header
Вверх страницы

Вниз страницы

О сериалах и не только

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » О сериалах и не только » Наше творчество » АНТОНЕЛЛА. 20 ЛЕТ СПУСТЯ...


АНТОНЕЛЛА. 20 ЛЕТ СПУСТЯ...

Сообщений 1 страница 20 из 139

1

АНТОНЕЛЛА. 20 ЛЕТ СПУСТЯ...

Предисловие

Очень тяжело прощаться с полюбившими героями. А что  тогда говорить о полюбившемся нам сериале "Antonella"? Вот и решили мы рискнуть и заглянуть в будущее, чтобы посмотреть, как дальше сложилась судьба богача Николаса Корнехо-Мехия и простой девушки Антонеллы, которая больше запомнилась, как клоун Плим-Плим....

Отредактировано Sofia (03-05-2011 21:30:16)

+1

2

ГЛАВА 1.

Николас и Антонелла сочетались браком под открытым небом, где они поклялись друг другу в любви и верности...
         Они поселились в особняке Корнехо-Мехия, где спустя время у них родился малыш, которого назвали... Николас - в честь папочки... Но для всех он был просто Нико...
         Старший сын Николаса, Федерико, был счастлив рождению младшего братика.

Шли годы...
          Антонелла и Николас жили счастливо и растили своих детей. Да, своих, ибо для нее Феде тоже был близким и  родным.
          Маленького Нико все баловали, холили и лелеяли. Ему прощали все шалости. И как не простить такому ангелу с небесно-голубыми глазами, которые смотрели на тебя с такой невинностью и жалостью, что сердце любого могло дрогнуть. А что говорить о его маленьких очаровательных ямочках на щеках, которые выделялись сильнее, когда он улыбался шаловливой улыбкой маленького проказника. Если старший Феде был серьезным и спокойным мальчиком, о котором часто даже забывали, то Нико всегда давал о себе знать. Он был до невозможности шумным и непоседливым парнишкой, от которого родители не знали, что ожидать в следующий момент. Николас часто повторял, что Нико пошел в Антонеллу, но бойкая Антонелла отвечала ему, что она никогда в своей жизни не заглядывала девочкам под юбки и никогда не дергала девочек за косички. 
         В общем, это была обычная, счастливая семья...
          Но на их счастливое семейное гнездышко спустя десять лет счастливого брака опустила грозовая туча именуемая... развод.
         Что произошло?
          Николас не захотел участвовать в одном подозрительном деле, которое попахивало уголовной ответственностью. И за это его решили "наказать".  Заманили в номер гостиницы, опоили наркотическим средством, подложили ему в постель пару голых девиц и  сделали несколько компрометирующих снимков... А чтобы усилить эффект,  вызвали Антонеллу, которая, увидев своего мужа в столь откровенной сцене, чуть не лишилась чувств. Она  не поверила словам, что его подставили и, забрав детей, ушла из его дома. Через несколько дней Николасу пришли документы о разводе...
          Уязвленный недоверием Антонеллы, Николас тут же подписал документы и запретил в особняке произносить имя своей жены.
         После развода Феде остался с отцом, но ненадолго. Как только сын закончил колледж, Николас отправил его в Италию для дальнейшей учебы.
         С отъездом Феде в особняке Корнехо-Мехия, где еще время назад были смех и радость,  поселилась гробовая тишина, которая угнетала всех... но не Николаса. Мужчина замкнулся в себе, погрузился с головою в работу... и разгульную жизнь. Он поклялся себе, что он вырвет из своего сердца клоуна Плим-Плим...
          Антонелла же поклялась никогда не говорить Николасу, что ушла из дома не только с их сыном, но и с... еще не родившемся ребенком,  о котором она хотела ему рассказать в тот роковой для их семьи вечер...

Отредактировано Sofia (03-05-2011 17:44:41)

0

3

ГЛАВА 2.

Прошло 10 лет. Теперь у каждого из них своя жизнь. Бизнес Николаса вышел на новый уровень. Теперь он не просто миллионер, а мультимиллионер, ведь представительства его фирмы есть во многих странах мира. Антонелла стала хозяйкой продюсерского центра. Их общий с Николасом сын, Николас-младший, учится в университете, он будущий экономист.  Федерико вернулся из Италии и открыл свою клинику, женился на Марисоль, которая в последствии родила ему близнецов. А еще подрастает маленькая дочка Лукреция, о которой папа ничего не знает.
          На протяжении этих лет у  Николаса были многочисленные романы, но, в конце концов, он остановился на одной женщине, хотя периодически посматривал и на других. У  Антонеллы со временем тоже сложилась личная жизнь. Бывших супругов больше ничего не связывало.
          И так бы и жили они, каждый в своем горе и огромном упрямстве, если не одно обстоятельство: Николас-старший решил все-таки заняться политикой. Политика, как известно, дело хлопотное и довольно грязное. Чтобы понравиться своим потенциальным избирателям, нужно создать благоприятный имидж. И кто же это сделает лучше, чем хорошее пиар-агентство? Партия, от которой Николас решил выступать, назначила ему помощника (назовем его Рамирес), который бы занялся всеми предстоящими хлопотами в подготовке будущего сенатора, в том числе и в поиске хорошего агентства. Рамирес нашел такое агентство - самое лучшее агенство в стране - "Star+", хозяйкой которого является.... Антонелла.

Отредактировано Sofia (03-05-2011 17:45:03)

0

4

ГЛАВА 3.   

       Солнце медленно поднималось над городом, постепенно освещая квартал за кварталом. В одном из домов в районе Палермо в комнате на кровати, обняв подушку,  спит женщина. Ее волосы обрамляют лицо, а рот слегка приоткрыт. Это Антонелла. Звонит будильник. Она заглушает его, не открывая глаз, и снова засыпает. Проходит час, и будильник снова звонит. Она поднимается, спросонья смотрит на часы.... и с ужасом осознает, что она проспала. Господи! И как ее угораздило? Миллион раз говорила себе не работать допоздна. Через час встреча с клиентом, еще надо успеть завести Лу в колледж. Она вскакивает  с постели, и начинает носиться по квартире, сначала в ванную, затем в комнату сына. Разбудив Нико она бежит будить дочь. На пути обратно в свою комнату она забегает на кухню - включить кофеварку. Теперь дело за малым. Вернувшись в свою комнату, Антонелла спешно одевается, на кухне вместе с дочерью, которая постоянно зевает, быстро пьют кофе, при этом мать успевает дать указания Нико. С хватив с вешалки пиджак, а со стула школьный рюкзак, Антонелла и Лу выбегают из дома, садятся в машину … Все! Поехали!
          Особняк Корнехо-Мехия ничуть не изменился за последние 10 лет. В то утро, как и во все остальные,  его башенки первыми получили порцию солнечного света, постепенно освещая весь дом.
         Николас уже встал. Не смотря на предстоящий солнечный день, настроение сегодня препротивнейшее.  И где эта Мари-Инес? Ушла в ванную полчаса назад. Утонула она там что ли? Идет. Наконец-то!
         Мари-Инес сладко потянулась, как мартовская кошка, улыбнулась своему возлюбленному. Какой же он все-таки красавчик, ее Николас. А главное – богат. Она не имеет права его упустить. Девушка подошла к нему и поправила  галстук, не забыв при этом тонко намекнуть, что он давно не выводил ее в свет. Потом они позавтракали, она что-то говорила, он молчал и не слушал. Закончив завтрак, Ники сухо поцеловал Мари-Инес на прощанье и отправился на работу....

Отредактировано Sofia (03-05-2011 21:36:31)

0

5

ГЛАВА 4.

" Черт, она и так опаздывает, и как назло загорелся красный свет..."
         " Так, сегодня встреча с инвестором... а, и еще с пиар-менеджером в агентстве. Поеду, пожалуй, сам... ни на кого нельзя положиться...."
           Две машины в первых рядах на перекрестке. Каждый занят своими мыслями. Но вот красный свет сменяется на зеленый, поток машин рванул параллельно друг другу, унося героев в противоположные стороны, каждого в свою жизнь. Впереди был долгий рабочий день.....

Отредактировано Sofia (03-05-2011 17:45:43)

0

6

ГЛАВА 5.

Встреча с инвестором прошла на высшем уровне. Николас был, как всегда, неотразим в своем профессионализме.
          Теперь предстояла самая легкая задача – встретиться с тем пиар-менеджером, которого для него нашел Рамирес. Он предупредил помощника, что на первую встречу  поедет один.
         И вот он у дверей офиса, доволен собой, амбициозен, настроен на успех.
         Он уверенно открывает дверь в кабинет и... обнаруживает там женщину, стоящую в очень аппетитной позе. По его лицу раползлась улыбка, в голове тот час же забегали мысли о предстоящей встрече со всеми вытекающими последствиями.... Женщина поднялась.... повернулась к нему.... Улыбка сползла его лица.... Такого шока он не испытывал никогда в жизни! Антонелла собственной персоной!

          Вот уж кого-кого, а Николаса она ожидала увидеть меньше всего. Конечно, она знала, что он решил заняться политикой, и ее агентство займется его раскруткой. Но почему он пришел один? Где Рамирес? Что происходит? Она почувствовала, как волна негодования начинает подниматься в ней. Однако прошло много лет. Нет смысла выяснять отношения, которых давно нет (ведь Антонелла всегда была мудрой женщиной). Она улыбнулась, как могла, очаровательно, и, стараясь сохранить спокойствие в голосе, как можно более естественно, сказала:
- Добрый день, синьор Корнехо-Мехия! Вы как раз вовремя.
Николас опешил. Он не знал, что делать.
- Здравствуй, Антонелла, - его уверенность и самодовольство в миг улетучились, - Вот уж не ожидал тебя здесь увидеть.
- Как видишь, я здесь. Это мое агентство,- Антонелла постаралась нагнать на себя деловой вид,- Почему ты один? Где Рамирес?
- Я решил приехать сам. Хотел лично познакомиться с тем, кто займется моей раскруткой.
Антонелла почувствовала, как гнев закипает в ней. Слишком хорошо она знала, что значит для Николаса "лично познакомиться".
- Что ж, я тебе сочувствую. Личное знакомство не состоялось. Мы СЛИШКОМ хорошо знакомы.
-Да, слишком, - подтвердил Николас.
Нависло гнетущее молчание. Каждый думал о чем-то своем, стараясь внутренне переварить ту ситуацию, в которой они оба оказались.
- Как ты жила все эти годы? - Николас нарушил молчание первым.
Антонелла вспыхнула:
- С каких пор тебя это волнует? Когда ты вообще интересовался моей жизнью и жизнью своих.... (черт! чуть не проговорилась!)... своего сына?
Этот вопрос вывел его из себя:
- Если ты помнишь, то это ты от меня ушла!
- Отлично помню! А еще лучше помню, почему я это сделала.
- Я пытался тебе объяснить, но ты не захотела слушать.
- Мне не нужны были твои объяснения. Я прекрасно видела! Что, хорошо поразвлекался? О, Ники, ты такой самец.... Да, сделай мне хорошо....
Она окончательно взбесила его последней фразой:
- Я проклинаю тот день, когда решил жениться на тебе!
- Пошел вон из моего кабинета, ГУСАК! - крикнула она в сердцах.

         Николас вылетел из кабинета, с силой хлопнув дверью.
- Идиотка! - прошипел мужчина и бросился к лифту...
          Нет, ну надо же, угораздило?! И кто догадался из всех агентств выбрать именно это?! Убью того, кто до этого додумался! Размажу по стенке! Он с размаху врезал кулаком по стенке лифта.

          Дорога до офиса показалась вечностью.
- Приеду, заставлю Рамиреса найти другое агентство, - подумал Николас.
          И тут в памяти всплыла сцена их встречи, ее лицо.... Что-то шевельнулось в груди.... Нет! - остановил он себя. Все забыто и быльем поросло. Он найдет другое агентство.

          Помощник выслушал всю тираду Николаса очень спокойно, с лицом, полным участия. Однако время, отпущенное на предвыборную компанию поджимало, и менять агентство было уже поздно, тем более что менять не на что, потому что это лучшее агентство в стране.
- Его хозяйка - моя бывшая жена!!!!! Как это будет выглядеть?! - взорвался Николас. Его раздражало спокойствие Рамиреса и его слишком прагматичный взгляд на его проблему.
- Вряд ли твоей бывшей жене нужны проблемы. Мы найдем способ договориться с ней, - ответил помощник, - Твоя задача сейчас - успокоиться и полностью сосредоточится на предвыборной кампании.
- Я не могу с ней встречаться, - голос Николаса несколько сник.
- Тебе придется преодолеть свое «не могу». Это в твоих же интересах.

          Слова Николаса еще долго стояли в ушах... "Будь проклят тот день, когда я решил жениться на тебе". Десять лет прошло, а как будто вчера. Антонелла и не подозревала, что будет так тяжело увидеть его вновь, после стольких лет. Еще больнее было услышать эти слова. Неужели это искренне? Неужели их совместная жизнь была для него пыткой? Слезы капали, не переставая. Нахлынули воспоминания. Их свадьба, рождение Нико, его первые шаги. Николас прыгал от счастья, когда сын произнес слово "папа". Когда Нико пошел в первый класс, они закатили грандиозный праздник. Как же все было чудесно! А потом.... эта гостиница, и он, спящий в объятьях двух... Как он мог? Он, который клялся перед алтарем, перед Богом, что будет любить ее всегда. Как он мог так жестоко предать ее и все, что их связывало? А теперь еще вот эти слова! Господи, как же больно!!! Антонелла горько оплакивала свою жизнь и человека, которого когда-то любила больше, чем саму жизнь......

Отредактировано Sofia (03-05-2011 17:46:04)

0

7

ГЛАВА6.
          Встреча с Антонеллой окончательно испортила настроение Николасу. Поэтому, желая отвлечься от воспоминаний о своей бывшей жене, он решил встретиться со своей подругой Мари-Инес. Желание идти в привычные рестораны не хотелось. Поэтому мужчина решил пригласить девушку в уютный ресторанчик, который находился почти на окраине города. Мари-Инес что-то щебетала, периодически помешивая соломинкой мохито, он делал вид, что слушает и даже изредка  кивал,  но  перед его глазами все еще стояла утренняя встреча с Антонеллой. Он не мог не признать, что за годы, что они были вдали друг от друга, она стала еще прекраснее и желанней. Вот только ему не понравилось, что она изменила прическу. Как же он любил ее кудряшки… вдыхать ее аромат… особый аромат, который преследовал его долгие годы разлуки…
          Все хватит! Николас стиснул вилку в руках, не замечая, что спутница затихла и настороженно посмотрела на него. Он не должен думать об Антонелле. Он не был перед ней виноват. Его ни в чем нельзя было обвинить. Она сама приняла это решение. Она сама пожелала поверить в ту ложь, что преподнесли ей его недруги. Она сама виновата, что их брак распался. И он не виноват в том, что все эти годы ни чего не знал о ней и их сыне, потому что именно Антонелла сама так пожелала. Он не виноват. Не виноват…
- Милый, - он почувствовал на своей руке прохладную ладонь Мари-Инес, - все в порядке? Ты слишком напряжен.
- Все хорошо, - Николас заставил себя улыбнуться и прогнать мысли о бывшей жене.
- Хочешь… - в голосе девушки появилась хрипотца – я сделаю тебе сегодня массаж… особый массаж.
          Николас лишь улыбнулся, положив свою руку поверх ее руки.
          Все шло вроде бы хорошо, пока его внимание не привлекла внимание совсем юная пара за соседним столиком. Николас присмотрелся. Парень вовсю расхаживался перед своей спутницей. Мужчина усмехнулся. Ясно, как день, что на уме у этого парня. Тот на мгновение обернулся и посмотрел Николасу прямо в глаза, при этом продолжая о чем-то шептать крошке на ушко, поглаживая ее узкую кисть своими длинными пальцами. Николас нахмурился. Что-то не так в этом парне. Или у него совсем крышу снесло? Во всем виновата Антонелла! И эта проклятая предвыборная кампания, из-за которой ему придется общаться с нею.
          Николас оторвал взгляд от пары и вновь устремил свой взор на подругу.
- Тебе нравится здесь? - он взял нежные ручки Мари-Инес в свои, при этом слегка наклонил голову и заглянул ей в глаза,  прекрасно зная, какой эффект производит на женщин такой взгляд…

          То, что произошло в следующий момент, Николаса повергло в шок. Он мило беседовал со своей спутницей и вдруг почувствовал, как на его голову валится что-то теплое, и не просто валится, а спадает длинными сосульками. Спагетти! В свои пятьдесят с хвостиком Николас был еще достаточно проворным, поэтому изловчился и схватил обидчика за ногу. Тот пытался вывернуться, но не успел – мужчина повалил его на землю и скрутил руки. Через пять минут к кафе приехала полиция. Парню надели наручники и составили акт о мелком хулигантстве.
          Николас недовольно смотрел на парня, который стоял в стороне и с вызовом смотрел на него. Он нахмурился. Опять какое-то непонятное чувство. И этот его взгляд. Почему ему кажется, что он знает этого парня? Ведь он точно знает, что никогда раньше не видел его. И почему ему показалось, что парень переменился в лице, когда услышал фамилию Николаса? Мужчина потряс головой. Ему нужен отдых.
- Сеньор, - к нему подошел офицер, - мы известили семью. Скоро они должны подъехать. А пока Вы хотите, что б мы задержали этого парня?
Николас протянул руку своей спутнице.
- Нет, только до приезда семьи. Все вопросы к моему адвокату, - холодно произнес Николас, - Я ухожу.
Он бросил последний взгляд на парня, говорившего в этот момент со своей подружкой.
- Что за чертовщина, - не мог понять он.

           Вскоре после его ухода в ресторан, словно ураган, ворвалась женщина и прямиком направилась к виновнику происшествия.
          Она некоторое время молча смотрела на него.
- Может, объяснишь? - наконец произнесла она.
- Тебе по телефону все сказали, - буркнул парень, засовывая руки в карман.
- Надеюсь, ты хотя бы попросил прощения? - женщина решила не устраивать скандал публично.
- А я и не жалею, - мальчишка вызывающе вздернул свой подбородок и упрямо посмотрел своими небесно-голубыми глазами на маму, - Если представится возможность, еще раз так сделаю!
- Что? - женщина ахнула.
- Сеньора, - к ней подошел офицер полиции, который до этого разговаривал с пострадавшим, - Вы мать этого парня?
- Дома поговорим, - пообещала она сыну. Потом перевела взгляд на подошедшего, - Да, офицер – я его мама. Мой сын очень сожалеет о случившемся и….
- Господин, которому, - офицер посмотрел на мальчика и кашлянул, - на голову, которого ваш сын высыпал спагетти, ушел. Он заявил, чтобы все вопросы, связанные с этим делом, вы решали через его адвоката.
- Хорошо, - кивнула женщина, мило улыбаясь офицеру, - А как именно зовут…
          Офицер открыл рот, но его опередил парень:
- Николас Корнехо-Мехиа.
          Женщина недоверчиво перевела взгляд на сына потом на офицера, открывая и закрывая рот.
- Николас Корнехо-Мехиа, - тонко пропищал ее голос. Она надеялась, что ослышалась.
- Да, сеньора. Простите, - кивнул офицер и отошел, так как его подозвал кто-то.
          Женщина смотрела в спину офицера. Потом очень медленно повернулась лицом к сыну. На ее лице была неопределенная гримаска.
- Значит Корнехо-Мехиа, - она сморщила свой носик.
- Да, - хмуро кивнул парень, - Тот самый Корнехо-Мехиа. Тот самый, за которого ты имела глупость однажды выйти замуж.
- Нико! Ты не можешь так говорить!
- Я и не такое имею право, - огрызнулся парень и вылетел на улицу.
          А Антонелла, это была именно она, смотрела вслед своему сыну Нико. Что, черт возьми, происходит? С утра заявился Николас, наговорил ей гадостей, теперь вот эта встреча отца и сына, которая еще неизвестно к чему приведет. Впереди предвыборная кампания ее бывшего мужа, но начало всего этого ей определенно не нравится.

0

8

ГЛАВА 7.
           Конечно, Нико сразу узнал своего отца. Мало того, он сам предложил высыпать спагетти на голову этого гусака, который сидел с какой-то дамочкой и мило ей улыбался. Как же он его ненавидел! Он никогда не забудет, сколько мама плакала, когда они уехали. Он был еще совсем ребенок, но он все помнит. И он отомстит! За все мамины слезы, за то, что Николас никогда не хотел увидеть его, никогда не интересовался своим сыном.
          Первые пару лет они жили вместе с Лаутаро и Паулой. Сначала мама была занята крошкой Лу, параллельно работая в фонде, оставленном ей в наследство доньей Лукрецией, потом создавала собственное агентство. Нико обожал свою маму Антонеллу и сестричку Лукрецию. И сейчас, когда он думал о них, его лицо наполнилось нежностью, и он невольно улыбнулся.
          Однажды вместе с сестрой они пошли в гости к Абелярдо. Тот жил в маленьком домике на окраине города и держал магазинчик по продаже бытовой химии и прочих принадлежностей для уборки. Лу забиралась к старику на колени, Нико садился рядом, и они с упоением слушали его рассказы о донье Лукреции, о жизни в доме Корнехо-Мехия, о том, как мама и папа полюбили друг друга, и что им пришлось вынести ради своей любви. Как-то мальчик спросил, почему папа никогда к ним не приезжает и даже не звонит. Вместо ответа Абелярдо потупился и пустился в пространные рассуждения о сложности жизни. Нико так ничего и не узнал. А ведь ему так хотелось услышать ответ на свой вопрос, потому что мама тоже не желала говорить на эту тему.
          В один из дней Нико пришел к Абелярдо один и попросил его съездить вместе с ним к дому Корнехо-Мехия. Тот долго отказывался, называя различные причины, но в конце-концов сдался под напором мальчугана. Да и как можно было отказать этому маленькому сорванцу с небесно-голубыми глазами?
- Только обещай мне, - сказал Абелярдо, - что мы просто посмотрим издали и все.
- Конечно, дедушка, - ответил Нико.
И они поехали.

          С виду особняк остался таким же, каким помнил его Николас-младший. Только вот он сам изменился. В один из таких приездов он увидел отца. Тот выходил из машины с какой-то женщиной, а потом повел ее к дому, обнимая за талию и что-то шепча ей на ухо, та в ответ громко и противно хихикала. Нико почувствовал острый приступ ненависти и сжал кулачки.
- Пойдем, - вывел его из оцепенения Абелярдо, - ты и так слишком много видел, даже то, что не следовало.
- Почему? - спросил мальчик и заплакал.- Почему, дедушка? Он же так любил маму, я помню. А сейчас он забыл про нас. Неужели другие женщины дороже ему, чем мама, Лукреция и я?
Слезы душили, сотрясая в рыданиях его маленькое тельце.
- Поплачь, мой мальчик, - старик обнял Нико за плечи, - поплачь, тебе станет легче.

           Но легче не стало. На смену горю пришла ненависть. Она заполнила его сердце без остатка. Воспоминания и сегодняшняя встреча с отцом всколыхнули затаившуюся боль. Он отомстит! Нико сжал кулаки и в полной решимости отправился навстречу неизвестности. Ведь только одному Богу известно, во что выльется эта борьба с человеком, который приходится ему родным отцом - Николасом Корнехо-Мехия.

0

9

ГЛАВА 8.
- Мамочка, - в приоткрытой двери показалась головка Лукреции или, как они звали ее в семье Лу. – Нико до сих пор не пришел домой.
          Малышка вошла в ее спальню и остановилась посредине комнаты, посмотрев на нее серьезным взглядом, хотя подобное случалось крайне редко. Антонелла посмотрела на дочь и ее сердце сжалось. Как же она похожа на своего отца! Особенно глаза. Очень часто Антонелла видела шаловливый блеск в глазах Лу, когда та собиралась сделать какую-нибудь пакость… Этот блеск… Он часто появлялся у Николаса, когда хотел смутить ее. А это у него очень даже хорошо получалось! Антонелла стиснула зубы. Все хватит думать об этом. Ей теперь надо думать, как быть завтра, когда придет Николас со своим помощником. Этим Рамиро… или как его там, который позвонил вечером перед уходом и назначил новую встречу на утро. И как она не хотела…НО гонорар, который будет  выплачен ей за работу с Николасом Корнехо-Мехиа, покроет полностью заем в банке… А это самое главное. Поэтому никаких эмоций. Только работа.
- А ты звонила ему, милая? - женщина провела рукой по своим теперь гладким локонам, чтобы привести их в порядок и поцеловала Лу в макушку.
- Он трубку не берет, - скривила девочка недовольно свою мордашку, - а ведь он обещал сводить меня на «Шрека»! Сегодня премьера!
- Сходи с Лаутаро и Паулой, - предложила ей мать, присаживаясь на корточки, чтобы быть с дочерью на одном уровне глаз. – Ты ведь последний раз ходила именно с ними.
- Да, но на «Шрека» я хотела идти с Нико! – девочка капризно стукнула ножкой по полу и надула свои пухлые губки бантиком. – Он же обещал!
- Может, его задержали какие-то важные дела, - предположила Антонелла.
- Девочки, - смешно скривила Лу, - У Нико в голове только одни девочки!!
- Лу, - воскликнула Антонелла.
- А что? Ты ведь не станешь отрицать, что наш Нико постоянно меняет девчонок. Он просто не может без женского внимания.
Тут Антонелла должна была признать правоту своей десятилетней дочери. Нико был именно таким, точной копией своего отца - просто не может жить без своих низменных потребностей…

Часы показывали без пяти минут двенадцать. Антонелла нервно ходила по кухне, подбегая к окну при малейшем шорохе и вглядываясь в темноту. "Ну где же он? Что могло случиться?" - спрашивала она себя. Зазвонил телефон. Женщина бросилась к трубке.
- Алло! Нико! - почти крикнула она.
- Привет, милая, - это был Мартин, - Нико не пришел еще?
- Нет, - ответила Антонелла сникшим голосом, - я не знаю, что делать, где его искать?
- Я сейчас приеду. Вместе мы найдем выход.
- Не нужно, дорогой. Я чувствую, что с ним ничего не случилось. Просто уже поздно, а его нет. Я позвоню тебе утром.
Она положила трубку.

          С Мартином они познакомились три года назад. Он привел свою племянницу в ее центр на прослушивание. Надо сказать, что голосом девочку Бог обделил, но в Мартине она приобрела хорошего друга.
          После разрыва с Николасом Антонелла очень страдала. Ее мир рушился. Все, о чем мечтала, чем дорожила, исчезло в одночасье. Она не знала, что ей делать, куда идти, у кого просить помощи. Верные друзья, Паула и Лоутаро, спасли тогда ее, Нико и маленькую горошинку Лу от неминуемой гибели.
          Первое время, пока не родилась дочка, чтобы содержать свою маленькую семью, вернее то, что от нее осталось, Антонелла работала в Фонде культуры. Это было невыносимо. Все напоминало о Николасе, о донье Лукреции, о доме, в котором она была счастлива, и где так жестоко разбили ее сердце.
          Иногда Николас мелькал по телевидению, в разного рода экономических передачах. И никогда, ни в одном интервью, он не обмолвился о своей семье, а когда его спрашивали о ней, предпочитал отшучиваться. От этого делалось еще больнее.
           И тогда женщина поклялась, поклялась всеми святыми, что она забудет Николаса и больше никогда в ее жизни не будет мужчин, они больше не причинят ей боли.
           Антонелла много трудилась, создавая продюсерский центр, под крышей которого объединился весь спектр услуг, от детских праздников до крупных пиар-компаний. Благодаря Фонду культуры появились связи с нужными людьми, поэтому раскручивать маленьких звездочек было несложно.
           А потом в ее жизни появился Мартин. Сначала они были просто друзьями. Их объединяло общее горе. За год до встречи погибли в автокатастрофе его жена и маленький сын. Антонелла тоже считала себя вдовой, потому что мужчина ее жизни для нее умер.
          Мартин был очень нежен и ласков, он не говорил красивых слов, но каждый его поступок заявлял, что Антонелла - это свет его жизни. Он подружился с ее детьми. Даже Нико хорошо к нему отнесся, чего она совсем не ожидала.
           А потом.... потом она разрешила любить себя. Может, потому что устала от одиночества, устала быть сильной, ей захотелось крепкого мужского плеча рядом, покоя и стабильности. Мартин дал ей все это. В один прекрасный день он сделал ей предложение, и она согласилась.

         Антонелла вновь взглянула на часы. Половина первого ночи.
          В замке зашуршал ключ. Она бросилась к двери, чашка с остывшим чаем вдребезги разбилась об пол, но это уже не волновало. Дверь открылась и на нее ввалился совершенно пьяный Нико.
- Где ты был? - спросила она, стараясь удержать развалившееся на ее плече великовозрастное дитя.
- Ммммммм.... - дитя пролепетало что-то нечленораздельное.
          Но это было уже неважно. Главное - он здесь, живой, с ним все хорошо. Она посильнее взвалила сына на себя и повела в комнату.

0

10

ГЛАВА 9.

          "Черт! Как болит голова!" - Нико схватился за раскалывающийся огромный тяжелый шар, который представляла сейчас та часть тела, называющаяся головой. Он попытался встать, но тут же почувствовал острый приступ тошноты и бросился в ванную.
          Где он умудрился так напиться? Единственное, что он помнит, как они с друзьями зашли в бар, но им отказались наливать, пришлось предъявлять паспорт, который оказался только у одного. В общем, их выкинули. А потом они пошли в другой бар и там.....Кстати, а как он оказался дома?
            Шевеление извилин в поисках истины плохо сказывалось на его самочувствии, поэтому он снова завалился в постель и уснул.

0

11

ГЛАВА 10.

          Бизнес-центр на Авенида де Майо представлял собой огромное двадцатиэтажное здание из стекла и бетона, в окнах которого отражалось яркое апрельское солнце.
           Николас нервно мерил шагами свой кабинет - с некоторых пор тот стал больше: в нем появился смежный конференц-зал, а также комната отдыха с превосходным баром. Сегодня ему предстояла новая встреча с Антонеллой, что отнюдь не радовало его. Он потратил много лет и сил, чтобы вычеркнуть ее из своей жизни. Но у судьбы видно были другие планы на этот счет. И что ему теперь делать?
- А ничего! - ответил Николас сам себе. Рамирес правильно сказал, он должен сосредоточиться на предвыборной кампании. А кстати, где он?
- Сильвия! - позвал он в переговорное устройство.
- Да, синьор. Слушаю Вас, - с готовностью ответила секретарша.
- Найдите Рамиреса. Я жду его в кабинете.
- Хорошо, синьор, - она отключилась.

           Рамирес появился через пять минут.
            Николас жестом пригласил его сесть. С минуту он молчал, пытаясь подобрать слова к тому разговору, который он хотел сейчас завести.
- Диего, - услышав свое имя, Рамирес тут же сделал заинтересованное лицо, - сегодня мы начинаем подготовку предвыборной кампании. Мне предстоит новая встреча с Антонеллой, моей бывшей женой. Мне бы хотелось сократить эту встречу, мою (Николас сделал акцент на этом слове) встречу до минимума.
- Я тут поразмыслил после нашего с тобой разговора, Николас. Эта, как ты называешь, проблема может сыграть нам на руку. Мы можем преподнести это так, что даже бывшая жена стоит на твоей стороне. Сделаем пару репортажей, добавим семейное фото....
- Я не пойду на это, - Николас так сильно сжал кулаки, что побелели костяшки .
- А как ты хотел? - помощник обошел стол и вплотную приблизился к мужчине, - На честности и моральных принципах в политике далеко не уедешь.
          Лицо Николаса нахмурилось. Он вдруг явственно ощутил, что попал в западню. Еще не поздно вырваться, но... что-то его удерживало от этого шага, и он не мог понять, что именно.
- Тебе, как будущему сенатору, - продолжал Рамирес, - необходимо зарекомендовать себя с наилучшей стороны..... Например, жениться.
Вот уж чего-чего, а этого Николас никак не ожидал.
- Ты серьезно? - спросил он
- Серьезней не бывает, - помощник посмотрел на часы, - Однако нам пора на встречу с нашим имидж-мейкером. Ты готов?
- Да, - хмуро пробурчал Николас.
         Но сердце предательски заколотилось сильнее обычного.

0

12

ГЛАВА 11.

           Ночь показалась Антонелле вечностью. Сон не шел. Правда, ей удалось забыться на некоторое время, но этот период был омрачен каким-то невообразимым кошмаром. Ей снилось, что она стоит посредине темной комнаты в окружении каких-то теней, летающих над ней в хаотичных направлениях.
          Вдруг одна из теней метнулась к ней и, как гром среди ясного неба, прозвучал голос Николаса:
- Будь проклят тот день, когда я женился на тебе!
           Антонелла вздрогнула и попятилась назад. Но тут другая тень пронеслась на ней, проговорив на ходу голосом Мартина:
- Я люблю тебя, Антонелла. Выходи за меня замуж!
           Вслед ему где-то сзади новый сгусток стал наполнять все пространство и, как будто из глубины, она услышала:
- Мамочка! Мамочка! - кричала крошка Лу,- Где мой папа? Кто из них?
           Женщина почувствовала, как тошнота подступила к горлу и голова начала кружиться, но тут еще один сгусток, намного темнее, чем другие, повис прямо над ее головой, ей даже показалось, что сверкнула молния.
- Я ненавижу своего отца! - прогремел голос Нико.
           Тени начали кружиться вокруг нее, приближаясь все ближе и ближе, все быстрее и быстрее:
- Будь проклят...
- Выходи за меня...
- Где мой папа?...
- Ненавижу...
           Череда голосов завертелась, понеслась в сумасшедшем вихре, унося за собой прошлое, настоящее и будущее...
- Нееееет! - закричала Антонелла ..... и проснулась.
            Сердце бешенно колотилось. Она нащупала кнопку ночника и нажала на нее. Теплый желтый свет разлился по всей комнате.
            Женщина села на кровати и попыталась привести себя в чувство. Какой странный сон. Что это могло значить? Волна смутного предчувствия беды охватила ее изнутри. Нет, нет, она не будет об этом думать, все будет хорошо. Антонелла вновь попыталась уснуть, но попытка провалилась.

           Утро нового дня не предвещало ничего плохого, если не считать предстоящей встречи с Николасом.
           Антонелла посмотрела на себя в зеркало. После бессонной ночи вид у нее был еще тот. Под глазами залегли глубокие тени. Но опыт работы клоуном не прошел даром. Глазные капли и пара профессиональных мазков корректором, и глаза засияли, как в молодости.
          Нико она не стала будить, понимая, что студент из него сегодня плохой.
           Лукреция весело напевала что-то себе под нос, пока умывалась и чистила зубы. Дочь зашла на кухню, уже в школьной форме, когда она разливала по чашкам кофе, а в одну капнула немного молока.
- Ты уже готова, детка? - Антонелла повернула голову в сторону двери, услышав шаги дочери.
- Да, мамочка, - Лукреция уселась на стул, подставив матери свои волосы, чтобы та расчесала и заплела их.
           Потом они завтракали, аппетитно похрустывая тостами с джемом, и Антонелла отвезла дочку в колледж.
- Не забудь, - напутствовала она Лу, - я приеду за тобой в половине третьего.
- Я знаю, - нетерпеливо ответила та, - Ну, мама, там девчонки уже все собрались. Наверное, обсуждают Игнасио. А я еще здесь.
- Игнасио? Кто это?
- Это новый мальчик в нашем классе. Ну, все, я побежала, - она наугад чмокнула маму и побежала к подружкам, на ходу помахав ей рукой.
- Я заеду в половине третьего, - еще раз напомнила Антонелла, крикнув вслед Лу, но дочь уже не слышала ее.
             Ей вдруг стало грустно. И когда ее дочь успела повзрослеть? Ведь еще совсем недавно она качала ее на руках, кормила грудью, посвящала ей все свободное время. А вот теперь какой-то Игнасио занимает мысли ее дочери больше, чем родная мать.
             Антонелла вздохнула, завела машину и поехала на встречу с человеком, которого при других обстоятельствах, она бы не хотела увидеть ни за что и никогда.

0

13

ГЛАВА 12.

           Он должен был показаться на встрече тридцать минут назад, - Антонелла хмуро сверлила несчастные настенные часы. Потом свернула листок бумаги и бросила в них, представляя голову Николаса на их месте, попав прямо «в яблочко».
- Есть! – радостно воскликнула женщина, вскинув руки вверх и слегка пританцовывая,  совсем не напоминала в этот момент деловую и успешную женщину, - Вот так тебе, мистер «Не Могу Сдержать Свои Штаны»!
             Она не заметила, как в кабинет вошли Николас и Рамирес. Помощник слегка улыбнулся , а Николас хмуро смотрел на свою бывшую жену, так как слышал ее последние слова, и понимал, к кому они относятся:
- Ты не меняешься, Антонелла.
- У меня есть для этого отличный пример, - женщина сладко улыбнулась своему бывшему мужу и уселась за стол, откидываясь спиною назад. Она не хотела, чтобы Николас понял, как взволнованна она и как ей хочется ей сбежать отсюда подальше, как последней трусихе, - Сказать кто? Как-нибудь загляни в зеркало и увидишь этот пример.
- Я предупреждал,  что с ней невозможно разговаривать, – процедил Николас и повернулся, чтобы уйти, но уступающий Николасу по телосложению Рамирес на этот раз оказался сильнее и проворнее.
- Ваша жена просто пошутила, чтобы разрядить обстановку, - он бросил умоляющий взгляд на женщину, этим она хотела сказать… э-э-эээээ….
- Что ты просто идеальный пример для своих будущих избирателей, - сладко пропела Антонелла – уверена, что все женщины Аргентины кинутся голосовать за тебя.
             Николас резко повернулся и посмотрел прямо в глаза жены… бывшей жены, поправил он себя тут же. Их глаза скрестились ярким пламенем кинжалов. Никто не хотел уступать своему противнику… и тут Николас понял, что Антонелла просто мечтает, чтобы он САМ отказался от ее услуг! Ну, уж нет! Рамирес прав: Антонелла - идеальный вариант для его раскрутки! И это будет отличный способ ей отомстить за то, что произошло 10 лет назад.
- Да, ты права, ВСЕ ЖЕНЩИНЫ ПРОГОЛАСУЮТ ЗА МЕНЯ, - Николас повернулся к ней полностью и не спеша направился к ее рабочему столу. Он чуть не подпрыгнул от радости, когда заметил, как его бывшая жена напряглась и с опаской посмотрела на него. Он знал, что сейчас напоминает ей того «чеширского кота», который в прошлом ее часто совращал среди белого дня. На миг он усомнился в своих планах в отношении нее, но тут же заставил себя вспомнить, какие круги ада он прошел из-за нее во время развода и после него тоже. Вспомнил, что по ее вине он не видел сына 10 лет!!! Даже его старший сын Феде, хоть и остался с ним, но считал виновным в том, что Антонелла ушла и забрала с собою Нико. Сколько раз он видел в глазах сына упреки и обвинения. Но ведь он ни в чем не виноват! За все то время, что они были вместе, он не посмотрел  ни на одну женщину, потому что Антонелла была для него всем. Была смыслом его жизни! Даже после развода с ней он долгое время не мог смотреть на других, постоянно сравнивал их с ней. Все они проигрывали его любимому клоуну Плим-Плим,
- У тебя еще остался костюм? – Николас даже не заметил, как произнес это вслух.
- Костюм? – не понимая, переспросил Рамирес.
- Костюм? – не сразу поняла Антонелла, но когда до нее дошло, ее глаза гневно вспыхнули.
             Николасу стала вдруг на душе легко, и он даже усмехнулся, наблюдая за тем, как Антонелла привстала и чуть подалась вперед. Он на миг вспомнил момент похожий на этот…

- А почему ты меня так долго ждал? – прямо спросила Антонелла Ларго.
- Сказать правду или что-нибудь придумать? – мужчина выставил перед собой руки и посмотрел на девушку.
- Правду.
- Потому что хочу провести с тобой ночь….
- Похоже, Плим-Плим, - прошипела яростно оскорбленная героиня, вставая со своего места, намериваясь покинуть Ларго, - не единственный клоун, кого приглашали сюда!
- Пожалуйста, - тут же вслед за ней вскочил молодой человек и схватил ее за руку, чтобы удержать, - Присядь, пожалуйста. Я тебе все объясню.
- Не трогай меня! – яростно воскликнула девушка, не беспокоясь о том, что все стали оглядываться на нее и молодого человека, - Мне не нужны твои объяснения! Вы не на ту напали, сеньор! Теперь я и в самом деле вижу, что вы монстр!
          Она повернулась, чтобы навсегда уйти и не видеть больше этого наглеца.
- Пожалуйста, подожди, - произнес умоляюще молодой человек, удерживая ее за плечи, - Только одну минуту, - девушка хмуро посмотрела на него, но ничего не сказала, - только одну секунду.
          И он отошел от нее до соседнего столика. Девушка даже не стала смотреть, куда он пошел, так как была очень зла на него и на себя за то, что поддалась его чарам и пришла вечером к нему на свидание. А ведь раньше она такой глупости не совершала, думала Антонелла, смотря на свои руки.
- Я украл это для тебя, - перед ее глазами возникла неожиданно красная роза, которую преподнес Ларго, - Я очень прошу тебя остаться поужинать.
          Антонелла посмотрела на него и не смогла удержаться, чтобы не улыбнуться. Так тронул ее этот жест. Она протянула руку и взяла эту розу.
- Согласна?
- Я останусь, - наконец произнесла Антонелла и тут же добавила, - потому что очень хочу есть.
          Девушка вернулась на свое место, а молодой человек довольным собой, что смог ее уговорить остаться вернулся на свое место, перед этим усадив девушку на ее место…

          Видимо не он один вспомнил, так как Антонелла уселась на место, сверкнув ярко своими небесно-голубыми глазами.
- Какой костюм? – подал голос Рамирес.
- Антонелла в прошлом часто его надевала.
- Я, видите ли, была в прошлом актрисой, - обратилась она к Рамиресу, при этом гневно зыркнув на Николаса.
- Мечтающей стать актрисой, - поправил он ее, - а так обычным клоуном…
- Шнурок от твоего ботинка обычный клоун, - прошипела Антонелла, - а я была отличным клоуном! – Ее глаза ярко вспыхнули, - Или тебе напомнить, как я попала впервые в твой дом?
          Николас скривился. Лучше бы она не напоминала ему о его ошибке, пригласив тогда Антонеллу на день рождения Феде. Тогда бы ничего этого не произошло, и он бы не потерял от любви к этому клоуну голову…
- И этой было моей ошибкой….
- О, если бы у тебя не взыграло твое Эго, ты бы не пригласил меня. Но ведь тебе всегда было одной мало. Тебе может напомнить ту набитую дуру, которая считала, что ты был ей предназначен? «Это предначертано свыше», - передразнила она одну из бывших подружек Николаса, когда они еще не были женаты, и он встречался с… этой ведьмой без метлы…
- По крайне мере Миранда была более утонченной!
- Так и женился бы на ней тогда!
- Надо было!
- Из вас бы вышла идеальная пара! Сумасшедшая ведьма с тремя волосинками и ты….. набитый ГУСАК!!!
          Николас открыл, было, рот, но Рамирес кашлянул, тем самым напоминая Николасу и Антонелле, почему именно они здесь собрались.
- Валяй, - Николас уселся в глубокое и удобное кресло.
          Рамирес изложил суть своих пожеланий в отношении наложения лоска первосортного депутата Николаса Корнехо-Мехиа
          Антонелла слушала внимательно и местами задавала вопросы для уточнения. Николас должен был признать, что действовала она, как профессионал.
- А теперь самое главное, - произнес Ромирес – Чтобы поднять рейтинги Николаса Корнехо-Мехиа среди населения – он должен жениться, - Николас заметил быстро брошенный взгляд на него Антонеллы, едва заметный странный блеск в ее глазах, но она тут же отвернулась к Рамирасу, - Думаю, что лучшей кандидатуры, чем твоя подруга Мари-Инес Дальго не найти.
- Я сказал, что больше НИКОГДА, - он сделал ударение на последнем слове, - не женюсь. И точка.
- Это будет мешать его отношениям с другими женщинами, - с издевкой произнесла Антонелла.
- Мне по горло хватило семейной жизни с тобой!
- Я рада, - Антонелла сладко улыбнулась ему, хотя внутри все кричало. Как же ей хотелось выцарапать ему лживые глаза, которые продолжают ее пленить.
- К-хэ.. к-хэ.. – откашлялся Рамирес, - Может быть мы продолжим?
Антонелла хотела было открыть рот, но тут раздался внутренний телефон, и женщина подняла трубку:
- Да, Клара.
- К вам Мартин Суарес.
- Мартин? – Николас заметил, как переменилась в лице Антонелла, и насторожился. А это кто еще такой? – Да, конечно, пусть войдет, - она положила трубку на место и привстала, - Простите, это срочно.
          Она старалась не смотреть на Николаса, и тот почуял, что запахло жаренным. И не ошибся, когда через мгновение открылась дверь и в комнату вошел настоящий мачо с обложки журнала для домохозяек. Весь подтянутый и загорелый. О таких женщины просто мечтают по ночам… и как видно его бывшая жена не только вздыхает о таком, но и еще и…. любезничает с ним. Словно два голубка! Вон как тот прижался к ее щеке, взяв ее руки в свои руки, и прижимая к своей могучей груди! Наверняка не вылезает из тренажерных залов. А она то! Раскраснелась, как девственница, честное слово…
          Пока Николас кипел от ревности, не подозревая, что в нем опять взыграли чувства к Антонелле, та подошла с Мартином к ним поближе.
- Думаю, что остальное мы договорим на следующей встрече, - она улыбнулась Рамирасу, пожимая его руку, - Я должна сейчас уйти. Опаздываю на важную встречу.
- Мы все понимаем, - улыбнулся Рамирес, с опаской посматривая на своего босса, который яростно сверлил своим взглядом гостя его бывшей жены.
А вот сама Антонелла, казалось, ничего не замечала.
- Забыла представить МОЕГО друга, - она сладко и невинно улыбнулась, - Мартин Суарес. Мартин, а это Диего Рамирес, - она бросила вызывающий взгляд на Николаса, - и Николас Корнехо-Мехиа…
- Мартин, - друг Антонеллы протянул руку Николасу.
Но тот, казалось, ее не заметил и вылетел из кабинета, а Рамирес извиняюще посмотрел на присутствующих Мартина и Антонеллу  и последовал за боссом.
- Странный он какой-то, - пробормотал Мартин.
- Николас всегда был сама себе на уме, - хмуро произнесла Антонелла.
- Корнехо-Мехиа… - наконец до Мартина дошло, кто мгновение назад стоял перед ним.

0

14

ГЛАВА 13.

          Николас вылетел из кабинета и .... тут же вернулся обратно, потому что почувствовал себя дураком. С какой стати он это сделал, и почему его вообще волнует личная жизнь Антонеллы? Она ему кто? Никто. Поэтому он распахнул дверь и с лучезарной улыбкой, на которую был только способен, подошел к Мартину и пожал руку:
- Прошу прощения, был срочный звонок... Николас Корнехо-Мехия.
Мартин улыбнулся в ответ на приветствие и ответил:
- Очень приятно. Мартин Суарес.
- Как я понимаю, Вы занимаете не последнее место в жизни моей.... Антонеллы...
- Да, - ответил мужчина, прижав Антонеллу к себе как можно крепче, - я ее люблю и надеюсь, что она станет моей женой.
          Николас подумал, что ослышался. Но изображать на лице оскорбление не имело смысла. Он вновь очаровательно улыбнулся и сказал:
- Что ж, желаю вам счастья. Надеюсь, Антонелла, он тот, кто тебе нужен.
          Антонелла улыбнулась ему в ответ и в тот же миг почувствовала острое желание запустить в этого ухмыляющегося кретина чем-то тяжелым.
          Рамирес понял, что ситуация наколяется и надо что-то предпринять, иначе полетят пух и перья. Работа только началась, а ему уже стало казаться, что он совершил огромную ошибку, не послушав Николаса. Однако, когда он предложил вести этот проект Антонелле, она не отказалась. Конечно, она не заплясала от радости, да и мало-мальского восторга не испытала по этому поводу, но НЕ ОТКАЗАЛАСЬ же.
- Всего доброго, сеньора, - сказал он, всем своим видом давая понять, что его напрягает эта ситуация, - завтра утром у нас интервью на канале 26. Студия 7.
           Антонелла поняла, что слишком заигралась в униженные и оскорбленные.
- Извините, Диего, - ответила она, тут же перейдя на деловой тон- Съемка будет в 10 часов. Надеюсь, не нужно напоминать будущему сенатору, что опоздания не уместны.
          Она с упреком посмотрела на Николаса.
- Я буду вовремя, - сказал тот и вышел вслед за Рамиресом.

           Как только за ними закрылась дверь, Антонелла испытала небывалое облегчение. Встреча с Николасом отняла у нее слишком много сил. Если так будет продолжаться дальше, то и до нервного срыва недалеко. За 10 лет она отвыкла от подобных потрясений. Но факт остается фактом - этот напыщенный индюк, что когда-то был ее мужем, по-прежнему вызывает в ней бурю эмоций.
- С тобой все в порядке? - голос Мартина оторвал ее от раздумий.
          Женщина слегка вздрогнула - она совсем забыла о его присутствии.
- Да, дорогой, со мной все хорошо, - ответила Антонелла.
          Она подошла к молодому человеку и прижалась к его широкой груди:
- Мне хорошо, потому что ты со мной, - и это была правда.
- Я люблю тебя, Антонелла, - вслед за этими словами он поцеловал ее, нежно и аккуратно, чтобы не размазать помаду.
          Поцелуи Мартина не были такими чувственными, как у Николаса, да и во всем остальном он уступал ее бывшему мужу, но Антонелла не обращала на это внимания. Ей важно было то, что с Мартином она чувствовала себя защищенной от всех невзгод и неурядиц. Он не обидит ее, не причинит вреда ни ей, ни ее детям. А это самое главное.
- У тебя еще есть сегодня дела? - спросил он, все еще обнимая ее за талию.
- Через час я должна быть в фонде. У меня встреча со спонсором.
- Тогда мы успеем пообедать, - он легонько чмокнул ее в очаровательный курносый носик, - Я жутко проголодался.
- Я тоже, - она улыбнулась в ответ.
- Моя карета ждет Вас, сеньора! - он подхватил ее на руки и понес к лифту.

0

15

ГЛАВА 14.

          После свадьбы Антонеллы и Николаса Абелярдо так же жил в особняке, выполнял те же обязанности мажордома, что и при сеньоре Луреции, а когда родился маленький Нико, к его обязанностям добавилась еще и нянька. Он сам выбрал эту, даже не работу, а удовольствие менять пеленки и петь колыбельные маленькому сеньору. Нико рос, и Абелярдо все больше привязывался к нему, в глубине души считая его родным. Правда, пришлось объясняться с Тади, но тот оказался понятливым малым и не злился на него. Он даже советовался с ним, какие подгузники лучше - Памперс или Хаггис.
          В тот роковой вечер Абелярдо на кухне готовил чай, рядом щебетала какую-то ерунду Ампаро. И вдруг из гостиной до него донеслись голоса. Он прислушался. Николас и Антонелла о чем-то спорили, и не просто спорили, они ругались.
          Не имея привычки подслушивать, но обладая огромным желанием узнать, в чем, собственно, дело, он вышел из кухни и спрятался за колоннами.
- Идиот! Кретин! Гусак! Бабник! - кричала Антонелла
- Я же объяснил тебе, что меня подставили, - кричал в ответ Николас.
- Не рассказывай мне сказки, болван! Если то, что я видела, называется "подставили", то я римский папа. Не смей меня трогать! Не прикасайся ко мне! Я ненавижу тебя!, - вслед за этим послышался хлопок, и Абелярдо понял, что Антонелла ударила мужа по лицу.
- Я ни в чем не виноват перед тобой. Не уходи, я прошу тебя.
- Я не могу остаться, Николас, - ответила Антонелла уже более спокойно, - Ты предал нашу любовь. Помнишь историю об ангеле с одним крылом? Чтобы взлететь, он должен обняться с другим ангелом. Ты сломал мне крылья, Николас. Я больше никогда не смогу летать. Прощай.
И она ушла.
          Никогда, ни до, ни после, Абелярдо не видел, чтобы Николас так плакал и настолько сильно страдал.
          В доме стало пусто с уходом Антонеллы и Нико. Тишина слишком давила, а тоска по детскому смеху не давала уснуть. В один из дней он попросил у Николаса расчет и ушел.
          Наследства доньи Лукреции и собственных сбережений хватило на то, чтобы купить маленький домик в на окраине города и открыть магазинчик бытовой химии - уж в чем, в чем, а в уборке он знал толк.

          Так и жил Абелярдо, тихо и уединенно, когда в один из дней ему позвонила Антонелла и пригласила на чай. Его радости не было предела, когда он увидел Нико. По старческой щеке стекла скупая слеза. Он обнял мальчика, тот прижался к нему всем своим маленьким тельцем. А потом он увидел Лу. Девочка была копия матери, только глаза выдавали в ней принадлежность к роду Корнехо-Мехия, глаза Николаса, такие же темно-карие, пронзительно глубокие и выразительные. Она была еще совсем малышка, а ее взгляд уже завораживал, в нем можно было утонуть....
          С тех пор Нико и малышка Лу стали частыми гостями в его доме, и не просто гостями. Он считал их родными внуками.

0

16

ГЛАВА 15.

- Лутаро, давай быстрее, мы опаздываем, - Паула вдевала серьгу в ухо, стоя у зеркального столика в ванной комнате.
- Дорогая, - послышался из спальни голос мужа, - а куда ты положила мои носки?
          Паула закотила глаза - с тех пор, как они поженились, Лаутаро стал до невозможности рассеянным.
- На постели, - ответила она.
         Через пару минут мужчина зашел в ванную комнату с галстуком в руках.
- Поможешь? - виновато улыбнулся он.
- Конечно, дорогой.
          Она завязала ему галстук, за что получила от мужа чувственный поцелуй. Подумать только, почти 20 лет женаты, а по-прежнему влюблены друг в друга. Чем старше они становились, чем дольше продолжался их брак, тем больше Паула удивлялась этому феномену, и даже рассеянность Лаутаро, его частая смена настроений не смогли уменьшить ее любовь.
- Ты умопомрачительно выглядишь, любимая. Если бы я не был твоим мужем, я бы обязательно в тебя влюбился.
- То есть, как муж, ты меня не любишь? - нахмурила брови женщина.
- Как муж я люблю тебя еще больше.
          Открытие выставки фотографий в Музее современного искусства собрало большое количество прессы и огромное количество посетителей. Паула получала поздравления, при этом чувствуя себя немного неловко - за столько лет она так и не привыкла к столь активному вниманию к ней и ее творчеству, когда проводила подобные мероприятия как итог своей деятельности за определенный период.

          После свадьбы они переехали в дом Лаутаро, его сын жил с ними, пока учился в университете, а потом переехал в отдельную квартиру.
         Ее муж какое-то время работал в клинике, а потом открыл свою.
          Паула много работала, ее студия всегда была полна народу - модели, стилисты, осветители... Работодатели в очередь стояли, чтобы заказать у нее фотосессию. Это все пришло не сразу - с маленькой студии, с небольших заказов. Но она всегда старалась выполнять свою работу качественно и в срок, тем самым заслужив репутацию первоклассного мастера своего дела.
         Радость от хорошо сложившейся профессиональной и семейной жизни омрачало лишь одно - она не могла иметь детей. Первое время они с Лаутаро очень старались, чтобы изменить это - Паула прошла в клиниках планирования семьи все круги ада, но все попытки оказались бесполезными. Тоска по так и не рожденному ребенку навсегда поселилась в их с мужем сердцах, но после последней операции они навсегда прекратили разговоры о детях.

- Паула! - крик Антонеллы оторвал Паулу от грустных воспоминаний.
- Антонелла! Подруга! - женщины обнялись и обменялись поцелуями.
- Это первая твоя выставка, на которой не протолкнуться, как во время распродажи в Галериас Пасифико.
Паула рассмеялась:
- Я сама удивляюсь, откуда столько народу набежало. Здесь за углом есть очень приличное кафе. Пойдем туда, а то я как-то подустала от этих бесконечных интервью и вспышек фотоаппаратов.
- А как же Лаутаро?
- Я позвоню ему.

          Женщины вышли на улицу и свернули за угол. Почти сразу они увидели неоновые огни кафе и зашли туда. После шумной атмосферы выставки, здесь они ощутили приятную тишину. Сидевший за роялем музыкант наигрывал знакомую мелодию. У Антонеллы защемило в сердце при виде этой картины. Она вспомнила своего дядю Кристобаля, которой тоже был музыкантом. Его не стало семь лет назад, но боль от его утраты не проходила до сих пор.
          К ним подошел официант и проводил их к столику. Подруги заказали по чашке кофе и порции фруктового мороженого.
- Твой приезд сегодня для меня неожиданность, - сказала Паула.
- Обманщица! - вспыхнула Антонелла, - я бываю на всех твоих выставках
- Только на выставках. А когда в последний раз ты с детьми гостила у нас?
- Прости, - женщина взяла руку подруги и слегка сжала ее, - слишком много работы.
- Но ведь позвонить ты можешь...
- Прости, - Антонелла чувствовала себя виноватой, - Как у вас с Лаутаро?
- Все по-прежнему. Мы оба много работаем. Родриго на днях заходил к нам. Представляешь, я стану бабушкой!
- Правда? Это отличная новость! Я тебя поздравляю!
- Я очень взволнована и не знаю, за что хвататься.
- Схватись за свою голову, - с улыбкой сказала Антонелла, - вряд ли твоему внуку или внучке понравится бабушка в состоянии эпилептического припадка.
- Та права, - ответила Паула и тут же спросила серьезным тоном, - Как Нико?
- Не знаю. С ним что-то твориться в последнее время. Вчера он пришел домой за полночь и совершенно пьяный. С ним никогда такого не случалось. Я боюсь, Паула.
- Ты пыталась поговорить с ним?
- У меня не было такой возможности. Утром, когда мы с Лу уходили, он еще спал, а больше я его не видела.
- А у тебя есть какие-нибудь мысли на этот счет?
- Он виделся с отцом.
- С Николасом?! - глаза Паулы округлились от удивления, - Где?! Когда?!
- Вчера. Николас сидел за столиком в кафе с одной из своих девиц. Нико увидел его и высыпал ему на голову спагетти.
- Молодец!
- Паула! - Антонелла гневно посмотрела на подругу, - это все-таки его отец.
- А что сделал этот отец для своего сына? - теперь пришла очередь Паулы возмущаться.
- Я сама так решила, - прозвучал спокойный ответ.
- Ну и как Николас отреагировал на эту выходку?
- Написал заявление в полицию.
- Что?! Ты видела его?!
- Если бы увидела, то пересчитала бы ему все зубы по одному! Это подлец успел смыться до моего прихода.
- Что же теперь будет?
Но Антонелла не успела ответить - у Паулы зазвонил телефон. Это был Лаутаро.
- Прости, подруга, - сказала Паула, отключив телефон, - мне нужно возвращаться. Очень рада была тебя повидать. Завтра жду твоего звонка.
- Я обязательно позвоню, - пообещала женщина.
          Они расстались у входа в кафе. Антонелла подождала, пока Паула завернет за угол, а затем пошла к автостоянке.

          Она ехала домой по ночному городу, а в голове крутились воспоминания о прошедшем дне. Слишком много событий произошло в ее жизни за минувшие сутки - пьяный Нико, бессонная ночь, встреча с бывшим мужем. Мир, который она так долго создавала в своей жизни, начал рушиться. И виноват в этом только один человек - НИКОЛАС!!!!

0

17

ГЛАВА 16.
          Компьютерный бой был в полном разгаре, когда дверь в комнату открылась, и вошла Антонелла твердой походкой.
- Как вижу, ты выздоровел, - обратилась она к сыну.
- Что? - Нико обернулся на голос матери и... тут же пропустил ход - его игрок получил по шее, потеряв при этом кучу очков.
- Если ты сейчас же не выключишь компьютер, я выброшу его с балкона, - гневно произнесла Антонелла.
Сын отлично знал, какой сумасшедшей подчас бывает его мать, поэтому предпочел не спорить. А еще он знал, зачем она пришла и почему так разговаривает.
Он вышел из игры, выключил компьютер и уставил на Антонеллу полный внимания взор.
- Где ты был вчера? - прозвучал вопрос.
- Гулял, - ответил Нико, глядя матери прямо в глаза.
- Знаешь что, мой дорогой сынок, - она подошла к сыну как можно ближе, стараясь говорить с той интонацией, чтобы до него дошел весь смысл сказанных ею слов, - я не влепила тебе оплеуху за то, что ты натворил вчера в кафе, только потому, что невообразимо зла на твоего отца. Но то, что ты вытворил потом, говорит о том, что я вырастила слюнтяя, который тут же тянется к рюмке при малейших неприятностях.
- Я ненавижу его! - крикнул Нико, но его голос предательски дрогнул на последнем слове.
- Отлично! Ну, давай, сожги его дом, разбей машину, укради бизнес...
- Надо будет - сожгу! - выпалил парень, и в тот же момент получил хлесткую пощечину.
- Не смей! Слышишь? Каким бы он ни был, он твой отец! Я не для того растила тебя, чтоб носить передачи в тюрьму, где ты проведешь остаток своей жизни.
- Он предал нас. Никогда не звонил и не приезжал. Водился с какими-то шлюхами. Я сам видел!
          Вот так новость! Об этом Антонелла слышала впервые.
- Видел? Где?
- Абелярдо возил меня. Я сам его просил.
          Так-так-так. Значит, Абелярдо, этот чванливый старикашка, возил ее сына в особняк, а она знать ничего не знает. Посмотрим, что он запоет, когда она завтра появиться на пороге его дома и повыдергивает с его головы оставшиеся три волосинки.
- Нико, - заговорила Антонелла после некоторого раздумья, - я тебя очень люблю. И я тебя очень прошу больше никогда не сталкиваться с Николасом Корнехо-Мехия. Он твой отец, с этим ничего не поделаешь. Но твоя нынешняя жизнь не имеет к нему никакого отношения.
- Обещаю, мама, - сказал Нико, при этом пальцы правой руки за его спиной соорудили фигуру, означающую не что иное, как то, что обещание свое он выполнять не собирался.

0

18

ГЛАВА 17.

          Если бы Анне Баретти сказали, что у нее когда-нибудь будет такая сумасшедшая соседка, она бы ни за что не поверила.
          В то утро она, как всегда, готовила кофе по-турецки, чтобы выпить его на балконе своей квартиры, наслаждаясь каждым глотком и предвкушая, каким радостным и насыщенным будет ее новый день. Налив себе чашечку ароматного напитка, донья мирно устроилась в кресле и приготовилась сделать первый глоток, как послышался непонятный шум. Она подумала, что ей показалось, и вновь поднесла чашку ко рту. Шум повторился. "В чем дело?"-возмутилась про себя Анна, подошла к перилам балкона и выглянула на улицу.
Внизу, у парадного входа, какая-то дамочка с ребенком на руках пыталась вытащить из багажника машины чемодан. Тот отказывался доставаться, чем определенно злил свою хозяйку. Подергав за ручку и поняв, что бесполезно, женщина попыталась поддеть с одной стороны, но чемодан не двигался.
- Чтоб ты провалился! - воскликнула она после очередной неудачной попытки и пнула машину по бамперу. В этот же момент малышка на руках начала хныкать, а задняя дверца автомобиля открылась, из нее выглянул мальчик лет 12 и виноватым голосом сказал:
- Мам, я хочу в туалет!
          Издав какой-то непонятный то ли крик, то ли шумный выдох, дамочка разразилась бранной тирадой по поводу того, что этот дурацкий чемодан не достается, а дети, вместо того, чтобы помочь, пристают к ней со всякой ерундой.
          Донья Анна наблюдала всю эту картину с балкона, и в этот момент почувствовала, что должна вмешаться.
- Может, посадите ребенка в машину? Двумя руками работать гораздо удобнее, - сказала она как можно громче, чтобы женщина услышала ее.
          Та обернулась на голос, внимательно посмотрела на говорившую и произнесла:
- Не вмешивайтесь, донья!
          Анна открыла, было, рот, чтобы поставить нахалку на место, но передумала и только пожала плечами. "Вот и помогай после этого людям, - подумала она, - В жизни не видела такой невоспитанной грубиянки!".
          Донья отошла от перил и вновь устроилась в кресле. Кофе совсем остыл. Ну вот, все утро насмарку! Она взяла чашку с остывшим напитком, отнесла на кухню и выплеснула все в раковину. Помыв посуду и вытерев руки, женщина вышла из квартиры и спустилась к парадному входу.
          Дамочка все еще воевала с чемоданом, правда ребенка в руках уже не было.
- Я Вам помогу, - сказала Анна, - В моей квартире есть туалет для мальчика и теплое молоко для малышки.
- Спасибо Вам, сеньора - ответила женщина, - и простите, что накричала.
- Ничего, бывает, - улыбнулась донья в ответ. А дамочка не такая уж и невоспитанная...
           Она взяла детей и повела их к себе домой, по пути заглянула к соседу, одинокому владельцу небольшого ресторана, и попросила помочь с чемоданом одной сумасшедшей, которая бьется над ним уже почти час и, по всей видимости, будет жить в их доме.

          Чемодан наконец-то достали, для этого его пришлось хорошенько смазать маслом по бокам. Женщина поблагодарила своего спасителя и наотрез отказалась от его дальнейшей помощи.
- Я донесу чемодан сама. Вы и так для меня слишком много сделали. Спасибо, сеньор.
- Не обижайте меня, сеньора, - ответил мужчина, - Для меня радость - помочь такой очаровательной женщине, как Вы. Кстати, разрешите представиться. Меня зовут Виктор Альяга. Я держу ресторанчик за углом. Буду очень рад, если Вы вместе с детьми как-нибудь зайдете ко мне съесть по порции блинов и выпить молочный коктейль.
- А Вы умеете уговаривать, - женщина рассмеялась, обнажив ряд белоснежных зубов, - Мое имя Антонелла. Сына зовут Нико, сокращенно от Николас, а дочку - Лукреция, но мы все зовем ее Лу. И мы обязательно посетим Вам ресторанчик.

          Сеньор Альяга помог донести чемодан до квартиры - она оказалась на том же этаже, что и у той доньи, что приютила детей.
          Антонелла еще раз поблагодарила мужчину, подтвердив свое обещание заглянуть к нему на неделе.
          Открыв замок, женщина распахнула дверь. Теперь это их дом, ее и детей. Вздохнув, она затащила чемодан в квартиру, затем вновь заперла ее и позвонила в дверь напротив.

0

19

ГЛАВА 18.

          Игнасио Дальго восседал в своем президентском кресле на третьем этаже "Банко де Аргентина" и постукивал пальцами по столу.
          Три дня назад он дал задание своему агенту в корпорации Корнехо-Мехия, но тот до сих пор не вышел на связь. Ожидание уже порядком вывело его из себя - он привык, чтобы его подчиненные выдавали результат быстро.
          Игнасио встал и подошел к окну. Его грузная фигура заняла почти все пространство. Он тяжело дышал. "Эти игры когда-нибудь доведут меня до инфаркта,"- подумал он, гладя на спешащих куда-то людей, проезжающие мимо машины. Город жил своей активной жизнью, и он, Игнасио Дальго, занимал в нем далеко не последнее место.
         Зазвонил телефон. Мужчина вернулся к столу и снял трубку.
- Я буду обедать в ресторане "Кордоба" в половине второго, - сказал он после некоторого молчания и повесил трубку.

          Ресторан "Кордоба" славился отличной кухней и демократичными ценами. В любое время дня там было полно народу, сплошь представителей деловой элиты Буэнос-Айреса. Здесь проводились деловые завтраки, обеды и ужины, велись переговоры, заключались сделки. Официанты степенно ходили между столиками, меняли пепельницы, принимали заказ или оплаченный счет, разносили напитки и готовые блюда.
          Игнасио Дальго заказал куриный суп и почти расправился с ним, когда к его столику подошел человек. Он оторвался от тарелки, посмотрел на стоящего мужчину и жестом указал ему на стул. Тот сел.
          Игнасио доел суп, отодвинул тарелку и ждал, когда ему принесут второе блюдо. Молчание явно затягивалось.
- Ну? - не выдержал он, - Или мне из тебя клещами вытягивать?
- Простите, сеньор Дальго, - мужчина напротив сразу засуетился и заерзал на стуле, - Я все узнал.
- Почему так долго? - этот сморчок начал его раздражать.
- Непредвиденные обстоятельства, сеньор. Но теперь все точно. Пиар-компанию для него проводит некая Антонелла Пиовано.
          Игнасио не поверил своим ушам. Вот это поворот! Бывшая жена Николаса Корнехо-Мехия! Да, она лучший специалист в своем деле. Но если все умело закрутить, то можно заварить очень неплохую... да что неплохую?.. отличную кашу. Он почувствовал, что день его триумфа не за горами, и мысли о том, как повернуть сложившуюся ситуацию в благоприятную для него сторону, тут же забегали в его голове.
- Ты отлично поработал, мой друг, - сказал он вслух.
Человек напротив улыбнулся, но Игнасио почувствовал, как тот весь напрягся. "Что-то не так в этом парне", - подумал он.
- Я хочу, - продолжил мужчина, - чтоб ты узнал об этой Антонелле Пиовано все. Где живет, с кем, что ест, что пьет. Понимаешь? Все.
- Да, сеньор.
- И не откладывай. Я не люблю ждать.
- Да, сеньор.
- А теперь иди. У меня горячее стынет.
- Приятного аппетита, сеньор, - пробормотал человек, но Игнасио Дальго уже не слышал его - он был всецело занят бараниной.

          Мужчина вышел из ресторана и повернул к автостоянке. "Иди, а то у меня горячее стынет", - передразнил он Дальго и почувствовал, как жгучая ненависть к этому зарвавшемуся дельцу заполняет все его естество.
- Ты поплатишься! - прошипел он, - Вы все поплатитесь за мое унижение! Ты думаешь, что ты самый умный, Игнасио Дальго? Нет. Ты будешь играть по моим правилам.
          Мужчина рассмеялся, завел мотор и рванул с места так, что на асфальте остались черные следы от разгоряченных шин.

0

20

ГЛАВА 19.

          Студия 7 канала 26 представляла собой огромный павильон. Антонелла приехала туда за час до эфира, чтобы проверить, все ли готово к съемке. Монтаж задника был практически готов, реквизиты в виде столика, кресел и бутылки с водой занимали свои места. Светооператор сновал туда-сюда, устанавливая прожекторы. Она подошла к нему и спросила, где может найти режиссера эфира и телеведущую. Тот объяснил, как пройти в операторскую и через секунду забыл о ее существовании, вновь занявшись установкой светоаппаратуры.
           С трудом пробираясь сквозь неосвещенный павильон, стараясь не наступить ну тут и там валявшиеся провода, Антонелла наконец добралась до нужного помещения. Дверь была открыта, поэтому она не постучала, а сразу вошла туда.
- Добрый день! Кто из вас Эдуардо Санчес?
           На ее вопрос никто из находившихся в операторской не оглянулся, лишь один человек, сидевший за микшерским пультом, поднял вверх руку с оттопыренным указательным пальцем, давая понять, что Эдуардо Санчес - это он.
- Меня зовут..., - начала Антонелла, но тот снова поднял вверх палец. Она умолкла и огляделась. Небольшая комната, с пола до потолка набитая аппаратурой - вот и все, что она могла сказать о помещении, которое профессионалы называют сердцем телестудии.
          Мужчина, наконец, оторвался от пульта и монитора и повернулся к ней.
- Слушаю Вас, сеньора, - сказал он.
- Меня зовут Антонелла Пиовано, - снова начала она, - Я - пиар-менеджер Николаса Корнехо-Мехия. В десять часов у него эфир.
- Как видите, мы к нему и готовимся, - с издевкой перебил ее режиссер.
- Разве? - съязвила Антонелла в ответ, - А я подумала, что Вам просто негде ночевать.
          Глаза мужчины гневно сверкнули, но она сделала вид, что ничего не заметила и продолжила:
- В мои обязанности входит проверить готовность, в том числе охрану студии - сами понимаете, что Николас - не портовый грузчик.
- Ну да, - голос режиссера несколько сник.
- А еще я хотела бы знать, куда запропастилась та курица, которая будет кудахтать вокруг нашего уважаемого кандидата в сенат?
- Курица готовилась к интервью.
          Антонелла от неожиданности слегка вздрогнула, но быстро пришла в себя. Она обернулась и посмотрела на стоящую в дверях женщину. Высокая, стройная, с высокой грудью и узкими бедрами, темноволосая. "Все так, как нравится Николасу", - она поймала себя на мысли и вдруг ощутила какое-то непонятное шевеление в том месте, где находится сердце, неприятное шевеление. Антонелла даже не сомневалась, кто именно выбрал эту красотку. Ну, что ж, она устроит бывшему муженьку такое интервью, что он на всю жизнь запомнит.
- Вы...? - обратилась она к ведущей.
- Лусиана Наварра, если Вы имеете ввиду мое имя.
- Очень приятно. Антонелла Пиавано.
          Женщины пожали друг другу руки, и в тот же миг поняли, что стали непримиримыми врагами.
- Я бы хотела еще раз проверить список вопросов, - сказала Антонелла.
- Пожалуйста, - в тон ответила Лусиана и протянула планшет.
          Список насчитывал пятнадцать вопросов. В основном они касались предвыборной программы, пара вопросов была о любимом увлечении Николаса - лошадях. Ничего особенного. Антонелла еще раз пробежалась глазами по вопроснику и тут ей пришла в голову гениальная мысль. А что если.... Она посмотрела в монитор на подготовленную студию, потом на ведущую и обратилась к ней с вопросом, сделав при этом самое что ни на есть невинное выражение лица:
- Сеньо...?
- ...рита, - закончила за нее Лусиана.
          Антонелла невинно улыбнулась и продолжила:
- Сеньорита Наварра, видите ли, в чем дело. Я никогда не была на телевидении, но всегда мечтала вести какую-нибудь передачу.
- А я здесь при чем?
- Разрешите мне быть Вашей со-ведущей.
          От неожиданности Лусиана потеряла дар речи. Ну и нахалка! Но Антонелла не дала ей опомниться, захлопала ресницами и попросила, однако тон был больше похож на утвержение, чем на просьбу:
- Дайте мне всего лишь пару вопросов. Обещаю, я не подведу.
Ведущая посмотрела на режиссера, тот кивнул, как бы говоря: "Дай ей какие-нибудь простые вопросы, иначе не отвязаться".
- Х...хорошо, - женщина все еще до конца не пришла в себя от такой наглости собеседницы, но раз режиссер разрешил, то спорить она не будет.
- Я возьму вот эти, - сразу перешла к делу Антонелла и ткнула пальцем в два предпоследних вопроса.

          Николас приехал за десять минут до начала эфира. Рамирес тоже был с ним. Ему также предстояло участвовать в интервью и подстраховывать кандидата, если тот, не дай Бог, застопориться на каком-нибудь вопросе.
          До начала оставались считанные минуты. Участники заняли свои места. Николас почувствовал, как у него засосало под ложечкой - ведь это его первое интервью как будущего сенатора. А еще ему не давала покоя мысль, почему на соседнем с ведущей кресле сидит Антонелла. Зная свою бывшую жену, но еще не понимая, в чем подвох, он все же где-то в глубине души понимал, что она здесь неспроста. Однако сосредоточится на размышлениях ему помешал голос режиссера:
- Три! Два! Один! Начали!
          Зазвучала заставка телепередачи.
- Добрый день! - заговорила Лусиана в камеру сразу после сигнала помощника, - Сегодня у нас в студии кандидат от правящей партии, президент крупнейшей в стране сельскохозяйственной корпорации Николас Корнехо-Мехия. Также политический консультант Диего Рамирес. И моя со-ведущая Антонелла Пиовано.
          Дальше последовала череда запланированных вопросов. Антонелла смотрела на происходящее и не верила своим глазам. Это набитый индюк распушил хвост и вовсю заигрывал с этой курицей. Последней каплей было то, когда он, якобы случайно, положил руку на колено ведущей. Как она ни уговаривала себя, что личная жизнь Николаса ее больше не касается, для этого ей даже пришлось больно ущипнуть свою руку, но не удержалась и спросила:
- Сеньор будущий сенатор, а какой породы лошадей Вы больше предпочитаете - большегрудых прямоходящих или низкорослых тумбообразных?
          Режиссер в операторской подпрыгнул в своем кресле и тут же заорал в наушник ведущей:
- Что несет эта дура?!
          Но ответа так и не дождался, потому что в этом момент все сидящие находились в глубоком шоке от услышанного и судорожно соображали, что делать дальше.
- Избиратели, а точнее избирательницы, ждут Вашего ответа, сеньор, - продолжила Антонелла, как ни в чем не бывало.
          Так вот в чем подвох! Теперь Николас все понял. Эта идиотка решила испортить ему интервью. Ни чего у нее не выйдет. Ни на того напала. За 10 лет совместной жизни он прошел отличную школу. Он мило улыбнулся и, глядя Антонелле прямо в глаза, сказал:
- Я предпочитаю лошадей, которые молчат и не суют свой нос, куда не следует.
- Какая интересная порода, сеньор. А такие водятся в вашем зоопарке? Было бы очень интересно взглянуть.
          Николас почувствовал, что начинает закипать.
- Я принес бы тебе зеркало, но, к сожалению, ты не относишься к этому виду.
- Ну, еще бы! Я не такая глупая, чтобы на глазах у всей страны позволять какому-то гусаку щупать мои коленки.
          Лусиана, молча следившая за перебранкой и периодически пытавшаяся вмешаться, хотела возмутиться, но Антонелла пресекла все ее попытки, заявив:
- Девушку украшает скромность. Или Вы об этом не знали?
          Ну, все! Это уже перебор!
- Какого черта ты ко мне привязалась? - взорвался Николас, - Что тебе вообще от меня нужно?
- А что Вы на меня кричите, сеньор? Вам, как будущему сенатору, нужно уметь сохранять спокойствие в любой ситуации.
- А ну пошла вон отсюда, - Николас вскочил со своего кресла, схватил Антонеллу за руку и потащил из эфира.
- Никуда я не пойду, - она начала выворачиваться, но он еще сильнее сжал ее руку.
          На мгновенье они застыли, посмотрев друг другу в глаза, и..... впились в губы страстным поцелуем, как будто пытались утолить мучившую их все прошедшие годы жажду.

0


Вы здесь » О сериалах и не только » Наше творчество » АНТОНЕЛЛА. 20 ЛЕТ СПУСТЯ...