глубокий вздох и открыла ее. Ей в лицо сразу ударил холодный ветер, перемешанный с острыми каплями ледяного дождя. Но Белла шагнула за порог и побежала в дальнюю часть двора, где был разбит небольшой садик, в котором они часто с Эдвардом играли, особенно летом.
Там он научил ее делать секретики из фантиков и стеклышек. Именно там они играли в редкие солнечные дни, прятались друг от друга и играли в догонялки. Белла никогда не была такой счастливой, иногда ей казалось, что наконец-то у нее есть семья. Они стали ее семьей - настоящий друг Эдвард и Кейт, которую она воспринимала, как маму.
Белла добежала до места, где стояла старая лавка, даже не заметив, что оцарапала ножки, потому что выбежала на улицу босиком.
- Эдвард! – кричала она в темноту, трясясь от холода. - Эдвард, где же ты?
Но ответом ей были только раскаты грома, сверкающие молнии и порывы ветра.
Девочка очень замерзла, она пыталась согреться, обняв себя руками, но это не помогало.
- Эдвааард, Эдвааард, верниись, ну, пожалуйстаааа, - плакала она.
Повесив голову, Белла побрела в сторону здания, но было так темно, что теперь она не знала, как добраться обратно, и просто шла, не глядя под ноги. Запнувшись обо что-то, торчащее из земли, она упала в темное месиво из мокрой земли и опавших листьев.
- Ай! – вскрикнула она, почувствовав острую боль в ноге, и попыталась встать, но у нее ничего не получилось.
Тут Белла услышала, как за ее спиной затрещали ветки, а когда оглянулась, увидела белые и острые зубы! Это была лишь сторожевая собака, но для девочки с богатым детским воображением, да еще и такой напуганной, она показалась огромным и страшным монстром.
В ночной темноте пронзительный крик Беллы раскатился по всему заднему двору.
В это время охранник и Эдвард бежали за собакой.
- Не понимаю, что понадобилось этой псине в такую погоду на улице? – ворчал старый сторож.
- Не знаю, - рассеянно пробубнил Эдвард, все еще находясь в шоке от новостей. Его злость уже немного утихла, и теперь паренек очень переживал из-за того, что наговорил Белле. А самое главное, он не знал, как все исправить.
- Сынок, тебе бы лучше остаться под крышей, - словно опомнившись, сказал старик.
- Нет, я с вами! - упрямо замотал головой мальчик.
Как раз в тот момент, когда они обогнули жилой корпус детского дома, в воздух взметнулся полный отчаяния детский крик.
- Это еще что такое? – вскинулся старик.
А потом раздался лай собаки.
- Хэнк! Хэнк, сюда! – закричал сторож, а Эдвард только прибавил шагу.
Они что есть силы рванули на лай, и вскоре сквозь пелену дождя смогли разглядеть силуэт ребенка. Рядом, не переставая лаять, сидел Хэнк. Когда они подбежали ближе, то увидели, что на земле, обняв себя руками и трясясь как лист на ветру, тихо плакала маленькая девочка.
- Эй, - мужчина тронул девчушку за плечо, но та только еще больше затряслась и закричала. - Ну-ну, не бойся! – успокаивающе проговорил он. – Как ты тут оказалась?
Девочка подняла лицо от коленок, посмотрела вверх, и Эдвард сразу узнал Беллу. Она была очень бледная, испуганная и очень несчастная.
- Белла… - прошептал он.
- Ты знаешь ее? – спросил охранник.
- Эдвард! - вскрикнула девочка и бросилась к пареньку.
- Белла, ты как тут оказалась? – испуганно спросил Эдвард.
- Тебя искала.
- Так, давайте разберемся со всем этим позже, - вмешался мужчина. - Для начала нужно вас согреть и высушить.
С этими словами старый охранник взял ребят за руки и повел в тепло. Они пришли на ту же самую кухню, в которой Белла сегодня разговаривала с Кейт.
- Так! Вы сидите тут, – строго произнес сторож, - а я найду кого-нибудь.
Пока старик ходил, дети сидели рядом друг с другом и молчали, трясясь от холода.
- Ты не должна была искать меня, - нарушил тишину голос Эдварда.
- Но ты же был один и расстроен, - мягко сказала Белла.
- А теперь ты можешь простыть! – упрямился паренек.
- Ну и что, зато я нашла тебя, - пожала плечами девочка.
И опять тишина.
- Сильно испугалась? – спросил Эдвард, вспомнив, что Белла боится грозы.
Каждый раз после их первой встречи, он всегда был рядом с ней, когда начиналась гроза. Это был первый раз, когда он оставил ее одну.
- Очень, - прошептала Белла, и по ее грязной щеке пробежала слезинка, оставляя светлую дорожку.
- Прости меня, - сказал Эдвард, опустив голову.
- За что? – удивилась Белла.
- За то, что кричал.
- Ты же не оставишь меня, правда? Ты же мой друг, - сказала Белла, испугавшись, и уголки ее губ снова затряслись.
- Нет, не оставлю, - уверенно сказал Эдвард.
- А можно я тебя обниму? – неуверенно спросила девочка.
- Наверное, - ответил мальчик, пожав плечами.
Белла встала со стула и крепко обняла Эдварда. Уже тогда он был намного выше ее, и поэтому, когда девочка его обняла, его нос уткнулся в мокрые волосы подруги. Он почувствовал, как сильно тоненькие ручки сжимают его, и ему вдруг стало так тоскливо и в то же время радостно, что он заплакал.
- Ты плачешь?
- Нет, - Эдвард отрицательно качнул головой.
- И я нет, - шмыгнула носом Белла.
Тут в кухню вбежала встревоженная Кейт, которую разбудил старый сторож.
- Вы только посмотрите на себя? А ну, бегом в душ! – воскликнула она. - Эдвард, чтобы не разбудить остальных, ты можешь пойти в комнату мистера Смита, он уехал. А ты, Белла, пойдешь ко мне.
Через час, когда дети немного согрелись и переоделись в сухое, они все вместе, включая и старика Сэма, сидели на кухне и тянули из кружек горячий чай с лимоном.
Взрослые говорили детям, чтобы больше они не повторяли подобное, а те, сонно склонив головы, кивали им и кидали друг на друга взгляды, держась под столом за руки.
Как же это все-таки удивительно, когда души вот так встречаются. Когда людские судьбы переплетаются самым немыслимым образом.
И иногда самое большое испытание не в том, чтобы встретить родного человека, а в том, чтобы суметь быть рядом с ним!

http://s61.radikal.ru/i174/1501/97/2fd5aba4b58e.jpg http://s011.radikal.ru/i315/1501/9b/1bab10a9499c.jpg

Отредактировано NatureIsLove (21-01-2015 21:48:55)

+1

11

Глава 4

Глава 4
Май 1996 года
POVKate

- Белла, Белла! Пошли быстрее, а то они не дождутся нас и уедут, оставят нас тут, - кричал Эдвард, стоя у подножия лестниц.
- Бегу, я только забирала свою бейсболку, - кричала Белла, выбегая из комнаты для девочек.
Она сбегала по лестницы, вся румяная, уже с растрепавшимися косичками. Я стояла около входной двери, дожидаясь их. Сегодня с ребятами, которые были в группе постарше мы ехали на бейсбольную игру. Может это была не самая важная игра сезона, но она проходила на известном стадионе, это было самым важным для ребят. Новый спонсор решил сделать большой жест и купил всем билеты, а так же обеспечил всех ребят сувенирами команды, а также горячими хот-догами и горячими напитками. И день был просто потрясающий, светило яркое солнце, ребята воспользовались ситуацией, чтобы снять с себя теплые свитера и переодеться в летние футболки с логотипами команды Сиэтл Маринерс и такими же бейсболками, именно за ней и бегала Белла.
- Ну, наконец-то, я думала, вы решили остаться, - пожурила я ребят.
- Это все Белла, - сказал Эдвард, подбегая к автобусу.
- Ну вот, нам достались задние места, - разочарованно вздохнула Белла, пробираясь по ряду между сидений.
- А кто в этом виноват? – ворчал Эдвард, идя следом за ней.
- Лохматая голова, прекрати стонать! – весело сказало Белла, усаживаясь на сиденье у окна. - Самое главное, что сегодня мы увидим матч своими глазами.
Эдвард улыбнулся и дал ее пять.
Он уже давно перестал обижаться на забавное прозвище, которое дала ему Белла. Все ребята и некоторые преподаватели тоже подхватили эту идею, так как волосы Эдварда с годами становились все гуще, а часто подстригать их и расчесывать он отказывался.
Целый автобус восторженных ребят направился к главному стадиону Сиэтла, являвшемуся главной гордостью местных жителей. Лора, моя помощница на летнее время, будущая выпускница колледжа, веселила ребят, распевая с ними песенки. Я была рада этой помощи, так у меня было время проверить список детей, пересчитать всех по головам и еще раз пробежаться по плану сегодняшней программы.
Итак:
- встреча со спонсором;
- встреча с игроками;
- игра;
- свободное время на арене;
- возвращение обратно.
Когда я оторвала голову от бумаг, пробежала глазами по детям. Я любила их, они все были такие разные, но сейчас в этих формах такие одинаковые. Мой взгляд зацепился на моих самых родных. Да именно так я воспринимала Беллу и Эдварда. Они провели в детдоме три года. Было всякое - хорошее и плохое. Эдвард долго вливался в коллектив, часто избегал занятий и игр, а после новости о том, что тот тип сбежал, он опять сильно замкнулся в себе и часто ввязывался в драки. Ни я, ни Белла не могли его образумить. А после того как Белла промокла той ночью под дождем, она подхватила пневмонию и попала в больницу, испугав нас всех, и особенно Эдварда.
Только после того случая мы все нашли равновесие, и целый следующий год был спокойным. Эдвард стал более открытым, хотя все равно больше времени проводил с Беллой. Она часто сидела рядом с ним, рисуя, пока Эдвард читал книги вслух.
Я гордилась его успехами, он был очень любознательным и тянул за собой Беллу. Было интересно смотреть, как она всегда рисовала что-то из того, что читал Эдвард. Получались довольно забавные иллюстрации к книгам. Этой зимой мы устроили конкурс снеговиков, ребята делились на команды и лепили самых разных, смешных и серьезных, толстых очень толстых. Победили тогда Эдвард и Белла. Правда их снеговик быстро растаял, и девочка потом долго плакала, когда проснулась утром, а от снеговика осталась только растекшаяся лужица с грязной морковкой посередине.
Они росли очень быстро. Белла немножко вытянулась, щечки ее уже не были такими пухленькими. Она стала такой тоненькой, с длинными ручками и ножками, помню, как кто-то сравнил ее с балериной, только вот без изящества. Да что там говорить, Белла всегда была сорванцом, она с большим удовольствием лазила по деревьям и заборам, чем заплетала косы куклам. Возможно, сказывалось то, что все время она проводила с Эдвардом.
И может от того, что у них все так хорошо сейчас, мне было так страшно.
Это случилось около шести месяцев назад. С директором связалась семья Калленов. Директор передал их мне, и все это время я работала с ними. Оказалось, что они были давними друзьями семьи Эдварда, и они не знали о происшествии, иначе давно забрали бы Эдварда. Как только они узнали о трагедии, сразу связались с нашим детским домом. Они были настроены очень серьезно в желании забрать Эдварда к себе в семью. И по всем проверкам и по личному общению было видно, что они очень достойная семья для такого мальчика. Карлайл работал врачом, Эсме занималась их детьми и всячески принимала участие в социальной жизни города. У них было двое детей - старший Эммет, на год старше Эдварда, и младшая Элис, ровесница Беллы. Не было никаких преград для того, чтобы им не разрешили усыновить ребенка.
И вот вчера мне сообщили, что Каллены успешно прошли все проверки, документы на усыновление готовы, а это значило одно – совсем скоро они заберут Эдварда. И я даже думать не хотела, что будет с этими детьми, когда их разлучат.
Я много раз просила Карлайла и Эсме приехать и пообщаться с Эдвардом, но они были против. И в какой-то степени я была с ними согласна. Они боялись снова травмировать его, обнадеживая, если им не повезет, и они не получат разрешение усыновить его. Но теперь все получилось, и я знала, что в ближайшие дни они приедут с визитом.
Оттого наблюдать сегодня за Эдвардом и Беллой мне было так больно. Кто знает, сколько времени у них осталось, чтобы быть вместе.
- Приехали! – воскликнула Лора.
В ответ раздался радостный крик ребят.
- Так, тихо, тихо. Все парами выходят из автобуса! – пыталась перекричать этот гвалт я.
Все начали выскакивать из автобуса, Лора ловила их на выходе и пыталась выстроить в линию.
- Не разбегаемся! – кричала я.
Мимо меня прошмыгнули Эдвард и Белла, держась за руки.
Кое-как угомонив ребят, мы прошли к раздевалкам, где нас встретил тренер и несколько ребят-спортсменов.
Моих маленьких чемпионов мало интересовали вопросы о будущем и о том, как важен спорт, им больше было интересно пообниматься с настоящими игроками и позадавать им вопросы о том, что они едят на завтрак и как правильно выбрать бейсбольную перчатку. Хорошо, что спортсмены не были особо против этого гомона и с радостью веселились с ребятами, крутя их по очереди в руках и усаживая себе на плечи. Когда до игры оставалось около часа, мы оставили игроков, чтобы те подготовились к игре, все ребята получили кучу автографов на свои бейсболки и воодушевленные встречей отправились на свои места, ждать начала игры.
Фанаты бейсбола стали потихоньку собираться на трибунах, и мы, чтобы не попасть в толпу, быстренько провели детей на нужные места.
Как только мы зашли внутрь стадиона, нос наполнил запах свежескошенной травы, горячих хот-догов и карамельного попкорна. Мы с Лорой по очереди сводили ребят в туалет, чтобы им не приспичило бежать во время игры. Потом как только мы более менее всех усадили и успокоили, к нам подошел один из ребят, которые продавал хот-доги.
- Вот, мистер Симменс велел отдать это вам.
И он одну за другой начал доставать из тележки коробки, в которых были уложены хот-доги, напитки, попкорн, и еще какие-то маленькие сувениры, кажется, ручки с блокнотами.
«Да, надо будет потом еще раз лично поблагодарить этого мистера Симменса!» - подумала про себя я.
До игры оставалось несколько минут, на поле уже вовсю танцевали черлидерши, а комментаторы перебрасывались шутками.
Как только игроки появились, ребята повскакивали с мест и восторженно закричали, выкрикивая имена спортсменов, с которыми недавно общались.
Игра была зрелищной, и каждый раз, когда кому-то удавалось отбить мяч, все кричали и бесновались, особенно если это удавалось сделать команде-сопернику.
Нам было все очень хорошо видно, так как сидели мы очень близко. К сожалению, вряд ли кто-то из нас еще хоть раз попадет на места, которые были так близко, уж очень это дорого.
Во время перерыва как всегда включили камеру с поцелуями, вылавливая из толпы фанатов парочек. И моих ребят не обошли стороной. И как вы думаете, кто оказался счастливцами? Конечно Эдвард и Белла. Когда они поняли, что их показывают на большом экране, то сначала покраснели, потом рассмеялись, а потом наклонились и чмокнули друг друга в губы, отчего еще больше залились краской. Ребята, которые сидели рядом с ними, подначивали их и смеялись, пытаясь уговорить поцеловаться еще раз.
Несмотря на все усилия противника, наша команда победила, и уж тут счастью и радости ребят не было предела.
Мы с Лорой не спешили выводить всех на улицу, приняв решение обойти стадион. Когда еще нам удастся попасть сюда. В одном из закутков дети нашли автомат мгновенного фото и уговорили всех сфотографироваться. Первыми пошли Изабелла и Эдвард.
Все радовались и смеялись тому, какие смешные фото получались.
Когда мы ехали обратно, солнце уже начало скатываться на запад, и активность ребят пошла на спад. Кто-то заснул, кто-то смотрел в окно, изучая здания, кто-то просто сидел, молча, видимо размышляя о чем-то.
Эдвард и Белла были среди тех, кто заснул. Девочка склонила голову на плечо Эдварда, а он прижался щекой к ее макушке.
Как только автобус сделал последний поворот перед детским домом, я сразу увидела серебристый Вольво, припаркованный у входа, и по моим жилам прошелся холод.
- Так быстро, - прошептала я и бросила быстрый взгляд на ребят.
- Что? – спросила Лора.
- Ничего, - поспешно ответила я. – Эм... Лора, у меня к тебе просьба. Отведи ребят в столовую. Как раз время ужина.
- Конечно, - согласилась она. - Без проблем.
Она вывела ребят из автобуса и повела к зданию. Самыми последними тихо плелись Эдвард и Белла.
Я же бросилась в кабинет директора. Там сидели Карлайл и Эсме.
- Добрый день, Кейт, - поприветствовали они меня.
- Здравствуйте. Вы за Эдвардом?
- Да. Больше не можем ждать, - мягко улыбнулась Эсме. - Можно его увидеть? – с надеждой в глазах спросила она.
- Вы все обсудили с директором? - не знаю зачем, все уже было решено, но я цеплялась за каждую мелочь. - Вам объяснили, когда к вам буду приходить с проверкой социальные работники?
- Да, мы даже уже договорились с социальной службой в нашем городке, - спокойно ответил Карлайл.
- Я не знала, что вы живете в другом городе, – как-то истерично заметила я.
- Да, в другом, - немного смутившись, сказала Эсме. – А что в этом есть какая-то проблема?
- Нет, нет, - поспешила заверить их я. – Думаю, вам удобнее будет пройти в комнату психолога, там тихо и спокойно, а я схожу за Эдвардом.
Я, тихо и глубоко дыша, зашла в столовую, отыскивая глазами лохматую голову Эдварда.
Они вместе с Беллой сидели на своем обычном месте в уголке около окна.
- Эдвард, - севшим голосом позвала я.
- М?
- С тобой хочет кое-кто повидаться, - выдавила я. – Думаю, ты будешь рад.
- Кто? – с интересом спросил он.
- Пойдем со мной.
Он поднялся и, бросив взгляд на подругу, пожал плечами.
Мы пошли к комнате, когда уже подходили к двери, нас догнала Белла и схватила Эдварда за руку.
- Эдвард? – прошептала она, словно зная, что скоро что-то произойдет.
Он посмотрел на нее, а потом на открытую дверь. В комнату спиной к нам стояли Карлайл и Эсме. Услышав наши шаги, они обернулись и сразу перевели взгляды на Эдварда.
Он остановился, крепче сжимая ладошку Беллы. Сначала мне показалось, он не узнал их, потому что он стоял, всматриваясь в лица, и не шевелился.
Не выдержав напряжения, Эсме, прошептав одними губами его имя, опустилась на колени и простерла к нему руки, приглашая в свои объятия, и по ее щеке скользнула слеза.
Эдвард, словно не веря, мотнул головой и закрыл глаза, а когда открыл, отпустил ладошку подруги и бросился в ее объятия.
Эсме крепко прижала его к груди, Карлайл встал на одно колено и обнял их обоих.
- Кто это? – прошептала Белла побелевшими губами.
- Это друзья его родителей. Они приехали за Эдвардом. Они хотят, чтобы он жил с ними, - попыталась объяснить я ситуацию Белле.
- Нет! – выкрикнула она так громко, что Карлайл обернулся, посмотреть на нас.
- Белла, послушай, - успокаивала я девочку, - так будет лучше. Теперь у Эдварда будет семья, дом. Понимаешь?
- Нет, нет, нет… - повторяла Белла. - Он не уедет. Он обещал. Он обещал, что не бросит меня! – твердила она, но подбородок у нее трясся.
- Белла… - попыталась сказать я.
- Нет! - снова сказала она и, топнув ногой, убежала наверх.
Я зашла в комнату, где разговаривали Эдвард и Каллены.
- Милый, мне так жаль, - говорила Эсме.
- Они умерли, - плакал Эдвард.
- Знаю, малыш, - кротко говорила женщина с золотистыми волосами и мягкими глазами.
- Вы приехали из Африки? – всхлипывая, спросил паренек.
- Да, моя практика там закончилась, - утвердительно кивнул головой мужчина. – Эдвард, там была очень плохая связь, мы ничего не знали о трагедии, иначе приехали бы за тобой намного раньше.
- За мной? – непонимающе спросил Эдвард.
- Да, - прошептала Эсме. - Мы приехали за тобой, теперь ты будешь жить с нами. Эммет и Элис очень тебя ждут, - улыбаясь, сказала она.
- Ты хочешь уехать отсюда? - спросил Карлайл.
Эдвард задумался.
- А мы сможем повидать родителей? – спросил он, опустив глаза в пол.
- Если ты хочешь этого, конечно мы заедем к ним, - заверил его мужчина. – А ты часто к ним ходишь?
- Нет, - покачал он головой. - Нам нельзя ходить одним.
Карлайл укоряющее посмотрел на меня, но мне нечего было ему ответить. Поделать я с этим ничего уже не могла, как и не могла обойти идиотские правила заведения. Я миллион раз пыталась уговорить руководство и сама сводить Эдварда к родителям, но мне не разрешали.
- Конечно милый, конечно, мы к ним заедем? – утвердительно сказала Эсме.
Эдвард о чем-то задумался, а потом, словно вспомнив что-то, кинул на меня дикий, испуганный взгляд и прошептал.
- Белла…
- Кто? - не понимая, о ком он говорит, хором спросили Каллены.
- Изабелла, - пояснила я. - Это девочка. Они очень дружат и очень близки.
- Кейт, а как же Белла? – испуганно спросил мальчик.
- С ней все будет хорошо, Эдвард. Я об этом позабочусь. Ты сможешь навещать ее, - сказала я, смотря на Эсме и Карлайла, пытаясь найти их поддержку и предотвратить зарождавшуюся панику.
- Да, конечно, - согласились они. – Ты сможешь навещать свою подругу, когда захочешь.
- А когда мы поедем? – спросил Эдвард, вдруг встав очень серьезным.
- Сегодня, - снова хором сказали Каллены, и Карлайл добавил: - По правде говоря, мы думали, что соберем твои вещи и поедем в гостиницу. Там остались наши вещи. А потом сразу отправимся домой.
- Хорошо, - Эдвард медленно кивнул головой, а потом посмотрел на меня и произнес. - Мне нужно попрощаться с Беллой.
- Конечно, Эдвард.
Мы пошли с ним, чтобы собрать его вещи и найти Беллу, но, открыв дверь, натолкнулись на белую как полотно девочку, и я всерьез испугалась за нее.
- Белла… - начал было говорить Эдвард, но Белла его перебила.
- Ты обещал, Эдвард. Ты обещал, лохматая голова. Ты обещал! - трясущимися губами повторяла она, и из ее глаз ручьями текли слезы.
- Белла, я буду к тебе приезжать, - пытался объяснить ей мальчик, но Белла не слышала его.
- Ты обещал! - выкрикнула она и, толкнув его кулачками в грудь, побежала в сторону лестницы.
Эдвард кинулся за ней, и Каллены хотели тоже, но я остановила их.
- Думаю, им нужно дать немного времени, - тихо сказала я, и они со мной согласились.
Через полчаса, собрав вещи Эдварда, я точно знала куда идти, чтобы найти их. К старому креслу на самом верхнем этаже.
Поднявшись туда, я увидела, что Белла сидит в кресле, а Эдвард на полу около нее. Он держал ее за руку и что-то тихо рассказывал.
- Эдвард, тебе пора, - тихо позвала я.
- Хорошо, - отозвался он и встал.
Он наклонился к ушку Беллы, что-то прошептал, а потом обнял ее.
- Я буду приезжать, - уверенно сказал он.
- Обещаешь?
- Обещаю.
Бросив на подругу последний тоскливый взгляд, он выпрямился и пошел прочь.
Я пошла следом за ним, чтобы передать его Калленам.
- Спасибо вам, Кейт, за все, - поблагодарили меня Карлайл и Эсме, по очереди пожав руку.
- Поехали? – спросил Карлайл Эдварда, положив руку на его плечо.
Эдвард кинул еще один взгляд на лестницу, очевидно, надеясь в последний раз увидеть подругу, но Беллы не было. Я обняла его на прощанье и пожелала всего хорошего.
Когда они все уселись в машину, я услышала, как загудел двигатель, а потом серебристый автомобиль медленно тронулся с места.
В этот самый миг за моей спиной раздался звук шагов. Я обернулась и увидела сбегающую по лестнице Беллу, совсем как утром, когда она спешила на автобус. Еще утром эта девочка была самой счастливой, а теперь она теряла друга и оставалась совсем одна.
Она пробежала мимо меня, словно не заметив, выбежала на улицу и кинулась за машиной, отчаянно крича:
- Лохматая голова! Лохматая голова! Не уезжай!
Было слышно, как она глотает окончания слов, захлебываясь слезами.
Сидящий на заднем сидении Эдвард услышал ее крик, встал на колени и приложил ладошку к стеклу.
Автомобиль все удалялся, и, когда у Беллы больше не было сил бежать, она просто села на пыльную дорогу, продолжая звать друга.
Я подбежала к девочке и, заключив ее в объятия, попыталась хоть как-то успокоить, нашептывая ей нежные слова и покачивая, как маленького ребенка.
Она плакала так, что сердце разрывалось от боли.
В ее кулачке была зажата та самая сегодняшняя фотография, на которой они с Эдвардом смеялись и корчили забавные рожицы.
Та самая фотография, на которой она еще была счастлива.

http://s019.radikal.ru/i631/1501/4a/770e28e06efa.gif http://s018.radikal.ru/i510/1501/99/2ece0f0b6eb6.jpg

Отредактировано NatureIsLove (23-01-2015 21:38:21)

+1

12

Какая печальная последняя глава...Последние мгновения перед их расставанием, прямо душу рвут...И картинка так точно передает эмоции!!! Бедная девочка...Но Эдварда тоже можно понять, он наконец-то обрел семью, которой ему так не доставало все это время.
Теперь интересно, когда ребята встретятся в следующий раз...

0

13

Киса написал(а):

Какая печальная последняя глава...Последние мгновения перед их расставанием, прямо душу рвут...И картинка так точно передает эмоции!!! Бедная девочка...Но Эдварда тоже можно понять, он наконец-то обрел семью, которой ему так не доставало все это время.
Теперь интересно, когда ребята встретятся в следующий раз...

Да у Юль, у них все как-то развалилось, у малышей этих. И перед встречей из пройдет несколько лет, которые внесут свои коррективы.
Но все это будет известно совсем скоро.

+1

14

Бонус 1. Белла

Это опять случилось. Я выпала из реальности.
У меня бывало такое - я сижу, общаюсь со всеми, а потом раз и все, меня словно в дыру засасывает. И не могу сказать, что я задумалась или потеряла сознание. Просто находилась в какой-то временной петле. Я вроде понимала, что меня зовут, обращаются ко мне, но сказать ничего не могла. Это были минуты полного выпадания из реальности. Мне говорили, что глаза у меня в такие минуты широко открытые и стеклянные, я смотрю в одну точку, не двигаюсь и почти не дышу. Вспомнить почему это происходит сама я не могла, а к врачу обращаться не было не желания, не денег.
Джеймс в такие минуты обычно прикалывался надо мной, рисовал усы или что-нибудь похуже на моем лице, а потом, когда я приходила в себя, все надо мной ржали, Розали особенно. У нее от смеха обычно текли слезы, она становилась вся пунцовая, поэтому и имя у нее теперь было именно это - Роза. А как ее зовут на самом деле, вряд ли знала даже она сама.
Это была наша общая особенность. Теперь у нас у всех были совсем другие имена нежели раньше. Разве что Джеймс не стал менять имя. Ему было незачем, он не бежал ни от чего и, когда мы встретились, не был совершеннолетним, в отличие от всех нас. Я не стала исключением. Теперь меня звали Кейт Мари Мейсон. Мари – это мое второе имя, записанное в карте о рождении. А остальное... Когда пришлось выбирать, я долго не раздумывала. Кейт и Эдвард были самыми близкими мне людьми, и я потеряла их обоих. А так, нося их имена, они словно были ближе мне. О том, что второе имя Эдварда Мейсон я узнала через месяц после его отъезда.
Тогда после прогулки все ушли на обед, а я пошла искать Кейт. Мы с ней стали еще ближе, после того как уехал Эдвард. Я никогда бы не сказала ей, но я всегда хотела, чтобы она удочерила меня. Я всегда воспринимала ее как свою маму, хоть и смущалась сказать ей об этом. Маленькой, когда еще был Эдвард с нами, я часто воображала, что мы втроем одна небольшая семья. Вот только живем в одном доме еще с кучей детей.
Я нашла ее в холле за столом, она сидела за какими-то бумагами. И на одной из бумаг я увидела имя – Эдвард Мейсон Каллен. Тогда я и узнала, что семья, которая взяла его к себе – это семья Калленов. Сейчас я уже не помню, как их зовут, хотя Кейт тогда сказала мне и даже фото их показала, чтобы я успокоилась и порадовалась за него. С фотографии на меня смотрели мужчина и женщина с мягкими глазами и двое детей, сидящие у них на коленях - мальчик и девочка.
Я любила вспоминать времена, проведенные в детдоме. Знаю, звучит странно, но тогда я была самой счастливой - у меня была маленькая семья, крыша над головой, и я была всем довольна. Все начало меняться, как только уехал Эдвард .
Меня удочерили.
В детдоме многие готовы были пойти на все, чтобы именно их выбрала одна из тех пар, которые приходили. Но я не принадлежала к их числу.
Я боялась, что не увижу Эдварда, потому что верила, что он приедет, обязательно приедет меня навестить. Кейт уверяла меня, что новая семья его обязательно привезет. Я даже уже не обижалась на него.
А еще я не хотела расставаться с Кейт. Помню, для нее то, что меня удочеряют, тоже стало большой новостью, тем более все произошло так быстро. Но, как оказалось, «моя» семья была какой-то особенной. Сейчас-то я знаю, что у этого Аро было много денег и много связей в правительстве.
Они забрали меня и сразу увезли из Сиэтла, у Аро были какие-то важные дела в Аризоне. Я помню, что первые недели они любили приглашать своих друзей в дом, показывая свое новое приобретение. А именно им я и была. Джейн, жена Аро, любила напоминать, что меня зовут Изабелла, и это словно еще больше подчеркивало мою связь с этой семьей. Аро был итальянцем, а Джейн очень смешно пыталась подражать его акценту. До меня им не было совершенно никакого дела.
Моя новая «мама» все время проводила в салонах красоты или в магазинах, покупая все больше золота и шмоток. «Рapà», так он просил звать его при гостях, появлялся ближе к ночи. В общем, их я не видела почти никогда. Исключением были различные приемы и благотворительные вечера, куда они таскали меня за собой, как хвостик, чтобы все видели какие они молодцы, и как хорошо мне с ними живется.
Помню, как в первый же день меня отвели в салон, подстригли, сделали маникюр — и это десятилетней девчонке! - и нарядили как куклу в розовое платье с рюшами. Я ненавидела свою комнату. Она вся была ядовитого розового цвета, окна закрывали занавески в ужасно раздражающий цветочек, а на кровати лежали тонны подушек в виде сердец.
Единственным плюсом моего проживания в этой семье были уроки рисования. Им обязательно нужно было найти у меня какой-нибудь талант, чтобы кичиться этим перед остальными. И поэтому они, увидев, что я много времени провожу за альбомом, наняли мне одного из лучших педагогов. Это и стало моей отдушиной.
К уже довольно пожилой женщине-учителю меня отвозил водитель. Она угощала меня домашним овсяным печеньем, рассказывала о своей молодости и о том, как начала рисовать, а позднее организовывать выставки. Вся она была такой домашней, словно бабушка. В ее доме жило много кошек, мне кажется, я так и не смогла сосчитать их всех, потому что каждый мой приезд из-под дивана вылезала новая.
Так прошло около трех лет, а потом я заметила, что-то в поведение Аро стало меняться. Он начал обращать на меня внимание, кидать непонятные взгляды, стал усаживать меня к себе на колени, когда никого не было дома, и пока изучал документы, похлопывал меня по ноге. От его улыбочки у меня ползли мурашки и ледяной ужас сковывал все тело.
Джейн стала стервозной, начала придираться ко мне, все было не по ней. То я неправильно заправила кровать, то надела не то платье. Однажды я увидела, как она обнимается с одним из водителей на кухне. Я бы никогда и никому об этом не рассказала, мне было наплевать, но она видимо думала по-другому, потому что, молча, схватила меня за плечо и надавала пощечин. Это для меня стало просто огромнейшим шоком. Меня никогда никто не бил, и тогда мне казалось, что моя голова оторвется, так было больно. Я весь день проплакала, закрывшись в шкафу. Это было единственное место в доме, которое не наводило на меня отвращение.
Конечно, я ходила в школу, но и там была не ко двору. Все эти насмешки детишек из богатых семей, издевательства над тем, что я везде ходила с альбомом и карандашами. Не скажу, что они сильно задевали меня, но и радости не было никакой.
После того раза, как я увидела Джейн с тем парнем, она все чаще стала поднимать на меня руку, а поведение Аро становилось в более странным. Он часто вечером приходил ко мне, вставал в дверном проеме и подолгу смотрел, как я сплю. А я притворялась, чувствуя на себе его липкий взгляд, от которого все внутри переворачивалось. С каждым его приходом расстояние все больше сокращалось, пока, в один из вечеров, я не почувствовала, как прогнулся матрас под тяжестью его тела, и он провел рукой по моему лицу и руке. Я догадывалась, к чему все это ведет, и уже давно начала продумывать план побега. Жаль только, что не убежала до того вечера.
Я не думала, что это случится, и не хочу об этом вспоминать, но картинки того вечера не раз мелькали в кошмарных снах.
Аро и Джейн вернулись с очередного вечера, выпившие, я чувствовала запах алкоголя и сигар, они, как гиены, смеялись над кем-то из гостей. Я, чтобы лишний раз не сталкиваться с ними, прошмыгнула к себе в комнату, и сразу легла спать, оставив включенным ночник. Зажмурив глаза, я лежала, заставляя себя заснуть, и мне это почти удалось, когда я услышала, как дверь в комнату открылась. И минуты не прошло, как Аро просто рухнул за свою задницу рядом со мной. Все мое тело вмиг напряглось, и я сильнее зажмурилась. В нос проник отвратительный запах кислых сигар, смешанных с бренди или виски, или что там он пил. Я надеялась, что все будет как всегда, он посидит и уйдет, но он вдруг резко сорвал с меня одеяло.
- Детка, твой papà вернулся домой, - захихикал он, глядя, как я непонимающе моргала глазами. - Ты такая сладенькая девочка Изабеееелла, почему трясешься? Замерзла?
Я вся окаменела, боясь пошевелиться.
- Твой papà сейчас тебя согреет.
Он положил руку мне на живот и начал выводить круги, постепенно запуская ее под мою майку.
Я попыталась остановить его, схватив его за руку и прошептав одними губами «не надо», но он только мерзко ухмыльнулся
- Ну что ты, девочка, papà сделает тебе приятно.
У меня по щекам уже текли слезы, когда внезапно меня ослепил свет от вспыхнувших ламп, и тут же я услышала визг Джейн.
- Ах ты, маленькая сучка!
В следующую секунду я почувствовала, как ее руки клешнями впились в мою ногу и меня поволокли из кровати. Упав на пол, я так сильно стукнулась головой, что из глаз посыпались искры. Джейн начала колотить меня руками и ногами, я почувствовала кровь во рту, она разбила мне губу.
И сквозь звуки ударов и крики Джейн я слышала смешки и иканье Аро.
- Ну все, дорогая, уймись. А ты у меня оказывается ревнивая, - посмеиваясь, приговаривал он.
Как все закончилось, я не помню. Когда я пришла в себя, вокруг было тихо, и в моей комнате все еще горел свет. Я очень сильно замерзла, меня всю трясло, и при каждом движении жутко болел левый бок.
Первое о чем я подумала, что я не могла здесь больше находиться.
Еще месяц назад, когда Аро первый раз сел ко мне на кровать, я начала собирать свои вещи. В свой большой рюкзак я закидывала чипсы, всякую мелочевку, сдачу после обедов в школе и, конечно же, я положила туда те важные вещи, что остались у меня после детского дома: книжку Эдварда, игрушку, которую подарила мне Кейт, старую футболку и кепку бейсбольной команды и общие фото нашего последнего дня с Эдвардом.
А еще я выкрала свой паспорт и стащила золотые безделушки у Джейн. Их у нее было столько, что она даже не заметила пропажу.
Убедившись, что все спят, я вернулась в комнату, надела джинсы и футболку, взяла несколько маек на смену, нижнее белье, зубные принадлежности, кусок мыла и толстовку.
На кухне я стащила несколько бутылок воды, йогурт, нарезаное мясо в вакуумной упаковке и булочки. Рюкзак получился довольно тяжелый, он сильно давил на плечо, которое очень болело после побоев Джейн, но я, стиснув зубы, пошла прочь из этого дома.
Я точно знала, куда мне идти. Почти сразу после приезда в Аризону я узнала, как можно вернуться в Сиэтл, на какую электричку сесть и где сделать пересадку. Я долго об этом думала и много раз изучала карты движения поездов. Когда я покидала этот дом, небо на востоке уже начало светлеть, и первый раз за последний год мне не было страшно, хоть я и не знала, что меня ждет дальше.
Когда я сделала последнюю пересадку, вагон поезда был почти пуст. Расположившись с относительным комфортом, я достала булку, мясо и, сделав себе бутерброд, прнялась за еду, запивая все водой.
Передо мной уселся светловолосый парень, явно старше меня, думаю, что даже старше Эдварда. У него были проколоты губа и бровь, а на щеке виднелась старая ссадина. Но при всем этом у него улыбка была какой-то детской что ли, задорной. Он то и дело кидал голодный взгляд на мой бутерброд, и, когда я услышала, как в его животе заурчало, то не мешкая протянула ему остаток булки.
- Хочешь? – спросила я.
Он в момент выхватил кусок у меня из рук и спросил.
- А мясо можно?
- Можно, - улыбнулась я.
- Шпащибо, - сказал он с набитым ртом, - два дня ничего не ел. Я - Джеймс.
Так мы и встретились. Он спас меня, но не скажу, что благодаря ему я зажила. Все оказалось куда прозаичнее.
Мы разговорились, я рассказала ему о детском доме, о своей «семейке».
- Это они тебя так? – спросил он, указывая на мою опухшую губу и синяки на руках.
- Чокнутая Джейн, - пожала плечами я, поморщившись от боли.
- И какие планы дальше? - поинтересовался Джеймс.
- Хочу вернуться в детский дом, найти Кейт.
- А это еще кто? - навострился парень.
- Мой воспитатель, - пояснила я, на что он только покачал головой.
- Жаль тебя разочаровывать, но тебе нельзя ехать туда.
- Почему? – удивилась я.
- Ты несовершеннолетняя, и у тебя есть семья. Ты принадлежишь им по закону. Они просто напросто вернутся и снова заберут тебя, - меня аж передернуло от нарисованной им перспективы. - А то что они тебя били, ты не докажешь. Они замнут это дело, раз у них бабок дофига. И Кейт твоя тебя не спасет. А вот что они с тобой будут делать, когда вернут…
Он не закончил предложение, пожав плечами, хотя мы оба догадывались, чем все закончится.
- И что мне делать? – обреченно спросила я, понурив голову.
- Я могу принять тебя в нашу команду, - сказал Джеймс, и я заинтересованно посмотрела на него, - но нужно будет работать. Смотри сама.
Оставшуюся дорогу до Сиэтла мы проехали молча.
Когда мы уже вышли из вагона, он спросил, что я надумала.
- Разве у меня есть выбор? - а что действительно мне оставвалось?
- Выбор есть всегда, - философски заметил Джеймс. - Решай быстрее, а то меня ждут друзья.
Но я просто стояла, как будто впав в ступор, не зная, на что решиться.
- Ладно, я пошел, - не дождавшись моего ответа, бросил парень и начал удаляться, уходя от меня своей подпрыгивающей походкой.
И тогда я побежала за ним. Мне было тринадцать лет, я не знала что делать и куда идти.
Так я и стала одной из его людей, как он нас называл.
Вообще все ребята были хоть и разновозрастными, но довольно классными, правда, все с проблемами. Нас объединяло одно - мы оказались на улице и нам некуда было идти. Состав довольно часто обновлялся, ребята приходили и уходили. За четыре года, что я провела с ними, образовался костяк, который не менялся. Джеймс во главе и его люди: я , Рози, Рыжая и Лоран, который был самым старшим, но каким-то пофигистом. Он все время курил траву и слушал регги.
Жили мы на те деньги, которые зарабатывали на улице.
Рыжая хорошо пела, а маленький ребенок со смазливой мордашкой, который тоскливо поет, как оказалось, мог заработать довольно приличные деньги. Их хватало на обед для всех нас.
Я начинала с того, что просто просила милостыню у метро и на улице. Джеймс учил меня приемам и внимательности. Очень часто в водостоках можно было найти много монеток. Постепенно я рассказала о безделушках Джейн, и мы их обменяли на деньги, часть которых Джеймс оставил на черный день.
Жили мы в какой-то старой однокомнатной квартире, спали на полу. Пару раз мы с Рози пробирались на рынки и подворовывали. Началось все с одежды. На улице было холодно, квартира не отапливалась, горячей воды не было, и нам уже было не до морали.
Конечно, нас часто замечали копы, но каждый раз нам удавалось сбежать.
Примерно год назад мы лишились жилья. Джеймс кому-то задолжал, кого-то подставил, нас начали преследовать, и мы пустились в бега.
Мы нигде не останавливались надолго, часто приходилось спать в церкви или в специальных центрах для бездомных. Нам, девочкам, было сложнее всего. Мы выросли, похорошели, и перестали быть девчушками, которых жалеют. Теперь к нам приставали с совершенно недвусмысленными предложениями, что очень бесило Джеймса, у которого был свой кодекс - его людей никто трогать не может. Однажды он почти до смерти избил парня, который сильно покалечил Лорана.
- Никто не смеет трогать моих людей! Никто! – орал тогда он.
Иногда Джеймс пугал меня, но, надо отдать ему должное, он никогда не обижал нас. Он очень бережно относился ко всем нам и никогда не заставлял делать то, к чему мы не готовы.
Когда мне только исполнилось семнадцать, он пытался подкатить ко мне, но со мной случилась истерика, видимо последствия того времени, которые я провела у кретина Аро. В последствии истерика повторялась еще не раз. Я не хотела отставать от девчонок, у которых уже давно были парни, они любили тусоваться в клубах, веселиться. Пару раз я попыталась сходить с ними, но у меня ничего не получилось. Все мое общение с парнями заканчивалось истерикой.
А месяц назад Рози пришли новости из ее родного городка, что расположен где-то недалеко от Сиэтла, на севере Америки. Оказалось, что ее бабушка умерла и оставила ей дом. С родителями девушки она не общалась, а вот с самой Рози они время от времени переписывались. Выбирать нам было не из чего и мы решили двинуть туда. Теперь нам будет где жить. Правда, городок там маленький, особо не спрячешься, но можно устроиться куда-нибудь на работу. На заправку там или мыть посуду где-нибудь. Это определенно было хорошим решением.
- Кейт! Кеейт! – донеслось до меня.
- Она опять вырубилась, - это похоже Рози. - С этим надо что-то делать.
- Нарисуй ей что-нибудь на лбу или напиши, - услышала я хихиканье Лорана.
- А где маркер?- тут же подхватила идею Рыжая. - Только нужно тот, который не смывается.
- Кажется, в бардачке есть, - сказала Рози, и тут я встрепенулась.
- Да ну, вас, ребята, - промямлила я, подавая голос и разминая затекшую шею.
- О, спящая красавица очнулась, - почти в голос грохнули они.
- И надолго меня вырубило? - поинтересовалась я.
- Почти на час, - ответил Джеймс.
- Ого, так долго еще не было, - удивилась я.
- Всю дорогу пропустила, - пропищала Рыжая. - Лоран нам опять пел песни.
- Чувак, ты, конечно, крут, но пластинку пора менять,- усмехнулся Джеймс, на мгновение оборачиваясь на заднее сиденье. - Меня уже тошнит от одних и тех же песен, выучи что-нибудь новое. А то вон Кейт от твоих завываний опять вылетела в трубу.
- Вы нифига не понимаете в мууууузыке, - проныл Лоран и обиженно отвернулся.
Было уже довольно поздно, когда мы подъехали к городу в пелене непрекращающегося дождя. Впереди замаячили огни первого за несколько миль Макдональдса, и у нас у всех дружно заурчали животы.
- Добро пожаловать домой! – поприветствовала саму себя Рози, и каждый подумал, что рассчитывает здесь задержаться.
А потом она обратилась к нам.
- Люди! Добро пожаловать в Форкс, самый дождливый город Америки!

http://s013.radikal.ru/i323/1502/e4/4a47e4822a2e.jpg

+1

15

Бонус 2. Эдвард

Сегодня уже 27 мая, через несколько дней начнется лето, а я ждал и одновременно боялся начала осени. В сентябре я еду в колледж.
Я поступил на медицинский факультет в Сиэтле, подтверждающие это бумаги пришли пару недель назад. Не передать словами, как я был рад этому, ведь я подавал документы втайне от всех, не хотел, чтобы Карлайл переживал или пытался помочь мне. Мне очень хотелось доказать, что я все смогу сам. И у меня получилось. Когда я обо всем рассказал семье, они были так счастливы. Только Элис плакала весь вечер, не хотела меня отпускать. Она смешная, иногда мне казалось, что она действительно моя родная сестра. Уж очень мы были похожи.
Я любил их всех, они стали для меня семьей. Настоящей родной семьей. И я очень благодарен им за все, ведь им было нелегко со мной, особенно поначалу. Помню, когда меня привезли в Форкс, я закрылся в комнате и не выходил оттуда несколько дней. Ко мне приходила Эсме, приносила еду, которую я почти не ел, рассказывала мне о планах, о школе, о своих детях и о том, как сильно они хотят со мной встретиться. Она пыталась узать, что может сделать, и не расстроен ли я из-за того, что мы съездили на могилу моих родителей.
Сейчас я уже смутно помню их, - моих биологических родителей - хотя нужно отдать должное Эсме и Карлайлу, они сделали все, чтобы я их не забыл. Все семейные праздники, День благодарения, Рождество, День моего рождения Эсме всегда благодарила Бога за то, что он подарил им меня, и как им жаль, что моих родителей уже нет в живых. Каждый год в годовщину их смерти мы с Карлайлом ездили на их могилу.
Помню, когда я первый раз приехал туда, то больше часа проплакал на их могиле, но через несколько дней, как ни странно, понял, что с моих плеч, наконец-то, упала та тяжесть, которая была со мной, как только я попал в детский дом.
Но причина почему я не хотел и не спешил начать новую жизнь в доме Калленов была совсем другой и очень веской.
Маленькая девочка с растрепанными волосами и кривоватой улыбкой.
Тогда мне казалось, что я предал ее, и она никогда меня не простит.
Я так привязался к Белле.
Каждый раз, когда я езжу в Сиэтл, когда иду на могилу родителей, когда еду в детский дом, чтобы повидать Кейт, когда вижу девчушек с косичками, я вспоминаю ее.
Интересно, как она сейчас? Повезло ли ей с приемной семьей так же как и мне? Как она сейчас выглядит? Чем занимается? Рисует ли она?
Иногда, когда вспоминаю о ней, мне кажется, я почти не помню, как она выглядит. У меня не осталось ничего на память о ней, лишь мои воспоминания, которые мне не с кем было разделить. Лишь когда я был в Сиэтле и встречался с Кейт, мы вспоминали мое детство. Как я сбегал в грозу, как меня искала Белла, как она часами сидела рядом со мной, когда я читал, как мы спорили. В такие моменты воспоминания оживали, может, это случалось из-за присуствия Кейт или знакомые запахи делали свое дело.
Первый раз я вернулся в детский дом, где прожил три года, через три месяца после того как уехал. Я помню, как волновался, что снова встречу Беллу и докажу, что буду приезжать часто, как и обещал. Помню, что Эсме накупила ей кучу подарков, а Элис всю дорогу радовалась тому, что, наконец-то, у нее появится подруга.
Тогда я не мог себе даже представить, что Беллы там не будет.
Нас вышла встречать Кейт, и, как только я увидел ее, то выскочил из машины, не дожидаясь остальных. Я бросился ей на шею и крепко обнял, а потом спросил о Белле.
- Кейт, а где Белла? Мы ей целую кучу подарков привезли! – восторженно проговорил я.
- Ее нет, - как-то грустно ответила Кейт, но я не обратил внимания на ее тон.
- Она обижается на меня? Я знаю, что обижается! Где она прячется? – слова лились из меня непрекращающимся потоком.
- Эдвард, милый, послушай... - начала говорить Кейт, но я ее не слушал. Меня вдруг осенила догадка, где я могу найти Беллу.
- Она наверху, да? - выкрикнул я. - Сидит там одна и дуется? - и, даже не дослушав Кейт, побежал на наше обычное место. Туда, где я часто сидел и читал, а Белла рисовала.
Я бежал по ступенькам, крича: - «Белла! Белла! Белла!», но когда добрался до нужного места, там оказалось пусто.
Недоумевая, я посмотрел за креслом, но и там Беллы не было. После того, как не нашел ее ни в комнате для девочек, ни в игровой, я вернулся вниз, не понимая, что же произошло и где Белла.
Подбежав к внимательно слушавшим Кейт Карлайлу и Эсме, я дернул свою бывшую воспитательницу за руку.
- Кейт, где она? Я ее не нашел.
- Давай прогуляемся Эдвард, - тихо сказала она, взяв меня за руку. - Мне нужно тебе кое-что рассказать.
И она рассказала. О том, как совершенно неожиданно появилась семья, что они удочерили Беллу, и месяц назад она уехала в другой город.
Словами не описать какая горечь от этих новостей поселилась у меня внутри. В тот момент я узнал каково это - физически испытывать жуткое отчаянье. Я и не знал, что день, когда я уезжал с Калленами, станет последним днем, когда я видел Беллу. Девочку, которая была и моим другом, и моей семьей.
Помню, как стоял там, оглушенный новостями, Элис держала меня за руку и уговаривала не расстраиваться, а я слушал, как Эсме спрашивала Кейт, могут ли они как-то выйти на контакт с новой семьей Беллы, чтобы мы могли продолжать общаться. В этом вся она. Она всегда хотела лучшего для всех, иногда забывая о себе. Но Кейт ничем не могла нам помочь. Информация об усыновителях была закрытой для посторонних людей.
Да, теперь я для Беллы был посторонним...
Обратно мы ехали в полной тишине.
Я уперся лбом в стекло и смотрел, как меняется пейзаж за окном, когда услышал, как плачет Элис.
- Ты чего? – спросил я.
- Ты грустишь, - всхлипнула она.
Они с Беллой были примерно одного возраста. Правда, Элис была меньше ростом, с подстриженными под короткое каре черными волосами, у нее смешно изгибались брови, и, в отличие от Беллы, розовый был ее любимым цветом.
- Грущу, - согласился я.
- Эдвард, мне очень жаль, что мы не встретились с Беллой, - снова всхлипнула сестра.
- Угум, - снова согласился я.
- Но у нее же все будет хорошо, - больше самой себе, чем мне сказала Элис. - Ведь у тебя же сейчас все хорошо? Тебе же нравится с нами? - спросила она, снова расплакавшись.
- Хорошо, Элис, - поспешил заверить ее я, и она стала успокаиваться.
Мы снова замолчали, и только когда уже въехали в город, я сказал ей.
- Мне, правда, хорошо в твоей семье, Элис, - она подняла на меня глаза, в которых заблистали огоньки надежды, но я продолжил: - но Беллу мне никто не заменит. Она мой друг, лучший друг! Понимаешь?
- Эдвард, это не только моя семья, это и твоя семья, - возразила Элис. - Жаль, что Эммет не поехал с нами, но у него сегодня матч, это важно для него. А для тебя важно было встретиться с Беллой. Кстати, расскажи мне о ней.
- Зачем? - удивился я.
- Я хочу все знать о ней, - тихо проговорила Эл. - Она же часть твоей жизни, а я очень хочу разделить ее с тобой.
Сейчас, спустя много лет, я понимаю, что, наверное, именно та поездка сблизила нас с Элис. Она хоть была младшей в семье, но иногда мне казалось, что она намного старше всех нас вместе взятых. Была в ней какая-то мудрость, словно она прожила тысячи жизней и видела то, чего другие не могли видеть. Она всегда оказывалась рядом, когда кто-то из семьи страдал или переживал. Именно она всегда мирила нас с Эмметом, когда мы ссорились.
Тогда я долго рассказывал ей о Белле, о родителях, обо всем, что еще помнил.
А в одну из встреч с Кейт я выпросил у нее старую фотографию из архива детского дома. Фотографию, на которой мы были вместе с Беллой.
Иногда я достаю это фото, вспоминаю маленькую девчушку и изо всех сил надеюсь, что у нее все хорошо.
Каллены многое мне дали, но именно Белла была рядом в самые тяжелые моменты моей жизни. Такое сложно забыть, да и, наверное, невозможно.
Помню, когда я провел у Калленов первую неделю, из комнаты меня вытащил Эммет. Мы любили вспоминать эту историю.
В тот вечер Эсме и Карлайл поехали на школьное мероприятие Элис. Эсме зашла проведать меня перед отъездом и сказала, что их какое-то время не будет. Ни Эммета, ни Элис я тогда еще не видел. Я слышал, как они ушли, а потом стало тихо. Обычно, когда все были дома, всегда были слышны крики детей, звуки телевизора или смех Карлайла.
Мне, конечно, было интересно посмотреть на них, но я не решался. Я просто сидел на подоконнике и смотрел, как отъезжает машина.
Дом Калленов находился в окружении леса, и я уже давно мечтал о том, чтобы выйти прогуляться.
Я включил телевизор, хотел посмотреть какую-нибудь передачу о природе и животных, - я любил смотреть такие - как вдруг в дверь моей комнаты постучали.
Два стука, потом тишина.
Потом три стука и снова тишина.
Эсме всегда стучала и сразу заходила, а тут...
Четыре стука и снова тишина.
Это очень отвлекало, так что я даже немного разозлился. Вскочив с кровати, я вплотную подошел к двери и, когда снова начали стучать, я с силой распахнул ее.
То, что я увидел перед собой, заставило меня рассмеяться в голос. Надо сказать, давно я так не смеялся.
В дверях стоял высокий парень, явно старше меня. Его лицо было покрыто косметикой, губы намазаны красной помадой, на веках что-то сине-зеленое, на вьющихся коротких волосах девчачьи розовые заколки, а поверх джинсов и футболки надета какая-то тряпка из фиолетового тюля.
- Чувак, я рад, что рассмешил тебя и все такое, но мне реально не до смеха, - пробубнил бугай, а я засмеялся еще громче. - Слушай, Эдвард. Правильно? - он вопросительно посмотрел на меня и, когда я кивнул, продолжил: - Я - Эммет, и мы вроде как братья теперь, так что помоги, а? По-братски.
- А куда ты так нарядился? - немного успокоившись, спросил я.
- Я нарядился?! - взвился Эммет. - Это все Элис. Братишка, она настоящий монстр. И ведь скорчит всегда такую мордашку, что отказать не получается. Никогда! Вот подожди, тебя это тоже ждет.
И тут уже он рассмеялся.
- Ты чего? - не понимая, уставился на него я.
- Представил, как ты будешь выглядеть в роли подопытного кролика Элис, - сквозь смех выдавил он, и мы рассмеялись уже вдвоем.
- Так ты поможешь мне? - когда наш смех пошел на убыль, спросил Эммет. - А то мне совсем неприкольно ходить вот так весь вечер.
- Конечно помогу, - ответил я. - А что надо делать? -
- Я никак не могу развязать узел сзади, - он показал себе за спину. - Мне ни черта не видно.
- Ладно, давай попробую.
Эммет повернулся ко мне задом, я минут десять пытался развязать хитросплетения Элис. Но там все так перепуталось, что у меня ничего не получалось.
- Не выходит, прости, - наконец, сдался я. - А обрезать нельзя?
- Ты что! - смешно испугался Эммет. - Нас и мама, и Элис в порошок сотрут, они хотели что-то из этого сшить.
- Тогда тебе придется ходить так, - усмехнулся я, пожав плечами.
- Отстой, - фыркнул он. - Придется отменять свидание.
- Угу, - согласился с ним я.
- Ладно, - он развернулся и пошел по коридору. - В любом случае, спасибо за попытку.
Я уже собирался закрыть дверь, как он повернулся и вопросительно посмотрел на меня.
- Ты чего там застрял? - я вопросительно посмотрел на него, и он тут же пояснил: - Пошли на кухню, я жуть как есть хочу. Поможешь мне сделать сэндвичи. Сыр на терке сможешь натереть?
Я пожал плечами.
- Сможешь! - утвердительно кивнул парень. - А потом кино посмотрим. Ты Джима Керри любишь?
- А кто это? - откуда мне было знать, в детском доме не показывали фильмов.
- Это самый смешной актер в мире. Ты что не видел ни одного фильма с ним? - удивился Эммет.
- Нет, - ответил я.
- Чувак, это надо срочно исправлять, - хлопнул меня по плечу Эммет, и мы пошли на кухню.
Закончилось все тем, что мы сделали самые вкусные на моей памяти сэндвичи с куриным филе, помидорами, острыми огурчиками и плавленым сыром и приготовили гору попкорна.
Эммет показал, где что находится на кухне, а потом отвел в комнату, где стоял старый диван, заваленный подушками и пледами, напротив которого был большой телевизор, и включил жутко смешной фильм про какого-то чудака-детектива, разыскивающего животных.
Мы смотрели кино, смеялись, обкидывали друг друга попкорном, ели сэндвичи запивая их «Доктором Пэппером».
В таком вот виде нас и застали остальные члены семьи.
Сначала их, конечно, охватил ступор, а потом Элис завизжала и побежала к нам, крича:
- Эммет, ты включил Эйса! Я тебя обожаю!
Она уселась между нами, посмотрела на меня и протянув руку сказала:
- Я - Элис, твоя новая сестра.
- Очень приятно, Элис, - я пожал ее руку в ответ, и Карлайл с Эсме дружно облегченно вздохнули.
Они оглядели погром, который мы устроили с Эмметом, потом самого Эммета, рассмеялись и уселись рядом с нами. Фильм мы досматривали все вместе.
Потом у нас было еще много таких вечеров, как тот. Я находился в окружении людей, которые очень скоро стали моей семьей. Настоящей семьей, где меня любили.
Сегодня Эсме, воспользовавшись тем, что на улице лил дождь, и все остались дома, испекла домашнюю пиццу и включила очередную комедию, только уже не с Джиммом Керри. Эммет постарался, чтобы мы пересмотрели все фильмы с ним в главной роли, но, к всеобщему счастью, пришло время, когда они закончились, и мы переключились на что-то новое.
Завтра обещали солнце, а, значит, мы с Эмметом и нашим общим другом Джаспером сможем покидать мяч на школьной площадке.
У меня была хорошая жизнь в Форксе, у меня были друзья, любящая семья и колледж впереди.
Но сегодня я снова вспоминал Изабеллу и в очередной раз надеялся, что у нее все так же хорошо, как и у меня.

http://s020.radikal.ru/i702/1502/a9/f06316aea762.jpg

+1

16

Часть 2. ЛЕТО. Глава 5 - от лица Беллы

- Ничего себе! – присвистнула Рыжая, когда мы припарковались у старого дома, выкрашенного местами облезшей краской выцветшего зеленого цвета!
- Рози, детка, теперь у нас есть настоящий дом! – воскликнул Джеймс.
- Рози, а там есть ванная, вода, холодильник? – восторженно протараторила Рыжая.
- Не знаю, - пожав плечами, ответила Рози. - Насколько помню, раньше был.
Я заметила, что выражение ее лица не такое довольное, как у всех нас.
- Эй, все хорошо? – спросила я, дотрагиваясь до ее плеча, отчего она слегка вздрогнула.
- Да, - грустно ответила она. - Просто вспомнила, как была тут в последний раз.
- Плохие воспоминания? – зачем-то уточнила я, хотя вполне могла бы понять, мы все оказались на улице не от хорошей жизни.
- Нет, наоборот, я была здесь счастлива. Правда, это было очень давно.
Роуз встряхнула головой, словно пытаясь прогнать воспоминания, и я аккуратно сжала ее плечо, молча, поддерживая.
- А как мы попадем внутрь? – спросил Лоран, дергая ручку двери.
- Если я правильно помню, под горшком всегда был запасной ключ.
Лоран тут же сдвинул старый глиняный горшок, в котором когда-то росли цветы, а сейчас торчали только сухие ветки и земля, и под ним, правда, оказался маленький немного ржавый ключ.
Лоран взял его и протянул Рози.
Она трясущейся рукой засунула ключ в замок, два раза провернула его и толкнула дверь. Та со скрипом открылась, стукнувшись о стену.
Рози обернулась и посмотрела на Джеймса, кивком приглашая его войти, но тот отказался.
- Детка, это твой дом, - усмехнулся он. - Так что давай входи первая. Думаю, твоя бабуля была бы рада этому моменту.
И Роуз вошла в дом. Она быстро прошла вперед, свернула налево и пропала в одной из комнат.
- Ребята, вытаскивайте вещи из багажника, - дал нам задание Джеймс, - а я пройдусь, посмотрю, что есть поблизости, - и с этими словами он развернулся и пошел прочь.
На улице уже царила кромешная тьма, дождь продолжал моросить, создавая невидимую завесу, а я стояла и смотрела на удаляющегося Джеймса, силуэт которого буквально через пару минут слился с темнотой.
Тряхнув головой, я достала свои вещи и бросила их на порог, а сама села на мокрую ступеньку лестницы. Я закрыла глаза, глубоко вдохнула, и мне стало так спокойно, так хорошо. Давненько я не испытывала этого чувства. Сделав еще один глубокий вдох, чтобы запахи пропитали меня, я с наслаждением выдохнула, определяя, из чего состоит аромат этого города. Пахло свежестью, сырой землей и какими-то цветами. А еще - лесом, сосновыми иголками и корой. Несмотря на дождь и сырость, воздух не был холодным, скорее прохладным. Чувствовалось лето.
«Нужно будет обязательно погулять по окрестностям», - подумала я.
- Эй, Кейт, ты чего в дом не идешь? – позвала меня Рыжая, выходя на порог.
- Сейчас иду, - отозвалась я. - Дышала воздухом после машины.
- Понятно! А теперь давай поднимай свою ленивую задницу и тащи ее в дом, надо успеть разобрать комнаты, - заявила она.
Я посмотрела на нее, поднялась и, схватив свою рюкзак и пару пакетов, зашла внутрь.
В дверях я столкнулась со слегка растерянной Роуз.
- Рыжая собралась комнаты делить, - сказала я. - Скажи ей сразу, какие комнаты ты не хочешь, чтобы мы трогали.
- Эм… Да мне, в общем-то, без разницы, - махнула рукой она. - Думаю, что даже лучше, если они с Джеймсом займут главную спальню. Не уверена что буду чувствовать себя в ней уютно.
- Хорошо, смотри сама, - не стала настаивать я и решила спросить: - Рози, а тут рядом случайно нет леса?
- Он тут везде, Кейт, - улыбнулась девушка. – Здесь везде одни леса и дожди, хотя летом бывают и жаркие денечки.
- Я хочу пройтись по лесу.
- А волков не боишься? – прищурилась Роуз.
- Волков? – опешила я. Об этом я как-то не подумала.
- Да не трусь, - усмехнулась Розали, увидев мой испуг. - Сколько раз я тут бегала в детстве, и никто меня не съел, - она развернулась и посмотрела на меня через плечо. - Пошли, забьем комнату. Тут всего две спальни, так что Лорану придется спать на диване.
- Не думаю, что он будет против, - хихикнула я. - Правда опять все провоняет травкой.
- Ой, и не говори, - поморщилась Роуз. - Меня уже тошнит от этого запаха.
- Мать его! – заорала вдруг Рыжая, и мы рванули в сторону возгласов.
Прибежав на крики, мы увидели замершую в ступоре девчонку. Когда мы подошли к ней вплотную, она резко обернулась и почти бросилась в объятия Рози.
- Рози, я тебя обожаю! Тут есть ванна! Настоящая ванна! Можно будет залечь в нее! Чур, я первая! - восторженно скакала она.
- Будешь должна! – подмигнула мне Рози.
- Эй, где вы все? Отец-кормилец вернулся домой, - послышался голос снизу. - И дичь принес.
Мы дружно сбежали вниз, и нашли Джеймса на небольшой, но очень уютной кухне. Весь стол был завален пакетами из Макдональдса и упаковками пива.
- Ого! У нас пир! – захлопала я в ладоши, осознав, что умираю с голода.
В дороге мы ничего не ели. Ну, я не считаю три яблока, которые Рози стащила на рынке перед самой поездкой, и которые нам пришлось разделить на пятерых.
- Сегодня пир, а завтра надо начинать искать работу, - сказал Джеймс, распределяя еду.
- Ой, малыш, ты ни на минуту не можешь забыть о работе, - пропела Рыжая, обнимая его за талию и оставляя кроваво-красный след от помады на его щеке.
- Фу, идите в комнату, - прокомментировал ситуацию Лоран, отворачиваясь.
- И, правда, теперь она у вас есть, - вставила свои пять копеек Роуз. – Наконец-то, нам не придется торчать по несколько часов на улице, пока вы удовлетворите свои сексуальные аппетиты.
- Розииии, завидуй, молча, - промурлыкала Рыжая, на что Роуз мгновенно ответила.
- Кажется, кто-то хотел поваляться в ванной первым, - сделав невинное личико, пропела она. – Что не припоминаю, кто это был. Ну, и ладно, сама тогда пойду, - и сделала шаг к лестнице.
Рыжая показала ей язык и, моментально развернувшись на пятках, полетела наверх.
- Давайте уже есть, а? А то я сейчас коньки от слабости отброшу, - пожаловался Лоран, и мы принялись за еду.
Это был самый плотный наш ужин за последние несколько недель, надо ли говорить, что спали после него мы все, как убитые.
Впервые за долгое время у нас появилась крыша над головой, мягкие кровати и теплые одеяла. Мы с Рози так устали, что даже не убрали со стола, а после душа увалились спать прямо с полотенцами на головах.
Я проснулась с ощущением того, что все мое тело затекло, и я отлежала ухо. Неприятные надо заметить ощущения. Рози уже встала, но в доме было тихо. Быстро переодевшись, я спустилась вниз и нашла ее за кухонным столом. Она убрала и помыла посуду и просто сидела за столом. Из зала доносился храп Лорана, но за эти годы мы уже привыкли и почти не на него обращали внимания.
- Привет, - тихо окликнула я подругу.
- Привет, - также тихо отозвалась она, поднимая на меня покрасневшие глаза.
- Ты как? – было очевидно, что она плакала, в это довольно редкое явление для нее. Плаксой у нас была я, и надо мной частенько смеялись по этому поводу.
- Спасибо, нормально, - шмыгнула носом Роуз. - Понимаешь Кейт, иногда я жалею о своих поступках, но никогда не жалела, что сбежала из дома. А теперь вот прочитала письмо бабули, и хреново стало. Она любила меня, а я ее. Может мне стоило прийти сюда к ней? А так я даже не смогла с ней попрощаться.
- Роуз, к сожалению, сейчас ты уже ничего не можешь исправить, - я села напротив нее. - Зато у тебя остались воспоминания о ней.
- Ну и что? - непонимающе спросила Роуз.
- А то, что они помогают, когда совсем плохо, - пояснила я. - Вспоминаешь о людях, которые тебе дороги, с которыми было хорошо, и становится легче.
- У тебя есть такие люди?
- Да, - немного подумав, ответила я.
- Тогда не жди, - воскликнула Рози. - Обязательно навести их, раз они тебе дороги.
- Я постараюсь,- сказала я ей, чтобы ободрить, хотя сама понимала, что это практически невозможно.
Даже если у меня и получится когда-нибудь найти Кейт, то шансы найти Эдварда были практически равны нулю. Поэтому я сказала Рози, что иногда все, что у нас есть, это воспоминания.
- Эй, вы встали? – пробасил Джеймс, заходя на кухню и потягиваясь так, что кости трещали.
- Да, - хором ответили мы.
- А завтрак?
- Посуду убирали мы, - справедливо заметила Роуз, - так что завтрак готовят мальчики.
Это было нашим неписаным правилом. Мы всегда разделяли обязанности по готовке и уборке поровну.
Джеймс ушел тормошить Лорана, а мы быстро достали тарелки, кружки и столовые приборы, и вышли на крыльцо.
- Ну, что я говорила! – восторженно воскликнула Рози. - Тут бывает солнце.
И правда над нашими головами ярко светило солнце, на небе оставалось всего несколько облаков, трава почти высохла и слышалась трель птиц.
- Как же тут хорошо, - от души потянулась я. – Так тихо.
- Это твое, да? - спросила Рози.
- Что? – не поняла я.
- Тишина и покой. Я еще вчера заметила, как ты сидела на крыльце, - внимательно посмотрев на меня, сказала она. - Ты словно успокоилась.
- Наверное, просто устала от беготни и от неуверенности в завтрашнем дне, - пожала плечами я.
- Возможно. Только Рыжей эта беготня, похоже, в кайф.
- Да, она вся искрится, - согласилась я. - Не думаю, что здесь ее надолго хватит.
- А куда ей деваться? - подмигнула мне Рози. - Джеймса она не оставит, а он точно решил залечь на дно.
- Девчонки, завтрак! – услышали мы голос Лорана, и дружно вернулись в дом.
- Фи, мальчики, ну почему вы всегда пережариваете яичницу и тосты? – заныла Рыжая, усевшись за стол.
- Радость моя, не хочешь, не жри! – насмешливо заявил Джеймс, и все рассмеялись.
За завтраком мы обсудили наши дальнейшие планы.
Было решено особо внимание к себе не привлекать, и поэтому нам стоит ходить по отдельности. Городок маленький и сразу станет видно, что приехала целая орава чужаков. Первичной задачей для всех было найти работу, а как только получаем первые деньги, начинаем закупать вещи для жилья и откладывать на случай, если придется уезжать в спешке.
Работу ребята нашли практически сразу. На автозаправке при выезде из города Джеймс встал на кассу, а Лоран стал помогать с заправкой. Рози в первый же день устроилась в местный магазин Ньютонов, в котором продавали все необходимое для походов и охоты. Нам с Рыжей не так повезло, но все же мне больше. Через пару дней Рози удалось договориться о сокращенных сменах для меня, что меня вполне устраивало, а вот Рыжая, которая работала до этого в клубах, никак не могла найти себе место. Не было в Форксе никаких клубов. Поэтому она ходила в недовольных. С работой не получалось, и на нее легли обязанности по дому, а уж кого хозяюшкой не назовешь, так это ее.
Через три дня после того как мы приехали в Форкс наступили прекрасные солнечные выходные. В субботу второго июня мы с девочками встали пораньше, заехали на заправку, чтобы забрать ребят после ночной смены, и поехали кататься. Мы опустили окна, подставили вытянутые руки и лица солнцу и ветерку, от души наслаждаясь погодой.
- Мальчики, вы сильно устали? Хотите домой? – спросила Рыжая.
- Неа, - коротко сказал Лоран. - Мне даже удалось поспать на стуле, машин было мало.
- И я не устал, - поддержал его Джеймс. - У тебя какие-то планы, детка?
- Да просто устала я от дома, хочу побыть на воздухе, позагорать, - она с надеждой посмотрела на Джеймса. – Я взяла с собой сэндвичи и нужно только заехать попить что-нибудь взять.
- Я за, - сказал Джеймс. - Рози, где тут можно отдохнуть?
Рози задумалась, а потом сказала, что недалеко от школы есть небольшой парк, в котором стоят деревянные столы и лавки для школьников, и, так как учебный год закончился, скорее всего, там пусто, тем более в такую рань.
Уже через десять минут мы были на месте. Оставив машину на обочине, мы взяли все необходимое, и пошли за Рози. Она вывела нас на небольшую площадку в окружении редких деревьев. Там, как она и говорила, стояло несколько старых деревянных столов и лавок, на которых были вырезаны разные имена и фигурки.
Сразу полянкой виднелась школьная стоянка, за ней небольшое трехэтажное здание из красного кирпича, а в стороне от школы, наискосок от нас, была баскетбольная площадка, на которой кидал мяч какой-то паренек.
- Рози, ты в этой школе училась? – спросил Лоран.
- Нет, - отозвалась она. – Я же тут бывала только на праздники и летом приезжала. Росла я не в этом городе.
- А ты до какого класса доучилась? – снова спросил он.
- Не помню, - отвернулась Роуз. - Кажется до седьмого или восьмого.
- А ты, Кейт?
- Начальная школа и потом еще два класса, думаю, класс пятый или шестой, - неохотно ответила я. - Не помню точно.
- А вам, девчонки, никогда не хотелось вернуться в ряды школьниц?
- А что им там делать? – ответил вместо нас Джеймс. - Улица для них стала школой.
И хоть Джеймс закрыл эту тему, я снова подумала о школе. По правде говоря, я иногда думала о том, что хотела бы вернуться в школу. Нет не в ту, в которую я ходила, та мне не нравилась. Но иногда наблюдая в Сиэтле на улицах за ребятами, как они все вместе куда-то идут после школы или читают, или делают задания. И мне очень хотелось хоть на миг стать школьницей, ходить в самую обычную школу, узнавать что-то новое. Мне хотелось узнать законы физики и химии из учебников, а не из тех заданий по взлому замков или изготовления самодельного перцового баллончика для защиты, что давал нам Джеймс.
Задумавшись, я и не заметила, что все уже расположились. Тряхнув головой, я отбросила печальные мысли и присоединилась к ребятам. Все расселись, кому, как было удобно - Рози сидела на столе лицом ко мне, Джеймс растянулся на скамейке, заложив руки за голову и закрыв глаза, рыжая сидела, как и Рози на столе, только лицом к Джеймсу, Лоран где-то бродил, а я оперлась локтями на стол и положила голову на руки, сцепленные в замок. Было тихо, лишь слышно, как парень на площадке выбивает ровный ритм мячом, и щебетание птиц.
Мы просидели так совсем немного, когда Рыжая тихонько запела. Да, она была той еще занозой в заднице, но петь умела всегда. Она мелодично что-то напевала, кажется, какую-то балладу, и я начала погружаться в дремоту, все вокруг казалось эфирным, таким расслабленным.
Вдруг к окружающим нас звукам добавился шорох гравия.
- Кажется у нас компания, - сказал подошедший Лоран.
- Мы же их не трогаем и не мешаем. Расслабься! – одернул его Джеймс.
Мне было так лениво, что я даже не посмотрела на машину.
Я слышала, как хлопнули двери, мимо прошелестели шаги; как мяч отбивается от асфальта, Рыжая продолжает петь, Рози стучит пальцами по столу, ребята на площадке что-то кричат друг другу. И я даже слышу, что они кричат, вот только осознание приходит не сразу.
- Калены, не прошло и полгода! Неужели вы встали? – доносится до меня чей-то голос.
Каллены, Каллены, Каллены…
«Где-то я это уже слышала!», - мозг начинает работать, а сердце срывается на неровный ритм.
- Это все Эммет, - весело прокричал кто-то. – Попробуй, разбуди эту задницу рано утром в субботу.
Я ничего не понимаю. Голос вроде бы чужой, слышу я его впервые, но в то же время такой родной, что сердце замирает. Что-то внутри меня откликается на этот голос, ниточки натягиваются, и я, даже не осознавая, оборачиваюсь в сторону площадки, разглядывая ребят.
Их трое: тот парень, который был с самого начала, не очень высокого роста, блондин с вьющимися волосами, второй, большой как медведь, с короткой стрижкой, смеется все время. Я не вижу их лиц, отсюда довольно далеко, но по тому, как трясутся его плечи, я почти уверена в том, что он смеется. Последний парень, чуть ниже ростом, чем второй, его руки постоянно пропадают в прядях золотисто-медных волос, а когда он их убирает, то волосы становятся похожи на воронье гнездо. Совершенный беспорядок на голове. Совсем как «лохматая голова» проносится мысль, больно ударяя в солнечное сплетение.
- Джаспер, ты давно ждешь? – снова слышу чужой-родной голос, еще боясь поверить сердцу.
- Нет! Может, уже начнем играть?
- Да, давайте! Я вас сделаю! – снова гогочет «медведь».
- Жарко становится, - это опять он...
Я уже не только прислушиваюсь, я уже полностью развернулась к площадке и даже не слышу кипиш, который устроила Рози.
- Кейт, Кейт, черт, нам пора идти, - тянет она меня за локоть.
Я автоматически подчиняюсь, она ставит меня на ноги и встает передо мной. Мой взгляд медленно фокусируется на чертах ее лица, и я замечаю, что она выглядит встревоженной.
- Что? – спрашиваю я.
- Только не говори, что снова решила впасть в ступор, - она уже кричит на меня.
- Нет, - уверенно отвечаю я, пытаясь услышать разговор с площадки. Но там видимо уже не до разговоров, слышно лишь как резина кроссовок чиркает по покрытию, и мяч бьется о кольцо.
- Нам нужно идти, - раздраженно объясняет она.
- Почему так скоро? – смотрю на ребят, но они тоже не в курсе, Рыжая накручивает прядь волос на палец, а Джеймс хоть уже и готов идти, но пожимает плечами.
- Там! – тычет Рози пальцем на площадку. - Там мой кузен, Джаспер! И как я его разу не узнала!
- И что? – спрашивает Лоран.
- Не хочу его видеть, - выплевывает Рози.
- Ладно, ладно, поехали, - вскидывает, как в поражении, руки Джеймс, и мы уже идем к машине, когда до меня долетает...
- Эдвард, твою дивизию! Ты забил, брат! Ты забил! В первый раз ты опередил меня! - орет «медведь», подскакивает к парню с медными волосами, хватает того в охапку и, подняв над землей, трясет.
- Да, Эдвард, - заходится хохотом, глядя на этот цирк, блондин. – Жаль, что тут нет Элли, она бы устроила ритуальные танцы!
Эдвард…
Я уже не контролирую себя. Я бегу туда, к площадке.
Рози что-то кричит мне вслед, Джеймс матерится.
Но мне все равно, я уже сбежала со склона и встала у самой кромки площадки за деревом, оставаясь в тени.
- Успокойся, Эммет, я только начал.
Тот, который Эдвард, отходит к другому краю, пьет воду и снимает майку.
- Жара, – говорит он. - Это не к добру.
Парни смеются, и снова начинают играть, а я вижу только одно - у Эдварда на левой стороне спины под лопаткой маленький белый шрам. Я так хорошо знаю этот шрам, он двойной, на груди у него такой же. И тут, словно для меня, он поворачивается лицом ко мне и в прыжке снова закидывает мяч в корзину, а я вижу шрам в виде полумесяца на его груди. Еще несколько миллиметром и он бы умер тогда, в детстве. Но он не умер. Он попал в детский дом, и я нашла его или он нашел меня.
Я с жадностью рассматривала его, угадывая детские черты на повзрослевшем лице.
Сердце колотилось как сумасшедшее, по щекам уже текли слезы, мои ладошки вспотели, но я решилась.
Я вышла на самый край площадки и медленно пошла к нему.
- Эдвард, - позвала я, но голос, казалось, мне не принадлежал, я сама себя еле расслышала.
Но я продолжала идти, не останавливаясь, пока меня не заметили.
- Ребята, стоп! – сказал блондин. - У нас гостья.
Все взгляды вмиг сосредоточились на мне. У него зеленые глаза! Это точно он.
- У вас все хорошо? – спросил «медведь».
- Эдвард, - снова прошептала я.
- Кажется, это к тебе брат, - он покосился на Эдварда.
Эдвард сделал шаг в мою сторону и прищурился, пытливо разглядывая мое лицо.
- Мы знакомы? Вам помочь? – услышала я его голос, и замерла.
Он не узнаёт меня! Хотя… Я и сама вряд ли узнала бы его, просто встретив на улице.
Но я не сдаюсь, я делаю еще один шаг и останавливаюсь. Между нами расстояние не больше метра.
Он должен вспомнить! Не может быть, чтобы он забыл.
Я наклоняю голову и, глядя ему прямо в глаза, говорю:
- Не узнал меня, лохматая голова?
Пытаюсь выдавить из себя улыбку, но получается плохо.
Он, словно не веря мне, переспрашивает.
- Как Вы меня назвали?
- Лохматая голова! – уже более уверенно повторяю я, и он срывается с места.
Эдвард подбегает ко мне и хватает за руки, бесконечно повторяя только одно.
- Белла! Белла! Белла… – мое настоящее имя, имя, которое я не слышала так давно, первое, что срывается с его губ. – Белла, это ты?
Я киваю, не в силах выразить как же я рада, поэтому просто плачу.
- Как? Как ты тут оказалась? – спрашивает он.
- Сама не знаю, - смеюсь я сквозь слезы.
- Как же я по тебе скучал!
Эдвард хватает меня в объятия и кружит, смеясь и радуясь, а я, что есть сил, сжимаю его плечи, все еще не веря в происходящее и крича ему, чтобы он меня отпустил.
Наконец, он опускает меня на землю и, не размыкая объятий, шепчет на ухо.
- Скажи еще раз, - и я сразу понимаю, о чем он.
- Лохматая голова… лохматая голова… Лохматая голова! – шепчу я ему, и мои руки сами собой поднимаются выше и заплетаются в его волосах, пропуская прядки между пальцами.
Мы стоим, соприкоснувшись лбами, смотрим друг на друга, и, кажется, не хватит даже тысячи лет, чтобы наверстать те года, что мы были в разлуке.

http://s011.radikal.ru/i317/1502/ea/bed586eb6225.jpg http://i008.radikal.ru/1502/38/91798efd6049.jpg

+1

17

Наконец-то добралась сюда.
Прочла "Бонус от Беллы", какая жуть. Девчонку и так жизнь от рождения не баловала, а тут еще опекуны сволочи подобрались. Словно они не человека удочерили, а собачонку купили...Бедная Белла, намучилась в этой семье. И к Кейт никак не вернутся, они наверняка первым делом будут именно там ее искать. Но радует, что сейчас у нее хотя бы крыша над головой будет, да и в компании у них вроде неплохие, дружные ребята.
А вот Эдварду повезло с семьей. Но если бы он только знал, какие испытания свалились на Беллу за это время и как тяжело ей приходится...Интересно, а у его приемных родителей не было мысли удочерить Беллу?

NatureIsLove написал(а):

Глава 5 - от лица Беллы

Какая трогательная концовка...Надо же, кто бы мог подумать, что они вот так просто встретятся на улице, спустя столько времени. Это СУДЬБА. Не зря говорят, что земля круглая.
Интересно что дальше будет. Жду продолжения Ольчик!

0

18

Киса написал(а):

Интересно что дальше будет. Жду продолжения Ольчик!

Бегу-бегу добавлять)

0

19

Глава 6. От лица Эдварда

POVE
Июнь.
Суббота.
Поверить не могу, что уже целую неделю светит солнце. Для выходных я проснулся рано, но это было отличным временем для игры, и мы с ребятами еще в начале недели договорились, что пойдем на площадку. Быстро умывшись, я пошел будить Эммета.
Мда… та еще задачка. Эту ленивую задницу рано и в будни-то сложно разбудить, а уж в выходные практически невозможно.
Но как бы то ни было, через сорок минут мы уже ехали в машине родителей, которую они отдали в наше личное пользование, когда купили себе новую.
- Я так и знал, что мы опоздаем! – в сердцах проговорил я, понимая, что из-за Эммета мы задержались.
- Расслабься, я уверен, что Джас сам еще не приехал, - зевая во весь рот, пробасил брат.
- Если он уже там, объясняться будешь ты, - сказал я, на что Эммет только ухмыльнулся.
- Ну, так что братик, совсем скоро начнется новая жизнь? – подколол он меня. - Прощай семейное гнездышко?
- А ты не радуйся раньше времени. Тебе еще три месяца меня терпеть, - усмехнулся я.
- Может, ты все же заведешь себе, наконец, девчонку и проведешь лето так, чтобы было что вспомнить? – подмигнул мне медведь.
- Только не начинай! – я терпеть не мог, когда он начинал разговоры о том, что мне давно пора завести подружку.
- А что?- удивился Эм. - Ты сколько с Джессикой встречался? Месяц, два? А потом все. Я тебя почти год ни с кем не видел.
- Не два, а целых пять! – возразил я. - И потом, ты же знаешь, тут не с кем особо встречаться. Все, кого я знаю, уже имеют пару.
И это была почти правда. У меня просто не было никакого желания встречаться, чтобы быть как все. Я при всей своей прагматичности и трезвом взгляде на жизнь вырос каким-то романтиком, что ли. Я верил, что стоит дождаться ту, к которой у меня будут особые чувства.
С Джессикой чувств точно не было, скорее просто интерес. Причем и с ее стороны тоже. Гормоны. Возраст. Мы попробовали, но не вышло. Расстаться было обоюдной идеей, жаль только что Эм из всего этого устраивал трагедию.
- Ну, ты хоть в Сиэтле погуляй, - захохотал Эм. - Студенческая жизнь должна быть такой, чтобы на всю жизнь запомнилась, и родителям было стыдно рассказывать.
- Ага, как у тебя. Так, что чуть про сессию не забыл, - напомнил я ему.
- Нашел, что вспомнить, - передернул плечами Эммет. - Меня до сих пор в жар бросает, когда вспоминаю. Спасибо еще раз за то, что выручил мою задницу.
Это стало нашей традицией - прикрывать задницы друг друга. И это было здорово, что у тебя есть тыл и друг. И брат. Хотя не спорю, иногда мне хотелось его прибить. Вот как сейчас, когда он сидел и надувал большущие пузыри из жвачки и громко хлопал их.
- Эдвард, а ты где будешь жить в Сиэтле, уже решил? – спросил вдруг Эм.
- В общаге, где же еще? – пожал плечами я.
- А что с квартирой Денали?
- Чьей? - фамилия вроде знакомая, но вспомнить о ком именно говорил Эм я не мог.
- Это родственники со стороны отца, - пояснил брат. - Они долгое время там жили. У них, кажется, осталась квартира в Сиэтле. Может тебе пожить у них? И девчонок будет куда водить.
- Думаешь, разрешат? – усомнился я. Все-таки они меня совсем не знали.
- А почему нет? – ответил Эммет. - Они же уезжают в следующем месяце, и их не будет года три, вроде. Кажется, папа говорил, что они уезжают в Африку по той же программе, что и мы ездили, как раз перед тем, как тебя забрали, - он задумался. - Или они в Бразилию едут… Я точно не помню.
- Надо будет спросить у Карлайла, - сделал себе пометку я.
- А как дела у той женщины? Как ее зовут? Кейт? – спросил медведь, и при упоминании ее имени, я сразу улыбнулся.
- Да, Кейт. Не знаю, я давно с ней не общался.
- Вот, когда будешь жить в Сиэтле, сможешь увидеться с ней, - я кивнул Эммету и своим мыслям, и мы, наконец, съехали с трассы на центральную улицу Форкса.
Вокруг было пустынно, ни один магазин еще не работал. Солнце светило так, что аж слепило глаза, но это не могло не радовать. За вторым перекрестком справа от нас уже виднелась крыша школы.
Мы повернули и оказали на школьной стоянке. Посмотрев в сторону баскетбольной площадки, я сразу увидел, как Джаспер уже кидает там мяч.
- Ну, что я говорил! – воскликнул я, толкнув Эма локтем в бок, пока мы парковались.
- Да, ладно! – махнул рукой он. - Не так уж мы и опоздали.
Схватив бутылки с водой, мы наперегонки рванули к Джасу.
- Каллены, не прошло и полгода! Неужели вы все же соизволили поднять свои задницы с кроватей? – Джас запустил мяч в корзину и направился к нам.
- Это все Эм, - бросив бутылки на траву у площадки, я протянул руку другу, приветствуя его. – Попробуй, разбуди эту задницу рано утром в субботу.
- Кто бы сомневался, - усмехнулся Джаспер, пожимая сначала мою руку, а затем Эммета.
- Джаспер, ты давно нас ждешь? – спросил его я.
- Нет, не очень! Может, уже начнем играть? – с ходу предложил Джаспер.
- Да, давайте. Я вас сделаю! – ухмыльнулся мой братец, а мы с Джаспером переглянулись, кивнули друг другу, и понеслась.
После нескольких классных подач Джаспера я почти в самом начале игры смог забить мя в корзину.
- Эдвард, твою дивизию! Ты забил, брат! Ты забил! В первый раз ты опередил меня! – разорался медведь, подскочил ко мне, схватил в охапку и поднял над землей, тряся как игрушку.
- Да, Эдвард! – прорывается сквозь ор Эммета хохот Джаспера. – Жаль, что тут нет Элли, она бы устроила ритуальные танцы!
Я понимаю их восторг, учитывая, что у меня в отличие от Джаспера и Эммета всегда были проблемы с координацией.
- Хватит, Эммет, хватит, поставь меня на землю! - ору я, задыхаясь от смеха.
- Ну, все! Все! - перекрикивая, нас заорал Джаспер. - Может, продолжим? Я тоже хочу успеть закинуть пару мячей, пока совсем не начало жарить.
- Дай мне минуту, во рту пересохло - сказал я и пошел попить воды.
Парни начали разыгрывать мяч, а я выпил воды и снял майку, потому что от сочетания влажного воздуха и жаркого солнца уже весь вспотел. Я уже думал идти к парням, чтобы продолжать игру, когда услышал возглас Джаспера.
- Ребята, стоп! У нас гостья.
Я обернулся и увидел как от дальней стороны площадки, той, что была скрыта под тенью деревьев, к нам идет девушка невысокого роста и очень худая. Последнее сильно бросалось в глаза, так как почти вся одежда на ней просто висела и было очевидно, что она совсем не ее размера. У нее были длинные каштановые волосы, немного спутанные, оттого что кудрявились. Я силился разглядеть лицо незнакомки, но порыв ветра сильнее растрепал пряди с золотистым отливом, почти полностью скрывая от меня черты ее лица. Неуверенной походкой она шла в мою сторону и, кажется, - на таком расстоянии я не был уверен - дрожала. Что было довольно странно.
Мы с парнями перекинулись непонимающими взглядами. Интересно, что ей нужно?
Подойдя ближе к ребятам, девушка что-то сказала, но я не уловил ничего, лишь заметил, как шевельнулись ее губы. И в то же мгновение Эммет крикнул мне:
- Кажется, это к тебе брат!
«Неужели мы знакомы? Откуда она меня знает?» - пронеслось в голове.
Я двинулся в сторону незнакомки, на какие-то доли секунды мне показалось, что в этой девушке есть что-то отдаленно знакомое. Подойдя достаточно близко, но все же держа дистанцию, я остановился.
- Мы знакомы? - вежливо обратился я к девушке. - Вам чем-нибудь помочь?
Когда наши взгляды, наконец, встретились, я замер. На меня смотрели два омута — глубокие, темные, выразительные - цвета горького шоколада. От взгляда этих глаз сердце в груди сжалось, наполнившись какой-то знакомой тоской. Я знал эти глаза. Но откуда? Может мы встречались в другой жизни?
Услышав мои слова, девушка словно набирается силы, выпрямляет спину и, вздернув нос, немного наклоняет голову набок.
- Не узнал меня, лохматая голова? – доносится до моих ушей, но я все еще не хочу понимать. Не хочу верить в то, что услышал.
Я не могу поверить, что это ОНА. Девочка, которая спасла меня в детстве. Не могла же она оказаться здесь, в Форксе.
Но это и, правда, она!
Изменившаяся и повзрослевшая... А ее глаза... Такие грустные и такие счастливые одновременно. И та же доброта, что плескалась в них тогда, в Сиэтле.
И я переспрашиваю, хотя уже знаю ответ.
- Как Вы меня назвали? - голос срывается от переполняющих меня эмоций.
Я затылком чувствую взгляд Эммета, и знаю, что, скорее всего, он все понял.
- Лохматая голова! - более громко и уверенно повторяет она, и на ее губах поселяется улыбка.
Сердце в груди стучит так громко и сильно, что каждая клеточка в моем теле начинает пульсировать. Мне кажется, что я взорвусь, кислород в легких заканчивается, от чего их начинает жечь, словно я вдохнул горячий воздух.
Все воспоминания детства враз обрушиваются на меня.
Я и сам не заметил, как сорвался с места и подбежал к Белле, хватая ее за руки. Все что я помню, это ее «лохматая голова», а в следующую минуту ее руки уже в моих. Я сжимаю их так сильно, что у меня белеют костяшки пальцев.
- Белла! Белла! Белла… - повторяю я срывающимся голосом. – Белла, это, правда, ты?
Она смотрит мне в глаза и, закусив губу, кивает. Из ее глаз бегут слезы, и я, словно в зеркальном отображении, тоже чувствую, как на моих щеках возникают сырые дорожки.
- Как? Как ты здесь оказалась? – я ничего не понимаю в эти минуты, но на самом деле, главное, что она здесь.
- Сама не знаю, - смеется Белла, словно сама не верит в то, что происходит сейчас.
- Как же я по тебе скучал! – признаюсь я и тут же прижимаю ее к себе.
Я качаю нас из стороны в сторону, и Белла смеется. Ее смех серебристыми переливами отзывается прямо в моем сердце, он вроде другой, но все же такой, каким был и раньше. От звука ее смеха внутри словно срастается что-то, о чем я даже не подозревал.
Я отпускаю Беллу и прошу о том, что мне так нужно. Наклонившись к ее уху, я шепчу:
- Скажи еще раз...
И в ту секунду с ее губ срывается мне в ответ.
- Лохматая голова… Лохматая голова… Лохматая голова!
Я чувствую, как ее ручки скользят по моей ее и заплетаются в моих волосах, пропуская прядки между пальчиками. Как в детстве, когда мне было грустно.
- Эй, Эдвард, что происходит? - голос Джаспера разрывает пузырь, в котором мы находились с Беллой, и я вспоминаю, что мы здесь не одни.
Я выпускаю Беллу из своих объятий и, крепко держа за руку, ищу глазами брата. По его взгляду и по тому, как он улыбается, я понимаю, что он обо всем догадался.
- Эй, Кейт! Кейт, нам пора, - вдруг доносится сверху. Я поднимаю голову и вижу каких-то людей, которые несколько настороженно наблюдают за нами.
Белла, услышав обращение, вздрагивает и сильнее вцепляется в мою руку.
- Белла? – я непонимающе уставился на нее.
- Они ждут меня, - она пожала плечами, будто извиняясь. - Кейт - это вроде как я.
Я ничего не понимал во всем этом, но единственное, что я знал, что больше ее не отпущу. Слишком долгой оказалась наша разлука.
Не зная, что же предпринять, я начал рыскать глазами по площадке.
- Эй, Эдвард! - слышу я крик Эммета. - Берите машину и езжайте. Меня Джас подбросит.
- Спасибо, - киваю я и тяну Беллу к машине, на ходу крича, чтобы она садилась внутрь.
И вот мы мчимся по трассе. Я чувствую, как она смотрит на меня и улыбается.
Каждый раз, когда кидаю на нее взгляд, я вижу ее сияющее лицо, лучистые глаза, и в груди разливается тепло.
Мы молчим, кажется, никто не хочет нарушать тишину.
- Куда мы едем? - через какое-то время не выдерживает Белла.
- Честно? Не знаю, - смеюсь я, и она подхватывает мое настроение.
Машина наполняется нашим смехом. Солнце светит в окно со стороны Беллы, и в ее глазах пляшут золотые искорки. Наши руки переплетены над коробкой передач, а другую руку она высунула в окно и, растопырив пальцы, наслаждается теплым ветром, которые сочится меж ее них.
Мы гнали по трассе около часа, пока я не понял, куда еду.
На автомате я привез нас в одно из самых красивых мест в Форксе.
Припарковав машину у обочины, я вышел, открыл дверь и протянул Белле руку. Она кинула на меня какой-то странный взгляд, словно сомневалась.
- Пойдем, Белла, - сказал я.
- Куда? - настороженно ответила девушка, на что я только улыбнулся.
- Пойдем, тебе понравится.
Белла доверчиво вложила свою маленькую ладошку в мою ладонь, и мы пошли в лес. Я шел чуть впереди, пытаясь проложить путь мимо острых торчащих веток, вслушиваясь в неровное дыхание Беллы позади. Мне нравилось понимать, что впервые я иду туда не один. Вокруг шуршала листва, щебетали птицы, воздух был напоен жарким ароматом трав и деревьев. Пару раз Белла споткнулась, и каждый раз я чувствовал, как сильнее ее ручка сжимает мою.
- Скоро? - немного запыхавшись, спросила она.
Мы остановились.
- Слушай.
- Что? - не поняла она.
- Шшш, - я прижал палец к ее губам. - Закрой глаза и слушай.
Она озорно посмотрела на меня, ей явно все это нравилось. Закрыв глаза Белла, прислушалась, и на ее лице появилась улыбка.
- Услышала?
- Тут что рядом река? - вопросом на вопрос ответила она.
- Нет, лучше, - сказал я, и Белла распахнула свои глаза. В них светилось столько ожидания и трепета, что я вздрогнул.
- Что это? - снова спросила девушка.
- Водопад... - начала было рассказывать я, но Белла меня перебила.
- Боже мой, Эдвард, я их никогда не видела! – задохнувшись, проговорила она, и я потянул ее дальше.
- Пойдем, совсем чуть-чуть осталось.
Мы прошли еще немного, и вот в нескольких футах от нас забрезжил свет.
Я приходил сюда довольно часто. Мы нашли это место вместе с Карлайлом, когда гуляли неподалеку. Вот только он не знал, что после той нашей прогулки, я частенько приходил сюда. Каждый раз, когда скучал по родителям, или просто выдавался плохой день, я приходил сюда. Меня успокаивал шум разбивающейся на несметное количество капель серой воды, а, когда было ветрено, и тысячи маленьких капелек, словно иголочками, кололи кожу, впечатление было невероятным.
Впервые я пришел сюда не один. И более того, с человеком, который значил так много для меня, что мое сердце до сих пор продолжало отбивать неровный ритм.
- Боже, Эдвард! – сорвалось с губ Беллы. - Это потрясающе! Тут так красиво.
Она вырвала свою руку из моей и побежала вперед. Как только мы вышли из леса, то оказались на небольшой равнине, которая заканчивалась обрывом. Внизу бушевала дикая открытая вода, и миллионы солнечных зайчиков прыгали на ней, а слева от нас бил водопад - источник силы и энергии.
Я так засмотрелся на водопад, что и не заметил, как Белла подошла слишком близко к обрыву. Испугавшись, я подбежал к ней и схватил за руку.
- Эй, осторожней! – немного не рассчитав силы, я дернул ее назад, и Белла упала мне на грудь, повалив нас обоих на землю.
Мы одновременно уставились друг на друга и расхохотались во весь голос.
Давно я не чувствовал себя таким свободным.
Но, когда смех постепенно сошел на нет, настал тот момент, когда все становится неловким и странным. Мы были самими собой, но теперь нас разделяла целая жизнь. Я знал и в то же время совершенно не знал девушку, что лежала сейчас рядом со мной и щурила свои красивые глаза, глядя на солнце.
Не знаю, сколько мы так пролежали, казалось, время остановилось, что есть только здесь и сейчас.
Мы лежали лицом друг к другу, я чувствовал, как мелкие камушки впиваются в спину, но мне так не хотелось разрывать контакт наших глаз.
На лице Белла играла мягкая, мечтательная улыбка. Она явно наслаждалась всем происходящим.
Я первый решился нарушить молчание.
- Как ты узнала меня? Там у школы?
Словно поняв, о чем я думаю, Белла легонько кивнула и отвела взгляд к небу.
- Я не была уверена, Эдвард, - тихо сказала она. - Сначала я услышала, как тот парень со светлыми волосами выкрикнул «Каллены». Я знала, что слышала ее где-то, и начала крутить это в памяти. И потом «бум», и я вижу эту фамилию на бумагах. Тех самых, что разбирала Кейт, тогда когда ты уехал.
Она замолчала, словно улетела в воспоминания.
- И... - подтолкнул ее я. - Ты вспомнила фамилию, а что потом?
- Я не знаю, как объяснить, но, когда я спустилась к площадке и стояла, наблюдала за вами из-за дерева, что-то екнуло у меня внутри. Мне кажется, я уже тогда знала, что это ты. А потом я услышала твое имя. Но и это не было решающим. Мало ли в мире Эдвардов. А фамилия могла быть просто совпадением.
- И что же тебя переубедило? – продолжал настаивать я, потому что должен был в этом разобраться.
Белла улыбнулась, резко повернулась ко мне и села. А потом сделала совершенно странную вещь, от которой у меня мурашки побежали по коже. Она положила ладонь мне на грудь, туда, где билось сердце.
- Твои шрамы, Эдвард, - прошептала она. - Они в детстве казались мне такими страшными, но потом, когда я вспоминала о тебе, то поняла, что люблю их, ведь они напоминают о том, что ты жив, что ты настоящий, что ты действительно был тогда со мной.
Я снова заметил эту грусть в ее глазах. Раньше ее не было.
- А как ты тут оказалась?
- Приехала с друзьями. Подруге достался в наследство дом, и мы приехали с ней.
- Но как? А как же твоя семья? - не понимал я.
- Какая семья? – недоуменно спросила Белла, и у меня в голове закрутилась еще куча вопросов.
- Тебя же забрали, Белла, - ответил я. - Мы приезжали в Сиэтл. Я и моя семья. Мы приехали, чтобы повидаться с тобой. Но Кейт сказала, что тебя удочерили.
- Что? - немного треснувшим голосом переспросила Белла. – Ты приезжал? Когда?
- Чуть больше чем через месяц, после того как уехал. Но это неважно. Ты так и не ответила. Где твоя семья?
- У меня нет семьи, Эдвард, - отвернулась Белла. - Кто бы они ни были, я от них сбежала.
- Что?! - моя тревожность начинала нарастать в груди. - Почему?
- Я не хочу об этом говорить, - решительно сказала Белла, снова поворачиваясь ко мне. - Лучше расскажи мне о себе и о твоей семье. Тот парень, который дал нам ключи от машины, это твой брат?
- Да, это Эммет. У нас с ним получилось подружиться почти сразу.
И я рассказал ей все, что она хотела знать. Я ответил на все ее вопросы, и потом мы просто сидели друг напротив друга и говорили. Вспоминали старые времена, говорили что-то о себе, но больше, конечно, говорил я. Белла была довольно закрытой, и на все мои вопросы отвечала довольно сдержанно.
А когда слова закончились, мы просто сидели и смотрели на закат, на птиц, пока я не почувствовал, как Белла дрожит от вечернего холодка.
- Ты замерзла, - сказал я, притягивая ее к себе. - Наверное, нам пора возвращаться.
Но Белла отстранилась от меня, молча, глядя мне в глаза. На кончиках ее ресниц дрожали слезы.
- Эй, Белла, ты чего? - я снова притянул ее к себе, прижав к своему боку. - Не плачь.
- Я боюсь уходить отсюда, - всхлипнула она. - Боюсь, что снова потеряю тебя. Ты - моя семья, Эдвард. Так было с самого начала. Как только ты уехал, все пошло не так, все было неправильно.
И она расплакалась, уткнувшись мне в плечо.
А я просто умирал, не представляя, что же с ней приключилось за все эти годы, но что-то было не так. Это можно было сказать не только по тому, какой худой она была, или что на ней была одежда на несколько размеров больше нужной. От нее веяло печалью и тоской, и видеть это в ней, в той живой малышке, всегда радостной и смеющейся, было очень и очень больно.
Но это была она, моя Белла. И мне ее не хватало. Я даже не догадывался, как мне ее не хватало, пока не услышал, как она называет меня ее прозвищем.
- Белла, посмотри на меня, посмотри! - я взял ее за плечи. - Я не оставлю тебя больше, слышишь? Ты никуда не уедешь! Я больше тебя не брошу, Белла! Обещаю!
Она долго смотрела на меня, а потом очень уверенно, словно, зная, что я говорю правду, сказала:
- Я верю тебе...
- Вот и молодец, - я стер большими пальцами слезы с ее щечек. - А теперь поехали, пока ты совсем не замерзла.
- Где ты живешь? - всхлипнув, спросила она.
- Только не смейся, - и Белла сразу улыбнулась. - В лесу. Ты обязательно придешь к нам, тебе понравится!
- А я не помешаю твои родным? - застенчиво спросила она.
Я рассмеялся, потому что хорошо знал, что сейчас происходит дома.
- Что-то подсказывает мне, что они ждут тебя уже сегодня к нам в гости. Но ты придешь, когда сама захочешь, хорошо?
- Хорошо, - улыбнулась она, и в ее улыбке снова появилось то озорство, которое я так любил.
Пока мы ехали обратно, я узнал, где живет Белла и где работает. Я был удивлен тому, что у нее нет мобильного телефона. Но Форкс маленький город, так что мне не составит большого труда не потерять ее из виду.
Когда я привез ее к старому дому на одной из улочек Форкса, она обняла меня за талию и уткнулась лбом мне в грудь.
Мы простояли так довольно долго, пока я осторожно не отстранился. Я взял ее за подбородок и посмотрел в глаза.
- Белла, мы увидимся уже завтра, и так будет каждый день. Теперь все будет как раньше. Мы будем вместе!
И именно это я имел в виду! Эта девочка была безумно дорога мне, и я сделаю все что смогу, чтобы она это знала.
А этот день станет одним из самых эмоциональных и счастливых дней в моей жизни.

http://s018.radikal.ru/i502/1502/72/a26142d494ab.jpg

Отредактировано NatureIsLove (24-02-2015 18:48:35)

+1

20

NatureIsLove написал(а):

Бегу-бегу добавлять)

Спасибо дорогая!!
На одном дыхании прочла...Замечательная глава. Прям как глоток свежего воздуха. Я так рада за этих ребят, что они наконец-то обрели друг друга, спустя столько времени. Подозреваю, что теперь их отношения будут подвергаться каким-нибудь преградам, но надеюсь, что теперь они хотя бы не потеряют друг друга из вида. И еще интересно когда их дружеские чувства перерастут в нечто большее... http://www.kolobok.us/smiles/light_skin/angel.gif

0